.

Валютный рубль: прошлое и настоящее

Язык: русский
Формат: курсова
Тип документа: Word Doc
0 3708
Скачать документ

МВКО
Валютный рубль: прошлое и настоящее.

Содержание:

Введение
1. История рубля
2. Валютный кризис 1998 года
3. Обменный курс рубля
3.1. Понятие обменного курса
3.2. Факторы, определяющие величину обменного курса рубля
3.3. Влияние валютного курса на внешнюю торговлю
4. Валютные коридоры
5. Девальвация рубля
6. Курс и паритет покупательной способности
7. Состояние экономики России в 2007 году
8. Будущее российского рубля
8.1. Возможные цели валютно-курсовой политики
8.2. Альтернативные режимы валютного курса
8.3. Курс рубля в системе экономической политики
Заключение
Список литературы

Введение.

Валюта – это не новый вид денег, а особый способ их функциониро-вания, когда национальные деньги опосредуют международные торговые и кредитные отношения. Таким образом, деньги, используемые в между-народных экономических отношениях, становятся валютой.
Различают понятия «национальная валюта» и «иностранная валюта».
Под национальной валютой понимается установленная законом де-нежная единица данного государства. Национальная валюта – основа национальной валютной системы. В международных расчетах обычно ис-пользуется иностранная валюта – денежная единица других стран. К ино-странной валюте относят иностранные банкноты и монеты, а также требо-вания, выраженные в иностранных валютах в виде банковских вкладов, векселей и чеков. Категория «валюта» обеспечивает связь и взаимодей-ствие национального и мирового хозяйства.
Кроме того, важным является понятие «резервная валюта», под ко-торой понимается иностранная валюта, в которой центральные банки дру-гих государств накапливают и хранят резервы для международных расче-тов по внешнеторговым операциям и иностранным инвестициям.
Мировой денежный товар принимается каждой страной в качестве эквивалента вывезенного из нее богатства и обслуживает международные отношения (экономические, политические, культурные).
Денежные единицы различных стран, каждая из которых имеет свой национальный „мундир“, опосредуют процесс международного движения товаров, услуг, капитала, и рабочей силы и тем самым формируют миро-вую валютную систему. В связи с этим в сфере международных расчетов возникают две базовые проблемы:
1. Как устанавливать и регулировать соотношения обмена нацио-нальной денежной единицы (рубля) с иностранными валютами;
2. Как решать проблемы несбалансированности расчетов националь-ной экономики с внешним миром.

1. История рубля.

В Новгороде в XIII веке наряду с названием “гривна” стало употреб-ляться название “рубль”. Так стали называть новгородскую гривну, кото-рая представляла собой слиток серебра палочкообразной формы, длиной 14-20 см, с одной или несколькими вмятинами на “спинке” и весом при-мерно 200 г. Первое известное упоминание о рубле относится к концу XIII века. О нем говорится в берестяной грамоте Великого Новгорода, датиру-емой 1281-1299 гг.
Долгое время считалось, что слово “рубль” происходит от глагола рубить, мол, гривны серебра разрубались нашими предками на две части – рубли, а те в свою очередь рубились еще на две части – полтины. Однако в настоящее время доказано, что гривны серебра и рубли имели одинаковый вес. Скорее всего, рубль обязан своим названием древней технологии, по которой серебро заливалось в форму в два приема – на платежных новго-родских слитках хорошо заметен шов на ребре. Корень “руб”, по мнению специалистов, означает край, кайма. Кстати, руб на украинском, белорус-ском и польском – рубец, а на сербскохорватском – шов, кайма. Таким об-разом, термин рубль, скорее всего, следует понимать как “слиток со швом”.
Рубль получил на Руси широкое распространение. Появляется мос-ковский рубль, форма и вес которого копирует новгородский. Также ши-рокое распространение получили западнорусские или литовские рубли, которые имели туже форму, что и новгородские, но длиной были 10-17 см и весом 100-105 г.
Для изготовления рублей нужно было много серебра, а своих приис-ков на Руси в те далекие времена наши предки не имели. Поэтому рубли лились из накопленных ранее запасов серебряных монет – дирхемов араб-ских государств Сасанидов, Аббасидов, Саманидов, денариев Византий-ской империи и монет города Херсонеса. А также из лепешкообразных германских слитков серебра, поступавших через Новгород. Который стал для Древней Руси основным поставщиком серебра, так как сохранил наиболее стабильные связи с Западной Европой. В XV веке рубль оконча-тельно вытеснил гривну из обращения, став, по сути, единственной (если не считать полтину) реальной платежной единицей без монетного периода на Руси.
С конца XIV века началась чеканка русской серебряной монеты – деньги. Её вес равнялся 0,93 г и соответствовала 1/200 гривны серебра. Чеканка денег связана с борьбой великого князя Дмитрия Донского (1362-1389) против татар. Кроме Дмитрия Донского, чеканкой денег с различ-ным оформлением занимались многие удельные князья.
Будучи разменным, на монеты, рубль был способен удовлетворять мелкие платежи. Увеличение масштабов чеканки монет и беспрерывная их порча пошатнула устойчивость рубля. В результате этого с середины XV века рубль перестал быть слитком и в сфере денежного обращения остался счетным понятием.
В 1534 году на Руси Еленой Глинской – матерью малолетнего Ивана IV Васильевича “Грозного” (1530-1584) была проведена денежная рефор-ма (унификация денежной системы). Целью, которой был запрет, всех ста-рых Русских и иностранных монет (обрезанных и необрезанных), и замена их новой монетой – копейкой.
После денежной реформы рубль продолжал оставаться счетной еди-ницей, но содержал в себе 68 г чистого серебра и был равен 100 москов-ским копейкам или 200 новгородским деньгам или 400 полушкам (полови-на деньги или четверть копейки). Но, несмотря на это, русская монетная система вплоть до начала XVIII века была, пожалуй, самой отсталой в Ев-ропе.
В 1654 году при царе Алексее Михайловиче (1645-1676) впервые были выпущены реальные рублевые серебряные монеты – “ефимки”, пере-чеканенные из западногерманских талеров – полноценных ходячих монет Европы. На монете впервые была помещена надпись “рубль”, на лицевой стороне – двуглавый орел, на оборотной – царь на коне. Однако в это вре-мя рубль был неполноценной монетой, он содержал меньше серебра, чем 100 серебряных копеек. Фактическая его стоимость равнялась 64 копей-кам. В 1655 году выпуск “ефимков” был прекращен, на смену им пришли полновесные талеры с клеймом (всадник на лошади и год – 1655), которые получили название “ефимки с признаками”.
В конце XVII века в России развивался денежный кризис. И тогда ве-ликий реформатор государства Российского – Петр I Алексеевич Романов “Великий” (1672-1725), решил ввести новую денежную систему, которая бы отвечала все возрастающей коммерции. Реформа проводилась посте-пенно в течении 15 лет.
За время реформы, в 1701 году, были введены в обращение золотые монеты – червонец (3 рубля), равный по весу западноевропейскому дукату (3,4 грамма), двойной червонец (6 рублей) и двойной рубль (около 4 грамм). А в 1704 году в обращении появилась медная копейка равная 1/100 части серебряного рубля, который выпускался по образцу западно-европейского талера и весил 28 граммов. Таким образом Россия стала первой в мире государством, которое ввело десятичную монетную систему основанную на рубле и его сотой части – копейке. Эта система была настолько удобной и прогрессивной, что в последствии получила широкое распространение в сопредельных с Россией землях и государствах.
Монеты, введенные Петром I, не оставались неизменными в после-дующее время. Исчезали одни и появлялись другие номиналы, менялись монетные типы, колебались их качественные и весовые данные. До 1764 года уменьшалось количество чистого серебра в рубле, после чего, сни-зившись до 18 грамм, оно осталось неизменным по 1915 год.
Происходили изменения и в стоимости золотых монет. Например, к 1764 году золотой рубль содержал 27 долей (Доля =44,43 мг.) чистого зо-лота, а в конце XIX века – лишь 17,424 доли. В 1775 году были выпущены золота полтина, рубль, полуимпериал (5 рублей) и империал (10 рублей). Последний содержал в себе 2 золотника 69,36 доли чистого золота (11,61 грамм). В конце XIX века было уменьшено золотое содержание империа-ла. Его вес 1775 года стал соответствовать 15 рублям 1897 года, а полу-империал соответственно 7,5 рублям.
Во времена правления Екатерины II (1729-1796), в 1769 году, для финансирования войны с Турцией, в России были впервые выпущены бу-мажные деньги – ассигнации. В 1771 году был изготовлен штемпель для огромной медной монеты – так называемого Сесторецкого рубля. Назван он так был потому, что эти монеты-великаны предполагалось чеканить на Сесторецком заводе. Для обращения такая монета была непригодна. Эти рубли должны были обеспечивать бумажные ассигнации, введенные Ека-териной II. Но массовое производство этих рублей не состоялось. Однако усиленный выпуск ассигнаций, превысивший обеспечение, привел к паде-нию её курса. Особенно оно усилилось во время Отечественной войны 1812 года. Ассигнации были изъяты из обращения в связи с проведением очередной денежной реформы 1839-1843 годов установившей в России серебряный монометаллизм (денежная система, при которой какой-либо один из благородных металлов (серебро или золото) служит основой де-нежного обращения). Который просуществовал в России по 1852 год.
В 1828 году, в связи с открытием на Урале платины, началась чекан-ка платиновых монет номиналом в 3 рубля, весом в 2 золотника (Золотник = 4,266 грамм) 41 долю чистой платины. В 1829 и 1830 году последова-тельно были введены в обращение платиновые 6- и 12- рублевики, соот-ветствовавшие по диаметру серебряным полтиннику и рублю, весом – вдвое и вчетверо тяжелее 3- рублевика. Выпуск этих необычных монет объясняется тем, что в XIX веке платина еще не находила технического применения, и поэтому ценилась сравнительно не высоко.
Министр финансов правительства Николая I (1796-1855), граф Е.Ф. Канкрин в 1843 году ввел кредитные билеты, заменившие ассигнации. Но уже к 1849 году билеты и старые ассигнации были обменены на ассигна-ции нового образца, которые скоро обесценились. Поэтому с началом Крымской войны 1853-1857 годов банки прекратили обмен ассигнаций на золото и серебро. В России наступил период широкого бумажно-денежного обращения.
В 1895-1897 годах министром финансов С.Ю. Витте (1849-1915) бы-ла осуществлена новая денежная реформа, целью которой было установ-ление в России золотого монометаллизма. В ее основе – золотое обеспече-ние денежной системы государства. По замыслу реформаторов для обес-печения устойчивой конвертируемости национальной валюты (Рубля) был установлен свободный размен кредитных билетов, выпуск которых был ограничен на золотую монету из расчета один бумажный рубль за один рубль в золоте, а также уменьшено золотое содержание империала. Также были разработаны и внедрены новые технологии изготовления денежных знаков, неизвестные на западе. Наиболее популярным стал орловский спо-соб многокрасочной печати, названный по имени его автора Ивана Ивано-вича Орлова (1861-1928). Его метод получил всемирное признание и с не-которыми усовершенствованиями используется до сих пор. Выходившие из-под печатного станка Гознака царские кредитные билеты с изображени-ем Петра I и Екатерины II являлись настоящими произведениями искус-ства.
Война с Японией 1904-1905 годов, революция 1905-1907 годов и первая мировая война вспыхнувшая в 1914 году привели к краху золотого монометаллизма. Бумажные деньги больше не менялись на золото. В начале первой мировой войны из обращения исчезли золотые, серебряные и медные монеты. В 1915 году мизерным тиражом был отчеканен послед-ний выпуск серебряного рубля. В стране было введено бумажно-денежное обращение. Массовые выпуски денежных (бумажных) суррогатов, кото-рые стали целиком обслуживать рынки империи, повлекли рост инфляции. В феврале 1917 года пришло к власти Временное правительство во главе с эсером Керенским А.Ф.. Вследствие неправильной политики государства увеличивался государственный долг России, велась война “до победного конца”, печаталось огромное количество бумажных денег. В результате чего сильно увеличилась инфляция.
В октябре 1917 года произошла Социалистическая революция, по-влекшая за собой Гражданскую войну 1918-1920 годов. Пришедшее к вла-сти правительство Большевиков также было вынуждено в марте 1919 года пойти на усиленное производство новых бумажных денег.
На фоне распада царской империи, Гражданской войны и инфляции, в условиях полного хозяйственного разорения, охватившего всю страну, на свет появлялись самые необычные деньги. В обращении одновременно находились кредитные билеты царского образца, “думские” деньги и “ке-ренки” Временного правительства, денежные знаки РСФСР и сторонников “белого движения”, а также бесчисленное количество суррогатов денег: боны, чеки, временные обязательства и пр. Доходило даже до смешного.
Так Русский Советский писатель Всеволод Вячеславович Иванов, в своем очерке “Портреты моих друзей” вспоминал, что в 1919 году в Ом-ске, откуда только что была изгнана армия Колчака, писатель созвал дру-зей к себе на обед, который был куплен на деньги нарисованные и отпеча-танные им самим. Или достаточно вспомнить кадры из кинофильма “Сва-дьба в Малиновке”, где один из бандитов пытался купить серебряный крест за собственноручно нарисованные деньги. Как мы видим, деньги ри-совали и печатали все кому ни лень, поэтому они не имели большой ценно-сти. Об этом говорит и тот факт, что нередко деньги использовались в ка-честве обоев для оклейки стен, а на базарах деньгам предпочитали нату-ральный обмен.
В марте 1921 года Советской Россией начался выпуск серебряных монет равных по качеству соответствующим номиналам царской России. Но все эти монеты в обращение не выпускались до 1924 года – создавался денежный запас.
В 1923 году были выпущены первые советские золотые червонцы, соответствовавшие по содержанию в них чистого золота дореволюцион-ным 10 рублям. Официальный курс червонца на 1 января 1923 года со-ставлял 175 рублей денежными знаками образца 1923 года или 17 тысяч 500 рублей в денежных знаках 1922 года. Советские червонцы получили прозвище “сеятель” так как для лицевой стороны монеты было выбрано изображение сеятеля по скульптуре Ивана Дмитриевича Шадра (1887-1941). Автором эскиза был главный медальер Монетного двора А.Ф. Ва-сютинский, в последствии принимавший участие в создании ордена Лени-на. Сегодня золотые червонцы 1923 и 1925 годов – самые редкие советские монеты. Большая их часть была использована для расчетов с другими гос-ударствами. Только незначительное число этих монет осталось в коллек-циях музеев и частных лиц. Поэтому их коллекционная стоимость сейчас очень высока. С 1975 по 1982 год СССР продолжила чеканку золото чер-вонца.
Серебряные монеты РСФСР 1921-1923 годов включились в обраще-ние с 26 февраля 1924 года. В том же году начался выпуск серебряных монет СССР. Серебряный рубль чеканился только в 1924 году. Далее че-канились только его части – полтинник до 1927 года и копейки, но в 1931 году серебро заменили никелем. Далее рубль обращался только в бумаж-ном виде и выражался в Казначейских билетах и червонцах Государствен-ного банка СССР. В ходе послевоенной денежной реформы 1947 года червонцы и Казначейские билеты были обменены на новые деньги и введе-но единое исчисление в рублях.
Реформа 1961 года ввела новые монеты из медно-никилевого сплава белого цвета (монетный мельхиор) – 50 копеек и 1 рубль. В мае 1965 года в ознаменование 20-летия победы над фашизмом впервые в СССР выпу-щена юбилейная монета, номиналом в 1 рубль. На монете изображена скульптура Евгения Викторовича Вучетича “Воину-освободителю”. В 1977-1980 годах в честь Олимпиады-80, проходившей в Москве, были от-чеканены первые монеты из драгоценных металлов – золота, серебра, пла-тины. В 1988 года для чеканки юбилейных и памятных монет в СССР впервые был использован металл – палладий чистоты 999. Интерес, к ко-торому объясняется его принадлежностью к платиновой группе, относи-тельной стабильностью цен на международном рынке и проявлением вни-мания к нему со стороны нумизматов и инвесторов. Практика использова-ния палладия для чеканки монет получила распространение в мире лишь в конце 80-х годов.
В 1991 году Банк СССР в последний раз выпустил в обращение руб-левые монеты, а также Банковские билеты нового дизайна. В народе их прозвали “монетами ГКЧП” и “деревянными рублями”. Но распад СССР и инфляция скоро свела их на нет.
В 1992 году Банк России выпустил новые рубли в монетах и Банков-ских билетах, полностью отказавшись от чеканки разменной монеты. Вследствие чего самой мелкой монетой стал – 1 рубль. Но из-за возросшей инфляции в 1993 году Российское правительство проводит новую денеж-ную реформу, в результате которой самой мелкой монетой уже становится – 10 рублей. В 1995 году Государственный банк России отказался от че-канки рубля в монетах, выразив его только в банковских билетах. Причем самой мелкой купюрой становится – 1000 рублей. Но уже в 1998 году, во время проведения деноминации рубля (изменение номинала денежных ку-пюр в целях подготовки стабилизации денежного обращения), в ходу сно-ва появились монеты. Деноминация рубля, реанимировала не только мо-нетный рубль, но и давно почившую копейку.
С распадом СССР во многих бывших братских республиках, а те-перь независимых государствах были введены национальные валюты – Лари, Манаты, Гривни, Литы и т.п. В числе их и Белоруссия, которая вы-брала в качестве национальной валюты рубль, с которым она познакоми-лась в далеком XIII веке. С тех пор он прочно вошел в ее жизнь и историю. В 1992 году Национальный Банк Белоруссии ввел в обращение первые национальные рубли, получившие в народе прозвище “зайчики” так как на билете в 1 рубль был изображен – заяц. Приднестровье в 1993 году ввела в обращение на своей территории купоны, выраженные в рублях.

2. Валютный кризис 1998 года.

Причины кризиса.
Назревавший в течение ряда лет и проявившийся в катастрофической форме в августе- сентябре 1998 года бюджетный кризис был обусловлен несбалансированностью государственных финансов. Начиная с 1993 года процесс макроэкономической стабилизации – снижение темпов инфляции, обменного курса рубля, процентных ставок – осуществлялся за счет про-ведения жесткой денежной политики на фоне высокого уровня бюджетного дефицита.
С началом перехода к рыночной экономике и демократизации поли-тического режима произошло существенное снижение доходов бюджетной системы вследствие целого ряда причин: огромного экономического спада, формирование большого числа негосударственных хозяйствующих субъ-ектов, для которых характерна тенденция к уклонению от уплаты налогов, слабость государственных фискальных органов и так далее. В то же время сокращение расходов государства происходило крайне медленно, и было совершенно недостаточным для установления бюджетного равновесия.
В краткосрочной перспективе преобладающая часть расходов не поддается дальнейшему сжатию – сокращение расходов на государствен-ное регулирование, оборону, дотации региональным бюджетам требует проведение структурных реформ, которые повлекли бы за собой резкое уменьшение государственных обязательств, но в то же время могли бы вы-звать социальные конфликты, а потому неоднократно отказывались. В об-ласти социальных расходов с одной стороны, их уровень (16-19% Валово-го внутреннего продукта (ВВП)) является непосильным для повышения уровня экономического развития России, а с другой – существуют серьез-ные ограничения их снижения как тактического порядка (поддержка насе-лением рыночных реформ), так и стратегического (высокий образователь-ный уровень населения – один из важных факторов экономического роста).
Итак, основным фактором возникновения и обострения кризиса гос-ударственных финансов в России стала неспособность власти сократить расходы в необходимой степени и тем самым ликвидировать бюджетный дефицит.
Сущность кризиса.
Тем не менее, благоприятная конъюнктура на финансовых рынках в 1996-1997 годах давала возможность изменить бюджетную и налоговую политику для смягчения кризиса государственных финансов России. Одна-ко Государственная Дума ежегодно принимала бюджет со значительным дефицитом – в популистских целях. Правительство В.С Черномырдина проявило нерешительность в проведении налоговой реформы и пошло по менее конфликтному на первых порах пути увеличения внешних заимство-ваний, воспользовавшись весьма благоприятной для заемщиков ситуацией, которая сохранялась до осени 1997 года.
Начиная с 1995 года, стал быстро нарастать внутренний государ-ственный долг за счет заимствований на отечественном и внешнем финан-совых рынках. Высокая зависимость доходов госбюджета России от нало-гообложения предприятий, особенно в ориентированных на экспорт от-раслях, привела к тому, что происходившее в 1997-1998 годах падение мировых цен на нефть и другие полезные ископаемые, составляло преоб-ладающую часть российского вывоза, больно ударило по доходам бюдже-та.
От сильного внешнего шока (падение экспортных поступлений и начавшийся отток капиталов из России) рухнула сложившаяся в 90-х го-дах система государственного долга. К апрелю 1998 года бюджетные вы-платы по ГКО превысили поступления от их реализации. Накануне 17 ав-густа 1998 года госбюджет выплачивал по 1 млрд. долларов в неделю по старым облигациям, а покупать новые инвесторы перестали. Обозначив-шееся в этот период дальнейшее ухудшение положения в бюджетной сфере усилило сомнения участников рынка относительно способности россий-ского правительства обслуживать государственный долг.
Пути выхода из кризиса.
Чтобы остановить рост доли государственного долга в ВВП и таким образом изменить настроения участников рынка, правительству следовало либо устранить бюджетный дефицит, либо изыскать способ его покрытия при более умеренных расходах на выплату процентов.
Второе решение было малореалистичным. Особенности ситуации с внутренним долгом определялись его краткосрочным характером и боль-шой долей долга, принадлежавшей нерезидентам. В конце июня 1998 года объем краткосрочных долговых обязательств почти в четыре раза превы-шал официальный показатель валютных резервов.
Поэтому единственным выходом могло стать резкое увеличение со-бираемости налогов, позволяющее сдержать рост долга, что и пыталось осуществить правительство С. Кириенко летом 1998 года, хотя и без осо-бого успеха. Но на преодоление всех препятствий – внешних (доверие международных инвесторов) и внутренних (отказ оппозиционной Госу-дарственной Думы поддержать правительственную программу стабилиза-ции экономики)- времени уже не осталось.
17 августа 1998 года государство прекратило выплаты по ГКО.
Для выхода из бюджетного кризиса необходимо было стабилизиро-вать и несколько увеличить доходы бюджета, но не за счет усиления нало-говой нагрузки, а путем сокращения числа льгот и борьбы с уклонением от налогов. Для того чтобы восстановить доверие кредиторов и иметь воз-можность прибегать к заимствованиям в будущем (без внешних источни-ков финансируется развитие российской экономики невозможно), феде-ральный бюджет должен, по оценке, сводиться с первичным профицитом (то есть превышение доходов над расходами без учета платежей по долгу) в 2,5-3% ВВП. Такой профицит возможен, если налоговые и прочие дохо-ды федерального бюджета составляют не менее 12-13% ВВП. Поэтому в бюджете на 1999 год был впервые за период рыночных реформ был за-планирован первичный профицит в 1,64% ВВП, а общий дефицит, с уче-том государственного долга- 2,53% ВВП.

3. Обменный курс рубля.

3.1. Понятие обменного курса.

Обменный (валютный) курс рубля – это цена нашей денежной едини-цы (рубля), выраженная в денежной единице другой страны. Обменный курс появился вместе с необходимостью обмена: при ввозе и вывозе това-ров и капиталов. Особенность современного обменного курса состоит в том, что он отражает соотношение таких экономических факторов, как рост Валового Национального Продукта (ВНП) на душу населения, темпы роста объемов производства, развитие внешней торговли, динамику цен, состояние денежного обращения, уровень процентных ставок, развитие форм и методов валютного регулирования. Валютный курс отражает не только воздействие на экономику внешних факторов, но и ее изменение, что говорит о роли и эффективности участия национальной экономики в мировом разделении факторов производства.
Валютные курсы подразделяются на два основных вида: фиксиро-ванные и плавающие. Фиксированный валютный курс колеблется в узких рамках. Плавающие валютные курсы зависят от рыночного спроса и предложения на валюту и могут значительно колебаться по величине.
Фиксирование курса рубля в иностранной денежной единице называ-ется валютной котировкой. При этом курс рубля может быть установлен как в форме прямой котировки (1, 10, 100 единиц иностранной валюты = Х единиц рубля), так и в форме обратной котировки (1, 10, 100 единиц рубля = Х единиц иностранной валюты). Для профессиональных участни-ков валютных рынков просто понятие „валютный курс“ не существует. Оно распадается на два курса: курс покупателя и курс продавца.
Курс покупателя – это курс, по которому банк-резидент покупает иностранную валюту за рубль, а курс продавца – курс, по которому банк – резидент продает иностранную валюту за рубль.
Например, 1$ = 28,00/88 рублей означает, что коммерческий банк России готов купить 1 доллар ($) у клиента за 28,00 рублей, а продать – за 28,88 рублей.
При прямой котировке курс продавца более высокий, чем курс по-купателя.
Разница между курсом продавца и покупателя называется маржой, которая покрывает издержки и формирует прибыль банка по валютным операциям. Очевидно, что любой банк заинтересован в максимально низ-ком курсе покупателя и максимально высоком курсе продавца и только жесткая конкуренция, борьба за клиента вынуждает банки действовать в обратном направлении. Сокращение маржи и привлечение клиентов поз-воляет выиграть на массе прибыли.
Одним из наиболее важных понятий, используемых на валютном рынке, является понятие реального и номинального валютного курса.
Реальный валютный курс можно определить как отношение цен то-варов двух стран, взятых в соответствующей валюте.
Номинальный валютный курс показывает обменный курс валют, действующий в настоящий момент времени на валютном рынке страны.
Валютный курс, поддерживающий постоянный паритет покупатель-ной способности: это такой номинальный валютный курс, при котором ре-альный валютный курс неизменен.

3.2. Факторы, определяющие величину обменного курса рубля.

Факторы, влияющие на валютный курс рубля, подразделяются на структурные факторы, действующие в долгосрочном периоде, и конъюнк-турные факторы, вызывающие краткосрочное колебание валютного курса рубля.
К структурным факторам относятся:
 Состояние платежного баланса страны;
 Темпы инфляции;
 Разница % – х ставок в различных странах;
 Государственное регулирование валютного курса рубля;
 Степень открытости экономики России.
Конъюнктурные факторы связаны с колебаниями деловой активно-сти в стране, политической обстановкой, слухами и прогнозами.
К ним относятся:
 Деятельность валютных рынков;
 Спекулятивные валютные операции;
 Прогнозы;
 Цикличность деловой активности в стране.
Рассмотрим некоторые из них:
Состояние платежного баланса. Платежный баланс непосредственно влияет на величину валютного курса рубля. Активный платежный баланс способствует повышению курса национальной валюты, так как увеличива-ется спрос на нее со стороны иностранных должников. Пассивный платеж-ный баланс порождает тенденцию к снижению курса рубля, так как долж-ники продают ее на иностранную валюту для погашения своих внешних обязательств. Размеры влияния платежного баланса на валютный курс определяются степенью открытости экономики страны. Так, чем выше до-ля экспорта в ВНП (чем выше открытость экономики), тем выше эластич-ность валютного курса по отношению к изменению платежного баланса. Нестабильность платежного баланса приводит к скачкообразному измене-нию спроса на соответствующие валюты и их предложение.
Кроме того, на обменный курс рубля влияет экономическая политика государства в области регулирования составных частей платежного балан-са: текущего счета и счета движения капиталов. При увеличении положи-тельного сальдо торгового баланса возрастает спрос на валюту, что спо-собствует повышению ее курса, а при появлении отрицательного сальдо происходит обратный процесс. Изменение сальдо баланса движения капи-талов оказывает определенное влияние на курс рубля, которое по знаку («плюс» или «минус») аналогично торговому балансу. Однако существует и негативное влияние чрезмерного притока краткосрочного капитала в Россию на курс рубля, так как он может увеличить избыточную денежную массу, что, в свою очередь, может привести к увеличению цен и обесцене-нию национальной валюты.
Темпы инфляции. На валютный курс влияет темп инфляции. Чем вы-ше темп инфляции в России, тем ниже курс рубля, если не противодей-ствуют иные факторы. Инфляционное обесценение денег в стране вызывает снижение покупательной способности и тенденцию к падению курса рубля к валютам стран, где темп инфляции ниже. Данная тенденция обычно про-слеживается в средне- и долгосрочном плане. Выравнивание валютного курса, приведение его в соответствие с паритетом покупательной способ-ности происходят в среднем в течение двух лет.
Зависимость валютного курса от темпа инфляции особенно велика у стран с большим объемом международного обмена товарами, услугами и капиталами.
Разница процентных ставок. Влияние этого фактора на валютный курс рубля объясняется двумя основными обстоятельствами. Во-первых, изменение процентных ставок в стране воздействует при прочих равных условиях на международное движение капиталов, прежде всего кратко-срочных. В принципе повышение процентной ставки стимулирует приток иностранных капиталов, а ее снижение поощряет отлив капиталов, в том числе национальных, за границу. Во-вторых, процентные ставки влияют на операции валютных рынков и рынков ссудных капиталов. При прове-дении операций банки принимают во внимание разницу % – х ставок на национальном и мировом рынках капиталов с целью извлечения прибы-лей. Они предпочитают получать более дешевые кредиты на иностранном рынке ссудных капиталов, где ставки ниже, и размещать иностранную ва-люту на национальном кредитном рынке, если на нем процентные ставки ниже.
Государственное регулирование валютного курса. Соотношение ры-ночного и государственного регулирования валютного курса рубля влияет на его динамику. Формирование обменного курса рубля на валютных рынках через механизм спроса и предложения валюты обычно сопровож-дается резкими колебаниями курсовых соотношений. На рынке складыва-ется реальный валютный курс – показатель состояния экономики, денежно-го обращения, финансов, кредита и степени доверия к определенной валю-те. Государственное регулирование валютного курса рубля направлено на его повышение либо понижение исходя из валютно-экономической поли-тики. С этой целью проводится определенная валютная политика.
Деятельность валютных рынков и спекулятивные валютные опера-ции. Если курс национальной валюты имеет тенденцию к понижению, то фирмы и банки заблаговременно продают ее на более устойчивые валюты, что ухудшает позиции ослабленной валюты. Валютные рынки быстро реа-гируют на изменения в экономике и политике государства, на колебания курсовых соотношений. Тем самым они расширяют возможности валют-ной спекуляции и стихийного движения «горячих» денег.
Прогнозы. Обменный курс рубля определяется состоянием эконо-мики и политической обстановкой в стране, а также рассмотренными выше факторами, оказывающими воздействие на валютный курс. Причем диле-ры учитывают не только данные темпы экономического роста, инфляции, уровень покупательной способности валюты, но и перспективы их динами-ки. Иногда даже ожидание публикации официальных данных о торговом и платежном балансе или результатах выборов сказывается на соотношении спроса и предложения курсов валют.
В современных условиях валютный курс формируется, как и любая рыночная цена, под воздействием спроса и предложения. Размер спроса на иностранную валюту определяется потребностями страны в импорте това-ров и услуг, расходами туристов этой страны, выезжающих в иностранные государства, спросом на иностранные финансовые активы и спросом на иностранную валюту в связи с намерениями резидентов осуществлять ин-вестиционные проекты за рубежом.
Чем выше курс иностранной валюты, тем меньше спрос на нее; чем ниже курс иностранной валюты, тем больше спрос на нее.
Размер предложения иностранной валюты определяется спросом ре-зидентов иностранного государства на валюту данного государства, спро-сом иностранных туристов на услуги в данном государстве, спросом ино-странных инвесторов на активы, выраженные в национальной валюте дан-ного государства, и спросом на национальную валюту в связи с намерени-ями нерезидентов осуществлять инвестиционные проекты в данном госу-дарстве.
Так, чем выше курс иностранной валюты по отношению к отече-ственной валюте, тем меньшее количество национальных субъектов валют-ного рынка готово предложить отечественную валюту в обмен на ино-странную валюту и наоборот, чем ниже курс национальной валюты по от-ношению к иностранной валюте, тем большее количество субъектов наци-онального рынка готово приобрести иностранную валюту.

3.3. Влияние валютного курса на внешнюю торговлю.

Валютный курс рубля оказывают существенное влияние на внешнюю торговлю России, выступая инструментом связи между стоимостными по-казателями национального и мирового рынка, воздействуя на ценовые со-отношения экспорта и импорта и вызывая изменение внутриэкономической ситуации, а также изменяя поведение фирм, работающих на экспорт или конкурирующих с импортом.
Используя валютный курс, предприниматель сравнивает собствен-ные издержки производства с ценами мирового рынка. Это дает возмож-ность выявить результат внешнеэкономических операций отдельных пред-приятий и страны в целом. На основе курсового соотношения валют, с учетом удельного веса страны в мировой торговле рассчитывается эффек-тивный валютный курс. Валютный курс оказывает определенное влияние на соотношение экспортных и импортных цен, конкурентоспособность фирм, прибыль предприятий.
Резкие колебания валютного курса усиливают нестабильность меж-дународных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансо-вых, отношений, вызывают негативные социально-экономические послед-ствия, потери одних и выигрыши других стран.
В целом обесценение национальной валюты предоставляет возмож-ность экспортерам нашей страны понизить цены на свою продукцию в иностранной валюте, получая премию при обмене вырученной подоро-жавшей иностранной валюты на подешевевший рубль, и имеют возмож-ность продавать товары по ценам ниже среднемировых, что ведет к их обогащению за счет материальных потерь своей страны. Экспортеры уве-личивают свои прибыли путем массового вывоза товаров. Но одновремен-но снижение курса национальной валюты удорожает импорт, так как для получения этой же суммы в своей валюте иностранные экспортеры вынуж-дены повысить цены, что стимулирует рост цен в стране, сокращение ввоза товаров и потребления или развитие национального производства товаров взамен импортных. Снижение валютного курса рубля сокращает реаль-ную задолженность в национальной валюте, увеличивает тяжесть внешних долгов, выраженных в иностранной валюте. Невыгодным становится вы-воз прибылей, процентов, дивидендов, получаемых иностранными инве-сторами в валюте стран пребывания. Эти прибыли реинвестируются или используются для закупки товаров по внутренним ценам и последующего их экспорта.
При повышении курса валюты внутренние цены становятся менее конкурентоспособными, эффективность экспорта падает, что может приве-сти к сокращению экспортных отраслей и национального производства в целом. Импорт, наоборот, расширяется. Стимулируется приток в страну иностранных и национальных капиталов, увеличивается вывоз прибылей по иностранным капиталовложениям. Уменьшается реальная сумма внеш-него долга, выраженного в обесценившейся иностранной валюте.
Многие страны манипулируют валютными курсами для решения своих задач, как в области экономического развития, так и в области за-щиты от валютного риска. Манипулирование включает в себя целый ряд мероприятий – от искусственного занижения или, наоборот, завышения курсов национальных валют, использования тарифов и лицензий до меха-низма интервенций.
Завышенный курс национальной валюты – это официальный курс, установленный на уровне выше паритетного курса. В свою очередь, зани-женный валютный курс – это официальный курс, установленный ниже па-ритетного.
Разрыв внешнего и внутреннего обесценения валюты, то есть дина-мики его курса и покупательной способности, имеет важно большое значе-ние для внешней торговли. Если внутреннее инфляционное обесценение денег опережает снижение курса рубля, то при прочих равных условиях поощряется импорт товаров в целях их продажи на внутреннем рынке по высоким ценам. Если внешнее обесценение рубля обгоняет внутреннее, вы-зываемое инфляцией, то возникают условия для валютного демпинга – мас-сового экспорта товаров по ценам ниже среднемировых, связанного с от-ставанием падения покупательной способности денег от понижения их ва-лютного курса, в целях вытеснения конкурентов на внешних рынках.
Для валютного демпинга характерно следующее:
 экспортер, покупая товары на внутреннем рынке по ценам, повысившимся под влиянием инфляции, продает их на внешнем рынке на более устойчивую валюту по ценам ниже среднемировых;
 источником снижения экспортных цен служит курсовая разница, возникающая при обмене вырученной более устойчивой ино-странной валюты на обесцененный рубль;
 вывоз товаров в массовом масштабе обеспечивает сверх-прибыли экспортеров.
Демпинговая цена может быть ниже цены производства или себесто-имости. Однако экспортерам невыгодна слишком заниженная цена, так как может возникнуть конкуренция с национальными товарами в резуль-тате их реэкспорта иностранными контрагентами.
Валютный демпинг, будучи разновидностью товарного демпинга, отличается от него, хотя их объединяет общая черта – экспорт товаров по низким ценам. Но если при товарном демпинге разница между внутренни-ми и экспортными ценами погашается главным образом за счет государ-ственного бюджета, то при валютном – за счет экспортной премии (курсо-вой разницы). Валютный демпинг впервые стал практиковаться в период мирового экономического кризиса 1929-1933 годов. Его непосредственной предпосылкой являлась неравномерность развития мирового валютного кризиса. Великобритания, Германия, Япония, США использовали сниже-ние курса своих валют для бросового экспорта товаров.
Валютный демпинг обостряет противоречия между странами, нару-шает их традиционные экономические связи, усиливает конкуренцию. В стране, осуществляющей валютный демпинг, увеличиваются прибыли экс-портеров, а жизненный уровень трудящихся снижается вследствие роста внутренних цен. В стране, являющейся объектом демпинга, затрудняется развитие отраслей экономики, не выдерживающих конкуренции с дешевы-ми иностранными товарами, усиливается безработица.
В 1967 году на конференции Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) был принят международный Антидемпинговый кодекс, предусматривающий специальные санкции при применении демпинга, включая валютный.
Иногда устанавливаются разные режимы валютных курсов для раз-личных участников валютного рынка в зависимости от проводимых опе-раций: коммерческих или финансовых. Часто по коммерческим операциям применяется официальный валютный курс, а по операциям, связанным с движением капитала, – рыночный. Курс по коммерческим операциям обычно является заниженным. Вначале для стран, искусственно занизив-ших курс собственной валюты, наблюдается оживление экономики, вы-званное повышением конкурентоспособности экспорта. Однако далее нарастают ограничения внутриотраслевого и межотраслевого перераспре-деления ресурсов, большая часть национального дохода направляется в сферу производства за счет уменьшения в нем доли потребления, что при-водит к повышению уровня потребительских цен в стране, за счет которо-го происходит ухудшение уровня жизни трудящихся. Негативное влияние на изменение пропорций народного хозяйства может оказать и искус-ственное поддержание постоянного валютного курса, уровень которого значительно расходится с паритетным, приводя к закреплению однобокой ориентации в развитии отдельных отраслей экономики.
Таким образом, изменения курса валют влияют на перераспределе-ние между странами части совокупного общественного продукта, которая реализуется на внешних рынках. В условиях плавающих валютных курсов усиливается воздействие курсовых соотношений на ценообразование и ин-фляционный процесс.
В условиях плавающих валютных курсов усилилось влияние их из-менений на движение капиталов, особенно краткосрочных, что сказывается на валютно-экономическом положении отдельных государств. В результа-те притока спекулятивных иностранных капиталов в страну, курс валюты которой повышается, может временно увеличиться объем ссудных капита-лов и капиталовложений, что используется для развития экономики и по-крытия дефицита государственного бюджета. Отлив капиталов из страны приводит к их нехватке, свертыванию инвестиций, росту безработицы.
Последствия колебаний валютного курса зависят от валютно-экономического потенциала страны, ее экспортной квоты, позиций в меж-дународных экономических отношениях. Валютный курс служит объектом борьбы между странами, национальными экспортерами и импортерами, является источником межгосударственных разногласий. По этой причине проблемы валютного курса занимают видное место в экономической науке

4. Валютные коридоры.

Введение «валютного коридора», то есть установление Центральным банком России (ЦБР) границ колебаний курса рубля к доллару, произо-шло 5 июля 1995 года. Центральный банк объявил о введении «валютного коридора» с горизонтальными границами от 4300 до 4900 рублей за дол-лар, в рамках которого предполагалось удерживать валютный курс рубля в течение заданного периода времени. В условиях стабильного валютного курса привлекательность рублевых краткосрочных активов резко возрос-ла, в связи, с чем началась реальная дедолларизация (снижались остатки на валютных счетах и запасы наличной валюты на руках у физических лиц) и увеличилось предложение валюты на рынке. Удержание курса в рамках заданного коридора потребовало огромных рублевых интервен-ций Центрального банка на валютном рынке, что произвело к резкому ро-сту его валютных резервов.
«Горизонтальный валютный коридор» сохранялся до июля 1996 го-да и, исполнив свою стабилизирующую функцию, был заменен «наклон-ным коридором» параметры которого, привязаны к прогнозируемым тем-пам инфляции, были установлены с начала до конца 1996 года, а затем до конца 1997 года.
Таким образом, валютный курс окончательно стал одним из важ-нейших регулируемых и планируемых параметров макроэкономической политики правительства.
Последовательные реформаторские усилия по достижению основных целей валютной политики, в конечном счете, позволили России с 1 июня 1996 года принять на себя обязательства по статье VIII Учредительного соглашения (Устава) Международного Валютного Фонда, в соответствии с которыми полностью снимаются ограничения на валютные операции по текущим счетам и переводам. Тем самым был завершен переход к конвер-тируемости рубля по текущим операциям, что являлось одной из важней-ших целей рыночных реформ в России.
Это значительно ограничило на валютном рынке объемы спекуля-тивных операций и снизило масштабы рублевых интервенций, проводи-мых для прекращения снижения курса доллара. Валютный рынок полу-чил определенную стабильность. Вместе с тем темпы роста экспорта про-дукции замедлилось, а импорта – увеличилось. Наметились негативные по-следствия снижения рентабельности экспорта. После введения „валютного коридора“ банки стали уходить с валютного рынка, поскольку операции на нем стали для них малоприбыльны, переключив свою деятельность на рынке межбанковских кредитов (МБК) и государственных краткосрочных облигаций (ГКО). На рынке МБК проводились самые высокодоходные операции, что способствовало его быстрому развитию. На этом рынке, как одном из сегментов финансового рынка страны, возник так называемый кризис ликвидности, или «кризис доверия». Во многом он определялся ухудшением состояния банковской системы, ростом просроченной задол-женности предприятий банкам, нехваткой у компаний оборотных средств, снижением доверия населения к банкам и так далее. Нехватка рублевых средств способствовала развитию этого кризиса. Операции на рынке МБК были фактически прекращены. Приостановились и сделки на внебиржевом валютном рынке. «Кризис доверия» нанес сильный удар по ряду банков. В условиях цепной реакции невозврата кредитов тяжело отразилось на их деятельности. Началась группировка банков с учетом масштабов и акти-вов. Средства в основном стали размещаться между постоянными партне-рами. Возросли требования по обеспечению кредитов. В результате, у од-них банков образовались излишние средства, которые они не могут разме-стить, а другие банки не имеют возможности привлечь дополнительные финансы для осуществления необходимых им доходных сделок.

5. Девальвация рубля.

Под девальвацией рубля принято понимать официальное понижение обменного курса рубля по отношению к иностранной валюте, не связанное с рыночным колебанием курса. Сама по себе девальвация национальной валюты, с абстрактной точки зрения, не самое большое зло, но только при одном условии, то есть, когда в стране нет инфляции или если она низкая. Например, жителей объединенной Европы не особо волнует курс евро от-носительно доллара: зарплату они получают в евро, товары они тоже по-купают за единую континентальную валюту, уровень инфляции не превы-шает 2-3% в годовом и счислении. Промышленность работает, и конку-рентоспособность ее товаров на промышленном рынке растет прямо про-порционально падению курса евро. У нас картина совсем иная: инфляция на высоком уровне, и к тому же растет реальный курс рубля. Покупатель-ная способность населения падает пропорционально уровню инфляции, а зарплаты вовремя не индексируются.
Рассмотрим девальвацию рубля на примере 2001 года. Влияние ока-зали следующие факторы:
 ликвидность банковской системы (на 4 декабря остатки средств на корреспондентских счетах коммерческих банков составляли 83,4 млн. рублей).
 конъюнктура мирового рынка нефти, как основного экс-портного товара России.
 темпы инфляции (за 10 месяцев 2001 года инфляция со-ставляла 15,2%).
 рост внутренней экономики по сравнению с ростом миро-вых экономик, в первую очередь с экономикой США.
 состояние (сальдо) торгового баланса.
 денежно-кредитная политика ЦБ (отбивание атак спекулян-тов, играющих на повышение доллара, и проводить политику плавного ослабления национальной валюты).
 состояние золотовалютных резервов ЦБ.

6. Курс и паритет покупательной способности.

Общепризнанно, что естественной основой формирования курса ва-люты является соотношение (паритет) ее покупательной способности внут-ри страны с покупательной способностью валют, с которыми она сравни-вается. В нашем случае курс рубля к дол¬лару должен, очевидно, нахо-диться в известном соответствии с паритетом покупатель¬ной способности (ППС) рубля и доллара на внутренних рынках соответственно России и США. По типовым товарам мировой торговли можно также сравнивать внутренние цены в России с мировыми долларовыми ценами.
Исчисление паритетов покупательной способности представляет са-мостоятельную проблему и связано с большими статистическими трудно-стями. В зависимости от сравниваемых наборов товаров и услуг и от при-даваемых им весов при исчислении средних величин разброс результатов может быть весьма велик. В таблице 1 пред¬ставлены три варианта расчета ППС рубля и доллара в сравнении с рыночным курсом.
Как видим, хотя различия между вариантами значительны, все они констатируют заниженность курса рубля. Можно сказать, что по рыноч-ному курсу рубль недооценен по сравнению со своей покупательной спо-собностью в среднем примерно в два с половиной раза. Ситуация, таким образом, обратная той, которая имела место при¬мерно до 1990 г. Таков один из результатов движения к рыночной экономике. Маят¬ник, который долгое время искусственно удерживался слева от точки равновесия и по-коя, теперь качнулся далеко вправо.
Как видим, для многих стран отклонение даже значительно больше, чем для Рос¬сии. По-видимому, чем ближе экономическая структура стра-ны к структуре США, тем меньше отклонение курса от ППС. Россия в этом ряду оказалась бы недалеко от Бразилии, Малайзии, Филиппин. Насколь-ко известно, заниженность курса не рассмат¬ривается в этих странах как крупная помеха экономическому развитию.
Можно думать, что отчасти в экономике России действуют факторы, схожие с теми, что наблюдаются в перечисленных странах, отчасти — спе-цифические для нее факторы. В целом можно предложить следующее объ-яснение устойчивой заниженности курса рубля, наблюдаемой в последние 3—4 года и в настоящее время.
1. Сошлемся прежде всего на упомянутый эффект “первоначального шока”. В 1990—1991 гг. в стране еще поддерживался почти неизменный (хоть и искусственный) уровень цен. Инфляция оставалась в основном в скрытой форме, происходило как бы сжатие инфляционной пружины, ко-торой предстояло распрямиться в полную силу в 1992—1993 гг. Между тем государство было вынуждено в несколько приемов отка¬заться от под-держания твердого официального курса рубля, который упал обвально. В результате вместо завышенности курса рубля возникла значительная его занижен¬ность. Отчасти она была уменьшена, но не ликвидирована более резким ростом цен по сравнению с курсом доллара в 1993—1994 гг.
2. В экономике с чрезвычайно низким уровнем массовых зарплат и пенсий струк¬тура внутренних цен не может быть аналогичной экономике высокоразвитых стран с высоким уровнем доходов. Это особенно очевид-но в тех сферах потребления, где нет прямого сопоставления с внешним уровнем цен и тарифов (квартплата, коммунальные услуги, общественный транспорт и т.п.). Сохраняются также государственные дота¬ции, удержи-вающие от рыночного повышения цены на некоторые виды продо-вольствия, предметы детского потребления.
При расчете паритетов покупательной способности рубля по струк-туре исполь¬зования российского ВНП для услуг, предоставляемых госу-дарством (управление, охрана правопорядка, оборона, здравоохранение и образование), берется соотношение не цен, а затрат — в основном зара-ботной платы персонала, занятого в этой сфере. Поскольку уровень зар-платы в России, как и в упоминавшихся ранее развивающихся странах, намного ниже, чем в США и других государствах Запада, общая расчет-ная величина ППС оказывается завышенной и это создает видимость за-ниженности курса нашей национальной валюты.
3. Расчетная величина ППС обычно не может в полной мере учесть более низкое качество товаров и услуг в развивающихся странах и в Рос-сии по сравнению с высоко¬развитыми странами.
4. Как известно, наиболее непосредственным фактором, влияющим на валютный курс, является соотношение предложения и спроса на ино-странную валюту, то есть, говоря в самом общем виде, состояние платеж-ного баланса страны. В российской эко¬номике, находящейся в кризисе и внезапно открывшейся вовне, спрос на инвалюту особенно велик. Это свя-зано с возможностями импорта и поездок за границу, а также с вывозом туда денежных средств и внутренним накоплением банкнот в долларах и других конвертируемых валютах. Напротив, предложение валюты огра-ничивается трудностями экспорта, массовым укрытием валютной выручки за границей и рядом других факторов. Это постоянно давит на курс рубля в сторону понижения.
5. Валютный рынок в России еще весьма “тонок”, затрагивает лишь ограниченную сферу экономики. Обороты Московской межбанковской ва-лютной биржи, где форми¬руется текущий курс, относительно невелики, число покупателей и продавцов огра¬ничено. Из этого, в частности, проис-текает возможность таких резких скачков курса, как в октябре 1994 г.
Думается, изложенных аргументов достаточно для объяснения зани-женности ры¬ночного курса рубля по сравнению со статистически исчисля-емым ППС. Возможно, су¬ществующее в настоящее время соотношение этих величин является более или менее нормальным и сохранится в обо-зримом будущем.
Паритет покупательной способности — достаточно абстрактная средняя величина, в которой представлены цены, не имеющие прямого от-ношения к внешнеэконо¬мической сфере. Значительный интерес представ-ляет прямое сопоставление внут¬ренних российских цен в рублях и миро-вых цен в долларах на отдельные важнейшие товары. В таблице такие то-варные соотношения цен приводятся в сравнении с ры¬ночным курсом доллара к рублю. Смысл этой таблицы в следующем: чтобы экспорт дан-ного товара был эффективен (выгоден), курс доллара должен значительно превышать.
Составители таблицы отмечают, что реальные затраты экспортера значительно выше, чем сама по себе внутренняя цена. По их оценке, эта цена должна быть увеличена примерно на 50%, чтобы учесть НДС, транс-портные расходы, таможенные сборы. Тогда получается, что безусловно эффектив¬ным может быть экспорт сырой нефти, на грани эффективности такие товары, как медь, мазут, керосин. Экспорт же, к примеру, бензина или цемента заведомо невы¬годен.
Говоря в других терминах, курс рубля вовсе не занижен, а скорее завышен. Авто¬ры статьи, содержащей Данную таблицу, так и говорят: “В контексте экспортного потенциала страны приходится констатировать, что … необходимость “уценивать” рубль быстрее внутренней инфляции стано-вится все более насущной”2. Если это тик, то с учетом практически неиз-бежного повышения внутренних цен на нефть необхо¬димость повышения курса доллара, обгоняющего инфляцию, становится еще более насущной.
У меня нет оснований подвергать сомнению приводимые в таблице цифры и логику авторов. Но надо иметь в виду и то, что понижение курса рубля — в интересах экспортных отраслей, и это может влиять на позицию делового журнала, который, кстати, неоднократно воспроизводил свой вывод.
Не подлежит, впрочем, сомнению, что по многим товарам внешней торговли проис¬ходит сближение внутренних и мировых цен (при данном валютном курсе). Так обстоит дело с сахаром ив значительной мере с зер-ном. Было бы странно, если бы при растущей открытости экономики этого не происходило. Курс рубля в таких условиях сам наряду с другими фак-торами оказывает определяющее влияние на внутренние цены. Это проис-ходит в основном через импорт. С увеличением доли импортного про-довольствия его рублевые цены во все большей мере зависят от курса рубля. Этот эффект привлек всеобщее внимание при резком падении курса в октябре 1994 г. Ясно, что внутренние производители и продавцы анало-гичных товаров стремятся приспо¬собить свои цены к высоким ценам им-порта. Идущий процесс их вытеснения с рынка указывает на неконкурен-тоспособность по параметрам издержек и качества. Кстати, эта неконку-рентоспособность тоже косвенно свидетельствует о том, что внутреннее производство вовсе не так “дешево”, как якобы вытекает из паритета поку-пательной способности.
Таким образом, вопрос о курсе и покупательной способности рубля, о его дейст¬вительной или мнимой заниженности (недооценке) вовсе не так прост и однозначен, как представляется многим экспертам. Нельзя всерьез принять высказывания об “очень высокой (в сотни раз) переоцененности доллара в России”3. Ни о какой сотне раз и речи быть не может, а сам факт переоцененности нуждается в пристальном анализе. Конечно, низкие цены на промышленную собственность и недвижимость (а также на ценные бу-маги, представляющие реальный капитал) создают для иностранных ком-паний возможность “скупать Россию”. Но ведь это, кажется, единственный фактор, который может хоть в какой-то степени сделать привлекательными вложения капи¬тала в России. Отмечу, наконец, что там, где рынок уже формируется (городская нед¬вижимость в больших городах, особенно в Москве), цены ее подтягиваются к миро¬вому уровню.

7. Состояние экономики России в 2007 году.

Первые месяцы года оказались исключительно удачными для рос-сийской экономики. Согласно данным Росстата, индекс выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности, достаточно точно аппроксимирующий динамику ВВП, за январь—февраль 2007 года вырос на 8,8% (год назад аналогичный показатель за первый квартал составил лишь 4,2%), промышленное производство — на 8,6%, реальная зарплата — на 17,5%. Инвестиции в основной капитал буквально выстрелили, пока-зав рост на 21,2% за первые два месяца года. Именно новую траекторию динамики инвестиций глава МЭРТ Герман Греф назвал ключевым факто-ром повышения официального прогноза роста ВВП на 2007 год с 6,2 до 6,5%.

В какой-то мере эти успехи можно отнести на счет низкой базы вследствие суровой зимы прошлого года и, напротив, теплой зимы года нынешнего. Однако этот фактор вряд ли можно считать определяющим, особенно учитывая, что для таких отраслей, как электроэнергетика и газо-вая промышленность, теплая зима означает снижение потребления и про-изводства.
Есть все основания считать, что сверхплановый экономический рост связан с окончательной сменой модели роста. Экспорториентированный рост окончательно сдал вахту росту, основанному на расширении внут-реннего спроса.
Инвестиции вместо нефти
Прежние лидеры и двигатели роста (нефть, газ) продолжали терять свои позиции. В частности, объемы экспорта нефти так и не смогли превы-сить максимум, достигнутый на рубеже 2004–2005 годов, несмотря на продолжавшееся еще полтора года ценовое ралли. Роль драйвера роста окончательно перехватило расширение внутреннего спроса. При этом наряду с сохранением значительной роли потребительского спроса, актив-но подогреваемого расширением кредитования населения, в последнее время на первый план выходят инвестиции. В минувшем году инвестиции в основной капитал, если судить по статистике использования ВВП, выросли на 13,9% (против 8,3% в 2005 году), опередив по динамике все другие со-ставляющие внутреннего спроса.
Хотя наиболее высокие темпы роста инвестиций, если пользоваться традиционным измерителем «к аналогичному периоду предыдущего го-да», были зафиксированы в конце прошлого и начале текущего года (свыше 20% годовых), из графика очищенной от сезонности динамики видно, что в действительности наиболее интенсивный рост инвестиций пришелся на первую половину прошлого года. В дальнейшем они просто оставались на достигнутом высоком уровне.
В тот период происходило наиболее интенсивное укрепление обмен-ного курса по отношению к доллару и обусловленное им расширение им-порта, в котором резко повысилась доля машин и оборудования, а также разворот к интенсивному привлечению капитала из-за рубежа. Такое сов-падение заставляет предположить, что причинами увеличения инвестиций стали, в частности, рост обменного курса рубля и значительное расшире-ние доступа к импортным и кредитным ресурсам.
Так, по-видимому, укреплением рубля следует в первую очередь объяснять возросшую привлекательность российской экономики для ино-странных инвесторов. В прошлом году прямые зарубежные капиталовло-жения выросли в два с половиной раза, выйдя на отметку 9 млрд долларов в среднем за квартал (порядка 3–3,5% ВВП). В начале года высокий уро-вень притока прямых инвестиций сохранялся.
Здесь следует сделать одно важное уточнение. Связывая импорт и приток капитала с изменением обменного курса, по-видимому, следует го-ворить прежде всего о влиянии укрепления рубля по отношению к долла-ру, нежели об эффективном курсе по отношению к корзине валют, все еще таргетируемом Центробанком (правда, в чрезвычайно широких грани-цах). Динамика последнего из-за преобладания в его составе валют, име-ющих слабое отношение к контрактным внешнеторговым ценам и тем бо-лее к финансовым рынкам, в последнее время чаще всего оказывается раз-нонаправленной по отношению к потокам импорта товаров и капитала.

Общий рост вложений в основной капитал в значительной мере обу-словлен увеличением государственных и квазигосударственных инвести-ций, которые представлены прежде всего вложениями трех крупнейших естественных монополий. По данным Центра развития, инвестиции «боль-шой тройки» естественных монополий выросли с 19 млрд долларов в 2005 году до 26,5 млрд долларов в 2006−м, а их доля в общем объеме инвести-ций подросла с 15 до 17%. Предполагается, что с учетом принятой в авгу-сте прошлого года инвестиционной программы в электроэнергетике эта доля достигнет в следующие три года 22–23%. Возможно, какой-то эффект на расширение инвестиций оказал переход к правительственной политике активной поддержки экономического роста (создание инвестиционного и венчурного фондов, свободных экономических зон, поддержка промыш-ленного экспорта), но для подтверждения такого влияния пока нет адек-ватных данных и фактических свидетельств. Не исключено, что организа-ция институтов госинвестиций сама по себе послужила сигналом для ожив-ления инвестпланов в частном секторе.
Важную роль в финансировании инвестиционных проектов уже на протяжении нескольких последних лет играют зарубежные займы. После некоторого затишья в прошлом году масштабные зарубежные займы не-финансовых предприятий возобновились. В первом квартале 2007 года, по предварительной оценке, чистое привлечение займов корпорациями и бан-ками составило 34,4 млрд долларов, или около 80% от всего ввоза капи-тала. Причем в отличие от прошлого года основная часть этой суммы пришлась на прирост именно корпоративной, а не банковской задолжен-ности.
Правда, однозначно говорить о непосредственной связи зарубежных займов с финансированием инвестиций непросто, поскольку квазигосудар-ственные компании активно привлекают кредиты для участия в процессах слияния и поглощения. Так, на общий результат первого квартала повлиял синдицированный кредит «Роснефти» на сумму 22 млрд долларов, взятый под участие в аукционах по активам ЮКОСа. Тем не менее доступность и обусловленная укреплением рубля низкая стоимость зарубежных займов, очевидно, играют существенную роль в инвестиционном буме.
Потолок мощностей
Важным стимулом инвестиционного роста является исчерпание ре-зервов вовлечения свободных мощностей, на которое указывают многие исследования. Согласно данным опросов промышленных предприятий в рамках программы «Российский экономический барометр», в январе этого года загрузка мощностей достигла 78% — максимум за весь период наблюдений.
Различные опросы и обследования указывают также на высокую по-требность в инвестициях для расширения мощностей. По результатам об-следований, проводимых Центром экономической конъюнктуры при пра-вительстве РФ, средний уровень загрузки мощностей в третьем квартале 2006 года составил 68%, что на 9 пунктов больше аналогичного периода предыдущего года и является наивысшим показателем с начала наблюде-ний (с 1994 года). При этом наиболее высокий уровень использования мощностей характерен для видов деятельности, демонстрировавших наиболее высокую динамику роста в 2006 году*** (среди обрабатываю-щих производств), наименьший — для организаций, производящих маши-ны и оборудование (57%).
О желательности дальнейшего роста инвестиций и их доли в ВВП косвенно свидетельствуют и данные о возрастном составе оборудования. Согласно результатам представительного обследования, проведенного Росстатом осенью прошлого года, доля машин и оборудования в возрасте до 10 лет составила 29%, от 10 до 20 лет — 42%, от 20 до 30 лет — 18% от их общего количества. Это дает грубую оценку среднего возраста обору-дования примерно в 16 лет и говорит о том, что почти две трети его уста-новлено еще в советское время. Средний возраст транспортных средств составил 10 лет, что тоже немало.
Промышленный ренессанс
Одним из следствий перехода к инвестиционной модели роста стал «промышленный ренессанс». Хотя в основном рост ВВП продолжали вы-тягивать на себе неторгуемые (не испытывающие конкуренции с импортом) сектора — строительство, торговля и другие услуги, в начале года про-должилось начавшееся еще в середине 2005 года оживление динамики промышленного производства. Причем серьезное оживление наблюдалось в целом ряде обрабатывающих производств. И это несмотря на ставшую уже притчей во языцех «голландскую болезнь» и продолжающееся, хотя и чуть меньшими темпами, чем год назад, повышение реального эффектив-ного обменного курса рубля.
До известной степени это связано с увеличением спроса на инвести-ционное оборудование. Массовая замена оборудования привела к росту заказов на машины не только за рубежом (доля инвестиционных товаров в структуре импорта выросла до 47%, в абсолютном выражении годовой объем их импорта составил порядка 60 млрд долларов), но и в России. Из данных о промышленном производстве видно, что даже такие традицион-но депрессивные виды продукции, как металлорежущие станки, электро-двигатели, турбины, генераторы, демонстрируют в этом году уверенный рост.
Вместе с тем в значительной мере рост промпроизводства связан с ускорившимся ростом в секторах «производство и распределение электро-энергии, газа и воды» и «добыча полезных ископаемых», которые также можно отнести к защищенным от конкуренции, — в предыдущий период там тоже отмечался крутой провал динамики. Лишь теплая зима внесла в конце прошлого года определенные поправки в растущий тренд темпов промышленного производства, снизив нагрузку на топливно-энергетический сектор.
Остающийся сравнительно высоким внешний спрос на продукцию российского экспорта, расширившиеся возможности для инвестиций и внутренний инвестиционный спрос позволили преодолеть кризис в добы-вающем секторе промышленности. Сегодня, судя по статистическим дан-ным, кризис преодолен, хотя при этом столь же очевидно, что динамика добычи полезных ископаемых уже вряд ли когда-нибудь вернется к тем 7–8−процентным показателям, которые наблюдались в 2000–2003 годах и вытягивали тогда на себе рост всего ВВП.

Наблюдаемые результаты — ускорение экономического роста на фоне высоких темпов укрепления рубля — приводят к все более широкому распространению точки зрения, согласно которой в нынешних условиях дорожающий рубль не тормозит развитие промышленности благодаря по-зитивному влиянию на рост инвестиций через удешевление зарубежных кредитов и импорта технологического оборудования. Угнетающее воздей-ствие дорогого рубля на рост минимально, так как инвестиции направлены в такие отрасли, которые либо вовсе защищены от иностранной конкурен-ции (торговля, финансы), либо негативные последствия усиления нацио-нальной валюты в них перекрываются ростом цен (сырьевой экспорт), ли-бо там действуют оба этих обстоятельства (коммерческая и жилая недви-жимость).
Такое же двоякое влияние на инвестиции оказывает и разрыв между ростом заработной платы и производительностью труда (в 2006 году за-работки росли быстрее производительности труда почти в два раза, в начале текущего года этот разрыв увеличился). Расширяя внутренний по-требительский рынок, это ведет одновременно к росту издержек производ-ства. В итоге уже со второй половины 2005 года, несмотря на рост экс-портных цен и улучшение условий торговли, из-за быстрого роста издер-жек производства прекратилось улучшение индексов конкурентоспособно-сти для экономики в целом и происходило ухудшение индикаторов конку-рентоспособности для торгуемых несырьевых производств. Начиная с тре-тьего квартала прошлого года, когда цены на нефть стабилизировались на сравнительно невысоком уровне, снижение производительности труда по отношению к фонду зарплаты ускорилось.
Новые риски
Сегодня некоторые эксперты видят возможность замедления мирово-го экономического роста, что может повлечь за собой снижение цен на сы-рье на мировых рынках. Следствием могут стать стагнация в нефтегазовой отрасли и замедление роста металлургических производств.
Однако возможное снижение цен на нефть, газ и металлы вряд ли способно привести нашу экономику к кризису. Не говоря уже о более чем внушительных накоплениях (по объему золотовалютных резервов Россия вышла на третье место в мире, уступая только Китаю и Японии), наша внешнеторговая позиция благодаря произошедшему за последние годы расширению экспортных мощностей стала существенно более устойчивой по отношению к нефтяным или каким-либо еще отдельно взятым сырьевым ценам.
Более существенным фактором риска представляется то, что дли-тельный период благоприятной конъюнктуры запустил механизм форми-рования особого типа развития, характерный для экономик с быстро укрепляющейся валютой (последний пример — страны Юго-Восточной Азии 1994–1997 годов). Самой характерной приметой данной модели яв-ляется стремительно дорожающая национальная валюта, которая вызыва-ет приток капитала и быстрое наращивание положительного сальдо пла-тежного баланса. Другими характерными чертами модели являются по-требительский, кредитный и инвестиционный бумы — в сочетании с пада-ющей конкурентоспособностью и ограниченными возможностями произ-водственного сектора абсорбировать инвестиции. Плюс «пузырь» на рын-ке активов (акции, недвижимость).
Конкретный механизм запуска финансового кризиса может быть свя-зан с внезапным падением цен активов, в результате которого банки полу-чают обесценивающиеся залоги, или просто с накоплением необслуживае-мых кредитов, причем при первых же признаках возникновения подобной ситуации поток капитала, в первую очередь в банковский сектор, развора-чивается в противоположном направлении.
Подобные двигатели всплеска инвестиционной активности, основан-ные прежде всего на конъюнктурных обстоятельствах, по своей природе не могут быть стабильными. Приток капитала, принявший характер само-поддерживающегося процесса (чем больше приток, тем сильнее укрепляет-ся рубль и, соответственно, тем обильнее притекает капитал), как и всякий подобный процесс в экономике, теоретически представляется легко обра-тимым.

8. Будущее российского рубля.

8.1. Возможные цели валютно-курсовой политики.

История знает случаи, когда ошибочная валютно-курсовая политика имела серьез¬ные отрицательные последствия для экономики. Классическим примером такого рода считается восстановление в 1925 г. золотого стан-дарта в Великобритании на базе до¬военного соотношения фунта стерлин-гов и доллара. Этот курс сильно завышал фунт, что мешало британскому экспорту и было одной из причин экономической стагнации4.
Возможно, это — преувеличение и искажение реальности. На эконо-мику одно¬временно действует такое большое число факторов, что выде-лить эффект валютного курса чрезвычайно сложно, если вообще возмож-но. Тем не менее нельзя не признать, что разумная валютно-курсовая по-литика играет существенную роль в развитии эко¬номики. В этой связи за-дадимся вопросом: какие цели могут быть поставлены перед этой полити-кой? Думается, эти цели сводятся к следующему:
1. Протекционизм: защищать от иностранной конкуренции нацио-нальное производ¬ство, особенно обрабатывающую промышленность.
2. Экспортная экспансия: стимулировать экспорт и тем самым спо-собствовать улучшению платежного баланса и накоплению валютных ре-зервов.
3. Иностраныне инвестиции: стимулировать приток иностранного капитала. На первый взгляд может показаться, что все три цели обеспечи-ваются понижением курса национальной валюты (девальвацией). Конкрет-нее, в нашей ситуации речь идет о том, чтобы государство содействовало повышению курса доллара, опережающему рост внутренних цен. Как мы видим, на этом и настаивает “Коммерсантъ”.
Механизм воздействия девальвации на экономику хорошо известен. Более высокий курс доллара (и других конвертируемых валют) дает экс-портерам дополнительную выгоду при обмене иностранной валюты на рубли (или позволяет им снижать цены в валюте), заставляет импортеров покупать доллары дороже и тем самым уменьшает выгодность импорта, делает для иностранных инвесторов более рентабельными рубле¬вые инве-стиции.
Однако, как мы знаем из экономической теории и опыта, этот эффект носит услов¬ный характер и может дать благоприятные последствия лишь при весьма специфи¬ческих условиях. Таких условий в России нет.
Едва ли понижение курса рубля может быть сколько-нибудь эффек-тивным орудием защиты внутреннего производства. В условиях инфляции и слабости внутренней конкуренции рост издержек импорта сравнительно легко перекладывается на потре¬бителя. Интенсивный спрос, созданный де-сятилетиями отрыва от мирового рынка, мало реагирует на повышение цен импортных товаров. Импортные пошлины и, воз¬можно, прямые огра-ничения импорта могут быть более подходящими орудиями про-текционизма того типа, который нам нужен.
Российские промышленные товары мало конкурентоспособны на внешних рынках не столько по ценам, сколько по качеству, дизайну, ком-плектности и регулярности поставок и т.п. Что касается экспорта сырья, то мы уже хорошо знаем из недавнего опыта, что происходит при низком курсе рубля и вытекающем из этого превышении мировых цен над внут-ренними: хищническая продажа за рубеж с укрывательством валютной выручки, сбыт по демпинговым ценам. По экспорту тоже нужна хорошо разработанная программа диверсификации и стимулирования, а не валют-ные мани¬пуляции.
Столь же сомнителен эффект девальвации с точки зрения привлече-ния иностран¬ного капитала. Если даже не принимать во внимание аргу-мент, что это усилит “распродажу России”, совершенно очевидно, что в современных условиях притоку иностранного капитала мешает не курс рубля, а хорошо известные экономические, политические и криминальные факторы.
Если положительные эффекты понижения курса рубля сомнительны и малове¬роятны, то отрицательные, напротив, вполне очевидны. Прежде всего он является в наших условиях мощным фактором инфляции и ухуд-шает возможности какой-либо финансовой стабилизации. Усиливается и без того катастрофический уход валютных средств за границу и накопле-ние наличной валюты у населения.
Имея месячный темп инфляции (по потребительским ценам) порядка 15%, мы снова стоим на грозном пороге гиперинфляции, от которого с большим трудом и жертвами отошли в 1993—1994 гг. Абсолютно проти-вопоказаны любые меры экономической политики, способные увеличить темп инфляции.
Совершенно очевидно, что крах рубля с инфляцией хотя бы украин-ских масштабов имел бы для России крайне негативные международные последствия различного рода — от ухудшения перспектив экономической интеграции СНГ до окончательного под¬рыва наших позиций в междуна-родных финансовых организациях и на рынках капи¬талов.
Короче, единственная разумная валютно-курсовая политика может заключаться в умеренном сдерживании падения курса рубля и поддержа-нии примерного соответствия между ростом курса доллара и повышением внутренних цен.

8.2. Альтернативные режимы валютного курса.

Можно сказать, что сложившийся в последние два года режим пла-вающего курса рубля, в известной степени регулируемого интервенциями Центрального банка, в ос¬новном соответствует как экономической ситуа-ции, так и общей линии “либерально-рыночной” экономической политики. Тем не менее полезно рассмотреть ряд альтер¬нативных режимов, возмож-ных как при сохранении нынешней общей линии, так и в случае ее извест-ного изменения.
1. Сохранение нынешнего порядка в усовершенствованном виде. Нет сомнения, что действующий ныне режим валютных курсов нуждается в со-вершенствовании и может быть улучшен. Уже внесены важные коррективы в работу Московской межбан¬ковской валютной биржи: фиксирование пре-делов дневных колебаний курсов, улучше¬ние расчетов по сделкам, созда-ние страхового фонда и др. При нормальном развитии валютного рынка западного типа должны расти объемы межбанковской небиржевой торгов-ли валютой, складываться — взаимодействие региональных валютных рынков с центром и между собой, развиваться — валютный арбитраж (иг-ра на небольших разницах в курсах), срочные сделки с валютой. Все эти процессы в зачаточной форме уже имеют место, но нуждаются как в от-раслевом саморегулировании, так и в госу¬дарственном регулировании. Они будут развиваться тем быстрее, чем больше будет в экономике ры-ночных элементов и меньше инфляции.
Ключевая роль в совершенствовании валютного рынка принадлежит Центральному банку. В его распоряжении имеются в принципе три типа мер: административные (различные запреты, лимиты, нормативы и т.п.), рыночные (денежные интервенции на рынке) и неформальные. Последние (типичные, например, для Великобритании) озна¬чают прямые человече-ские контакты руководителей Центрального банка и узкой группы круп-ных коммерческих банков. В ходе этих контактов даются неформальные рекомендации и проводятся консультации. Хотя наша раздробленная си-стема коммер¬ческих банков не очень благоприятствует такому типу отно-шений, все же при доброй воле с обеих сторон он мог бы развиваться. Ры-ночные интервенции требуют наличия у Центрального банка значитель-ных валютных резервов. В острых ситуациях, как в сентябре—октябре 1994 г., это может быть серьезным сдерживающим фактором. Важно так-же, чтобы эти операции проводились умело, профессионально.
2. Введение единого твердого официального курса. Это представля-ется мыслимым в двух совершенно различных и даже противоположных вариантах: а) возврат к то¬тальному валютному контролю вплоть до госу-дарственной валютной монополии с принудительным применением офици-ального курса ко всем операциям и с обяза¬тельной сдачей экспортерами всей валютной выручки; б) стабилизация валюты на основе прекращения инфляции и единый курс, возможно путем привязки рубля к дол¬лару или, например, к экю.
Первый вариант лежит скорее в области идеологии и политики, он возможен лишь в рамках принципиального изменения их направления, как оно сложилось в последние 4—5 лет: Опыт ряда стран Восточной Европы свидетельствует, что даже возврат к власти неокоммунистов не влечет за собой таких последствий, но это еще не дока¬зывает, что подобный ход со-бытий в принципе невозможен в России. Во всяком случае должно быть ясно, что первым следствием такого поворота был бы рост власти фи-нансовой бюрократии, процветание черного рынка и связанных с ним структур, уси¬ление бегства денег за границу, не говоря уж о прекращении притока иностранного капитала и любых займов. Со всем этим пришлось бы бороться “большевистскими” методами.
Если закрепить курс рубля на каком-то установившемся уровне и сделать его при¬нудительным, то в условиях развивающейся инфляции рос-сийский экспорт быстро станет полностью неконкурентоспособным. Напротив, будет усиливаться лавинообраз¬ный спрос на валюту для им-порта. Нет сомнения, что очень скоро пришлось бы де¬вальвировать рубль путем скачкообразного (и, вероятно, неоднократного) понижения курса. Но такая нестабильность хуже, чем нынешнее более или менее плавное сни¬жение рыночного курса.
Второй вариант возможен лишь при условии успешного развития рыночной эконо¬мики и соответствует “мировым стандартам”. Он мог бы стать закономерным и пози¬тивным развитием нынешнего режима. Техни-чески такой порядок мог бы быть введен путем установления пределов от-клонения рыночных курсов от официального паритета (центрального кур-са) с рыночной интервенцией Центрального банка при необходи¬мости. Этот паритет мог бы в крайнем случае изменяться сравнительно неболь-шими шагами.
Согласно сообщениям прессы, о возможности такого развития ве-лись какие-то не обязывающие беседы между российскими экспертами и представителями Междуна¬родного Валютного Фонда. Но надо ясно пони-мать, что в обозримом будущем оно едва ли реально.
3. Множественность курсов. Это валютный режим, при котором ле-гально дейст¬вуют два или более валютных курсов по отношению к данной иностранной валюте, скажем, к американскому доллару. Простейшим ва-риантом может быть установление твердого официального (периодически изменяемого) курса и параллельного свободно плавающего курса. Как правило, по этому курсу национальная валюта оценивается ниже, чем по официальному. Например, устанавливается, что иностранная валюта для поездок за границу не предоставляется по официальному курсу, а должна покупаться по свободному. Эта мера при прочих равных условиях огра-ничивает спрос на валюту для этих целей. Или, например, экспортеры не-которых товаров получают право продавать валютную выручку по сво-бодному курсу, тогда как экспортеры всех других товаров обязаны сда-вать ее по официальному курсу. Такой режим означает стимули¬рование экспорта этих привилегированных товаров. Подобная система может услож¬няться путем введения нескольких официальных курсов для разных операций и даже разных товарных групп экспорта и импорта.
Под категорию множественности курсов подходит не раз выдвигав-шееся в послед¬ние годы предложение ввести для так называемых “опера-ций с капиталом” — зару¬бежных инвестиций и прибылей, полученных в России иностранными инвесторами, при их переводе за границу специаль-ный заниженный курс обмена твердых валют (например 1000—1500 руб. за 1 долл. при общем курсе порядка 4000 руб. за 1 долл.).
Не рассматривая этот вопрос по существу, отмечу, что в мировой практике подобный инструмент применяется с обратной целью — создать льготный режим для иностранных инвестиций путем предоставления зару-бежным инвесторам возможности обменивать доллары на местную валюту по более выгодному курсу.
Режимы множественности курсов довольно широко применялись в первые после¬военные годы, а для некоторых развивающихся стран это ха-рактерно и теперь. Наиболее типичным это было для стран Латинской Америки, в частности для Арген¬тины. Однако постепенно такая практика вышла из моды и сохраняющиеся ныне в некоторых странах режимы едва ли могут служить для нас примером.
Совершенно очевидно, что множественность курсов предполагает жесткий валют¬ный контроль и создает благоприятную почву для бюро-кратии и коррупции. Между¬народный Валютный Фонд категорически не одобряет эти режимы. Введение множественности курсов в России, веро-ятно, затруднило бы для нее получение кре¬дитов.
4. Создание параллельной устойчивой валюты. Речь идет о введении двойного денежного обращения и двойного масштаба цен в обесцениваю-щихся “старых” рублях и в устойчивых “новых” рублях. Такая мысль не-однократно высказывалась у нас в последние годы. Новейший пример — статья А. Белякова.
Авторы подобных предложений обычно ссылаются на опыт с чер-вонцем в СССР 20-х годов. Можно также вспомнить, что в Германии при ликвидации инфляции в 1923 г. в качестве временной устойчивой валюты была введена рентная марка. Однако эти примеры едва ли доказывают це-лесообразность подобных мер в наших условиях. В обоих названных слу-чаях имел место переход от полностью обесцененных денег к вполне назревшей стабилизации. В нынешней России достаточные условия для стабилизации не сложились.
Двойная валюта, не решив наших фундаментальных проблем, созда-ла бы большие трудности. Можно с достаточной вероятностью предви-деть, что “старый” рубль под¬вергся бы в этом случае катастрофическому обесценению, и его эмиссия не могла бы покрывать бюджетный дефицит. Тогда возникла бы необходимость и соблазн исполь¬зовать для этих целей эмиссию “новых” рублей, и их устойчивость была бы быстро подорвана. Параллельное обращение двух валют с постоянно меняющимся соотно-шением между ними создало бы огромные трудности, не только техниче-ские, но эко¬номические и политические.
А. Беляков говорит, что внедрение “нового” рубля могло бы способ-ствовать вытес¬нению доллара из внутреннего наличного оборота в России. Экономически наиболее важно уменьшить накопление безналичных дол-ларовых (и других валютных) активов за границей и образование внут-ренних сбережений в долларах. Более эффективным способом решения этой задачи мне представляется выпуск и безусловно строгое обслу-живание государственных валютных обязательств.
Если из всего сказанного по поводу альтернативных валютных ре-жимов можно сделать какой-то вывод, то он заключается в том, что в этой области нежелательны любые резкие, радикальные меры, ломающие уста-новившийся порядок. Правильнее идти консервативным путем постепен-ных улучшений. Даже в случае смены общего направления экономической политики желательно к вопросу об изменении режима ва¬лютных курсов подходить с большой осторожностью.

8.3. Курс рубля в системе экономической политики.

Курс рубля к конвертируемым валюта обеспечивает связь экономики России с мировым рынком. Он имеет объективную основу формирования, основные черты и особенности которой изложены выше. Возможности государства в этой области ограничены по самой природе явления. Из-вестного успеха в смысле определения курса, соответствующего каким-то целям экономической политики, можно добиться лишь в том случае, если не насиловать экономику, не идти наперекор объективным силам, а умело маневрировать в рамках этих процессов.
Другой важнейший тезис состоит в том, что при всей своей важности вопрос о курсе рубля подчиненный и имеет смысл лишь как составная часть всей экономической и финансовой политики. Хотя возврат к гло-бальному огосударствлению представляется невозможным, масштабы и формы экономической деятельности государства могут быть различными. Подобный выбор так или иначе стоит перед руководством любой страны, но в России острота проблемы особенно велика. Можно сформулировать неко¬торые более конкретные дилеммы, от того или иного решения кото-рых зависит ва-лютно-курсовая политика.
Какое значение придается преодолению инфляции и чем мы готовы пожертвовать ради достижения этой цели?
Какая степень либерализации валютной и внешнеторговой сферы признается оптимальной? Иными словами, какую степень и формы валют-ных и внешнеторговых ограничений мы считаем необходимыми?
В какой мере воздействие на внешнеэкономическую деятельность осуществляется иными финансовыми инструментами помимо валютного курса (налоги, пошлины, льготы, дотации)?
Насколько приоритетно привлечение иностранного капитала и какие льготы мы готовы для него создавать?
Насколько Россия способна и готова соблюдать принципы и правила международ¬ных экономических организаций, особенно МВФ, а также ГАТТ?
Это список может быть продолжен, но суть дела из сказанного до-статочно ясна.
В заключение несколько слов об отношениях России с международ-ными органи¬зациями в свете проблем валютно-курсовой политики. Прин-ципы МВФ достаточно гибки и не предусматривают, как до реформы кон-ца 70-х годов, установление ста¬бильного паритета национальных валют в золоте и американских долларах. Свободное плавание валют или их при-крепление к какой-то устойчивой базе (доллар, экю, единица СДР, герман-ская марка, французский франк) является делом выбора страны.
Вместе с тем принципы Фонда категорически исключают конкурент-ное обесцене¬ние валюты (меры по сознательному понижению ее курса с целью форсирования экспорта и ограничения импорта), не одобряют мно-жественность курсов. Разумеется, все это является частью более общих принципов экономической политики, таких, как неинфляционная экономи-ка, свободное ценообразование, свобода внешнеэкономиче¬ской деятельно-сти, ослабление всякого рода ограничений в данной области. Хотя эти принципы соблюдаются далеко не всеми и не в полной мере, в целом они не ставятся в международном сообществе под сомнение.

Заключение.

В 2003 году мы стали свидетелями резкого перелома тенденции на российском валютном рынке. Впервые за всю историю России курс ее национальной валюты стал устойчиво расти по отношению к доллару, многие годы воспринимавшемуся населением как символ стабильности и надежное средство сбережения. По итогам года рубль подорожал по от-ношению к доллару США на 7,3% – в номинальном и более чем на 19% – в реальном выражении. В январе укрепление рубля продолжилось: он по-дорожал почти на 1 рубль, достигнув уровня начала 2001 года.
Поэтому в 2003 году Правительство РФ и Банк России добились со-кращения инфляции до 12%. Однако, рост номинального курса рубля по отношению к доллару США привел к удешевлению части поступающего в Россию импорта. Как следствие, цены на многие непродовольственные то-вары выросли в 2003 году существенно меньше, чем в 2002 году. С дру-гой стороны, наращивание ЦБ РФ резервов (+29 млрд. долларов или +61% по итогам года) привело к росту денежной массы и созданию ин-фляционного навеса. Правда, удорожание рубля вызвало сдвиг предпо-чтений населения в пользу рублевых сбережений.
Таким образом, важным приоритетом валютной политики является обеспечение реальности и устойчивости курса рубля. При ежегодном па-дении курса рубля Россия лишается шанса к его внедрению в платежно-расчетный оборот других стран Содружества независимых государств (СНГ) в качестве резервной валюты, что может ослабить политическое влияние РФ в этом важном для нее экономическом и геополитическом ре-гионе.
Настоятельно требуется существенное укрепление органных основ валютного контроля и валютного регулирования, с тем, чтобы усилить госконтроль за их осуществлением и перекрыть каналы криминальных операций, контрабанды и утечки капитала за границу. В этом направлении могли бы стать лицензирование, государственная регистрация и эксперти-за валютных сделок. Немаловажное значение имеет поддержание единства экономического пространства и таможенного режима на всей территории России.
Однако основой аргумент сторонников полной либерализации ва-лютного режима в стране сводится к тому, что валютный контроль в Рос-сии не решает проблемы и поэтому его необходимо отменить. При этом игнорируются расчеты ученых Института народно-хозяйственного про-гнозирования Российской академии наук (РАН), показывающие, что нега-тивные последствия либерализации валютного рынка и, в частности, от-мены либо сокращение обязательной продажи экспортной выручки, будут сопоставимы с потерями, понесенными в результате острого экономиче-ского кризиса в августе 1998 года.
Исходя из анализа экономических данных следует, что:
– Экономическая ситуация в России в целом выглядит более благо-приятной, чем в соответствующем периоде прошлого года.
– Итоги первого квартала 2007 г. свидетельствуют о значительно бо-лее высоком приросте ряда показателей по сравнению с первым кварталом 2006 г.
– Положительные тенденции могут сохраниться до конца года.
В Российской экономике сохраняются внутренние и внешние риски, связанные:
– с ожиданием роста процентных ставок по кредитам вслед за уже-сточением
монетарной политики ведущими странами мира;
– с возможным сокращением объема ликвидности внутри страны из-за
уменьшения доходной части федерального бюджета, образования
отрицательного сальдо торгового баланса;
– с укреплением рубля на уровне, превышающем официальные про-гнозные
ориентиры;
– со значительным ростом потребительского кредитования и связан-ного с этим
увеличения объёма невозвратов и пр.
Нельзя также игнорировать возможность оттока коротких денег, что в условиях либерализации увеличивает уязвимость экономики и делает не-обходимым создание механизмов предотвращения негативного воздей-ствия внешней конъюнктуры на национальную экономику. Тем не менее, большинство экспертов не склонны преувеличивать существующие риски, и, исходя из действующих тенденций, позитивно оценивают перспективы российской экономики в 2007 г.

Список литературы.

1. «Курс экономической теории». Под ред. Чепунина М.Н., Киров, 2004 г.
2. «Мировая экономика» . Р.И.Хасбулатов, М, 2005 г.
3. «Основы международных валютно-финансовых отношений». Под ред. В.В. Круглова, М, 1999 г.
4. «Экономика». Под ред. А.С. Булатова, М, 1996 г.
5. «Экономика России: учебное пособие». Виноградов В.В., М, 2001 г.
6. «Бухгалтерия и банки», №2, 2003 г.
7. «Итоги», №11, 2006 г.
8. «Международный бизнес России», №12, 2002 г.
9. «Рынок ценных бумаг», №3, 1999 г.
10. «Рынок ценных бумаг», №1, 2002 г.
11. «Рынок ценных бумаг», №3, 2004 г.
12. «Финансист», №1/2, 2003 г.
13. Белова Т.А. – Текущие валютные счета организаций – М. – Консалтбан-кир – 1995.
14. Борисов С.М. – Азбука обратимости или что надо знать о конвертиру-емости валют. – М. – Финансы и статистика – 1991.
15. Борисов С.М. – Рубль: золотой, червонный, советский, российский… Проблема конвертируемости. – М. – Инфра-М – 1997.
16. Бункина М.К. – Деньги, банки, валюта. – М. – АО”ДИС” – 1994.
17. Валовая Т.Д. – Валютный курс и его колебания – М. – Финстатинформ – 1995.
18. Внешнеэкономический бизнес в России – Справочник – М. – Республика – 1997.
19. Дадашев А.З. – Финансовая система России. – М. – Инфра-М – 1997.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019