.

Шашихіна Т.В. 2004 – Корпоративное право ЕС (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 9821
Скачать документ

Шашихіна Т.В. 2004 – Корпоративное право ЕС

Содержание

HYPERLINK \l “bookmark2” В.Т.Шашихша

HYPERLINK \l “bookmark1” Корпоративное право ЕС 6

1 HYPERLINK \l “bookmark22” . Источники корпоративного права
Европейского С оюза 6

HYPERLINK \l “bookmark29” 1.1. Учредительные договоры ЕС 6

HYPERLINK \l “bookmark41” Свобода учреждения и экономической де
ятельности 6

HYPERLINK \l “bookmark43” Понятие «компания или фирма» в смысле права
ЕС 11

HYPERLINK \l “bookmark57” Формы учреждения компаний 13

HYPERLINK \l “bookmark67” Свобода учреждения и свобода предостав ления
услуг

HYPERLINK \l “bookmark71” юридическими лицами 19

HYPERLINK \l “bookmark75” Программа гармонизации корпоративного пр ава
ЕС 24

HYPERLINK \l “bookmark84” Унификация корпоративного права ЕС 27

HYPERLINK \l “bookmark92” 2. Создание и функционирование компаний 32

HYPERLINK \l “bookmark93” Регистрация компании 32

HYPERLINK \l “bookmark102” Общество с одним участником 42

HYPERLINK \l “bookmark105” Уставной капитал компании 44

HYPERLINK \l “bookmark106” Структура органов управления компании 47

HYPERLINK \l “bookmark107” Несостоятельность (банкротство) компаний 48

HYPERLINK \l “bookmark120” Реорганизация компаний 53

HYPERLINK \l “bookmark128” Бухгалте HYPERLINK \l “bookmark127” рский
кодекс ЕС 60

HYPERLINK \l “bookmark127” Годовой финансовый отчет компании 60

HYPERLINK \l “bookmark130” Кон HYPERLINK \l “bookmark129”
солидированный финансовый отчет комп аний 62

HYPERLINK \l “bookmark132” Меж HYPERLINK \l “bookmark131” дународные
стандарты финансовой отчет ности 63

Аудиторская проверка финансовых отчетов 64

5. Юридические лица наднационального характера 65

Европейская компания 65

Европейское объединение по экономическим интересам 70

Иные формы объединений 72

Приложение № 1. Вопросы для самоконтроля 73

Приложение № 2. Источники корпоративного права Европейского Союза

75

Приложение № 3. Список рекомендуемой литературы 79

Приложение № 4. Перечень Интернет – сайтов 87

М.Бірюков

HYPERLINK \l “bookmark133” Гармонізація законодавства про
неспроможність в Європі 92

HYPERLINK \l “bookmark135” Вступ 89

HYPERLINK \l “bookmark137” Неспроможність і міжнародне приватне право
90

HYPERLINK \l “bookmark138” Проблеми транскордонної неспроможності 92

HYPERLINK \l “bookmark138” Гармонізація законодавства про
неспроможність у світі 94

HYPERLINK \l “bookmark140” Міжнародні договори у сфері транскордонної
нес проможності 96

HYPERLINK \l “bookmark141” Уніфікація законодавства про неспроможність
на Європейському

континенті 99

Законодавство Європейського Союзу у сфері неспроможності 101

HYPERLINK \l “bookmark142” Заключні положення 102

Використана література: 103

HYPERLINK \l “bookmark165” А.Г.Бобкова, О.С. Янкова

HYPERLINK \l “bookmark166” Основные вопросы корпоративного права Украи
ны 110

HYPERLINK \l “bookmark167” Общая характеристика законодательства
Украины о предпринимательских

HYPERLINK \l “bookmark168” организациях (компаниях) 106

Организационно-правовые формы предпринимательских организаций по

законодательству Украины 113

Правоспособность предпринимательских организаций 119

Создание предпринимательских организаций 123

Фонды предпринимательских организаций 136

Управление хозяйственным обществом 142

Гарантии прав и законных интересов субъектов хозяйствования 150

Список литературы 164

Корпоративное право ЕС

1. Источники корпоративного права Европейского Союза

1.1. Учредительные договоры ЕС

1.1.1. Свобода учреждения и экономической деятельности

Основным источником права Европейского Союза в целом и корпоративного
права ЕС, в частности, являются учредительные договоры Европейских
Сообществ и Европейского Союза (далее – ЕС).

В соответствии с положениями данных документов всем гражданам
вропейского Союза гарантированы четыре основные свободы, необходимые для
создания единого внутреннего рынка: свобода передвижения товаров, лиц,
услуг и капиталов. В свою очередь в рамках свободы передвижения лиц
рассматривают свободу передвижения рабочей силы (трудящихся) и свободу
учреждения и экономической деятельности1. Уже в начале 70-х годов Суд
Европейских Сообществ (далее – Суд С) признал прямое действие положений
договоров, относящихся к свободе учреждения2.

1 Ст. 43 Договора об учреждении ЕС (бывшая ст. 52 до вступления в силу 1
мая 1999 Амстердамского договора).

2 См. решение Суда ЕС по делу Van Binsbergen (33/74) от 3 декабря 1974
(CJCE 1974, стр.1299).

Однако институты ЕС (Европейская Комиссия, Совет ЕС, Европейский
Парламент, Счетная палата и Суд ЕС) обладают специальной
правоспособностью и ограничены в своих действиях предметом и
целями учредительных договоров. В этой связи корпоративное право ЕС
является, с одной стороны, производной или вторичной дисциплиной, цель
которой гарантировать как компаниям, так и физическим лицам свободу
передвижения и учреждения на территории ЕС в целом, а с другой стороны,
на территории каждого отдельного государства, учитывая последствия в
отношении третьих лиц, которые могут возникнуть в связи с самим фактом
открытия компании.

HYPERLINK \l “bookmark7” С момента образования Сообществ согласно ст.
48 (бывш. ст. 58) Договора об учреждении Европейского Сообщества (далее
– Договор об учреждении ЕС) юридические лица приравнивались к физическим
лицам с точки зрения целей свободы учрежде HYPERLINK \l “bookmark5” н
ия. Тем не менее, не следует исключать тот факт, что, в отличие от
физических лиц, юридические лица должны быть привязаны к какому-ли
HYPERLINK \l “bookmark7” б о национальному правовому режиму, в
соответствии с которым они и осуществляют свою деятельность. Однако
данный правовой режим может быть и «европейским», если речь идет о
Европейской Компании1, о Европейском объединении по HYPERLINK \l
“bookmark7” э кономическим интересам2 или Европейском кооперативном
обществе.

1 Регламент, содержащий Устав ЕК был принят 8 октября 2001 года, вступит
в силу в конце 2004 года.

2 Регламент № 2137/85/СЕ, содержащий Устава ЕОЭИ от 25 июля 1985 года.

3 Термин « вропейское Сообщество» заменил термин « вропейское
Экономическое Сообщество» в соответствии с Договором об образовании
Европейского Сообщества, заключенного в г.Маастрихте в 1992 г.

В соответствии со ст. 48 Договора об учреждении С «компании или фирмы,
которые учреждены в соответствии с законодательством какого-либо
государства-члена и имеют собственный зарегистрированный офис,
центральную администрацию или основное место предпринимательской
деятельности в рамках Сообщества, приравниваются, с точки зрения целей
данной главы, к физическим лицам, являющихся гражданами
государств-членов». В свою очередь, «под компаниями или фирмами
подразумеваются компании или фирмы, учрежденные на основе гражданского
или торгового права, в том числе торговые товарищества, а также другие
юридические лица, регулируемые публичным или частным правом, за
исключением обществ, которые не преследуют целей получения прибыли».

HYPERLINK \l “bookmark8” И сходя из данного определения, можно сделать
вывод, что у авторов Римского договора не было желания делать выбор
между различными критериями привязки юридического лица к ка HYPERLINK \l
“bookmark8” к ому-либо национальному праву. Так, в большинстве
первоначальных государств-членов вропейских Сообществ применяется
принцип реального местонахождения компании. Тогда как в Нидерландах,
например, после принятия закона от 25 июля 1959 года используется
принцип «инкорпорации», т.е. закона страны учреждения или
местонахождения юридического адреса1. Таким образом, выбор остается
между тремя приведенными в статье критериями привязки: по месту
нахождения юридического адреса, как в Нидерландах, центрального
управления или места ведения бизнеса. Все три критерия являются,
естественно, альтернативными.

1 J. Schapira, G. Le Tallec, J.-B. Biaise, L. Idot, Droit europйen des
affaires. 1999, стр. 567.

Принимая во внимание препятствия к выработке единого регулирования
данного вопроса, авторы Римского договора предусмотрели в ст. 293 (бывш.
ст. 220), что «государства-члены в случае необходимости вступят между
собой в переговоры с целью обеспечить своим гражданам… взаимное
признание компаний и фирм, в пределах второго абзаца статьи 48,
сохранение статуса юридического лица в случае перенесения их
местонахождения из одной страны в другую и возможность слияния компаний
и фирм, которые руководствуются законами разных стран».

HYPERLINK \l “bookmark9” В результате переговоров государств-членов,
предусмотренных статьей 293 Договора об учреждении С, была разработана
Брюссельская конвенция от 29 февраля 1968 года1. В соответствии со ст. 1
данной Конвенции подлежат признанию компании, «учрежденные в
соответствии с законодательством одного из государств-участников
Конвенции, зарегистрированное местонахождение которых находится на
территории, на которой применяется нас HYPERLINK \l “bookmark9” т оящая
Конвенция». Таким образом, становится очевидным, что было отдано
предпочтение принципу «инкорпорации», в большей мере известному
Нидерландам, Великобритании и Ирландии. Согласно данному принципу
применению подлежит право, в соответствии с которым компания была
создана. Как правило, это право места учреждения или регистрации
компании2. Однако настоящий принцип имеет ряд недостатков. Так,
например, он предоставляет возможности для манипуляций посредством
создания «компаний почтового ящика», назначение которых лишь регистрация
деловой переписки. Поэтому в ряде стран, например, в Германии, суды
определяют национальность HYPERLINK \l “bookmark9” к омпании по
реальному (эффективному) местонахождению административного центра,
которое может отличаться от места ее учреждения или регистрации устава,
т. е. применяется теория местонахождения административного центра
компании (правления).

2Кох X., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Международное частное
право и сравнительное правоведение. – М., 2001, стр.217.

Так, в соответствии со ст. 4 Конвенции государство-участник может
предусмотреть императивное применение своего внутреннего
законодательства к компаниям, у которых местонахождение
административного центра находится на его территории, а
зарегистрированное местонахождение – на те HYPERLINK \l “bookmark11” р
ритории другого государства-участника. Это положение, ограничивающее
критерий места учреждения компании, явилось одной из причин, по которым
Конвенция до сих пор не вступила в силу1.

1 В соответствии со ст. 14 Конвенции для ее вступления в силу
необходимо, чтобы все государства-участники ее ратифицировали, однако,
например, Нидерланды, являясь одним из участников, ее не ратифицировали.

2 Официальный вестник Европейских Сообществ – ЮСЕ 1962, стр. 32 и 36.

HYPERLINK \l “bookmark12” П омимо этого следует подчеркнуть, что ст. 48
Римского договора исключает возможность вве HYPERLINK \l “bookmark12” д
ения принципа контроля за учредителями компании по национальному
признаку, что объясняется гарантией гражданам С свободы передвижения
лиц. В этой связи в Общих программах С об устранении препятствий
действию свободы учреждения и об устранении препятствий действию свободы
предоставления услуг (от 18 декабря 1961 года) специально подтверждается
принцип отказа от контроля, запрещающий любое ограничение свободы по
национальной принадлежности учредителей. Подобный категоричный отказ
основывается также и на положениях ст. 294 Римского договора (бывш. ст.
221), в соответствии с которыми «государства-члены предоставят гражданам
других государств-членов национальный режим в том, что касается участия
в капитале компаний или фирм, в пределах ст. 48». Даже если ограничения
по национальному признаку будут HYPERLINK \l “bookmark12” з атрагивать
не признание юридических лиц, а скорее условия ведения профессиональной
деятельности, законодательство, предусматривающее предоставление
национального режима лишь тем компаниям, в которых определенная часть
учредителей или управляющих являются гражданами государства приема, было
признано Судом С несовместимым с acqu HYPERLINK \l “bookmark17” i s
communautaire, в ч HYPERLINK \l “bookmark14” а стности, в делах
Фактортейм1, Ко HYPERLINK \l “bookmark18” м иссия против
Великобритании2, Комиссия против HYPERLINK \l “bookmark18” Ф ранции3,
Комиссия против Ирландии4, Комиссия против Греции5.

1.1.2. Понятие «компания или фирма» в смысле права ЕС

В соответствии со ст. 48 Договора об учреждении ЕС «под компаниями или
фирмами подразумеваются компании или фирмы, учрежденные на основе
гражданского или торгового права, в том числе торговые товарищества, а
также другие юридические лица, регулируемые публичным или частным
правом, за исключением обществ, которые не преследуют целей получения
HYPERLINK \l “bookmark19” п рибыли».

1 Factortame, N С-221/89, CJCE, 25.07.1991, том 16, стр.3905.

2 Commission c. Royaume-Uni, N С-246/89, 4.10.1991, том 16, стр.4585.

3 Commission c. France, N С-334/94, 7.03.1996, том 1, стр.1307.

4 Commission c. Irlande, N С-151/96, 12.06.1997, том 1, стр.3327.

5 Commission c. Grиce, N C-63/96, 27.11.1997, том 1, стр.6725.

6 S. Poillot. M. Luby. Le droit communautaire appliquй а l’entreprise.
Dalloz, 1998, c. 144.

Статья не требует, чтобы компании или фирмы в обязательном порядке были
наделены статусом юридического лица. Речь идет лишь о том, что они
должны быть учреждены «на основе гражданского или торгового права».
Таким образом, делается отсылка к национальному законодательству одного
из государств-членов6. Следовательно, ничто не мешает тому, чтобы таким
формам предпринимательства, как Offene Handelsgesellschaft, известным
немецкому праву, societа simplice, известным итальянскому праву, или
Venootschap, известным голландскому праву, была предоставлена свобода
учреждения, если они являются носителями прав и обязанностей, не будучи
при этом юридическими лицами1. Согласно Брюссельской Конвенции от 29
февраля 1968 г. данный вопрос решался в соответствии со ст. 8, в которой
было записано, что «дееспособность, правоспособность… компании,
признанной в соответствии с положениями настоящей Конвенции, не могут
быть . ограничены по одному лишь основанию, что по законодательству, в
соответствии с которым компания была учреждена, она не наделяется
статусом юридического лица». Достаточно, чтобы законодательство
государства-участника Конвенции, в соответствии с которым она была
учреждена, наделило ее «способностью быть носителем прав и обязанностей»
(ст. 1 Конвенции).

Более того, ст. 48 Договора об учреждении ЕС не исключает HYPERLINK \l
“bookmark21” в озможности создания компании одним единственным
участником. В Брюссельской конвенции 1968 г. говорится о том, что
компания, учрежденная одним единственным участником в соответствии с
законодательством одного из государств-участников Конвенции, не может
быть признана как противоречащая публичному порядку (абз. 2, ст. 9).
Позднее этот вопрос был решен в Директиве № 89/667/СЕ от 21 декабря 1989
года , которая регулирует процесс создания HYPERLINK \l “bookmark21” о
бществ с ограниченной ответственностью одним участником. HYPERLINK \l
“bookmark21” Д о принятия данной Директивы эта форма была известна лишь
Германии и Нидерландам.

1 V.C. Gavalda, G. Parleani, Droit des affaires de l’Union Europйenne.
Litec.1998, c.144.

2 JOCE b L 395, 30 декабря 1989, с. 40.

Тем не менее, из сферы действия свободы учреждения исключены компании,
не преследующие целей получения прибыли. Однако достаточно тяжело
определить, что подпадает под данную цель. Так, например, французская
модель Объединения по экономическим интересам (ОЭИ) не преследует в
качестве основной цели получение прибыли, однако ее деятельность носит
явно экономический характер и должна подпадать под сферу действия статьи
48 Договора о ЕС. Аналогично обстоит дело и HYPERLINK \l “bookmark23” с
заимствованным из французской системы Европейским объединением по
экономическим интересам (ЕОЭИ), созданным в соответствии с Регламентом №
2137/85/СЕ Совета ЕС от 25 июля 1985 г.1, которое подпадает под сферу
ст. 48 Договора об учреждении ЕС. Таким образом, по HYPERLINK \l
“bookmark23” о бщему правилу общества со смешанной экономикой,
французское ОЭИ и государственные учреждения представляют собой
«компании или фирмы» в смысле ст. 48 Договора об учреждении С.

1.1.3. Формы учреждения компаний

Учреждение юридического лица в государстве-члене ином, нежели то, где
оно было создано, возможно в формах первичного и вторичного учреждения.
В ст. 43 (бывш. ст. 52) Договора об учреждении ЕС говорится, что
«…запрещаются ограничения на свободу учреждения и экономической
деятельности граждан какого-либо государства-члена на территории другого
государства-члена. Такой запрет также касается ограничений по созданию
агентств, отделений (филиалов) или дочерних компаний гражданами
какого-либо государства-члена на территории другого государства-члена».

1 ГОСБ № I, 199 от30 декабря 1989 г.

В случае первичного учреждения компания выражает стремление подчинить
свою деятельность правопорядку иного государства-члена, нежели того, где
она была создана. При этом возникают проблемы, аналогичные тем, которые
имеют место при взаимном признании статуса юридического лица. Так, по
законодательству ряда государств, как, например, Франции, не только
юридический, но и фактический адрес, включая и центральную
администрацию, должны находиться на территории Франции. Перенос
местонахождения центральной администрации за пределы данного государства
предполагает ликвидацию компании со всеми вытекающими последствиями в
области налогообложения, и учреждение нового юридического лица по
законодательству принимающего государства. В других же государствах,
например, в Великобритании и Нидерландах, допускается возможность
переноса местонахождения центральной администрации компанией,
учрежденной в соответствии с их законодательством, в другое
государство-член без потери статуса компании английского или
голландского права при усл HYPERLINK \l “bookmark24” о вии нахождения их
юридического адреса на территории Великобритании или Голландии.

Daily Mail, N 81/87, 27.09.1988. Официальный вестник Европейских
Сообществ, с.5483.

В этой связи в Суде ЕС было рассмотрено дело относительно возможности
сохранения за первичным учреждением статуса компании страны-учреждения в
случае переноса местонахождения центральной администрации в другое
государство-член1. Компания Daily Mail, учрежденная в соответствии с
законодательством Великобритании, намеревалась расположить свои
директорат и центральную администрацию в Нидерландах без потери статуса
английской компании. Данная операция была допустима по законодательству
как Великобритании, так и Голландии. Однако по законодательству
Великобритании налогами облагаются компании по месту нахождения
фискальной резиденции компании, а под таковой в законе понимается
местонахождение директората. Таким образом, подобный перенос имел в
качестве последствия уклонение компании Daily Mail от налогообложения в
Великобритании. Для избежания подобных ситуаций в Великобритании был
принят закон 1970 года о подоходном налогообложении и
налогообложении подчиненных компаний, подчинив аналогичный перенос
получению обязательного предварительного разрешения. По мнению компании,
положение закона было несовместимым с принципом свободы учреждения.

Суд ЕС, прежде всего, отметил, что данная норма права Великобритании не
касается частичной или даже полной передачи деятельности английской
компанией новой компании, учрежденной в другом государстве-члене, за
исключением случая ликвидации и закрытия налоговых счетов английской
компании. Таким образом, получение разрешения необходимо лишь тогда,
когда компания, сохраняя свой юридический статус и британскую
национальность, желает перенести местонахождение правления за пределы
Соединенного Королевства. Более того, Суд ЕС постановил (учитывая,
во-первых, значительные различия в национальных законодательствах в
вопросах привязки компании к правопорядку одного из государств-членов С
и, во-вторых, положения ст. 293 (бывш. ст. 220) Договора об учреждении
ЕС, которая предусматривает заключение Конвенций, в том числе и о
сохранении статуса юридического лица в случае перенесения
местопребывания компании из одной страны в другую, а также тот факт, что
таковых Конвенций заключено до сих пор не было), что не следует
толковать ст. 43 и ст. 45 Договора об учреждении ЕС, как предоставляющие
право национальным компаниям переносить местонахождение центральной
администрации и правления в другое государство-член, сохраняя при этом
статус компании государства, по законодательству которого она была
создана.

К сожалению, на сегодняшний день, несмотря на предложение ст.
293 (бывш. ст. 220) Договора об учреждении С, не было принято ни одной
конвенции о сохранении статуса юридического лица в случае переноса из
одной страны в другую

местонахождения компании. В ответ1 на вопрос Европарламента вропейская
Комиссия сообщила о намерениях представить проект директивы о
переносе компаний – объединений капиталов – из одн HYPERLINK \l
“bookmark26” о го государства-члена в другое.

В настоящее время разработан и рассматривается проект Четырнадцатой
Директивы о переносе местонахождения компании из одного
государства-члена в другое. Проект директивы затрагивает все компании,
созданные в соответствии с национальным законодательством какого-либо
государства-члена С и имеющие на территории С свой юридический адрес и
центральную администрацию. Предусматривается, что перенесение
местонахождения компании не влечет за собой ни ее ликвидации, ни
необходимости учреждения новой компании.

сли иное не предусмотрено в национальном законодательстве, то
соответствующее решение должно приниматься большинством в 2/3 голосов
акционеров или участников. Проект решения о смене местонахождения должен
быть опубликован в соответствии с нормами национального законодательства
первоначального местонахождения компании. Публикация же изменений в
уставные документы, необходимых для адаптации всех учредительных актов
законодательству принимающей стороны, регулируется законодательством той
страны, в какую осуществляется перенесение.

1 Ответ Европейской Комиссии за № Е-3250/96, Официальный вестник
Европейских Сообществ, С. 138 от 5.05.1997.

2 № 3250/96, Официальный вестник Европейских Сообществ 1997, С 138.

В рамках вторичного учреждения часть 1 ст. 43 Договора об учреждении С
предусматривает возможность открытия агентств, филиалов или дочерних
компаний. Однако речь идет лишь об открытии вторичного учреждения
компаниями, учрежденными на территории Сообществ, как это следует по
смыслу самой ст. 43. Таким образом, учитывая критерий инкорпорации, в
соответствии со ст. 48 Договора об учреждении ЕС, с момента учреждения
компании в одном из государств-членов ЕС, даже если ее реальное
местонахождение расположено за пределами С, компания обладает правом
открытия вторичного учреждения при условии эффективной и продолжительной
связи с экономикой какого-либо государства-члена ЕС, как того требуют
Общие программы 1961 года. Это положение не означает, что компания,
учрежденная в третьем гос HYPERLINK \l “bookmark27” у дарстве, не может
открыть свое вторичное учреждение на территории одного из
государств-членов С.

1 Centros Ltd c. Erhvervs- og Selskabsstyrelsen, № C-212/97, Официальный
вестник Европейских Сообществ, 9.08.1999. См., например, также
комментарий L.Idot. Europe, май 1999, № 183; J.-G.Huglo, Chronique Droit
d’йtablissement et libreprestation des services. RTDE 1999 (4), с.738.

Любые ограничения на открытие вторичного учреждения в принимающем
государстве-члене запрещены. Так, в деле Centrost компании Centros,
зарегистрированной в Англии и Уэльсе в 1992 году, Департамент торговли
Дании отказал в регистрации ее филиала на территории Дании. Основанием
явился тот факт, что компания Centros, которая не вела
предпринимательской деятельности в Соединенном Королевстве,
зарегистрировалась на его территории с целью обхода более жестких, по
сравнению с английскими, норм законодательства Дании. По сути, компания
Centros имела намерение учредить в Дании не вторичное, а первичное
предприятие. Centros же ссылалась на статьи 43 и 48 (бывш. ст.ст. 52 и
58) Договора об учреждении ЕС, в которых гарантировано право компании,
учрежденной в пределах территории С в соответствии с законодательством
одного из государств-членов С, на свободное учреждение вторичных
предприятий на территории любого другого государства-члена ЕС. На
основании изученных материалов Суд ЕС постановил, что, во-первых,
отказ в регистрации филиала компании, учрежденной в соответствии с
законодательством одного из государств-членов, противоречит смыслу
статей 43 и 48 Римского договора, несмотря на то, что целью компании,
зарегистрировавшись в одном государстве, было намерение открытие своего
филиала в другом государстве, где в дальнейшем должна вестись основная
предпринимательская деятельность компании, и для этого компания выбрала
наиболее подходящее для нее законодательство. Во-вторых, Суд ЕС признал
за государствами право принимать при определенных обстоятельствах меры
против использования гражданами С гарантированных им учредительными
актами прав и свобод с целью обхода национального законодательства или
совершения противоправных действий.

Таким образом, Суд ЕС расширил понятие свободы учреждения, указав на то,
что учреждение первичного или вторичного предприятия с целью получения
прибыли в одном из государств-членов не HYPERLINK \l “bookmark28”
может являться основанием для лишения гражданина С данного права.

Аналогично не допускаются ограничения в отношении формы вторичного
учреждения. Так, положение итальянского законодательства,
устанавливающее обязанность осуществления брокерской деятельности на
рынке ценных бумаг в форме компании, зарегистрированной в Италии,
признано Судом ЕС в деле Комиссия против Италии1 несовместимым со
свободой учреждения, поскольку оно лишает брокеров других государств
возможности использовать иные формы учреждения, например, агентства.

Commission c. Italie, № С-101/94, Официальный вестник Европейских
Сообществ, 6 июня 1996 года, сборник 1, с.2691.

В отношении наименования вторичного учреждения свобода учреждения
предусматривает за компанией право использовать свое фирменное
наименование для расширения рекламы, а такж HYPERLINK \l “bookmark30” е
развития истории компании. Однако, данное право может быть ограничено в
связи с риском введения в заблуждение потребителей1.

Отмена любых ограничений государствами-членами на своей территории,
предусмотренная ст. 42 Договора об учреждении С, рассматривается Судом С
как гарантия соблюдения принципа равенства в отношении национальных
компаний и компаний других государств-членов. Данный принцип включает не
только отмену ограничений по национальному признаку, но и любые другие
формы дискриминации, при которых применяются критерии различия,
приводящие к аналогичному результату. Следовательно, речь идет как о
прямой, так и о косвенной дискриминации.

1.1.4. Свобода учреждения и свобода предоставления услуг юридическими
лицами

См., например, решение Суда ЕС по делу Pfeiffer, № С-255/97, Официальный
вестник Европейских Сообществ, 11 мая 1999, сборник 1, с.2835.

2 Commerzbank. № С0330/91, Официальный вестник Европейских Сообществ, 13
июля 1993, сборник 1, с. 4017.

Что касается свободы предоставления услуг, то она предполагает, что
компания может осуществлять деятельность в ином государстве-члене,
нежели государство ее регистрации, не будучи при этом представленной на
постоянной основе на территории принимающего государства.
Воспользоваться данной свободой можно как с момента учреждения
первичного, так и с момента открытия вторичного учреждения. Данная
свобода послужила основой для принятия Судом С ряда новаторских решений.
Суд С в достаточно короткие сроки постановил, что любые нормы,
касающиеся ведения профессиональной деятельности, действующие на
территории принимающего госуд HYPERLINK \l “bookmark34” а рства, не
всегда в обязательном порядке применимы к предприятиям, действующим на
основании свободы предоставления услуг1. По мнению Суда, свобода
предоставления услуг, как одна из фундаментальных свобод,
гарантированных Договором об учреждении ЕС, может быть ограничена в
законодательном порядке лишь по мотивам общественного интереса и
затрагивать любое лицо или компанию, осущест HYPERLINK \l “bookmark32” в
ляющих свою деятельность на территории принимающего государства в
случае, если данный интерес не охраняется нормами, которым подчинено
лицо представляющее услуги в стране регистрации . В дальнейшем, Суд ЕС в
деле Комиссия против Германии уточнил, что данные нормы принимающего
государства «должны быть объективно необходимыми в плане представления
гарантии соблюдения профессиональных условий и обеспечения защиты
профессиональных интересов». Таким образом, Суд ЕС принял во внимание,
помимо прочего, соблюдение принципов «необходимости» и
«пропорциональности».

В большинстве монографий на русском и иностранных языках свобода
учреждения и свобода предоставления услуг рассматриваются вместе в силу
их тесной связи. Однако необходимо четко определять различия между ними.

1 Van Wesemael, № № 110 и 111/78, Официальный вестник Европейских
Сообществ, 18 января 1979 г., с.35, а также Webb, № 279/80, Официальный
вестник Европейских Сообществ, 17 декабря 1981 г., с. 3305.

2 Webb, № 279/80, Официальный вестник вропейских Сообществ, 17

декабря 1981 г., с. 3305.

3 Commission c. Allemagne, № 205/84, Официальный вестник Европейских
Сообществ, 4 декабря 1986, с. 3755.

В середине 90-х годов Судом ЕС рассматривалось дело ARO Lease, которое
позволило уточнить критерии отличия свободы учреждения от свободы
предоставления услуг1. Компания ARO Lease, учрежденная в Нидерландах,
сдавала в аренду транспортные средства как частным, так и юридическим
лицам. Клиенты ARO Lease, находящиеся в Бельгии, связывались с компанией
через независимых посредников, представляющих свои услуги в этой стране
и получающие за это комиссионные. Бельгийские клиенты сами должны были
выбрать автомобиль у одного из бельгийских дилеров, при этом
транспортное средство было зарегистрировано также в Бельгии.
Обслуживание транспортного средства, а также уплата пошлин,
установленных бельгийским законодательством, лежит на клиенте. Компания
берет на себя лишь расходы по гарантийному ремонту и выплату страховки в
случае нанесения ущерба автомобилю на основании покрывающего эти риски
договора, заключенного компанией в качестве владельца транспортного
средства. По мнению налоговых органов Бельгии, само наличие на
территории данной страны парка автомобилей, являющихся собственностью
ARO Lease, означает, что компания имеет постоянное учреждение в Бельгии,
посредством которого она сдает в аренду автомобили по договорам лизинга.
Таким образом, по бельгийскому законодательству компания должна будет
уплатить НДС в Бельгии. Налоговые органы Голландии, ссылаясь на параграф
1 ст. 9 Шестой Директивы о НДС, в соответствии с которой «местом
предоставления услуг считается место регистрации экономической
деятельности лица, представляющего услуги, или местонахождение
постоянного учреждения, посредством которого представляются услуги»,
настаивали на уплате НДС в Голландии.

1 ARO Lease, № С-190/95, Официальный вестник Европейских Сообществ,
сборник 1, с. 4383.

В этой связи Суд ЕС напомнил, что в упомянутой 6-ой Директиве в
отношении аренды транспортных средств сделана привязка не к м HYPERLINK
\l “bookmark36” е сту пользования арендуемым имуществом, а к месту
регистрации экономический деятельности лица, предоставляющего услуги1.
Следовательно, Суд ЕС постановил, что, если лизинговая компания не имеет
в государстве-члене ни собственного персонала, ни действующей на
постоянной основе структуры, которая могла бы заключать договоры или
принимать административные решения относительно управления компанией,
такая компания не может считаться так HYPERLINK \l “bookmark37” о вой,
что имеет постоянное учреждение в данном государстве.

Тем не менее, в некоторых случаях допускается возможность открытия офиса
в государстве, где компания намерена представлять ус HYPERLINK \l
“bookmark38” л уги. В решении по делу Reinhard Gebhard1 Суд ЕС признал,
что «временный характер предоставления услуг не исключает возможности
лицу, осуществляющему данные услуги … иметь в принимающем государстве
какую-либо инфраструктуру (в том числе бюро, кабинет или контору), в
случае если она необходима для предоставления соответствующих услуг»3.

1 Hamann, № 51/88, Официальный вестник Европейских Сообществ, 15 марта
1989 г., с. 767.

2 Reinhard Gebhard, № С-55/94, Официальный вестник Европейских
Сообществ, 30 ноября 1995, с.4165.

3 C.-F. Durand, S. Van Raepenbusch, Chronique de jurisprudence
communautaire.

Cahiet droit europйen 1997, № 3-4, c. 422.

Большинство законодательств, регулирующих вопросы ведения
профессиональной деятельности, были разработаны с учетом постоянного
присутствия экономического оператора на территории данного государства.
Так, в ряде стран условия допуска к профессиональной деятельности
компаний или предприятий, учрежденных в одном из государств-членов С,
подчинены требованию получения разрешения на ведение подобной
деятельности. Суд С постановил, что эта норма не ограничивает свободы,
гарантированные учредительными актами ЕС, однако их применение
допускается лишь в том случае, если аналогичные требования
распространяются и на национальные субъекты и имеют целью защиту
общественной безопасности. На практике получение подобного разрешения
сводится к соблюдению формальностей. Например, в ряде стран обязательная
запись в специальном реестре профессионалов является гарантией получения
статуса юридического лица1 или права на ведение экономической
деятельности до окончательного оформления всех учредительных документов
и получения статуса юридического лица. В виду специфики деятельности в
определенных сферах экономики, например, страхования, здравоохранения,
банковском секторе, также необходимо предварительное получение
разрешения или лицензии в соответствующих национальных органах.

В других случаях Суд С занимает более гибкую позицию.

Так, например, Суд указал, что регулирование национальным

законодательством вопросов закрытия магазинов по воскресным

дням не противоречит нормам

1 Официальный вестник Еврпейских Сообществ, 1994, С 362, с. 24.

2 Бетепюо е.а., объединенные дела 418 -421/93, 460-462/93, 464/93,
9-11/94, 14-15/94, 23-24/94, 332/94, Официальный вестник Европейских
Сообществ,

20 июня 1996.

ст. 43 Договора об учреждении ЕС. В действительности эти положения
национального законодательства должны применяться ко всем операторам,
осуществляющим свою деятельность на территории данного государства, так
как предметом их регулирования являются не условия учреждения
предприятия, и, следовательно, они не могут расцениваться как
ограничивающие свободу учреждения и экономической деятельности2.

1.2. Программа гармонизации корпоративного права ЕС

Свобода учреждения на территории ЕС, гарантированная учредительными
актами С компаниям, может быть реализована в полном объеме лишь при
отсутствии значительных расхождений в законодательствах разных
государств-членов ЕС. Правовые различия в регулировании представляют
собой непреодолимое препятствие, прежде всего, для компаний открыть
вторичное учреждение за пределами государства регистрации. Во-вторых,
становится невозможным предоставить достаточные гарантии защиты
интересов акционеров и третьих лиц, которые являются императивным
условием Римского договора, а также осложняется процесс управления
группами компаний. Смена местонахождения компании в случае ее
трансграничности не представляется интересной для предпринимателей при
существующем правовом обеспечении, что отрицательно влияет на
формирование единого рынка ЕС. В этой связи, в первые годы деятельности
Сообществ институты С начали осуществление программы по ликвидации
правовых препятствий свободы осуществления предпринимательской
деятельности в соответствии со статьей 44 (бывш. ст. 54) Римского
договора, «координируя в той степени, которая необходима, и обеспечивая
эквивалентность гарантий, требуемых от компаний государств-членовимея в
виду обеспечение интересов их участников и третьих лиц». Функции по
реализации поставленных задач были возложены на Совет С и вропейскую
Комиссию, которые разработали и приняли целый ряд директив, регулирующих
деятельность компаний.

Директивы являются актами прямого действия, адресованными
государствам-членам. Однако они обязательны только в отношении
поставленных в них целей, и при этом государства-члены обладают свободой
выбора методов (способов) их достижения. Следовательно, по-настоящему
единого регулирования на национальном уровне посредством гармонизации
достигнуто быть не может.

За период с 1976 года по 1984 год было издано 6 важных директив, которые
послужили основой для создания права компаний С, обеспечивающего защиту
прав участников и третьих лиц. Первая Директива Совета ЕС была принята
еще в 1968 году и касалась создания, ликвидации объединений капиталов и
признания их недействительными. Лишь через восемь лет была принята
Вторая Директива, предметом гармонизации которой являлись лишь
акционерные общества. В частности, в ней раскрываются такие вопросы, как
создание АО, поддержание и изменение размера уставного капитала. Далее
были урегулированы процедуры слияния и разделения акционерных обществ
внутри одного государства-члена С (Третья и Шестая Директивы).
Четвертая, Седьмая и Восьмая Директивы гармонизировали требования
относительно финансовой отчетности компаний, подлежащей обязательной
аудиторской проверке.

Однако гармонизация национальных законодательств была достигнута лишь в
тех сферах, где различия в законодательствах государств-членов были
наименьшими, и имелась возможность устранить разногласия посредством
межгосударственных соглашений. Вышеупомянутая Программа Сообществ зашла
в тупик после вынесения Европейской Комиссией проекта Пятой Директивы,
касающейся структуры организации акционерных обществ, а также участия
рабочих в управлении компанией, и Девятой Директивы об отношениях внутри
групп компаний и об ответственности материнской компании по долгам
дочерней компании, находящейся на территории другого государства-члена
С. В действительности, идея вропейской Комиссии в этих директивах
выражалась уже не просто в гармонизации режима защиты прав акционеров и
третьих лиц, а в «навязывании» системы организации компании и
осуществления управления1.

Принятие Третьей Директивы о слиянии компаний на национальном уровне,
послужило основой для разработки проекта Десятой Директивы о
трансграничных слияниях. Однако в силу того, что в проект было включено
спорное положение о соблюдении условий представительства и участия лиц,
занятых по найму, Директива до сих пор не принята.

В то же время в 1989 году было принято две директивы -Одиннадцатая
Директива о гармонизации требований по обязательному опубликованию
информации в отношении филиалов определенных типов компаний и
Двенадцатая Директива, являющаяся преимущественно рамочным документом,
чем существенно отличается от ранее принятых и касается создания
компаний с ограниченной ответственностью с одним участником.

1 Jeanne Boucourechliev, Une societй de droit europйen? Paris, 1999,

В настоящее время в Совете С на рассмотрении находится проект
Тринадцатой Директивы о поглощении и других основных сделках по
приобретению акционерного капитала компании. Работа над данным проектом
велась в течение 10 лет. Лишь в 2001 году был найден компромисс и
получено одобрение вропейского Парламента. Во многом это обусловлено
общим прогрессом, достигнутым Сообществами и Союзом на пути формирования
единого корпоративного права ЕС. С принятием Устава Европейской компании
8 октября 2001 года государствам-членам удалось согласовать свои позиции
по многим ключевым вопросам, препятствующим дальнейшему развитию
корпоративного права ЕС. Необходимо также отметить предложение проекта
Четырнадцатой Директивы о переносе юридического адреса из одного
государства-члена в другое, выдвинутое вропейской Комиссией.

В целом, за период работы институтов С по гармонизации корпоративного
законодательства удалось преодолеть разногласия по многим важным
вопросам. Однако в основном они касались представления аналогичных или
равных гарантий в области защиты прав участников (учредителей) компании
и третьих лиц, что было недостаточно для достижения основной цели –
эффективности и конкурентоспо HYPERLINK \l “bookmark44” с обности
компаний на всей территории вропейского Союза.

Следует отметить, что далеко не всеми специалистами в области права С
путь гармонизации признается удобным и перспективным для создания единой
системы регулирования деятельности компаний1. Так, сближение
законодательной базы не освобождает компании, действующие в соответствии
с нормами различных правовых систем государств-членов С, от
необходимости выбирать определенную организационную форму, действующую
исключительно в рамках национального права.

1.3. Унификация корпоративного права ЕС

1 См., например, A.Viandier, Free Movement and Mobility of Companies.
European Commission “Acts of the Conference on Company Law and the
Single Market”, 15-16 Dec. 1997, Brussels.

2 Шемятенков В.Г. Европейская интеграция. М., 2003 г., с.51.

Унификация законодательства в ЕС осуществляется посредством принятия
регламентов, которые рассматриваются как «наиболее сильное и эффективное
средство интеграционного строительства» . Данный нормативно-правовой акт
характеризуется тремя основными свойствами:

общее применение во всех государствах-членах, следовательно,
распространяется на все категории граждан или организаций и регулирует,
таким образом, неограниченное количество правоотношений;

обязательность в полном объеме в каждом государстве-члене;

прямое действие, т. е. не требует имплементации в национальное право,
действуя автоматически на всей территории С.

Таким образом, единым правовым актом – регламентом -одновременно
устанавливаются результат, форма и методы, что способствует
единообразному применению норм во всех государствах-членах.

Первоначально данная форма правового сближения1 была использована
институтами Сообществ для реализации идеи соз HYPERLINK \l “bookmark46”
д ания наднациональных компаний, формирующихся и действующих в
соответствии с едиными нормами интеграционного права, которые
функционировали бы наравне с национальными формами.

В отношении форм и методов правового сближение см. подробнее Шеленкова
Н.Б. Европейская интеграция: политика и право. М, 2003 г., с.188 и след.

2 № 2137/85, ГОСЕ 1985 Ь 199.

Для облегчения кооперации между малыми и средними предприятиями в рамках
создания общего рынка Совет С принял 25 июля 1985 года Регламент,
учреждающий Европейское объединение по экономическим интересам (ЕОЭИ) .
Это новая форма экономического сотрудничества, позволяющая компаниям из
разных стран-членов вести совместную хозяйственную деятельность без
осуществления операций по слиянию или учреждению нового предприятия.

Следует отметить, что до вступления в силу Регламента данная форма была
известна лишь французскому законодательству, где за объединениями по
экономическим интересам (ОЭИ) признавался статус юридического лица.

Помимо этого в настоящее время вропейской Комиссией разработаны и
переданы в Совет С проекты регламентов, содержащих уставы
вропейской ассоциации ( А)1 и вропейского общества взаимопомощи (
ВО) .

1 ©p. 33. Association europйenne.

2 ©p. 33. Mutualitй europйenne.

3 European Company Statute: Fresh hopes for progress. HYPERLINK
“http://www.europa.eu.int/en/comm/dg15/smn/296/ecs/html”
http://www.europa.eu.int/en/comm/dg15/smn/296/ecs/html

В 2001 году был принят Устав Европейской компании, работа над которым
велась на протяжении почти 30 лет. Устав вводится в действие посредством
регламента, который должен вступить в силу в октябре 2004 года.
Благодаря новому Уставу вропейской компании юридические лица,
осуществляющие предпринимательскую деятельность в нескольких
государствах-членах, смогут проводить слияние и функционировать на всей
территории С в соответствии с единообразным сводом правовых норм и
унифицированной системы управления и отчетности. Таким образом, они
избавятся от необходимости создавать сложную сеть дочерних предприятий и
филиалов, регулируемых законодательствами различных государств, снижая
значительные финансовые затраты и избегая дополнительных
административных процедур. По подсчету Консультативной группы
промышленников по конкуренции, созданной в 1995 г. главами государств и
правительств и возглавляемой гном Карлом Чиампи, экономия средств только
на административных расходах составит приблизительно 30 млрд. евро в
год3.

22 июля 2003 года был принят регламент, содержащий Устав Европейского
кооперативного общества (ЕКО)1, который на протяжении нескольких лет
разрабатывался и дорабатывался институтами С. После принятия Устава
вропейской компании стало очевидным, что изложенные в нем общие
принципы, применимые к акционерным обществам, не могут также
регулировать и деятельность кооперативов. В свою очередь Устав ОЭИ, хотя
и предоставляет компаниям возможность вести определенную общую
деятельность, сохраняя при этом за участниками их автономию, также не
учитывает специфику регулирования кооперативов. Регламент, содержащий
Устав ЕКО, вступит в силу 18 августа 2006 г.

1 Регламент № 1435/2003 от 22.07.2003, Официальный вестник ЕС Ь 207 от
18.08.2003

2 ГОСЕ 2000 Ь 160.

Помимо учреждения новых форм организации деятельности компаний институты
С применили метод унификации и в решении такого сложного вопроса как
процедура несостоятельности (банкротства) предприятий. 29 мая 2000 года
был принят Регламент № 1346/20002, регулирующий процедуру
несостоятельности (банкротства). Регламент воспринял положения
Брюссельской конвенции от 23 ноября 1995, которая так и не вступила в
силу из-за недостаточного количества ратификаций. Данный документ
вступил в силу 31 мая 2002 года и подлежит прямому применению без
осуществления каких-либо мер по его имплементации в национальное
законодательство. Следовательно, институты С предприняли успешную
попытку по регулированию частного вопроса функционирования компании
посредством создания единых норм, отойдя от метода гармонизации,
применявшегося ранее. Аналогичным образом в 2002 году были введены и
международные нормы ведения

1 Регламент Европейского Парламента и Совета ЕС № 1606/2000 от 19 июля
2002 года о применении международных норм бухгалтерского учета, ГО Ь
243, 11.09.2002, р.1

2 Официальный доклад Высокой экспертной группы в области акционерного
права от 4 ноября 2002 года, опубликованный на сайте ЕС – HYPERLINK
“http://europa.eu.int/comm/internal_market/fr/company/company”
http://europa.eu.int/comm/internal_market/fr/company/company .

бухгалтерского учета1. Данные факты дают основание полагать, что
институты и органы ЕС идут по пути формирования единого, а не общего
корпоративного законодательства ЕС. Следует отметить, однако, этот
способ, так же как и директива, не является идеальным, поскольку
промежуток между началом работ над разработкой проекта и его вступлением
в силу слишком большой, что отмечено в официальном докладе2 Высокой
экспертной группы в области корпоративного права, созданной в сентября
2001 года.

2. Создание и функционирование компаний

2.1. Регистрация компании

Основные вопросы, связанные с формальной стороной регистрации компании,
урегулированы Первой Директивой «О гласности» от 1968 года (далее –
Директива). В Директиве рассматриваются три основные группы вопросов,
затрагивающих защиту интересов третьих лиц. Во-первых, представлен
перечень основных документов компании и минимальный объем информации,
подлежащие предоставлению при регистрации компании и опубликованию. На
момент принятия Директивы в государствах-членах практиковались три
основные способы регистрации компаний:

запись в реестре;

депонирование в специализированном отделе канцелярии суда;

публикация в одном или нескольких вестниках.

2 Первая директива Совета Министров ЕС № 68/151/СЕЕ от 9 марта 1968 года
о координации гарантий, которые требуются государствами-членами от
компаний для защиты интересов участников и третьих лиц в смысле второго
параграфа 2 статьи 48 (н.н.) с целью придать данным гарантиям
эквивалентный характер на всей территории ЕС. ЮСЕ Ь 65 14.03.1968.

Так, в Германии, Италии и Франции гласность осуществлялась посредством
записи или депонирования в торговом реестре или реестре обществ1. В
Бельгии, Люксембурге и Голландии в основном использовалась публикация в
официальном вестнике.

Директивой же предусматривается более сложная схема. На регистрируемое
общество должно быть заведено дело в соответствующем реестре. По
усмотрению государства это может быть либо центральный, либо торговый
реестры, либо реестр обществ. Полную или частичную копию документа,
опубликованного таким образом, можно получить по почте за определенную
фиксированную плату.

Помимо этого, документация подлежит обязательному частичному или полному
опубликованию (либо в форме упоминания о депонировании документа в дело
или его записи в реестр) в официальном национальном издании.

Таким образом, обязательному опубликованию подлежат:

1 R. Sinay, La premiиre directive europйenne sur les sociйtйs et la mise
en harmonie du droit franзais. Gaz. Pal. 1971,1, doctr.158.

информация о структуре общества (учредительный договор, устав, изменения
в учредительные и иные документы, судебное решение о роспуске…);

информация о представительных органах, органах управления и контроля
(назначение, снятие с должности лиц, имеющих законные полномочия
совершать сделки от имени общества и представлять общество, назначение и
идентификация ликвидаторов, а также их полномочия, если это не следует
из закона или устава);

основные данные финансового и учетного характера: размер подписанного
капитала, баланс и счета прибылей и убытков за каждый финансовый год;

информация о переносе юридического адреса;

информация о роспуске компании;

судебное решение о недействительности компании.

Сосуществование двух обязательных методов опубликования влечет за собой
опасность расхождения в текстах1. В этой связи соответствие информации,
опубликованной в прессе, той, которая была депонирована в деле или
записана в реестре, должно быть гарантировано государствами-членами,
которые призваны принять для этого необходимые меры. Любое
несоответствие опубликованной в прессе информации не может быть
противопоставимо третьим лицам, если только общество не докажет, что
третьи лица были ознакомлены с текстом, депонированным в деле или
записанным в реестре. Следовательно, текст, депонированный или
зарегистрированный, является достоверным, а ошибка последовала позже, во
время его HYPERLINK \l “bookmark60” о публикования, которое
осуществлялось на основании депонированного или зарегистрированного
материала.

Второй важный аспект, урегулированный Директивой -ответственность за не
опубликование соответствующей информации.

1 см. решение по делу Marleasing SA с. La Comercial International de
Alimentation SA, n 106/89, CJCE 13.11.1990.

2 V.P. Van Ommeslaghe, La premiиre directive de Conseil du 9 mars 1968
en matiиre de sociйtйs. Cah. Dr. Eur. 1969,p.550.

Общий принцип Директивы: непротивопоставимость третьим лицам
неопубликованных сделок и сведений . Так, предписывается единственная
санкция за не опубликование сделок и сведений – их непротивопоставимость
третьим лицам. Однако сама по себе неопубликованная сделка не является
ничтожной. Речь идет о невозможности общества ссылаться на
неопубликованные в соответствии с положением национального
законодательства сделки в отношениях с третьими лицами.

Исключением из общего правила являются случаи, когда общество докажет,
что третьи лица знали или должны были знать о неопубликованных сделках.
Следовательно, подобные сделки и сведения можно противопоставить третьим
лицам. Однако в Директиве содержится правило, воспринятое из немецкой
системы и призванное защитить интересы третьих лиц: в отношении
операций, осуществленных до истечения 15 дней после опубликования о
таковых, сделки и сведения считаются непротивопоставимыми третьим лицам,
которые докажут, что были не в состоянии узнать об этом. Эта норма,
которая a priori представляется интересной, не сможет в полной мере
применяться на практике. Третьим лицам будет достаточно сложно доказать
незнание уже опубликованной информации.

В то же время пункт 7 статьи 3 Директивы гласит, что третьи лица могут
сами ссылаться на сделки и сведения, в отношении которых еще не были
выполнены формальности по опубликованию, если только опубликование не
влечет их недействительности.

Действительность обязательств общества. Сложности, возникающие на
практике в процессе учреждения общества, вызвали необходимость в
урегулировании вопросов о действительности актов, заключенных в период
его регистрации. В большинстве случаев общество берет на себя все
обязательства после официальной регистрации. Однако возможно и другое:
общество так и не будет создано или не приобретет статуса юридического
лица. В этой связи необходимо четко определить, в какой степени
обязательства, взятые на себя лицами, действующими от имени общества,
обязывают последнее.

Выход, представленный в Директиве, заимствован из немецкой и итальянской
практики, которая введена также и во французское законодательство. В ст.
7 Директивы говорится о том, что в случае заключения сделки от имени
общества, находящегося в процессе учреждения, до приобретения последним
статуса юридического лица, и если общество не берет на себя
обязательства по сделкам, заключенным от его имени, лица, заключившие
эти сделки, несут солидарную и неограниченную ответственность, если нет
соглашения об ином. Тем не менее, в Директиве не затрагиваются такие
вопросы, как формальности по заключению соглашения, механизм и условия
передачи обязательств обществу. Следовательно, это регулируется нормами
национального законодательства.

Таким образом, в Директиве проводится разграничение между
обязательствами, возникшими в процессе формирования общества, с одной
стороны, и обязательствами, возникшими уже после его регистрации, с
другой стороны.

Во втором случае, общество в процессе своей деятельности выступает через
свои представительские органы. В целях обеспечения интересов участников
и третьих лиц объем и условия их полномочий необходимо подчинить четкому
и ясному регулированию.

Из текста Директивы следует:

1) Информация о лицах, которые в качестве органов имеют полномочия
принимать обязательства от имени общества, должна быть надлежащим
образом опубликована. Любая ошибка в их назначении является
непротивопоставимой третьим лицам, если только общество не докажет, что
третьи лица знали об этом (ст. 8 Директивы). Данная норма довольно
понятна и проста. Опубликование гарантирует факт распространения
достоверной информации, на которую третьи лица могут ссылаться. Любые
последствия ошибки или неточности, приведшие к неправильному назначению
уполномоченного лица, ложатся лишь на самих участников. Третьи лица, не
имеющие отношения к внутренним документам общества, будучи не в
состоянии предвидеть данные нарушения, не должны нести за это
ответственности, за исключением случаев их недобросовестности.

Общество несет ответственность по обязательствам, взятым от его имени
представительскими органами, даже если эти обязательства не явствуют из
целей общества. Однако необходимо, чтобы при возникновении подобных
обязательств органы не вышли за рамки полномочий, которые им
предоставляются законом или которыми они могут быть наделены в
соответствии с законом для осуществления своих функций.

Государства-члены могут включить в национальное законодательство
положения о недействительности сделок, выходящих за рамки уставных целей
общества, если общество докажет, что третья сторона знала о том, что
сделка выходит за рамки уставных целей общества или не могла не знать,
учитывая обстоятельства заключения сделки. При этом один лишь факт
опубликования уставных документов не представляет собой достаточного
доказательства.

В случае, когда право представлять общество принадлежит нескольким лицам
и если это допустимо по национальному законодательству, государство-член
также может включить положение о непротивопоставимости третьим лицам
соответствующих положений внутренних документов общества.

Недействительность общества – третий вопрос, урегулированный настоящей
Директивой. В Директиве делается попытка смягчить негативные последствия
признания общества недействительным. В частности, уделяется внимание
правовым средствам предотвращения неправильного составления
учредительных документов: на выбор предлагается введения контроля со
стороны государственной власти и нотариальное оформление. Так, статья 10
Директивы определяет, что если в государстве-члене не предусмотрено на
момент регистрации общества превентивного, судебного или
административного контроля, функции контроля над соответствием
учредительных документов законодательству возлагаются на нотариуса.

Юридический режим недействительности. В отношении признания компании
недействительной в Директиве содержится исчерпывающий список оснований
для такого признания, что означает, что государства HYPERLINK \l
“bookmark62” м огут его только уменьшить. Таковыми в соответствии со
статьей 11 Директивы являются:

1 Cm. G. Daublon, Le droit franзais des sociйtйs et les directives de la
Communautй europйenne. Defrйnois 1982, art. 32913, p. 1026.

2 CM.Marleasing SA c. La Comercial International de Alimentacion SA,
13.11.1990 ; n : 106/89.

отсутствие учредительных документов или несоблюдение формальностей по
оформлению, таких как превентивный контроль или нотариальное
удостоверение1;

определение в уставе целей общества, противоречащих публичному порядку
или законодательству2;

отсутствие в учредительных документах или в уставе указаний либо на
наименование общества, либо на характер, либо на размер вкладов, размер
уставного капитала или целей общества;

несоблюдение норм национального законодательства относительно оплаты
минимального размера уставного капитала;

недееспособность всех первоначальных учредителей общества;

в случаях, когда в противоречие национальному законодательству,
регулирующему деятельность торговых обществ, число первоначальных
участников общества меньше двух.

Ввиду того, что общество может быть признано недействительным лишь по
данным основаниям, а государства-члены по своему усмотрению вводят в
свое законодательство разные основания из шести вышеперечисленных,
регулирование данного вопроса может отличаться на территории разных
государств-членов1. Тем не менее, можно утверждать, что они не будут
выходить на территории ЕС за рамки тех, которые предложены Директивой.

Отдельного внимания заслуживает тот факт, что в статье 11 Директивы
среди случаев признания компании недействительной отсутствует пункт о
несоблюдении формальностей по опубликованию информации. Действительно,
опубликование учредительных документов является условием учреждения
компании. С юридической точки зрения до этого момента компания считается
не учрежденной и не наделенной статусом юридического лица.
Следовательно, речь может идти только лишь о компаниях, созданных
де-факто.

1 См. в отношении Франции Закон 1966 (ст. 360, первый абзац) и Ордонанс
от 20.12.1969 (ст. 7), а также ст. 1855 Гражданского кодекса (новая
нумерация -ст. 1844-1).

В этой связи Суд С постановил, что режим недействительности в
соответствии с Директивой «неприменим в случаях, когда акты были
совершены от имени общества с ограниченной ответственностью,
существование которого не зафиксировано в соответствующем
государственном реестре в виду несоблюдения формальностей
учреждения компаний, предусмотренных национальным законодательством»1.
Таким образом, необходимо различать, с одной стороны, компании, которые
были учреждены, даже если в процессе их создания были допущены некоторые
ошибки, и об их учреждении третьи лица могли узнать из официально
опубликованной информации, и, с другой стороны, компании, которые так и
не были учреждены ввиду несоблюдения ряда законодательных требований. В
первом случае, компании подпадают под сферу ведения Директивы, а сама
компания может быть признана недействительной. Второй случай, как это
было признано Судом С, не подпадает под сферу ведения права С.

1 ЦЬЫпк Іюіаие БУ с. Бакеп Wandtechпiek БУ, С.ГСЕ 20.09.1988, п 136/87,
р. 4665.

В соответствии с пар. 1. ст. 11 Директивы недействительность компании
должна быть объявлена посредством вынесения судебного решения. Данное
требование представляет дополнительные, серьезные гарантии защиты
интересов учредителей и третьих лиц. Сама процедура принятия судебного
решения Директивой не урегулирована, следовательно, этот вопрос
относится к ведению государств-членов. В любом случае, решение должно
быть в обязательном порядке опубликовано в официальном издании, после
его депонирования или записи в реестре. Именно факт опубликования делает
решение противопоставимым третьим лицам, аналогично противопоставимости
других документов, подлежащих обязательному опубликованию. Срок исковой
давности в данном случае установлен в 6 месяцев со дня опубликования
решения о недействительности, если национальным законодательством
предусмотрена возможность для третьих лиц подавать иск в отношении
решения о недействительности.

Опубликование информации в отношении филиалов,

учрежденных в государствах-членах. Одним из способов реализации права на
свободу учреждения является открытие филиала. В этой связи отсутствие
координации в отношении опубликования информации способствует наличию
противоречий в области защиты прав участников и третьих лиц. Речь идет,
с одной стороны, о компаниях, которые ведут деятельность на территории д
HYPERLINK \l “bookmark66” р угого государства-члена посредством своего
отделения, и, с другой стороны, компаниях, которые ведут деятельность на
территории этого государства, посредством учрежденного там филиала. Это
обусловило необходимость принятия Одиннадцатой Директивы1, которая
регулирует вопросы опубликования информации в отношении филиалов
компаний.

Особенностью Одиннадцатой Директивы является тот факт, что ее действие
распространяется как на филиалы компаний, учрежденных в одном из
государств-членов С, так и на филиалы компаний, учрежденных в третьих
странах (ст. 7), т.е. за пределами ЕС. При этом в отношении филиала
действует законодательство государства регистрации самого филиала, а не
его головной компании.

1 Одиннадцатая Директива Совета ЕС № 89/666 от 21 декабря 1989 года,
Официальный вестник ЕС № Ь 395 , 30.12.1989.

Опубликованию подлежит аналогичный перечь информации, содержащийся в
Директиве: адрес филиала, деятельность филиала, место и номер
регистрации компании, информация об учредителях компании и т. д. При
этом перечень может быть расширен по усмотрению государства-члена. В
отношении опубликования годового финансового отчета и отчета управляющих
достаточно, чтобы филиал опубликовал тот годовой финансовый отчет и
отчет управляющих головной компании, который прошел аудиторскую проверку
и был надлежащим образом опубликован.

2.2. Общество с одним участником

HYPERLINK \l “bookmark69” С целью привлечения индивидуальных
предпринимателей к экономической деятельности институты ЕС были
вынуждены признать такую форму как общество с одним участником. В этой
связи была принята Двенадцатая Директива1 Совета ЕС, которая
преимущественно является рамочным документом. Эта Директива признает
право создания подобных обществ лишь за обществами с ограниченной
ответственностью (ст. 1). Факт сосредоточения в одних руках всех долей
был признан еще во Второй Директиве 1976 года, однако тогда речь шла
лишь о возможности п HYPERLINK \l “bookmark69” р иобрести все доли в
процессе деятельности общества, т.е. после его регистрации. Двенадцатая
Директива предусматривает возможность наличия одного участника с момента
регистрации общества и, следовательно, сосредоточение в его руках всех
долей. Более того, в национальном законодательстве может быть
предусмотрено создание акционерных обществ с одним участником (ст. 6
Двенадцатой Директивы) .

1 Двенадцатая Директива Совета ЕС № 89/667 от 21 декабря 1989 года,
официальный вестник ЕС № L 395, 30.12.1989.

2 См. S. Mousoulas, La socйtй unipersonnelle а responsabilitй limitйe
communautaire – Apprйciation de la XII directive du Conseil en matiиre
de societйs. Rev. Sociйtйs 1990, стр. 395

Директива содержит прямое предписание государствам-членам признать такие
общества по факту их создания, при этом за государствами сохранена
большая доля свободы устанавливать тот или иной порядок их учреждения и
регулирования их правового режима. В виду того, что вопрос о координации
законодательства государств-членов о группах компаний до сих пор не
решен, государства могут устанавливать во внутреннем законодательстве
специальные положения или

санкции в случаях, когда физическое лицо является

единственным участником нескольких обществ. Аналогичная

норма содержится в Директиве и в отношении случаев, когда

общество с одним участником или любое другое юридическое

лицо являются единственным участником другого общества.

Данное положение Директивы ставит под сомнение

возможность провести реальную гармонизацию

законодательства.

Примечательно, что, согласно законо HYPERLINK \l “bookmark70” д
ательству Франции, физическое лицо может быть единственным участником
лишь одного общества с ограниченной ответственностью. В свою очередь
общество с ограниченной ответственностью с одним участником может быть
учредителем другого общества с ограниченной ответственностью, состоящего
из одного участника. В 1994 году во Франции был принят новый закон1,
который предоставил право физическому лицу быть единственным участником
нескольких обществ с ограниченной ответственностью.

Директивой устанавливаются некоторые принципы функционирования,
связанные с характером подобных обществ. Так, единственный участник
выполняет функции общего собрания, а принимаемые решения должны быть
занесены в протокол собрания или оформлены в письменной форме. Однако не
уточняется компетенция самого собрания и не предполагается наличие
управляющего, что представляет некоторую гибкость в функционировании
общества.

1 Закон № 94-126 от 11.02.1994

Договоры, заключенные между единственным участником и представленным им
обществом должны также быть занесены в протокол или составлены в
письменной форме. Это правило, по усмотрению государства, может не
распространяться на текущиесделки, заключенные в обычных условиях (пар.2
ст. 5 Двенадцатой Директивы).

В целом же, в Двенадцатой Директиве приводится незначительный перечень
очень общих положений – поэтому на практике используются разные режимы в
государствах-членах в отношении обществ с единственным участником. Этот
вопрос фактически остался за рамками гармонизации.

2.3. Уставной капитал компании

HYPERLINK \l “bookmark72” Бо лее одиннадцати директив принято в
Европейском Союзе с целью координации законодательства о компаниях. При
этом одной из наиболее важных является Вторая Директива1 «О капитале».
Целью данной Директивы является «к HYPERLINK \l “bookmark72” о ординация
гарантий, которые требуются в государствах-членах от компаний и касаются
защиты интересов, как участников, так и третьих лиц в отношении создания
акционерных обществ, а также поддержания и изменения их уставного
капитала, чтобы сделать эти гарантии эквивалентными». Необходимо
отметить, что положения Директивы касаются только публичных компаний
государств-членов2.

2 См. S.-W. Mayson, D. French, Ch. Ryan, Company Law, Blackstone, 1998,
p. 49 P.-L. Davies, Gower’s Principales of Modern Company Law, Sweet &
Maxwell,

1998, p. 12.

Основной целью Второй Директивы было обеспечение защиты акционеров и
кредиторов этих компаний. Для этого в ней были предусмотрены положения
относительно доступа к информации о капитале компании, нормы,
устанавливающие минимальный размер уставного капитала, а также
необходимые меры по поддержанию капитала на первоначальном уровне при
соблюдении интересов акционеров и кредиторов.

В отношении информации, подлежащей указанию в учредительных документах
общества и занесению в торговый реестр, Вторая Директива напрямую
отсылает к тексту Первой Директивы 1968 года. Так, в обязательном
порядке следует указывать:

наименование компании;

юридический адрес;

цели создания;

сумма подписного уставного капитала (а также сумма уставного капитала, в
исключительных случаях);

нормы относительно количества и способов назначения административных
органов управления и контроля.

В учредительных документах обязательно должна содержаться следующая
информация: юридический адрес; номинальная стоимость подписываемых акций
и их количество; количество подписываемых акций без указания их
стоимости, если такие акции могут быть выпущены по национальному
законодательству; специальные условия, ограничивающие передачу акций;
информация об именных акциях и акциях на предъявителя, условия их
конвертации (если данная процедура не установлена законом); сумма
подписного капитала на момент регистрации компании или на момент
получения разрешения на ведение коммерческой деятельности и т. д.

В соответствии со статьей 6 Второй Директивы минимальный размер
уставного капитала общества должен составлять не менее 25000 евро. При
этом каждые пять лет Совет ЕС по предложению Европейской Комиссии должен
пересматривать этот размер с учетом инфляции и иных экономических
факторов.

На момент создания общества должно быть оплачено 25% номинальной
стоимости каждой акции. Уставной капитал может состоять и из вкладов в
натуре1. Их стоимость в денежном выражении подлежит независимой
экспертной оценке и официальной публикации. Эта оценка должна быть
проведена до регистрации общества и до получения лицензии (если это
требуется в соответствии с национальным законодательством). Вклады в
натуре должны быть выплачены полностью в течение пяти лет с момента
регистрации общества или получения разрешения на ведение дел.

Согласно ст. 18 Второй Директивы компания не может подписываться на свои
собственные акции. однако, если национальное законодательство позволяет
это, то такое приобретение должно отвечать следующим условиям: решение о
приобретении должно быть одобрено общим собранием акционеров;
номинальная стоимость всех приобретаемых акций не должна превышать 10%
подписного капитала общества; приобретение акций не должно привести к
уменьшению активов общества ниже суммы подписного капитала и
нераспределенных резервов; приобретению подлежат только полностью
оплаченные акции.

1 Le rachat par les societes de leurs propres actions. Bull. COB,
01.1998

Решение об увеличении уставного капитала также принимается общим
собранием акционеров большинством в две трети голосов. В национальном
законодательстве может быть предусмотрена возможность принятия решения
простым большинство голосов, если в голосовании принимают участие
владельцы не менее половины подписанного капитала. При увеличении
уставного капитала акции, обеспеченные денежными вкладами, должны
быть, в первую очередь, предложены акционерам пропорционально их
долям в уставном капитале.

HYPERLINK \l “bookmark77” Р ешение об уменьшении уставного капитала
осуществляется либо по решению общего собрания акционеров (большинством
в 2/3 голосов участвующих в голосовании акционеров), либо по решению
суда. Решение об уменьшении уставного капитала должно быть обязательно
опубликовано. При этом требования кредиторов, предшествующие его
опубликованию, подлежат удовлетворению до того, как размер уставного
капитала будет уменьшен. Уменьшение уставного капитала не будет
действительным до тех HYPERLINK \l “bookmark77” пор, пока не будут
выплачены долги или до постановления суда о необоснованности данных
требований.

2.4. Структура органов управления компании

В соответствии с проектом Пятой Директивы, представленным Советом ЕС еще
9 октября 1972 года1, предлагается на выбор двухзвенная или однозвенная
структуры органов управления. При двухзвенной структуре обязательным
является наличие наблюдательного совета, осуществляющего контроль над
деятельностью административного совета, при однозвенной структуре
предусмотрен лишь один орган управления2.

В отношении участия рабочих в управлении компанией проект Пятой
Директивы предлагает три модели такого участия3:

1 Официальный вестник ЕС 1972, С 7 с изменениями (Официальный вестник
1983 года, С – 240; Официальный вестник 1991 года, С 7.

2 V. Palmer’s Company Law, Pars 16, 03.1998, p.16209.

3 См. V.R. Kidner, Statutes on Employment Law, Blackstone Press Ltd,
1998.

Немецкая модель: занятые по найму избирают от одной трети до одной
второй членов наблюдательного совета;

Французская модель: создание специального представительного органа –
консультативного совета – из выдвигаемых наемными рабочими лиц;

Английская модель: участие рабочих в управлении через систему
коллективных договоров, заключаемых компанией и профсоюзами.

Однако достичь компромисса по данному вопросу не удалось, и даже
принятая в 1994 году директива о создании рабочих консультативных
советов1 в действительности мало то HYPERLINK \l “bookmark80” м у
способствовала. Таким образом, проект Пятой Директивы HYPERLINK \l
“bookmark80” о структуре органов управления и участии рабочих
по-прежнему находится на рассмотрении Совета С, при этом институты С
идут уже не столько по пути гармонизации, сколько по пути согласования
национальных правовых систем государств-членов2.

2.5. Несостоятельность (банкротство) ко паний

Директива Совета ЕС о создании Европейских рабочих советов или
установлении процедур информирования и консультаций с лицами, занятыми
по найму на предприятиях или группах предприятий европейского уровня №
94/45, Официальный вестник ЕС 1994, L 254.

2 J.J.du Plessis, J.Dine, The Fate of the Draft Fifth Directive on
Company Law -Accommodation Instead of Harmonization, Reuter Textline –
SCAD, 21.02.1997.

Завершение строительства единого внутреннего рынка ЕС, общее улучшение
экономической и социальной жизни на территории С в целом обозначило
необходимость в унификации законодательства, регулирующего вопросы
несостоятельности компании, конкурсного производства. До 2000 года этот
аспект регулировался посредством международных соглашений о
несостоятельности, в том числе и двусторонними. К таковым относятся,
например, Конвенция между Бельгией и Францией 1899 г., Конвенция между
Бельгией и Австрией о банкротстве 1969 г., между Бельгией и Нидерландами
о подсудности, банкротстве и исполнении судебных решений 1925 г.,
Договор между Германией и Австрией о банкротстве 1979 г., Конвенция
между Францией и Австрией о подсудности, признании и исполнении решений
в области несостоятельности 1979 г., Конвенция между Францией и Италией
об исполнении решений в гражданской и торговой сферах 1930 г.,
Стамбульская конвенция 1990 г. и т.д.

В большинстве этих соглашений предусматривается взаимное признание
иностранных судебных решений, признание юрисдикции домицилия или места
основного ведения бизнеса, т.е. речь идет в большей степени о применении
принципа единого производства. Однако в законодательствах отдельных
государств прослеживается тенденция к сочетанию теорий единого
производства и теории параллельных территориальных производств.

В рамках вропейского Союза было разработано несколько конвенций. Первой
и наиболее амбициозной была Конвенция о трансграничной
несостоятельности, работа над которой началась в 1960 году. В ней
отдавалось предпочтение принципу единого производства. Однако она так и
не была принята. В упомянутой уже Стамбульской конвенции, которая также
не была принята, значительно усиливалось использование теории
параллельных территориальных производств.

Наконец, в 1995 году был разработан новый проект вропейской конвенции о
несостоятельности. Конвенция была подписана большинством государств за
исключением Великобритании. Конвенция так и не была ратифицирована, что
не позволило ей вступить в силу, поскольку вступление ее в силу могло
произойти лишь спустя шесть месяцев после сдачи последней
ратификационной грамоты. Конвенция состояла из 55 статей и 3-х
приложений. В Приложении А приводился перечень регулируемых процедур в
каждом государстве-члене. Приложение В содержало перечень ликвидационных
процедур в каждом государстве-члене. Приложение С – перечень органов и
судебных институтов. Авторы Конвенции попытались максимально сохранить
использование принципа единого производства, но одновременно была
предложена схема урегулирования долгов несостоятельного лица, приемлемая
для всех участников. И HYPERLINK \l “bookmark82” м енно стремление
авторов сохранить действие теории единого производства не позволило
Конвенции вступить в силу.

29 мая 2000 г. Совет ЕС принял Регламент о несостоятельности
(банкротстве)1, который также называют Регламентом о конкурсном
производстве. Он вступил в силу 31 мая 2002 г. и регулирует отношения,
которые возникли после его подписания. Все ранее возникшие
правоотношения регулируются в соответствии с тем законодательством,
которое к ним применялось ранее.

В решении Суда ЕС от 22 февраля 1979 года по делу Gourdain было дано
определение понятию «банкротство». «Банкротство» – это процедура,
основанная на различных законодательствах сторон договора относительно
состояния цессии платежей, несостоятельности или долгов дебитора,
имеющих в качестве последствий вмешательство соответствующих судебных
органов, в результате чего происходит полное или частичное отчуждение
собственности.

1 № 1346/2000 от 29.05.2000

2 В соответствии с протоколом к Амстердамскому договору 1999 года на
территории Дании данный Регламент не применяется.

Регламент применим лишь в тех случаях, когда компания имеет
представительства, филиалы или значительные активы в нескольких
государствах членах С. Из сферы ведения

Регламента исключены (1) мировые соглашения, в результате которых не
происходит ни отчуждения собственности, ни назначения ликвидационных
управляющих; (2) предприятия, действующие в банковском, кредитном,
страховом и инвестиционном секторах.

В Регламенте найден компромисс между двумя теориями: универсальности и
территориальности банкротства. Таким образом, он унифицирует правила
судебной и законодательной компетенции, но допускает принцип
множественности процедур и применимых законодательств. Открывается одна
процедура универсального характера – основное производство – и одно или
несколько дополнительных производств территориального характера.

Повторяя критерии Стамбульской конвенции, основная процедура открывается
соответствующими судебными органами того государства, где ведется
основная предпринимательская деятельность (Регламент уточняет, что это
место, где должник осуществляет управление своей деятельностью на
постоянной основе), а не по юридическому адресу. Для физических лиц
отдается предпочтение профессиональному местонахождению, а не домашнему
адресу.

Далее происходит назначение конкурсного управляющего по законодательству
того государства, где находится экономический центр.

Дополнительная процедура открывается после основной процедуры в
государствах, где находится учреждение дебитора, причем ином, нежели
государство открытия основного производства. Под учреждением понимается
любое местонахождение должника, где он осуществляет постоянную
деятельность посредством людских ресурсов и средств производства. Данное
определение является более экономическим, нежели юридическим, т. е.
позволяет признать учреждением любое лицо, даже не юридическое,
например, бюро, агентство или представительство.

По общим правилам дополнительное производство должно следовать за
основным. Однако в двух случаях дополнительное производство может быть
открыто перед основным. Во-первых, если основное производство не может
быть открыто по национальному законодательству государства, где ведется
основная экономическая деятельность дебитора. Во-вторых, в случае, если
территориальная процедура запрошена кредитором, постоянно проживающим
или имеющим зарегистрированную компанию на территории государства-члена,
где возникает право требования из предпринимательской деятельности
должника, т.е. в государстве учреждения должника. В обоих случаях
дополнительное производство будет в последствии подчинено основному
производству.

Применимым правом в отношении основного производства на территории
вропейского Союза будет право государства, где оно было открыто.

В целом, следует отметить, что Регламент имеет большое значение в
качестве источника координации законодательства о конкурсном
производстве государств-членов С при производстве по делам о
несостоятельности компаний, которые ведут предпринимательскую
деятельность на территории разных государств-членов С.

3. Реорганизация компаний

Осуществление структурных операций по реорганизации комп HYPERLINK \l
“bookmark89” а нии в ЕС1 регулируется Третьей Директивой «О

2 3

слияниях» и Шестой Директивой «О разделении» . Существует также проект
Десятой Директивы «О трансграничных

4

слияниях» .

Действующее законодательство вропейского Союза фиксирует лиш HYPERLINK
\l “bookmark85” ь формы, в которых может осуществляться реорганизация,
не давая четкого определения самому понятию. В цивилистической доктрине
под реорганизацией юридических лиц принято понимать установленную
законодателем процедуру перехода прав и обязанностей одних юридических
лиц к другим в порядке правопреемства5.

1 См. в отношении защиты прав рабочих при реорганизации компаний
V.A.Mazeau, Transfert d’entreprise, brиves observations a la lecture de
la directive du 29 juin 1998, Dr. Soc 2000, p.417.

2 b 78/855, Официальный вестник ЕС 1978, L295.

3 b 82/891, Официальный вестник ЕС 1982, L378.

4 Официальный вестник С 1985, С 23.

5 Д.В.Ломакин, Некоторые вопросы размещения акций при реорганизации
акционерных обществ, “Законодательство”, N 4, апрель 2000 г.

Слияние компаний по праву ЕС осуществляется, во-первых, посредством
слияния двух и более компаний, при котором сливающиеся компании передают
вновь образованному обществу в порядке роспуска без ликвидации все свое
имущество, в том числе права и обязанности. Во-вторых, посредством
слияния в форме присоединения одной и более компаний к другой, при этом
в порядке роспуска без ликвидации присоединяющиеся компании передают уже
существующей компании все свои права и обязательства.

Правила, регулирующие обе формы слияния в целом одинаковы. Так, в обоих
случаях происходит только роспуск, но не ликвидация компаний. Также, в
обоих случаях акционерам этих компаний выдают соответствующее число
акций либо вновь образованного общества, либо общества, образовавшегося
вследствие присоединения.

При слиянии управляющие или административные органы участвующих в этом
компаний должны выработать подробный письменный проект слияния минимум
за два месяца до дня принятия соответствующего решения общим собранием
акционеров. В проекте должна быть указана следующая информация: форма,
наименование и юридический адрес сливающихся компаний; отчет о
соотношении цен на акции и права акционеров сливающихся компаний;
формальности относительно передачи акций; дата, с которой операции
общества считаются с финансовой точки зрения как совершенные в счет
нового общества; особые преимущества акционеров и независимых экспертов,
осуществляющих проверку проекта слияния. Проект подлежит обязательному
опубликованию в соответствии с нормами Первой Директивы 1968 года и
национальными законодательствами.

Кроме того, акционеры должны иметь возможность по первому требованию
бесплатно ознакомиться с докладами независимых экспертов (например, о
целесообразности слияния), финансовыми отчетами и отчетами управляющих
за последние три финансовых года участвующих компаний.

Решение о слиянии принимается общим собранием акционеров каждой компании
квалифицированным большинством голосов, однако государства могут
предусмотреть возможность принятия решения простым большинством голосов,
если в голосовании участвуют владельцы хотя бы половины уставного
капитала компании. В случае наличия нескольких категорий акций решение о
слиянии подлежит раздельному голосованию, по крайней мере, для каждой
категории акционеров, чьи интересы затронуты в ходе данной операции.

Третья Директива не содержит никаких точных указаний относительно
вступления в силу решения о слиянии, предоставляя это право
государствам-членам. Так, например, во Франции слияние посредством
образования нового общества считается действительным с даты записи
нового общества в реестр торговли и компаний, при этом данная норма
является императивной. При слиянии посредством присоединения возможны
два варианта: либо слияние считается действительным с даты проведения
последнего общего собрания акционеров, одобрившего данную операцию, либо
эта дата может быть указана в договоре о слиянии.

Недействительность слияния может быть объявлена только на основании
соответствующего судебного решения. Третья Директива строго ограничивает
основания недействительности тремя случаями: отсутствие превентивного,
юридического или административного контроля; отсутствие надлежащего
оформления акта о слиянии согласно национальному законодательству и
недействительность (ничтожность) или оспоримость решения общего собрания
акционеров в соответствии с национальным законодательством. Общий срок
исковой давности установлен в 6 месяцев с момента опубликования в
соответствии с Первой Директивой 1968 года решения о недействительности.
По обязательствам, возникшим после вступления в силу решения о слиянии и
до опубликования решения о недействительности слияния, общества,
участвовавшие в слиянии, несут солидарную ответственность.

Разделение обществ регулируется нормами Шестой Директивы, которые во
многом аналогичны положениям

Третьей Директивы «О слияниях», что касается проекта разделения,
одобрения проекта разделения общим собранием акционеров; отчета
независимых экспертов; права акционеров на получение информации,
обеспечения интересов кредиторов; опубликования информации и т.д. При
этом при разделении компания передает все свои права и обязанности не
одной, а нескольким компаниям. Разделение может происходить посредством
роспуска компании и выделения одной или нескольких компаний или путем
роспуска компании и создания новых компаний. Также как и при слиянии в
случае разделения компании не происходит ее ликвидация, а имеет место
лишь распределение активов и пассивов между выделенными или новыми
компаниями.

Однако как Третья, так и Шестая Директивы затрагивают вопросы слияния
или разделения лишь в масштабах одного государства. В 1984 году Советом
ЕС был предложен проект Десятой Директивы «О трансграничном слиянии», то
есть о слиянии компа HYPERLINK \l “bookmark90” н ий, зарегистрированных
в разных государствах-членах С. Однако отсутствие решения вопроса об
участии рабочих в управлении компанией не позволило принять данную
директиву. В основе этой директивы лежит Третья Директива с учетом
особенностей транснационального характера слияний.

Отдельно в ЕС урегулированы операции по поглощению компаний посредством
проекта Тринадцатой Директивы о приобретении акций или долей компании,
предложенной Советом ЕС в 1996 году1.

1 Официальный вестник ЕС С 162, 06.06.1996, стр. 0005.

Наиболее часто применяемым способом приобретения контроля над компанией
было «поглощение» (takeover bids), т.е. приобретение контрольного пакета
акций с целью получения преимущественного права голоса.

Последний проект Тринадцатой Директивы, который считался «рамочным», был
представлен Европейской Комиссией в феврале 1996 года. В 2000 году по
проекту была выработана общая позиция и запланирована имплементация
положений Директивы в национальное законодательство государств-членов не
позднее 2005 года.

Положения Тринадцатой Директивы распространяются на предложения о
поглощении путем приобретения ценных бумаг компаний (takeover bid),
деятельность которых регулируется национальным законодательством, при
условии, что такие ценные бумаги допущены к обращению на регулируемом
рынке в одной или нескольких странах ЕС. Директива не распространяется
на компании, акции которых не имеют допуска на фондовую биржу; в то же
время внутри одного государства-члена ЕС по отношению к таким компаниям
может быть установлен аналогичный режим. При этом под ценными бумагами
понимаются разрешенные к продаже ценные бумаги, дающие право голоса.

Государства-члены должны установить орган или органы, которые будут
осуществлять надзор за данными приобретениями. Надзор осуществляется
органами государства регистрации компании, акции которой являются
объектом предложения. Данное положение вызвало большое противодействие,
поскольку оно не предусматривало контроля со стороны соответствующих
органов страны, в которой осуществляется торговля такими ценными
бумагами в существенном объеме.

Одним из важных моментов Директивы являются положения относительно
защиты прав миноритарных акционеров. В этой связи введены понятие
обязательного предложения и специальная процедура, по которой им должна
быть обеспечена продажа акций по специальной цене с целью защиты их
прав. Таким образом, всем держателям акций компании, акции которой
являются объектом предложения о покупке, должны быть предложены
одинаковые условия со стороны покупателя; все адресаты оферты должны
иметь достаточное время и информацию для принятия решения; управляющий
орган должен действовать в интересах компании в целом; не должны
проводиться мнимые торги по этим акциям1.

В Директиве также представлен минимальный перечень информации, которая
должна быть предоставлена адресату прежде, чем предложение будет сделано
публично:

условия предложения;

идентификационные данные и реквизиты оферента;

информация о ценных бумагах, в отношении которых сделано предложение;

размер возмещения по каждой акции и основания, на которых оно было
рассчитано, а также способы его исполнения;

намерения оферента в отношении дальнейшей деятельности компании,
служащих компании и менеджмента;

период принятия решения установлен от 4 до 10 недель с даты, когда
предложение было сделано публично.

1 См. А. Радыгин, Р. Энтов, Н. Шмелева Проблемы слияний и поглощений в
корпоративном секторе, Научные труды ИЭПП № 42, М, 2002.

Исходя из текста Директивы, следует отметить, что в ней содержится много
противоречивых и спорных положений. Даже основополагающие и самые важные
положения, касающиеся вопросов юрисдикции, не дают однозначного
ответа в

отношении всех возможных ситуаций, связанных с выполнением Директивы.
Ключевой принцип проекта – защита миноритарных акционеров – не был
регламентирован надлежащим образом. Директива содержит некоторые
положения, которые вместо защиты интересов акционеров ведут к снижению
уровня их благосостояния и уменьшению стоимости компаний, а также
наносят ущерб рынкам слияний и поглощения, более того она может
ограничить права владельцев акций на приобретение акций после
предложения и ограничить власть руководящего органа компании адресата
после предложения на приобретение собственных акций и, следовательно,
назначение и снятие с должности директоров не будет осуществляться в
соответствии с предложением Пятой директивы.

4. Бухгалтерский кодекс ЕС

Три дир HYPERLINK \l “bookmark94” е ктивы – Четвертая Директива «О
годовой фина HYPERLINK \l “bookmark97” н совой отчетности»1, Седьмая
Директива «О HYPERLINK \l “bookmark97” к онсолидированной финансовой
отчетности» и Восьмая Директива «Об аудите» образуют своеобразный
бухгалтерский кодекс ЕС4.

4.1. Годовой финансовый отчет компании

1 № 78/660 от 25.07.1978, Официальный вестник ЕС 1978, L 222/11.

2 № 83/349 от 13.06.1983 г., Официальный вестник ЕС 1983, L 193.

3 № 84/252 от 10.04.1984 г., официальный вестник ЕС 1984, L 126.

4 Нормы Четвертой и Седьмой Директив не распространяются на банковские
учреждения, инвестиционные компании и страховые компании. См. Четвертая
bis банковская директива о годовых финансовых отчетах и
консолидированных финансовых отчетах банков и других финансовых
учреждений № 86/635, Официальный вестник ЕС 1986, L 372.

5 В директиве приводится перечень видов компаний, на которые
распространяется ее действий. Однако государства-члены по собственному
усмотрению могут распространить действие директивы и на другие виды
компаний. См. также Директиву от 08.11.1990, Официальный вестник ЕС
1990, L 317.

6 См. ст. 11 и ст. 27 Четвертой Директивы.

HYPERLINK \l “bookmark98” Год овой финансовый отчет компании состоит из
баланса, счета прибылей и убы HYPERLINK \l “bookmark98” т ков, а также
Приложения. В Четвертой Директиве перечисляется ряд условий, которые
должны соблюдаться при составлении отчета. Во-первых, действие Четвертой
Директивы распространено лишь на определенные виды компаний (объединения
капиталов, чей уставной капитал HYPERLINK \l “bookmark98” п оделен на
акции и общества с ограниченной ответственностью, чей капитал поделен на
паи/части)5. Все компании поделены на три категории – малые, средние и
крупные6. Во-вторых, отчеты HYPERLINK \l “bookmark98” д олжны точно
отражать финансовую ситуацию общества, а также результаты его
деятельности, что позволяет проследить реальное развитие общества. В
исключительных случаях национальное законодательство может
предусматривать необходимость предоставления дополнительной информации,
если «выполнение установленных требований не приводит к верной картине».
В-третьих, баланс открытия финансового года должен соответствовать
балансу закрытия предыдущего финансового года, что гарантирует
преемственность финансовых счетов. При этом форма составления также
является неизменной. Изменение формы составления отчета может иметь
место лишь в исключительных случаях, а компания должна дать
мотивированное обоснование данному факту и отдельно об этом должно быть
оговорено в Приложении. -четвертых, в отчете отдельно должны быть
представлены активы и пассивы, для обеспечения «прозрачности» отчетов.
-пятых, учет не может быть произведен для компании, находящейся в
процессе ликвидации, т. е. подразумевается, что компания продолжает свою
деятельность. В-шестых, в балансе должны быть записаны лишь данные на
день закрытия финансового года. Также следует учесть все предвидимые
риски и потери, которые может понести компания в связи с отношениями,
которые возникли до закрытия финансового года.

Четвертая Директива устанавливает две схемы составления баланса и
несколько схем для представления счета прибыли и убытков. При этом
государство-член может ввести либо все схемы, либо некоторые из них.
Годовой финансовый отчет подлежит обязательному опубликованию. В
национальном законодательстве, как исключение, может быть предусмотрено
опубликование сокращенного бухгалтерского баланса и приложения,
например, для средних предприятий или освобождение от опубликования,
например, для малых предприятий.

Согласно положениям Четвертой Директивы опубликованию в специальном
вестнике или бюллетене посредством депонирования в досье, записи в
реестре обществ или торговом реестре, подлежат: бухгалтерский баланс;
счет прибыли и убытков; приложение; отчет аудиторов.

4.2. Консолидированный финансовый отчет компаний

Аналогичные положения в отношении отчетов независимых компаний лежат в
основе Консолидированного отчета1, который в свою очередь состоит из
консолидированного баланса, консолидированного счета прибылей и убытков,
приложения и отчета аудиторов (в соответствии с Восьмой Директивой).
Консолидированные счета составляются на ту же дату, что и счета головной
компании, а также подлежат обязательному опубликованию в соответствии с
требованиями Первой Директивы 1968 года.

Консолидированная отчетность составляется в следующих случаях:

1 J. Raffegeau, P. Dufils, J. Corre, Les compte consolidй, йtude
mйthodologique et analyse comparйe des normes franзaises,
communautaires, internationales et йtrangиres, Francis Lefebre 1990.

материнская компания обладает большинством голосов на общем собрании
акционеров или участников предприятия;

материнская компания имеет право назначать или увольнять большинство
директоров другой компании, которая, в свою очередь, является зависимым
предприятием;

головная компания оказывает особое влияние на другую компанию,
акционером или участником которой она является в соответствии с
договором межу ними или с положениями устава второй.

Кроме того, государство-член вправе требовать составления
консолидированных отчетов в случаях, когда одна компания фактически
оказывает доминирующее влияние на другую, а также когда руководство
первой и второй компаний осуществляется на единой основе органами первой
компании.

В определенных ситуациях составление

консолидированного отчета по решению компетентного органа
государства-члена может быть факультативным, например, когда головная
компания сама является зависимой от другой компании и т. д.

Консолидированный отчет составляется либо по решению административных
органов компаний, либо по решению суда, либо по требованию сотрудников
компаний.

4.3. Международные стандарты финансовой отчетности

Следует отдельно отметить, что в 2000 году было проведено исследование
результатов действия Четвертой и Седьмой Директив на территории
государств-членов. В результате было подтверждено, что большинство
зарегистрированных компаний на территории С по-прежнему пользуются одним
из шестнадцати существующих на сегодняшний день наборов стандартов
финансовой отчетности. В этой связи, во время президентства Португалии в
ЕС начались дискуссии по поводу создания общеевропейского финансового
рынка капитала, на котором бы существовали единые правила для компаний,
чьи акции обращаются на биржах. 31 мая 2001 года была принята Директива
об использовании норм МСФО (IAS) 39 в отношении финансовых инструментов,
которая внесла изменения в ранее принятые Директивы в этой сфере. Таким
образом, государства-члены могут разрешить всем или некоторым категориям
компаний оценивать определенные финансовые инструменты по справедливой
стоимости. Все зарегистрированные на территории ЕС компании должны
перейти к данным стандартам к 2005 году. Государствам-членам
рекомендовано распространить требование по применению МСФО 39 и на
незарегистрированные компании.

4.4. Аудиторская проверка финансовых отчетов

Аудиторская проверка годовых финансовых отчетов и консолидированных
отчетов осуществляется в ЕС в соответствии с Восьмой Директивой, которая
касается вопросов квалификации лиц, осуществляющих официальный контроль
бухгалтерских документов.

В соответствии с национальным законодательством государств-членов это
могут быть как физические, так и юридические лица, а также иные формы
обществ или ассоциаций.

В первую очередь, они должны иметь достойную репутацию, во-вторых, не
осуществлять деятельность несовместимую в соответствии с национальным
законодательством с деятельностью аудитора. Помимо этого физическое лицо
должно иметь определенный уровень образования и квалификацию:

иметь законченное среднее образование;

пройти курс теоретического обучения;

пройти курс практического обучения;

– успешно сдать экзамен по специальности, равноценный выпускным
экзаменам в университете, который организуется государством, выдающим
разрешение на ведение аудиторской деятельности.

Исключение из данных правил возможно, если лицо предоставит
доказательства о том, что на протяжении пятнадцати лет оно осуществляло
профессиональную деятельность, которая позволила ему получить
достаточный опыт работы в финансовой, юридической и бухгалтерской
сферах, и успешно сдало экзамен по специальности.

По решению компетентных национальных органов аудиторской деятельностью
может заниматься лицо, получившее свою квалификацию на территории
другого государства-члена.

При этом в задачу государств-членов входит обеспечение того, чтобы имена
и адреса аудиторов были известны общественности.

5. Юридические лица наднационального характера

С первых лет существования Сообществ была поставлена задача разработки
законодательной базы новых форм юридических лиц – европейских. Идея
заключалась в подчинении их единому для всех государств-членов праву.

5.1. Европейская компания

В этой связи по инициативе Франции 15 марта 1965 г. Европейская
Комиссия создала экспертную группу подпредседательством профессора
Роттердамского университета г-на Сандерса, которая разработала и
передала в 1967 г. в Совет ЕС проект Устава Европейской Компании (далее
Устав ЕК)1. В 1970 г HYPERLINK \l “bookmark109” . Европейская Комиссия
внесла предложение о принятии на основании ст. 308 (бывш. ст. 235)
Договора об учреждении вропейского Сообщества Регламента, содержащего
проект Устава К . Однако положения относительно правового регулирования
групп компаний, а также участия рабочих в управлении компании вызвали
большие разногласия среди государств-членов С, и проект Регламента был
отклонен. После принятия диного вропейского Акта (1986 г.) Комиссия 29
августа 1989 г. вновь представила в Совет С проект Регламента Устава К и
проект Директивы Совета С от 25 августа 1989 г. об участии рабочих в
управлении компании, дополняющей Регламент, но принятие проекта
Регламента снова было отложено на неопределенное время.

Документация Комиссии Европейских Сообществ, серия «Право конкуренции»
1967, № 6.

Для возобновления работы над проектом в ноябре 1996 г. была назначена
группа экспертов под председательством виконта Давиньона, которая
представила в мае 1997 г. отчет для внутреннего пользования
(неопубликованный) – «European systems of workers involvement; with
regard to the European company statute and the other pending proposals».
На основании данного отчета в рамках Совета С в июле 1997 г. было
разработано предложение в форме Директивы Совета С от 25 августа 1989
г., предлагающей «схему политических соглашений», которые позволили
преодолеть существующие разногласия между рядом государств. Наконец,
после многочисленных отклонений, идея принятия Устава К, к всеобщему
удивлению, была полностью одобрена на межправительственной
конференции в Ницце в декабре 2000 г.

После HYPERLINK \l “bookmark114” 30 лет переговоров Совет ЕС принял 8
октября 2001 г. Регламент, содержащий Устав ЕК, и Директиву об участии
рабочих в управлении компании, являющейся неотъемлемой частью
Регламента.

Порядок образования, функционирования и прекращения деятельности
европейской компании регулируется Уставом ЕК, в случаях, предусмотренных
Регламентом – учредительными документами компании, в остальных случаях –
нормами национального законодательст HYPERLINK \l “bookmark112” в а
государства-члена С, где компания имеет зарегистрированный офис.

HYPERLINK \l “bookmark111” В с оответствии с положениями Устава, К
может быть образована компаниями или фирмами, зарегистрированными на
территории од HYPERLINK \l “bookmark111” н ого из государств-членов С,
центральное управление и основная предпринимательская деятельность
которых находятся внутри Сообществ . Однако в законодательстве
государства-члена может быть предусмотрена возможность учреждения
вропейской Компании компанией HYPERLINK \l “bookmark111” и ли фирмой,
центральное управление которой находится за пределами С, но имеющей на
территории Сообществ вторичное учреждение (подтверждающее длительную и
эффективную связь компании с государством-членом).

2 Оба документа вступят в силу одновременно 08.10.2004 года,
государства-члены должны будут предпринять соответствующие меры для
имплементации положений Директивы в свое законодательство.

3 См. ст. 48 (бывш. ст. 58) Римского договора 1957 г.

В Уставе К предусмотрено пять способов открытия Европейской Компании:

посредством слияния акционерных обществ, по

крайней мере, два из которых учреждены и функционируют на основании
законодательства различных государств-членов ЕС;

посредством учреждения холдинговой вропейской Компании (ЕК холдинг)
акционерными обществами и/или обществами с ограниченной
ответствен-ностью. При этом центральное управление, по крайней мере,
двух из них должно находиться на территории различных государств-членов,
либо филиал одного из них должен быть расположен на протяжении не менее
двух лет на территории иного государства-члена, чем то, где расположен
головной офис, и регулироваться его законодательством;

посредством создания совместного дочернего предприятия (ЕК филиал)
компаниями или фирмами в смысле ст. 48 (бывш. ст. 58) Договора об
учреждении

вропейского Сообщества с учетом требований по территориальной
принадлежности, перечисленных в предыдущем пункте;

посредством преобразования в ЕК акционерных обществ, зарегистрированных
на территории одного из государств-членов и имеющих филиал, на
протяжении не менее двух лет, на территории другого государства-члена,
нежели то, где находится его центральное управление;

открытие филиала или дочерней компании самой

вропейской Компанией.

вропейская Компания наделяется статусом юридического лица с момента ее
регистрации в одном из государств-членов С, при условии, что в
соответствующих учредительных

документах будет содержаться пункт об участии рабочих и служащих в
управлении компанией в соответствии с положениями Директивы от 08
октября 2001 г.

Европейская Компания представляет собой объединение капиталов; капитал
компании поделен на акции; минимальный размер капитала – 120.000 евро.

В случае, если это не предусмотрено Регламентом или иными
нормативно-правовыми актами ЕС, применению подлежит право страны, где
находится центральное управление компании.

Структура и функционирование компании регулируются учредительными
документами компании. Учредителям предоставлено право выбора между
двухзвенной (наличие наблюдательного и административного советов) и
однозвенной (наличие лишь административного органа) системой управления.

HYPERLINK \l “bookmark115” К сожалению, многие вопросы, касающиеся
важных моментов деятельности в HYPERLINK \l “bookmark115” р опейской
Компании (например, вопросы налогообложения, ликвидации и банкротства
компании и т. д.), остались за рамками Регламента и будут регулироваться
в зависимости от применимого национального права.

Таким образом, можно сделать вывод, что идея создания наднационального
(европейского) юридического лица не была воплощена в жизнь. На
сегодняшний день следует говорить о создании в рамках С юридического
лица наднационального характера. Тем не менее, приверженцы унификации
всех отраслей европейского права расценивают принятие Устава К не как
поражение, а как успех, указывая на то, что это еще один шаг на данном
пути после принятия 25 июля 1985 года

Регламента, содержащего Устав Европейского объединения по экономическим
интересам (ЕОЭИ).

5.2. Европейское объединение по экономическим интересам

вропейское объединение по экономическим интересам представляет собой
достаточно гибкий и удобный инструмент для средних и малых предприятий с
целью реализации определенных экономических целей или задач и развития
их деятельности.

Деятельность ОЭИ должна быть связана с основной деятельностью его
участников. Участниками объединения могут быть компании или фирмы в
смысле ст. 48 (бывш. ст. 58) Договора об учреждении вропейского
Сообщества, а в случаях предусмотренных национальным законодательством
-некоммерческие организации и юридические лица публичного права в той
мере, в какой они занимаются предпринимательской (коммерческой)
деятельностью, а также физические лица (независимо от их
национальности), осуществляющие предпринимательскую деятельность или
иную деятельность в сфере предоставления услуг на территории С.

2 ЕОЭИ считается классическим примером влияния национального права на
европейское, в данном случае французского, т.к. лишь праву Франции был
известен такой вид юридического лица как объединение по экономическим
интересам (groupement d’interet йconomique). В российской юридической
литературе также встречается термин «объединение с общими экономическими
целями или интересами» или «группировка по экономическим интересам».

Участники ОЭИ несут неограниченную солидарную ответственность по
обязательствам объединения. В случае досрочного выхода компания несет в
течение пяти лет послесвоего выхода неограниченную и солидарную
ответственность по обязательствам, возникшим в период его членства.

Необходимо отметить, что вопрос о предоставлении объединению
правосубъектности оставлен на усмотрение национального законодательства,
хотя ЕОЭИ и обладает некоторыми признаками юридического лица – правом
выступать в торговом обороте от собственного имени, быть истцом и
ответчиком в суде. В большинстве государств-членов за ОЭИ признается
статус юридического лица, исключение составляют лишь Германия и Италия.

Для учреждения ОЭИ должен быть заключен соответствующий договор между
его участниками, где указываются цели его создания, определяется доля
каждого участника (прибыль распределяется в зависимости от доли).

ОЭИ необходимо зарегистрировать в торговом реестре государства-члена С,
где будет находиться юридический адрес объединения, с соблюдением всех
формальностей, касающихся учреждения компаний, в соответствии с
европейским и национальным законодательством (например, в отношении
обязательного опубликования информации об учреждении в
специализированных вестниках).

В отношении налогообложения также выбрана очень удобная форма: с
целью избежания двойного налогообложения ОЭИ не облагается налогами,
налоги платятся участниками с их доли прибыли в соответствии со своим
национальным законодательством в своем государстве.

Прекращение деятельности ОЭИ возможно либо по взаимной договоренности
его участников, либо по истечению определенного срока с момента
регистрации (если оно было создано на определенный срок), либо по
достижению цели объединения (если оно было создано на неопределенный
срок), а также на основании решения суда.

HYPERLINK \l “bookmark123” С момента HYPERLINK \l “bookmark121” в
ступления в силу Регламента Устава ОЭИ данная форма приобрела большую
популярность в вропе, количество таких объединений неуклонно растет,
особенно в сфере предоставления услуг HYPERLINK \l “bookmark123” .

5.3. Иные формы объединений

В настоящее время вропейская К HYPERLINK \l “bookmark124” о миссия
передала в Совет С предложения двух регламентов , содержащих Уставы
Европейской ассоциации (ЕА) (некоммерческой организации), Европейского
взаимного общества (ЕВО) (призванного оказывать содействие в
осуществлении деятельности в сферах страхования, здравоохранения и
социального обеспечения). Неотъемлемой частью предложений Регламентов
являются Директивы об участии рабочих и служащих в управлении
соответствующих компаний.

3 Mйmento Pratique Francis Lefebvre. Communautй Europйenne. 2002-2003,
p.602 et s.

Следует подчеркнуть, что главной целью создания новых видов юридических
лиц наднационального (европейского) характера является предоставление
возможности физическим и юридическим лицам из различных
государств-членов С учреждать объединения, которые могли бы осуществлять
предпринимательскую деятельность на всей территории С и регулироваться
единым (одинаковым) законодательством.

Приложение № 1

Вопросы для самоконтроля

Первичное и вторичное учреждение по праву ЕС.

Понятие «компания» в смысле права ЕС.

Свобода учреждения.

Регистрация компаний по праву ЕС.

Структура органов управления компании.

Недействительность компаний по праву ЕС.

Несостоятельность (банкротство) компаний по праву ЕС.

Правовые основы гармонизации корпоративного права С,

Требования по опубликованию информации.

Действительность обязательств общества.

Уставный капитал АО по праву ЕС.

Слияние компаний по праву С.

Разделение компаний по праву С.

Поглощение компаний по праву С.

Бухгалтерский кодекс ЕС.

Консолидированная бухгалтерская отчетность по праву С.

Участие рабочих в управлении компанией.

Виды наднациональных юридических лиц по праву С.

Бухгалтерская отчетность компаний по праву С.

Свобода учреждения и свобода предоставления услуг:
сравнительно-правовая характеристика.

Европейское общество с одним участником (one-man-company).

Требования по опубликованию информации филиалами.

Транснациональные слияния компаний.

Европейская Компания: общая характеристика Устава ЕК

Европейское объединение по экономическим интересам: общая
характеристика.

Приложение № 2

Источники корпоративного права Европейского союза

Договор о создании Европейского экономического сообщества, 1957
г.

Решение Суда ЕС по делу Van Binsbergen № 33/74.

Решение Суда ЕС по делу Factortame № C-221/89.

Решение Суда ЕС по делу Commission c. Royaume-Uni № C-246/89.

Решение Суда С по делу Commission c. France № C-334/94.

Решение Суда ЕС по делу Commission c. Irlande № C-151/96.

Решение Суда ЕС по делу Commission c. Grиce № C-63/96.

General Program for the abolition of restrictions on freedom of
establishment, OJ 1962, L 2.

Решение Суда ЕС по делу Daily Mail № 81/87.

Решение Суда ЕС по делу Centros Ltd c. Erhvervs- og Selskabsstyrelsen, №
C-212/97.

Решение Суда ЕС по делу Commerzbank. № С0330/91

Решение Суда ЕС по делу Van Wesemael, № № 110 и 111/78

Решение Суда ЕС по делу Webb, № 279/80.

Решение Суда ЕС по делу Commission c. Allemagne, №

205/84.

Решение Суда ЕС по делу Semeraso e.a., объединенные дела 418-421/93,
460-462/93, 464/93, 9-11/94, 14-15/94, 23-24/94,

332/94.

Создание и функционирование компаний

Первая Директива Совета министров ЕС № 68/151/CEE от 9 марта 1968 года о
координации гарантий, которые требуются государствами-членами от
компаний для защиты интересов участников и третьих лиц в смысле
параграфа 2 статьи 48 (н.н.) с целью придать данным гарантиям
эквивалентный характер на всей территории ЕС. Официальный вестник ЕС L65
14.03.1968.

Решение Суда ЕС по делу Marleasing SA c. La Comercial International de
Alimentacion SA, n 106/89.

Одиннадцатая Директива № 89/666 от 21 декабря 1989 года о требованиях в
отношении опубликования информации филиалами, Официальный вестник ЕС № L
395 , 30.12.1989.

Двенадцатая Директива № 89/667 от 21 декабря 1989 года о создании
общества с одним участником, Официальный вестник ЕС № L395, 30.12.1989.

Вторая директива № 77/91 от 13 декабря 1976 года «О капитале»,
Официальный вестник ЕС № L26 от 31.01.1977.

Решение Суда ЕС по делу Marina Karella e.a. № C-19, C-

20/90, 30.05.1991.

Проект Пятой директивы 1972 г., Официальный вестник С 1972, С. 7.
Изменения: Официальный вестник ЕС 1983г, С

240 и 1991 г, С. 7.

Директива Совета о создании вропейских рабочих советов или установлении
процедур информирования и консультаций с лицами, занятыми по найму на
предприятиях или группах предприятий европейского уровня № 94/45,
Официальный вестник С 1994, L 254.

Реорганизация компаний

Третья Директива № 78/855 «О слияниях», Официальный вестник ЕС 1978,
L295.

Четвертая Директива «О разделении компаний» № 82/891, Официальный
вестник ЕС 1982, L378.

Проект Десятой Директивы «О трансграничных слияниях», Официальный
вестник С 1985, С. 23.

Проект Тринадцатой Директивы, Официальный вестник ЕС С 162, 06.06.1996.

Бухгалтерский кодекс ЕС

Четвертая Директива о годовой финансовой отчетности № 78/660 от
25.07.1978, Официальный вестник ЕС 1978, L

222/11.

Седьмая Директива о консолидированной финансовой отчетности № 83/349 от
13.06.1983 г., Официальный вестник ЕС 1983, L 193.

Восьмая Директива об аудите № 84/252 от 10.04.1984 г., Официальный
вестник С 1984, L 126.

Четвертая bis банковская директива о годовых финансовых отчетах и
консолидированных финансовых отчетах банков и других финансовых
учреждений № 86/635, Официальный

вестник С 1986, L 372.

Регламент Европейского Парламента и Совета ЕС № 1606/2000 от 19 июля
2002 года о применении международных норм бухгалтерского учета, JO L
243,

11.09.2002.

Юридические лица наднационального характера

Регламент, содержащий устав Европейской Компании № 2157/2001,
Официальный вестник ЕС 2001, L 294.

Регламент, содержащий Устав Европейского объединения по экономическим
интересам № 2137/85, Официальный вестник ЕС 1985 L 199.

Council Directive 2001/86 on worker involvement.

Commission Proposals COM(91) 273/1 and 273/2 final on European
association, OJ C 99, 21.04.1992; Amended Proposals COM(93) 252 final OJ
C 236, 31.08.1993.

Amended Commission Proposals COM(93) 252 final COD 0393

and
????†?????????†?????????????????????????????????????????????????????????
?????????????

Приложение № 3

Список рекомендуемой литературы Основная литература

Европейский Союз. Путеводитель/Под ред. Ю.А.Борко, О.В.Буториной. – М.,
1998.

Европейский Союз: прошлое, настоящее, будущее. Документы Европейского
Союза. Том 1. Договоры, учреждающие Европейские сообщества. – М., 1994.

Европейский Союз: прошлое, настоящее, будущее. Документы вропейского
Союза. Том 2. диный европейский акт. Договор о вропейском Союзе. – М.,
1994.

4) вропейский Союз: прошлое, настоящее, будущее.

Документы вропейского Союза. Том 3. вропейский Союз

и Россия. – М., 1994.

Европейский Союз: прошлое, настоящее, будущее. Документы Европейского
Союза. Том 5. Амстердамский договор. – М., 1999.

История европейской интеграции (1945-1994). – М., 1995.

Матвеевский Ю.А. История европейской интеграции. – М.,

1999.

Топорнин Б.Н. Европейское право (учебник). – М., 1998.

Основы права вропейского Союза (учебное пособие). – М.,

1997.

Право Европейского Союза: правовое регулирование торгового оборота:
Учебное пособие под ред. В.В. Безбаха, А.Я. Капустина, В.К.Пучинского. –
М., 1999.

Европейское право. Учебник для вузов под ред. Л.М. Энтина – М., 2000.

Хартли Т.К. Основы права Европейского Сообщества. Введение в
конституционное и административное право Европейского Сообщества, М.,
1998 г.

Право Европейского союза. Учебник для вузов под ред. Кашкина – М., 2002.

Дополнительная литература

Арах Метка. Европейский Союз: видение политического объединения. – М.,
1998.

Асосков А. Акционерное законодательство Европейского Союза.
Законодательство и экономика, 1999, № 3, с. 57-62.

Асосков А. Акционерное законодательство вропейского Союза. Юридический
мир, 1998, № 6, с. 48.

Барановский В.Г. Европейское Сообщество в системе международных
отношений. – М., 1986.

Еременко В.И. Антимонопольное законодательство ЕЭС:

опыт международно-правового регулирования.

Законодательство и экономика 1994, № № 13/14, с.68.

Йан Райт, Будущее корпоративной финансовой отчетности -МСФО, ГСАЛ,
январь-февраль 2003.

Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Международное частное право
и сравнительное правоведение. – М., 2001.

Ломакин Д.В., Некоторые вопросы размещения акций при реорганизации
акционерных обществ, “Законодательство”, N 4, апрель 2000 г.

Лучина И.В., Гармонизация корпоративного права государств-членов ЕС. М.,
1997.

f

h

?

e

i

o

oe

???o u ,

.

~

?

E

E

eOOOA¬“¬‡{o

¤‹1$

–wl

ht6~0JD

ht6~0JDH*

ht6~0JDH*

ht6~0JD

ht6~0JDH*

ht6~CJ aJ

ht6~0JD

ht6~0JD

ht6~0JG

ht6~0JE

ht6~0JF

naNN3/4N?¤“‹w –

E

I

ht6~0JH

ht6~0JD

ht6~0JC

?????th???????th??????????????…????????+??&?

?j??????$??q?+??&?

????????$??q?+??&?

ae?

ht6~0JG

?| –

„U

2

ht6~CJ aJ

2

?

ht6~0JD

?+??&?

?x??????$??q?+??&?

?j??????$??q?+??&?

??????$??q?+??&?

?

166X6h9J:F;oocUI1/2±«¦––‚ –

ht6~0JB

ht6~0JD

ht6~0JD

ht6~0JH

&

ht6~0JA

ht6~0JD

&

&

F#

0

&

F”

&

F”

&

F”

&

F&

&

F%

&

F’

&

F’

&

F&

&

F&

q

????????$??q?0?????????????????q?0???????????th????????q?0???????????th?
???????q?0?????????????????????q?Маковская A.A. Развитие международного
частного права в рамках ЕЭС. Международное частное право: современные
проблемы. – М., 1994, с. 277-290.

Радыгин A., Энтов Р., Шмелева Н., Проблемы слияний и поглощений в
корпоративном секторе, Научные труды ИЭПП b 42, М, 2002.

Шеленкова Н.Б. Европейская интеграция: политика и право. М., 2003 г.

Шемятенков В.Г. Европейская интеграция. М., 2003 г.

Юмашев Ю.М. Основные тенденции развития акционер-ного HYPERLINK
“http://www.europa.eu.int/en/comm/dg15/smn/296/ecs/html” права ЕС.
Государство и право, 1992, b 6, с. 116-124.

Юмашев Ю.М. Правовое положение смешанных обществ в странах вропейского
Экономического Сообщества. – М.,

1973.

Литература на иностранных языках

European Company Statute: Fresh hopes for progress. HYPERLINK
“http://www.europa.eu.int/en/comm/dg15/smn/296/ecs/html”
http://www.europa.eu.int/en/comm/dg15/smn/296/ecs/html

Julian Maitland-Walker. Guide to European Company Law (2nd edn., Sweet &
Maxwell, London, 1997).

Memento Pratique Francis Lefebvre. Communaute Europeenne.

2002-2003.

Adrian Dorresteijn, Ina Kuiper, Geoffrey Morse. European Corporate Law.
(Kluwer Law and Taxation Publishers, Deventer,

1994).

P.-L. Davies, Gower’s Principales of Modern Company Law, Sweet &
Maxwell, 1998

Dirk van Gerven, Carel A.V. Aalders (eds.). European Economic Interest
Groupings (Kluwer Law and Taxation Publishers, Deventer, 1990).

(Hrsg.) Paul Selbherr, Gerhard Manz. Kommentar zur Europaischen
wirtschaftlichen Interessenvereinigung (Nomos Verlagsgesellschaft,
Baden-Baden, 1995)

Commentaire Megret. Le droit de la CEE. Etudes europeennes, Bruxelles,
V.3.5

Le droit prive europeen. Etudes juridiques sous la direction de P. de
Vareilles-Sommieres, Economica, 1998.

V.R. Kidner, Statutes on Employment Law, Blackstone Press Ltd,

1998.

Gavalda C. Parleani G. Droit des affaires de l’Union Europeenne.

Paris, 1998

Cartou L. L’Union Europeenne. Traites de Paris – Rome -Maastricht.
Dalloz, 1994

Jeanne Boucourechliev, Une societй de droit europйen? Paris,

1999

J.J. du Plessis, J. Dine, The Fate of the Draft Fifth Directive on
Company Law – Accommodation Instead of Harmonization, Reuter Textline –
SCAD, 21.02.1997

C.-F. Durand, S. Van Raepenbusch, Chronique de jurisprudence
communautaire. Cahiet droit europeen 1997

G. Daublon, Le droit francais des sociйtйs et les directives de la
Communautй europйenne. Defrйnois 1982, art. 32913

Le droit des groupes de sociйtйs; йd. Dalloz, 1995, collect. Rйussir en
affaires

V.A. Mazeau, Transfert d’entreprise, breves observations a la lecture de
la directive du 29 juin 1998, Dr. Soc 2000

M. Menjucq. Droit international et europeen des societes. Montchrestien,
2001

Mousoulas S., La socйtй unipersonnelle а responsabilitй limitйe
communautaire – Apprйciation de la XII directive du Conseil en matiиre
de societйs. Rev. Sociйtйs 1990

S.-W. Mayson, D. French, Ch. Ryan, Company Law, Blackstone,

1998

J. Raffegeau, P. Dufils, J. Corre, Les compte consolidй, йtude
mйthodologique et analyse comparйe des normes francaises,
communautaires, internationales et йtrangиres, Francis Lefebre

1990.

Schermers H.G., Flinterman C., Kellermann A.E., Haersolte J. Free
Movement of Persons in Europe. Legal Problems and Experiences. The
Hague, 1993

Handoll J. Free Movement of Persons in the EU.Chichester, 1995

Bermann G.A., Davey W.J., Fox E.M. 1998 Supplement to Cases and
Materials on European Community Law. 1998

Maitland-Walker J. Guide to European Company Law. London, 1997

Goldman B. Droit commercial europeen. Paris, 1994

Schapira J. Droit europeen des affairs.1994

J. Schapira, G. Le Tallec, J.-B. Blaise, L. Idot, Droit europйen des

affaires. 1999

R. Sinay, La premiиre directive europйenne sur les sociйtйs et la mise
en harmonie du droit francais. Gaz. Pal. 1971

V.P. Van Ommeslaghe, La premiиre directive de Conseil du 9 mars 1968 en
matiиre de sociйtйs. Cah. Dr. Eur. 1969

Darnard C. EC Employment Law. 1996

Grands arrets de la cour de justice des communautes europeennes.
Boulois J., Chevallier K.- M. Paris, 1991

S. Poillot. M. Luby. Le droit communautaire appliquй а l’entreprise.
Dalloz, 1998.

Практика Суда Европейских Сообществ

Commission v. Italy (1961), case 7/61, ECR 317

Commission v. Italy (1961), case 10/61, ECR 1

NV Algemene Transpost- en Expeditie Onderneming Van Gend en Loos v.
Nederlandse administratie der belastingen (1963), case

26/62, ECR 1

Flaminio Costa v. Enel (1964), case 6/64, ECR 585

Factortame case C-221/89, 25.07.1991.

Commission c. Royaume-Uni case C-246/89, 4.10.1991.

Commission c. France case C-334/94, 7.03.1996.

Commission c. Irlande case C-151/96, 12.06.1997.

Commission c. Grиce case C-63/96, 27.11.1997.

Commission v. Italy (1965), case 45/64, ECR 857, (1966) CMLR

97

Commission c. Italie case C-101/94, 06.06.1996.

Centros Ltd c. Erhvervs- og Selskabsstyrelsen, № C-212/97,

9.08.1999

Ets Consten SARL and Grundig- Verkaufs- Gmbh v. Commision (1966), case
56 and 58/64, ECR 299

Commerzbank. b C0330/91, 13.07.1993

Marleasing SA c. La Comercial Internacional de Alimentacion SA, case
106/89, 13.11.1990.

Marina Karella e.a. case C-19, C-20/90, 30.05.1991

Reinhard Gebhard, b C-55/94, 30.11.1995.

Sabbatini, nee Bertoni v. European Parliament (1972), case

20/71, ECR 345

Reyners v. Belgian State (1974), case 2/74, ECR 631

Procureur du Roi v. Benoit and Gustave Dassonville (1974), case

8/74, ECR 837

Walrave &Koch v. Association Union Cycliste Internationale et al.
(1974), case 36/74, ECR 1405

Webb, b 279/80, 17.12.1981

Commission c. Allemagne, b 205/84, 04.12.1986.

Van Duyn v. Home Office (1974), case 41/74, ECR 1337

Defrenne v. SABENA (1976), case 43/75, ECR 45597

Simmenthal SpA v. Italian Minister for Finance (1976), case

35/76, ECR 1871

Simmenthal SpA v. Administrazione delle Finanze dello Stato (1978), case
70/77, ECR 1513

Hoffmann-La Roche & Co. AG v. Centafarm
Vertriebsgesellschaft Pharmazeutischer Erzeugnisse mbh (1978),

case 102/77, ECR 1139, 1164

Administrazione delle Finanze dello Stato v. Simmenthal SpA (1978), case
106/77, ECR 629

Simmenthal SpA v. Commission (1979), case 92/78, ECR 777

Rewe-Zentral AG v. Bundsmonopolverwaltung fur Branntwein (“Cassis de
Dijon”) (1979), ECR 649

Francovich et al.v. Italy (1991), c-6 and 9/90, ECR I-5357

Keck and Mithouard (1993), c-267 and 268/91, ECR I-6097

Brasserie du Pecheur SA v. Germany, ex parte Factortame Ltd et al.
(1996), case C-46 and 48/93, ECR I-1029

Union Royale Belge des Socetes de Football Association ASBL et al. V.
Bosman (1995), c0415/93, ECR I-4921

Francovich et al.v. Italy (1995), c-479/93, ECR I-3843

Приложение № 4

Перечен HYPERLINK “http://europa.eu.int.comm/inde%5b-en.htm/” ь Интернет
– сайтов

Официальный с HYPERLINK “http://europarl.eu.int/” айт ЕС: http://
HYPERLINK “http://europa.eu.int” europa.eu.int

Комиссия ЕС: HYPERLINK “http://europa.eu.int.comm/indef-en.htm/”
http://europa HYPERLINK “http://www.esc.eu.int/” .eu.int.comm/in
HYPERLINK “http://europa.eu.int.comm/indef-en.htm/” def-en.htm/

Со HYPERLINK “http://curia.eu.int/” вет ЕС: http: HYPERLINK
“http://ue.eu.int” //ue.eu.int

Европ HYPERLINK “http://oami.eu.int/” ейский Пар ламент: HYPERLINK
“http://europarl.eu.int” http://europarl.eu.int

Экономическ HYPERLINK “http://european-convention.eu.int/” ий и
социальный коми тет: HYPERLINK “http://www.esc.eu.int”
http://www.esc.eu.int

Суд ЕС: HYPERLINK “http://curia.eu.int” http://curia.eu. HYPERLINK
“http://europa.eu.int/eurlex” int

Европейский офис гармонизации Внутреннего рынка HYPERLINK
“http://www.iue.it/AEL/Welcome.html” Сообществ: http://oami. HYPERLINK
“http://oami.eu.int” eu.int

Европейский Конвент: HYPERLINK “http://european-convention.eu.int”
http://european-convention.eu.int

HYPERLINK “http://www.law.cam.uk/cels/home.htm” Документы ЕС: http://w
HYPERLINK “http://www.eudor.com/” ww.eudor.com/

HYPERLINK “http://www.mgimo.ru/” База данны х законодательства ЕС:
HYPERLINK “http://europa.eu.int/eurlex” http://europa.eu.int/eurlex

HYPERLINK “http://www.findlaw.com/” Академия евр опейского права
(Флоренция, Италия): HYPERLINK “http://www.iue.it/AEL/Welcome.html”
http://www.iue.it/AEL/Welcome.html

HYPERLINK “http://www.aes.org.ru/” Институт и м. Ассера в Гааге:
HYPERLINK “http://www.asser.nl” http://www.asser.nl

Центр европейского права Кембриджского университета: HYPERLINK
“http://www.law.cam.uk/cels/home.htm”
http://www.law.cam.uk/cels/home.htm

Институт европейского права (МГИМО): HYPERLINK “http://www.mgimo.ru”
http://www.mgimo.ru

Международная правовая поисковая система: HYPERLINK
“http://www.findlaw.com” http://www.findlaw.com

Ассоциация европейских исследований в России: HYPERLINK
“http://www.aes.org.ru” http://www.aes.org.ru

17) Представительство Европейской Комиссии в Москве: HYPERLINK
“http://www.eur.ru” http://www.eur.ru

Гармонізація законодавства про неспроможність в Європі

Вступ

У процесі інтернаціоналізації світової торгівлі відбувається ускладнення
майнових відносин між учасниками торгового обороту. Сучасний розвиток
міжнародної торгівлі характеризується тим, що її учасниками все більше
стають міжнародні фінансові інституції та транснаціональні корпорації.
Діяльність таких учасників майнових відносин створює проблеми, які
раніше не були відомі.

Проблеми, пов’язані з припиненням діяльності компаній у разі
неспроможності, відрізняються особливою складністю. Сьогодні кількість
справ про неспроможність компаній, що здійснюють свою діяльність у
більше ніж одній країні, збільшується.

1. Неспроможність і міжнародне приватне право

Перші судові справи про неспроможність компаній, що ведуть свій бізнес
на території декількох країн або мають майно за межами країни реєстрації
основного офісу (наприклад, справа Maxwell Communication, Olympia &
York), довели, що відповідне законодавство окремих країн, навіть
достатньо розроблене, не здатне вирішити усі проблеми, які виникають із
неспроможності таких учасників майнових відносин виконати свої майнові
зобов’язання. Хоча міжнародне приватне право має достатньо інструментів
розв’язання проблем, пов’язаних з регулюванням відносин з іноземним
елементом, до сьогодні не вироблено діючих механізмів захисту учасників
відносин із транскордонної неспроможності.

Сьогодні можна говорити про існування окремої сфери міжнародного
приватного права, якою є транскордонна неспроможність. В світовій
практиці у цій сфері правового регулювання використовується термін
“транскордонна неспроможність” (Cross-Border Insolvency). В науковій
літературі зустрічаються й інші словосполучення: транснаціональні
банкрутства, міжнародна неспроможність, глобальна неспроможність тощо.

Стосовно способів розв’ язання проблем, що виникають із транскордонної
неспроможності, палкі дебати точилися навколо принципів, які мають стати
основоположними у розробці правових механізмів. Такими базовими
підходами у межах міжнародного приватного права є принципи
територіальності та універсальності.

Одним із основних принципів, що превалював донедавна у справах про
неспроможність з іноземним елементом, був принцип територіальності.
Основою цього принципу є застосування закону країни місця розташування
речі. Іншими словами, провадження у справі про визнання боржника
неспроможним порушувалися у кожній країні, де знаходилося майно або
зареєстрований офіс боржника-підприємства. Отже, зазначений принцип
надає певні переваги національним кредиторам, іноді за рахунок
іноземних, та позбавлення деяких кредиторів права на захист своїх
майнових інтересів у проваджені зі справи про неспроможність.

У ХГХ столітті в міжнародному приватному праві стали надавати перевагу
принципу універсальності. Згідно з цим принципом єдине провадження
порушується у тій країні, де знаходиться основний бізнес боржника.

Однак слід зазначити, що хоча сучасне міжнародне приватне право має
достатньо інструментів щодо розв’язання проблем, пов’язаних з
регулюванням майнових відносин з іноземним елементом, до сьогодні не
вироблено дійових механізмів захисту всіх учасників відносин із
транскордонної неспроможності. Сьогодні світове співтовариство продовжує
пошуки шляхів розв’ язання складних проблем у цій сфері регулювання
правових відносин.

2. Проблеми транскордонної неспроможності

Проблеми, що виникають із транскордонних банкрутств характеризуються
особливою складністю. Вони, як правило, пов’язані з тим, що кредитори
або майно учасників цивільних відносин знаходяться на території інших
країн.

Коли порушується справа про визнання боржника-компанії, яка веде бізнес
у більш ніж одній країні, можуть виникати такі проблеми:
кредитори-суб’єкти права іноземних країн можуть бути позбавлені правових
способів захисту своїх прав (наприклад, права брати участь у судовому
провадженні зі справи про неспроможність); майно боржника, що
знаходиться на території іншої країни, може не увійти у конкурсну масу;
можуть бути обмежені повноваження професійних осіб, призначених у справі
та ін.

У процедурі ліквідації компанії, крім певних складнощів, пов’ язаних з
задоволенням претензій кредиторів, виникає проблема захисту інтересів
прав акціонерів, які можуть знаходитися практично в усьому світі.

У разі затвердження судом плану реорганізації, виконання якого пов’язано
з вживанням певних заходів у відношенні майна боржника, що знаходиться
на території інших країн, виникає проблема допуску до участі у справі
ліквідаторів, а також виконання рішень іноземного судового органу.

Практика здійснення провадження у таких справах свідчить про
необхідність забезпечення справедливого захисту майнових інтересів всіх
без виключення учасників (як боржників, так і кредиторів) у справі. Тому
головним завданням законодавства про неспроможність на сучасному етапі
розвитку права у багатьох країнах світу є впровадження механізмів
рівноправного захисту майнових інтересів всіх заінтересованих осіб, суб’
єктами права якої країни вони не були б.

Судові справи про неспроможність транснаціональних компаній, що ведуть
свій бізнес на території декількох країн і мають майно за межами країни
реєстрації основного офісу, довели, що відповідне законодавство окремих
країн, навіть достатньо розроблене, не здатне вирішити всі проблеми, що
виникають із неспроможності таких учасників торговельних відносин
виконати свої майнові зобов’ язання.

3. Гармонізація законодавства про неспроможність у світі

Проблеми транскордонної неспроможності є предметом уваги багатьох
міжнародних організацій. Початок процесів гармонізації законодавства про
неспроможність різних національних систем права передусім пов’ язані з
появою інтеграційних економічних систем, таких як ЄС, НАФТА, АСЕАН та
ін.

Значна роль у розробці міжнародних механізмів з розв’ язання проблем
неспроможності належить Міжнародній організації юристів (МАЮ). Одним із
перших підрозділів, створених у структурі цієї впливової організації у
1970 році, є Комітет Джей з питань неспроможності та прав кредиторів
Секції комерційного права.

Американський інститут права вже багато років проводить певну роботу з
пошуку міжнародних правових способів розв’ язання проблем транскордонної
неспроможності. В Інституті започатковано окремий проект з
транскордонної неспроможності. Головною метою цього проекту є розробка
спеціальних механізмів (процедур) для використання у справах про
неспроможність компаній, що мають майно або кредиторів у
країнах-учасницях НАФТА.

Інша міжнародна організація, яка має значні результати на терені
розробки міжнародних модельних документів, є Комісія ООН з міжнародного
торговельного права – ЮНСІТРАЛ. Початком роботи у сфері транскордонної
неспроможності стало рішення Комісії, яке було прийняте на конгресі
ЮНСІТРАЛ під назвою „Уніфіковане комерційне право у ХХІ сторіччі”
(травень 1992 року, Нью-Йорк, США).

В результаті тривалої роботи Типовий закон ЮНСІТРАЛ про транскордонну
неспроможність було схвалено 15 грудня 1997 року (Резолюція 52/158
Генеральної Асамблеї). Типовий закон встановлює основні принципи
здійснення провадження у справі про банкрутство, коли у справі присутній
іноземний елемент. На сьогодні Типовий закон уведений у національне
законодавство таких країн, як Японія, Південна Африка, Мексика та
Еритрея. Крім того, принципи цього закону знайшли свій відбиток в США у
процесі останнього реформування законодавства про банкрутство.

Міжнародний інститут з уніфікації приватного права -УНІДРУА сьогодні
координує багато спільних проектів, пов’ язаних з розробкою міжнародних
уніфікованих норм або принципів у різних сферах приватного права, у тому
числі й у сфері неспроможності.

4. Міжнародні договори у сфері транскордонної неспроможності

Одним із найпоширеніших сьогодні способів розв’язання проблем,
пов’язаних з транскордонними банкрутствами є укладення двосторонніх
міжнародних договорів. В Європі протягом останніх десятиріч було
укладено цілу низку двосторонніх договорів, які серед інших містили й
положення щодо врегулювання проблем транскордонної неспроможності.

Серед таких договорів (частина цих договорів сьогодні не діє) можна
назвати такі:

Конвенція про банкрутство, ліквідацію компаній, врегулювання боргів та
відстрочення платежів між Бельгією та Австрією від 16 липня 1969 року;

Конвенція про банкрутство, ліквідацію компаній, врегулювання боргів між
Італією та Австрією від 12 липня 1977 року;

Договір про банкрутство, ліквідацію компаній, врегулювання боргів та
мирові угоди між Німеччиною та Австрією від 25 травня 1979 року;

Конвенція про територіальну юрисдикцію, банкрутство та виконання судових
і арбітражних рішень та визнання документів між Бельгією та Голландією
від 28 березня 1925 року і між Німеччиною та Австрією від 25 травня 1979
року;

Договір про виконання судових рішень у цивільних та комерційних справах
між Францією та Італією від 3 червня 1930 року;

Договір про взаємне визнання та виконання судових рішень та виконавчих
документів у цивільних та комерційних справах між Голландією та
Німеччиною від 30 серпня 1962 року;

Договір про взаємне виконання судових рішень у цивільних та комерційних
справах між Великою Британією та Бельгією від 2 травня 1934 року.

Основною рисою двосторонніх договорів є те, що вони регулюють відносини
у обмеженому правовому просторі. Багатосторонні договори (конвенції) є
вищими формами кооперації країн і визнаються універсальними формами
регулювання відносин різного характеру, у тому числі щодо захисту
майнових інтересів суб’єктів права різних країн у разі їх
неспроможності. У сфері розробки та застосування таких договорів
сьогодні накопичений певний досвід.

Одним із перших прикладів такої уніфікації може вважатися Договір,
укладений у 1889 році у Монтевідео між країнами Латинської Америки, в
якому Глава X була присвячена розв’язанню проблем неспроможності. Кодекс
Бустаманте містив відповідні положення з питань неспроможності.

Скандинавська конвенція з питань неспроможності, здається, була одним із
найбільш успішних багатосторонніх договорів у сфері регулювання відносин
неспроможності боржників, майно яких знаходяться на території двох чи
більше країн. Конвенція була підписана у листопаді 1933 року
представниками Данії, Фінляндії, Ісландії, Норвегії та Швеції у
Копенгагені (сьогодні Конвенція не діє).

Незважаючи на певні успіхи у сфері уніфікації законодавства про
неспроможність різних країн світу окремі проблеми залишаються.
Законодавство різних країн світу містить іноді суттєві розбіжності
у способах розв’ язання

проблем заборгованості шляхом застосування процедур неспроможності,
тому основним способом розв’ язання проблем із неспроможності вважається
співробітництво суддів тих країн, де знаходиться майно або
зареєстрований офіс (філія) корпорації-боржника у конкретних справах.

5. Уніфікація законодавства про неспроможність на Європейському
континенті

Процеси уніфікації законодавства про неспроможність в Європі почалися зі
створення у 1963 році спеціальної Комісії Європейських Співтовариств,
метою якої була розробка єдиних, типових або уніфікованих документів для
надання реальної допомоги країнам, що переглядають відповідне
законодавство, шляхом імплементації розроблених документів або окремих
положень у національне законодавство або прийняття їх за основу в
процесі реформування законодавства у цій сфері.

ксперти Комісії зробили спробу розробити механізми розв’язання проблем
транскордонної неспроможності матеріально-правовими методами шляхом
розробки багатостороннього міжнародного договору (конвенції).

Робота над основним текстом Конвенції була закінчена у 1980 році. Проект
базувався на принципі застосування спільних процедур неспроможності та
створення єдиної судової системи для таких справ. Розробка остаточного
варіанту затягувалася тому, що тоді не було досягнуто спільних
домовленостей з окремих положень тексту документу.

Тільки у 1990 році робота над проектом документу перейшла у фінальну
фазу. Європейська Конвенція про деякі міжнародні аспекти у сфері
банкрутства була схвалена під егідою Ради Європи 5 липня 1990 року у
Стамбулі, Туреччина. Станом на 1 березня 1993 року тільки сім країн
підписали Конвенцію і жодна її не ратифікувала.

На цьому робота над багатостороннім договором з питань неспроможності в
Європі не закінчилася. Ще до винесення проекту зазначеної (першої)
Конвенції на затвердження було прийняте рішення про продовження роботи в
цьому напрямку, тому що залишилися певні спірні питання і деякі
положення були недостатньо розроблені. Розробники другої Конвенції
врахували негативний досвід роботи над першою Конвенцією.

Розробники другої Конвенції відмовилися від намірів створити єдиний
механізм розв’язання проблем неспроможності та звернулися до основного
методу, що застосовується у міжнародному приватному праві – колізійного.
Таким чином, робота була спрямована на створення системи колізійних
прив’ язок у сфері неспроможності.

25 вересня 1995 року представники 15 країн-членів Європейського Союзу
ствердили остаточний текст Європейської конвенції з питань провадження у
справах про неспроможність. Конвенцію було формально відкрито для
підписання країнами-членами співдружності 23 листопада 1995 року. Ця
Конвенція також не набрала чинності.

Згідно з положеннями Конвенції у межах ЄС у справі про неспроможність
відкривається тільки одне провадження – у країні, де знаходиться боржник
(розташовується головний офіс, контора чи знаходиться майно). Враховуючи
це, а також те, що застосування принципу універсальності потребує
розрізнення проваджень, вводилися поняття «головного» та «вторинного»
проваджень про визнання боржника неспроможним.

6. Законодавство Європейського Союзу у сфері неспро ожності

В процесі гармонізації законодавства країн Європейського Союзу було
прийнято декілька Європейських директив, що спрямовані на регулювання
окремих правових відносин, пов’ язаних з неспроможністю.

Директива Ради 80/987/ С від 20 жовтня 1980 року містить спеціальні
механізми щодо захисту прав працівників підприємств у разі
неспроможності наймача. Основною метою цих конвенцій є забезпечення
виплат працівникам неспроможних компаній у разі їх продажу чи
ліквідації.

Сьогодні основним нормативним документом у Європейському Союзі у сфері
транскордонної неспроможності є Регламент Ради 1346/2000/ЕС від 29
травня 2000 року. Регламент набрав чинності 31 травня 2002 року. На
сьогодні, цей документ є основним консолідованим нормативним актом
прямої дії на території Євросоюзу.

Загальний аналіз тексту Регламенту дає підстави ствердити, що основні
принципи щодо транскордонної неспроможності, які були на той час
розроблені та відображені у Європейських конвенціях, знайшли свою
реалізацію в цьому документі.

7. Заключні положення

З інтернаціоналізацією торгівлі в Україні постають важливі проблеми
створення сприятливих умов для іноземних інвесторів. Це вимагає
існування у національному законодавстві правових механізмів щодо
регулювання бізнесу саме ринковими способами, які б забезпечували захист
майнових інтересів іноземних інвесторів відомими у світі інструментами,
серед яких основним є неспроможність. На сьогодні в українському
законодавстві про банкрутство не передбачено положень про транскордонні
банкрутства.

Україна проголосила намір про вступ до СОТ, Європейського Союзу і
намагається отримати статус країни з ринковою економікою. Не секрет, що
однією із умов виконання поставлених завдань є створення дійсно діючих
механізмів розв’язання проблем неспроможності ринковими механізмами
-шляхом застосування процедур неспроможності. Це можна реалізувати через
адаптацію законодавства України до законодавства ЄС.

Незважаючи на те, що неспроможність окремо не стоїть як сфера, що
підлягає адаптації законодавства України до права Європейського Союзу (у
Білій книзі ця сфера законодавства не зазначена), іноземні експерти
розглядають ефективність використання законодавства про неспроможність
як індикатор дійсно ринкових перетворень в Україні.

Використана література:

Бірюков О.М. Інститут неспроможності: порівняльно-правовий аналіз:
Монографія. – К.: Видавничий центр „Київський університет”, 2000. – 163
с.

Бірюков О.М. Транскордонна неспроможність / Міжнародне приватне право:
Актуальні проблеми. Під ред. проф.

Довгерта. – К.: Український центр правничих студій, 2001.

С. 134-144.

Бірюков О.М. Принцип територіальності V. принцип універсальності у
міжнародному приватному праві (на прикладі провадження у справах про
неспроможність) // Українське право. – К. – 1998. № 1 (9). – С. 176-181;
359-362.

Бірюков О.М. Суб’єкти законодавства про неспроможність (на прикладі
деяких іноземних країн) // Держава і право. Щорічник наук. праць
молодих вчених / Редкол.:

Н.Денисов (голов. ред) та ін. – К.: Ін Юре. – 1999. – Випуск 2. – С.
512-516.

Бірюков О.М. Гармонізація законодавства про неспроможність у Європі та
світі // Український правовий часопис. – К.: ШРЬАС. – № 2(7). –
Березень, 2003 – С. 35-39.

Бірюков О. М. Законодавство про банкрутство у контексті набуття Україною
статусу країни з ринковою економікою // Юридична газета. – К.: Юстініан.
– № 4(4). – 3 вересня 2003.

С. 9.

Бірюков О.М. Інститут неспроможності: історія та сучасність / Приватне
право і підприємництво. Збірник наук. праць. -К.: Інститут приватного
права і підприємництва АПН

України, 1999, Випуск 1. – С. 70-75.

Бірюков О.М. Сучасні процеси уніфікації та законодавство України про
банкрутство // Мат. наук.-практ. конф. “Проблеми гармонізації
законодавства України з міжнародним правом”. – К, 1998. – С. 365-367.

Бирюков А.Н. Проблемы банкротств транснациональных корпораций и
унификация законодательства о несостоятельности // Бизнес. – К., 1998. –
№ 18(277). – С. 128-129.

Бирюков А.Н. Новейшие реформы законодательства о несостоятельности (на
примере США, Германии и Российской Федерации) // Бизнес. – 1998. – №
14(325) – С. 34-36.

Джунь В.В. Про проблему транскордонної неспроможності // Право України.
– 1999 – № 5. – С. 102.

Законодавство про банкрутство: Збірник нормативних матеріалів і
аналітичних статей / Під ред. О.М.Бірюкова. -К.: Юстініан, 2003.-456 с.

Trans-national Insolvency Project: International Statement of United
States Bankruptcy Law. – РА, Philadelphia.: The American Law Institute,
1996. – 287 р.

Основные вопросы корпоративного права Украины

1. Общая характеристика законодательства Украины о предпринимательских
организациях (компаниях)

Наличие достаточного количества свободных, равных в правовом отношении
субъектов предпринимательской деятельности является одним из необходимых
элементов рыночной инфраструктуры. Без этого невозможно функционирование
конкурентной среды в экономике. Именно необходимост HYPERLINK \l
“bookmark143” ь правового обеспечения рыночных процессов в экономике
Украины предопределила бурное развитие нормотворческой деятельности.

В 1991 году в Украине был принят целый ряд законов, в которых
содержались общие требования к субъектам предпринимательской
деятельности как участникам коммерческого оборота. Согласно Закону
Украины «О предпринимательстве» заниматься предпринимательской
деятельностью могут зарегистрированные в установленном законом порядке
субъекты. Ими могут быть как граждане-предприниматели, так и
предпринимательские организации. Вместе с тем, в отдельных сферах
экономики допускается участие лишь предпринимательских организаций, а
иногда законом устанавливаются конкретные требования к организационно-
правовой форме участника.

Общие положения о способах и порядке создания предпринимательс HYPERLINK
\l “bookmark146” к их организаций определялись законами Украины
HYPERLINK \l “bookmark145” « О собственности» от 7 февраля 1991 г., «О
предпринимательстве» от 7 февраля 1991 г., «О предприятиях в Украине» от
27 марта 1991 г. , «О хозяйственных обществах» от 19 сентября 1991 г .

Правовой статус предпринимательских организаций

определяется и специальными законами Украины. Они либо

регулируют правовой статус отдельных организационных форм

предпринимательства, либо регулируют особенности правового

статуса организаций, действующих в отдельных сферах

экономики. К первой группе относятся: Закон Украины «О

хозяйственных обществах» от 19 сентября

2 О предприятиях в Украине: Закон Украины от 27 марта 1991 г. // ВВР
УРСР. – 1991. – № 24. – Ст. 272

3 О хозяйственных обществах: Закон Украины от 19 сентября 1991 г. // ВВР
Украины. – 1991. – № 49. – № 49. – Ст. 682

1991 г., Закон Украины «О режиме иностранного инвестирования» от 19
марта 1996 г. На рассмотрении Верховной Рады находится проект Закона
Украины «Об акционерных обществах». Ко второй группе относятся: Закон
Украины «О ценных бумагах и фондовой бирже» от 18 июня 1996г., Закон
Украины «О страховании» от 7 марта 1996 г., Закон Украины «О финансовых
услугах и государственномрегулировании рынков финансовых услуг» от 12
июля 2001 г., Закон Украины «О банках и банковской деятельности» от 7
декабря 2001 г. и др.

С целью демонополизации государственной собственности, з HYPERLINK \l
“bookmark152” а крепленной за государственными предприятиями, и создания
в процессе приватизации различных видов хозяйственных обществ, был
принят целый блок приватизационных законов: «О приватизации
государственного имущества» от 4 марта 1992 г. , «О приватизации
имущества небольших государственных предприятий (малой приватизации) от
6 марта 1992 г., «О государственной программе приватизации» от 3 июня
1997 г. и др. В них закреплен порядок создания хозяйственных обществ
путем реорганизации государственных предприятий и особенности их
правового статуса.

2 О банках и банковской деятельности: Закон Украины от 7 декабря 2001 г.
// ВВР Украины

3 О приватизации государственного имущества: Закон Украины от 4 марта
1992 г. (вред. Закона от 19.02.1997 г.) // ВВР Украины. – 1997. – № 117.
– Ст.

122

Бурное развитие законодательства, регулирующего предпринимательские
отношения, не могли не сказаться на его качестве. В то же время в
Украине существовали и различные взгляды по поводу возможных путей
формирования собственного законодательства о предпринимательстве и роли
государства в регулировании экономики. Как результат, официально
были внесены на рассмотрение Верховной Рады проекты Хозяйственного
(Коммерческого) кодекса Украины (ХК) и Гражданского кодекса Украины
(ГК). Причем, оба проекта кодексов претендовали на регулирование
предпринимательских отношений. Согласно ст. 1 проекта ГК гражданскими
признавались “имущественные и личные неимущественные отношения,
основанные на юридическом равенстве, свободном волеизъявлении,
имущественной самостоятельности их участников, в том числе отношения,
складывающиеся в сфере предпринимательства”. Часть 2 ст. 1 проекта ГК
Украины фактически воспроизводила определение предпринимательства,
содержащееся на тот момент в Законе Украины «О предпринимательстве».

Несмотря на достаточно бурные дискуссии по поводу

возможного принятия в Украине специального

кодифицированного акта, регулирующего

предпринимательскую деятельность, законодатель определил свою позицию и
разграничил предмет регулирования ГК и ХК. С этой целью была изменена
редакция ст. 1 проекта ГК, определяющая виды регулируемых гражданским
законодательством отношений. В окончательном варианте п. 1 ст. 1 ГК
закреплено: гражданским законодательством регулируются “личные
неимущественные и имущественные отношения (гражданские отношения),
основанные на юридическом равенстве, свободном волеизъявлении,
имущественной самостоятельности их участников”. Таким образом, из
предмета регулирования ГК были изъяты предпринимательские отношения, как
и само определение предпринимательства.

В соответствии со ст. 1 ХК определяет основы хозяйствования в Украине и
регулирует хозяйственные отношения, которые возникают в процессе
организации и осуществления хозяйственной деятельности между субъектами
хозяйствования, а также между этими субъектами и другими участниками
отношений в сфере хозяйствования. Хозяйственная деятельность,
осуществляемая для достижения экономических и социальных результатов и с
целью получения прибыли является предпринимательством (ч. 2 ст. 2ХК).
Следовательно, регулируются предпринимательские отношения, составляющие
основную часть хозяйственных отношений, Хозяйственным кодексом Украины
(ст. 3). Тем самым была разрешена проблема регулирования
предпринимательских отношений в пользу специального кодифицированного
акта – ХК Украины.

16 января 2003 года Верховная Рада Украины приняла два кодифицированных
акта – Хозяйственный кодекс Украины и Гражданский кодекс Украины,
которые были одновременно, с 1 января 2004 года, введены в действие. В
связи с введением в действие ХК Украины утратили действие законы Украины
«О предприятиях в Украине» и «О предпринимательстве».

Согласно ст. 7 ХК отношения в сфере хозяйствования (в т. ч. и
предпринимательства) регулируются Конституцией Украины, ХК, законами
Украины, нормативно-правовыми актами Президента Украины и Кабинета
Министров Украины, нормативно-правовыми актами других органов
государственной власти и органов местного самоуправления, а также
другими нормативными актами. Такая формулировка позволяет сделать вывод,
что специальные нормы, регулирующие предпринимательские отношения, могут
содержаться и в других законах, подзаконных актах, постольку, поскольку
они не урегулированы ХК.

Однако разграничение предмета регулирования не привело к
последовательному разграничению содержания ГК и ХК. Учитывая, что проект
ГК разрабатывался с расчетом регулировать предпринимательские отношения,
естественно наличие в кодексах дублирующих норм. Имеются
насегодняшний день и противоречия, как отдельных норм, так и подходов.
При таком положении преодоление трудностей юридико-практического
характера связано, главным образом, с определением соотношения ХК и ГК.
Частью 2 ст. 9 ГК определено: «Законом могут быть предусмотрены
особенности регулирования имущественных отношений в сфере
хозяйствования», а ч. 2 ст. 4 ХК закр HYPERLINK \l “bookmark156” е
плено: «Особенности регулирования имущественных отношений субъектов
хозяйствования определяются этим Кодексом». Подобные формулировки
позволили как сторонникам, так и противникам ХК прийти к выводу, что ХК
является специальным законом.

Нормальному функционированию хозяйственных обществ, защите интересов их
участников и третьих лиц способствуют и подзаконные нормативные акты,
принимаемые в пределах их компетенции государственными органами. Особое
место среди них занимают акты Государственной комиссии по ценным бумагам
и фондовому рынку Украины, которая в соответствии с Законом Украины “О
государственном регулировании рынка ценных бумаг в Украине” от 10
октября 1996 г. призвана регулировать фондовый рынок. ГКЦБиФР принимает
подзаконные нормативные акты, которые являются составной частью
корпоративного законодательства. Их можно применять по аналогии при
наличии пробелов в определении правового статуса предпринимательских
организаций, созданных не в форме акционерных обществ (например, порядок
реорганизации предпринимательских организаций, защита прав их
участников).

2 О государственном регулировании рынка ценных бумаг в Украине: Закон
Украины от 10 октября 1996 г. // ВВР Украины. – 1996. – № 51. – Ст. 292

Наряду с общими нормами, велика роль норм, которые содержатся в
локальных актах, которые разрабатываются предпринимательскими
организациями. Чаще всего в них устанавливается правовой статус
органов управления организации, ее структурных подразделений.

В последние годы все заметнее влияние западной практики регулирования
предпринимательских отношений. Предметом возрастающего интереса
становятся существующие на западе этические стандарты ведения бизнеса,
объединяющие не правовые, а этические нормы. В Украине разработан проект
Принципов корпоративного управления Украины, одобренный в 2003 г.
ГКЦБФР.

2. Организационно-правовые формы предпринимательских организаций по
законодательству Украины

Нормами как ХК, так и ГК закрепляются разные организационно-правовые
формы предпринимательских организаций. ХК фактически сохраняет
существовавшие ранее, с начала реформирования законодательства
организационно-правовые формы предпринимательских организаций.

Иной подход в ГК. Во-первых, нормами ГК устанавливается исчерпывающий
перечень организационных форм предпринимательских организаций.
Во-вторых, существенно изменяется сложившаяся на протяжении уже более
десяти лет система и допускается создание только хозяйственных обществ
(полные товарищества, коммандитные товарищества, общества с ограниченной
или дополнительной ответственностью, открытые акционерные общества) или
производственных кооперативов (ст. 84 ГКУ). Причем проектом ГК
предусматривалась обязанность организаций перерегистрироваться.

Столь кардинальные изменения вряд ли экономически обоснованы, они не
столько защищают, сколько нарушают как интересы частные – инвесторов,
так и публичные. Ведь уже неоднократно за последние 10 лет производилась
перерегистрация предпринимательских организаций. Указание на то, что
плата за перерегистрацию не будет взиматься, вряд ли была способна
успокоить предпринимателей. Последняя перерегистрация 1998 г. показала
неизбежность затрат на подготовку новых учредительных документов, их
подписание всеми участниками, нотариальное удостоверение и т.д. Это
помимо необходимых существенных затрат времени. Подобные изменения
законодательства недешево должны были обойтись и регистрирующим органам.

Вряд ли предлагаемые в ГК изменения организационно-правовых форм
предпринимательства могут быть заслуживающим внимания препятствием для
интеграционных процессов с европейскими странами. Ведь в наднациональном
законодательстве С не существует единых организационных форм
предпринимательских организаций, они устанавливаются национальными
законодательствами стран-участниц. И как показала разработка
законодательства об акционерных компаниях в С, страны-участницы не
готовы отступать от традиций национального законодательства.

В отличие от проекта, которым устанавливалась

обязанность предпринимательских организаций

перерегистрироваться, в окончательном варианте переходных положений ГК
отсутствуют нормы, обязывающие перерегистрировать созданные ранее
юридические лица. Вместе с тем, отступив от обязательности тотальной
перерегистрации, в ГК не решена другая проблема – судьба достаточно
большого количества субъектов, имеющих отличную от разрешенных
организационно-правовую форму. Это касалось, в частности, частных
предприятий, коллективных предприятий, которые создавались в процессе
приватизации, закрытых акционерных обществ, создаваемых как путем
учредительства, так и в процессе реорганизации государственных
предприятий, организаций. Их дальнейшее существование все равно
препятствовало достижению главной цели подобных изменений – определенной
унификации организационно-правовых форм участников коммерческого
оборота.

Наряду с предпринимательскими организациями, которые являются
юридическими лицами частного права, ст. 80 ГК выделяет также юридических
лиц публичного права. Однако в норме фактически только упоминается о
юридических лицах публичного права. В то же время в ГК отсутствует как
определение, так и перечень субъектов публичного права. Единственный
критерий, который, видимо, должен позволить выделить юридические лица
публичного права – это особый вид акта, который лежит в основе их
создания. Им может быть распорядительный акт Президента Украины, органа
государственной власти, органа власти Автономной Республики Крым или
органа местного самоуправления. Порядок создания и правовой статус
юридического лица публичного права устанавливается Конституцией Украины
и законом (ч. 3 ст. 81 ГКУ).

HYPERLINK \l “bookmark159” У равнивая права юридических лиц публичного
права и юридических лиц частного пра HYPERLINK \l “bookmark159” в а при
их выступлении в коммерческом обороте (ст. 82), ГК не закрепляет даже
примерного перечня юридических лиц публичного права как возможных
участников гражданских правоотношений. В связи с этим непонятно, должно
ли государство учреждать исключительно хозяйственные общества или же ГК
относит государственные предприятия, учреждения к субъектам публичного
права и потому не определяет их статус1.

По-иному решается вопрос об организационно-правовых формах
предпринимательских организаций в ХК. Согласно ч. 1 ст. 45 ХК
предпринимательство в Украине осуществляется в любых организационных
формах, предусмотренных законом, на выбор предпринимателя.
Предпринимательскими являются организации, созданные согласно
требованиям ГК, государственные, коммунальные и другие виды предприятий,

Следует заметить, что в ходе дискуссии о регулировании
предпринимательских отношений признавалось, что государство, как и любой
другой учредитель вправе создавать лишь хозяйственные общества и
передавать им имущество на праве собственности, а не полного
хозяйственного ведения, как это было до введения нового ГК в действие.

зарегистрированные в установленном законом порядке (ч. 2 ст. 55 ХКУ).

Согласно ст. 63 ХК в Украине могут действовать следующие виды
предприятий:

частные предприятия, которые действуют на основе частной собственности;

предприятия коллективной формы собственности, действующие на основе
коллективной собственности;

коммунальные предприятия, действующие на основе коммунальной
собственности территориальной громады;

государственные предприятия, действующие на основе государственной
собственности;

предприятия, основанные на смешанной форме собственности (на базе
объединения имущества разных форм собственности). В Украине могут
действовать также другие виды предприятий, предусмотренных законом.

В отличие от ГК, нормы которого исключили возможность создавать закрытые
акционерные общества, ст. 81 ХК предусмотрела как открытые, так и
закрытые акционерные общества. Это позволило сохраниться большому
количеству легализованных до 1 января 2004 г. закрытых акционерных
обществ.

Представляется оправданным на данном этапе экономического развития
Украины и предусмотренная ХК возможность создания государственных и
коммунальных предприятий. Во-первых, для того, чтобы сохранить
закрепляемое за организацией имущество в государственной или
коммунальной собственности, призванной работать на публичные
интересы. Разрешение создавать

предпринимательские товарищества лишь в форме хозяйственного общества
привело бы к изменению собственника имущества и прекращению права
государственной собственности на имущество без всякой приватизации.
Во-вторых, на наш взгляд, нельзя принцип равенства субъектов
имущественных отношений, товарного оборота автоматически переносить на
учредительские отношения. Учреждение субъектов предпринимательства – это
субъективное право собственника. Однако если для гражданина это право,
то для государства учреждение организации может быть его обязанностью,
вытекающей из стоящих перед обществом или государством задач. Ведь
принимая решение о создании предпринимательской организации, определяя
сферу деятельности, гражданин руководствуется исключительно собственными
интересами, которые заключаются в получении прибыли. Государство же, в
отличие от гражданина, в подобных случаях вряд ли может
руководствоваться исключительно возможностью получения прибыли, нередко
это может быть связано с интересами определенных групп населения. Это
предопределяется меняющейся ролью и функциями государства в социально
ориентированной экономике – социальными задачами, безопасностью страны и
т.д. Закрепление имущества за предприятиями для решения этих задач –
лишь одна из различных форм решения стоящих перед государством задач.

В подобных случаях возможность получить государству средства за счет
уступки принадлежащих ему долей в уставном капитале (фонде)
хозяйственного общества мало вероятна. В одних случаях это может быть
связано с безопасностью страны, в других – с необходимостью решать
особые социальные задачи. Ведь вряд ли найдется еще кто-либо, в чьих
интересах было бы поддерживать, например, градообразующие организации,
возможно и не высоко рентабельные, но обеспечивающие рабочие места и
т.д. Потому, полагаем, на данном этапе развития экономики выведение
имущества из государственной собственности вряд ли можно признать
соответствующим публичным интересам. Не очень просматриваются здесь и те
заслуживающие внимания и защиты законодателя частные интересы лиц,
которые при таком решении проблемы выиграют.

Все изложенное свидетельствует о необходимости сохранить право
собственности государства-учредителя или территориальной громады на
закрепляемое за предприятием имущество и наделение его ограниченными
вещными правами.

Учитывая вышеизложенные специальные нормы, содержащиеся в ХК и общие
нормы, содержащиеся в ГК, можно сделать вывод, что в Украине
предпринимательские организации могут создаваться в организационных
формах, установленных нормами как ХК, так и ГК или других законов. Таким
образом, в отличие от норм ст. 2 Закона Украины «О предприятиях в
Украине», которыми допускалось действие любых видов предприятий,
создание которых не противоречит законодательным актам Украины, ХК
допускает создание предпринимательских организаций лишь в формах,
предусмотренных законами.

3. Правоспособность предпринимательских организаций

ГК Украины, в отличие ранее действующего ГК УССР, наделяет все
юридические лица общей правоспособностью. Нормами ст. 91 ГК закреплена
за всеми юридическими лицами, вне зависимости от цели их создания,
правовая возможность приобретать любые, как и физические лица, права и
обязанности (п. 1). О признании за предпринимательскими организациями
права приобретать любые права и обязанности, если иное не установлено
законом, можно сделать вывод также из норм ХК: согласно ст. 43 ХК
предприниматели вправе без ограничений самостоятельно осуществлять любую
предпринимательскую деятельность, которая не запрещена законом. Потому
представляется неоправданным дублирование этого положения в ч. 5 ст. 79
ХК специально для хозяйственных обществ.

Закрепление в ст. 91 ГК общей правоспособности за всеми юридическими
лицами позволяет сделать вывод о возможности любой организации, вне
зависимости от целей ее создания, осуществлять предпринимательскую
деятельность.

В отличие от проекта ГК, нормы которого закрепляли право всех
непредпринимательских товариществ и учреждений «…наряду со своей
основной деятельностью, заниматься любыми видами предпринимательской
деятельности, если иное не установлено законом», действующий ГК в
большей мере ограничил подобные возможности. Согласно ст. 86 ГК
непредпринимательские организации могут осуществлять предпринимательскую
деятельность “…если иное не установлено законом и если эта
деятельность отвечает цели, для которой они были созданы и содействуют
ее достижению».

Однако и подобная формулировка представляется недостаточно четкой.

Обращение к специальным нормам действующих законов, определяющих
правовой статус отдельных видов непредпринимательских организаций,
позволяет сделать вывод о специальной правоспособности отдельных видов
непредпринимательских организаций. В то же время обращает на себя
внимание размытость формулировок целей создания непредпринимательских
организаций. В результате многие из них фактически занимаются
предпринимательской деятельностью.

При таком положении большая вероятность, что при отсутствии специальных
знаний или помощи профессионального юриста будет сделан неправильный
вывод относительно границ дозволенного поведения любого и каждого
юридического лица. Фактически такая норма кодекса способна ввести в
заблуждение относительно правовых возможностей непредпринимательских
организаций в процессе их функционирования.

Следует заметить, что публичное право намного ранее, чем гражданское,
отреагировало на происходящее и перестало учитывать цели создания
юридического лица. Было учтено, что достаточно большое количество
непредпринимательских организаций фактически занимаются главным образом
предпринимательской деятельностью. Однако, создаваясь как
непредпринимательские организации, они не подпадали под налогообложение.
Действующий Закон Украины “О налогообложении прибыли предприятий” от 28
декабря 1994 г. признал субъектами налогообложения за небольшим
исключением любых субъектов – бюджетные учреждения,общественные
организации и др., кроме случаев, предусмотренных в п. 2.1 ст. 2.

В специальной литературе закрепление общей правоспособности не только за
предпринимательскими организациями, что является оправданным, а за всеми
юридическими лицами объяснялось мировыми тенденциями. Однако в
гражданском законодательстве многих стран сохраняется специальная
правоспособность некоммерческих образований. На наш взгляд, в переходный
к социально-ориентированной экономике период это необходимо еще в
большей мере. Целью общественных образований должна стать защита
интересов не только ее членов, а гражданского общества, которое должно
контролировать деятельность органов государственной власти. Вряд ли в
полной мере можно признать справедливым суждение о признании за
юридическим лицом общей правоспособности в положениях Первой директивы
ЕС .

Полагаем, положение Первой директивы ЕС не имеет своей целью закрепить
общую правоспособность юридических лиц. Оно направлено как раз на защиту
более значимых публичных интересов – сохранить стабильность
коммерческого оборота, который не должен зависеть от информированности
его участников относительно объема предоставленных контрагенту
правомочий, что справедливо как в отношении коммерческих, так и
некоммерческих организаций.

2 Борисова В.І. Нові підходи до проблеми правоздатності юридичних осіб.
// Вісник Луганського інституту внутрішніх справ імені 10-річчя
незалежності України. – 2002. – № 1. – С.91.

Отдельные виды деятельности могут осуществляться только при наличии
специального разрешения (лицензии). Перечень лицензируемых видов
деятельности определен

Законом Украины «О лицензировании отдельных видов хозяйственной
деятельности» от 1 июня 2000 г.

Согласно ч. 3 ст. 91 ГК гражданская правоспособность юридического лица
может быть ограничена лишь по решению суда. В то же время в ГК
отсутствуют правовые основания для ограничения правоспособности
юридического лица, в т.ч. и предпринимательских организаций.

Гражданская правоспособность возникает у организации с момента ее
создания (ч. 4 ст. 91 ГК). Созданной она считается в соответствии с ч. 4
ст. 87 ГК со дня ее государственной регистрации.

4. Создание предпринимательских организаций

Как законодательство 90-х годов, так и действующее законодательство (ГК
и ХК) допускают создание предпринимательских организаций двумя
способами. Во-первых, путем учреждения новых организаций, во-вторых,
путем реорганизации действующих, в том числе и государственных
предприятий, организаций.

Следует заметить, что в отличие от ХК, ГК не применяет устоявшийся в
украинском законодательстве и литературе термин «реорганизация»,
перечисляя только отдельные способы – слияние, присоединение, выделение,
раздел.

Способами (формами) реорганизации согласно п. 2 ст. 52 ХК являются
слияние, выделение, раздел, преобразование и присоединение.

В результате слияния, выделения, раздела действительно появляется новая
организация. Вместе с тем при присоединении новое юридическое лицо не
создается, а продолжает действовать хозяйственная организация, к которой
присоединяется реорганизуемая организация, прекращающая свое
существование. Изменяется лишь объем ее прав и обязанностей. Наверное,
не совсем точно отображает сущность процесса преобразование и указание
на создание нового субъекта при преобразовании, так как в результате
преобразования новый субъект не создается, а, на наш взгляд, лишь
изменяется его правовое положение.

Применяемое в законодательстве и литературе понятие «создание
предпринимательских организаций», не всегда имеет одинаковое содержание.
Часто этим понятием охватывается определенная последовательность
действий, необходимых для возникновения нового субъекта хозяйствования.

На начальном этапе процесса создания предпринимательской организации
необходимо принять соответствующее решение.

В зависимости от того, кто принимает решение, создание может
осуществляться в добровольном или принудительном порядке.

При создании организации в добровольном порядке решение о создании
принимают лица, осуществляющие принадлежащее им субъективное право
создать предпринимательскую организацию. Создаваться организация может
одним из названных способов.

Создание предпринимательской организации в принудительном порядке может
осуществляться лишь в прямо предусмотренных законом случаях.

В принудительном порядке предпринимательская организация может
создаваться в результате реорганизации при злоупотреблении монопольным
(доминирующим) положением на рынке (п. 2 ст. 56 ХК, ст.ст. 106, 109 ГК).
В целях защиты экономической конкуренции антимонопольный орган принимает
решение о принудительном разделе организации, занимающей монопольное
(доминирующее) положение (ст. 53 Закона Украины «О защите экономической
конкуренции» от 11.01.2001 г.) В этом случае реорганизация
осуществляется на усмотрение субъекта, подлежащего принудительному
разделу, а решение антимонопольного органа является лишь основанием для
реорганизации. В пределах установленного антимонопольными органами
срока, организация сама выбирает меры, способные устранить монопольное
положение на рынке. Сохранение такого положения после истечения
установленного срока, дает право антимонопольному органу обратиться в
суд с требованием принудительного разделения субъекта
предпринимательства.

Процедура создания предпринимательских организаций разных
организационно-правовых форм имеет как общие этапы, так и различия.

Отличия в порядке создания предпринимательских организаций обусловлены
целым рядом причин:

существованием разных организационно-правовых форм предпринимательских
организаций;

разными способами создания – путем учредительства или реорганизации
(создания на базе действующей организации новой путем слияния,
присоединения, раздела, выдела, преобразования);

отличительными особенностями, присущими отдельным
организационно-правовым формам предпринимательских организаций
(например, регистрация выпуска акций при создании АО);

дополнительными требованиями для субъектов отдельных областей экономики
(банковская деятельность, страховая деятельность и т. д.).

Объединив ряд последовательных действий, можно выделить следующие этапы
учреждения предпринимательской организации:

принятие решения о создании и разработка учредительных документов

организация формирования уставного капитала

проведение учредительного собрания

государственная регистрация созданной организации

Субъект предпринимательства, имеющий свойства юридического лица,
создается, как правило, в добровольном порядке посредством учреждения
нового субъекта или реорганизации действующего.

Решение об учреждении предпринимательской организации может быть
принято:

собственником (собственниками);

уполномоченным собственником (собственниками) органом;

другими органами, организациями и гражданами – в прямо предусмотренных
законом случаях (п. 1 ст. 56

ХК).

Принимая решения об использовании принадлежащего ему на праве
собственности имущества для учреждения предпринимательской организации,
собственник тем самым осуществляет принадлежащее ему субъективное право
(п. 3 ст. 6 ЗУ «О собственности», ст. 135 ХК, ст. 100 ГК). При этом
собственник инвестируемого имущества (а если это предусмотрено
законодательством – уполномоченный собственником (собственниками орган)
становится учредителем.

К сожалению, в законодательстве, в т. ч. и в новых кодифицированных
актах отсутствует определение учредителя. В то же время есть целый ряд
положений, касающихся именно учредителей (например, солидарная
ответственность по обязательствам, возникшим до государственной
регистрации юридического лица, предусмотренная ч. 3 ст. 96 ГК и ч. 3 ст.
153 ГК, обязанность быть держателем акций не менее 2-х лет,
предусмотренная

ст. 30 ЗУ «О хозяйственных обществах»).

Учредителями являются лица (собственники), которые принимают решение о
создании организации и подписывают учредительные документы.

Учредителем предприятия, организации может быть любой субъект –
собственник имущества независимо от формы собственности. Согласно ст.
114 ГК законом может быть установлено ограничение права на участие
(учреждение). Так, декретом КМ Украины «Об упорядочении деятельности
субъектов предпринимательской деятельности, созданных с участием
государственных предприятий» от 31 декабря 1992 года государственные
предприятия (за исключением строительных организаций, предприятий
строительной индустрии и строительных материалов, которые являются
учредителями хозяйственных товариществ, осуществляющих проектирование и
перспективное строительство за рубежом) не могут быть учредителями
предприятий любых организационных форм и видов, хозяйственных
товариществ, кооперативов.

Новый ГК закрепил за гражданином право быть учредителем (участником)
юридических лиц, если это не запрещено законом или учредительными
документами юридического лица, с 14 лет (ч. 1 ст. 32). Причем из смысла
статьи следует, что для создания юридического лица даже не требуется
согласие родителей (усыновителей) или попечителей. Согласно ст. 114 ГК
законом может быть установлено ограничение права на участие
(учреждение). В отношении несовершеннолетних нормами ГК не предусмотрены
основания для ограничения права на учредительство не только в случаях,
когда присутствует риск неполучения доходов от вложения имущества
(акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью). Они не
установлены даже при возможной ответственности учредителей (участников)
обществ с дополнительной ответственностью, полных, коммандитных
товариществ, что вряд ли направлено на защиту интересов как самих
несовершеннолетних, так и участников коммерческого оборота. Фактически
право на учредительство приравнено к праву на заключение мелкой бытовой
сделки, однако вряд ли последствия заключения таких сделок сопоставимы.

Количественный состав учредителей может быть разным. Организация может
создаваться одним собственником (один учредитель) или несколькими
(учредителей два и более). Однако в отдельных случаях законодательством
могут устанавливаться определенные требования к количественному и
качественному составу учредителей.

Согласно ст. 57 ХК учредительными документами субъекта хозяйствования
является решение о создании или учредительный договор, а в
предусмотренных законом случаях -устав (Положение). Подобная норма
содержится также в ч. 2 ст. 87ГК: «Учредительным документом общества
является утвержденный участниками устав или учредительный договор между
участниками, если иное не установлено законом».

Учредительный договор заключается между учредителями, если их два и
более. По сути учредительный договор и есть решение, которое принимается
в договорном порядке.

Учредительный договор представляет собой соглашение между учредителями,
по которому они обязуются совместно действовать и объединить свое
имущество с целью учреждения организации. Поэтому в нем должны
отражаться: порядок совместной деятельности по созданию организации,
передача вкладов для создания ее экономической базы (ст. 88 ГК), порядок
распределения прибыли и убытков, управление организацией, в том числе и
участие в нем учредителей, порядок выхода и приема участников, порядок
ее реорганизации или ликвидации (п. 3 ст. 57 ХК).

Виды необходимых для создания учредительных документов зависит от вида
создаваемого субъекта, организационно-правовой формы и вида
хозяйственной деятельности. Они определяются законами или другими
нормативными актами, закрепляющими порядок их создания.

В отличие от ЗУ «О хозяйственных обществах», ст. 4 которого определяет
перечень данных, которые должны содержаться в учредительных документах,
нормы п. 3 ст. 57 ХК и ст. 88 ГК разграничивают перечень сведений,
которые должны включаться в учредительный договор или устав.

В отличие от норм ст. 4 Закона Украины «О хозяйственных обществах»,
согласно которой учредительными документами хозяйственных обществ
являются учредительный договор и устав (за исключением коммандитных и
полных обществ, действующих на основании учредительного договора), нормы
ХК и ГК предусматривают, что учредительный договор является
учредительным документом в полных и коммандитных обществах (ч. 1 ст. 82
ХК; ст. 120 ГК; ст. 134 ГК), а учредительным документом акционерного
общества, общества с ограниченной ответственностью и общества с
дополнительной ответственностью является устав (п. 1 от 82 Кодекса; ст.
143 ГК; ст. 154 ГК). Так как нормами ХК и ГК четко определены виды
учредительные документов, отличные от предусмотренных ст. 4 ЗУ «О
хозяйственных обществах», на практике следует применять нормы, которые
содержатся в ГК и ХК, так как эти законы приняты позже.

На основании устава действуют также государственные и коммунальные
предприятия (ст.ст. 74; 76 ХК); предприятия, основанные объединениями
граждан, религиозными организациями (п. 5 от 112 ХК).

Учредительный договор полного товарищества подписывается всеми его
участниками (ч. 1 ст. 120 ГК), а коммандитного – всеми полными
участниками (ч. 1 ст. 134 ГК).

Общие требования к содержанию устава закреплены в нормах п. 4 ст. 57 ХК,
ч. 1 ст. 88 ГК, а также специальными нормами, регулирующими содержание
устава отдельной организационно-правовой формы субъекта хозяйствования.
Так, ст. 82 ХК определяет содержание уставов акционерного общества (п.
3), общества с ограниченной ответственностью (п. 4). Наряду с требуемыми
сведениями, в устав могут включаться также иные сведения, если это не
противоречит законодательству.

Устав предпринимательской организации должен быть утвержден. Порядок его
утверждения зависит от ее организационно-правовой формы и определяется
законом.

Согласно ст. 122 ХК устав объединения предприятий утверждает высший
орган хозяйственного объединения.

В соответствии с требованиями антимонопольного законодательства иногда
решение о создании предпринимательской организации, учредительные
документы необходимо согласовывать с антимонопольным органом. Такое
согласование имеет своей целью защиту конкуренции на рынке товаров и
услуг, предотвращение его монополизации отдельными субъектами
предпринимательства.

Согласование решения о создании предприниматель-ской организации
необходимо в случаях экономической концентрации капитала. Перечень
действий, приводящих к концентрации капитала предусмотрен ст. ст. 22, 24
Закона Украины «О защите экономической конкуренции» от 11 января 2001
года. Порядок согласования установлен Положением о порядке рассмотрения
заявлений на получение согласия органов

Антимонопольного комитета Украины на создание, реорганизацию (слияние,
присоединение), приобретение активов (целостных имущественных
комплексов) или долей (акций, паев), ликвидацию хозяйствующих субъектов
(о контроле за экономической концентрацией), утв. Распоряжением АМКУ №
15-р от 9 декабря 1994 года) и Положением о порядке подачи заявлений в
Антимонопольный комитет Украины о предварительном получении разрешения
на концентрацию субъектов хозяйствования (Положения о концентрации, утв.
распоряжением АМКУ № 33-р от 19 февраля

2002 года).

Требует согласования с антимонопольными органами

создание путем раздела (выделения) предприятий и

объединений, хозяйственных обществ, в которых 75 и более

процентов уставного фонда принадлежит государству. Это

предусмотрено Положением о порядке раздела предприятий и

объединений и отделения от них структурных подразделений и

единиц, которое утверждено приказом Министерства экономики

Украины, Министерства статистики Украины,

Антимонопольного комитета Украины № 43/79/5 от 20 апреля 1994 года.

Процедура выделения в процессе приватизации структурных подразделений
государственных предприятий и создание на их основе самостоятельных
предприятий -юридических лиц предусмотрено Порядком принятия решений о
необходимости реорганизации объекта приватизации, утвержденным приказом
АМКУ и ФГИУ № 88/01/1358 от 2 декабря 1997 года.

Необходимо также согласование с антимонопольными органами создания
холдинговых компаний, что предусмотрено Положением о порядке получения
согласия Антимонопольного комитета Украины на создание холдинговых
компаний в процессе корпоратизации и приватизации (утверждено
распоряжением АМКУ № 6-р от 21 июня 1994 года).

На втором этапе должна быть создана имущественная основа организации.

Пожалуй, изначально главной обязанностью учредителя (участника) является
передача предусмотренного учредительными документом вклада (п. 2 ч. 1
ст. 117 ГК) для формирования имущественной основы предпринимательской
организации.

Участники (учредители) передают взнос с целью выполнения принятых на
себя обязанностей по созданию хозяйственной организации и приобретения
корпоративных прав в размерах, установленных учредительными документами.

По общему правилу при создании хозяйственных обществ не проводится
проверка возможностей исполнения принятых на себя учредителями
(участниками) обязательств по передаче взноса для формирования уставного
фонда хозяйственного общества, если иное не установлено законом. Так,
согласно ст. 10 ЗУ “Об аудиторской деятельности” от 22.04.1993 г.
проведение аудита обязательно для проверки финансового состояния
учредителей банков, предприятий с иностранными инвестициями, акционерных
обществ, холдинговых компаний, инвестиционных фондов, доверительных
обществ и других финансовых посредников. Нормами ч. 3 ст. 32 ЗУ «О
банках и банковской деятельности» запрещено формировать уставный капитал
банка из непроверенных источников. Поэтому п. 7 ч. 2 ст. 17 ЗУ «О банках
и банковской деятельности» предусмотрена обязательность подтверждения
финансового состояния участников (учредителей), имеющих существенную
долю в уставном фонде банка: юридические лица подают бухгалтерские и
финансовые отчеты за последние четыре отчетных периода (квартала), а
физические лица – справку Государственной налоговой администрации
Украины о доходах за отчетный период (год).

Перечень имущества, которое может быть вкладом, установлен только для
хозяйственного общества. Следовательно, как и ранее, по аналогии следует
решать вопросы о вкладах при создании частных предприятий (ст. 13 Закона
Украины «О хозяйственных обществах», ст. 86 ХК,

ч. 2 ст. 115 ГК).

Фактически ст. 86 ХК полностью повторяет ст. 13 ЗУ «О хозяйственных
обществах». Ничего нового не содержит и ст. 115 ГК, в ней дан только
более обобщенный перечень того же самого имущества. Вкладами участников
(учредителей) хозяйственного общества могут быть дома, сооружения,
оборудование и прочие материальные ценности, ценные бумаги, права
пользования землей, водой и другими природными ресурсами, домами,
сооружениями, а также другие имущественные права (включая имущественные
права на объекты интеллектуальной собственности), средства, в том числе
в иностранной валюте. Запрещается использовать для формирования
уставного фонда общества бюджетные средства, средства, полученные в
кредит и залог.

К сожалению, несмотря на критику в специализированной литературе такого
широкого перечня, в новом законодательстве отсутствует перечень
имущества, которое не может выступать вкладом участника вне зависимости
от сферы деятельности. Подобные ограничения установлены специальными
нормами, регулирующими формирование уставного капитала финансовых
организаций. Так, ст. 9 ЗУ «О финансовых услугах и государственном
регулировании рынка финансовых услуг» от 12 июля 2001 года при создании
финансового учреждения или при увеличении его уставного (паевого)
капитала оплата производится в денежной форме, если иное не
предусмотрено законами Украины. Статьей 32 Закона Украины «О банках и
банковской деятельности» предусмотрено: «Формирование и увеличение
уставного капитала банка может осуществляться исключительно путем
денежных взносов». Также при формировании или увеличении уставного фонда
страховой организации оплата должна осуществляться в денежной форме.
Разрешается формирование не более 25 процентов уставного фонда ценными
бумагами, выпущенными государством, по их номинальной стоимости.
Запрещается использовать для формирования уставного фонда векселя,
средства страховых резервов, а также средства, полученные в кредит, заем
или в залог и вносить нематериальные активы.

Вклад, оцененный в гривнях, составляет долю участника (учредителя) в
уставном фонде общества. Порядок оценки вкладов определяется в
учредительных документах хозяйственного общества, если иное не
предусмотрено законом.

Действующее законодательство не требует обязательности экспертной оценки
не денежных вкладов участников, однако это требование может
устанавливаться нормами учредительных документов. Чаще всего на практике
оценка не денежных вкладов определяется соглашением между учредителями
(участниками). Нередко это приводит к безосновательному завышению
стоимости переданного имущества. Это противоречит не только интересам
кредиторов, но и интересам участников, передавших взнос деньгами, так
как от размера взноса зависит доля участия каждого учредителя в уставном
фонде. А последняя определяет объем прав участника при голосовании,
выплате дивидендов и т. д.

В учредительных документах нужно четко определить перечень конкретного
имущества, которое является взносом и которое каждый из участников
должен передать хозяйственному обществу

Порядок передачи взносов зависит от организационной формы общества,
сферы его хозяйствования и устанавливается нормами законов и
учредительных документов. При передаче взносов формируется уставный фонд
хозяйственного общества. Можно выделить общий и специальный порядок
формирования уставного фонда общества.

5. Фонды предпринимательских организаций

Объединенное имущество участников находит отражение в уставном капитале
общества и осуществляется путем передачи взносов его участниками. В
процессе передачи взносов формируется оплаченный уставный капитал
хозяйственного общества. Любое общество независимо от его
организационно-правовой формы должно иметь уставный капитал, так как
объединение имущества (взносов) участников является обязательным
признаком хозяйственного общества (п. 1 ст. 79 Кодекса).

Уставный капитал – это зарегистрированный в установленном законом
порядке и закрепленный в учредительных документах денежный эквивалент
имущества, которое следует передать обществу его участникам в виде
взносов для обеспечения его хозяйственной деятельности и как оплата
приобретенных участниками корпоративных прав. Порядок формирования и
размер уставного фонда устанавливается законами и учредительными
документами.

Размер уставного фонда, который составляет совокупную денежную оценку
взносов участников (основателей), обязательно отображается в
учредительных документах общества. Ведомости о размере уставного фонда
вносятся в государственный реестр.

Уставный фонд нельзя отождествлять с конкретным имуществом (взносами),
которое передается участниками (основателями), и его необходимо отличать
от имущества общества. В отличие от взносов, которые, независимо от их
видов, являются активами хозяйственного общества, уставный фонд
является статьей пассива и отображает источник поступления
средства. Поэтому на размер уставного фонда общества как и на долю в
уставном фонде участника не влияют изъятия имущества из активов общества
по любому правовому основанию (продажа, мена имущества, списание в
установленному законом порядке, амортизация и т.д.), так как имущество
(взносы), которое получено для формирования уставного фонда, согласно
действующему законодательству Украины, не исключается из коммерческого
оборота и может отчуждаться по решению хозяйственного общества
-собственника имущества. В то же время учредительными документами могут
устанавливаться ограничения прав исполнительного органа общества, в
частности относительно распоряжения переданными взносами.

Уставный капитал не отвечает фактическому размеру собственного имущества
общества (чистой прибыли). По размеру он может быть меньше размера
собственного имущества общества. ГК ужесточил требования по поддержанию
размера уставного капитала в хозяйственных обществах Украины (ст. ст.
144, 155 ГК).

Минимальные размеры уставных фондов устанавливаются нормами законов,
во-первых, для отдельных видов хозяйственных обществ, во-вторых, для
обществ, которые осуществляют деятельность в отдельных сферах экономики.
Соответственно ч. 4 ст. 24 ЗУ «О хозяйственных обществах» минимальный
размер уставного фонда акционерного общества не может быть меньше суммы,
эквивалентной 1250 минимальных заработных плат, исходя из ставки
минимальной заработной платы, которая действует на момент создания
акционерного общества. Минимальный размер уставного фонда общества с
ограниченной ответственностью и общества с дополнительной
ответственностью не может быть менее суммы, эквивалентной 100
минимальным заработным платам, исходя из ставки минимальной заработной
платы, действующей на момент его создания.

Минимальные размеры уставного капитала могут устанавливаться также
специальными нормами законов, которыми определяется правовой статус
отдельных субъектов хозяйствования (например, ЗУ «О банках и банковской
деятельности», ЗУ «О страховании” и т.д.).

Установленный общий порядок формирования уставного фонда зависит от
организационно-правовой формы общества. Общий порядок передачи взносов
для формирования уставного фонда общества с ограниченной
ответственностью, общества с дополнительной ответственностью установлен
ч. 2, 3 ст. 52 ЗУ «О хозяйственных обществах», акционерного общества –
ч. 4 ст. 30, ст. 33 ЗУ «О хозяйственных обществах». В срок,
предусмотренный учредительными документами, но не позднее одного года с
момента государственной регистрации, участники должны передать обществу
все взносы, и таким образом уставный фонд общества будет сформирован в
полном объеме. В случае невыполнения этого обязательства в определенный
срок участник (акционер), если иное не предусмотрено учредительными
документами, платит за время просрочки 10 процентов годовых от суммы
просроченного платежа. При неуплате акционером на протяжении 3 месяцев
после установленного срока оплаты акционерное общество имеет право
реализовать акции в порядке, установленном уставом общества (ст. 33 ЗУ
«О хозяйственных обществах»).

Размер уставного капитала может быть изменен путем его увеличения или
уменьшения в установленном законом порядке. Порядок увеличения или
уменьшения уставного фонда установлен ст.ст. 16, 38, 39 ЗУ «О
хозяйственных обществах» (ст. 156, 157 ГК, ч. 5, 6 ст. 144 ХК).
Увеличение уставного фонда допускается лишь после внесения всеми
участниками взносов в полном объеме (оплаты акций), если иное не
установлено законом (ч. 2 ст. 16 ЗУ «О хозяйственных обществах»).
Уменьшение уставного фонда при наличии возражений кредиторов не
допускается (ч. 3 ст. 16 ЗУ «О хозяйственных обществах»).

С учетом того, что сведения о размере уставного фонда отражаются в
учредительных документах и вносятся в государственный реестр на
основании данных государственной регистрации, при изменении размера
уставного фонда следует вносить изменения также в учредительные
документы. Эти изменения подлежат государственной регистрации.

Решение об изменении уставного фонда как путем уменьшения, так и путем
увеличения вступает в силу со дня внесения этих изменений в
государственный реестр (п. 3 ст. 87 ХК).

Новый ГК ужесточил последствия ненаполнения уставного капитала, однако
почему-то только в отношении двух видов обществ. Если участники ООО, ОДО
в течение первого года деятельности не уплатил полностью сумму вкладов,
общество должно объявить об уменьшении своего уставного капитала в
установленном порядке или принять решение о ликвидации (ч. 4 ст. 151
ГК).

В хозяйственных обществах в обязательном порядке создается наряду с
уставным капиталом и резервный (страховой) фонд (ч. 4 ст. 87 ХК), а
также другие фонды, предусмотренные законодательством и учредительными
документами. Резервный фонд хозяйственных обществ предназначен для
покрытия его убытков. го размер устанавливается учредительными
документами, но он должен быть не менее 25 процентов уставного фонда.
жегодно следует начислять суммы в резервный фонд, если его размер менее
установленного законом или учредительными документами. Размер
ежегодных отчислений в резервный (страховой) фонд устанавливается
учредительными документами, но не может быть меньше 5 % суммы прибыли
общества.

Хозяйственное общество наряду с уставным фондом и резервным фондом,
которые формируются в обязательном порядке, может формировать иные
специальные имущественные фонды. Формирование разных имущественных
фондов является одним из способов распределения прибыли. Однако общество
не обязано направлять полученную прибыль для формирования разных фондов,
кроме обязательных. Оно вправе иметь и нераспределенную прибыль.

Прибыль хозяйственного общества является его собственностью после всех
предусмотренных законами отчислений. е распределение осуществляет высший
орган общества и это относится к его исключительной компетенции (ч. 5
ст. 41 ЗУ «О хозяйственных обществах»).

Однако, вряд ли обоснованно ст. 87 ХК относит прибыль к имущественным
фондам, так как эта часть имущества общества не имеет какого-нибудь
специального правового режима.

Перечень и порядок формирования необязательных специальных фондов может
определяться нормами учредительных документов или локальных нормативных
актов -Положений. Ими может предусматриваться формирование фондов в
процентном соотношении к размеру прибыли, которая распределяется. Вместе
с тем учредительными документами может устанавливаться очередность
формирования специальных фондов общества.

С учетом того, что необязательные фонды являются специальными и
целевыми, в учредительных документах или локальных нормативных
актах, утвержденных общим собранием, необходимо определить порядок
использования средств этих специальных фондов.

Хозяйственные общества в соответствии со своими учредительными
документами могут создавать дивидендный фонд, фонд заработной платы,
фонд социального развития, фонд акционирования работников и другие
имущественные фонды.

Дивидендный фонд формируется за счет чистой прибыли хозяйственного
общества для выплаты дивидендов его участникам.

С целью дополнительного стимулирования работников акционерные общества
вправе создавать фонд акционирования работников. Средства этого фонда
направляются на приобретение акционерным обществом собственных акций,
которые продаются акционерами, с целью их дальнейшей продажи работникам
данного АО.

6. Управление хозяйственным обществом

Хозяйственное общество, как и всякое юридическое лицо, осуществляет
деятельность через свои органы. Органы управления хозяйственного
общества осуществляют также руководство его деятельностью и приобретают
для общества права и обязанности.

Орган хозяйственного общества – это структурная часть общества, которая
состоит из одного лица или группы лиц и выполняет определенные функции.

Органами общества являются: общее собрание, исполнительный орган,
ревизионная комиссия, наблюдательный совет. Виды органов, порядок их
формирования и принятие решений устанавливаются нормами законов и
учредительных документов хозяйственного общества.

В зависимости от осуществляемых функций, выделяют органы управления и
контрольные органы. Однако четкое их распределение едва ли возможно,
учитывая то, что отдельным органам присущи и управленческие, и
контрольные функции (например, наблюдательный совет).

К органам руководства относятся общее собрание и исполнительный орган.
Выделяют волеобразующие органы (общее собрание акционеров) и
волеизъявляющие (правление).

Контрольными органами общества являются ревизионная комиссия и
наблюдательный совет.

Органы хозяйственного общества имеют самостоятельную компетенцию. Она
устанавливается нормами закона (ч. 5 ст. 41 Закона Украины «О
хозяйственных обществах» и др.), а также учредительными документами.
Отдельные полномочия, кроме отнесенных к исключительным, могут быть
делегированы.

Орган, который создает волю хозяйственного общества, является его высшим
постоянно действующим органом. Закон Украины «О хозяйственных обществах»
дает разное название вышестоящему органу в зависимости от
организационной формы общества. Для АО употребляется термин – «Общее
собрание акционеров», а для ООО, ОДО – «собрание участников» (далее –
общее собрание). В состав общего собрания включаются все лица, которые
владеют долями в уставном капитале общества. Таким образом, общее
собрание фактически объединяет экономических собственников, которые
использовали свое имущество путем передачи взноса для создания и
функционирования общества.

Компетенция общего собрания закрепляются нормами закона (ч. 5 ст. 41
Закона Украины «О хозяйственных обществах» и др.) и нормами
учредительных документов. Будучи вышестоящим органом, общее собрание
вправе рассматривать разные вопросы деятельности общества.

Законом определяется исключительная компетенция общего собрания (ч. 6
ст. 41 Закона Украины «О хозяйственных обществах») Под исключительной
компетенцией понимается совокупность прав и обязанностей, которые могут
осуществляться только вышестоящим органом общества без права
делегирования иному органу.

Общие нормы о порядке и сроках созыва общего собрания содержатся в
нормах ст.ст. 40, 43, 45 Закона Украины «О хозяйственных обществах».

Императивной нормой установлен общий критерий правомочности общего
собрания общества – участие акционеров (участников), которые владеют
более 60 % голосов (ч. 8 ст. 41

ЗУ «О хозяйственных обществах»). Решение общего собрания принимаются
путем голосования. го правомочность зависит от вопроса, который решается
общим собранием.

Вместе с тем, собрание участников ООО, ОДО могут рассматривать вопросы,
требующие единогласного решения высшего органа, а значит, в этих случаях
должны принимать участие все участники.

Решения принимаются:

единодушно (кроме АО) (п. 2 ст. 59);

квалифицированным большинством присутствующих (для АО – 1/3 голосов
участников, которые принимают участие в собрании (норма является
императивной в ст. 42 ЗУ «О хозяйственных обществах»);

простым большинством присутствующих (для АО -все, за исключением
вопросов, указанных в ч. .1 ст. 42 ЗУ «О хозяйственных обществах»; для
ООО, ОДО -кроме п. а.) ст. 41, ч. 2 ст. 59 ЗУ «О хозяйственных
обществах»).

Вышестоящий орган вправе принимать решение по вопросам, которые были
включены в повестку дня в установленном законом порядке.

Порядок и процедура проведения общего собрания фактически нормами
действующего законодательства не урегулирован. Поэтому целесообразно его
урегулировать локальным актом. го основой может стать Регламент общих
собраний акционеров открытого акционерного общества, разработанный ФГИУ
(Приложение к Распоряжению ФГИУ № 71-р от 5.05.1996 г.)

Исполнительный орган является постоянно действующим и осуществляет
оперативно-хозяйственную деятельность общества. Он принимает участие во
внешних отношениях – с третьими лицами и потому называется
волеизъявляющим органом.

Законодательством не установлено единое название исполнительного органа.
Согласно ч. 1 ст. 47 Закона Украины “О хозяйственных обществах”
исполнительным органом является правление или другой орган,
предусмотренный уставом.

Вид и порядок формирования исполнительного органа устанавливается
законом и учредительными документами. В соответствии с п. «г», ст. 41 ЗУ
«О хозяйственных обществах» исполнительный орган формируется вышестоящим
органом общества и подотчетен ему и Совету общества (наблюдательному
совету – если он есть).

В зависимости от вида хозяйственного общества исполнительный орган может
быть единоличным или коллегиальным. В акционерном обществе, в отличие от
других хозяйственных обществ, законом требуется создание коллегиального
исполнительного органа. Он избирается общим собранием (ч. 2 ст. 47
Закона Украины “О хозяйственных обществах”). Учредительными документами
может быть делегировано Наблюдательному совету право избрания
исполнительного органа. Коллегиальный исполнительный орган возглавляется
руководителем (председатель правления, директор исполнительной дирекции
и т. д.). Председатель правления избирается правлением. Однако
учредительными документами может быть предусмотрено, что он избирается
общим собранием. Председателя, как и членов правления, можно избирать
как из состава участников хозяйственного общества, так и из наемных
работников (ст. 48 ЗУ «О хозяйственных обществах»). При назначении или
избрании председателя правление с ним заключается контракт.

Исполнительный орган принимает решения по всем вопросам за исключением
тех, которые относятся к компетенции иных органов (общего собрания,
наблюдательного совета, ревизионной комиссии).

Вместе с тем, права исполнительного органа при осуществлении текущей
хозяйственной деятельности могут быть ограничены нормами как закона, так
и учредительных документов. Например, учредительными документами может
быть ограничено право передачи имущества по безвозмездным сделкам; может
предполагаться особый порядок заключения договоров с определенными
видами имущества, крупных сделок. Понятие крупной сделки в этом случае
должно быть определено уставом (учредительным договором), так как
законами Украины оно не определено.

Порядок избрания, компетенция и другие вопросы формирования и
деятельности исполнительного органа общества могут быть урегулированы
локальным актом. Статус исполнительного органа общества может
определяться локальным актом общества – Положением о Правлении. го
основой может быть Положение о Правлении открытого акционерного
общества, разработанное ФГИУ (Приложение к Распоряжению 71-р. от
5.05.1996 г.).

Ревизионная комиссия является внутренним контрольным органом. Законом
установлено создание ревизионной комиссии для АО (ст. 49 ЗУ «О
хозяйственных обществах»), ООО и ОДО (ст. 62 названного Закона). В то же
время законом не упоминается о ревизионной комиссии как обязательном
органе в полных и коммандитных обществах.

Формирование ревизионной комиссии отнесено к компетенции общего
собрания. Законом установлено требование о качественном составе членов
комиссии – только участники общества. Не могут быть членами ревизионной
комиссии члены иных органов общества. Требование к количественному
составу ревизионной комиссии установлено только относительно ООО – не
менее 3, в иных хозяйственных обществах состав может определяться
уставом.

Порядок работы ревизионной комиссии, ее компетенция предусмотрена ст. 49
ЗУ «О хозяйственных обществах» – в АО, ст. 63 ЗУ «О хозяйственных
обществах» – в ООО, ОДО.

Статус ревизионной комиссии может быть определен локальным актом
общества – Положением о ревизионной комиссии. го основой может быть
Положение о Ревизионной комиссии Наблюдательного совета открытого
акционерного общества разработанного ФГИУ (Приложение к Распоряжению
71-рот 5.05.1996 г.).

Наблюдательный совет (совет акционерного общества) не является
обязательным для создания органом. Закон требует его создание только для
акционерных обществ, если численность акционеров превышает 50.
Наблюдательный совет является постоянно действующим органом, который
представляет интересы акционеров в период между общими собраниями и в
пределах компетенции, определенной уставом, контролирует и регулирует
деятельность правления.

Формируется Наблюдательный совет общим собранием (ст. 46 ЗУ «О
хозяйственных обществах»). Члены Наблюдательного совета не могут быть
членами исполнительного органа и ревизионной комиссии.

Наблюдательному совету присущи как функции органа управления, так и
функции контроля за деятельностью исполнительного органа. В работе
совета акционерного общества (наблюдательного совета) с правом
совещательного голоса принимают участие представители профсоюзного
органа или другого уполномоченного трудовым коллективом органа, который
подписал коллективный договор от имени трудового коллектива.

Уставом акционерного общества или решением общего собрания акционеров на
наблюдательный совет может возлагаться выполнение отдельных функций,
которые относятся к компетенции общего собрания.

Вопросы, отнесенные уставом акционерного общества к исключительной
компетенции Совета акционерного общества (Наблюдательного совета), не
могут быть переданы для решения исполнительных органов общества.

По сути, Наблюдательный совет может быть создан и для других
организационных форм хозяйственных обществ, если это предусмотрено
уставом. В акционерном или ином хозяйственном обществе, создавшем
Наблюдательный совет, статус последнего может быть определен Положением
о Наблюдательном совете. го основой может быть Положение о
Наблюдательном совете открытого акционерного общества, разработанное
ФГИУ (Приложение к Распоряжению 71-р от 5.05.1996).

Должностными лицами общества признаются председатель и члены
исполнительного органа, председатель ревизионной комиссии (ревизор), а
при создании Наблюдательного совета – председатель и члены этого совета.

Председатель правления действует от имени общества на основании прямого
указания закона без поручения (ч. 1 ст. 48 ЗУ «О хозяйственных
обществах”). Кроме председателя правления, уставом могут быть
установлены другие члены правления, которые действуют на основании
устава без поручения (например, заместитель председателя правления).
Представляется целесообразным определять в таком случае перечень
вопросов (компетенцию), по которым соответствующий член правления
действует без поручения.

Следует учитывать также требования ЗУ «О борьбе с коррупцией». Нормами
п. «в» ст. 5 Закона запрещено государственным служащим и другим
субъектам коррупционных действий (ст. 2 Закона) входить самостоятельно
(кроме случаев, когда государственный служащий осуществляет функции по
управлению акциями (долями, паями), принадлежащими государству, и
представляет интересы государства в совете общества (наблюдательном
совете) или ревизионной комиссии хозяйственного общества), через
представителя или подставных лиц в состав правления или других
исполнительных органов предприятий, кредитно-финансовых учреждений,
хозяйственных обществ и т. п. , организаций, союзов, объединений,
кооперативов, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

За вред, причиненный обществу неправомерным поведением, должностные лица
могут быть привлечены к разным видам юридической ответственности –
дисциплинарной, материальной, гражданско-правовой, административной,
уголовной. Порядок привлечения устанавливается отраслевым
законодательством

Вид юридической ответственности зависит не только от вида
правонарушения, но и от вида правоотношений, которые существуют между
обществом и должностным лицом.

Вместе с нормами действующего законодательства, привлечение к
ответственности может быть предусмотрено также учредительными
документами общества или специальным локальным актом. го основой может
быть Положение об ответственности должностных лиц перед обществом и
акционерами ОАО (утв. распор.ФГИУ № 71-р от 05.05.1996 г.) 7. Гарантии
прав и законных интересов субъектов хозяйствования

Для повышения эффективности экономики любой страны обязательным является
создание надлежащих условий хозяйствования, которые должны обеспечивать
рост деловой активности субъектов хозяйствования, развитие
предпринимательства и предоставление равных возможностей реализации
своих прав всеми участниками экономических отношений.

Важный шаг к упорядочению таких условий сделан в Хозяйственном кодексе
Украины от 16 января 2003 года (далее – ХК Украины), в котором получили
развитие заложенные в Конституции Украины (ч. 4 ст. 13, ст. 42, 55, ст.
124) основы правопорядка в сфере хозяйствования (ст. 5), включающие все
основные права и интересы субъектов хозяйствования. В нем установлено,
что исключительно законами могут быть определены правовые основы и
гарантии предпринимательства. Тем самым этой статьей ХК Украины заложено
требование о необходимости уточнения всего законодательства Украины,
регулирующего отношения в сфере хозяйствования, с целью приведения его в
соответствие с Конституцией Украины, что и должно быть сделано в
ближайшее время.

Одним из вопросов, которые по-новому решаются в ХК Украины, является
систематизация гарантий прав и законных интересов субъектов
хозяйственной деятельности. Правовая основа таких гарантий частично была
заложена в законодательстве, однако ее применение вызывало множество
проблем, что подтверждается значительным количеством дел в хозяйственных
судах и неоднократными обращениями в

Конституционный Суд Украины, а также уже принятыми ими решениями.

В ХК Украины впервые обобщенно представлены все

основные положения ранее действующего законодательства,

теоретические разработки науки хозяйственного права по этому

вопросу, а также практические рекомендации с учетом судебной

практики. При этом систематизированы гарантии фактически

относительно всех отношений, которые складываются в сфере

хозяйствования, в частности: создания субъектов

хозяйствования, государственного регулирования

хозяйственной деятельности, имущественных, конкурентных, договорных
отношений, применения ответственности, внешнеэкономической деятельности,
реализации права интеллектуальной собственности в сфере хозяйствования и
др.

Важное значение имеет закрепление основных принципах хозяйствования,
среди которых: свобода предпринимательской деятельности в пределах
определенных законом, свободное движение капиталов, товаров и услуг на
территории Украины, ограничение государственного регулирования
экономических процессов, запрет незаконного вмешательства органов
государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных
лиц в хозяйственные отношения (ст. 6 ХК Украины).

Обеспечение действия каждого из указанных принципов требует детальной
проработки многих нормативно-правовых актов Украины, других стран,
международно-правовых документов, законодательства С для наиболее
полного определения тех дозволений и запретов, наличие которых в
законодательстве будет полностью соответствовать содержанию таких
принципов и гарантировать их соблюдение.

Представляет интерес для защиты прав предпринимателей закрепление
правовых основ осуществления государственного контроля и надзора за
хозяйственной деятельностью (ст. 19 ХК Украины). Это определение
исчерпывающего перечня сфер и вопросов, относительно которых государство
имеет право осуществлять такие полномочия. К ним, например, отнесены:

сфера финансовых и кредитных отношений, валютного регулирования и
налоговых отношений – по вопросам соблюдения субъектами хозяйствования
кредитных обязательств перед государством и расчетной дисциплины,
соблюдения требований валютного законодательства, налоговой дисциплины;

сфера цен и ценообразования – по вопросам

соблюдения субъектами хозяйствования

государственных цен на продукцию и товары;

сфера сохранности и расходования средств и материальных ценностей
субъектов хозяйственных отношений – по вопросам состояния и
достоверности бухгалтерского учета и отчетности, также, указанные в
названной статье.

К гарантиям при осуществлении государственного контроля можно отнести
закрепление права субъектов хозяйствования на получение информации о
результатах инспектирования и проверок их деятельности не позднее как
через тридцать дней после их окончания, если иное не предусмотрено
законом, а также на обжалование в порядке, установленном
законодательством, действий и решений органов государственных органов
контроля и надзора, а также их должностных лиц, которые проводили
инспектирование и проверку.

Защите прав субъектов хозяйствования будет способствовать и впервые
установленный запрет на требование от субъектов хозяйствования
предоставления статистической информации и иных данных, не
предусмотренных законом либо с нарушением порядка, установленного
законом.

Соответствующие правила установлены и относительно осуществления
государственного контроля в отдельных сферах деятельности, в частности
соблюдения антимонопольно-конкурентного законодательства. Так, согласно
ст. 40 ХК Украины, решения Антимонопольного комитета Украины и его
территориальных отделений могут быть обжалованы в суде, а убытки,
причиненные незаконными решениями этих органов, возмещаются из
Государственного бюджета Украины по иску заинтересованных лиц в порядке,
определенном законом.

Особо значимой для упорядочения гарантий представляется ст. 20 ХК
Украины, согласно которой государство берет на себя защиту прав и
законных интересов субъектов хозяйствования и потребителей. В этой
статье впервые систематизированы все основные способы защиты прав и
законных интересов в сфере хозяйствования. Среди них, как частично
имевшие место в ранее действующем законодательстве (например, признание
полностью либо частично недействительными актов органов государственной
власти и органов местного самоуправления, противоречащих
законодательству, возмещение убытков, применение штрафных санкций), так
и те, которые впервые закреплены на уровне законодательства, в частности
применение оперативно-хозяйственных и административно-хозяйственных
санкций, установление, изменение, прекращение хозяйственных
правоотношений и другие, предусмотренные законом.

Появление этой нормы позволит субъектам хозяйствования более полно
воспользоваться предоставленными законодательством возможностями для
защиты своих прав, сделать выбор средства защиты с учетом собственных
экономических интересов. В то же время упорядочение способов
защиты еще не решает вопроса о возможности применения их на практике,
поскольку такой порядок должен быть конкретизирован в законодательстве.
Порядок защиты прав субъектов хозяйствования ранее предлагался в
отдельной главе проекта ХК Украины, однако на последних этапах его
принятия глава была сокращена до одной статьи, что скорее ухудшило, чем
улучшило его содержание.

В настоящее время конкретизация применения основных способов защиты,
указанных в ст. 20, предложена в разных главах ХК Украины, анализ
которых представляет интерес. В частности, это установление в ряде
статей перечня действий и актов органов государственной власти, местного
самоуправления и других субъектов, которые могут быть признаны полностью
либо частично недействительными, как противоречащие законодательству,
ущемляющие права и законные интересы субъектов хозяйствования. Так,
согласно ст. 23 ХК Украины, регулирующей отношения субъектов
хозяйствования с органами местного самоуправления, последние имеют право
осуществлять свои полномочия в сфере хозяйствования исключительно в
пределах, определенных Конституцией Украины, законами о местном
самоуправлении и другими законами, а также на договорных основах;
запрещается незаконное вмешательство этих органов и их должностных лиц в
хозяйственную деятельность субъектов хозяйствования; не допускается
издание правовых актов такими органами, которыми устанавливаются не
предусмотренные законом ограничения относительно оборота отдельных видов
товаров (услуг) на территории соответствующих
административно-территориальных единиц.

Кроме этого, уточнена ответственность органов, должностных лиц местного
самоуправления за свою деятельность перед субъектами хозяйствования,
основания, виды и порядок которой определяются Конституцией Украины и
законом, а также подтверждено, что споры о восстановлении нарушенных
прав субъектов хозяйствования и возмещении причиненного вреда вследствие
решений, действий или бездеятельности таких органов, их должностных лиц
при осуществлении ими своих полномочий решаются в судебном порядке.

Общим гарантиям прав предпринимателей посвящена и ст. 47 ХК Украины, в
которой определена обязанность государства обеспечить равные возможности
доступа к материально-техническим, финансовым, природным и иным ресурсам
страны, неприкосновенность имущества и защита имущественных прав, а
также другие гарантии предпринимателя, соблюдение которых обязательно
для всех участников хозяйственных отношений. Применение такой нормы
возможно как непосредственно, так и путем внесения соответствующих
изменений и уточнений в ряд законов, регулирующих названные в этой
статье отношения, что также предстоит еще сделать в законодательстве.

Дополняются положения ст. 47 отдельной нормой о гарантиях и защите
имущественных прав субъектов хозяйствования (ст. 147 ХК Украины), в
которой установлен запрет на изъятие государством у субъекта
хозяйствования его имущества иначе, чем в случаях, на основаниях и в
порядке, предусмотренном законом, а убытки, причиненные субъекту
хозяйствования нарушением его имущественных прав гражданами или
юридическими лицами, а также органами государственной власти или
органами местного самоуправления, подлежат возмещению согласно закону.

Отдельно представлены в законодательстве гарантии прав субъектов
предпринимательства при их создании и регистрации. Среди них следует
назвать: право на обжалование в судебном порядке отказа в
государственной регистрации (п. 12 ст. 58 ХК

Украины); установление требования о возможности отмены (прекращения)
государственной регистрации только на основаниях, предусмотренных
законом (п. 15 ст. 58 ХК Украины). Их перечень уточняет ст. 89
Гражданского кодекса Украины, в частности указанием на то, что отказ в
государственной регистрации по другим, кроме указанных в законе мотивам
(нецелесообразность и т. п. ), не допускается.

Дополняются гарантии прав субъектов хозяйствования при их регистрации и
положениями Закона Украины «О государственной регистрации юридических
лиц и физических лиц-предпринимателей», от 15 мая 2003 г. В частности
относительно юридических лиц это: установление запрета государственному
регистратору требовать дополнительные документы для проведения
государственной регистрации, если они не предусмотрены указанным законом
(п. 8 ст. 24); ограничение случаев, когда государственный регистратор
имеет право оставить документы без рассмотрения (п. 11 ст. 24);
установление исчерпывающего перечня оснований для отказа в проведении
государственной регистрации (п. 1 ст. 27); закрепление права на
обжалование в судебном порядке как отказа в государственной регистрации,
так и нарушения сроков выдачи (направления рекомендательным письмом)
учредителю либо уполномоченному им лицу свидетельства о государственной
регистрации юридического лица, извещения об отказе в проведении
государственной регистрации или извещения об оставлении документов без
рассмотрения, которые считаются отказом в проведении государственной
регистрации (п. 5 ст. 27).

К нормам-гарантиям в обязательственных отношениях

можно отнести ст.ст. 207, 208 ХК Украины о

недействительности хозяйственного обязательства и

последствиях признания такого обязательства

недействительным, которые заслуживают отдельного внимания.

Это обусловлено тем, что в ранее действующем законодательстве
аналогичная норма относительно сделок была предусмотрена в Гражданском
кодексе УССР (ст. 49), которая активно использовалась в последнее время
налоговыми органами для борьбы с лжепредпринимательством, хотя
претерпевали в этом случае и добросовестные предприниматели. В новом ГК
Украины свобода заключения договора представлена таким образом, что
стороны в договоре и вовсе могут отступать от положений актов
гражданского законодательства и регулировать свои отношения по
собственному усмотрению (ст. 6 ГК Украины), хотя относительно сделок
определено, что они не могут противоречить ГК Украины, другим актам
гражданского законодательства, моральным основам общества (ст. 203 ГК
Украины), а если они нарушают публичный порядок, т.е. направлены на
нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина,
уничтожение, повреждение имущества физического либо юридического лица,
государства, Автономной Республики Крым, территориальной громады,
незаконное завладение им, то они являются ничтожными (ст. 228 ГК
Украины).

Из этого фактически следует, что сделка может быть признана
недействительной только при нарушении, как законов, так и подзаконных
нормативно-правовых актов, но только гражданского законодательства,
которое, как известно не включает в себя, в частности хозяйственное,
налоговое, экологические, земельное, аграрное и другое законодательство,
нарушение норм которых перестало быть основанием для возможности
признания сделок недействительными, если не согласиться, что все
законодательство это часть гражданского.

С учетом этого приобретает особую важность для защиты прав субъектов
хозяйствования как раз вышеуказанная ст. 207 ХК Украины, согласно
которой, в случаях, если хозяйственные обязательства не соответствуют
требованиям закона, либо совершены с целью, которая заведомо
противоречит интересам государства и общества, либо заключены
участниками хозяйственных отношений с нарушением хотя бы одним из них
хозяйственной компетенции (специальной правосубъектности), то они могут
быть по требованию одной из сторон либо соответствующего органа
государственной власти признаны судом недействительными полностью либо
частично.

Новым является и положение ХК Украины о том, что недействительным может
быть признано ничтожное условие хозяйственного обязательства, которое
самостоятельно либо в соединении с другими условиями обязательства
нарушает права и законные интересы другой стороны или третьих лиц. Так,
ничтожными признаются, в частности, такие условия типовых договоров и
договоров присоединения, которые:

исключают либо ограничивают ответственность производителя продукции,
исполнителя работ (услуг) либо вообще не возлагают на обязанную сторону
определенных обязанностей;

допускают односторонний отказ от обязательства со стороны исполнителя
либо одностороннее изменение исполнителем его условий;

требуют от получателя товара (услуги) уплаты непропорционально большого
размера санкций в случае отказа его от договора и не устанавливают
аналогичной санкции для исполнителя.

Таким образом, положения ст. 207 ХК Украины дают еще несколько
возможностей добропорядочному предпринимателю защитить свои права и
интересы.

Отдельного анализа требуют нормы ХК Украины, посвященные
ответственности субъектов хозяйствования, в которых впервые
систематизированы положения о хозяйственно-правовой ответственности как
важной составляющей хозяйственного правопорядка. В частности, это главы
об особенностях и порядке возмещения убытков в сфере хозяйствования
(глава 25); понятии, видах, порядке применения штрафных и
оперативно-хозяйственных санкций (глава 26); правовой природе, видах и
общем порядке применения административно-хозяйственных санкций (глава
27), среди которых значительную часть норм можно отнести к
нормам-гарантиям.

Среди наиболее существенных можно назвать:

определение принципов хозяйственно-правовой

ответственности, например о недопустимости в хозяйственном договоре
оговорки об исключении либо ограничении ответственности производителя
(продавца) продукции (ст. 216), систематизация хозяйственных санкций, в
частности отнесение к таковым возмещения убытков, штрафных,
оперативно-хозяйственных и административно-хозяйственных санкций (ст.
217), установление пределов хозяйственно-правовой ответственности, в
части оснований и порядка уменьшения ее размера либо освобождения от
таковой (ст. 219).

Кроме этого, значимыми являются и отдельные положения относительно
применения указанных мер ответственности. Так, способствовать защите
прав субъектов хозяйствования будут положения относительно возмещения
убытков, например, права сторон на установление размера убытков в
твердой сумме либо в виде процентных ставок независимо от объема
невыполнения обязательства или сроков нарушения; закрепление обязанности
стороны в договоре о немедленном уведомлении другой стороны о нарушении
ею обязательства либо возможном нарушении и установление последствий
неисполнения такой обязанности в виде лишения права на уменьшение
размера убытков, их возмещения (ст. 226 ХК Украины) и др.

Среди гарантий, впервые установленных в законодательстве, следует
назвать закрепление в ст. 238 ХК Украины требования о том, что
административно-хозяйственные санкции как меры организационно-правового
либо имущественного характера, применяемые к субъектам хозяйствования
органами государственной власти либо органами местного самоуправления за
нарушение правил осуществления хозяйственной деятельности, могут быть
установлены исключительно законами, тогда как в ранее действующем
законодательстве они устанавливались и подзаконными актами.

Кроме этого, при неправомерном применении указанных санкций установлены
следующие гарантии: право на обжалование в суд решения любого органа
государственной власти либо органа местного самоуправления относительно
применения к субъекту хозяйствования административно-хозяйственных
санкций; право на взыскание убытков причиненных субъекту хозяйствования
в связи с неправомерным применением к нему указанных санкций (ст.

; установление срока давности для применения
административно-хозяйственных санкций, а именно – в течение шести
месяцев со дня выявления нарушения, но не позже как через год со дня
нарушения субъектом установленных законодательными актами правил
осуществления хозяйственной деятельности, кроме случаев, предусмотренных
законом (ст.

.

Таким образом, среди основных положений ХК Украины, предусматривающих
гарантии и защиту прав субъектов хозяйственных отношений можно назвать:

– ограничение государственного регулирования экономических
процессов и определение

исчерпывающего перечня сфер и вопросов для государственного контроля;

запрет незаконного вмешательства органов государственной власти и
органов местного самоуправления, их должностных лиц в хозяйственные
отношения;

признание полностью либо частично

недействительными, противоречащих

законодательству, ущемляющих права и законные

интересы субъектов хозяйствования решений, действий

либо бездействия органов государственной власти и

местного самоуправления, а также их ответственность

перед субъектами хозяйствования;

возмещение убытков, причиненных вследствие решений, действий,
бездействия органов государственной власти и местного самоуправления,
других нарушений имущественных прав субъектов хозяйствования;

восстановление положения, существующего до нарушения права, признание
наличия либо отсутствия права, возмещение морального вреда;

признание недействительными хозяйственных обязательств, не
соответствующих требованиям закона, либо совершенных с целью, заведомо
противоречащей интересам государства и общества;

установление порядка применения и обжалования хозяйственно-правовых
санкций.

Этот перечень, а его можно и продолжить, позволяет утверждать, что в ХК
Украины получили закрепление и дальнейшее развитие гарантии прав и
законных интересов субъектов хозяйствования, применение и конкретизация
которых в законодательстве будет способствовать установлению в Украине
правового хозяйственного порядка, главным требованием которого является
равное подчинение всех участников хозяйственных отношений такому
порядку.

В этом нормативно-правовом акте представлены наиболее значимые средства
для признания и защиты частных интересов субъектов хозяйствования, с
учетом публичного интереса и использованием публично-правовых приемов
правового регулирования для поддержки баланса интересов всех членов
общества.

Важно также отметить, что в ХК Украины, как специальном законе, имеется
ряд отсылочных норм, касающихся гарантий прав в сфере хозяйствования, в
частности, к нормам Гражданского кодекса Украины, которые дополняют
перечень средств и способов защиты прав субъектов хозяйствования и
устанавливают дополнительные гарантии их деятельности.

Одним из таких примеров может быть ст. 155 ХК Украины, согласно которой
общие условия защиты прав интеллектуальной собственности на ее объекты в
сфере хозяйствования определяются ГК Украины, а в последнем – это ст.
432, которой предусмотрены шесть способов защиты таких прав в судебном
порядке, например: применение немедленных мер по предотвращению
нарушения права интеллектуальной собственности и сохранности
соответствующих доказательств; приостановление пропуска через таможенную
границу Украины товаров, импорт или экспорт которых осуществляется с
нарушением права интеллектуальной собственности; опубликование в
средствах массовой информации сведений о нарушениях права
интеллектуальной собственности и содержании судебных решений
относительно таких нарушений и др.

Их применение направлено как на защиту своего права интеллектуальной
собственности субъектами хозяйствования, так и на защиту прав и законных
интересов других участников хозяйственных отношений, а также
потребителей.

Таким образом, формирование системы гарантий прав и законных интересов
субъектов хозяйствования является одним из наиболее существенных
достоинств хозяйственного законодательства Украины, которое в сочетании
с нормами других отраслей законодательства способно обеспечить
соединение частноправовых и публично-правовых основ регулирования сферы
хозяйствования, направлено на рост деловой активности в сфере
предпринимательства, а также повышение эффективности общественного
производства.

Список литературы

Господарський кодекс України від 16 січня 2003 р. // Відомості Верховної
Ради України. – 2003. – № 18 – 22. – Ст. 144.

Цивільний кодекс України від 16 січня 2003 р. // Офіційний вісник
України. – 2003. – № 11. – Ст. 461.

Про державну реєстрацію юридичних осіб та фізичних осіб -підприємців:
Закон України від 15 травня 2003 р. //

Науково-практичний коментар Господарського кодексу України / Кол. авт.
Г.Л. Знаменський, В.В. Хахулін, В.С. Щербина та інш.; За заг. Ред. В.К.
Мазутова. – К.: Юрінком Інтер. – 688 с.

Теньков С.О. Науково-практичний коментар до Господарського кодексу
України: від 16 січня 2003 р. – К.: Видавництво А.С.К., 2004. – 72 с.
(Нормат. док. та комент.).

Хозяйственный кодекс Украины: Комментарий / Под общ. ред. Н.А.
Саниахметовой. – Х.: ООО «Одиссей». – 2004. -896 с.

Т.В.Шашіїхіїїа

Корпоративне право ЄС

Російською мовою

О.М.Бірюков

Гармонізація законодавства про неспроможність в Європі

Українською мовою

АХ.Бобкова (розділ 7), О.СЯнкова (розділи 1-6) Основні питання
корпоративного права України

Російською мовою

Навчальний посібник

Програма Тасіє Європейського Союзу, Проект “Правничі студії в Україні:
Київ та окремі регіони “. Серія “Право ЄС”. Книга дванадцята.

Підписано до друку 7.06.2004. Формат 148×210 Тираж 110 екз. Видавництво
ІМВ КНУ імені Тараса Шевченка, Київ

См. Le droit des groupes de sociйtйs; йd. Dalloz, 1995, collect.
Rйussir en affaires, p.3.

Йан Райт, Будущее корпоративной финансовой отчетности – МСФО, ICAR,
январь-февраль 2003.

См. решения Суда ЕС Klopp п 107/83, 12.07.1984; Stanton. No 143/87,
7.07.1988; Wolf n 154 & 155/87, 07.07.1988

M. Menjucq. Droit international et europйen des sociйtйs.
Montchrestien, 2001, p. 130-133.

JOCE (Официальный вестник Европейских Сообществ) № 124/1 от 10 октября
1970, Bull. CE, 8/70.

См. абзац 1 ст. 43 (бывш. ст. 52) Римского договора 1957г.

Le droit prive europeen. Etudes juridiques sous la direction de P. de
Vareilles-Sommieres, Economica,1998.

Регламент 2137/85, ЮСЕ (Официальный вестник ЕС) 1985 L 199, вступил в
силу 1 июля 1989 г.

Еигореап Согрога1е Ьа\у, К1и\уег, 1994, р.136-137

Информация об этом должна фигурировать в уставных документах.

Основы права Европейского союза, под ред С.Ю. Кашкина, М, 1998, стр.
302-306

JOCE (Официальный Вестник ЕС) 1993 С 236.

О предпринимательстве: Закон Украины от 7.02.1991 г. // ВВР УРСР.
-1991. – № 14. – Ст. 168

О собственности: Закон Украины от 7.02. 1991 г.// ВВР УРСР. – 1991. – №
14. – Ст. 168

О режиме иностранного инвестирования: Закон Украины от 19 марта 1996 г.
// ВВР Украины. – 1996. – № 19. – Ст. 80

О ценных бумагах и фондовой бирже: Закон Украины от 18 июня 1996 г. //
ВВР Украины. – 1996. – № 38. – Ст. 508

О страховании: Закон Украины от 7 марта 1996 г. (в редакции Закона от
4.10.2001 г.// ВВР Украины. – 2002. – № 7. – Ст. 50

О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых
услуг: Закон Украины от 12 июля 2001 г. // ВВР Украины. -2002. – № 1. –
Ст. 1

О приватизации имущества небольших государственных предприятий (малой
приватизации) от 6 марта 1992 г. (в редакции от 15.05.1996 г.) // ВВР
Украины. – 1996. – № 34. – Ст. 160

О государственной программе приватизации» от 3 июня 1997 г. // ВВР
Украины. -1997. – № 30. – Ст. 196

Спасибо-Фатеева И. ХК – теракт хозяйственников? // Юридическая
практика. – 2004. – № 8

О проекте Принципов корпоративного управления Украины: одобрены
решением ГКЦБФР от 3.03.2003 г. № 242 // Компьютерная система
«ЛГГА-ЗАКОН”

О налогообложении прибыли предприятий: Закон Украины от 28 декабря 1994
г.

Цивільне право України: Підручник У 2-х кн. Кн.1 / За ред. О.В.Дзери
Н.С.Кузнецової. – К.: Юрінком Інтер 200. – С.196

О лицензировании отдельных видов хозяйственной деятельности: Закон
Украины от 1 июня 2000 г. // ВВР Украины. – 2000. – № 36. – Ст. 299

Корпоративное право ЕС

PAGE 36

PAGE 35

Корпоративное право ЕС

PAGE 44

PAGE 43

Корпоративное право ЕС

PAGE 48

PAGE 47

Корпоративное право С

PAGE 52

PAGE 51

Корпоративное право ЕС

PAGE 80

PAGE 53

Корпоративное право С

PAGE 66

PAGE 65

Корпоративное право С

PAGE 80

PAGE 79

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019