.

Щедрин Н.В. Основы общей теории предупреждения преступности 1999 (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
3 3820
Скачать документ

Щедрин Н.В. Основы общей теории предупреждения преступности 1999

Введение

Преступность в России превратилась в фактор национальной угрозы. Об этом
много и часто говорят. При этом почти все знают, как бороться с
преступностью. Клеймят, призывают, советуют, принимают программы…, но
положение не улучшается.

Вызывает удивление, когда люди, пусть даже “государственные”, не имея
элементарных знаний в этой области, безапелляционно предлагают
универсальные рецепты. Но в упрощенном подходе к предупреждению
преступности повинны не только они. Надо честно признать, что
криминология в этом плане достигла не бог весть каких высот.

В последнее время издается большое количество криминологических работ по
частным вопросам предупреждения. Cтали популярны темы, связанные с
организованной преступностью, коррупцией и другими “модными” видами
преступлений. Но, исследуя частные проблемы, авторы вынуждены изобретать
собственную методологию и свой понятийный аппарат. Такое ощущение, что
наблюдаешь общение, в котором стороны говорят на разных языках или
используют разный алфавит.

Общая теория предупреждения преступности должного развития не получает.
Наиболее значимые работы в этой области были написаны в семидесятые и
восьмидесятые годы. Издаваемые “наперегонки” учебники по криминологии
иногда содержат такой противоречивый материал, что у добросовестных
студентов, прочитавших несколько учебников, да еще пару неадаптированных
переводов из зарубежной криминологии, в голове образуется невероятная
сумятица.

Поневоле вспоминается критикуемый ныне В.И. Ленин: “Кто берется за
частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет
на каждом шагу бессознательно для себя “натыкаться” на эти общие
вопросы”[ HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/vvedenie.html”
\l “1#1” 1 ].

Настоящее учебное пособие предназначено для студентов, аспирантов и
преподавателей, изучающих криминологию и исследующих проблемы
предупреждения преступности. Автор попытался систематизировать имеющиеся
в этой сфере подходы, предложить свое видение ключевых проблем
предупреждения и по возможности понятно их изложить.

1) Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.15. С. 368.

1. ПОНЯТИЕ, СИСТЕМА И ПРИНЦИПЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

Обычно подобные разделы в учебниках начинаются с сопоставления и
толкования терминов “предупреждение”, “профилактика”, “борьба”,
“правоохранительная деятельность”, “пресечение”. Это создает
определенные трудности в изучении теории предупреждения преступности,
но, к сожалению, “терминологических разборок” пока не избежать.
Криминология является сравнительно молодой наукой, и многие понятия,
которыми она оперирует, находятся в стадии становления.

Многозначность и неопределенность понятийного аппарата очень часто
являются единственной причиной дискуссий и непонимания. Авторы,
употребляя одни и те же термины, вкладывают в них разное содержание.
Выход из такой ситуации один – соглашение. При этом главное – содержание
понятий. Какими словами их обозначить, какие ярлыки наклеить – не так уж
важно, важно, чтобы они были унифицированы. В логике для этого
существует специальный прием – “терминологическая конвенция”[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava11.html” \l “2#2″ 2 ], когда
стороны договариваются об однозначном употреблении того или иного
понятия.

Усаживаясь за воображаемый стол переговоров, начнем с поиска терминов
для обозначения полного комплекса всех видов воздействия, которые
используются для сдерживания преступности. В литературе для этого
предлагаются разные варианты: “борьба с преступностью”, “комплексное
воздействие на преступность”, “предупреждение преступности”,
“деятельность по предупреждению преступности”, “социально-правовой
контроль над преступностью”.

Очевидно, с точки зрения русского языка между ними есть различия, но
лингвистическое толкование терминов в нашем случае – тупиковый путь.
Будет лучше, если мы условимся использовать для обозначения совокупности
средств, которые используются для снижения уровня преступности, все пять
вышеприведенных словосочетаний.

Общеизвестно, что “родителями” криминологии являются уголовное право и
социология. Российская криминология, в отличие от американской, тяготеет
к уголовному праву. Подавляющее большинство российских криминологов по
своей базовой подготовке – специалисты в области уголовного права. В
этом есть свои преимущества, но есть и недостатки. Один из недостатков
усиленной уголовно-правовой подготовки состоит в том, что все виды
деятельности по предупреждению преступлений традиционно подразделяются
на две неравные части: 1) уголовная репрессия, то есть предупреждение,
которое осуществляется в рамках уголовного правосудия; 2) профилактика
или превенция( HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava11.html” \l “3#3” 3 ), в
которую входят все виды антикриминогенного воздействия, находящиеся за
рамками уголовного правосудия.

Хотя со времен Екатерины II в России неизменно декларируется тезис о
том, что “главным направлением борьбы с преступностью является
превенция”, “уголовно-правовое” мышление на первое место ставит меры
уголовной репрессии. В другую, “остаточную” часть включают все иные
меры, которые объединены под общим названием “профилактика”. Они
регламентируются отраслями законодательства, не входящими в
криминалистический цикл – административным, гражданским, семейным,
трудовым и т.п.

В какой-то мере такое “неравенство” объяснимо, поскольку именно
уголовный закон задает параметры для понятия “преступного”, которое
является центральным в определении предмета криминологии.

Однако парадоксально, что при той значимости, которая придается
уголовной репрессии в деле борьбы с преступностью, этот вид
предупреждения фактически выводится за рамки предмета криминологии и,
судя по большинству учебников, его предупредительный потенциал
криминологами не исследуется.

Такой подход нарушает принцип системности. Уголовная репрессия –
необходимое и очень весомое средство, но еще никто не доказал ее
исключительность и преимущество перед другими. Даже если это так, то тем
более уголовно-правовой контроль должен быть включен в предмет
криминологии. Признание специфичности уголовно-правового предупреждения
ничего не меняет. Свои особенности имеет также предупреждение
преступности средствами, предусмотренными административным( HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava11.html” \l “4#4” 4 ), трудовым
и другими отраслями законодательства, которые изучаются соответствующими
правовыми науками. Экономические средства влияния на преступность,
например, не менее специфичны и эффективны, чем уголовно-правовые.
Однако их предупредительный потенциал исследуется в рамках криминологии.

Аналогичным образом, на наш взгляд, предупреждение преступности
средствами, которые предоставляет уголовное законодательство, должно
рассматриваться в криминологии наряду и в совокупности с другими.
Естественно, что здесь должны исследоваться не проблемы
уголовно-правовой догматики, что входит в предмет науки уголовного
права, а вопросы криминализации и декриминализации, предупредительной
эффективности средств, используемых в рамках уголовного правосудия.

Утверждение о том, что вопросы эффективности уголовно-правовой нормы
изучают социология уголовного права или уголовная политика, в данном
случае ничего не меняет. Ведь исследование различных проблем
административного наказания, дисциплинарного взыскания или
экономического стимулирования соответствующими отраслями социологической
науки вовсе не препятствует исследованию их в качестве средств
предупреждения преступлений, но уже в рамках криминологии.

Как видим, нет никаких оснований для того, чтобы выводить
уголовно-правовое воздействие за пределы системы предупреждения. Одной
из задач Уголовного кодекса является “предупреждение преступлений” (ст.
2), а одной из целей уголовного наказания – “предупреждение совершения
новых преступлений” (ст. 43).

Таким образом, криминологическая теория предупреждения преступности –
это учение о совокупности всех законных видов, форм, способов, средств и
методов контроля над преступностью независимо от того какой отраслью
права они предусмотрены.

Одно из положений, вокруг которых в криминологии нет споров, это тезис о
том, что предупреждение преступности является специфической
разновидностью социального управления( HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava11.html” \l “5#5” 5 ). Из этого
следует, что деятельность по предупреждению преступлений должна
соответствовать всем требованиям, предъявляемым к социальному
управлению. Рассматривая систему деятельности по предупреждению
преступности, можно выделить объект, субъект и меры предупреждения.

Специфика деятельности по предупреждению преступлений состоит в том, что
значительная ее часть связана с принуждением, сопряжена с вмешательством
в сферу личной жизни, с ограничением конституционных прав и свобод
личности. Эта принудительная часть должна быть жестко регламентирована
законом. Отсюда следует, что кроме принципов социального управления
(целеполагания, системности, объективности, основного звена,
оптимальности и эффективности) предупреждение преступности должно
соответствовать правовым принципам, важнейшим из которых является
принцип законности.

Принцип целеполаганияявляется определяющим в выделении предупреждения
преступности в особую разновидность социального управления. Именно цель
предупреждения преступности является тем системообразующим объединяющим
началом, позволяющим относить субъекты, объекты и меры воздействия к
этой особой деятельности. Цель находится в центре внимания субъекта, и
ее достижение служит мерилом качества и эффективности предупредительной
работы.

Принцип системностипредполагает рассмотрение предупреждения преступности
как взаимодействия субъекта (управляющая подсистема) и объекта
(управляемая подсистема), а меры предупреждения преступлений – в
качестве отношений управления.

Принцип объективноститребует максимального соотнесения управляющих
воздействий с закономерностями и тенденциями развития социальных
процессов. Применительно к предупреждению преступности это означает, что
предупредительная деятельность невозможна без познания и учета
закономерностей функционирования объекта и социума. Борьба с
преступностью “кавалерийскими наскоками” приносит больше вреда, чем
пользы.

Принцип основного звенапозволяет найти главную задачу деятельности по
предупреждению преступлений, вычленить ключевую проблему или несколько
проблем и сконцентрировать на их решении имеющиеся ресурсы.

Принцип оптимальности и эффективноститребует, чтобы при наименьшей
затрате сил и средств, материальных и финансовых ресурсов получать
наилучший результат в возможно короткий срок. В предупреждении
преступлений действие этого принципа ограничивается принципом
законности, в соответствии с которым все предупредительные мероприятия
должны осуществляться в рамках закона и никакое стремление к
эффективности не может оправдать его нарушение.

Таким образом, предупреждение преступности – это специфическая
разновидность социального управления, целью которого является снижение
вероятности преступного поведения, для чего субъект, используя весь
комплекс законных мер воздействия (в том числе и принудительных),
стимулирует включение объекта в систему общественно полезных отношений и
ограничивает его негативные связи.

2) Свинцов В.И. Логика. М.: Высш. шк., 1987. С. 172.

3) В криминологической литературе имеет место и другой подход. Иногда
часть деятельности по снижению уровня преступности, которая находится за
рамками правоохранительной деятельности, обозначается термином
“предупреждение преступности” (см. например: Криминология. Учебник для
юридических вузов / Под общ. ред А.И. Долговой. М.: ИНФРА М-НОРМА, 1997.
С. 319 – 320). Нет единства по этому вопросу даже у авторов
криминологических словарей. Так, С.В. Максимов ставит знак равенства
между терминами “предупреждение” и “профилактика” (см.: Максимов С.В.
Краткий криминологический словарь. М.: Юристъ, 1995. С. 19). Автор
другого словаря, Г.Н. Горшенков, считает, что пре-дупреждение включает в
себя уголовно-процессуальное, оперативно-розыскное и пенитенциарное
предупреждение (см.: Горшенков Г.Н. Криминологический словарь.
Сыктывкар: Филиал Моск. спец. школы МВД России, 1995. С. 53).

4) См., например: Лобзяков В.П., Овчинский С.С. Административно-правовые
меры предупреждения преступности. М.: Юрид. лит., 1978.

5) «Социальное управление – это один из основных видов управления,
функция к-рого заключается в обеспечении реализации потребностей
развития общества и его подсистем; в формировании критериев и
показателей соц. развития объек-та, выделении возникающих в нем соц.
проблем, разработке и применении ме-тодов их решения, в достижении
планируемых состояний и параметров соц. от-ношений и процессов»
(Социологический энциклопедический словарь. М.: Из-дательская группа М –
НОРМА, 1998. С. 380). Наиболее четко эта идея выраже-на в работе: Раска
Э.Э. Борьба с преступностью и социальное управление: тео-ретические и
методологические аспекты. Таллин: Эести раамат, 1985. 215 с.

распределение объектов и явлений на определенные группы, классы,
разряды на основании их сходства и различия по одному или нескольким
признакам. Подобно тому, как классификация лекарств позволяет врачу
сделать выбор средства, подходящего для лечения диагностированного
заболевания, выделение различных видов предупредительных мер помогает
подобрать соответствующую виду и типу криминогенной деформации меру
воздействия. Познавательная ценность классификаций заключается в том,
что их знание позволяет глубже понять и изучить различные грани процесса
предупреждения преступлений.

Меры предупреждения преступности могут классифицироваться по различным
основаниям (признакам). Когда в основе классификации лежит совокупность
(сочетание) признаков, образующих некий социальный тип или обособляющих
одно социальное явление от других, речь идет о типологии. Типология –
это более сложный вид классификации.

Одним из важнейших классификационных признаков является метод
предупредительного воздействия. В принципе, все многообразие мер
воздействия сводится к двум методам: стимулирование и ограничение[
HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “6#6” 6
]. Деятельность по предупреждению преступлений можно представить как
двухсторонний процесс: с одной стороны, целенаправленное включение
объекта в общественно полезные связи-отношения, а с другой –
воспрепятствование вступлению в криминогенные. Это – две взаимосвязанные
стороны предупредительной деятельности. Если прерывание негативных
отношений осуществляется преимущественно с помощью принудительных мер
предупреждения, то для стимулирования позитивных связей используются,
главным образом, меры, не связанные с принуждением.

Другим важным классификационным основанием является механизм
воздействия.Если рассматривать весь спектр мер предупредительного
воздействия, то можно выделить четыре однородные группы: меры
стимулирования (поощрения), наказания (ответственности), восстановления
(компенсации) и безопасности (защиты). Они отличаются друг от друга по
методу, непосредственным целям, основаниям, содержанию, субъектам и
срокам применения.

Меры стимулирования (поощрение, награда) – это предоставление различных
благ за определенные общественно полезные действия (заслуги)[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “7#7” 7 ]. В
уголовном праве поощрение реализуется устранением обременений в ответ на
общественно полезное поведение[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “8#8” 8 ].
Поощрительным последствием позитивного поведения является и юридическое
признание[ HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html”
\l “9#9” 9 ]. Создание системы стимулов, побуждающих людей подчиняться
закону и делающих выгодным именно законопослушное поведение, на наш
взгляд, в плане предупреждения преступлений, более значимо, чем
принуждение. Любой гражданин должен иметь законные возможности для
обеспечения нормальной жизни, для удовлетворения своих минимальных
потребностей. В противном случае он вынужден прибегнуть к криминальным
способам. Одним из эффективных средств социального управления является
предоставление режима наибольшего благоприятствования для
законопослушных граждан и организаций, которые соблюдают закон. К
сожалению, в России чаще используют не пряник, а кнут.

Различные виды стимулирования составляют основу социальной профилактики,
то есть системы самых разнообразных непринудительных методов, с помощью
которых осуществляется социализация и ресоциализация индивида.

По существу социальная профилактика преступлений – это один из видов
социальной работы[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “10#10” 10 ]. Это –
социальная[ HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html”
\l “11#11” 11 ], медицинская, психологическая и материальная помощь,
повышение культурного, общеобразовательного и профессионального уровня,
трудовое и бытовое устройство. Исчерпывающий перечень всех
разновидностей социальной профилактики займет очень много места. Можно
сказать, что в нее входят все виды воздействия, кроме принудительных, к
которым относятся меры наказания, восстановления и безопасности. Меры
восстановления (компенсации) направлены на “устранение вреда
причиненного противоправным деянием общественным отношениям, на
исполнение невыполненных обязанностей”[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “12#12” 12 ]. Они
включают: принудительное исполнение обязанности, отмену незаконных актов
и обязанность возместить ущерб[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “13#13” 13 ]. Тем
самым воссоздается система правоотношений, нарушенная невыполнением
предписаний закона обязанными субъектами[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “14#14” 14 ]. В
большей степени эта группа мер присуща гражданско-правовой отрасли. Но
она используется и в уголовном праве, где восстановление осуществляется
возложением обязанности загладить причиненный вред (ст. 90 УК).

Принуждая правонарушителя к заглаживанию вреда, возмещению ущерба,
компенсационные меры одновременно служат удовлетворению справедливых
требований жертвы, восстановлению социальной справедливости. Большой
предупредительный потенциал восстановительных мер российской
криминологией пока недооценивается. Между тем во многих странах
профилактические проекты “компенсация вместо наказания” “примирение
вместо наказания” пользуются значительной популярностью и имеют
применительно к некоторым видам преступлений хороший предупредительный
эффект[ HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l
“15#15” 15 ]. В уголовном праве Германии “восстановление” наряду с
наказанием и мерами безопасности рассматривается в качестве так
называемой “третьей колеи” уголовно-правового регулирования.[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “16#16” 16 ]

Под наказанием (ответственностью)[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “17#17” 17 ]
традиционно понимают принудительное лишение определенных благ соразмерно
совершенному правонарушению. Путем угрозы или реального причинения
лишений и страданий правонарушителю, достигаются цели общего и
специального предупреждения. Расчет прост: сам наказанный, опасаясь
повторения кары, будет избегать повторения преступлений, а для
сдерживания преступных устремлений большинства окружающих достаточно
опыта чужих страданий. Наказание рассматривается как одно из важнейших
средств предупреждения преступности. Механизм карательного воздействия в
юридической литературе хорошо изучен. Исторически сложилось, что общая
теория права и отраслевые юридические науки имеют “наказательный” крен и
являются по существу теориями ответственности-наказания, в то время как
социально-психологический механизм и эффективность других принудительных
видов воздействия с целью предупреждения преступности исследован
недостаточно.

Четвертый вид предупреждения – это меры безопасности, то есть меры
принудительного ограничения поведения физических и деятельности
юридических лиц, применяемые при наличии указанных в законе оснований и
имеющие цель предотвращения вредоносного воздействия источника
опасности. Несмотря на то, что меры безопасности на практике
используются очень широко[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “18#18” 18 ],
предупредительный потенциал данного вида воздействия изучен слабо.

В советской и современной российской юридической науке институт мер
безопасности находился и находится на периферии научных исследований.
Криминологическая наука также уклоняется от изучения этого феномена,
хотя, на наш взгляд, роль этого средства в сдерживании преступности
будет расти.[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “19#19” 19 ]

Современного Герострата или атомного террориста могут удержать только
адекватные меры безопасности, а не угроза отдаленного во времени
наказания, которого к тому же можно избежать.

Организованная преступность всегда будет изощреннее “магической” и
“универсальной” формулы УК, поиск которой идет в науке уголовного права.
Поэтому более реалистичным представляется постепенное вытеснение
организованной преступности и коррупции посредством мер безопасности,
которые позволяли бы контролировать источники доходов и доступ к власти.

Как показывает практика, последователи Чикатило отнюдь не соразмеряют
свои желания с рациональными постулатами классической школы уголовного
права, на которых базируется наказание. В борьбе с преступностью лиц,
страдающих психическими заболеваниями, алкоголизмом и наркоманией, более
предпочтительным выглядят не наказание, а меры безопасности, которые
сочетаются с воспитательными и медицинскими мерами.

Обуздать неосторожную преступность (особенно, связанную с использованием
техники), которая стремительно растет и по своим разрушительным
последствиям давно опередила умышленную, без применения мер безопасности
невозможно.

Так же как меры наказания и восстановления, меры безопасности –
межотраслевой правовой институт, который представлен во всех отраслях
законодательства.

В международном праве они позволяют превентивно подавить государство –
источник криминальной агрессии; в конституционном – оградить власть от
криминалитета и коррупционеров; в трудовом – не допустить к определенным
профессиям общественно опасных личностей (например, ранее судимых) и
обеспечить технику безопасности; в гражданском – ограничить
дееспособность пьяницы; в семейном – посредством лишения родительских
прав оградить несовершеннолетнего от вредного влияния; в
административном – установить особые режимы в отношении оружия; в
уголовном – изолировать опасного маньяка, в уголовном процессуальном –
задержать подозреваемого и т.п.

В механизме регуляции посредством мер безопасности задействованы внешние
факторы, ограничивающие возможность совершения общественно опасных
действий. Расчет и переживания лица (лиц), подвергнутого воздействию,
здесь второстепенны. Главное – защита общества и его членов. Для этого
используют три способа: а) создание ситуаций, в которых совершение
преступлений физически невозможно (наручники, изъятие опасных
предметов); б) исключение лица или организации из сферы отношений,
являясь субъектом которых они представляют повышенную опасность (запрет
заниматься определенной деятельностью); в) принудительное включение в
систему общественно полезных отношений (обязанности пройти курс лечения,
периодической регистрации, лицензирования, сертификации).

Содержание мер безопасности образуют специальные правоограничения в виде
особых запретов и обязанностей, которые физические лица и организации
должны соблюдать. Эти ограничения обедняют, сужают обычный (нормальный)
правовой статус личности или организации.

Меры безопасности могут быть направлены на пресечение вредного
воздействия конкретного источника опасности – меры пресечения или на
защиту объекта от любых опасностей – меры охраны. В качестве примера
первых можно назвать принудительное лечение в психиатрическом стационаре
(ст. 101 УК РФ). К мерам охраны относятся меры государственной защиты
судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов[
HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “20#20”
20 ], потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному
судопроизводству[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “21#21” 21 ].
Иногда одна и та же мера, например, помещение в центр временной изоляции
несовершеннолетних, может быть одновременно и мерой пресечения и мерой
защиты.

Каждый из четырех названных выше видов воздействия – меры
стимулирования, восстановления, наказания и безопасности – выполняет
свою специфическую функцию. Спорить об их преимуществах и недостатках –
все равно что спорить о преимуществах и недостатках здорового образа
жизни, санитарии, терапии и хирургии. Эти четыре вида воздействия
следует рассматривать как набор инструментов, при помощи которых
достигается поставленная цель – предупреждение преступлений. Их
сочетание зависит от конкретной ситуации. Как правильно замечает В.А.
Номоконов, с точки зрения синергетики, эффективным может быть так
называемое “резонансное” воздействие, то есть “воздействие в
максимальной степени согласованное с особенностями управляемой системы”[
HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “22#22”
22 ].

В ”чистой” форме каждый из названных видов регуляции жизнедеятельности
общества встречается также редко, как в природе “чистые” металлы. В
реальной жизни более распространены “сплавы”, в которых они сочетаются в
разных пропорциях. Соединение может быть параллельным (например кара +
меры безопасности + возмещение ущерба при основном наказании в виде
лишения свободы), последовательным (уголовное наказание за умышленное
преступление + запрет на службу в милиции). Однако констатация того
факта, что “рафинированных ” мер предупреждения не существует, вовсе не
препятствует их исследованию с целью распознания “первоэлементов”,
определения их “веса” и соотношения. Выделение полезно с точки зрения не
только познавательной, но и практической. Подобно тому, как бронза по
своим свойствам отличается от входящих в этот сплав латуни и меди,
соединение, например, наказания и мер безопасности в разных пропорциях
рождает меры совершенно нового качества.

Меры социальной профилактики, компенсации, наказания и безопасности
реализуются на общем,специализированном и индивидуальном уровнях В
криминологической литературе общую профилактику часто именуют
общесоциальной или социальной. Специализированную профилактику –
специально-криминологической,криминологической или специальной. Эта
путаница возникла в результате смешения различных классификационных
оснований – уровня и механизма – и не столь безобидна, как кажется на
первый взгляд. Именно в ней лежат истоки многих криминологических
дискуссий.

Проиллюстрируем все это на двух примерах. Скажем, решение проблем
занятости населения – это общий уровень социальной профилактики; система
трудоустройства лиц, освобожденных из мест лишения свободы, – это
специализированный уровень социальной профилактики; трудоустройство
освобожденного Петрова – индивидуальная социальная профилактика.

Существование в России разрешительной системы на огнестрельное оружие
для всех граждан – это общий уровень мер безопасности, особый режим
выдачи лицензий для лиц, ранее судимых – это специальный уровень мер
безопасности, а выдача лицензии конкретному гражданину Иванову –
индивидуальный уровень мер безопасности. Аналогичным образом обстоит
дело с мерами восстановления и наказания.

Классификацию по уровню не следует путать с классификацией по масштабу,
в соответствии с которым меры предупреждения могут осуществляться на
территории Российской Федерации, субъекта Федерации, города, района,
микрорайона, предприятия.

Правовое регулирование предупреждения преступлений осуществляется
согласно одному из трех принципов: общедозволительному,
общеразрешительному и запретительному. Основываясь на этом можно
выделить меры дозволенные, разрешенные и запрещенные.

К мерам, которые базируются на общедозволительном принципе – “разрешено
все, что не запрещено”, относятся в первую очередь меры социальной
профилактики, которые не связаны с принуждением. Сюда же можно отнести
меры компенсации, наказания и безопасности, которые не представляют
собой ощутимых обременений для личности и регламентируются нормами
гигиены, морали, педагогики, обычаями, традициями, организационными,
техническими нормами. В качестве примера таковых можно назвать
применение различного рода запорных устройств и сигнализаций,
родительское наказание и т.п.

Общеразрешительный метод используется для принудительных мер, которые
существенно ограничивают конституционные права и свободы. Подобные меры
могут применяться только в случаях, прямо предусмотренных законом.
Субъект, который может их применять, должен быть наделен специальной
компетенцией. Для их реализации, как правило, предусматривается особый
правовой режим: лицензирование, разрешительный порядок, предъявляются
специальные требования к субъекту – соответствующая квалификация,
специальная подготовка, сертификация и т.п.

Третья группа предупредительных мер изначально представляет собой
большую опасность, чем опасность самого преступного деяния, а потому
должна быть запрещена. Нельзя, например, охранять свой сад при помощи
провода, к которому подключен электроток высокого напряжения. Конечно, в
строгом смысле мерами предупреждения преступности можно считать только
законные меры, но исследование незаконных способов самозащиты
игнорировать нельзя хотя бы потому, что они могут быть показателями
неэффективности всех законных средств.

В зависимости от характера нормы, регулирующей отношения субъекта и
объекта профилактики, можно выделить материальные и
процедурно-процессуальные меры предупреждения преступлений.
Процедурно-процессуальные меры обеспечивают реализацию материальных
правоограничений. Например, для того, чтобы осуществлять контроль за
административно поднадзорным или несовершеннолетним, поставленным на
учет, участковый инспектор или инспектор ОППН должны иметь, как минимум,
право посещать жилище профилактируемого, вызывать его и получать
объяснения.

По отрасли законодательства, в рамках которой регламентируются меры
предупреждения, их можно подразделить на конституционно-,
административно-, гражданско-, уголовно-правовые, а также гражданско-,
административно-, уголовно-процессуальные.

Деятельность по предупреждению преступлений представляет собой
управленческий процесс, состоящий из определенных функций[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “23#23” 23 ].
Соответственно в предупреждении преступлений можно выделить: выяснение
криминологического состояния объекта профилактики (криминологическая
диагностика), принятие решения, установление организационных связей,
регуляция (включение в позитивные и прерывание негативных отношений
профилактируемого с социальной средой), контроль, а также особую
функцию, которая пронизывает пять других, – сбор и преобразование
информации.

По содержанию в криминологиипринято выделять экономические,
социально-политические, культурно-воспитательные, юридические,
организационно-управленческие и технические меры.

В основе классификаций по направлениям и сферам лежит тип преступного
поведения или особенности объекта: меры предупреждения корыстной,
насильственной, сексуальной, экономической, профессиональной,
организованной преступности, преступности несовершеннолетних, женщин и
т.д. По такому принципу построена вся Особенная часть криминологии.

Основаниями классификации могут служить и другие особенности объекта, а
также субъекта предупредительной деятельности (см.: Объекты и субъекты
предупреждения преступности).

В зависимости от момента применения профилактического воздействия меры
можно подразделить на меры ранней профилактики (меры предкриминального
контроля) и меры предупреждения рецидива (меры посткриминального
контроля[ HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l
“24#24” 24 ]) Примером ранней профилактики может служить постановка на
учет в отделах профилактики несовершеннолетних, которые еще не нарушили
уголовный закон, но уже совершили ряд административных правонарушений.
Вторую разновидность мер используют для работы с лицами, уже
совершившими преступление. Разновидностью мер посткриминального
предупреждения являются меры пенитенциарного предупреждения, когда
предупредительное воздействие связано с лишением свободы, и меры
постпенитенциарногопредупреждения (контроля)[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “25#25” 25 ] когда
предупредительные мероприятия осуществляют после освобождения из
исправительного учреждения.

По направленности меры предупреждения можно подразделить на меры,
направленные на устранение: а) общественной опасности личности; б)
криминогенных ситуаций; в) условий формирования криминогенных установок
личности.

В свою очередь, каждый из названных видов можно подразделить на
разновидности. В частности, среди мер, направленных на устранение
криминогенных ситуаций, можно выделить меры, направленные на личность
потенциальной жертвы (потерпевшего) или меры виктимологической
профилактики.

Приведенный перечень типологий и классификаций предупредительных мер не
является исчерпывающим. В зависимости от исследовательских целей и
практических потребностей могут быть разработаны и использованы самые
различные классификации.

Например, в Руководстве по основным направлениям предупреждения
преступлений, которые были подготовлены для представления Восьмому
Конгрессу ООН по предупреждению преступности и обращению с
правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 г.)[
HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “26#26”
26 ], меры предупреждения разделены на две большие группы: социальные
меры предупреждения преступности и ситуационное предупреждение
преступности.

Социальные меры предупреждения преступности – меры, направленные на
искоренение причин преступности и склонности людей к правонарушениям.
Они могут быть направлены на население в целом или на особые группы
риска. В Руководстве правильно отмечено, что на преступность влияют
многие аспекты социальной политики, но более всего важны шесть
направлений:

“политика планирования городских и сельских районов и, в частности,
политика ликвидации трущоб, управления размещением; проблема
бездомности, проектирование и предусмотрение мест общественного
пользования и торговли, взаимосвязь между предоставлением жилья и
другими службами, особенно транспортом и местом работы;

 

политика занятости и, в частности, политика, связанная с ликвидацией
безработицы и созданием рабочих мест;

политика в области образования, включая детей дошкольного возраста;

семейная политика;

молодежная политика, включая создание условий для отдыха, проведения
досуга и занятия культурой;

политика в области здравоохранения и, в частности, борьбы с наркоманией
и алкоголизмом”.[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “27)#27)” 27 ]

Ситуационное предупреждение преступности связано с сокращением
(ограничением) возможностей правонарушений. Выделяются два вида: меры
безопасности, которые затрудняют совершение преступления, и меры,
снижающие заинтересованность в совершении преступления. В свою очередь,
меры, которые затрудняют совершение преступления, достигаются: а)
укреплением объекта преступного посягательства; б) перемещением объекта
преступного посягательства; в) изъятием средств совершения преступления.

Снижение заинтересованности в совершении преступления может идти двумя
путями. Первый состоит в уменьшении ценности какого-либо похищенного
имущества путем его маркировки. Подобные меры одновременно являются как
средством предотвращения преступления, так и средством, помогающим
определению преступников.

Второй путь – увеличение осознаваемой угрозы разоблачения – может быть
обеспечен расширением различных форм наблюдения со стороны
правоохранительных структур, частных охранных служб и населения.[
HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “28#28”
28 ]

Иногда в литературе встречаются классификации, которые, на первый
взгляд, не только не соответствуют приведенным в настоящем разделе, но и
противоречат им. Однако внимательный анализ всегда позволяет добраться
до истоков противоречий и соотнести различные классификации. Разберем
это на примере классификации, предложенной Президентом Криминологической
Ассоциации России А.И. Долговой. Она считает, что “борьба с
преступностью представляет собой органическое единство трех направлений
целенаправленной социальной деятельности: 1) общей организации борьбы,
2) предупреждения преступности, 3) правоохранительной деятельности”.[
HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “29#29”
29 ]

Как видим, в предложенной классификации используется иная терминология,
иные основания. Тем не менее, содержание понятия “борьба с
преступностью” соответствует содержанию таких общих понятий, которые мы
определили в начале главы: “комплексное воздействие на преступность”,
“предупреждение преступности”, “деятельность по предупреждению
преступлений”, “социальный контроль преступности”. Оно обозначает весь
комплекс мер воздействия на преступность.

Под “предупреждением преступности” профессор А.И. Долгова понимает
“целенаправленное воздействие на причины и условия преступности”[
HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “30#30”
30 ], что в нашей терминологии соответствует понятию “социальная
профилактика”.

“Правоохранительная деятельность”, по ее мнению, “включает, во-первых,
так называемую карающую, то есть деятельность по выявлению, пресечению
раскрытию преступлений и принятию к виновным в их совершении лицам
предусмотренных законом мер; во-вторых, правовосстановительную, то есть
по возмещению вреда от преступлений, восстановлению нарушенных
преступлениями прав и законных интересов разных лиц”[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “31#31” 31 ].
Похоже, что содержание понятия “правоохранительную деятельность”
включает в себя применение мер наказания, безопасности и восстановления,
которые регламентируются в рамках уголовно-правового механизма:
уголовным, уголовно-процессуальным и оперативно-розыскным
законодательством.

В понятие “общая организация борьбы с преступностью” А.И. Долгова
включает: “информационно-аналитическую деятельность, криминологическое
прогнозирование, определение стратегии борьбы с преступностью, правовое
регулирование борьбы с преступностью, реализацию программ борьбы с
преступностью, их корректировку в соответствии с изменениями
криминальной и общей ситуации в государстве, координацию деятельности по
борьбе с преступностью, кадровое и ресурсное обеспечение борьбы с
преступностью, научные исследования проблем борьбы с преступностью и их
внедрение в практику”[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “32#32” 32 ]. На
наш взгляд, указанные виды деятельности относятся к обеспечению
деятельности по предупреждению преступности и рассматриваются нами в
завершающем разделе.

Изучая классификацию мер предупреждения преступности, студенты должны
быть очень внимательными. Употребление одних и тех же терминов разными
авторами еще не означает, что в них вложено одно и то же значение. В
этом плане показательным является разнозначное употребление понятий
общесоциальной (социальной) и специально-криминологической (специальной,
криминологической) профилактики.

В одних случаях пишут, что основанием для их деления является цель, в
других – предназначение, а в-третьих – средство. Одни авторы выделяют
две разновидности специальных мер – специальные, реализация которых
основана на нормах уголовного, уголовно-исполнительного и
уголовно-процессуального права и меры специально-криминологические,
другие, наоборот, в специально-криминологические[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “33#33” 33 ] меры
включают уголовно-правовые[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “34#34” 34 ].

Нередко авторы, используя те или иные классификации, не раскрывают их
содержание. Так, например, профессор В.В. Лунеев пишет:
“Криминологический контроль – наиболее гуманный и перспективный аспект
социально-правового контроля”[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “35#35” 35 ]. С ним
можно соглашаться, а можно и нет. Все зависит от того, что понимать под
мерами криминологического контроля. Несмотря на их увеличивающуюся
популярность, содержательного определения понятий “криминологическая
профилактика (контроль)” и “специально-криминологическая профилактика
(контроль)” нет ни в его очень интересной работе, ни в работах других
авторов. Нам представляется, что эти понятия являются искусственными
теоретическими конструкциями и, отказавшись от них, теория
предупреждения ничего не потеряет.[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava21.html” \l “36)#36)” 36 ]

6) См.: Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве // Правоведение. 1998.
№ 3. С. 134 -147.

7) В свое время П.А. Сорокин определил награду как “акт или совокупность
ак-тов, вызванных подвигом или представляющих реакцию на акты,
квалифици-руемые как акты “услужные” (Сорокин П.А. Социологический этюд
об основ-ных формах общественного поведения и морали // Человек.
Цивилизация. Об-щество. М.: Политиздат, 1992. С. 81). В современной
российской правовой нау-ке теорию поощрения успешно разрабатывали В.М.
Баранов, В.М. Галкин. В науке уголовного права эту проблему плодотворно
исследовали Ю.В. Голик, И.Э. Звечаровский, Р.А. Сабитов и др. Мы
разделяем позицию А.В. Малько, ко-торый считает, что поощрение является
составной частью стимулирования (см.: Малько А.В. Правовое
стимулирование: проблемы теории и практики // Право-ведение. 1993. № 3.
С. 110 -102).

8) См.: Голик Ю.В. Уголовно-правовое стимулирование позитивного
поведения: Вопросы теории. Новосибирск: Изд-во Новосибир. ун-та, 1992.
80 с.

9) См.: Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М.: Наука,
1982. С. 235 –236.

10) “Социальная работа – профессиональная деятельность, имеющая цель
содей-ствия людям, социальным группам в преодолении личностных и
социальных трудностей посредством поддержки, защиты, коррекции и
реабилитации” (Со-циальная работа: словарь-справочник / Под ред. В.И.
Филоненко. М.: “Контур”, 1998. С. 259). Интересно, что в данной статье
словаря-справочника один из уровней социальной работы так и называется
“социальная профилактика”.

11) Под социальной помощью понимается система социальных мер в виде
содей-ствия, поддержки, услуг, оказываемых отдельным лицам или группам
населения для преодоления или смягчения жизненных трудностей,
поддержания их соци-ального статуса, полноценной жизнедеятельности и
адаптации.(см.: Кадровое обеспечение социальных служб: подготовка и
переподготовка. М.: 1994. С. 74).

12) Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М.: Изд-во
МГУ, 1981. С. 63.

13) См.: Базылев Б.Т. Юридическая ответственность (теоретические
вопросы). Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1985. С. 35;

14) Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. М.: Наука, 1991. С. 80 – 108.

15) См.: Усс А.В. Примирение вместо наказания (как течение в
правопримени-тельной практике) // Правоведение. 1990. № 6. С.89 – 95.

16) Roxin C. Strafrecht. Algemeine Teil. Band 1. Verlag C.H. Beck, 3
Aufl, M?nchen, 1997. S. 63 – 65.

17) Нам известны, по меньшей мере, шесть точек зрения на соотношение
поня-тий “ответственность” и “наказание”, ни одна из которых не является
бесспор-ной (см. по этому вопросу: Тарбагаев А.Н. Понятие и цели
уголовной ответст-венности. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1986.
120 с.). Мы разделяем мнение, что указанные понятия являются синонимами.
Во всяком случае, если даже различия между ними есть, то в контексте
исследуемой нами проблемы они значения не имеют.

18) См.: Щедрин Н.В. Меры безопасности в системе предупредительной
деятель-ности // Вопросы уголовной политики. Красноярск: Изд-во
Краснояр. ун-та, 1991. С. 155 –165; Щедрин Н.В. Меры безопасности:
развитие теории, отличи-тельные признаки и классификация //
Правоведение. 1994. № 4. С.91 – 95.

19) См.: Щедрин Н.В. Меры безопасности и преступность: итоги ХХ и
перспективы ХХI века // Актуальные проблемы государства и права на
рубеже веков. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1998. С. 355 – 357.

20) См.: Федеральный закон “О государственной защите судей, должностных
лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 апреля 1995 г. №
45 ФЗ // Российская газ. 1995. 26 апр.

21) На момент подготовки настоящего пособия Федеральный закон “О
государст-венной защите потерпевших, свидетелей и других лиц,
содействующих уголов-ному судопроизводству” принят Федеральным Собранием
РФ и находится на рассмотрении Президента РФ.

22) Номоконов В.А. Парадигмы криминологии // Правоведение. 1994. № 3. С.
110.

23) См., например: Афанасьев В.Г. Человек в управлении обществом. М.:
Полит-издат, 1977.С. 77-84.

24) См.: Филимонов О.В. Посткриминальный контроль (Теоретические основы
правового регулирования). Томск: Изд-во Том. ун-та, 1991. 180 с.

25) См.:Горобцов В.И. Теоретические проблемы реализации мер
постпенитенци-арного воздействия. Орел: Изд-во Высш. шк. МВД РФ, 1995.
160 с.

26) См.: Руководство по основным направлениям предупреждения
преступлений, которые были подготовлены для представления Восьмому
Конгрессу ООН по предупреждению преступности и обращению с
правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 г.) //
Советская юстиция. 1993. № 2. С. 28 – 31; Советская юстиция. 1993 № 3.
С. 24 – 27; Советская юстиция. 1993. № 5. С. 25 – 28.

27) См.: Советская юстиция. 1993. № 2. С.28.

28) См.: Советская юстиция. 1993. № 5. С. 25 – 28.

29) Долгова А.И. Проблемы разработки стратегии в борьбе с преступностью
// Преступность: стратегия борьбы. М.: Криминологическая Ассоциация,
1997. С.5. Эта же позиция изложена А.И. Долговой в учебнике. (см.:
Криминология: Учебник для юрид. вузов / Под общ. ред А.И. Долговой. М.:
ИНФРА М-НОРМА, 1997. С. 317 – 334.

30) Долгова А.И. Указ. работа. С. 5.

31) Долгова А.И. Указ. работа. С. 5.

32) Долгова А.И. Указ. работа. С. 5 – 6.

33) См.: Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: Учеб.
по-собие / Краснояр. высш. шк. МВД России. Красноярск, 1997. С. 20 –201.

34) См.: Криминология: Учебник для юрид. вузов / Под общ. ред А.И.
Долговой. М.: ИНФРА М-НОРМА, 1997. С 347 – 350.

35) См., например: Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые,
региональные и российские тенденции. М.: НОРМА, 1997. С. 476.

36) Более подробную аргументацию см.: Щедрин Н.В. О соотношении мер
безо-пасности и мер криминологической профилактики // Актуальные
проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. материалов
науч. практ. конференции. Часть 1 / Краснояр. высш. шк. МВД России.
Красноярск, 1999. С. 189 – 191.

3. ОБЪЕКТЫ И СУБЪЕКТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

3.1. Объекты предупреждения преступности

Объект предупреждения преступности (преступления) – это система
общественных отношений и связей, на которые воздействует субъект с целью
предупреждения преступности (преступления). Именно такого определения
требует теория соци-ального управления, с позиций которой объектом
является не чело-век, не микросреда, не социальная группа, не
территория, а система связей – отношений. «Дойдя до человека, коллектива
или общества в целом, управленческий импульс закладывает в них и через
них про-грамму развития общественных отношений. Акт же управления
со-вершается только тогда, когда складываются новые, предусмотрен-ные
управляющей идеей, общественные отношения»[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l “37#37” 37 ] . В
этом смысле прав В.Н. Бурлаков, указывая, что «поскольку личность есть
совокупность общественных отношений, постольку оказать на нее
воздействие можно не иначе, как преобразуя эти отношения»[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l “38#38” 38 ] .

В криминологической литературе в качестве объекта преду-преждения
называют: личность профилактируемого[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l “39)#39)” 39 ],
отклоняю-щееся поведение[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l “40)#40)” 40 ] ,
личность в своих связях с микросредой [ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l “41#41” 41 ],
пре-ступные группы [ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l “42#42” 42 ], места
концентрации лиц с преступным поведени-ем, территории городов или даже
государственные образования, со-циально-криминогенное пространство[
HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l “43#43”
43 ] , негативные социальные процессы, в общем, любые криминогенные
явления [ HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l
“44#44” 44 ].

Думается, что вряд ли объектом профилактического управле-ния можно
считать отклоняющееся или преступное поведение. Дру-гие же явления,
названные выше в качестве объектов, вполне могут быть таковыми, если,
конечно, речь идет не о физической субстан-ции или участке суши, а об
общественных отношениях, которые со-ставляют сущность личности, группы,
общности людей, объединен-ных национальностью или просто территорией
проживания. Крими-ногенность территории составляют не ее природный
ландшафт, а сложившиеся общественные отношения.

В криминологии (так же как в теории уголовного права) в за-висимости от
уровня следует различать общий, родовой и кон-кретный (индивидуальный)
объекты [ HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l
“45#45” 45 ]. Кроме того, все объекты предупреждения можно
классифицировать и по другим основаниям: сфере, отраслевой
принадлежности и т.п.

3.2. Субъекты предупреждения преступности

Субъекты предупреждения – это органы, должностные лица,
негосударственные организации и граждане, оказывающие какое-либо
воздействие на объект с целью предупреждения пре-ступлений. Одни
осуществляют предупреждение непринудитель-ными методами, другие – с
использованием методов принуждения. В первую группу входят субъекты
социальной профилактики, во вторую – субъекты мер безопасности,
компенсации и наказания.

Один субъект может осуществлять несколько видов предупре-дительной
деятельности. Так, например, участковый инспектор ми-лиции одновременно
реализует меры социальной профилактики, безопасности и ответственности.
Но чаще всего имеет место специа-лизация. По общему правилу, разные виды
предупредительного воз-действия реализуют различные субъекты.

Субъекты социальной профилактики – это администрация и трудовые
коллективы государственных и негосударственных орга-нов, учреждений и
организаций, творческие союзы и объединения по интересам, спортивные
общества и отдельные граждане, которые оказывают какую-либо помощь
гражданам, способствуют их успеш-ной социализации, а следовательно, и
предупреждению преступле-ний. Например, развивая интеллектуальные и
физические способно-сти подростка, клубы по интересам и спортивные
секции тем самым занимаются социальной профилактикой. Одна из насущных
проблем – активизации именно этого направления профилактики. Необходи-мы
современные специализированные субъекты социальной профи-лактики:
анонимные психолого-педагогические консультации, службы и телефоны
доверия, групповые психологические тренинги и т.п. Особенно нужна
специализированная инфраструктура соци-альной профилактики для
несовершеннолетних и молодежи.

Суд, предварительное следствие, уголовный розыск, должно-стные лица,
уполномоченные привлекать к ответственности, – это субъекты мер
юридической ответственности – наказания.

Основные субъекты мер безопасности названы в ст. 12 Зако-на РФ “О
безопасности”. Это – вооруженные силы, федеральные ор-ганы безопасности,
органы внутренних дел, внешней разведки, обеспечения безопасности
органов законодательной, исполнитель-ной и судебной властей и их высших
должностных лиц, налоговой службы, службы ликвидации последствий
чрезвычайных ситуаций, формирования гражданской обороны; пограничные
войска, внут-ренние войска; органы, обеспечивающие безопасное ведение
работ в промышленности, энергетике, на транспорте и в сельском
хозяйст-ве; службы обеспечения безопасности средств связи и информации,
таможни, природоохранительные органы, органы охраны здоровья населения и
другие государственные органы обеспечения безопас-ности, действующие на
основании законодательства.

Разделение труда (специализация) – необходимое условие
со-вершенствования любого вида деятельности. Эта историческая
зако-номерность проявляется, например, в разделении субъектов
ответ-ственности-наказания и безопасности в системе МВД, где
сосуще-ствуют криминальная милиция и милиция общественной безопасно-сти.

Углубление специализации – историческая закономерность и необходимое
условие совершенствования и предупредительной дея-тельности. Каждый
должен заниматься своим делом. Совмещение разнохарактерных функций
неэффективно. Оно полезно только в определенных случаях. Лучший вклад
суда в предупреждение пре-ступлений – это вынесение справедливого
приговора. Увлечение, например, выездными заседаниями ради
профилактической “галочки” приводит к дополнительным издержкам,
отвлекает суд от выполнения своих основных обязанностей. Администрация и
трудо-вые коллективы строителей должны качественно строить жилье, су-ды
и тюрьмы, вовремя выплачивать зарплату, а не заниматься “профилактикой”.

В этой связи требует специального обсуждения проблема уча-стия
общественности в деятельности по предупреждению преступ-ности. В
осуществлении социальной профилактики для этого нет никаких препятствий:
любой трудовой коллектив, объединение или гражданин вправе помочь любому
оступившемуся гражданину или трудному подростку. В подавляющем
большинстве случаев для это-го не требуется какой-то специальной
правовой основы. В соответ-ствии с Законом РФ “Об общественных
объединениях” граждане могут объединяться для защиты от преступных
посягательств, в том числе и по месту жительства.

Другое дело, когда речь идет о мерах предупреждения, кото-рые связаны с
принуждением и вмешательством в сферу личной жизни. Здесь должны
работать специально подготовленные и упол-номоченные государством
профессионалы. Иной подход чреват мас-совым нарушением конституционных
прав и свобод, ущемлением чести и достоинства законопослушных граждан.
Призыв обществен-ности к специализированной деятельности по
предупреждению пре-ступности равносилен призыву человека с красной
повязкой встать к токарному или слесарному станку. Так неужели
предупреждение преступности менее сложное дело, чем токарное?

Борьба с преступностью – это деятельность, связанная с нема-лым риском,
особенно в настоящее время. В войне с криминалом гибнет большое число
профессионалов. И нет никаких правовых и моральных оснований призывать
неподготовленных людей даже к патрулированию улиц.

Сказанное не означает, что граждане не вправе прибегнуть к самозащите.
Среди субъектов мер безопасности можно выделить: субъектов самозащиты,
субъектов государственной охраны, субъек-тов ведомственной охраны и
субъектов, предоставляющих услуги в сфере обеспечения безопасности.
Субъекты самозащиты – это фи-зические и юридические лица, использующие
для защиты весь пре-дусмотренный законодательством арсенал: от
необходимой обороны до использования технических средств и услуг
государственных и негосударственных детективных и охранных служб.

В соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1996 года “О
государственной охране” для обеспечения безопасности Прези-дента РФ,
лиц, замещающих государственные должности, а также глав иностранных
государств применяются меры предупреждения, которые осуществляют
субъекты государственной охраны. Законо-дательство позволяет создавать и
собственные службы безопасно-сти, которые осуществляют ведомственную
охрану объекта. В по-следнее десятилетие в России очень заметной стала
деятельность субъектов, предоставляющих законные услуги в сфере
обеспечения безопасности. Расширился спектр услуг, предоставляемых
отделами вневедомственной охраны – специализированного подразделения
ор-ганов внутренних дел, работающего на основе договоров с гражда-нами и
организациями.На основе Закона РФ “О частной детективной и охранной
деятельности в Российской Федерации” от 11 марта 1992 года создана
достаточно обширная сеть частных детективных, ох-ранных предприятий и
служб безопасности, которые оказывают ус-луги в обеспечении безопасности
физических и юридических лиц.

Изменение функций существующих и появление новых субъ-ектов
предупреждения закономерно. Иначе и быть не может, ибо одно из правил
социального управления гласит: “Чем выше степень соответствия субъекта
объекту, тем эффективнее осуществляется управление той или иной
системой. Задача научного управления со-стоит в том, чтобы возможно
точнее воспроизвести в субъекте объ-ект управления, в противном случае
обеспечить нормальное функ-ционирование общественной системы
невозможно”[ HYPERLINK “http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html”
\l “46#46” 46 ].

Распространение наркомании, терроризма, становление орга-низованной
преступности, выход российского криминалитета на международную арену и
международная кооперация преступных элементов влечет за собой
соответствующую специализацию субъ-ектов, создание новых подразделений
(налоговой полиции, подраз-делений по борьбе с незаконным оборотом
наркотиков, с террориз-мом и т.п.), а также создание межгосударственных
субъектов преду-преждения преступности.

Специализация, о которой говорилось выше, имеет и негатив-ные моменты,
или, как говорят в медицине, побочные последствия. Часто субъект
концентрируется исключительно на выполнении по-ставленной ему задачи,
хотя она является промежуточной в дости-жении конечной цели –
предупреждения преступности. Эту ситуа-цию хорошо иллюстрирует пословица
“Пусть рухнет мир, но торже-ствует юстиция”. В результате “зацикливания”
на промежуточные задачи возникают ведомственные барьеры, преодолеть
которые по-могает координация.

Субъекты координации создаются на всех уровнях. В Совете Безопасности
РФ, который осуществляет координацию деятельности по стратегическим
проблемам безопасности, создана и функциони-рует Межведомственная
комиссия по защите прав граждан и обще-ственной безопасности, борьбе с
преступностью и коррупцией[ HYPERLINK
“http://www.auditorium.ru/books/80/glava31.html” \l “47)#47)” 47 ]. В
состав Комиссии входят, в основном, руководители федеральных органов
государственной власти, так или иначе принимающие уча-стие в борьбе с
преступностью.

Подобные межведомственные комиссии созданы и на уровне субъектов
Федерации. В Положениях, регламентирующих деятель-ность этих субъектов,
помимо координации обычно предусматрива-ется: разработка основных
направлений стратегии, оценка эффек-тивности, анализ и прогнозирование
состояния преступности, обоб-щение практики, разработка и рассмотрение
целевых программ, и другие очень полезные функции. Однако практика
показывает, что этот субъект координации функционирует главным образом в
режи-ме периодических заседаний, которые очень часто похожи на встре-чи
“свадебных генералов”. Не имея собственного рабочего аппарата,
независимой аналитической службы, такая структура в период меж-ду
заседаниями не работает.

Функцию рабочего аппарата координации обычно выполняют структуры в
исполнительной ветви государственных органов и орга-нов местного
самоуправления. Они по-разному называются (право-вое управление,
департамент общественной безопасности и т.п.), но среди прочих
обязанностей они осуществляют работу по координа-ции всех субъектов
предупреждения.

Координация может осуществляться и по видам предупрежде-ния. В
соответствии со ст. 8 Федерального закона “О прокуратуре Российской
Федерации” деятельности всех правоохранительных ор-ганов координирует
прокуратура. Для координации усилий субъек-тов социальной профилактики
создана Межведомственная комиссия по социальной профилактике
правонарушений.

37) Богодухов А.С. К вопросу об объекте управления // Проблемы
совершенство-вания гражданско-правового регулирования. Томск: Изд-во
Том. ун-та, 1982. С. 162.

38) Бурлаков В.Н. Индивидуальная профилактика правонарушений. Проблемы и
суждения // Вестник ЛГУ. Экономика, философия, право. 1982. № 23. Вып.
4. С. 103.

39) См.: Алексеев А.И. Индивидуальная профилактика рецидива
преступлений. М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1975. С. 4.

40) См.: Яковлев А.М. Индивидуальная профилактика преступного поведения:
Учеб. пособие. Горький: Изд-во Горьк. высш. шк. МВД СССР, 1977. С. 6.

41) См.: Профилактика преступлений: Учеб. пособие / Под ред. Ю.Д.
Блувштей-на, М.И. Зырина, В.В. Романова. Минск: Университетское, 1985.
С. 126.

42) Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: Учеб.
пособие / Краснояр. высш. шк. МВД России. Красноярск, 1997. С. 203 –
204.

43) Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Указ работа. С. 204.

44) Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Указ. работа. С. 202 –203.

45) Данная классификация соответствует классификации мер предупреждения
преступности на общие, специализированные и индивидуальные (см.: глава
2).

46) Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. М.: Политиздат, 1973.
С. 158.

47) См.: Положение о межведомственной комиссии Совета Безопасности
Россий-ской Федерации по защите прав граждан и общественной
безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией: Утверждено Указом
Президента РФ № 1037 от 19 сентября 1997 г. // Российская газ. 1997. 2
окт.

4. ОСНОВАНИЯ И ПРЕДЕЛЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПРЕСТУПНОСТИ

oa?aoA¶A¶§¶A??????????????????????????

AE

o

j h-

h-

h-

h-

h-

h-

h-

h-

h-

h-

E?E?IOIaei

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019