.

Россинская Е.Р. 2005 – Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 64488
Скачать документ

Россинская Е.Р. 2005 – Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном,
административном и уголовном процессе

Введение

Социально-экономические процессы, происходящие в стране в последние
годы, укрепляющиеся рыночные отношения, тенденции к построению правового
государства обусловливают растущую общественную потребность в
высококвалифицированной юридической помощи гражданам и юридическим
лицам. У многих граждан и хозяйствующих субъектов постоянно возникают
проблемы юридического характера. Невысокая правовая грамотность не
только граждан, но и сотрудников различных организаций, руководителей,
предпринимателей приводит к тому, что они зачастую не подозревают о
возможности квалифицированного разрешения этих проблем. Нередко и сами
проблемы просто не замечаются, пока не напомнят о себе самыми
неприятными последствиями.

Сложившаяся система юридического обслуживания организаций и населения и
разнообразные частные юридические фирмы традиционно обеспечивают в
основном нотариальную или адвокатскую поддержку. В то же время такая
важнейшая для нормального бизнеса сфера юридической деятельности, как
производство различных экспертиз, в том числе и судебных, по существу
остается terra incognita. Весьма невелика роль судебных экспертиз в
гражданском и арбитражном процессе, производстве по делам об
административных правонарушениях. Между тем доказательственная
информация, полученная в результате осуществления судебных экспертиз,
дает возможность быстро и обоснованно выносить решения при разрешении
дел.

Глубокие социально-экономические преобразования сопровождаются
криминализацией общества, ростом и видоизменением преступности. В
структуре преступности все более значительное место занимает
деятельность организованных, хорошо технически оснащенных групп,
располагающих значительной материальной базой, что существенно осложняет
процесс выявления и расследования преступлений. В этих условиях в
доказывании по уголовным делам роль института судебной экспертизы
значительно возрастает.

Принятие нового процессуального законодательства РФ существенно
расширяет возможности использования специальных знаний в
судопроизводстве. Однако многие квалифицированные юристы, в том числе
судьи и адвокаты, участвующие в рассмотрении арбитражных споров, других
гражданских дел, дел об административных правонарушениях, весьма смутно
представляют себе возможности судебной экспертизы, не говоря уже о
простых гражданах, которые в данном вопросе всецело полагаются на
правоведов. Несмотря на то что многие экспертные исследования могут
способствовать защите прав и интересов предпринимателей и потребителей,
открывающиеся при этом разнообразные возможности вовсе не известны
представителям хозяйствующих структур и населению.

К сожалению, имеющаяся литература ориентирована почти исключительно на
проблемы назначения и производства экспертиз по уголовным делам. К тому
же эти публикации разрознены, носят ведомственный характер и посвящаются
обычно одному или нескольким родам экспертиз.

Данная книга призвана заполнить этот пробел. В ней рассмотрены
теоретические, процессуальные и организационные основы судебной
экспертизы, в том числе серьезное внимание уделено особенностям ее
назначения и производства в гражданском, арбитражном, уголовном
процессе, производстве по делам об административных правонарушениях,
оценке и использованию полученных результатов в доказывании, а также
применению методик, разработанных в судебно-экспертной сфере при
проведении несудебных экспертиз, в повседневной предпринимательской
деятельности. В отношении каждого рода судебных экспертиз указаны
объекты и материалы, которые необходимо предоставить в распоряжение
эксперта, а также вопросы, подлежащие разрешению.

Раздел I. Теоретические, процессуальные и организационные основы
судебной экспертизы

Глава 1. Специальные знания и основные формы их использования в
судопроизводстве

Уголовное и гражданское судопроизводство, производство по делам об
административных правонарушениях невозможно без использования
современных достижений естественных, технических, экономических и других
наук, которые принято называть специальными знаниями. Закон не дает
определения понятия “специальные знания”. Традиционно в юридической
литературе под этим термином понимают систему теоретических знаний и
практических навыков в области конкретной науки либо техники, искусства
или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или
профессионального опыта и необходимых для решения вопросов, возникающих
в процессе уголовного или гражданского судопроизводства. Причем к
специальным обычно не относят общеизвестные, а также юридические знания
HYPERLINK \l “sub_991” *(1) .

Специальные знания могут использоваться как в процессуальной форме,
когда результаты их применения имеют доказательственное значение, так и
в непроцессуальной форме.

Существует несколько видов процессуального использования специальных
знаний, основным из которых является судебная экспертиза. Сущность
судебной экспертизы состоит в анализе по заданию следователя,
дознавателя, суда, лица или органа, осуществляющего производство по делу
об административном правонарушении, сведущим лицом (экспертом)
предоставляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы
(вещественных доказательств), а также различных документов с целью
установления фактических данных, имеющих значение для правильного
разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет
заключение, которое является одним из предусмотренных законом источников
доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, –
доказательствами.

Основным носителем специальных знаний, согласно действующим
Уголовно-процессуальному, Гражданскому процессуальному, Арбитражному
процессуальному кодексам РФ и Кодексу РФ об административных
правонарушениях (далее соответственно – УПК, ГПК, АПК, КоАП), является
эксперт, использующий свои специальные знания в процессуальной форме при
производстве судебной экспертизы.

Законодателем предусмотрен и другой вид процессуального применения
специальных знаний – привлечение специалиста к производству следственных
и судебных действий (ст. 58, 168 УПК, ст. 188 ГПК и ст. 25.8 КоАП), где
он использует эти знания и навыки для содействия в обнаружении,
закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических
средств, а также оказывает помощь в постановке вопросов эксперту и дает
разъяснения сторонам и суду по вопросам, входящим в его профессиональную
компетенцию.

Сведения о фактах, установленных специалистом, и его разъяснения
фиксируются в протоколе следственного или судебного действия, протоколе
об административном правонарушении. Поэтому участие специалиста в
следственных и судебных действиях является процессуальной формой
применения специальных знаний.

Следователь, дознаватель, лицо, рассматривающее дело об
административном правонарушении, судья, обладая специальными знаниями и
соответствующими научно-техническими средствами, могут обойтись без
помощи специалиста. Случаи обязательного его участия прямо указаны в
законе:

1) участие педагога в допросе (опросе в КоАП) потерпевшего или
свидетеля в возрасте до 14 лет (ст. 179 ГПК; ч. 1 ст. 191 УПК; ч. 4 ст.
25.6 КоАП), а по усмотрению следователя и при допросе потерпевших или
свидетелей в возрасте от 14 до 18 лет (ч. 1 ст. 191 УПК);

2) участие судебного медика, а при невозможности его участия – иного
специалиста, в наружном осмотре трупа (ст. 178 УПК);

3) участие врача в освидетельствовании в необходимых случаях (ч. 4 ст.
179, ч. 2 ст. 290 УПК).

Хотя АПК не содержит статей, прямо описывающих участие специалиста в
рассмотрении дел, но думается, что косвенные указания на возможность
такого участия в них имеются. Речь, прежде всего, может идти о
применении технических средств и специальных знаний при производстве
осмотров и исследования письменных и вещественных доказательств по месту
их нахождения (ст. 78, 79 АПК), представлении доказательств (ст. 64, 65
АПК).

В то же время судебная экспертиза назначается независимо от того,
обладают ли следователь, дознаватель, судья, лицо, рассматривающее дело
об административном правонарушении, специальными знаниями, поскольку
фактические данные, полученные путем экспертного исследования, не могут
быть отражены ни в каком процессуальном документе, кроме заключения
эксперта.

Специалисты в ряде случаев (например, при проверке до возбуждения
уголовного дела) также проводят исследования, но эти исследования
называются предварительными и полученные результаты не имеют
доказательственного значения. Такая форма использования специальных
знаний не является процессуальной.

Справочно-консультационная деятельность специалиста также может
осуществляться в непроцессуальной форме, например, до начала
производства по делу. В этой форме специалист может оказывать помощь
следователю, лицу, рассматривающему делу об административном
правонарушении, и суду в подготовке следственных действий и материалов
для экспертизы. В непроцессуальной форме возможна дача специалистами
консультаций адвокатам, поскольку, согласно п. 4 ч. 3 ст. 6 Федерального
закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации”, адвокат вправе привлекать на
договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с
оказанием юридической помощи.

Рассмотрению вопросов использования специальных знаний в
судопроизводстве посвящена обширная литература. Однако в современных
социально-экономических условиях, когда успешность правовой реформы
неразрывно связана с объективизацией судопроизводства, их роль
существенно возрастает и не только в раскрытии и предупреждении
преступлений, в доказывании по уголовным делам, но и в гражданском
судопроизводстве, производстве по делам об административных
правонарушениях. Кроме того, в сферу судопроизводства интегрируются все
новые и новые достижения бурно развивающихся науки и техники, новых
областей знания, новых технологий. Как нам представляется, эти
обстоятельства не могут не вызвать трансформацию представлений о
специальных знаниях. Пределы компетенции эксперта и специалиста и сама
необходимость их участия в деле напрямую зависят от того, какой смысл
вкладывается в термин “специальные знания”, поэтому этот вопрос отнюдь
не является чисто академическим, но имеет самое серьезное прикладное
значение.

Выше уже упоминалось, что многие юристы не относят к специальным
общеизвестные знания. Рассмотрим этот тезис подробнее с точки зрения
возможности более строгого отграничения общеизвестных и специальных
знаний в различных отраслях процессуального права. Ю.К. Орлов полагает,
что специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной
подготовки и житейского опыта. Ими обладает более или менее узкий круг
лиц HYPERLINK \l “sub_992” *(2) . Аналогичных взглядов придерживается и
М.К. Треушников, который утверждает, что под специальными знаниями в
гражданском и арбитражном процессе понимаются такие знания, которые
находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений,
вытекающих из опыта людей HYPERLINK \l “sub_993” *(3) .

Как справедливо замечает Т.В. Сахнова, проблема разграничения
обыденного и специального знания применительно к гражданскому и
арбитражному процессу (а мы добавим – уголовному процессу и производству
по делам об административных правонарушениях) есть проблема определения
критериев потребности в специальных знаниях. За исключением случаев,
специально предусмотренных в законе, решение этого вопроса отдано на
усмотрение следователя, суда, органа, рассматривающего административное
правонарушение. Т.В. Сахнова формулирует ряд объективных предпосылок
использования специальных знаний, на которых строится это усмотрение:

а) норма права, материального или процессуального, содержащая
специальные элементы в определенной форме;

б) уровень развития научных знаний, позволяющий использовать их для
практических целей;

в) наличие объективной связи между способом применения научных знаний и
юридической целью из использования HYPERLINK \l “sub_994” *(4) .

Однако разработка вышеуказанных критериев определяет именно критерии
использования тех или иных знаний, но не дефиницию “общеизвестные
знания”, которая носит, по нашему мнению, субъективный оценочный
характер, так же как и термин “общеобразовательная подготовка”.

Соотношение специальных и общеизвестных знаний по своей природе
изменчиво, зависит от уровня развития социума и интегрированное научных
знаний в повседневную жизнь человека. Расширение и углубление знаний о
каком-то явлении, процессе, предмете приводит к тому, что знания
становятся более дифференцированными, системными, доступными все более
широкому кругу лиц. В конечном итоге сфера обыденных знаний обогащается.

Так, например, в конце 1980-х гг. на разрешение судебной экспертизы,
производство которой было поручено автору этих строк, был поставлен
вопрос о назначении плоского предмета прямоугольной формы, размером 90 х
94 мм, в центре которого располагался металлический диск диаметром 25
мм. С одного края на предмет была надета прямоугольная металлическая
подвижная пластина, при перемещении которой в сторону была видна
прорезь, закрытая тонкой коричневой пленкой. Непросто в этом описании
узнать магнитную дискету для персонального компьютера. Сейчас этот
вопрос решается на уровне общеизвестного знания.

Одновременно идет и обратный процесс. За счет более глубокого научного
познания явлений, процессов, предметов вроде бы очевидные обыденные
представления о них отвергаются, возникают новые научные обоснования,
которые приобретают характер специальных знаний. Так, например, нередко
следователи, судьи, должностные лица, рассматривающие дела об
административных правонарушениях, для установления субъективной стороны
состава преступления или правонарушения анализируют поведение лица в
аварийной ситуации, целиком полагаясь на житейский опыт и здравый смысл
и игнорируя возможности использования специальных знаний в области
психологии. Аналогичные примеры находим и в гражданском судопроизводстве
HYPERLINK \l “sub_995” *(5) .

А.А. Эйсман утверждал, что специальные знания – это “знания не
общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения,
это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов”
HYPERLINK \l “sub_996” *(6) . Глобальная информатизация, которую сейчас
переживают многие страны, в том числе и Россия, безусловно, сильно
влияет на критерии, определяющие общедоступность, обыденность знаний. В
самом деле, являются ли специальными или общеизвестными сведения,
изложенные в предназначенных для широкого круга читателей энциклопедиях,
справочниках, словарях, представленные в электронных средствах массовой
информации, глобальной компьютерной сети Интернет? Отнесение знаний к
общеизвестным, обыденным, общедоступным существенным образом зависит от
образовательного и интеллектуального уровня данного субъекта, его
жизненного и профессионального опыта. Таким образом, очевидно, что в
каждом конкретном случае необходимо проанализировать характер требуемых
знаний и решить вопрос, являются ли они специальными. Здесь лучше не
опираться только на житейский опыт и здравый смысл, ибо то, что кажется
простым и обыденным, на самом деле является сложным и требует внимания
специалиста. Обращение за консультацией к специалисту, по нашему мнению,
никоим образом не может отрицательно повлиять на возможность
установления истины по делу.

Анализ литературы показывает, что до недавнего времени существовало
практически единодушное мнение: юридические знания не являются
специальными HYPERLINK \l “sub_997” *(7) . Однако нигде в законе прямо
не указывается, что юридические знания не могут быть специальными.
Подобные трактовки обычно даются в комментариях к соответствующим
статьям на основании известной много веков презумпции, действовавшей и в
советском процессуальном праве: jura novit curia (суду известно право;
судьи знают право) HYPERLINK \l “sub_998” *(8) . Еще в 1971 г. Пленум
Верховного Суда СССР разъяснял, что “суды не должны допускать постановку
перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию
(например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или
самоубийство и т.п.)” HYPERLINK \l “sub_999” *(9) .

Этот подход сейчас представляется нам устаревшим. Двести лет назад
физик или химик могли с уверенностью заявить, что в полном объеме
владеют физическими или химическими знаниями. На рубеже XX-XXI вв. такое
утверждение уже невозможно, поскольку в силу дифференциации научного
знания эти науки превратились в физические и химические отрасли знания,
дав начало множеству специальных наук. Процессы дифференциации научного
знания, сопровождающие развитие науки вообще, не обошли стороной и
юридические науки. Как совершенно справедливо отмечает Ю.А. Тихомиров,
“право – не застывший формализованный свод правил. Оно изменяется и
развивается по мере развития общества и государства” HYPERLINK \l
“sub_9910” *(10) .

Заметим, что с момента вынесения вышеуказанного постановления Пленума
Верховного Суда СССР прошло 30 лет и выносилось оно совершенно в других
условиях и в другой, по сути, стране. В настоящее время судья,
следователь, дознаватель, лицо, рассматривающее дело об административном
правонарушении, как правило, владеют знаниями только из определенных
отраслей права и не в состоянии в необходимой степени ориентироваться во
всех тонкостях современного обширного законодательства, которое к тому
же постоянно изменяется и развивается. Такое быстрое развитие неизбежно
сопровождается принятием порой противоречащих друг другу законов,
постановлений и иных нормативных актов. Для разрешения противоречий
между правовыми взглядами, правовыми актами и нормами, между действиями
государственных и иных структур предлагается новая концепция
коллизионного права HYPERLINK \l “sub_9911” *(11) .

В этих сложных условиях в каждой из отраслей права можно условно
очертить круг общеизвестных для практикующих юристов, наиболее часто
востребуемых ими знаний и специальных знаний. В то же время знание
тонкостей современного законодательства во многих случаях крайне
необходимо для полного, объективного и всестороннего установления истины
по гражданскому делу (особенно в арбитражном процессе), делу об
административном правонарушении, а иногда и по уголовному делу.

Впервые юридические знания были отнесены к специальным в практике
рассмотрения дел в Конституционном Суде. Статья 63 Федерального
конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ “О Конституционном
Суде Российской Федерации” гласит, что в заседание Конституционного Суда
РФ может быть вызвано в качестве эксперта лицо, обладающее специальными
знаниями по вопросам, касающимся рассматриваемого дела. Казалось бы,
здесь нет противоречия с приведенным выше подходом большинства
процессуалистов, однако анализ практики рассмотрения дел в
Конституционном Суде РФ показывает, что во многих случаях HYPERLINK \l
“sub_9912” *(12) в качестве экспертов вызываются
высококвалифицированные юристы (доктора и кандидаты юридических наук) и
на их разрешение ставятся вопросы чисто правового характера, касающиеся
трактовки и использования отдельных норм материального и процессуального
права.

Сведущих в отдельных отраслях права лиц давно уже привлекают для дачи
консультаций по уголовным и гражданским делам, делам об административных
правонарушениях, т.е. фактически используют их специальные знания как в
процессуальной (ст. 58, ч. 4 ст. 271 УПК; ст. 188 ГПК), так и в
непроцессуальной форме. Более того, в п. З1 ч. 2 ст. 74 УПК прямо
указывается, что в качестве доказательств допускаются заключение и
показания специалиста. В ГПК законодатель не был до конца последователен
и, с одной стороны, не включил консультации и пояснения специалистов
(даваемые в процессуальной форме, поскольку они приобщаются к делу ч. 3
ст. 188 ГПК) в число источников доказательств (ч. 1 ст. 55 ГПК), но с
другой – причислил их к доказательствам. В ч. 1 ст. 157 ГПК указывается:
“Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать
доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц,
показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения
специалистов…”

Таким образом, консультации специалиста, часто даваемые письменно и
оформленные в виде заключения по различным вопросам права, приобретают
статус доказательств. Подчеркнем, что в отличие от эксперта специалист
не проводит исследований материальных объектов. Заключение специалиста
представляет собой письменную консультацию по вопросам, входящим в его
компетенцию, представленное в письменном виде суждение по вопросам,
поставленным перед специалистом сторонами (ч. 3 ст. 80 УПК).

Мы категорически не согласны с учеными, которые видят в заключении
специалиста способ придать доказательственное значение предварительным
исследованиям. Так, С.И. Зернов указывает, что “через вновь введенное в
число доказательств “заключение специалиста” могут быть легализованы,
получить законное признание так называемые “предварительные
исследования”, справки о которых получили столь широкое распространение
в практике проверки заявлений и сообщений о преступлениях” HYPERLINK \l
“sub_9913” *(13) .

В этом случае нивелируется различие между судебной экспертизой и
заключением специалиста. Полагаем, что никакие экспресс-исследования не
могут заменить полноценной судебной экспертизы, назначаемой, если этого
требует практика (например, по делу о пожаре), до возбуждения уголовного
дела.

В КоАП РФ по сравнению с КоАП РСФСР существенно расширены возможности
использования специальных знаний как в отношении производства судебной
экспертизы по делу об административном правонарушении, так и за счет
введения нового участвующего в производстве по делу лица – специалиста.
Однако если характер экспертной деятельности и статус эксперта в
производстве по делу об административном правонарушении имеет много
общих черт с аналогичной деятельностью в гражданском и уголовном
судопроизводстве, то с участием специалиста в производстве по делу об
административном правонарушении ситуация иная. Судья, следователь,
прокурор, дознаватель привлекают специалиста для участия в следственных
и судебных действиях, поскольку, будучи юристами, обычно не обладают
специальными знаниями. По большинству же составов административных
правонарушений лица, уполномоченные составлять протокол, осуществлять
меры обеспечения производства, а также рассматривать такие дела, должны
обладать специальными знаниями и владеть соответствующими
научно-техническими средствами, т.е. являться специалистами в данной
области науки, техники, ремесла.

В самом деле, если, например, сотрудники Федеральной службы по
экологическому, технологическому и атомному надзору, рассматривающие
дела о нарушениях требований государственных стандартов (технических
регламентов), правил сертификации, требований нормативных документов по
обеспечению единства измерений, не обладают специальными знаниями, то
они не в состоянии выявить все обстоятельства правонарушения, грамотно
составить протокол, квалифицированно осуществить меры обеспечения
производства по делу и полно, объективно и всесторонне рассмотреть дело.
То же самое относится к сотрудникам других федеральных служб,
осуществляющих надзор в той или иной области, таможенных органов и др.
Представляется, что ст. 25.8 КоАП об участии специалиста в производстве
по делу об административном правонарушении должна быть откорректирована
и предусматривать возможность привлечения его только субъектами, не
обязанными обладать специальными знаниями (судьями, административными
комиссиями и другими коллегиальными органами) HYPERLINK \l “sub_9914”
*(14) .

Возвращаясь к вопросу отнесения или не отнесения юридических знаний к
специальным, еще раз отметим, что законодатель, давая процессуальную
регламентацию заключению и показаниям специалиста, нигде не упоминает,
что юридические знания не являются специальными. Однако во многих
случаях просто консультации с использованием юридических знаний бывает
недостаточно. Необходимы именно исследования по определенным вопросам
права, результаты которых даются письменно и оформляются в виде
заключения (мнения) сведущего лица. Данный документ не имеет
процессуального статуса и на практике используется двояко: либо
содержащиеся в нем сведения переносятся адвокатом, реже следователем или
судьей в соответствующие процессуальные документы уже от собственного
имени (автор тогда вообще не указывается), либо документ приобщается к
материалам дела в качестве иных документов или письменных доказательств.

Проведенный нами анализ ряда сложных уголовных и гражданских дел
показывает, что такие исследования, осуществленные учеными-юристами,
приобщались к материалам дела как по инициативе защиты, так и обвинения
(или сторон). Чем сложнее дело, тем чаще нужны специальные юридические
знания, чтобы успешно довести его до вынесения приговора или решения
суда. Практика показывает, что незнание следователями и судьями
тонкостей современного законодательства зачастую приводит к “развалу”
уголовного дела. И причина здесь не в их некомпетентности, не в том, что
они не воспользовались какой-то справочной литературой, а в том, что для
ответов на возникающие вопросы недостаточно найти нужный нормативный акт
и изучить его, но во многих случаях необходимо провести исследование,
основанное на специальных знаниях.

По нашему мнению, эти исследования уже обладают двумя необходимыми
чертами судебной экспертизы: 1) исследование основано на использовании
специальных знаний; 2) дано заключение, имеющее статус источника
доказательств. Остается только оговорить возможность назначения таких
экспертиз, но, как было показано выше, в законе нет запрета на их
производство. Представляется, что назрела необходимость узаконить
производство правовых (или юридических) экспертиз в тех случаях, когда
для установления истины по уголовному или гражданскому делу, делу об
административном правонарушении необходимы исследования с применением
специальных юридических знаний, которыми не обладают следователь, суд
или лицо, рассматривающее административное правонарушение.

Безусловно, это не означает, что такие экспертизы должны назначаться по
любому поводу и знать право следователям или судьям теперь вообще не
обязательно. Как и другие роды и виды судебных экспертиз, эти экспертизы
должны иметь свои задачи, предмет и объекты, методы и методики
исследования, которые еще предстоит разработать. Более того, предвидим,
что и становление таких экспертиз будет идти трудно, как это происходило
ранее с другими родами судебных экспертиз, но необходимость их
производства объективно назрела.

К сожалению, в государственных экспертных учреждениях доля
высококвалифицированных юристов, специализирующихся в различных отраслях
материального и процессуального права, ничтожно мала. Представляется,
что назрела необходимость развития в этих учреждениях наряду с
традиционными родами и видами также нового направления – юридических
экспертиз.

В заключение главы несколько слов о специальных знаниях следователей,
дознавателей и судей. Как уже говорилось, эти лица, обладая специальными
знаниями и соответствующими научно-техническими средствами, могут в ряде
случаев обойтись без помощи специалиста. Но не так важно для этих
субъектов обладать самим специальными знаниями, как представлять себе
современные возможности их применения, знать, каких именно специалистов
необходимо привлечь для разрешения возникающих в процессе
судопроизводства вопросов. Этому может способствовать расширение
кругозора в области общедоступных, общеизвестных знаний, прежде всего
естественно-научной и технической природы HYPERLINK \l “sub_9915” *(15)
.

Несколько иначе обстоит дело со специальными знаниями лиц,
уполномоченных составлять протокол, осуществлять меры обеспечения
производства, а также рассматривать дела об административных
правонарушениях. Специфика большинства административных правонарушений
состоит в том, что признаки этих правонарушений могут быть выявлены
только обладающим специальными знаниями должностным лицом в ходе
выполнения им своих функциональных обязанностей. В самом деле, если,
например, сотрудники таможенных органов, федеральных служб по надзору в
сферах связи, транспорта, природопользования, здравоохранения и
социального развития, по экологическому, технологическому и атомному
надзору и проч. не обладают специальными знаниями, то они не в состоянии
выявить все обстоятельства правонарушения, грамотно составить протокол,
квалифицированно осуществить меры обеспечения производства по делу и
полно, объективно и всесторонне рассмотреть дело.

Другой группой субъектов административной юрисдикции являются
административные комиссии, комиссии по делам несовершеннолетних, местные
администрации (главы местных администраций), районные (городские) суды
(судьи). При рассмотрении дел об административных правонарушениях эти
субъекты также нередко нуждаются в использовании специальных знаний,
однако не всегда ими обладают.

Глава 2. Понятие судебной экспертизы, ее предмет, задачи и объекты

Понятие “экспертиза” (эксперт от лат. expertus – знающий по опыту,
опытный, испытанный, проверенный) используется в науке и практике для
обозначения исследований, требующих использования профессиональных
знаний. Результаты экспертизы получаются опытным путем с помощью
специального инструментария – экспертных методик.

Экспертизы производятся практически во всех сферах человеческой
деятельности. Это могут быть так называемые государственные экспертизы,
осуществляемые органами исполнительной власти и другими государственными
органами, такие экспертизы могут быть как межведомственными, так и
внутриведомственными. Например, государственную экологическую экспертизу
осуществляют в отношении проектов, реализация которых может привести к
негативным последствиям для окружающей среды HYPERLINK \l “sub_9916”
*(16) . Проблемы, связанные с изменением перечней работ, производств,
должностей, профессий, дающих право на льготное пенсионное обеспечение и
дополнительные отпуска, разрешаются государственной экспертизой условий
труда HYPERLINK \l “sub_9917” *(17) .

Термин “государственная экспертиза” употребляется и в другом значении.
Так именуются учреждения и организации, осуществляющие специальные
исследования в той или иной области по заданиям государственных органов.
Например, организация “Государственная экспертиза проектов МЧС России”
производит государственные экспертизы с целью выявления степени
соответствия установленным нормам, стандартам и правилам предполагаемых
для реализации проектов и решений по объектам производственного и
социального назначения, которые могут быть источниками чрезвычайных
ситуаций или могут влиять на обеспечение защиты населения и территорий
от чрезвычайных ситуаций, а также соблюдения при проектировании
указанных объектов норм и правил инженерно-технических мероприятий
гражданской обороны. Наряду с сотрудниками таких организаций
производство государственной экспертизы может быть поручено внештатным
экспертным органам – экспертным комиссиям, образованным из специалистов
других организаций, в данном случае, подразделений региональных центров
по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации
последствий стихийных бедствий, из специалистов штабов по делам
гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям субъектов РФ HYPERLINK \l
“sub_9918” *(18) .

Как мы уже отмечали выше, в современных условиях актуальной стала
правовая экспертиза. В последние годы при сознании новых нормативных
актов обязательной является юридическая экспертиза проектов этих актов,
принимаемых органами государственной власти субъектов РФ. Осуществляется
такая экспертиза Министерством юстиции РФ в целях выработки федеральными
органами государственной власти в пределах их полномочий мер по
обеспечению соответствия конституций, уставов, законов и иных правовых
актов субъектов Федерации Конституции РФ и федеральным законам HYPERLINK
\l “sub_9919” *(19) .

Экспертизы производятся и в рамках различных министерств и ведомств,
которые разрабатывают соответствующие рекомендации. Так,
военно-врачебная экспертиза проводится в мирное и военное время в
Вооруженных Силах, в пограничных, железнодорожных,
инженерно-технических, дорожно-строительных и внутренних войсках,
войсках гражданской обороны, воинских формированиях при федеральных
органах исполнительной власти, Службе внешней разведки, органах
Федеральной службы безопасности, федеральных органах государственной
охраны, органах внутренних дел, таможенных органах, Федеральной службе
исполнения наказаний и других войсках, воинских формированиях и органах
и в создаваемых на военное время специальных формированиях. Целями этой
экспертизы являются определение категории годности граждан РФ по
состоянию здоровья к военной службе, службе в органах, а также
определение причинной связи увечий (ранений, травм, контузий) и
заболеваний граждан с прохождением ими военной службы (военных сборов),
службы в органах. Для проведения военно-врачебной экспертизы создаются
военно-врачебные и врачебно-летные комиссии HYPERLINK \l “sub_9920”
*(20) .

Экспертизы качества и безопасности товаров (работ, услуг), а также
экспертизы по фактам нарушения прав потребителей обеспечивают
государственную и общественную защиту прав и интересов потребителей на
приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных
для жизни и здоровья, на получение информации о товарах (работах,
услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах) HYPERLINK \l
“sub_9921” *(21) .

Любая экспертиза представляет собой прикладное исследование данного
рода объектов и производится в соответствии с правилами, определяемыми
спецификой ее предмета и кругом необходимых для производства экспертизы
сведений из конкретных областей науки и техники. Объектами экспертиз в
широком смысле этого слова являются вещества, материалы, промышленная
продукция и иные изделия, технологии, художественные произведения,
растения, животные, человек, документы и многое другое. Цели и задачи
экспертизы определяются сферой человеческой деятельности, в рамках
которой она производится.

Судебная экспертиза – это отличная от других специфическая
разновидность экспертиз, обладающих особым статусом. Сходство ее с
экспертизами в других сферах человеческой деятельности заключается в
том, что она, по сути, является исследованием, основанным на
использовании специальных знаний. Однако далеко не любое исследование
может именоваться судебной экспертизой, поскольку эти экспертизы
выполняются в ходе судебного исследования HYPERLINK \l “sub_9922” *(22)
по гражданским и уголовным делам, делам по административным
правонарушениям. Кроме того, судебные экспертизы производятся при
рассмотрении дел в Конституционном Суде РФ.

До недавнего времени основная масса судебных экспертиз производилась
лишь по уголовным делам. В гражданском судопроизводстве судебные
экспертизы назначались редко. Почти не применялось назначение экспертиз
в арбитражном процессе и в производстве по делам об административных
правонарушениях. Как нам представляется, такая практика была обусловлена
следующими причинами.

1. Существовавшая система государственных экспертных учреждений (а
судебные экспертизы выполнялись в основном в экспертных учреждениях)
была ориентирована на уголовное судопроизводство.

2. Востребовались практикой и, соответственно, быстрее развивались так
называемые “традиционные криминалистические” экспертизы: баллистическая,
трасологическая, дактилоскопическая и др. По гражданским делам
назначались только почерковедческие и технико-криминалистические
экспертизы документов, а также судебно-психиатрические экспертизы. В
некоторых изданиях, посвященных назначению и производству экспертизы в
гражданском процессе, до сих пор упоминаются почти исключительно
судебно-психиатрические экспертизы.

3. Бывшее союзное и республиканское законодательство не рассматривало
арбитраж как элемент судебной системы, не считало его носителем судебной
власти. Арбитражный процессуальный кодекс в Советском Союзе
отсутствовал, поэтому отсутствовал и институт судебных экспертиз при
разрешении арбитражных споров.

4. Правовые аспекты использования специальных знаний при производстве
по делам об административных правонарушениях разработаны пока
недостаточно. Вопросы, связанные с назначением эксперта, его правами и
обязанностями в КоАП РСФСР были изложены крайне фрагментарно.

5. Судьи судов общей юрисдикции, арбитражных судов, должностные лица,
рассматривающие административные правонарушения, недостаточно хорошо
осведомлены о современных возможностях использования специальных знаний
в доказывании. Многие из них верны сложившимся стереотипам, согласно
которым судебная экспертиза – неотъемлемая часть именно уголовного
процесса.

Расширение сферы использования судебной экспертизы в судопроизводстве
обусловлено:

1) необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения
защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов
личности;

2) ростом преступности, видоизменением ее структуры, усилением
противодействия расследованию со стороны организованных преступных
групп;

3) тем, что интеграция и дифференциация научного знания обусловливают
возможность использования в доказывании все новых и новых достижений
современной науки.

Основания и порядок назначения судебных экспертиз по уголовным и
гражданским делам, делам об административных правонарушениях
определяются УПК, ГПК, АПК и КоАП, а также Федеральным законом от 31 мая
2001 г. N 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в
Российской Федерации” HYPERLINK \l “sub_9923” *(23) . Эти нормативные
акты устанавливают права и ответственность лиц, принимавших участие в
производстве судебной экспертизы, их правоотношения, содержание
составляемых при этом основных процессуальных документов, регламентируют
и другие вопросы, связанные с порядком назначения и производства
экспертизы.

Сравнительный анализ статей вышеназванных нормативных актов в части,
касающейся судебных экспертиз, показывает, что основания и порядок
назначения судебной экспертизы, права и ответственность эксперта,
условия назначения повторных и дополнительных экспертиз во всех кодексах
достаточно близки. Таким образом, судебную экспертизу от экспертиз,
осуществляемых в иных сферах человеческой деятельности, отличают
следующие признаки:

1) подготовка материалов на экспертизу, назначение и проведение ее с
соблюдением специального правового регламента, определяющего наряду с
соответствующей процедурой права и обязанности эксперта, субъекта,
назначившего экспертизу, участников уголовного, гражданского,
арбитражного, административного HYPERLINK \l “sub_9924” *(24)
процесса;

2) проведение исследования, основанного на использовании специальных
знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла;

3) дача заключения, имеющего статус источника доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, где указывается, что
судебная власть осуществляется посредством конституционного,
гражданского, административного и уголовного судопроизводства, предмет
судебной экспертизы составляют фактические данные (обстоятельства дела),
исследуемые и устанавливаемые в гражданском, административном, уголовном
и конституционном судопроизводстве на основе специальных знаний в
различных областях науки и техники, искусства и ремесла.

Определение предмета судебной экспертизы в общем виде конкретизируется
через определения предметов судебных экспертиз различных родов и видов.
Так, например, предметом судебной компьютерно-технической экспертизы
являются те факты и обстоятельства, устанавливаемые на основе
исследования закономерностей разработки и эксплуатации компьютерных
средств, обеспечивающих реализацию информационных процессов, что
зафиксированы в материалах уголовного, гражданского дела, дела об
административном правонарушении HYPERLINK \l “sub_9925” *(25) , а
предметом судебной баллистической экспертизы являются фактические
данные, устанавливаемые при исследовании огнестрельного оружия, патронов
и следов их действия, которые свидетельствуют о наличии (отсутствии)
обстоятельств, относящихся к предмету доказывания по уголовному делу
HYPERLINK \l “sub_9926” *(26) .

Заметим, что подразделение судебных экспертиз на роды и виды базируется
на особенностях исследуемых объектов в совокупности с решаемыми
экспертными задачами, которые находятся в неразрывной связи с предметом
данного рода или вида экспертизы.

Задачи судебной экспертизы

Среди основных задач, разрешаемых судебными экспертизами по характеру
основных целей экспертного исследования, можно выделить
идентификационные задачи, направленные на отождествление объекта по его
отображениям (в частном случае – следам). При решении идентификационных
задач в объектах идентифицируемом (отождествляемом) и идентифицирующем
(с помощью которого производится отождествление) выявляются общие
(групповые) и частные признаки, производится их сопоставление и, на
основе совпадения совокупности частных признаков, устанавливается
индивидуально-конкретное тождество.

Если для индивидуализации частных признаков оказывается недостаточно,
то решение идентификационной задачи завершается установлением групповой
принадлежности объекта, т.е. установлением принадлежности объекта к
некоторому множеству (группе) однородных объектов, осуществляемым на
основе изучения свойственных всем объектам данной группы общих
признаков. Определение групповой принадлежности является первоначальным
этапом всякого идентификационного исследования. Определив совпадение
общих признаков, переходят к частным. Однако далеко не всегда
индивидуальная идентификация возможна. Если нет достаточной совокупности
частных признаков, приходится ограничиться установлением групповой
принадлежности (например, констатировать, что убийство совершено одним
из пяти ножей). Чем больше число исследуемых признаков, тем меньше
количество однородных объектов, составляющих группу.

Разновидностью установления групповой принадлежности является
определение единого источника происхождения объектов. Например, бумага,
на которой напечатаны поддельные денежные знаки, и бумага, изъятая при
обыске у подозреваемого, изготовлена на одном и том же
целлюлозно-бумажном комбинате; пуговица, обнаруженная на месте убийства,
и пуговицы, оставшиеся на пиджаке подозреваемого, принадлежат к одной
партии. Признаки могут определять состав и структуру вещества или
материала, отражать технологию производства или условия хранения
объектов и т.п.

Идентификационные задачи формулируются в виде вопросов о тождестве
конкретных объектов (например, установление лица, исполнившего документ,
по почерку или установление, данным ли орудием взломан замок), о
принадлежности объектов к конкретной группе (например, повреждение
нанесено одним из четырех ножей), об установлении единого источника
происхождения объектов (например, установление фабрики изготовителя и
принадлежности к определенной партии бумаги, на которой напечатаны
поддельные денежные билеты); о принадлежности объекта к единому целому,
единой массе (например, принадлежность осколка разбитого стекла,
обнаруженного на месте дорожно-транспортного происшествия, фарному
рассеивателю данного автотранспортного средства); об изготовлении
(выполнении) нескольких объектов одним и тем же лицом.

Другая группа задач – диагностические – состоит в выявлении: механизма
события; времени, способа и последовательности действий, событий,
явлений, причинных связей между ними; природы, качественных и
количественных характеристик объектов, их свойств и признаков, не
поддающихся непосредственному восприятию, и т.д. Например: каков
механизм возникновения пожара или взрыва; каковы состав и технология
изготовления данного пищевого продукта, как он отличается от продукта,
изготовленного в соответствии с утвержденными техническими условиями, и
т.д.

Частным случаем диагностических задач являются классификационные
задачи. Эти задачи направлены на установление соответствия объекта
определенным заранее заданным характеристикам и отнесение его на этом
основании к определенному классу, роду, виду. Примером может служить
судебно-баллистическая экспертиза, когда требуется установить, к какой
системе или модели относится данное огнестрельное оружие, или судебная
металловедческая экспертиза, когда необходимо установить, к какой марке
относится данный сплав.

Поскольку решение классификационных задач во многих случаях
предшествует идентификации, некоторые авторы выделяют их в отдельную
группу HYPERLINK \l “sub_9927” *(27) . Мы, однако, полагаем, что по
своей гносеологической сущности эти классификационные задачи являются
диагностическими. Не следует смешивать диагностические классификационные
задачи и идентификационные задачи, при решении которых устанавливается
групповая принадлежность объекта. Безусловно, классификация – это тоже
отнесение объекта к какой-то группе (роду, виду), но количественно эта
группа не определена и решение этой диагностической по сути задачи не
предполагает индивидуальной идентификации. Например: частица древесины
на бампере автомобиля – это часть ствола сосны корейской; или: документ
изготовлен на лазерном принтере LaserJet-6L.

При установлении групповой принадлежности суть идентификационной задачи
состоит в сужении, насколько это позволяют сделать выявленные
идентификационные признаки, группы объектов, содержащей искомый, причем
эта группа, как бы она не была велика, всегда конечна. Пределом сужения
группы является акт индивидуальной идентификации. Например,
установлением групповой принадлежности является выделение из 50
принтеров LaserJet-6L, находящихся в операционном зале банка, пяти, на
одном из которых мог быть напечатан данный документ.

Диагностические экспертные задачи по степени сложности подразделяют на
простые и сложные.

I. Простые диагностические задачи.

1. Диагностирование свойств и состояния объекта непосредственно:

1) исследование свойств объекта, его соответствие определенным
(заданным, установленным стандартом) характеристикам;

2) определение фактического состояния объекта, наличия или отсутствия
каких-либо отклонений от его нормального состояния;

3) установление первоначального состояния объекта;

4) выявление причин и условий изменения свойств (состояния) объекта.

2. Диагностические исследования свойств и состояния объекта по его
отображению:

1) определение степени информативности следа;

2) установление свойств и состояния объекта в момент возникновения
отображения;

3) определение причины изменения свойств или состояния объекта.

II. Сложные (составные) диагностические задачи – это исследование
механизмов, событий, процессов и действий по результатам (объектам,
отображениям). К ним относятся:

1) определение: а) механизма события, процесса, действия; б)
возможности судить о механизме и обстоятельствах события по его
результатам (последствиям, отображениям), отдельных этапов (стадий,
фрагментов) события;

2) установление: а) механизма события в его динамике; б) возможности
(невозможности) совершения определенных действий при определенных
условиях; в) соответствия (несоответствия) действий специальным
правилам;

3) определение: а) условий (обстановки); б) времени (периода) или
хронологической последовательности действия (события); в) места действия
(его локализация, границы), позиции участников; г) определение иных
условий;

4) определение причинно-следственных связей между действиями и
наступившими последствиями.

Другим основанием является деление диагностических задач на прямые и
обратные.

Прямые диагностические задачи решаются путем движения от причины к
следствию. Это, как правило, простые диагностические задачи типа: каков
состав этого объекта или его структура, при какой температуре происходит
самовозгорание данного вещества и проч. Прямые сложные диагностические
задачи типа: каков будет механизм данного процесса при заданных
условиях, решаются при создании экспертных методик для диагностических
исследований. Одним из основных методов в диагностических исследованиях
является аналогия. Повторяемость событий, действий, наличие типичных
ситуаций влечет за собой возникновение повторяющихся типичных следов.
Реально существующие отклонения зависят от вариационности тех или иных
факторов, влияющих на саму ситуацию и механизм отображения. Данные о
типичных ситуациях используются впоследствии при решении обратных
диагностических задач.

Обратные диагностические задачи. Большинство сложных экспертных задач,
разрешаемых криминалистической диагностикой, являются обратными, т.е.
такими, где поиск решения ведется от следствия к причине. Основным
методом, используемым в этом случае, является моделирование мысленное,
физическое, математическое. Сравните: прямая задача – установить состав
и марку металла, из которого изготовлен обломок ножа, а обратная –
реконструирование по обломку “биографии” изделия, установление
технологии его изготовления или причин излома и т.д.

Диагностические задачи, связанные с анализом ситуации в целом, когда в
качестве объекта исследования выступает система событий, называют
ситуационными (ситуалогическими) и также иногда рассматривают как
отдельную группу HYPERLINK \l “sub_9928” *(28) . Обычно под этим
термином понимают сложные обратные диагностические задачи. Примером
решения ситуационной диагностической задачи может быть установление
механизма дорожно-транспортного происшествия при производстве
комплексной судебной дорожно-транспортной и транспортно-трасологической
экспертиз.

Наряду с приведенной классификацией экспертные задачи классифицируются
и по другим основаниям.

Так, по степени общности HYPERLINK \l “sub_9929” *(29) задачи делят
на:

1) общие – задачи рода экспертизы, например, в трасологической
экспертизе исследование различных отображений (следов) объектов в целях
их идентификации или диагностирования свойств и механизма образования;

2) типичные – задачи вида экспертизы, например, к типичным задачам
трасологической экспертизы следов обуви относятся: установление вида
обуви, оставившей следы, или идентификация обуви по следам;

3) конкретные – задачи данного экспертного исследования, например, не
оставлены ли следы на месте происшествия туфлями гр. Сидоровой И.И.

Общие задачи экспертизы определяют ее цели в наиболее обобщенном виде и
дают представление о предмете экспертизы данного рода. Типичные задачи
вида экспертизы, которые приводятся в справочной литературе,
формулируются применительно к каждому объекту этого вида и служат в
качестве ориентирующих для постановки конкретных задач, т.е.
поставленных перед экспертом при производстве определенной экспертизы. С
гносеологической точки зрения конкретные задачи характеризуют конечную
цель (искомый факт) и условия ее достижения, т.е. данные, с учетом
которых эксперт на основе своих специальных знаний должен действовать,
чтобы дать ответы на поставленные вопросы. В ходе исследования
конкретные задачи преобразуются обычно в систему подзадач, отражающих
промежуточные цели исследования и условия их достижения.

Экспертные задачи неразрывно связаны с вопросами, выносимыми на
разрешение судебной экспертизы. Общие и типичные задачи представляют
собой научное обобщение всевозможных вопросов по данному роду или виду
экспертиз. Конкретные задачи судебной экспертизы реализуются путем
постановки определенных вопросов эксперту в зависимости от имеющихся
объектов и материалов гражданского или уголовного дела, дела об
административном правонарушении.

Объекты судебной экспертизы

Объект экспертного исследования – это материальный объект, содержащий
информацию, необходимую для решения экспертной задачи HYPERLINK \l
“sub_9930” *(30) . К объектам в судебной экспертизе законодатель
относит вещественные доказательства, документы, предметы, животных,
трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также
материалы дела, по которому производится судебная экспертиза.
Исследования проводятся также в отношении живых лиц HYPERLINK \l
“sub_9931” *(31) . К числу объектов судебной экспертизы относятся также
отображения людей и животных, предметов, механизмов и агрегатов,
вещества, материалы и изделия, документы и полиграфическая продукция,
выделения человека, части его тела и трупы, разнообразные объекты
растительного и животного происхождения и многое другое.

Объект экспертного исследования в общей теории судебной экспертизы
рассматривается как сложная динамическая система, состоящая из трех
элементов:

1) материальный носитель информации о данном факте, событии;

2) источник информации о факте;

3) механизм передачи информации от источника к носителю, другими
словами, отражаемый и отражающий компоненты и механизм их
взаимодействия.

По виду носителя информации объекты судебных экспертиз можно
подразделить на объекты-отображения и объекты-предметы.

К объектам-отображениям относятся материальные образования, на которых
в результате процесса следообразования, понимаемого в широком смысле
слова, отобразилась информация о другом объекте или событии, явлении.

К объектам-предметам относятся все материальные предметы – носители
информации о событии в силу своего существования или наличия
действительной либо возможной связи с ним.

При осуществлении идентификационных судебно-экспертных исследований
выделяют идентифицируемые объекты, т.е. объекты, отождествление которых
составляет задачу процесса идентификации. К ним относятся:

1) люди (обвиняемые, подозреваемые, потерпевшие и проч.);

2) различные материальные предметы (обувь, одежда, орудия преступления,
транспортные средства и др.);

3) животные, растения;

4) участки местности, помещения и т.п. Идентифицирующими объектами,
т.е. объектами, с помощью которых решается задача идентификации, могут
быть:

1) следы рук, ног, зубов и других частей тела человека, предметов его
одежды, обуви, орудий взлома, частей оружия на пулях и гильзах;

2) копии этих следов в виде слепков, отпечатков, фотоснимков;

3) документы, где производится отождествление печатей и штампов по
оттиску, лиц по почерку и проч.;

4) участки местности;

5) части каких-то предметов для установления их принадлежности единому
целому.

В диагностических экспертных исследованиях объекты подразделяются на
диагностируемые объекты (искомые) – состояние, свойство объекта,
например исправность или неисправность конкретного автотранспортного
средства и диагностирующие (проверяемые) объекты – объект
(автотранспортное средство) в том виде, в котором оно было обнаружено на
месте происшествия, и описание в исправном состоянии.

Исходя из их процессуального значения, объекты судебной экспертизы
делят на:

1) объекты – вещественные доказательства;

2) объекты – образцы для сравнительного исследования;

3) материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету
экспертизы.

В зависимости от роли в процессе решения задач судебной экспертизы
выделяют конечные и промежуточные или основные и вспомогательные объекты
HYPERLINK \l “sub_9932” *(32) . Процесс решения экспертной задачи часто
бывает многоступенчатым и состоит из решения целого ряда отдельных
подзадач. Конечным или основным объектом судебной экспертизы является
тот из объектов, который позволяет разрешить вопрос, поставленный перед
экспертом следователем или судом. Промежуточными являются как части,
стороны сложных системных объектов, являющихся основными, так и
отдельные материальные образования, входящие в их состав и исследуемые
при решении подзадач судебной экспертизы. Например, при решении вопроса
о механизме возникновения и развития пожара промежуточными будут вопросы
о природе оплавлений электрических кабелей (пожар или короткое
замыкание), о степени термического воздействия на металлоконструкции, о
присутствии в обугленных остатках следов легковоспламеняющихся или
горючих жидкостей и т.д.

Любой объект материального мира обладает множеством свойств, образующих
системы и комплексы. Свойство вещи есть то, что характеризует какую-либо
ее сторону и выявляется в ее взаимоотношениях с другими вещами или
явлениями HYPERLINK \l “sub_9933” *(33) . Познание их в полном объеме
невозможно, обычно ограничиваются изучением лишь некоторых свойств,
необходимых исследователю. Судебный эксперт, исследуя объекты,
предоставленные в его распоряжение, изучает только те их свойства,
которые позволяют ответить на поставленные ему вопросы.

Различные свойства одного и того же объекта судебной экспертизы могут
изучаться при производстве судебных экспертиз разных видов или даже
родов и классов. Например, окурок сигареты исследуется
экспертом-трасологом для выявления так называемых привычек курения
(определенным образом смят мундштук сигареты и проч.). Эксперт,
специализирующийся в исследовании табака и табачных изделий, обратит
внимание совсем на другие свойства окурка; эксперт в области экспертизы
веществ и материалов заинтересуется следом вещества, похожего на губную
помаду; эксперт-дактилоскопист – следами рук и т.д.

Свойства объекта экспертизы выражаются в признаках, каждый из которых
можно рассматривать как своеобразный ин формационный сигнал. Признаки
систематизируются по таким основаниям, как:

1) происхождение: бывают: а) собственные признаки свойственные
исследуемому объекту в данных условиях (например, калибр оружия); б)
приобретенные, оказавшиеся присущими объекту вследствие случайного
внешнего воздействия какого-либо другого объекта (например, раковины на
стенках канала ствола, поверхности патронного упора и т.п.). Вторая
категория признаков имеет высокое индивидуализирующее значение;

2) природа: а) закономерные, обусловленные нормами функционирования
(использования) объекта (например, следы от полей нарезов канала ствола
на пуле); б) случайные, обусловленные различными внешними
несущественными факторами, не поддающимися строгому учету, и не
определяющими качественную характеристику изучаемых объектов (например,
трассы на пулях, образовавшиеся от случайных загрязнений канала ствола);

3) длительность, или время, в течение которого признак присущ объекту:
а) устойчивые, например связанность почерка; б) неустойчивые, например
размер почерка;

4) характер: а) качественные, выражающие наличие или отсутствие у
объекта экспертизы какого-либо существенного свойства (качества); б)
количественные, отражающие свойство объекта, выраженное в числовой
форме;

5) наличие связи с другими признаками: а) зависимые, связанные с
другими признаками, б) независимые, когда их наличие или отсутствие не
связано с обязательным наличием либо отсутствием других признаков;

6) число множества объектов, обладающих данными признаками: а) родовые
(групповые) – типичные для данной совокупности объектов; б)
индивидуализирующие, или присущие только данному объекту;

7) значимость: а) существенные, обладающие максимальной значимостью для
достижения цели исследования и оказывающие влияние на формирование
вывода; б) несущественные, имеющие определенное значение для решения
задачи судебно-экспертного исследования, но не препятствующие оценке
иных признаков, положенных в обоснование вывода;

8) отношение к объекту в целом или его части: а) общие; б) частные;

9) значение в процессе познания: а) диагностические; б)
идентификационные HYPERLINK \l “sub_9934” *(34) .

Идентификационные и диагностические признаки характеризуют объект
определенным образом и используются в целях идентификации или
диагностики. Они могут отражать форму, размеры, материал объекта; его
внешнее и внутреннее строение, состав, структуру, функции; какие-то
присущие объекту свойства.

Для успешного осуществления идентификации в качестве идентификационных
должны выбираться признаки, отвечающие ряду условий:

а) оригинальность, избирательность – чем оригинальнее признак, тем
более неопровержимо он подтверждает тождество объекта (например, родимое
пятно, заплата на рукаве);

б) воспроизводимость признака, т.е. его способность к неоднократному
отображению (например, рисунок папиллярных линий в отпечатке пальца);

в) выраженность признака – отсутствие сомнений в его наличии (близко
посаженные глаза, редкие зубы);

г) простота обнаружения (сравните шрам, оставшийся при удалении
аппендикса на животе, или шрам на щеке);

д) относительная устойчивость, поскольку все объекты материального мира
подвержены изменениям.

У объекта может быть несколько различных признаков, выражающих одно и
то же его качественное свойство (например, одни и те же признаки износа
подошвенной части обуви могут отобразиться в следе по-разному – при
стоянии, медленной ходьбе, беге). В этом случае говорят о вариационности
признака.

Идентификационный комплекс признаков представляет собой совокупность
индивидуально-определенных, устойчивых признаков, неповторимых (или
обладающих редкой встречаемостью) по их соотношению, местоположению,
взаиморасположению и другим особенностям в сравниваемых объектах, и
составляет идентификационное поле. Главная задача при исследовании
идентификационного поля – выявление признаков и оценка их с позиции
необходимости и достаточности для решения вопроса о тождестве. Временной
интервал, позволяющий с учетом устойчивости и изменяемости признаков
отождествляемых объектов осуществлять процесс идентификации, называется
идентификационным периодом и определяется условиями хранения и
эксплуатации объекта.

Для производства многих экспертиз необходимы образцы для сравнительного
исследования – объекты, отображающие свойства или особенности человека,
животного, трупа, предмета, материала или вещества, а также другие
образцы, необходимые эксперту для проведения исследований и дачи
заключения HYPERLINK \l “sub_9935” *(35) . Это самостоятельный вид
объектов, используемых в ходе экспертизы, отбор которых зависит от рода
и вида экспертизы, характера вопросов, выносимых на ее разрешение.

Образцы для сравнительного исследования представляют собой материальные
объекты, предоставляемые эксперту для сравнения с идентифицируемыми или
диагностируемыми объектами, как правило, вещественными доказательствами.
В отличие от вещественных доказательств, образцы для сравнительного
исследования не связаны с расследуемым событием и сами доказательствами
не являются. Все образцы, направляемые на экспертизу, должны быть
необходимого качества, в нужном количестве и достоверного происхождения.
Под надлежащим качеством образцов для сравнительного исследования
понимается выражение ими необходимых для целей экспертного исследования
признаков того объекта, от которого они получены; количество образцов
должно быть таким, чтобы можно было сделать вывод о необходимости или
случайности этих признаков и их вариативности. Условия получения
образцов для сравнительного исследования должны максимально
соответствовать условиям образования исследуемого объекта HYPERLINK \l
“sub_9936” *(36) .

По характеру признаков образцы подразделяются на: а) выражающие
признаки другого объекта (дактилоскопические отпечатки, стреляные пули и
гильзы и т.п.); б) выражающие собственные признаки (образцы крови,
слюны, почвы и др.) HYPERLINK \l “sub_9937” *(37) .

В зависимости от времени и условий их возникновения образцы для
сравнительного исследования принято подразделять на три группы.

1. Свободными образцами являются такие, которые образовались до начала
производства по делу и вне связи с ним. Они получаются при производстве
обыска, выемки, осмотра, а также от подозреваемых, обвиняемых,
потерпевших, свидетелей в порядке ст. 86 УПК (собирание доказательств).
Свободные образцы в гражданском и арбитражном процессе представляются
сторонами в соответствии со ст. 57 ГПК и 66 АПК (“Представление и
истребование доказательств”). Например, свободными образцами почерка
могут быть письма обвиняемого в совершении подлога или письма умершего,
чье завещание оспаривается. Законодатель специально не оговаривает
процедуру получения свободных образцов.

2. Экспериментальные образцы в уголовном процессе отбирают в заданных
условиях и получают в связи с подготовкой материалов на судебную
экспертизу на основании ст. 202 УПК, например при дактилоскопировании
обвиняемого для представления дактилоскопической карты в качестве
материала для сравнительного исследования. Об отборе образцов для
сравнительного исследования составляется постановление. В необходимых
случаях изъятие образцов для сравнительного исследования производится с
участием специалиста. Об изъятии образцов для сравнительного
исследования составляется протокол следственного действия, в котором
указываются условия, при которых получены образцы, их количество и
характер, отмечаются особенности упаковки и т.д. Закон не запрещает
участия эксперта для содействия собиранию объектов и образцов,
необходимых экспертизе, напротив, если получение образцов для
сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно
производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного
действия эксперт отражает в своем заключении.

3. Условно-свободными являются образцы, возникшие после возбуждения
дела, но не в связи с подготовкой материалов на экспертизу. В качестве
подобных образцов могут использоваться, например, подписи обвиняемого,
сделанные им в протоколах допросов.

Подозреваемый и обвиняемый должны предоставить субъекту, назначающему
экспертизу, необходимые образцы для сравнительного исследования,
которыми обычно являются отпечатки пальцев и ступней ног, слепки зубов,
образцы волос, крови, слюны, почерка, фонограммы голоса и иные. В
исключительных случаях при отказе предоставить образцы те из них,
характер которых это допускает, могут быть получены принудительно.
Однако, согласно ч. 2 ст. 202 УПК, при получении образцов для
сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для
жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

Аналогичные образцы можно получить и у свидетеля или потерпевшего, но
лишь в том случае, когда необходимо проверить, не оставлены ли этими
лицами следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах.
В необходимых случаях в изъятии образцов участвует специалист, который
дает рекомендации по их качеству и способу получения, оказывает помощь в
отборе и упаковке.

При производстве по делам об административных правонарушениях ст. 26.5
КоАП предусмотрено взятие проб и образцов. Должностное лицо,
осуществляющее производство по делу, вправе брать образцы почерка, пробы
и образцы товаров и иных предметов, необходимые для проведения
экспертизы. В случае необходимости при взятии проб и образцов
применяются фото- и киносъемка, видеозапись, иные установленные способы
фиксации вещественных доказательств. Об изъятии вещей и документов в
качестве образцов и проб составляется протокол, предусмотренный ст.
27.10 КоАП.

Представляется, что указанный в ст. 26.5, 27.10 КоАП такой способ
фиксации вещественных доказательств, как киносъемка, безнадежно устарел,
не используется на практике уже многие годы и давно заменен
видеозаписью.

По не совсем понятной причине законодатель среди образцов особо
выделяет образцы почерка (ч. 1 ст. 202 УПК, ч. 1 ст. 26.5 КоАП). По
нашему мнению, это связано с недостаточной информированностью юристов о
современных возможностях судебных экспертиз и вообще распространенностью
тех или иных их родов и видов на практике. Если бы речь еще шла о
подписи, а не о почерке, и то такое выделение было бы не обосновано.
Ведь у живого лица при производстве по уголовным делам, делам об
административных правонарушениях весьма часто отбирается ряд других
образцов (отпечатки пальцев, кровь, подногтевое содержимое, образцы
голоса и речи, запаха). Исследование почерка (не подписи, поскольку это
отдельный вид экспертизы) производится все реже и реже в современных
условиях повсеместного использования компьютерной техники и внедрения
безбумажных технологий.

В гражданском и арбитражном процессе материалы для проведения
экспертизы, в том числе и образцы для сравнительного исследования,
должны быть предоставлены в распоряжение эксперта судом. Согласно ст. 57
ГПК, ст. 66 АПК суд истребует объекты, представляемые на экспертизу, у
сторон, а также иных организаций и лиц. Каждая сторона должна доказать
те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих
требований и возражений. Доказательства представляются сторонами и
другими лицами, участвующими в деле. Суд может предложить им представить
дополнительные доказательства. В случае, когда представление
дополнительных доказательств для сторон и других лиц, участвующих в
деле, затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в
собирании доказательств HYPERLINK \l “sub_9938” *(38) .

Норма, посвященная получению образцов для сравнительного исследования,
в АПК РФ отсутствует. Неясно, почему в ГПК законодательно
регламентировано только “Получение образцов почерка для сравнительного
исследования документа и подписи на документе” – ст. 81. Как указывалось
выше, существует огромное количество других образцов для сравнительного
исследования. Попутно заметим, что статья вообще сформулирована
некорректно с судебно-экспертной точки зрения, поскольку образцы почерка
и образцы подписи – это далеко не одно и то же. Почерк является объектом
судебной почерковедческой экспертизы, а подпись может быть объектом как
судебно-почерковедческой, так и технико-криминалистической экспертизы
документов. Для исследования подписи необходимо отбирать
экспериментальные образцы подписей, а не почерка.

К сожалению, в ФЗ ГСЭД, так же как и в HYPERLINK \l “sub_1”
процессуальных кодексах РФ, отсутствует понятие “проба”. О взятии не
только образцов, но и проб товаров и иных предметов, необходимых для
проведения экспертизы, упоминается только в КоАП (ст. 26.5). Но при
производстве судебных экспертиз многих родов отбираются именно пробы, а
не образцы.

В отличие от образца проба отбирается от вязких, порошкообразных,
жидких и газообразных объектов с разных участков объема этих объектов (с
середины, края и т.д.). При этом если взятая часть объема передается
эксперту для исследования без смешения с другими частями, принято
говорить об отборе пробы. Если же взятые части объема объектов
смешиваются и эксперту передается часть этой смеси, принято говорить о
взятии средней пробы. Пробы, взятые с разных частей объекта,
характеризуют эти части. Средняя проба характеризует объект в целом.
Например, если изъято большое количество наркотического вещества, то на
экспертизу представляются не только несколько образцов (обычно
четыре-пять) с различных участков массы, но и средняя проба (50-100 г),
отобранная с различной глубины и из разных мест (из всех углов и из
центра). Другим примером может служить взятие пробы спирта,
используемого в качестве сырья, что необходимо для проведения экспертизы
по делу об использовании этилового спирта, произведенного из непищевого
сырья, для приготовления алкогольной продукции. Аналогичные пробы
отбираются при исследовании пищевых продуктов, почвы и проч. HYPERLINK
\l “sub_9939” *(39)

Представляется, что возможность отбора проб, как и образцов, должна
быть предусмотрена не только в КоАП, но и в других HYPERLINK \l “sub_1”
процессуальных кодексах , а также и в ФЗ ГСЭД.

При производстве судебных экспертиз некоторых родов, например судебных
инженерно-технических экспертиз, в процессе экспертного диагностирования
может возникнуть необходимость проанализировать техническую
документацию, относящуюся к объекту (взорванному, сгоревшему, после
технологической аварии и др.), обобщить сведения о происшествии,
касающиеся предмета экспертизы, произвести реконструкцию и моделирование
процессов, явлений.

Результативность судебной экспертизы в подобных случаях во многом
определяется качеством и полнотой представляемых эксперту материалов, к
которым относятся:

1) протоколы осмотра места происшествия, подробно иллюстрированные
фототаблицами, чертежами, схемами;

2) сведения о дате происшествия, месте и времени его обнаружения,
погодных условиях;

3) характеристики объекта;

4) сведения о событиях, предшествовавших происшествию и находившихся в
причинно-следственной связи с его возникновением;

5) признаки, по которым было обнаружено происшедшее, условия
обнаружения, последствия и др.

Все эти и многие другие сведения содержатся в материалах дела, поэтому
нередки случаи, когда эксперту предоставляются все материалы уголовного
или гражданского дела, и эксперт сам решает, какими из них
воспользоваться. Это вынуждает эксперта заниматься анализом и оценкой
следственных версий и свидетельских показаний, объяснений, данных
сторонами, и проч. Тем самым эксперт выходит за пределы своей
компетенции. Достоверность информации, содержащейся в материалах,
необходимых эксперту, ее допустимость и относимость должны быть
проверены до назначения экспертизы HYPERLINK \l “sub_9940” *(40) .

Глава 3. Методология судебной экспертизы

Метод в широком смысле есть способ познания действительности, изучения
явлений природы или общественной жизни, достижения какой-либо цели,
решения задачи, т.е. определенным образом упорядоченная познавательная
деятельность. Методология судебно-экспертной деятельности представляет
собой учение о структуре, логической организации, методах и средствах
этой деятельности.

Судебно-экспертное исследование по своей гносеологической сущности
является разновидностью процесса познания объективной действительности,
осуществляемого путем применения методов различных наук. Внешне зачастую
сходное с научным исследованием, изучение вещественных доказательств
отличается от него рядом особенностей, присущих практической
деятельности, которая в области судебной экспертизы является научно
обоснованной, использующей положения ряда наук, в том числе правовых,
естественных, технических и гуманитарных. Но эти положения, научные
методы и средства используются в деятельности судебных экспертов и
экспертных учреждении не для открытия новых законов и закономерностей
природы и общества, не для установления научных фактов, не для создания
теории и проверки научных гипотез, а для решения практических задач по
установлению истины по гражданскому или уголовному делу либо делу об
административном правонарушении.

Методы судебно-экспертной практической деятельности, представляющие
собой системы действий и операций по решению практических экспертных
задач, базируются на соответствующих научных методах, зависят от
характера и свойств объекта исследования и основываются на опыте решения
конкретных экспертных задач, в том числе на алгоритмических правилах и
разработанных самим экспертом эвристиках HYPERLINK \l “sub_9941” *(41)
.

Таким образом, в практической судебно-экспертной деятельности могут
применяться те же методы, что и в научном исследовании, если их
использование не противоречит требованиям законности и этическим нормам,
т.е. отвечает принципу допустимости в его общей форме. В остальном же
судебный эксперт практически не ограничен в выборе средств и методов
исследования при условии соблюдения общих правил работы с
доказательствами.

Характер применяемых методов, состав и связи между ними обусловлены
спецификой судебно-экспертного исследования, особенностями его объектов,
условий и задач, а также логической последовательностью, основными его
этапами и формами. Каждый из методов исследования имеет свои
преимущества и ограничения в применении. Каждый из них выражает какую-то
существенную сторону, черту познавательного процесса, поэтому в чистом
виде может быть выделен лишь в абстракции. В реальном процессе познания
все методы взаимосвязаны, взаимодействуют и взаимно дополняют друг
друга. В то же время арсенал средств и методов, применяемых при
производстве судебных экспертиз и исследований, постоянно расширяется за
счет применения новых методов исследования вещественных доказательств,
обогащается новыми приборами и аппаратурой.

Возникает закономерный вопрос: любой ли новый метод может быть
использован для расширения возможностей судебной экспертизы? Следует ли
при этом требовать правовой регламентации этого метода? Существует две
точки зрения по поводу правомерности применения в уголовном
судопроизводстве научно-технических средств и методов. Представители
первой из них, например В.И. Гончаренко, считают возможным использование
только тех средств и методов, которые прямо указаны в законе, или, во
всяком случае, считают необходимой жесткую процессуальную регламентацию
большей их части, за исключением имеющих сугубо подсобное значение
HYPERLINK \l “sub_9942” *(42) .

Представители второй точки зрения, например Р.С. Белкин, Н.А. Селиванов
HYPERLINK \l “sub_9943” *(43) , чью точку зрения разделяем и мы,
полагают, что правомерность того или иного средства или метода должна
определяться, исходя из общих принципов допустимости научно-технических
средств и методов в судопроизводстве. В процессуальном законодательстве
невозможно поместить исчерпывающий перечень научно-технических средств,
что объясняется их многочисленностью, неоднозначностью и постоянным, в
силу перманентности научно-технической революции, совершенствованием.

Сформулируем общие принципы допустимости использования методов и
средств в судебно-экспертном исследовании.

1. Законность и этичность метода. Поскольку метод используется в сфере
судопроизводства, объектами исследования могут быть не только предметы,
но и люди. Поэтому возможно применение только таких методов, которые
отвечают конституционным принципам законности и нравственным критериям
общества, т.е. не ущемляют права граждан, не унижают их достоинства,
исключают угрозу и насилие и не приводят к нарушению норм
процессуального права. Должна соблюдаться процессуальная форма
заключения эксперта и все требуемые для нее реквизиты. В соответствии с
ГПК, АПК, УПК эксперт должен поставить свою подпись, удостоверяющую, что
он предупрежден об ответственности по ст. 307 УК за дачу заведомо
ложного заключения. Полученные в результате применения экспертных
методов иллюстративные материалы (спектрограммы, негативы, фотоснимки,
диаграммы и др.) должны быть оформлены как приложения к заключению
эксперта.

2. Наиболее важным при выборе методов и средств при производстве
экспертных исследований является научность методов, средств и
специальных знаний. Одно из требований научной состоятельности методов,
используемых в производстве судебных экспертиз, – это научная
обоснованность методов и достоверность получаемых с их помощью
результатов. Положительные ответы на вопросы о соответствии средств и
методов этим требованиям должны содержаться в той науке, из которой
заимствованы эти методы и средства и где они испытаны первоначально.

3. Большое значение имеет точность результатов, которая тем выше, чем
меньше разница между измеренной и истинной величиной. Так, если при
взвешивании известного стандарта с массой 10,00 г показания одних весов
равны 10,01 г, а других – 10,08 г, то первые весы являются более
точными, чем вторые. Выбор весов в данном случае зависит от того, с
какой точностью необходимо произвести взвешивание. Очевидно, что если –
до десятых долей грамма, то безразлично, какие использовать весы, если
же до сотых долей грамма, то необходимо использовать первые весы; или
минимальный разброс между измерениями в серии должен составлять 0,01.
Например, если при повторном взвешивании одного и того же объекта
показания весов соответственно 1,37; 1,38; 1,36; 1,37 г., то данные весы
обеспечивают лучшую воспроизводимость, чем те, показания которых равны
1,32; 1,36; 1,39; 1,30 г.

4. Существенным критерием является надежность результатов, возможность
их проверки, повторимость экспертизы, что связано в первую очередь с
использованием исправных и настроенных приборов и аппаратуры,
проведением их гостировок и поверок в установленном порядке и регулярно
в соответствии с инструкциями по эксплуатации.

5. Значимым при выборе того или иного метода является его эффективность
для решения тех или иных экспертных задач. Для того чтобы метод был
эффективным, он в первую очередь должен позволять в оптимальные сроки с
наибольшей продуктивностью достигнуть намеченной цели. Во-вторых, метод
должен быть рентабельным, т.е. затраченные силы и средства должны
соразмеряться с ценностью полученных результатов. На практике сложные
экспертные исследования в ряде случаев назначаются и производятся ради
“украшения” дела, когда для раскрытия и расследования преступления этого
вовсе не требуется, или для продления сроков производства по делу, его
намеренного “затягивания”.

6. Судебно-экспертные методы и средства должны быть безопасны, т.е. их
применение не должно угрожать жизни и здоровью людей. Многие методы для
своей реализации требуют высокого электронапряжения, использования
вредных для здоровья реактивов или излучений, поэтому вопросы соблюдения
техники безопасности очень важны. Особенно это актуально при
использовании опасных для жизни и здоровья методов и средств вне
лабораторий, когда судебные эксперты выступают в качестве специалистов
при производстве следственных и судебных действий (например, при
использовании в процессе обыска просвечивающих рентгеноустановок).

Рассмотрим далее основные классификации методов судебно-экспертного
исследования. Поскольку в судебно-экспертной деятельности используются
те же методы, что и в научных исследованиях, их систему можно
представить совокупностью трех групп методов: 1) всеобщим диалектическим
методом; 2) общенаучными методами; 3) специальными методами частных
наук.

I. Всеобщий диалектический метод есть совокупность наиболее
фундаментальных принципов и приемов, регулирующих всякую познавательную
и практическую деятельность. Методология научных исследований базируется
на диалектическом подходе к материальной действительности. При этом
фундаментальную роль играют положения диалектики о способности материи к
отражению, о взаимосвязи и взаимообусловленности явлений, о соотношении
единичного, особенного и общего, например, в процессе экспертного
исследования возможен анализ самых разных форм отражения: начиная от
простейших, связанных с контактным взаимодействием двух объектов, и до
значительно более сложных, когда факты и обстоятельства позволяют
проследить причинно-следственные связи и установить механизм события по
его отображениям.

1. Поскольку законы материалистической диалектики имеют всеобщее
значение и присущи любой форме движения материи: развитию природы,
общества, мышления, то диалектический метод является всеобщим методом
познания, равно применимым во всех разновидностях процесса познания.
Важнейшее значение диалектического метода заключается в том, что он
является базовым, т.е. таким методом, на котором основаны и из которого
вытекают все другие методы, применяемые для изучения и овладения
предметом науки, изучения конкретных объектов познания – отдельных
фактов и явлений объективной действительности. Диалектический метод,
выражая общие методологические принципы процесса познания, не подменяя
собой специальных инструментов исследования, позволяет сконструировать
систему частных методов, пронизывает их содержание и входит сам в эту
систему в качестве основополагающего элемента.

Рассматривая роль приемов логического мышления в экспертном познании,
отметим, что анализ и синтез, индукция и дедукция, гипотеза, аналогия и
другие категории формальной логики, выражая процесс движения мысли, не
связаны с предметом исследования. Независимо от того, что анализируется,
операция анализа с логической точки зрения осуществляется одинаково. То
же относится к абстрагированию, гипотезе, дедукции и т.д. Таким образом,
все эти категории более высокого порядка, чем методы исследования, если
под последними понимать мыслительную деятельность эксперта.

2. С другой стороны, исходя из того, что формальная логика представляет
собой составную часть логики диалектической, а последняя есть всеобщий
метод познания, можно рассматривать категории формальной логики как
элементы диалектического метода, т.е. как элементы всеобщего метода.
Соблюдение законов формальной логики – это условие, а не метод познания,
поскольку формальная логика обеспечивает лишь правильность мышления по
форме, а не его истинность, правильность сочетаний мыслей, мыслительных
операций, но не соответствие мыслей объективной действительности. В то
же время сами приемы логического мышления играют и роль методов познания
как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне, поскольку при
условии истинности посылок формальная логика позволяет получить знание
не только правильное по форме, но и новое по существу. Такие логические
приемы, как анализ и синтез, формализация и аксиоматизация, индукция и
дедукция, гипотеза, аналогия, представляют собой методы познания,
применяемые в экспертных исследованиях. Однако логические методы не
обращены непосредственно к материальной действительности и являются
элементами всеобщего метода.

Таким образом, структура всеобщего диалектического метода состоит из
двух частей: категории и законы диалектической (философской) логики;
формально-логические методы познания.

II. Общие или общенаучные методы – это методы, используемые во всех
(или, во всяком случае, в очень многих) науках и сферах практической
деятельности.

1. Чувственно-рациональные методы, сочетающие в себе и чувственное и
рациональное познание, поскольку воспринимается не просто сумма
отдельных изолированных друг от друга элементов, а их совокупность,
систематизированная определенным образом. Рассмотрим эти методы
подробнее:

1) наблюдение, под которым понимают восприятие какого-либо объекта,
явления, процесса, осуществляемое преднамеренно и целенаправленно с
целью его изучения. Основное условие экспертного наблюдения –
объективность, т.е. возможность контроля путем либо повторного
наблюдения, либо применения иных методов исследования (например,
эксперимента).

В судебно-экспертных исследованиях объектами наблюдения являются люди,
животные, отдельные предметы и элементы вещной обстановки или их
отображения в виде следов (копий следов), фотоснимков, аудио- или
видеозаписи, документы, явления, процессы и проч. Субъектом наблюдения
является судебный эксперт. Он может осуществлять наблюдение лично, и
тогда информация об объектах наблюдения поступает к нему без
промежуточных звеньев – непосредственное наблюдение. Однако это не
всегда возможно, поскольку объекты могут быть недоступны для
непосредственного восприятия. Тогда используется опосредованное
наблюдение, когда информация о наблюдаемом объекте, событии, факте
получается из других источников, например из протоколов следственных или
судебных действий. В случае если выводы эксперта базируются на
результатах опосредованного наблюдения, их достоверность определяется
тем, соответствуют ли действительности результаты этого наблюдения.
Заметим, что проверка достоверности сведений, содержащихся в материалах,
предоставляемых в распоряжение эксперта следователем или судом,
находится исключительно в их компетенции и не входит в обязанности
эксперта;

2) описание, при котором указываются признаки объекта, представленного
на экспертизу. Оно имеет большое значение при производстве судебной
экспертизы, причем подробно описывается упаковка вещественных
доказательств, ее целостность, признаки ее нарушения, содержимое
упаковки. Подробно описывается примененная экспертная методика, процесс
экспертного исследования, использованная аппаратура, полученные
результаты HYPERLINK \l “sub_9944” *(44) .

Описываемые признаки устанавливаются путем наблюдения или с помощью
других методов и являются средством фиксации полученной информации.
Различают непосредственное и опосредованное описание. Под
непосредственным понимают такое описание, которое осуществляется
экспертом для выражения результатов непосредственного наблюдения и
заключаются в фиксации признаков, наблюдаемых им самим, в процессе
наблюдения или по его окончании по памяти. Опосредованное описание также
осуществляется самим экспертом, но включает признаки объектов,
воспринимавшиеся другими лицами, т.е. при этой форме описания
фиксируются результаты опосредованных наблюдений, например состояния
дорожного покрытия в момент дорожно-транспортного происшествия.

С помощью описания производится обозначение, выражение и систематизация
знаний. Систематизация может достигаться путем использования разных
видов описаний, начиная от типовых, позволяющих систематизировать
обобщенные знания о группе событий, явлений, фактов. Эти типовые
описания используются, например, в компьютерных системах поддержки
принятия решений эксперта, являющихся составной частью
компьютеризированного рабочего места судебного эксперта HYPERLINK \l
“sub_9945” *(45) . Эксперт в диалоговом режиме отвечает на типовые
вопросы, например, о состоянии упаковки, печатей, о размерах и признаках
объекта. Далее автоматически формируется типовое описание, которое затем
пополняется и индивидуальными признаками;

3) сравнение – это сопоставление свойств или признаков двух или
нескольких объектов экспертного исследования. Данный метод позволяет
выявлять общее и особенное в явлениях, ступени и тенденции их развития.
Объектами сравнения в судебно-экспертной деятельности могут быть
конкретные материальные образования, мысленные образы, выводы и
предположения, результаты действий и проч. Применение сравнительного
метода исследования предполагает наличие не менее двух объектов
сравнения.

При сравнении содержание и значение сравниваемых объектов познаются не
столько в процессе их раздельного изучения и оценки, сколько посредством
их сопоставления. Следовательно, объекты сравнения должны быть
сопоставимы, т.е. должны обладать признаками, общими для данных
объектов. По этим признакам устанавливается сходство, различие и
сущность изменений сравниваемых объектов, причем предметы и явления
познаются глубже, чем при изолированном изучении. Сравнение
систематизирует знания и исключает их формальное усвоение. Чем полнее и
всесторонне сравниваются между собой отдельные явления и факты, тем
лучше они запоминаются. Сравнение является важнейшей предпосылкой,
основанием для обобщения.

Практикой экспертных исследований выработаны следующие правила,
определяющие эффективность метода сравнения:

а) сравнивать можно лишь взаимосвязанные, однородные и соизмеримые
явления (объекты);

б) в сравниваемых явления (объектах) не следует ограничиваться
установлением признаков сходства, но и выявлять признаки различия;

в) сравнение должно осуществляться прежде всего по существенным
признакам.

Поскольку сравнение преследует цель выявления того общего, что есть у
сравниваемых объектов, эти объекты интересуют эксперта только с какой-то
определенной стороны, которая и составляет содержание сравнения. Метод
сравнения является одним из основных при решении идентификационных
задач, например, путем сравнения экспериментального отпечатка пальца на
дактилоскопической карте и следа пальца с места происшествия решается
идентификационная задача установления идентификации личности по следу
пальца;

4) эксперимент представляет собой изучение объекта, основанное на
активном целенаправленном воздействии на него путем создания
искусственных условий или использования естественных условий для
выявления соответствующих свойств, характеристик и других особенностей
объекта. При этом может производиться воспроизведение явления или
события для изучения связей его с другими явлениями. Целью эксперимента
является установление природы наблюдаемого явления, его сущности и
происхождения, путей и методов управления им. Посредством эксперимента
исследуемое явление выделяется из многообразия других явлений и фактов и
может изучаться изолированно от связанных с ним причин и следствий, а из
многообразия взаимоотношений причинных связей между исследуемыми
явлениями – интересующая исследователя зависимость, которая и будет
объектом изучения.

Экспертный эксперимент как метод исследования объектов широко
используется в практической судебно-экспертной деятельности, а также при
разработке новых судебно-экспертных методик исследования доказательств.
Например, только экспериментальным путем можно установить, является ли
наркотическим вещество, представленное на исследование;

5) моделирование, суть которого состоит в замене объекта-оригинала
моделью, т.е. специально созданным аналогом. Это могут быть модели
предметов, устройств, систем, явлений и процессов. При этом под моделью
понимается такая материальная или мысленно представляемая, идеальная
система отображения моделируемого объекта, которая воспроизводит
существенные признаки, свойства объекта-оригинала. Это может быть
устройство, воспроизводящее, имитирующее строение и действие какого-либо
другого (моделируемого) устройства, а также любой образ (мысленный или
условный: изображение, описание, схема, чертеж, график, план, карта и
т.п.) какого-либо объекта, процесса или явления. К моделированию как
методу судебно-экспертных исследований прибегают в тех случаях, когда
изучение самого объекта, явления, процесса по тем или иным причинам
невозможно или нецелесообразно. Например, при производстве судебной
пожарно-технической экспертизы на экспериментальной установке
моделируется система электрозащиты объекта. Далее производятся
эксперименты по созданию аварийного режима и изучаются оплавленные
электропровода и аппараты электрозащиты.

С гносеологической точки зрения процесс моделирования представляет
собой логическое единство трех этапов. Первый этап связан с разработкой
модели, на втором этапе модель исследуется как самостоятельный объект,
на третьем этапе полученные в результате исследования модели знаний
переносятся на изучаемый объект-оригинал. По способу реализации
различают мысленное (например, при разработке следственных версий и
планировании расследования), физическое (создание материальных моделей
макетов, муляжей, предметов-аналогов), математическое (моделирование
условий протекания процессов и явлений с помощью соответствующих
расчетов) и смешанное моделирование.

Математическое моделирование есть метод исследования процессов и
объектов, основанный на построении и исследовании математических
моделей. Физическое моделирование – это метод исследования процессов или
объектов, при котором исследуемые процессы и объекты воспроизводятся с
сохранением их физической природы или с использованием подобных
физических явлений. Он позволяет производить исследования, например,
движения автомобилей при дорожно-транспортном происшествии. Физическое
моделирование отличается большой наглядностью результатов и позволяет
исследовать широкий класс процессов. Во многих случаях лучших
результатов можно добиться, используя смешанные модели, сочетающие
элементы математического и физического моделирования.

Частным случаем моделирования является реконструкция, т.е.
восстановление первоначального вида, состояния, облика объекта по
остаткам или письменным источникам. Возможно как материальное
реконструирование, осуществляемое с помощью макетирования или натурной
реконструкции (например, по черепу воссоздание в графической или
скульптурной форме лица человека при жизни на основе статистически
достоверных измерений мягких тканей лица, коррелирующих с костной
основой), так и мысленное реконструирование – логическое моделирование
на основе отражений наглядных образов, возникающих у субъекта в
результате ознакомления с определенными объектами и (или) их описаниями.

2. Математические методы в судебно-экспертной деятельности объединяют:
измерение, вычисление, геометрические построения, уже упомянутое
математическое моделирование.

При измерении путем сравнения исследуемой величины с однородной ей
величиной, обычно принимаемой за единицу измерения и называемую мерой,
устанавливают количественное соотношение известной и неизвестной
величин. Различают прямые измерения и косвенные измерения. Объектами
измерения являются различные характеристики предметов, явлений,
процессов, такие как размеры, масса, объем, температура, временные
интервалы, скорость движения, спектральные характеристики и многое
другое.

Для установления этих параметров в судебно-экспертной деятельности
часто используются вычисления. Необходимы они и при проведении
математического моделирования. Тесно связан с измерением другой
общенаучный метод – геометрические построения, когда проведение
непосредственных измерении затруднено (например, на месте происшествия
имеется крутой обрыв и нельзя просто измерить расстояние между
объектами).

3. Новая группа общенаучных методов, которые, тем не менее, активно
внедряются в судебно-экспертную деятельность, – это кибернетические
методы (не надо их путать с математическими, поскольку осуществление
вычислений и математическое моделирование – это только часть задач,
решаемых с помощью кибернетических методов). Новые информационные
технологии, основанные на использовании этих методов, позволяют
осуществлять поиск и автоматическую обработку информации (например, в
базах данных), компьютерное моделирование (например, для реконструкции
элементов вещной обстановки до события, сопряженного с большими ее
изменениями, такими как взрывы, пожары, технологические аварии)
HYPERLINK \l “sub_9946” *(46) .

III. Специальные методы частных наук представляют собой современные
методы судебно-экспертного исследования, основанные на интеграции новых
технологий, использовании сложных приборных комплексов, компьютерной
техники, и включают в себя характерные черты одного или нескольких
общенаучных методов исследования. Однако их сочетание бывает настолько
своеобразным, а реализация настолько опосредствованной, что не позволяет
отнести подобный метод к числу какого-то общенаучного.

Многие из этих методов, требующие использования сложного аналитического
оборудования, часто называют инструментальными, однако это не совсем
корректно, поскольку само по себе применение прибора не меняет
гносеологической сущности метода: сравнение, например, всегда остается
сравнением независимо от того, осуществляется ли оно визуально или с
применением прибора. Однако простое отрицание этого термина еще не
означает решения возникающей при этом проблемы.

Ближе всего для обозначения “инструментальных” методов подходит термин
“специальные”. Но здесь возникает иное препятствие: отличие между
общенаучными и специальными методами заключается в сфере применения –
общей у общенаучных, ограниченной – у специальных. Между тем методы, о
которых мы ведем речь, применяются или в принципе могут применяться
практически во всех родах и видах судебных экспертиз, т.е. для
судебно-экспертной практики они являются общими. Для терминологического
отграничения их от общенаучных методов, так как в операциональном плане
они от них отличны: применяются не во всех науках и не во всех видах
практической деятельности, такие методы именуются общеэкспертными. К ним
относятся многие физические, химические и физико-химические методы,
например электронная и оптическая микроскопия, хроматография,
химико-аналитические методы, биологические, психологические и многие
другие. Основой большинства общеэкспертных методов являются
фундаментальные и прикладные научные знания и технические решения.

В то же время некоторые методы, применяемые только в экспертизах
данного рода или только для определенных объектов, называют
частноэкспертными (например, в фоноскопических экспертизах используются
методы акустического анализа).

Система общеэкспертных методов исследования вещественных доказательств
включает методы: 1) анализа изображений; 2) морфологического анализа; 3)
анализа состава; 4) анализа структуры; 5) изучения физических,
химических и других свойств.

Методы анализа изображений используются для исследования традиционных
криминалистических объектов – следов человека, орудий и инструментов,
транспортных средств, а также документов, кино-, фото- и видеоматериалов
и проч. В основе этих методов лежит выявление признаков и их сравнение,
диагностирование свойств объекта оригинала по его изображению. Но если
раньше анализ изображений (в дактилоскопической, трасологической,
баллистической, почерковедческой экспертизах) производился визуально или
с использованием увеличивающих приспособлений, то в настоящее время
широко применяются математические методы анализа изображений в сочетании
с компьютерными технологиями. Иллюстрацией этого тезиса служит
использование в дактилоскопической экспертизе современных
автоматизированных идентификационных дактилоскопических систем (АДИС)
HYPERLINK \l “sub_9947” *(47) .

Методы анализа изображений используются для исследования таких
традиционных криминалистических объектов, как следы человека, орудий и
инструментов, а также документов, кино-, фото- и видеоматериалов. При
экспертном исследовании информация об объекте часто передается в
компьютер путем аналого-цифрового преобразования (сканирования,
фотографирования цифровой фотокамерой, оцифровкой звукового сигнала). В
этом случае под анализом изображения понимается как визуальное изучение
компьютерной информации в графическом формате, отображенное на мониторе
компьютера эксперта, так и его программный анализ с использованием
стандартных программных средств, например графических редакторов типа
Adobe Photoshop или специально разработанного программного обеспечения.
Программный анализ изображений в экспертизах иного рода может
трактоваться и по-другому. Так, в судебной компьютерно-технической
экспертизе, где этот метод является одним из основных, программный
анализ изображений производится, например, на вложенность в графическую
среду объекта текстовых сообщений либо графических данных с изображением
оттисков печатей.

Методы морфологического анализа. Под морфологией понимают внешнее
строение объекта, а также форму, размеры и взаимное расположение
(топография) образующих его структурных элементов (частей целого,
включений, деформаций, дефектов и т.п.) на поверхности и в объеме,
возникающих при изготовлении, существовании и взаимодействии объекта в
расследуемом событии. В эту группу общеэкспертных методов входят методы
оптической микроскопии, электронной микроскопии и рентгеноскопические
методы HYPERLINK \l “sub_9948” *(48) .

1. Наиболее распространенными методами морфологического анализа
являются методы оптической микроскопии – совокупность методов наблюдения
и исследования с помощью оптического микроскопа. Морфологию любого
объекта можно изучать, если разные его частицы неодинаково отражают и
поглощают свет либо отличаются одна от другой (или от среды) показателем
преломления. Эти несходства обусловливают неодинаковость амплитуд или
фаз световых волн, прошедших через разные участки образца, от чего, в
свою очередь, зависит контрастность изображения. В зависимости от
свойств объекта и задач экспертного исследования используются различные
методы пробоподготовки и наблюдения, дающие несколько отличающиеся
изображения объекта:

метод светлого поля в проходящем свете используется для исследования
прозрачных объектов с включениями. Пучок света, проходя через
непоглощающие зоны препарата, дает равномерно освещенное поле. Включение
на пути пучка частично поглощает его, частично рассеивает, вследствие
чего амплитуда прошедшего через включение света будет меньше и частица
выглядит темным пятном на светлом фоне;

1) метод темного поля в проходящем свете используется для наблюдения
прозрачных неабсорбирующих объектов, невидимых при методе светлого поля.
Изображение создается светом, рассеянным элементами структуры препарата,
который отличается от среды показателем преломления. В поле зрения
микроскопа на темном фоне видны светлые изображения деталей. Наиболее
часто методы светлого и темного поля в проходящем свете используются в
экспертном исследовании ювелирных камней и объектов биологической
природы. Например, показатель преломления у минералов всегда больше
единицы. Изменением его величины в зависимости от изменения длины волны
монохроматического излучения (дисперсией показателя преломления)
определяется игра (сверкание) камня. Наиболее высокая дисперсия у
алмаза;

2) метод светлого поля в отраженном свете применяют для наблюдения
непрозрачных объектов. Свет на исследуемый объект падает под углом, и
морфология объекта видна вследствие различной отражательной способности
его элементов. Метод используется для изучения широкого круга
вещественных доказательств: изделия из металлов и сплавов, лакокрасочные
покрытия, волокна, документы, следы-отображения и проч.;

3) поляризационная микроскопия используется для исследования
анизотропных объектов в поляризованном свете (проходящем и отраженном),
например минералов, металлических шлифов, химических волокон;

4) люминесцентная (флуоресцентная) микроскопия использует явление
люминесценции. Объект освещается излучением, возбуждающим люминесценцию.
При этом наблюдается цветная контрастная картина свечения, позволяющая
выявить морфологические и химические особенности объектов. При
расследовании уголовного дела необходимо было установить, кому
адресована посылка. Она была обшита тканью, адрес написан черными
чернилами, но в пути посылка попала под дождь и надпись на ней была
полностью уничтожена. Эксперт сфотографировал под микроскопом картину
инфракрасной люминесценции, полученную при монохроматическом освещении.
На негативе ясно читался адрес и фамилия получателя;

6) микроскопические измерения включают измерения линейных и угловых
величин, а также некоторых физических характеристик объектов как в
проходящем, так и в отраженном свете (в том числе и поляризованном) при
изучении формы микрокристаллов, микрорельефа поверхности исследуемых
объектов. Этим методом также производятся измерения показателей
преломления микрочастиц прозрачных минералов, стекла, химических волокон
и др.;

7) ультрафиолетовая и инфракрасная микроскопия позволяет проводить
исследования за пределами видимой области спектра. Ультрафиолетовая
микроскопия (250-400 нм) применяется для исследования биологических
объектов (например, следов крови, спермы); инфракрасная микроскопия
(0,75-1,2 мкм) дает возможность изучать внутреннюю структуру объектов,
не прозрачных в видимом свете (кристаллы, минералы, некоторые стекла,
следы выстрела, залитые, заклеенные тексты);

8) стереоскопическая микроскопия позволяет видеть предмет объемным.
Применяется для исследования практически всех видов объектов (следы
человека и животных, документы, лакокрасочные покрытия, металлы и
сплавы, волокна, минералы, пули и гильзы и т.д.). За счет двух окуляров
микроскопы дают объемное изображение и, как правило, снабжены насадкой
для фотографирования;

9) телевизионная микроскопия позволяет наблюдать микрообъекты на
телеэкране, дает возможность чисто электронным путем изменять масштаб,
контрастность и яркость изображения.

2. Электронная микроскопия:

1) просвечивающая электронная микроскопия основана на рассеянии
электронов без изменения энергии при прохождении их через вещество или
материал. Просвечивающий электронный микроскоп используют для изучения
деталей микроструктуры объектов, находящихся за пределами разрешающей
способности оптического микроскопа (мельче 0,1 мкм). Позволяет
исследовать объекты – вещественные доказательства в виде тонких срезов
(например, волокон или лакокрасочных покрытий для исследования
особенностей морфологии их поверхности) или суспензий (например,
горюче-смазочных материалов). Микроскопы просвечивающего типа имеют
разрешающую способность в несколько ангстрем HYPERLINK \l “sub_9949”
*(49) ;

2) растровая электронная микроскопия (РЭМ), получившая широкое
распространение в экспертных исследованиях, основана на облучении
изучаемого объекта хорошо сфокусированным с помощью специальной линзовой
системы электронным пучком предельно малого сечения (зонд),
обеспечивающим достаточно большую интенсивность ответного сигнала
(вторичных электронов) от того участка объекта, на который попадает
пучок. Разного рода сигналы представляют информацию об особенностях
соответствующего участка объекта. Размер участка определяется сечением
зонда (от одного-двух до десятков ангстрем). Чтобы получить информацию о
достаточно большой области, дающей представление о морфологии объекта,
зонд заставляют сканировать заданную площадь по определенной программе.
РЭМ позволяет повысить глубину резкости почти в 300 раз по сравнению с
обычным оптическим микроскопом и достигать увеличения до 200 000 раз.
Широко используется в экспертной практике для микротрасологических
исследований, изучения морфологических признаков самых разнообразных
микрочастиц: металлов, лакокрасочных покрытий, волос, волокон, почвы,
минералов. Многие растровые электронные микроскопы снабжены так
называемыми микрозондами – приставками, позволяющими проводить
рентгеноспектральный анализ элементного состава изучаемой микрочастицы.

3. Рентгеноскопические методы:

1) высоковольтная рентгеноскопия (дефектоскопия) используется для
исследования внутренних дефектов в изделиях из металлов и сплавов или
других материалов с большой плотностью. С помощью мощных рентгеновских
установок с напряжением до нескольких сотен киловольт дефекты
регистрируются либо на специальном экране, либо на рентгеновской пленке
контактным или дистанционным методом. Используется для диагностики в
инженерно-технологических (детали оборудования, изделия),
трасологических (например, пломбы, замки), взрывотехнических (детали
взрывных устройств) и некоторых иных экспертизах;

2) низковольтная рентгеноскопия – просвечивание объектов рентгеновскими
лучами с помощью маломощных и низковольтных портативных рентгеновских
аппаратов или рентгеновских установок для рентгенофазового анализа.
Изображение регистрируется на рентгеновской пленке контактным (например,
бумажных денег или документов) или дистанционным (например, ювелирных
камней, наслоений частиц стекла, металлов, лакокрасочных на ткани,
деталях одежды) способом. Так, при изготовлении подлинных денежных
билетов в России используются красители органической природы, в состав
которых входят только легкие элементы. Поэтому эти купюры полностью
прозрачны для рентгеновского излучения и при просвечивании не образуют
тени на пленке или экране. Напротив, поддельные денежные билеты
изготовляются с использованием обычных красок, содержащих тяжелые
металлы (свинец, железо, медь и проч.). Поэтому при их просвечивании на
экране видно четкое изображение купюры;

3) рентгеновская микроскопия позволяет за счет широкого диапазона
энергий (от десятков эВ до десятков кэВ) изучать структуру самых
различных объектов от живых клеток до тяжелых металлов. Рентгеновские
микроскопы по конструкциям делятся на проекционные, контактные,
отражательные и дифракционные. К сожалению, для исследования
вещественных доказательств метод пока применяется мало.

Методы анализа состава делятся на методы элементного анализа, методы
молекулярного анализа и методы анализа фазового состава.

1. Методы элементного анализа используются для установления элементного
состава, т.е. качественного или количественное содержания определенных
химических элементов в данном объекте экспертного исследования. Круг их
достаточно широк, однако наиболее распространены в экспертной практике
перечисленные ниже:

1) эмиссионный спектральный анализ, заключающийся в том, что с помощью
источника ионизации вещество пробы переводится в парообразное состояние
и возбуждается спектр излучения этих паров. Проходя далее через входную
щель специального прибора – спектрографа, излучение с помощью призмы или
дифракционной решетки разлагается на отдельные спектральные линии,
которые затем регистрируются на фотопластинке или с помощью детектора.
Качественный эмиссионный спектральный анализ основан на установлении
наличия или отсутствия в полученном спектре аналитических линий искомых
элементов, количественный – на измерении интенсивностей спектральных
линий, которые пропорциональны концентрациям элементов в пробе.
Используется для исследования широкого круга вещественных доказательств
– взрывчатых веществ, металлов и сплавов, нефтепродуктов и
горюче-смазочных материалов, лаков и красок и др.;

2) лазерный микроспектральный анализ, основан на поглощении
сфокусированного лазерного излучения, благодаря высокой интенсивности
которого начинается испарение вещества мишени и образуется облако паров
– факел, служащий объектом исследования. За счет повышения температуры и
других процессов происходит возбуждение и ионизация атомов факела с
образованием плазмы, которая является источником анализируемого света.
Фокусируя лазерное излучение, можно производить спектральный анализ
микроколичеств вещества, локализованных в малых объемах (до 10-10 см3),
и устанавливать качественный и количественный элементный состав самых
разнообразных объектов практически без их разрушения;

3) рентгеноспектральный анализ. Прохождение рентгеновского излучения
через вещество сопровождается поглощением излучения, что приводит атомы
вещества в возбужденное состояние. Возврат к исходному состоянию
сопровождается излучением спектра характеристического рентгеновского
излучения. По наличию спектральных линий различных элементов можно
определить качественный, а по их интенсивности – количественный
элементный состав вещества. Это один из наиболее удобных методов
элементного анализа вещественных доказательств, который на качественном
и часто полуколичественном уровне является практически неразрушающим,
только в редких случаях при исследовании ряда объектов, как правило,
органической природы могут произойти видоизменения отдельных свойств
этих объектов. Используется для исследования широкого круга объектов:
металлов и сплавов, частиц почвы, лакокрасочных покрытий, материалов
документов, следов выстрела и проч.

2. Под молекулярным составом объекта понимают качественное
(количественное) содержание в нем простых и сложных химических веществ,
для установления которого используются методы молекулярного анализа:

1) химико-аналитические методы, которые традиционно применяются в
криминалистике уже десятки лет, например капельный анализ, основанный на
проведении таких химических реакций, существенной особенностью которых
является манипулирование с капельными количествами растворов
анализируемого вещества и реагента. Используют для проведения, в
основном, предварительных исследований ядовитых, наркотических и
сильнодействующих, взрывчатых и т.п. веществ. Для осуществления этого
метода созданы наборы для работы с определенными видами следов: “Капля”,
“Капилляр” и др.;

2) микрокристаллоскопия – метод качественного химического анализа по
образующимся при действии соответствующих реактивов на исследуемый
раствор характерным кристаллическим осадкам. Используется при
исследовании следов травления в документах, фармацевтических препаратов,
ядовитых и сильнодействующих веществ и проч. Однако основными методами
исследования молекулярного состава вещественных доказательств являются в
настоящее время молекулярная спектроскопия и хроматография;

3) молекулярная спектроскопия (спектрофотометрия) – метод, позволяющий
изучать качественный и количественный молекулярный состав веществ,
основанный на изучении спектров поглощения, испускания и отражения
электромагнитных волн, а также спектров люминесценции в диапазоне длин
волн от ультрафиолетового (УФ) до инфракрасного (ИК) излучения и
включает:

а) инфракрасную спектроскопию – метод основан на поглощении молекулами
вещества ИК излучения, что переводит их в возбужденное состояние, и
регистрации спектров поглощения с помощью спектрофотометров.
Используется для установления состава нефтепродуктов, лакокрасочных
покрытий (связующего), парфюмерно-косметических товаров и проч.;

б) спектроскопию в видимой и ультрафиолетовой областях спектра, которая
основана на поглощении электромагнитного излучения соединениями,
содержащими хромофорные (определяющими окраску вещества) и ауксохромными
(не определяющими поглощения, но усиливающими его интенсивность) группы.
По спектрам поглощения судят о качественном составе и структуре молекул.
Количественный анализ основан на переводе вещества, если оно бесцветно,
в поглощающее световой поток окрашенное соединение с помощью
определенных реактивов и измерении оптической плотности с помощью
специального прибора – фотометра. Оптическая плотность при одинаковой
толщине слоя тем больше, чем выше концентрация вещества в растворе. По
электронным спектрам устанавливают, например, состав примесей и
изменения, происходящие в объекте под воздействием окружающей среды;

4) хроматография используется для анализа сложных смесей веществ, метод
основан на различном распределении компонентов между двумя фазами –
неподвижной и подвижной. В зависимости от агрегатного состояния элюента
различают газовую или жидкостную хроматографию. В газовой хроматографии
в качестве подвижной фазы используется газ. Если неподвижной фазой
является твердое тело (адсорбент), хроматография называется
газоадсорбционной, а если жидкость, нанесенная на неподвижный носитель,
– газожидкостной.

В жидкостной хроматографии в качестве подвижной фазы используется
жидкость. Аналогично газовой, различают жидкостно-адсорбционную и
жидкостно-жидкостную хроматографию. Хроматографическое разделение
проводят в трубках, заполненных сорбентом (колоночная хроматография), в
капиллярах длиной несколько десятков метров (капиллярная хроматография),
на пластинках, покрытых слоем адсорбента (тонкослойная хроматография),
на бумаге (бумажная хроматография). Методы хроматографии используются
при исследовании, например, чернил и паст шариковых ручек, наркотических
препаратов, пищевых продуктов и напитков, взрывчатых веществ,
красителей, горюче-смазочных материалов и многих других.

3. Методы анализа фазового состава. Под фазовым составом понимают
качественное или количественное содержание определенных фаз в данном
объекте. Фаза – это гомогенная часть гетерогенной системы, причем в
данной химической системе фазы могут иметь одинаковый (б-железо и
г-железо в охотничьем ноже) и различный (закись и окись меди на медном
проводе) химический состав. Фазовый состав всех объектов, имеющих
кристаллическую структуру, устанавливается с помощью рентгенофазового
анализа, который успешно применяется в экспертной практике для
неразрушающего исследования самого широкого круга объектов: металлов и
сплавов, строительных, лакокрасочных материалов, фармацевтических
препаратов, парфюмерно-косметических изделий, взрывчатых веществ и др.
Метод основан на неповторимости расположения атомов и ионов в
кристаллических структурах веществ, которые отражаются в соответствующих
рентгенометрических данных. Анализ этих данных и позволяет устанавливать
качественный и количественный фазовый состав.

Часто фазовый состав одновременно дает представление и о структуре
объектов.

Методы анализа структуры объектов. Металлографический и
рентгеноструктурныи анализы используются для изучения кристаллической
структуры объектов. С помощью металлографического анализа изучаются
изменения макро- и микроструктуры металлов и сплавов в связи с
изменением их химического состава и условий обработки.
Рентгеноструктурныи анализ позволяет определять ориентацию и размеры
кристаллов, их атомное и ионное строение, измерять внутреннее
напряжение, изучать превращения, происшедшие в материалах под влиянием
давления, температуры, влажности, и, основываясь на полученных данных,
судить о “биографии”, источнике происхождения, способе изготовления той
или иной детали; по разрушениям определять причины пожара, взрыва или
автодорожного происшествия.

В последнее время наряду с традиционным пониманием методов анализа
структуры появилась и интерпретация данного термина, связанная с
внедрением во все сферы человеческой деятельности компьютерных
технологий. К методам анализа структуры относят и исследование структуры
данных в судебной компьютерно-технической и судебно-экономических
экспертизах. Эксперт прежде всего уясняет способ их объединения,
взаимное расположение нескольких элементов данных, рассматриваемых как
одно целое (например, файл базы данных). Особенно наглядны методы
анализа структуры при изучении системы организации файлов и каталогов,
включающие в себя как анализ структуры каталогов и файлов, так и правила
их создания и манипулирования ими.

Методы исследования отдельных свойств могут быть самыми разнообразными.
При исследовании вещественных доказательств исследуется, например,
электропроводность объектов (электропроводов или обугленных остатков
древесины при определении очага пожара), магнитная проницаемость (для
диагностики изменения маркировки), микротвердость (для исследования
следов газокислородной резки, сварных швов и шлаков при установлении
механизма вскрытия металлических хранилищ), концентрационные пределы
вспышки и воспламенения, температура воспламенения и самовоспламенения,
свойства программных объектов и многие другие. Круг изучаемых свойств
непрерывно расширяется при разработке новых методик предварительного и
экспертного исследования, изучении новых объектов.

Разрушающие и неразрушающие методы судебно-экспертного исследования

Одну и ту же информацию об объекте можно получить, применяя различные
общеэкспертные методы. Например, элементный состав металлической частицы
можно установить методами химического микроанализа,
рентгеноспектрального анализа, эмиссионного спектрального анализа и
другими. Однако возможности методов неодинаковы. Методы обладают
различной чувствительностью, избирательностью, могут быть качественными
и количественными, относительными, требующими паспортизованных
стандартных образцов и методами абсолютных измерений. Очевидно, что в
зависимости от задачи, стоящей перед экспертом при производстве
экспертиз, и существования соответствующих методик он должен в каждом
конкретном случае выбирать метод или комплекс методов экспертного
исследования.

Обеспечение сохранности объектов исследования диктуется, прежде всего,
тем, что эти объекты, изучаемые при производстве судебных экспертиз и
исследований, могут получить статус вещественных доказательств по
уголовному или гражданскому делу, делу об административном
правонарушении, и их, согласно принципу непосредственности, действующему
при судебном разбирательстве, необходимо представить в суд в неизменном
виде (ст. 157 ГПК, ст. 10 АПК, ст. 240 УПК, ст. 26.6 КоАП). Сохранность
вещественных доказательств обусловливает также возможность назначения
повторных и дополнительных экспертиз.

Поэтому законодатель вменяет в обязанность судебному эксперту
обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов
дела, а также уничтожать объекты исследований либо существенно изменять
их свойства только с разрешения органа или лица, назначивших судебную
экспертизу HYPERLINK \l “sub_9950” *(50) .

Аналогичная норма содержится в п. 3 ч. 4 ст. 57 УПК, где указывается,
что эксперт не в праве проводить без разрешения дознавателя,
следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное
уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных
свойств. Попутно заметим, что под повреждениями объектов исследования
законодатель понимает изменение их свойств и состояния в результате
применения при исследовании естественно-научных методов, например
физических, химических, биологических HYPERLINK \l “sub_9951” *(51) .
Известно, что наиболее распространенными при производстве
судебно-экспертных исследований являются физико-химические методы
анализа.

В литературе обычно даются рекомендации применять в первую очередь
неразрушающие (недеструктивные) методы.

Понятие разрушающего и неразрушающего методов более детально не
конкретизируется, хотя применительно к объектам судебных экспертиз оно
далеко не однозначно. В этой связи неясно: если объект можно многократно
исследовать одним методом, но после первого из этих исследований данный
объект будет уже непригоден для анализа другим методом, будет ли первый
метод разрушающим? Возможен и обратный вариант: второй раз исследование
данным методом повторить нельзя, но можно использовать вместо него
множество других.

Так, метод оптической микроскопии при исследовании волокон для
установления их родовой (групповой) принадлежности требует изготовления
тонких срезов, не разрушающих целостность объекта. Для реализации метода
растровой электронной микроскопии, формально также неразрушающего, часто
требуется либо создание электропроводящего покрытия, либо фиксация
образца в слое электропроводящего материала (например, графита).

Методы рентгеноанализа, применение которых не вызывает убыли образца, в
ряде случаев требуют пробоподготовки, при которой нарушается целостность
всего объекта. Так, при больших размерах объекта для
рентгеноспектрального или рентгеноструктурного анализа берется его часть
в соответствии с размерами держателя для проб. Условием успешного
проведения анализа может быть приготовление образца в виде
мелкодисперсного порошка (рентгенофазовый анализ) или шлифование объекта
до получения гладкой плоской поверхности (металлография).

В некоторых случаях при исследовании многофазных образований, например
частиц многослойных лакокрасочных покрытий, само исследование может не
требовать пробоподготовки, однако для успешной расшифровки спектрограмм
объект разделяется на отдельные слои. И хотя при этом они не изменяются,
самого объекта – частицы лакокрасочного покрытия как вещественного
доказательства – уже не существует.

Может быть, однако, и такой вариант, когда не происходит даже изменения
формы и внешнего вида объекта, но в результате исследования изменяются
какие-то его свойства или параметры. Это особенно характерно для методов
изучения отдельных физических и химических свойств. Так, при
использовании дифференциально-термического метода, суть которого
заключается в определении тепловых эффектов различных фазовых
превращений в материалах и установлении соответствующих им температур
или интервалов температур (критических точек), зависящих от состава и
структуры материала, фазовые переходы при нагревании или охлаждении
могут иметь необратимый характер. Возможно также снятие макронапряжений
и изменение тонкой рентгеновской структуры (размеров рентгеновских
блоков и величин микронапряжений).

Таким образом, многие считающиеся неразрушающими общеэкспертные методы,
строго говоря, не являются таковыми согласно критериям “большой науки”.
При их использовании может остаться неизменным состав, но в результате
пробоподготовки нарушается целостность, изменяются характеристики
объекта. Все это делает внешне неизмененный объект по сути другим, и
возможность многих исследований, в том числе и повторных, безвозвратно
утрачивается.

Резюмируя вышесказанное, можно заключить, что разрушающим является
метод экспертного исследования, который при своей реализации приводит
либо к разрушению объекта в целом или исследуемого образца, либо к
необратимым изменениям состава, структуры или отдельных свойств объекта
при сохранении его формы и внешнего вида. В соответствии с градацией
методов экспертного исследования в зависимости от степени сохранности
объекта они подразделяются на методы:

а) никак не влияющие на объект и не требующие для реализации
пробоподготовки;

б) не разрушающие объект, но изменяющие его состав, структуру или
отдельные свойства;

в) не разрушающие образец, но требующие для его изготовления разрушения
или видоизменения объекта;

г) полностью или частично разрушающие образец или объект исследования.

Сказанное выше относится к объектам, имеющим определенную форму. Что
касается жидких и сыпучих тел, то, если объект имеется в достаточном
количестве, разрушение незначительной его части не имеет большого
значения. Необходимо только до начала отбора проб точно определить
количество объекта, его вес, объем. Незначительное количество вещества,
необходимого для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой
формы позволяет условно считать примененный в данном случае метод
исследования практически неразрушающим. Например, на месте происшествия
обнаружен пакет вещества, похожего на наркотическое. После взвешивания и
фотографирования пакета незначительную часть вещества можно использовать
для тестового исследования с помощью стандартного набора для выявления
наркотических веществ путем химических капельных реакций. Незначительное
количество вещества, необходимого для анализа, и отсутствие у объекта
исследования устойчивой формы позволяет условно считать примененный в
данном случае метод исследования практически неразрушающим.

В то же время, если наркотическое вещество обнаружено в следовых
количествах, подобное предварительное исследование, безусловно, будет
разрушающим и не должно проводиться ни в коем случае до вынесения
постановления о назначении экспертизы. В противном случае вещество будет
истрачено, а результаты исследования не будут иметь никакого
доказательственного значения.

Напомним, что законодатель обязывает при проведении исследований
вещественных доказательств и документов вносить в них изменения только в
той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи
заключения, и только с разрешения органа или лица, назначивших судебную
экспертизу. Причем такое разрешение должно содержаться в постановлении
или определении о назначении судебной экспертизы либо соответствующем
письме. Выше делалась попытка доказать, что практически любое
исследование вносит какие-то изменения в исследуемый объект.
Следовательно, орган или лицо, назначающее экспертизу, всегда должны
давать санкцию на видоизменение объекта, иначе исследование будет
невозможно. Да и как может лицо, не обладающее специальными знаниями,
заранее оценить ту степень разрушения, которая будет необходима
эксперту? Неясен процессуальный статус письма, где содержится разрешение
на деструкцию объекта: должно ли оно приобщаться к материалам дела? Как
нам представляется, орган или лицо, назначившие экспертизу, должны
указать эксперту, какие свойства или признаки объекта, с их точки
зрения, необходимо, по возможности, оставить без изменения.

Следует подчеркнуть, что применение неразрушающих методов не самоцель и
может быть неэффективным в данном конкретном случае, когда полную
информацию об объекте экспертного исследования удается получить только
при его разрушении. Выбор методики исследования иногда зависит не только
от объекта, но и от сложившейся ситуации. Использование только
неразрушающих методов (при отсутствии необходимой аппаратуры) может
привести к затягиванию сроков выполнения судебных экспертиз и иметь
негативные последствия при раскрытии и расследовании преступлений,
судебном рассмотрении уголовных и гражданских дел, дел об
административных правонарушениях. В заключении судебной экспертизы
следует мотивировать необходимость частичной или полной деструкции
объекта исследования; если же объект только видоизменен, указать, какие
его свойства и признаки изменились. Объект должен быть как можно
подробнее описан, сфотографирован по правилам узловой и детальной
съемки.

Что же касается требования законодателя о получении разрешения органа
или лица, назначивших судебную экспертизу, на уничтожение либо
существенное изменение свойств объектов судебных экспертиз, то в
современных условиях уголовного судопроизводства оно представляется
декларативным и далеким от существующих реалий экспертной практики.

Во-первых, лицо, назначившее судебную экспертизу, не обладает
специальными знаниями и поэтому не может реально оценить необходимость
применения того или иного метода исследования. Во-вторых, объем судебных
экспертиз, выполняемых в государственных экспертных учреждениях, а также
загруженность следователей и дознавателей не дает им возможности
проводить постоянные консультации о методах исследования. Как правило,
следователь, направив в экспертное учреждение постановление о назначении
экспертизы и вещественные доказательства по данному делу, сразу же
приступает к работе по другому уголовному делу, также находящемуся в его
производстве. Думается, что вопрос об использовании тех или иных методов
должен быть оставлен на усмотрение самого эксперта, при условии, что он
будет пользоваться в своей работе унифицированными, стандартизованными
методиками. Исключение должны составлять объекты, имеющие высокую
стоимость или представляющие художественную, историческую или иную
ценность. При назначении экспертизы следователю необходимо указать в
постановлении, какие из свойств объекта являются для него особенно
ценными и не должны подвергнуться модификации. Более реальным выполнение
этого требования представляется в гражданском и арбитражном процессе,
именно в силу специфики судебных экспертиз, назначаемых по гражданским
делам.

Обеспечение сохранности объектов также обусловлено соблюдением
требований по их хранению и упаковке после исследования. Руководитель
государственного экспертного учреждения должен обеспечить контроль за
правильной упаковкой и опечатыванием вещественных доказательств после
исследования HYPERLINK \l “sub_9952” *(52) . Однако именно эксперт
лучше всех осведомлен о том, как следует упаковать объекты, поэтому на
него и возлагается обязанность сделать это HYPERLINK \l “sub_9953”
*(53) . Назначая судебную экспертизу в судебно-экспертное учреждение,
следователь, судья или иной субъект должны быть уверены, что все эти
условия соблюдаются, и в судебно-экспертном учреждении принимаются меры
к предотвращению порчи или повреждения представленных объектов, не
связанных с исследованиями.

Судебно-экспертные методики

Для исследования каждого вида объектов в судебной экспертизе
разрабатывается методика судебно-экспертного исследования HYPERLINK \l
“sub_9954” *(54) , т.е. система категорических или альтернативных
научно обоснованных предписаний по выбору и применению в определенной
последовательности и в определенных существующих или создаваемых
условиях методов, приемов и средств (приспособлений, приборов и
аппаратуры) для решения экспертной задачи.

Категорический или альтернативный характер методики, т.е. отсутствие
или наличие у эксперта возможности выбора, зависит от существа
избираемых методов и средств. В содержание методики могут входить и
ожидаемые результаты или их варианты, а в последнем случае и
рекомендации по оценке значения каждого варианта HYPERLINK \l “sub_9955”
*(55) . Целью создания судебно-экспертной методики является не просто
получение новой информации об объекте исследования, а решение
определенных экспертных задач, и в этом ее отличие от научных методик
исследования аналогичных объектов, часто использующих те же методы.

Заметим, что в методике должны содержаться и так называемые граничные
условия ее применения, т.е. те условия, при которых использование
методики допустимо, а полученные результаты отвечают критериям
достоверности, надежности, точности и обоснованности. Эти условия могут
касаться объектов исследования, используемых методов, аппаратуры.
Например, экспертная методика установления причин оплавления алюминиевых
проводников (пожар или аварийный режим) может использоваться только в
том случае, если проводники не нагревались до температуры свыше 650°С.

Таким образом, методика экспертного исследования характеризуется
системой (совокупностью) методов, причем включенные в ее содержание,
структуру методы применяются в определенной последовательности,
зависящей как от поставленных задач и этапов их решения, так и от
условий, в которых проводится исследование HYPERLINK \l “sub_9956”
*(56) .

При формировании нового рода (класса) судебной экспертизы, когда еще не
разработаны методики судебно-экспертного исследования и поэтому возможно
решение в основном простых прямых задач, часто возникает иллюзия, что
никакие специфические методики не нужны. Вполне достаточно использовать
методы и методики, заимствованные из материнской науки практически без
модификации. Однако последующее развитие экспертизы нового рода
неизбежно приводит к необходимости решения обратных диагностических
задач, поиску идентификационных признаков, что невозможно без разработки
специфических экспертных методик, характерных именно для
судебно-экспертной деятельности.

По степени общности экспертные методики подразделяются на следующие
виды: родовая (видовая), типовая и конкретная, или частная, методики.

1. Родовая (видовая) методика представляет собой совокупность средств и
способов проведения экспертиз данного рода (вида). Она близка к описанию
стадий процесса экспертного исследования в целом HYPERLINK \l “sub_9957”
*(57) , но отличается от него характеристикой специфики содержания этих
стадий, обусловленной особенностями предмета и объектов данной
экспертизы, а также указанием применяемых при производстве экспертиз
данного рода (вида) методов и средств.

2. Типовая методика предназначена для решения типовых для данного рода
(вида) экспертизы задач, например дактилоскопической идентификации лица,
оставившего следы на месте происшествия. В определенных случаях эта
методика может применяться экспертом без какой-либо адаптации,
изменения. Типовые судебно-экспертные методики, как правило,
разрабатываются ведущими государственными судебно-экспертными
учреждениями. В процессе своего формирования они основываются на
методических рекомендациях – предложениях по реализации результатов
научно-исследовательских работ; решениях научных конференций,
научно-практических семинаров, методических советов. Для того чтобы
судебно-экспертная методика получила статус типовой, она должна пройти
этапы апробации и внедрения. Структура типовой методики включает
следующие элементы:

1) типичные для данного вида экспертизы объекты (обычно указываются в
названии методики);

2) методы и средства исследования;

3) указание последовательности применения методов и средств;

4) предписания об условиях и процедурах применения методов и средств;

5) описание возможных результатов применения методов и средств и
характеристика этих результатов в аспекте экспертной задачи.

3. Конкретная, или частная, экспертная методика направлена на решение
определенной экспертной задачи и представляет собой либо результат
приспособления, модификации типовой экспертной методики к решению
конкретной задачи, либо плод творческого подхода эксперта к решению
нетривиальной экспертной задачи. Примером ее может быть методика
выявления залитого или заштрихованного текста на документе.

Термин комплексная экспертная методика может рассматриваться двояко:
во-первых, в смысле включения в экспертную методику комплекса методов
исследования, а во-вторых, как методика проведения комплексной
экспертизы. В первом случае это понятие не несет никакой смысловой
нагрузки, ибо любая методика может содержать указания на применение как
одного, так и нескольких однородных или разнородных методов, которые
применяются в комплексе. Во втором случае мы имеем дело фактически не с
экспертной методикой, а с методикой организации и проведения комплексной
экспертизы, т.е. с указаниями по решению процессуальных и
организационных вопросов этой разновидности судебно-экспертной
деятельности.

Хотя в ст. 11 ФЗ ГСЭД указывается, что “государственные
судебно-экспертные учреждения одного и того же профиля осуществляют
деятельность по организации и производству судебной экспертизы на основе
единого научно-методического подхода к экспертной практике,
профессиональной подготовке и специализации экспертов”,
судебно-экспертные методики, разработанные в разных ведомствах, часто
противоречат друг другу. Поэтому результаты судебных экспертиз,
выполненных на основании этих методик в судебно-экспертных учреждениях
различных ведомств, могут быть противоречивы. Выпускаемые разными
ведомствами методические указания по производству экспертиз нередко
плохо согласуются. Рассредоточение публикаций об экспертных методиках в
ведомственных изданиях затрудняет ознакомление с ними следственных и
судебных работников, производящих оценку заключений экспертов. Для
других же участников судопроизводства эти методики практически
недоступны, а их апробация и внедрение пока еще недостаточно часто
производятся на межведомственном уровне. Государственные стандарты на
экспертные методики пока отсутствуют HYPERLINK \l “sub_9958” *(58) .

Для обеспечения научно-методического единообразия типовых
судебно-экспертных методик необходимы их унификация, паспортизация и
каталогизация. Эта работа уже началась. С 1996 г. создан и функционирует
Федеральный межведомственный координационно-методический совет по
проблемам экспертной деятельности, членами которого являются
представители практически всех ведомств Российской Федерации, имеющих
государственные экспертные учреждения. Совет уже утвердил форму паспорта
типовой методики и инструкцию о порядке его подготовки.

Под экспертной методикой понимается научно-обоснованная
последовательность действий для решения конкретной (типовой) экспертной
задачи, т.е. методика, в которой выражен обобщенный опыт решения типовой
(часто встречающейся в практике) экспертной задачи, а ее содержание
представляет собой совокупность основных данных об объектах
исследования, экспертной задаче, оборудовании, материалах и способах ее
решения. В каждой экспертной методике должны быть представлены: 1)
реквизиты – набор удостоверяющих ее данных и 2) структура –
представленная в логической последовательности совокупность основных
этапов ее реализации.

1. Реквизиты экспертной методики:

1) название методики;

2) автор (составитель) методики;

3) организация-разработчик методики;

4) библиографические данные опубликованной методики.

2. Структура методики:

1) экспертная задача;

2) объект исследования;

3) сущность методики (принцип решения задачи):

а) перечень подзадач (для сложной методики);

б) наименование конкретной подзадачи;

в) объект исследования для экспертной подзадачи;

г) принцип решения подзадачи;

4) совокупность признаков, характеризующих объект;

5) оборудование, материалы и реактивы;

6) последовательность действий эксперта;

7) формулирование выводов эксперта;

8) основная использованная литература.

На данный момент составлены согласованные ведомствами, где имеются
государственные экспертные учреждения, перечень и паспорта около трехсот
судебно-экспертных методик, включающие их реквизиты. Сам процесс
унификации – это огромная работа, на которую потребуются годы.
Предполагается составить паспорта всех действующих в экспертной практике
типовых методик и включить их в общефедеральный каталог методик
исследования вещественных доказательств, используемых в практике работы
государственных экспертных учреждений Российской Федерации.

Конкретные судебно-экспертные методики, представляющие собой программы
действий эксперта по выполнению конкретной судебной экспертизы,
реализуются по ходу формирования этих программ и содержатся в тексте
заключения эксперта. Обобщение конкретных методик может осуществляться
при анализе экспертной практики, подготовке специальных обзоров, а также
в авторских публикациях HYPERLINK \l “sub_9959” *(59) .

Экспертные ошибки

Судебно-экспертная деятельность, как и любая другая, не застрахована от
ошибок. Экспертные ошибки неоднородны и могут быть разделены на три
класса HYPERLINK \l “sub_9960” *(60) : 1) ошибки процессуального
характера; 2) гносеологические ошибки; 3) деятельностные
(операциональные) ошибки.

1. Ошибки процессуального характера заключаются в нарушении экспертом
процессуального режима и процедуры производства экспертизы: а) выход
эксперта за пределы своей компетенции; б) выражение экспертной
инициативы в непредусмотренных законом формах; в) несоблюдение по
незнанию процессуальных требований к заключению эксперта, в том числе
отсутствие в заключении необходимых по закону реквизитов, обоснование
выводов не результатами исследования, а материалами дела и др. Например,
при производстве судебной пожарно-технической экспертизы государственный
судебный эксперт получил непосредственно от ответчика аппарат
электрозащиты, якобы с места пожара, произвел его исследование и дал
категорический вывод в пользу ответчика, что аппарат защиты был исправен
и не мог послужить причиной возникновения горения.

2. Гносеологические ошибки могут быть допущены при познании сущности,
свойств, признаков объектов экспертизы, отношении между ними, а также
при оценке результатов познания, итогов экспертного исследования. Ошибки
этой категории подразделяются на логические, связанные с нарушениями
логической последовательности умозаключений, а также с некорректным
применением приемов и операций, и фактические, дающие искаженное
представление об отношениях между предметами объективного мира.
Проиллюстрируем это примером. В процессе производства судебной
автотехнической экспертизы эксперт, исследуя задние колеса автомобиля,
обнаружил разрушение шпильки ступицы одного из них и сделал вывод, что
это разрушение вызвано дорожно-транспортным происшествием. Впоследствии
при производстве повторной экспертизы было установлено, что причиной
разрушения шпильки ступицы заднего колеса явилась усталость металла.
Этот вывод существенным образом повлиял на решение вопроса о механизме
дорожно-транспортного происшествия и, в конечном итоге, на квалификацию
деяния.

3. Деятельностные (операциональные) ошибки связаны с осуществляемыми
экспертом операциями (процедурами) и могут заключаться в: а) нарушении
предписанной последовательности этих процедур; б) неправильном
использовании средств исследования или использовании непригодных
средств, например использование аппаратуры, давно не проходившей
поверку; в) получении некачественного сравнительного материала и т.п.

Причины экспертных ошибок могут быть объективными (отсутствие
разработанной методики или несовершенство используемой экспертной
методики; применение ошибочно рекомендованных методов; отсутствие полных
данных, характеризующих идентификационную ценность признаков и
устойчивость их отображений в следах и др.) и субъективными
(профессиональная некомпетентность эксперта; его профессиональные
упущения – небрежность, поверхностное производство исследования,
пренебрежение методическими рекомендациями, игнорирование каких-либо
признаков объекта и т.п.) HYPERLINK \l “sub_9961” *(61) .

Экспертные ошибки могут быть связаны и с определенными чертами личности
эксперта (например, неуверенность в своих знаниях, умениях, опытности),
состоянием здоровья (например, плохое зрение). На ошибочность заключения
эксперта могут повлиять сами материалы дела, в том числе заключение
предшествующей экспертизы и некритическое его осмысление.

Поскольку одним из наиболее распространенных общенаучных методов,
используемых практически при любых экспертных исследованиях, является
измерение, рассмотрим объективные и субъективные экспертные ошибки на
примере ошибок, допускаемых при измерениях HYPERLINK \l “sub_9962”
*(62) . Несовершенство измерительных приборов и органов чувств человека,
а часто природа самой измеряемой величины приводят к тому, что при любых
измерениях результаты получаются с определенной точностью, т.е.
эксперимент дает не истинное значение измеряемой величины, а лишь ее
приближенное значение. В связи с этим на практике чаще используется
понятие не истинного значения, а действительного значения физической
величины, которое найдено экспериментально и настолько приближается к
истинному значению, что для данной цели может быть использовано вместо
него.

Совершенно ясно, что никакое измерение не может быть выполнено
абсолютно точно, поэтому искомая величина в процессе измерения
определяется с некоторой ошибкой (погрешностью). Если торговые весы
имеют точность 5 г, то нельзя пытаться измерить с их помощью массу
золотого кольца с точностью до 10 мг. Приступая к измерениям, эксперт
всегда должен сначала установить, какая точность необходима в данном
конкретном случае, а какая может быть достигнута при использовании
выбранного измерительного инструмента, метода или методики. Причем, чем
точнее требуется измерить ту или иную величину, тем труднее этого
достигнуть. Поэтому не следует при производстве измерений стремиться к
большей точности, чем это необходимо для решения поставленной задачи.
Например, дистанцию выстрела, произведенного с расстояния 5-10 м,
достаточно определить с точностью до сантиметров, а калибр гильзы или
пули измеряется микрометром с точностью до сотых долей миллиметра.

Погрешности измерений характеризуются отклонением результатов измерений
от истинного значения измеряемой величины. По источнику происхождения их
подразделяют на три основных типа: систематические, случайные и грубые
(промахи).

Систематические погрешности – это экспертные ошибки, величина и знак
которых равны во всех измерениях, осуществлявшихся одними методами с
помощью одних и тех же измерительных приборов. Учет и исключение
систематических погрешностей при проведении любых измерений – одна из
основных целей эксперта, поскольку они могут в ряде случаев совершенно
исказить результаты судебной экспертизы. Систематические погрешности
обычно разделяют на четыре группы:

1) ошибки, природа которых известна и величина которых может быть точно
определена. Они устраняются введением соответствующих поправок.
Например, если осмотр места пожара производится по “горячим” следам в
прямом и в переносном смысле, для использования в экспертном
исследовании данных измерений металлических изделий, произведенных в
процессе осмотра и зафиксированных в протоколе, может возникнуть
необходимость в поправках, связанных с температурным удлинением
измеряемого объекта и измерительного инструмента. Источники подобных
отклонений должны быть тщательно проанализированы, величины поправок
определены и учтены в окончательном результате. Поправку, которую
следует вводить, устанавливают в зависимости от величин других ошибок,
сопровождающих измерение;

2) ошибки известного происхождения, но неизвестной величины. К их числу
относятся, например, инструментальные погрешности, которые возникают
из-за того, что сами технические средства измерения переносят эталон
физической величины с некоторой погрешностью. Иными словами, если
необходимо измерить напряжение с точностью 0,2 В, нельзя пользоваться
вольтметром, рассчитанным на замер напряжения до 150 В, на котором
указано обозначение 0,5, поскольку этот прибор даст ошибку 0,75 В.
Ошибки данной группы, строго говоря, не могут быть полностью исключены,
но их наибольшее значение, как правило, известно;

3) ошибки, о существовании которых не известно, хотя их величины могут
быть очень значительными. Так, для определения пробы изделия из золота
можно установить его плотность, измерив объем и массу. Однако если
измеряемый объект не является монолитным и содержит внутри полости,
будет допущена ошибка измерения его истинного объема, и поэтому
плотность будет вычислена неточно. Методика экспертного эксперимента
должна позволять избежать больших значений ошибок подобного типа. Чем
сложнее опыт, тем больше оснований предполагать, что какой-то источник
систематических погрешностей остался неучтенным и вносит недопустимо
большой вклад в результат измерений. Одним из наиболее надежных способов
выявления подобных погрешностей является проведение экспертного
исследования иным методом и в других условиях. Совпадение полученных
результатов служит известной гарантией их правильности;

4) ошибки, не связанные непосредственно с измерительными операциями, но
существенным образом искажающие результаты, обычно обусловлены
свойствами самого измеряемого объекта. Например, если эксперт полагает,
что пуля имеет в сечении круг, а в действительности она сплющилась при
ударе о преграду и имеет овальное сечение, то при однократном измерении
полученное значение будет либо больше, либо меньше истинного.

Случайную погрешность (ошибку) невозможно предвидеть и устранить, так
как она возникает из-за причин, учесть которые нельзя ни в конструкции
технического средства, ни в методике измерения. Случайные ошибки не
повторяются при измерениях, выполненных несколько раз в одинаковых
условиях. Так, например, при взвешивании микрочастиц на аналитических
весах получаются разные значения массы. Источников погрешности в данном
случае может быть множество: пылинки на чашечке или трение в подвесах
весов, движение воздуха сквозь неплотно закрытую дверцу весов и
множество других. Для устранения подобных погрешностей измерения
повторяют несколько раз и вычисляют среднее значение массы. В общем
случае величину случайной погрешности оценивают, используя
математический аппарат теории вероятностей, т.е. статистическую
обработку.

Субъективная погрешность (ошибка) возникает тогда, когда эксперт
активно включен в процесс измерения и погрешность зависит от его органов
чувств, реакции, наблюдательности, состояния здоровья. Источником их
являются такие действия работающего, которые сильно искажают результаты
измерений, например ошибка, сделанная вследствие неверной записи
показаний прибора, неправильно прочитанного отсчета и т.п.

Промахами называют грубые ошибки измерения, возникающие из-за:
неправильной установки прибора; эксплуатации его в непредусмотренных,
более жестких условиях (например, при повышенной температуре или
влажности); того, что неправильно определена цена деления или сбит нуль
технического средства измерения. Для устранения промахов эксперт должен
соблюдать аккуратность и тщательность в работе, записях и оформлении
результатов.

Анализ экспертных ошибок, аналогичный тому, который произведен нами для
измерения, осуществим и для других методов экспертного исследования.
Экспертные ошибки могут быть обнаружены самим экспертом, следователем,
дознавателем, прокурором, судом, лицами, участвующими в деле,
руководителем экспертного учреждения, другими экспертами при
производстве повторной, комиссионной или комплексной экспертиз,
специалистами при даче показаний или заключений.

Глава 4. Судебный эксперт, его процессуальный статус и компетенция

Судебный эксперт – это лицо, обладающее специальными знаниями и
назначенное судом в порядке, установленном процессуальным
законодательством (ст. 79 ГПК, 55 АПК, 57 УПК, 25.9 КоАП) для
производства судебной экспертизы и дачи заключения. Таким образом, закон
не требует, чтобы судебная экспертиза в обязательном порядке выполнялась
сотрудниками государственных экспертных учреждений. В качестве эксперта
может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми для дачи
заключения знаниями. Судебные экспертизы производятся экспертами
государственных и негосударственных экспертных учреждений, сотрудниками
неэкспертных учреждений, частными экспертами либо иными специалистами.

Государственным судебным экспертом, производящим судебную экспертизу в
порядке исполнения своих должностных обязанностей, может быть только
аттестованный сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения
HYPERLINK \l “sub_9963” *(63) , а именно: судебно-экспертных учреждений
Минюста России; экспертно-криминалистических подразделений МВД России;
судебно-медицинских и судебно-психиатрических учреждений Минздрава;
судебно-медицинских лабораторий Минобороны России;
экспертно-криминалистических служб; экспертных подразделений ФСБ России
и других государственных судебно-экспертных учреждений, создаваемых в
порядке, определенном ФЗ ГСЭД, федеральными органами исполнительной
власти или органами исполнительной власти субъектов РФ.

Помимо государственных судебных экспертов судебные экспертизы, согласно
ст. 41 ФЗ ГСЭД, HYPERLINK \l “sub_1” процессуальным кодексам и КоАП,
могут производить и иные лица, обладающие специальными знаниями в
области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющиеся
государственными судебными экспертами, и вызванные для дачи заключения.
Такими судебными экспертами могут являться:

а) пенсионеры, в прошлом сотрудники государственных экспертных
учреждений;

б) частные эксперты-профессионалы, у которых эта деятельность является
основной;

в) эксперты – сотрудники негосударственных судебно-экспертных
учреждений;

г) сотрудники неэкспертных организаций, являющиеся специалистами в
необходимой области знания HYPERLINK \l “sub_9964” *(64) .

Действующее законодательство предъявляет к эксперту серьезные
требования HYPERLINK \l “sub_9965” *(65) , которые практически
аналогичны во всех кодифицированных законах и в ФЗ ГСЭД. Рассмотрим эти
требования подробнее.

Обязанности и ответственность судебного эксперта

1. Согласно ч. 1 ст. 85 ГПК, судебный эксперт обязан принять к
производству порученную ему судом экспертизу и провести полное
исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и
объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить
его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного
участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с
проведенным исследованием и данным им заключением. В случае если
поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта либо
материалы и документы непригодны или недостаточны для проведения
исследовании и дачи заключения, эксперт обязан направить в суд,
назначивший экспертизу, мотивированное сообщение в письменной форме о
невозможности дать заключение.

Та же позиция законодателя отражена в ст. 16 ФЗ ГСЭД. Но помимо
перечисленных выше условий невозможности для эксперта дать заключение в
ней присутствуют еще два: если эксперту отказано в получении
дополнительных материалов и если современный уровень развития науки не
позволяет ответить на поставленные вопросы.

Заметим, что именно в ФЗ ГСЭД и ГПК обязанности эксперта обозначены
наиболее категорично. В АПК и КоАП также указывается, что эксперт обязан
явиться по вызову суда (ст. 55 АПК), судьи, органа, должностного лица, в
производстве которых находится дело об административном правонарушении
(ст. 25.9 КоАП) и дать объективное заключение по поставленным вопросам.
Однако отказ от производства экспертизы законодатель уже относит к
правам, но не к обязанностям эксперта. Правда такое право
предоставляется эксперту опять-таки только в случае, если ответы на
заданные вопросы выходят за пределы его специальных знаний, а также если
представленные материалы недостаточны для дачи заключения.

Наиболее прогрессивным нам представляется подход к этому вопросу в УПК,
где вообще отсутствует упоминание об обязанностях судебного эксперта, а
в ст. 57 отмечается, что эксперт делать вправе (ч. 3), а что не вправе
(ч. 4).

Заметим, что ранее в ст. 82 УПК РСФСР говорилось именно об обязанностях
эксперта явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя,
прокурора и суда и дать объективное заключение по поставленным перед ним
вопросам, а если поставленный вопрос выходит за пределы специальных
знаний эксперта или представленные ему материалы недостаточны для дачи
заключения, эксперт в письменной форме должен сообщить органу,
назначившему экспертизу, о невозможности дать заключение.

К сожалению, эта норма, не соответствующая, по нашему мнению, концепции
правового государства, перекочевала без какой-либо модификации в новые
ГПК, АПК и КоАП. Более того, согласно ч. 6 ст. 25.9 КоАП, за отказ или
уклонение от исполнения этих обязанностей эксперт несет административную
ответственность, “предусмотренную настоящим Кодексом”.

Правда, норма, предусматривающая административную ответственность, в
КоАП отсутствует.

Наличие норм, регламентирующих обязанности эксперта в процессуальных
кодексах РСФСР (УПК, ГПК, КоАП), не вызывало удивления, но в современных
условиях эти нормы явно устарели, поскольку нарушают права человека и
противоречат Конституции РФ.

Согласно новому процессуальному законодательству судебный эксперт уже
не несет ответственности за отказ от дачи заключения, но в ч. 1 ст. 85
ГПК, ч. 4 ст. 55 АПК, п. 6 ч. 3 ст. 57 и ч. 5 ст. 199 УПК ч. 4 ст. 25.9
КоАП и абз. 4 ч. 1 ст. 16 ФЗ ГСЭД дан исчерпывающий перечень случаев,
когда эксперт вправе отказаться от производства экспертизы, а именно:
если поставленные вопросы выходят за пределы его специальных знаний, а
также в случаях, если представленных ему материалов недостаточно для
дачи заключения.

Как нам представляется, нормы законов должны быть откорректированы в
плане отмены этого перечня, поскольку принуждение лиц, обладающих
специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания
противоречит российскому законодательству и принципам правового
государства.

В самом деле, если экспертиза назначается судебному эксперту –
сотруднику экспертного учреждения, в должностные обязанности которого,
согласно подписанному им трудовому договору (контракту), входит
производство судебных экспертиз, то зачем нужна законодательная
регламентация обязанности явиться и дать заключение? Думается, что в
этом случае не оправдана и административная ответственность за отказ
явиться по вызову должностного лица, осуществляющего производство по
делу, и дать заключение, поскольку в контракте заранее оговорена
ответственность данного лица за неисполнение требований контракта, и в
этом случае в соответствии с трудовым законодательством (ст. 57
Трудового кодекса РФ) сотрудник судебно-экспертного учреждения подлежит
дисциплинарной ответственности. Перечень дисциплинарных взысканий для
судебного эксперта, как и для любого гражданина РФ, указан в ст. 192
Трудового кодекса РФ.

Что касается частных экспертов, т.е. лиц, производящих экспертные
исследования вне экспертных учреждений, а в настоящее время большое
количество экспертиз, особенно в гражданском и арбитражном процессе
выполняется именно частными экспертами, то они вообще не обязаны
производить экспертизу и давать заключение. Принуждение лиц, обладающих
специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания
противоречит ст. 37 Конституции РФ, согласно которой принудительный труд
в Российской Федерации запрещен, а также ст. 4 “Запрещение
принудительного труда” Трудового кодекса РФ.

2. Об обязанности эксперта направить в суд мотивированное сообщение в
письменной форме о невозможности дать заключение говорится только в абз.
2 ч. 1 ст. 85 ГПК и абз. 4 ч. 1 ст. 16 ФЗ ГСЭД. Безусловно, если
экспертиза производится вне экспертного учреждения, эксперт должен сам
сообщить о невозможности ее проведения. Вероятно, учитывая это
обстоятельство, законодатель в новом УПК нигде не упоминает об
обязанности эксперта письменно сообщать органу или лицу, назначившему
экспертизу, о невозможности ее производства. В экспертном учреждении
письменное сообщение о невозможности дать заключение должно быть
направлено экспертом руководителю этого учреждения, который, в свою
очередь, поручает производство экспертизы другому эксперту, привлекает
сторонних специалистов или уведомляет орган или лицо, назначившее
судебную экспертизу, о невозможности ее производства. Независимость
эксперта не будет ущемлена, если предоставить ему право, в случае
несогласия с решением руководителя экспертного учреждения, довести свое
мнение до сведения лица или органа, назначивших экспертизу.

3. Обязанностью судебного эксперта, согласно абз. 5 ч. 1 ФЗ ГСЭД,
является не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с
производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут
ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие
государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.
Аналогичный запрет имеется в ч. 2 ст. 85 ГПК.

Думается, что законодатель излишне категоричен. Необходимо было бы
указать, что конкретно понимается под разглашением, и предусмотреть
условия, когда такое разглашение недопустимо. Является ли, например,
разглашением сведений представление экспертом копий заключений в
квалификационную комиссию при очередной аттестации? Распространяется ли
требование о неразглашении на членов комиссии, если материалы поступили
от частного эксперта, а экспертизы производились им по делу об
административном правонарушении или в арбитражном процессе, где нет
таких ограничений? Очевидно, что для урегулирования этих противоречий
необходимо уточнение нормы ФЗ ГСЭД и разработка целого ряда подзаконных
нормативных актов.

Наиболее четко данный вопрос урегулирован в УПК, где указывается, что
эксперт не вправе разглашать данные предварительного расследования,
ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве
эксперта, если он был об этом заранее предупрежден (п. 5 ч. 4 ст. 57,
ст. 161 УПК). За разглашение этих сведений он может быть привлечен к
уголовной ответственности по ст. 310 УК.

К числу сведений, огласка которых может привести к нарушению
конституционных прав граждан, относятся, прежде всего, данные,
полученные в ходе судебно-медицинской и судебно-психиатрической
экспертиз. Разглашение информации о выявленных при производстве
экспертиз этих родов болезнях или беременности может привести к
нарушению прав граждан на охрану достоинства личности,
неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, защиты чести
и доброго имени, гарантированных Конституцией РФ (ст. 23). Недопустимо
предавать огласке сведения, полученные при судебной
технико-криминалистической экспертизе документов, почерковедческой и
автороведческой экспертизе и касающиеся содержания личных документов
(писем, завещаний, дневников, ценных бумаг и проч.). Не подлежат
разглашению и сведения, почерпнутые из фонограмм или видеофонограмм,
исследуемых в ходе судебной фоноскопической экспертизы; электронные
документы и иная компьютерная информация (например, содержание баз
данных, коды доступа, пароли и проч.), полученная в результате
осуществления судебной компьютерно-технической экспертизы.

Информация содержит коммерческую или иную тайну в случае, если имеет
действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу
неизвестности ее третьим лицам (ст. 139 ГК). Подобная информация
защищается способами, предусмотренными ст. 12 ГК и другими правовыми
актами, в частности Федеральным законом от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ
“Об информации, информатизации и защите информации”.

Государственные судебные эксперты целого ряда государственных
судебно-экспертных учреждений являются одновременно военнослужащими,
сотрудниками органов внутренних дел, таможенных органов, иных воинских
формирований РФ. Поэтому их с полным основанием можно отнести к
категории должностных лиц, в том смысле, как это понимается в УК и КоАП.
Таким образом, они должны признаваться субъектами должностных
преступлений, а также подлежать административной ответственности за
административные правонарушения, связанные с неисполнением либо
ненадлежащим исполнением их служебных обязанностей.

За незаконное получение, разглашение или использование сведений,
составляющих коммерческую или банковскую тайну, судебный эксперт может
быть привлечен к уголовной ответственности согласно ст. 183 УК РФ.

При производстве судебных экспертиз самых различных родов и видов могут
возникнуть проблемы охраны государственной тайны. Это могут быть
судебно-баллистическая или взрывотехническая экспертизы, назначаемые,
например, следователями прокуратуры или ФСБ при расследовании
террористических актов, судебные инженерно-технологические и
экономические экспертизы, минералогические экспертизы, связанные с
добычей, передачей и потреблением платины, металлов платиновой группы,
природных алмазов, а также других стратегических видов полезных
ископаемых, и многие иные судебные экспертизы в соответствии с Перечнем
сведений, составляющих государственную тайну HYPERLINK \l “sub_9966”
*(66) . Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в
соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой
принадлежностью, а также в соответствии с законом HYPERLINK \l
“sub_9967” *(67) . При этом необходимо учитывать, что законодатель дает
исчерпывающий перечень данных, не подлежащих отнесению к государственной
тайне и засекречиванию. К ним относятся сведения:

1) о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности
и здоровью граждан, и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их
официальных прогнозах и последствиях;

2) о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии,
образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии
преступности;

3) о привилегиях, компенсациях и льготах, предоставляемых государством
гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям;

4) о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина;

5) о размерах золотого запаса и государственных валютных резервах
Российской Федерации;

6) о состоянии здоровья высших должностных лиц Российской Федерации;

7) о фактах нарушения законности органами государственной власти и их
должностными лицами.

Должностные лица, принявшие решения о засекречивании перечисленных
сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений,
составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную
или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного
обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба.

Коль скоро законодатель вменяет эксперту в обязанность не разглашать
сведения, составляющие государственную тайну, следовательно, судебный
эксперт является лицом, допускаемым к государственной тайне. Причем
законодатель оговаривает условия допуска к государственной тайне
должностных лиц и граждан HYPERLINK \l “sub_9968” *(68) . Допуск
должностных лиц и граждан РФ к государственной тайне осуществляется в
добровольном порядке и предусматривает:

1) принятие на себя обязательств перед государством по
нераспространению доверенных им сведений, составляющих государственную
тайну;

2) согласие на частичные, временные ограничения их прав HYPERLINK \l
“sub_9969” *(69) ;

3) письменное согласие на проведение в отношении их полномочными
органами проверочных мероприятий;

4) определение видов, размеров и порядка предоставления льгот,
предусмотренных Законом о государственной тайне;

5) ознакомление с нормами законодательства РФ о государственной тайне,
предусматривающими ответственность за его нарушение;

6) принятие решения руководителем органа государственной власти,
предприятия, учреждения или организации (государственного экспертного
учреждения) о допуске оформляемого лица к сведениям, составляющим
государственную тайну.

Для должностных лиц и граждан, допущенных к государственной тайне на
постоянной основе, устанавливаются процентные надбавки к заработной
плате в зависимости от степени секретности сведений, к которым они имеют
доступ; преимущественное право при прочих равных условиях на оставление
на работе при проведении органами государственной власти, предприятиями,
учреждениями и организациями организационных и (или) штатных
мероприятий.

Государственные судебные эксперты ряда экспертных учреждений имеют
статус должностных лиц, остальные (например, сотрудники
судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции РФ) при решении
вопроса о допуске к сведениям, содержащим государственную тайну,
выступают как граждане. Заметим, что при допуске к государственной тайне
эти лица могут быть временно ограничены в своих правах HYPERLINK \l
“sub_9970” *(70) . Эти ограничения могут касаться права:

1) выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре
(контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне;

2) на распространение сведений, составляющих государственную тайну,
полученных при производстве судебной экспертизы;

3) на неприкосновенность частной жизни при проведении проверочных
мероприятий в период оформления допуска к государственной тайне.

Руководители судебно-экспертных учреждений несут персональную
ответственность за создание таких условий, при которых судебные эксперты
знакомятся только с теми сведениями, составляющими государственную
тайну, и в таких объемах, которые необходимы экспертам для выполнения их
должностных (функциональных) обязанностей HYPERLINK \l “sub_9971” *(71)
.

Государственные судебные эксперты, как должностные лица и граждане,
виновные в нарушении законодательства РФ о государственной тайне, несут
уголовную, административную, гражданско-правовую или дисциплинарную
ответственность в соответствии с действующим законодательством HYPERLINK
\l “sub_9972” *(72) .

4. Законодатель устанавливает (ч. 2 ст. 80 ГПК, ч. 5 ст. 55 АПК, ч. 5
ст. 57 УПК) уголовную ответственность, предусмотренную ст. 307 УК, или
административную ответственность (ч. 3 ст. 25.9 КоАП), предусмотренную
ст. 17.9 КоАП за дачу заведомо ложного экспертного заключения.

В советском уголовно-процессуальном законодательстве традиционно
присутствовала норма, предписывающая при назначении каждой экспертизы
предупреждать эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного
заключения и отбирать об этом подписку. В новом процессуальном
законодательстве эта норма несколько видоизменена, хотя, по сути, она
сохранилась. Если судебная экспертиза производится в экспертном
учреждении, законодатель теперь обязывает руководителя этого учреждения
предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо
ложного заключения и отобрать у него об этом подписку. Если же
экспертиза назначается конкретному эксперту, то его об ответственности
предупреждает субъект, назначивший экспертизу (ч. 2 ст. 80 ГПК; абз. 3
ч. 4 ст. 82 АПК; ч. 3 ст. 25.9 КоАП; ст. 14 ФЗ ГСЭД). Исключение
составляет ч. 2 ст. 199 УПК, где указывается, что после получения от
следователя постановления о назначении судебной экспертизы и материалов,
необходимых для ее производства, руководитель экспертного учреждения, за
исключением руководителя государственного судебно-экспертного
учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность,
предусмотренные ст. 57 УПК. Но это вовсе не означает, что
государственный судебный эксперт не дает в каждом заключении подписки,
что он предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного
заключения. Напротив, в п. 5 ч. 1 ст. 204 УПК подчеркивается, что эта
подписка является обязательным атрибутом экспертного заключения.

Представляется, что данная норма, оправданная для лиц, привлекаемых к
производству судебных экспертиз впервые или изредка и не являющихся
сотрудниками экспертных учреждений, вполне правомерна (по аналогии с
предупреждением свидетеля об ответственности за дачу заведомо ложных
показаний). Однако для судебных экспертов, имеющих экспертное
образование и сертифицированных квалификационными комиссиями, а ведь
согласно ФЗ ГСЭД только такие специалисты могут привлекаться к
производству судебных экспертиз, излишне постоянно повторять эту
процедуру. Ее можно заменить, например, присягой судебного эксперта,
даваемой при получении диплома о высшем экспертном образовании или
квалификационного свидетельства на право производства судебных
экспертиз. Заметим, что многие государственные судебные эксперты,
являясь сотрудниками Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских
формирований, приносят присягу, поступая на службу. В текст этой присяги
могли бы быть внесены коррективы, касающиеся судебных экспертов.

5. Лицо, выступающее в роли эксперта, обязано сообщить субъекту,
назначившему экспертизу, об обстоятельствах, исключающих возможность его
участия в данном деле, при наличии таких обстоятельств. Согласно нормам
процессуального законодательства судебный эксперт подлежит отводу, если
он хотя бы косвенно заинтересован в исходе дела; является родственником
сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; находится
или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц,
участвующих в деле, или представителей; или имеются иные обстоятельства,
вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК; 23 АПК; 70 УПК;
25.12 КоАП). Заметим, что, согласно новому гражданскому и уголовному
процессуальному законодательству, предыдущее участие эксперта в деле в
качестве специалиста не является основанием его отвода.

Основанием для отвода эксперта в арбитражном процессе является
проведение им ревизии или проверки, материалы которых стали поводом для
обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (абз.
2 ч. 1 ст. 23 АПК). Фактически ревизия или проверка – это
предварительное исследование, произведенное специалистом, хотя
процессуальная фигура специалиста в арбитражном процессе отсутствует.

В производстве по делам об административных правонарушениях, если лицо
участвовало в деле в качестве специалиста, оно не может в дальнейшем
быть экспертом по данному делу.

То есть законодатель фактически перенес в новые АПК и КоАП норму УПК
РСФСР (п. За ч. 1 ст. 67), которая многие годы вызывала возражения
процессуалистов и криминалистов HYPERLINK \l “sub_9973” *(73) и,
наконец, была отменена в УПК. Вряд ли такой механический перенос
является прогрессивным. В настоящее время можно считать доказанным и
обоснованным на практике, что если специалист участвует в собирании
объектов, могущих стать впоследствии вещественными доказательствами,
зная, что производство экспертизы может быть поручено ему, он работает
гораздо ответственнее и скрупулезнее. Поэтому представляется, что эти
нормы АПК и КоАП нуждаются в изменении.

Участие эксперта при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве
эксперта не является основанием для его отвода. Однако УПК
предусматривает возможность отвода эксперта, если обнаружится его
некомпетентность (п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК).

Компетенция эксперта (от лат. compete – соответствовать, быть годным)
может рассматриваться в двух аспектах HYPERLINK \l “sub_9974” *(74) .
Во-первых, это круг полномочий, права и обязанности эксперта, которые
определены HYPERLINK \l “sub_1” процессуальными кодексами и КоАП.
Во-вторых, это комплекс знаний в области теории, методики и практики
судебной экспертизы определенного рода, вида.

Различают объективную компетенцию, т.е. объем знаний, которыми должен
владеть эксперт, и субъективную компетенцию – степень, в которой
конкретный эксперт владеет этими знаниями. Субъективную компетенцию
часто называют компетентностью эксперта. Она определяется его
образовательным уровнем, специальной экспертной подготовкой, стажем
экспертной работы, опытом в решении аналогичных экспертных задач,
индивидуальными способностями. Согласно ст. 13 ФЗ ГСЭД компетентность
государственного судебного эксперта проверяется и удостоверяется
экспертно-квалификационными комиссиями HYPERLINK \l “sub_9975” *(75) .

В других кодифицированных законах пункт об отводе эксперта, в случае,
когда обнаружится его некомпетентность, отсутствует. Ряд
ученых-процессуалистов, например авторы комментария к АПК РФ 1995 г.,
полагают, что это обосновано, поскольку лицо, которое не обладает
специальными знаниями, если даже будет призвано в качестве эксперта,
вряд ли сможет представить арбитражному суду квалифицированное
заключение. Кроме этого, заключение эксперта, как одно из доказательств,
подлежит оценке наряду с другими доказательствами и не будет принято
судом при недостаточной обоснованности. Они же уповают на то, что
эксперт сам может отказаться от дачи заключения, если он не обладает
необходимыми знаниями HYPERLINK \l “sub_9976” *(76) .

С этим трудно согласиться. Вопрос о том, насколько квалифицированно
составлено заключение, т.е. вопрос об оценке заключения эксперта, весьма
сложен, поскольку судьи не обладают специальными знаниями и им трудно в
современных условиях научно-технической революции, когда экспертные
методики все усложняются и усложняются, глубоко разобраться в экспертных
технологиях. Судьи оценивают заключение эксперта в основном по
формальным признакам HYPERLINK \l “sub_9977” *(77) . Что касается
отказа эксперта от производства экспертизы, то он может добросовестно
заблуждаться и не видеть своих ошибок. Поэтому представляется, что, если
некомпетентность эксперта обнаружена еще на начальном этапе при
назначении экспертизы, должна быть обеспечена возможность его отвода.

6. Судебный эксперт не вправе без ведома следователя и суда вступать в
личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с
производством судебной экспертизы, самостоятельно собирать материалы для
экспертного исследования.

Чтобы не возникло сомнений в беспристрастности и объективности
судебного эксперта, его личные контакты с потерпевшим, подозреваемым,
обвиняемым, сторонами и другими участниками процесса должны
ограничиваться строгими процессуальными рамками. Так, например, согласно
УПК (п. 3 ч. 3 ст. 57) эксперт может принимать участие в процессуальных
действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной
экспертизы. Более того, законодатель прямо указывает, что без ведома
следователя и суда эксперт не вправе вести переговоры с участниками
уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством
судебной экспертизы (п. 1 ч. 4 ст. 57). В гражданском и арбитражном
процессе эксперт контактирует со сторонами и их представителями, только
участвуя в заседаниях суда, задавая вопросы, относящиеся к предмету
экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК).

Аналогичная норма (п. 2 ч. 5 ст. 25.9) имеется и в КоАП: с разрешения
судьи, должностного лица, лица, председательствующего в заседании
коллегиального органа, в производстве которых находится дело об
административном правонарушении, эксперт может задавать вопросы,
относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении которого ведется
производство по делу, потерпевшему и свидетелям.

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает
материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой
экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств.

Так, например, судом рассматривалось гражданское дело о возмещении
ущерба в результате пожара на даче. В ходе судебного разбирательства
была назначена электротехническая экспертиза для установления, находился
ли аппарат электрозащиты в исправном состоянии. Однако, поскольку при
производстве осмотра этот автоматический выключатель не был изъят и
приобщен к материалам дела, эксперт обратился непосредственно к
ответчику, в помещении которого был установлен этот аппарат
электрозащиты. Ответчик предоставил в распоряжение эксперта
автоматический выключатель, который и был исследован. Эксперт сделал
вывод, что прибор исправен, но истец заявил ходатайство о признании
недопустимым и исключении заключения эксперта из числа доказательств.
Суд удовлетворил ходатайство.

Самостоятельным сбором материалов для экспертизы является и анализ
экспертом всех материалов дела. Эксперт вправе знакомиться с материалами
дела, относящимися к предмету экспертизы. Но эти материалы должны быть
отобраны следователем, судом, органом, рассматривающим дело об
административном правонарушении. В случае, когда представленных
материалов недостаточно, эксперт имеет право запросить недостающие. Но
право эксперта знакомиться с материалами дела ограничено предметом
экспертизы. Эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших
экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая
доказательства, выбирая, что ему исследовать, например анализировать
свидетельские показания, иначе могут возникнуть сомнения в объективности
и обоснованности заключения. К сожалению, на практике это происходит
достаточно часто.

Рассматривая вопрос об ограничении прав судебного эксперта, следует
остановиться еще на одной проблеме, решения которой требует следственная
и судебная, да и экспертная практика. Речь идет о праве эксперта в
некоторых случаях собирать вещественные доказательства. Типичной,
например, является ситуация с исследованием микроколичеств веществ и
материалов, называемых в криминалистике микрообъектами. По существующей
практике субъект, назначающий экспертизу, например, для установления
факта контактного взаимодействия, обоснованно предполагая, что на тех
или иных предметах имеются микрообъекты, прежде всего, задает вопрос:
имеются ли на представленных для исследования предметах волокна,
микрочастицы лакокрасочного покрытия, металла и проч.? Аналогичные
вопросы задаются иногда при необходимости обнаружения невидимых следов
рук на изъятых предметах.

Эксперт в ходе экспертного осмотра представленных предметов и при
обнаружении микрообъектов (следов) фиксирует этот факт в своем
заключении. Обнаруженные микрообъекты, приобретающие значение
вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному
исследованию для решения других вопросов экспертного задания. Таким
образом, эксперт фактически собирает (обнаруживает, фиксирует, изымает)
доказательства, на что у него нет права согласно букве закона. К
подобным действиям эксперта, явно выходящим за пределы его компетенции,
следователь и суд относятся весьма снисходительно. По мнению Л.В.
Виницкого, осмотр предметов – вероятных носителей микрообъектов – должен
производиться по месту их обнаружения, как правило, при осмотре, с
участием специалиста. Микрообъекты, которые по своим характеристикам
могут быть обнаружены и индивидуализированы в ходе такого осмотра,
подробно описываются в протоколе осмотра и впоследствии приобщаются к
делу в качестве вещественных доказательств. Те же микрообъекты, которые
не могут быть обнаружены при осмотре, но наличие которых обоснованно
предполагается, обнаруживаются на предметах-носителях в лабораторных
условиях в ходе дополнительного следственного осмотра следователем с
обязательным участием специалиста.

Именно следователь составляет протокол об их обнаружении, в котором
фиксируются их индивидуализирующие признаки HYPERLINK \l “sub_9978”
*(78) .

Предложенное Виницким решение действительно соответствует действующему
законодательству и исключает его нарушение, но с точки зрения практики
оно весьма трудно реализуемо. Во-первых, обнаружение микрообъектов в
лабораторных условиях намного результативнее. Во-вторых, это процесс
длительный, он может продолжаться несколько дней кряду, поэтому
нереально постоянное присутствие следователя или судьи.

Не предоставляя эксперту права собирать доказательства, действующий
уголовно-процессуальный закон в то же время содержит отступления от
этого правила при производстве судебно-медицинского освидетельствования
как разновидности судебно-медицинской экспертизы, осуществляемого
единолично экспертом.

На основании вышеизложенного полагаем, что эксперту должно
предоставляться право собирать доказательства при исследовании предметов
– возможных носителей микрообъектов – и при производстве некоторых видов
экспертиз. Кстати, законодатель уже сделал шаг на этом пути, установив в
ч. 4 ст. 202 УПК, что если получение образцов для сравнительного
исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится
экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия
эксперт отражает в своем заключении.

Законодатель запрещает эксперту без разрешения дознавателя,
следователя, суда, лица, рассматривающего дело об административном
правонарушении, проводить исследования, могущие повлечь полное или
частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или
основных свойств. Обязанность судебного эксперта обеспечить сохранность
представленных объектов исследований и материалов дела корреспондируется
с требованиями законодателя уничтожать объекты исследований либо
существенно изменять их свойства только с разрешения органа или лица,
назначивших судебную экспертизу.

Как было показано в HYPERLINK \l “sub_3” главе 3 , методов, полностью
или частично видоизменяющих объект, абсолютное большинство. Однако эти
изменения могут затрагивать или не затрагивать именно те характеристики
объекта, которые делают его вещественным доказательством по делу.

Резюмируя вышеизложенное, полагаем, что требование закона о сохранности
объектов экспертного исследования следует интерпретировать как
стремление эксперта сделать все возможное в данной ситуации, чтобы
сохранить неизменным либо сам объект, либо, если это невозможно, те его
свойства и признаки, которые позволят в дальнейшем получить
представление об объекте и вновь подвергнуть его исследованию при
производстве повторной или дополнительной судебной экспертизы.

Законодатель (ст. 41 ФЗ ГСЭД) распространил на судебно-экспертную
деятельность частных экспертов и сотрудников негосударственных
экспертных учреждений действие ряда статей ФЗ ГСЭД HYPERLINK \l
“sub_9979” *(79) , где упоминаются исключительно государственные
судебные эксперты. При этом он действовал далеко не всегда логично.
Рассмотрим эти статьи по порядку. Неясно, почему на негосударственных
экспертов не распространяются требования ст. 3 “Правовая основа
государственной судебно-экспертной деятельности”. Разве для
негосударственной судебно-экспертной деятельности должна быть иная
правовая основа, чем для государственной (Конституция РФ, ФЗ ГСЭД, ГПК,
АПК, УПК, КоАП, Таможенный кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ,
законодательство РФ о здравоохранении, другие федеральные законы)?
Исключение могут составлять только ведомственные нормативные акты, но об
этом можно было бы упомянуть в законе. Аналогичная ситуация наблюдается
и в отношении ст. 5, посвященной соблюдению законности при осуществлении
государственной судебно-экспертной деятельности. А что,
негосударственный эксперт не должен руководствоваться законом в своей
деятельности, и нарушение закона не влечет за собой ответственности? Но
согласно ст. 41 действие ст. 5, как и ст. 3, на лиц, не являющихся
государственными судебными экспертами, не распространяется.

Наименования ст. 4 и ст. 6 также могут быть откорректированы за счет
исключения слова “государственный”: “Принципы судебно-экспертной
деятельности в Российской Федерации”; “Соблюдение прав и свобод человека
и гражданина, прав юридического лица при осуществлении
судебно-экспертной деятельности”.

Статья 16, посвященная обязанностям эксперта, несмотря на указание
законодателя, никак не применима в полном объеме к частному эксперту или
сотруднику негосударственного экспертного учреждения.

Нестыковки начинаются уже с первой части. Частный эксперт не обязан
“принять к производству порученную ему руководителем соответствующего
государственного судебно-экспертного учреждения судебную экспертизу”. Не
распространяются на частного эксперта и ограничения его прав, связанные
с принятием поручений о производстве судебной экспертизы непосредственно
от каких-либо органов или лиц, а уж тем более запрет осуществлять
судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта.
Ведь он и есть негосударственный эксперт.

Если частный эксперт взялся за производство экспертизы и в его адрес
вынесено постановление или определение суда, он обязан:

– не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с
производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут
ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие
государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;

– обеспечить сохранность представленных объектов исследований и
материалов дела;

– исполнять обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным
законодательством.

Независимость судебного эксперта

В ст. 7 ФЗ ГСЭД законодатель подчеркивает, что при производстве
судебной экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших
судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе
дела, т.е. фактически важнейшей стороной независимости эксперта является
его процессуальная самостоятельность, которая гарантируется порядком
назначения и производства судебной экспертизы, а также обеспечивается
возможностью его отвода. Является ли судебный эксперт государственным
экспертом, сотрудником негосударственного экспертного учреждения или
частным экспертом, он дает заключение от своего имени и несет за данное
им заключение личную ответственность.

Судебный эксперт независим в выборе методов, средств и методик
экспертного исследования, необходимых, с его точки зрения, для изучения
данных конкретных объектов экспертизы. Руководитель экспертного
учреждения может рекомендовать эксперту воспользоваться тем или иным
методом, средством, применить ту или иную методику, однако право выбора
остается за экспертом.

Воздействие на эксперта со стороны лиц, участвующих в деле, и иных лиц
не допускается. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта,
подлежат уголовной ответственности (ст. 302 УК).

Однако на самостоятельность суждений эксперта, на независимость
судебной экспертизы влияют многие факторы и одних процессуальных
требований явно недостаточно. Государственные судебно-экспертные
учреждения зачастую подчиняются тем же органам исполнительной власти,
что и следственные аппараты, органы дознания, например, в Министерстве
внутренних дел, Федеральной таможенной службе, Федеральной службе
безопасности. Такая ситуация, безусловно, отрицательно влияет на
независимость как судебного эксперта, так и экспертного учреждения в
целом. В реальной жизни существует множество способов оказания давления
на эксперта или руководителя судебно-экспертного учреждения.
Руководитель экспертного учреждения может, например, по указанию кого-то
из вышестоящих начальников передать производство экспертизы другому
эксперту, если вывод, сделанный первоначально назначенным экспертом,
кого-то не устраивает. По закону первый эксперт может выступить со своим
особым мнением, но, будучи сотрудником военизированного подразделения,
где его судьба существенным образом зависит от старших начальников,
сделает ли он это? Ответ далеко не однозначен!

Напрашивается решение о выделении государственных экспертных учреждений
и создании государственной судебно-экспертной службы, не связанной с
органами дознания и предварительного расследования. Строго говоря, такая
службы давно существует – это судебно-экспертные учреждения Министерства
юстиции РФ. Казалось бы, для обеспечения независимости судебной
экспертизы все государственные экспертные учреждения следовало бы
сосредоточить именно под эгидой Минюста России. Но практика показывает,
что во многих случаях оторванность судебно-экспертной службы от органов
дознания и следственных аппаратов приносит значительно больше вреда, чем
пользы. Теряется оперативность применения специальных знаний,
определяющая зачастую весь успех раскрытия и расследования преступления
в целом. Да и вообще, строго говоря, возможна ли абсолютная
независимость? Ведь реально далеко не всегда могут избежать постороннего
влияния даже судьи, на независимость которых прямо указано в Конституции
HYPERLINK \l “sub_9980” *(80) и в специальном законе HYPERLINK \l
“sub_9981” *(81) , где даются гарантии независимости судьи.

С другой стороны, реальная независимость негосударственных
судебно-экспертных учреждений, частных экспертов, несмотря на то, что
многие из них именуют себя независимыми, далеко не всегда имеет место. В
некоторых случаях экспертный вывод может находиться в прямой зависимости
от суммы гонорара за проведенное исследование. Представляется, что
некорректно называть судебные экспертизы, производимые в
негосударственных экспертных учреждениях, независимыми, а частных
экспертов – независимыми экспертами, поскольку отсюда следует, что в
государственных экспертных учреждениях выполняют “зависимые” экспертизы.

Как нам представляется, выход не в обеспечении абсолютной независимости
эксперта, которая, как и любая абстракция, в условиях реального социума
недостижима, хотя к ней, конечно, надо стремиться, а в возможности
проведения альтернативных судебных экспертиз, в конкуренции
государственных и негосударственных экспертных учреждений.

Независимость судебного эксперта обусловливается, кроме того,
одинаковым уровнем требований к профессиональной подготовке
государственных и негосударственных экспертов. В ст. 13 ФЗ ГСЭД
устанавливается порядок определения уровня профессиональной подготовки
экспертов и аттестации их на право самостоятельного производства
судебной экспертизы. С этой целью в ряде федеральных органов
исполнительной власти созданы и функционируют экспертно-квалификационные
комиссии. Причем через каждые пять лет эксперт должен подтверждать
уровень своего профессионализма в указанных комиссиях. К сожалению, пока
эти комиссии производят аттестацию и выдают квалификационные
свидетельства только государственным судебным экспертам данного
ведомства. Реальная независимость эксперта возможна только при условии
единых квалификационных требований к государственным судебным экспертам
всех ведомств, судебным экспертам негосударственных экспертных
учреждений и частным экспертам. Это возможно при законодательном
закреплении условий осуществления негосударственной судебно-экспертной
деятельности, предусматривающем создание независимых вневедомственных
экспертно-квалификационных комиссий, единых для государственных и
негосударственных судебных экспертов.

Права судебного эксперта

Согласно ст. 17 ФЗ ГСЭД эксперт вправе:

1) ходатайствовать перед руководителем соответствующего
государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к
производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо
для проведения исследований и дачи заключения;

2) делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или
судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования
участниками процесса его заключения или показаний;

3) обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица,
назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.

Необходимость в предоставлении эксперту права ходатайствовать перед
руководителем экспертного учреждения о привлечении к производству
судебной экспертизы других экспертов обусловлена целым рядом факторов:

а) при производстве многообъектной экспертизы число однородных объектов
исследования может быть столь велико, что экспертное исследование
невозможно выполнить в установленный срок;

б) еще до начала экспертизы или уже в ходе ее производства выясняется,
что необходимо применить методы, которыми сам эксперт не владеет, или
использовать приборы и оборудование, отсутствующие в данном экспертном
учреждении, т.е. речь идет о комплексном исследовании;

в) в ходе исследования или до его начала эксперт понимает, что часть
вопросов может быть решена только при производстве комплексной
экспертизы;

г) эксперт решает воспользоваться правом расширить перечень вопросов,
имеющих значение для доказывания (законодатель предоставляет это право
эксперту в соответствующих статьях процессуальных кодеков HYPERLINK \l
“sub_9982” *(82) ), на которые могут быть даны ответы, но при этом ему
может понадобиться помощь других экспертов.

Важность экспертной инициативы в вопросе о привлечении к выполнению
судебной экспертизы других экспертов подтверждается ч. 3 ст. 85 ГПК и п.
2 ч. 3 ст. 57 УПК, указывающих, что эксперт имеет право ходатайствовать
о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, но,
тем не менее, в АПК и КоАП такая норма отсутствует. Однако следует
подчеркнуть, что в тех случаях, когда эксперт не считает себя
компетентным разрешать вопросы экспертизы, он должен не ходатайствовать
о привлечении дополнительно других экспертов, а вообще отказаться от ее
производства.

Поскольку суд, прокурор, следователь, дознаватель, подсудимый,
обвиняемый, истец, ответчик, представители сторон и иные участники
процесса могут неправильно истолковать заключение эксперта или его
показания при допросе, законодатель в ФЗ ГСЭД предоставляет судебному
эксперту право делать заявления. Эта норма представляется нам вполне
логичной, однако ни в одном из HYPERLINK \l “sub_1” процессуальных
кодексов РФ судебный эксперт не наделен таким правом.

Как известно, заявление – это официальное обращение гражданина или
нескольких лиц в государственный орган или орган местного
самоуправления, администрацию учреждения, организации или к должностному
лицу, не связанное, в отличие от жалобы, с нарушением его прав и
законных интересов и не содержащее просьбы устранить такое нарушение, а
направленное на реализацию прав и интересов заявителя или на устранение
тех или иных недостатков в деятельности предприятий, учреждений,
организаций. Заявление может быть подано в письменной и устной форме
HYPERLINK \l “sub_9983” *(83) .

Отметим, что свои возражения эксперт может изложить в процессе его
допроса следователем и судом (ст. 205, 282 УПК). При этом согласно ч. 6
ст. 166 УПК эксперт имеет право делать подлежащие внесению в протокол
следственного действия замечания о его дополнении и уточнении. Все
внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть
оговорены и удостоверены его подписью. Однако формально, коль скоро
уголовно-процессуальным законом эксперту не предоставлено право делать
заявления, эти возражения заявлением не являются и могут быть оставлены
без рассмотрения. К тому же инициатива в производстве допроса эксперта
принадлежит следователю или суду.

С другой стороны, эксперт не вправе изложить свои возражения по поводу
неправильного истолкования его заключения или показаний при допросе в
виде ходатайства, поскольку, согласно процессуальному законодательству,
он может заявлять ходатайства только о предоставлении дополнительных
материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к
производству судебной экспертизы других экспертов. Обжаловать
неправильное истолкование заключения эксперт также не может, поскольку
его права как эксперта не ограничиваются.

Таким образом, имеет место явная нестыковка законодательных актов.
Нормы новых процессуальных кодексов и КоАП косвенно отменяют норму ФЗ
ГСЭД. Как нам представляется, следует дополнить перечень прав эксперта,
изложенных в HYPERLINK \l “sub_3” процессуальных кодексах и КоАП,
нормой, предусматривающей право эксперта делать подлежащие занесению в
протокол следственного действия или судебного заседания заявления по
поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения
или показаний.

Рассмотрим далее иные права, предоставляемые эксперту процессуальным
законодательством (ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК, ч. 3 ст. 57 УПК, ч.
5 ст. 25.9 КоАП). Во всех этих нормах, как уже упоминалось выше,
содержится указание на право эксперта знакомиться с материалами дела,
относящимися к предмету судебной экспертизы, и при определенных условиях
отказаться от производства экспертизы. Помимо этого судебный эксперт
имеет право:

1) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов,
необходимых для дачи заключения;

2) участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора,
должностного лица, лица, председательствующего в заседании
коллегиального органа, в производстве которых находится дело об
административном правонарушении, и суда в процессуальных действиях и
задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

3) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по
вопросам, хотя и не указанным в постановлении (определении) о назначении
судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного
исследования;

4) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя,
следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Статья 16 ФЗ ГСЭД ограничивает права государственного судебного
эксперта, запрещая ему принимать поручения о производстве судебной
экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением
руководителя государственного судебно-экспертного учреждения. Отсюда
следует, что суд, следователь, дознаватель, должностное лицо или орган,
рассматривающие дело об административном правонарушении, не могут при
назначении экспертизы выбрать эксперта по своему усмотрению, а вправе
выбирать только государственное экспертное учреждение. Такое ограничение
представляется нам неправомерным, оно может привести к нарушению прав
подозреваемого и обвиняемого и противоречит нормам HYPERLINK \l “sub_1”
процессуальных кодексов и КоАП.

Ведь, например, согласно п. 3 ч. 1 ст. 198 УПК, при назначении и
производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник
вправе ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими
лиц. Если постановление не может быть вынесено в адрес конкретного лица,
решение об удовлетворении ходатайства подозреваемого или обвиняемого
фактически принимает руководитель экспертного учреждения, не наделенный
законодателем такими полномочиями.

Аналогичные нарушения закона могут возникнуть и при назначении судебных
экспертиз по делам об административных правонарушениях. Как следует из
ч. 1 ст. 25.9. КоАП, в качестве эксперта может быть привлечено любое не
заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее
специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле,
достаточными для проведения экспертизы и дачи экспертного заключения.
Причем, согласно ч. 4 ст. 26.4 КоАП, лицо, в отношении которого ведется
производство по делу об административном правонарушении, и потерпевший
имеют право просить о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц.
Такие же права предоставлены лицам, участвующим в деле, как в
гражданском (абз. 2 ч. 2 ст. 79 ГПК), так и в арбитражном (ч. 3 ст. 82
АПК) процессе. Все эти права граждан могут быть нарушены, как
представляется, без достаточных оснований.

Вспомним, что по Конституции (ст. 55) в Российской Федерации не должны
издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и
гражданина. Эти права и свободы могут быть ограничены федеральным
законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ
конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных
интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности
государства. В данном случае норма федерального закона ограничивает
права граждан явно без соответствующих оснований, поскольку неясно, с
чем связан фактический запрет для суда, следователя, дознавателя,
органа, рассматривающего дело об административном правонарушении,
обратиться с постановлением или определением о назначении судебной
экспертизы непосредственно к государственному судебному эксперту.

Другое ограничение прав государственного эксперта связано с лишением
его возможности осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве
негосударственного эксперта, хотя процессуальные кодексы и КоАП не
содержат подобных оснований для отвода эксперта. Это фактически означает
для государственного эксперта невозможность работы по совместительству,
хотя согласно ст. 98 Трудового кодекса РФ работник имеет право заключить
трудовой договор с другим работодателем для работы на условиях внешнего
совместительства. Исключения могут устанавливаться только федеральным
законом.

Проанализируем, насколько это ограничение обосновано. Как известно,
любые запреты затрудняют развитие соответствующей отрасли знаний.
Обеспеченность сферы судопроизводства квалифицированными экспертными
кадрами в Российской Федерации явно недостаточна. Наиболее благополучно
дело обстоит с экспертами так называемых традиционных криминалистических
экспертиз, которые ранее и составляли основной контингент сотрудников
государственных экспертных учреждений. В последние годы ситуация резко
изменилась, все чаще назначаются судебные экспертизы других родов и
видов, особенно при производстве по гражданским делам. Однако
большинство государственных экспертных учреждений, имея ведомственную
принадлежность, в своей деятельности сохраняют ведомственную
направленность.

В то же время число экспертов, например, судебно-бухгалтерских,
пожарно-технических или автотехнических экспертиз в Российской Федерации
невелико, что негативно влияет на возможность их состязательности в
суде, создает проблемы при назначении комиссионных, комплексных и
повторных экспертиз. Причем, как показывает практика, данный запрет
направлен именно против наиболее уважаемых и опытных экспертов, которых
обычно приглашают лично, а не как сотрудников экспертного учреждения. Не
имея возможности заниматься судебно-экспертной деятельностью в свободное
от основной работы время, наиболее опытные кадры просто уходят из
государственных экспертных учреждений, где к тому же заработная плата
весьма невелика.

Данная норма, введение которой осуществлялось, видимо, с благой целью –
закрепить экспертные кадры, способствовать сосредоточению их усилий
исключительно на выполнении экспертиз, назначаемых в государственное
экспертное учреждение, привела к обратному результату – оттоку наиболее
квалифицированных экспертов из государственных экспертных учреждений,
снижению качества судебных экспертиз.

Работа в государственных экспертных учреждениях в принципе не является
государственной службой, ибо в соответствии с действующим до февраля
2005 г. Федеральным законом “Об основах государственной службы
Российской Федерации” государственный судебный эксперт не является
государственным служащим. Исключение составляют государственные
эксперты, работающие в государственных экспертных учреждениях
Министерства обороны и других ведомств, работа в которых
соответствующими законами признается особыми видами государственной
службы. На этих лиц распространяются ограничения, связанные с
государственной службой, а именно заниматься другой оплачиваемой
деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой
деятельности (п. 1 ч. 1 ст. 11 названного Закона).

Согласно сменяющему его с 1 февраля 2005 г. Федеральному закону от 27
июля 2004 г. N 79-ФЗ “О государственной гражданской службе Российской
Федерации” (ч. 2 ст. 14) гражданский служащий вправе с предварительным
уведомлением руководителя выполнять иную оплачиваемую работу, если это
не влечет за собой конфликт интересов.

Таким образом, сотрудники государственных экспертных учреждений должны
иметь все права на совместительство, предоставляемые им Трудовым
кодексом РФ (ст. 98).

Подготовка судебных экспертов и повышение их квалификации

Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к
судебному эксперту, сформулированы в ст. 13 ФЗ ГСЭД. Законодатель
указывает, что должность эксперта в государственных судебно-экспертных
учреждениях может занимать гражданин РФ, имеющий высшее профессиональное
образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной
специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами
соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Должность
эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной
власти в области внутренних дел может также занимать гражданин РФ,
имеющий среднее специальное экспертное образование.

Представляется, что квалификационные требования к негосударственным
экспертам, касающиеся их образования и подготовки, должны быть такими
же.

В течение многих лет судебных экспертов практически всех родов и видов
экспертиз (за исключением специалистов в области судебной медицины и
судебной психиатрии, которых выпускают соответствующие кафедры
медицинских высших учебных заведений) готовили путем переподготовки лиц,
имеющих как естественно-научное, так и юридическое образование. В
результате этой переподготовки они получали так называемый допуск –
квалификационное свидетельство на право производства экспертиз данного
рода (вида).

Для самостоятельной подготовки вновь принятых сотрудников, не имеющих
права производства экспертиз, составлялся индивидуальный план, который
утверждался руководителем судебно-экспертного учреждения, в соответствии
с программой подготовки экспертов данного ведомства. За стажером, не
имеющим экспертной подготовки, закреплялся эксперт-наставник из числа
наиболее опытных работников. Наставник должен был оказывать вновь
поступившему сотруднику методическую помощь в освоении теоретического
курса и приобретении практических навыков работы с приборами и
оборудованием, контролировать выполнение индивидуального плана
подготовки, привлекать обучающегося к производству экспертиз и
исследований, участию в следственных действиях в качестве специалиста.
Заключение эксперта подписывалось наставником и обучающимся
экспертом-стажером.

Необходимость в квалифицированных экспертных кадрах была столь велика,
что существовали ускоренные варианты подготовки и переподготовки
экспертов-криминалистов в учебных центрах и на курсах, которые
организовывались в основном в органах внутренних дел различных уровней,
при экспертных подразделениях и высших учебных заведениях МВД России,
имеющих материально-техническую базу и штат преподавателей. Еще одна
форма подготовки экспертов – это стажировка на факультетах повышения
квалификации высших учебных заведений в форме краткосрочного обучения в
течение 40 дней для лиц, имеющих высшее образование. Слушатели изучали
теоретические вопросы, выполняли восемь контрольных экспертиз, сдавали
экзамены и получали право на самостоятельную работу.

До 1996 г. единственным высшим учебным заведением, где осуществлялась
подготовка экспертов с высшим образованием, причем только в области
традиционных криминалистических экспертиз, являлся Факультет
экспертов-криминалистов (ФЭК) Волгоградской академии МВД России (ранее –
Высшей следственной школы МВД СССР). Заметим, что выпускники получали
диплом о высшем юридическом образовании и свидетельства на право
производства криминалистических экспертиз, поэтому естественно, что во
главу угла ставили юридическую подготовку, которая, бесспорно, очень
важна, и изучение криминалистики, собственных криминалистических методов
исследования, поскольку экспертизы традиционно называются
криминалистическими. Экспертов со средним специальным образованием
готовили школы милиции.

Но в судебной экспертизе, включая и ее традиционные роды:
баллистическую, трасологическую и другие, ведущую роль начали играть
методы естественно-научного и технического происхождения. Слушателей
пытались обучать естественно-научным методам экспертного исследования.
Однако вследствие отсутствия у них базовых естественных и технических
знаний эта затея была обречена на провал. Подготовленные таким образом
специалисты могли только заимствовать из других областей какие-то
технические решения, компилировать, но не создавать что-то новое. На
начальном этапе становления судебной экспертизы такие работы были
необходимы и играли роль проводников новых разрабатываемых “большой”
наукой методов и аппаратуры. К сожалению, зачастую они так и не
продвинулись дальше простого описания возможностей тех или иных
общеэкспертных методов до создания конкретных методик исследования
вещественных доказательств. В результате многие эффективные и
информативные общеэкспертные методы оставались невостребованными,
увеличение технической оснащенности экспертных учреждений не вызывало
сколько-нибудь заметного повышения доказательственного значения
экспертных выводов.

С другой стороны, физики, химики, биологи, инженеры и другие
специалисты с естественно-научным или техническим базовым образованием,
которые привлекаются на работу в судебно-экспертные учреждения, не знают
даже основ материального и процессуального права, криминалистики и
теории судебной экспертизы. Обычно они являются специалистами в очень
узких областях, и полученные в вузах знания используются ими только на
20-30%. Стажировки и курсы, с помощью которых их обучали основам
процессуального права и криминалистики, не дают необходимых глубоких
знаний. Юридические знания и общая правовая культура, насущно
необходимые судебным экспертам в повседневной деятельности,
приобретаются ими только через несколько лет практической работы. В
результате допускаются многочисленные экспертные ошибки и упущения.

Юристы, которые все еще переквалифицируются в судебных экспертов,
сталкиваются с еще большими трудностями, поскольку, как мы уже упоминали
выше, не имеют базовых знаний для работы с все усложняющейся экспертной
техникой.

Безусловно, качество подготовки судебных экспертов путем индивидуальных
и групповых стажировок и краткосрочных курсов не может сравниться с
систематическим образованием, получаемым в высшем учебном заведении. Еще
большие сомнения вызывает качество подготовки экспертов со средним
специальным образованием. Практика показывает, что уровень экспертных
заключений таких экспертов весьма невысок, они содержат много ошибок.
Пока в некоторых судебно-экспертных учреждениях еще работают эксперты со
средним специальным образованием, производящие только традиционные
криминалистические экспертизы. Однако их подготовка прекращена.

С 1996 г. ФЭК Волгоградской академии и Саратовский юридический институт
МВД России, а с 1999 г. и Московский университет МВД России начали
готовить судебных экспертов со специализацией эксперт-криминалист.

К настоящему времени завершилась давняя дискуссия о необходимости
профильной подготовки судебных экспертов только с высшим образованием. В
государственном реестре появилась новая специальность для специалистов с
высшим образованием – судебная экспертиза HYPERLINK \l “sub_9984” *(84)
. С 2000 г. действует Государственный образовательный стандарт высшего
профессионального образования по специальности 350600 – Судебная
экспертиза. Выпускникам вузов по этой специальности с 2003 г.
присваивается квалификация – судебный эксперт.

Для координации действий научно-педагогической общественности вузов и
представителей учреждений и организаций по обеспечению качества и
развития содержания профессионального образования, прогнозирования
перспективных направлений и научно-методического обеспечения процесса
подготовки специалистов в области судебной экспертизы на базе
Саратовского юридического института МВД РФ создано Учебно-методическое
объединение образовательных учреждений профессионального образования в
области судебной экспертизы Министерства образования и науки РФ.

Сейчас в высших учебных заведениях МВД России, о которых идет речь,
готовят в рамках пятилетней формы обучения экспертов “традиционных”
криминалистических экспертиз, получающих по окончании вуза диплом о
высшем экспертном образовании и допуски на право производства семи родов
экспертиз: трасологических, дактилоскопических, баллистических,
холодного оружия, портретных, почерковедческих,
технико-криминалистических экспертиз документов. Хотя реально выпускник
может овладеть производством экспертиз двух, максимум трех, родов.

Единство интегрированной природы всех видов судебных экспертиз и
представления об общеэкспертных методах исследования вещественных
доказательств позволило создать предпосылки для выработки единого
подхода к подготовке судебных экспертов разных специализаций в рамках
вузовского образования. С этой целью разработан новый Государственный
образовательный стандарт, предусматривающий унифицированный подход к
изучаемым общепрофессиональным дисциплинам, дифференцированное
определение дисциплин специализации в зависимости от родов судебных
экспертиз.

Практическая реализация данной концепции подготовки судебных экспертов
в области судебных инженерно-технических экспертиз (пожарно-технической,
автотехнической и взрыво-технической) реализована в Московском
государственном техническом университете (МГТУ) им. Н.Э. Баумана.
Университет обладает уникальной технической базой и имеет также
юридический центр, где дается как первоначальное, так и второе
юридическое образование. В 2003 г. в МГТУ осуществлен первый выпуск
судебных экспертов инженерно-технических экспертиз с высшим
образованием, в 2004 г. – выпуск судебных экспертов в области
компьютерно-технической экспертизы.

Лицензии на право обучения производству судебных экспертиз получены
Волгоградским государственным университетом (судебные экспертизы веществ
и материалов), Московской государственной юридической академией
(судебно-экономические экспертизы) и некоторыми другими вузами. Однако
потребность в судебных экспертах столь высока, что еще долгое время,
очевидно, будет осуществляться и обучение экспертов путем переподготовки
иных специалистов.

Но высшее судебно-экспертное образование – это условие необходимое, но
недостаточное для подтверждения экспертной квалификации. Согласно ч. 2
ст. 13 ФЗ ГСЭД для государственных судебных экспертов определение уровня
профессиональной подготовки и аттестация на право самостоятельного
производства судебной экспертизы осуществляются
экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном
нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов
исполнительной власти. Причем уровень профессиональной подготовки
экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет.

Приказом Министерства юстиции РФ утверждено специальное положение об
аттестации работников судебно-экспертных учреждений Минюста России на
право самостоятельного производства судебной экспертизы HYPERLINK \l
“sub_9985” *(85) . Положение устанавливает порядок аттестации
работников на право самостоятельного производства судебной экспертизы в
судебно-экспертных учреждениях (СЭУ) Минюста России с целью определения
их уровня профессиональной подготовленности для производства судебных
экспертиз. Для аттестации работников на право самостоятельного
производства судебной экспертизы и его продления образуются Центральная
экспертно-квалификационная комиссия в Российском федеральном центре
судебных экспертиз (РФЦСЭ) и Зональные экспертно-квалификационные
комиссии в региональных центрах судебной экспертизы (РЦСЭ) и центральных
лабораториях судебной экспертизы (ЦЛСЭ).

В соответствии с Положением право самостоятельного производства
судебной экспертизы в СЭУ Министерства юстиции РФ присваивается
работникам судебно-экспертных учреждений, имеющим высшее
профессиональное образование, прошедшим подготовку по конкретной
экспертной специальности в одном из СЭУ Министерства юстиции РФ и
обладающим специальными знаниями, необходимыми для производства
конкретных родов (видов) судебных экспертиз. Судебный эксперт должен
знать действующее законодательство по вопросам судебной экспертизы,
ведомственные нормативные акты, регулирующие экспертную деятельность,
теоретические основы судебной экспертизы в целом и конкретного ее рода
(вида), современные методы и методики производства экспертиз по своей
экспертной специальности и владеть ими. Право самостоятельного
производства судебной экспертизы в СЭУ Минюста России присваивается
сроком на пять лет. Через каждые пять лет экспертно-квалификационной
комиссией рассматривается вопрос о его продлении.

Центральная экспертно-квалификационная комиссия присваивает и
продлевает право самостоятельного производства судебной экспертизы:

1) работникам РФЦСЭ;

2) начальникам РЦСЭ, ЦЛСЭ и ЛСЭ;

3) заместителям начальников и руководителям структурных подразделений
РЦСЭ, ЦЛСЭ;

4) работникам экспертных учреждений, прошедшим обучение в РФЦСЭ;

5) работникам СЭУ, если соответствующая Зональная
экспертно-квалификационная комиссия по тем или иным причинам не может
присвоить или продлить право самостоятельного производства судебной
экспертизы по конкретной специальности.

Зональная экспертно-квалификационная комиссия присваивает и продлевает
право самостоятельного производства судебной экспертизы:

1) работникам РЦСЭ, ЦЛСЭ;

2) заместителям начальников, руководителям структурных подразделений и
иногородних отделов (групп), работникам зональных лабораторий судебной
экспертизы;

3) работникам экспертных учреждений, прошедшим обучение в РЦСЭ, ЦЛСЭ;

4) работникам экспертных учреждений, если экспертно-квалификационная
комиссия РФЦСЭ либо соответствующих РЦСЭ, ЦЛСЭ по тем или иным причинам
не может присвоить право самостоятельного производства судебной
экспертизы по конкретной специальности.

В РФЦСЭ, РЦСЭ, ЦЛСЭ создается по одной экспертно-квалификационной
комиссии, в которой образуются секции по отдельным родам (видам)
судебных экспертиз либо конкретным экспертным направлениям. Структура и
персональный состав экспертно-квалификационной комиссии с распределением
обязанностей утверждается Министерством юстиции РФ по представлению
руководителя соответствующего СЭУ. В состав экспертно-квалификационной
комиссии входят: руководитель СЭУ – председатель комиссии, заместитель
руководителя – заместитель председателя комиссии, секретарь комиссии,
руководители экспертных подразделений, наиболее опытные эксперты по
конкретному роду (виду) судебной экспертизы или экспертному направлению.
В комиссии должно быть не менее двух человек, обладающих познаниями в
области той экспертной специальности, по которой присваивается право
самостоятельного производства судебной экспертизы. В состав комиссии
могут быть включены представители экспертных служб иных министерств и
ведомств, научных учреждений и высших учебных заведений.

В представлении на работника СЭУ, направляемого на аттестацию на право
самостоятельного производства судебной экспертизы, подписанном
руководителем соответствующего СЭУ (структурного подразделения) с
проставлением даты, указываются фамилия, имя, отчество, год рождения,
образование, специальность по образованию, стаж работы в экспертном
учреждении, занимаемая должность, полученная экспертная подготовка
аттестуемого работника, а также дается оценка его деятельности как
специалиста в соответствующей области судебной экспертизы. К
представлению прилагается не менее пяти наблюдательных производств по
экспертизам, выполненным сотрудником совместно с экспертом-наставником
либо под его контролем.

Материалы, представленные для аттестации на право самостоятельного
производства судебной экспертизы, рассматриваются
экспертно-квалификационной комиссией в месячный срок. Работник, в
отношении которого рассматривается вопрос аттестации на право
самостоятельного производства судебной экспертизы, приглашается на
заседание комиссии. Вопрос о продлении судебному эксперту права
самостоятельного производства судебной экспертизы при наличии
положительных рецензий на экспертные заключения (не менее пяти) может
быть рассмотрен комиссией заочно.

В процессе заседания комиссия изучает представленные на ее рассмотрение
материалы, предлагает претенденту ответить на вопросы по конкретной
экспертной специальности, теоретическим основам судебной экспертизы,
нормам процессуального законодательства и ведомственным нормативным
актам, регулирующим экспертную деятельность, после чего дает оценку
уровню его специальных познаний. Решение принимается комиссией в
отсутствии претендента на основе коллективного обсуждения открытым
голосованием большинством голосов. Отрицательное решение
экспертно-квалификационной комиссии должно быть мотивированным, причем
вопрос о присвоении права самостоятельного производства судебной
экспертизы данному работнику вновь может быть рассмотрен не ранее чем
через шесть месяцев в общем порядке.

О ходе заседания экспертно-аттестационной комиссии ведется протокол,
который подписывается председателем и секретарем. На каждого работника,
который прошел аттестацию на право самостоятельного производства
судебной экспертизы, заполняется Карточка судебного эксперта в двух
экземплярах. Один экземпляр карточки помещается в картотеку комиссии,
второй – направляется в Отдел экспертных учреждений Минюста России для
централизованного учета. В соответствии с решением
экспертно-квалификационной комиссии работнику выдается Свидетельство об
аттестации на право самостоятельного производства судебной экспертизы,
которое подписывается председателем и секретарем комиссии и заверяется
печатью выдавшего свидетельство судебно-экспертного учреждения.

Судебному эксперту, прошедшему аттестацию на право самостоятельного
производства судебной экспертизы по определенной экспертной
специальности и получившему подготовку по другой (другим) экспертной
специальности, решением соответствующей экспертно-квалификационной
комиссии присваивается право самостоятельного производства судебной
экспертизы по дополнительной экспертной специальности (нескольким
специальностям одновременно).

Вопрос о внеочередной аттестации работника судебно-экспертного
учреждения на право самостоятельного производства судебной экспертизы
рассматривается Центральной или Зональной экспертно-квалификационной
комиссией, проводившей предыдущую аттестацию работника, по
мотивированному представлению руководителя СЭУ, в случае нарушений
аттестованным работником требований и норм действующего законодательства
и ведомственных нормативных правовых актов, регулирующих экспертную
деятельность, могущих повлечь за собой нанесение ущерба правам и
законным интересам граждан. К представлению руководителя СЭУ должны быть
приложены пять наблюдательных производств по экспертизам и другие
документы, подтверждающие наличие оснований для постановки вопроса о
внеочередной аттестации работника.

Не будучи продленным или по результатам досрочной аттестации,
свидетельство о присвоении права самостоятельного производства судебной
экспертизы утрачивает силу и подлежит возврату в
экспертно-квалификационную комиссию.

Решение Зональной экспертно-квалификационной комиссии может быть
обжаловано работником СЭУ в Центральную экспертно-квалификационную
комиссию. Центральная экспертно-квалификационная комиссия при
рассмотрении жалобы истребует из Зональной экспертно-квалификационной
комиссии все необходимые материалы, а из судебно-экспертного учреждения
– не менее пяти наблюдательных производств по экспертизам, выполненным
данным работником, и организует их рецензирование. На заседание
приглашается работник СЭУ, подавший жалобу. В случае отказа последнего
прибыть на заседание комиссии без уважительной причины вопрос может быть
рассмотрен в его отсутствие. При наличии всех необходимых материалов
жалоба должна быть рассмотрена в месячный срок. Решение комиссии
вручается (направляется) лицу, подавшему жалобу. Решение Центральной
экспертно-квалификационной комиссии может быть обжаловано в суд.

Рассмотрим далее, как регламентированы вопросы экспертной аттестации в
нормативных актах МВД России.

Приказом МВД России от 31 марта 1997 г. N 190 “О реорганизации
Экспертно-квалификационной комиссии МВД России” в целях улучшения
системы профессиональной подготовки, переподготовки, повышения
квалификации экспертных кадров и совершенствования порядка выдачи
свидетельств на право производства экспертиз Экспертно-квалификационная
комиссия МВД России, образованная в соответствии с приказом МВД России
от 24 декабря 1992 г. N 474, преобразована в Центральную
экспертно-квалификационную комиссию МВД России. Этим же приказом
предписано реорганизовать и привести в соответствие с утвержденным
приказом положением “О Центральной экспертно-квалификационной комиссии
МВД России” региональные экспертно-квалификационные комиссии.

В положении указывается, что Центральная экспертно-квалификационная
комиссия является головным органом МВД России по вопросам предоставления
прав производства экспертиз в системе, осуществляющей профессиональную
подготовку, переподготовку и повышение квалификации экспертных кадров в
рамках экспертно-криминалистической деятельности МВД. Комиссия создается
при Экспертно-криминалистическом центре (ЭКЦ) МВД России, реорганизуется
и упраздняется министром внутренних дел РФ. Председателем Центральной
комиссии является начальник ЭКЦ МВД России. Кроме него в состав комиссии
входят: первый заместитель начальника ЭКЦ МВД России, начальник
организационно-методического управления, начальник
научно-исследовательской лаборатории ЭКЦ МВД России и начальники отделов
ЭКЦ МВД России, в которых производятся те или иные виды судебных
экспертиз. Основными задачами комиссии являются:

1) решение вопросов о предоставлении или лишении экспертов органов
внутренних дел РФ прав на производство ими судебных экспертиз;

2) координация и контроль деятельности экспертно-квалификационных
комиссий МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ, УВДТ, УВД (ОВД), Управления
режимных объектов МВД России, оказание им практической и методической
помощи;

3) анализ и обобщение состояния использования современных научно
обоснованных методик исследования вещественных доказательств в практике
производства экспертиз и исследований, внедренных в работу
экспертно-криминалистических подразделений.

Центральная комиссия предоставляет (отказывает в предоставлении) право
на производство экспертиз сотрудникам экспертно-криминалистических
подразделений (ЭКП), в том числе работающим пенсионерам, и выдает
свидетельство, удостоверяющее их право заниматься производством
экспертиз в период работы в экспертно-криминалистическом подразделении.
Причем, если сотрудник ЭКП переводится в другие службы органов
внутренних дел, министерства и иные федеральные органы исполнительной
власти РФ, не имеющие структур, связанных с экспертной деятельностью, а
также при увольнении из органов внутренних дел или лишении права
производства экспертиз, свидетельство подлежит изъятию и дальнейшему
хранению в его личном деле. В полномочия Центральной комиссии входит
также восстановление права производства экспертиз сотрудникам
экспертно-криминалистических подразделений, имеющим перерыв в экспертной
работе менее пяти лет.

Центральная комиссия создает и упраздняет региональные комиссии, для
которых ее решения обязательны, она вправе отменить решения региональных
комиссий при наличии для этого достаточных оснований.

При аттестации судебного эксперта на право производства экспертиз в
Центральную (региональную) экспертно-квалификационную комиссию МВД
России направляются следующие материалы:

1) ходатайство руководства ЭКП;

2) сведения о данном сотруднике ЭКП;

3) заключение о прохождении стажировки претендента на право
производства экспертиз;

4) протокол заседания экзаменационной комиссии МВД России, ГУВД, УВД
субъектов РФ, УВДТ, УВД (ОВД), Управления режимных объектов МВД России;

5) копии не менее пяти заключений с фототаблицами по каждому виду
судебных экспертиз, на получение права производства которых претендует
сотрудник;

6) ранее выданное свидетельство на право производства экспертиз (если
таковое имеется).

При рассмотрении вопроса о предоставлении права производства экспертиз
учитывается стаж работы в должности эксперта, наличие специального
образования, навыки владения методиками данного вида экспертизы и умение
использовать соответствующие технические средства, приборы и
оборудование. Принимается во внимание качество экспертного заключения
(полнота, последовательность, грамотность, качество иллюстративных
материалов).

Положением “О свидетельстве на право производства экспертиз
сотрудниками экспертно-криминалистических подразделений органов
внутренних дел Российской Федерации”, утвержденным уже упомянутым
приказом МВД РФ от 31 марта 1997 г. N 190, определен статус этого
документа. По положению свидетельство является именным документом,
удостоверяющим право на производство криминалистических экспертиз, имеет
единую для всех ЭКП МВД России форму и реквизиты. Оно выдается не только
экспертам органов внутренних дел РФ, но и работающим в качестве
экспертов пенсионерам; экспертам иных федеральных органов исполнительной
власти, в структуре которых имеются экспертные (научно-технические)
подразделения, например экспертам Федеральной таможенной службы.
Свидетельство может выдаваться экспертам правоохранительных органов
государств СНГ в соответствии с предусматривающими это международными
договорами.

Как нам представляется, данное положение должно быть скорректировано,
поскольку в нем недостаточно отражены вопросы получения экспертами
высшего специального образования, а также соотношения свидетельства на
право производства экспертиз и диплома о высшем образовании по
специальности “судебная экспертиза”. В настоящее время основным
документом, подтверждающим квалификацию эксперта, является ведомственное
свидетельство. Изъятие его по всем основаниям, кроме лишения лица права
производства экспертиз вследствие профессиональной непригодности,
фактически означает запрет на профессию и противоречит ст. 37
Конституции РФ.

Кроме того, такое изъятие создает предпосылки возможного давления на
государственного судебного эксперта, желающего, например, уйти на пенсию
и продолжить работу не в ЭКП ОВД, а в качестве частного эксперта или
сотрудника негосударственного экспертного учреждения. Заметим, что
пенсионерам, работающим в государственных экспертных учреждениях даже
других ведомств, свидетельство оставляют, т.е. они имеют преимущество.

Однако если рассматривать вопрос с другой стороны, очевидно, что,
поскольку свидетельство является ведомственным, у ведомства существует
право выдавать его только своим сотрудникам (приравненным к ним лицам) и
отзывать в соответствии с действующими ведомственными нормативными
актами.

Сложности возникают и при переходе судебного эксперта из
государственного экспертного учреждения одного ведомства в другое,
поскольку в этом случае формально эксперт должен пройти аттестацию по
новому месту работы, несмотря на предыдущий опыт и большой стаж
экспертной работы.

Система экспертной аттестации кандидатов в эксперты в
экспертно-криминалистических службах таможенных органов очень похожа на
систему аттестации в ЭКП органов внутренних дел HYPERLINK \l “sub_9986”
*(86) и направлена на:

а) выполнение единообразных требований ко всем экспертам, производящим
экспертизы в таможенных целях;

б) обеспечение доверия к деятельности экспертов на основе подтверждения
и официального признания уровня их компетентности самостоятельно
выполнять экспертизы в определенной области аттестации;

в) создание условий для взаимного признания результатов экспертной
деятельности аттестованных экспертов, а также для взаимного признания
дипломов и свидетельств по аттестации экспертов в одной области
экспертизы различных федеральных органов исполнительной власти.

Для осуществления аттестации экспертов создаются Главная экспертная
комиссия в управлении и экспертные комиссии в службах.

1. Аттестация экспертов включает:

1) подготовку кандидата в эксперты;

2) аттестацию и переаттестацию кандидата в эксперты в соответствии с
требованиями, предъявляемыми настоящим Положением;

3) выдачу экспертного свидетельства на право самостоятельного
производства экспертиз по направлениям деятельности.

2. Эксперт, проводящий исследования в таможенных целях, должен:

1) обладать знаниями и опытом работы в одной или нескольких областях
судебной экспертизы, а также личными качествами, обеспечивающими
способность выполнять возложенные на него задачи;

2) иметь высшее профессиональное образование по профилю экспертной
деятельности;

3) иметь стаж практической работы в соответствующей области знания не
менее трех лет или в управлении (службе) не менее трех месяцев и пройти
испытательный срок службы в таможенных органах;

4) знать предъявляемые к нему квалификационные требования, уметь
провести анализ документов, представленных таможенным органом или
заявителем, и принять по ним решение;

5) исследовать товар (объект) по методикам, аттестованным и
утвержденным в соответствии с установленным порядком;

6) отобрать образцы (пробы) для исследования на основании знания правил
отбора образцов (проб) и выполнения методик отбора, аттестованных и
утвержденных в соответствии с установленным порядком;

7) оформить соответствующие документы по результатам исследований;

8) разрабатывать при необходимости методики исследования товаров
(объектов) на основе общих требований к таким методикам, установленным
стандартами ГОСТ Р, ISO, ASTM;

9) обеспечивать объективность, всесторонность и полноту исследований, а
также достоверность результатов своей деятельности;

10) обеспечивать конфиденциальность полученной в результате
исследований информации;

11) докладывать своему непосредственному начальнику о недопустимых
случаях воздействия каких-либо лиц на эксперта, поскольку не допускается
воздействие на эксперта каких-либо лиц и организаций в целях получения
заключения в пользу какого-либо из участников процесса или в интересах
других лиц;

12) соблюдать во всех случаях этические нормы, быть доброжелательным и
уравновешенным.

3. Специальная подготовка кандидатов в эксперты, в том числе
стажировка, осуществляется в организациях по профилю специализации
эксперта, в том числе Минюст России, МВД России и ФТС России. В процессе
подготовки кандидата в эксперты он должен принимать участие в выполнении
всех работ, предусмотренных процедурами экспертно-исследовательской
деятельности.

4. Для проведения аттестации экспертов в службах создаются приказами
начальников региональных таможенных управлений экспертные комиссии.
Кандидат в эксперты представляет в экспертную комиссию следующие
документы:

1) представление начальника службы и выписку из протокола заседания
экспертной комиссии;

2) приложение к представлению, состоящее из списка проведенных за
период подготовки экспертно-исследовательских работ (не менее 20), копий
экспертных заключений и актов экспертизы (исследования), выполненных
кандидатом в эксперты совместно с наставником либо под его контролем по
назначению таможенного органа, отзывов наставников на экспертные
заключения кандидата в эксперты и копий наблюдательных производств по
экспертизам, выполненных наставником (если таковые назначались);

3) сводную справку кандидата в эксперты (приложение 11).

5. Аттестация экспертов предусматривает следующие этапы:

1) проверка секретарем комиссии представленных документов на
комплектность;

2) анализ экспертной комиссией представленных сведений на достоверность
и соответствие установленным требованиям;

3) проведение собеседования с кандидатом в эксперты (при
необходимости).

6. Материалы, представленные для аттестации экспертов, комиссия
рассматривает в месячный срок. Вопрос о присвоении или продлении
должностному лицу или работнику управления или службы права
самостоятельного производства экспертиз при наличии положительных
отзывов на экспертные заключения комиссия может рассмотреть заочно. При
положительном решении Главной экспертной комиссии эксперту выдается
экспертное свидетельство установленного образца (приложение 11) сроком
на пять лет. По истечении срока действия экспертного свидетельства
эксперт проходит переаттестацию в соответствии с установленным порядком.

7. Досрочная переаттестация эксперта проводится, если:

1) экспертные работы не осуществлялись им в течение года;

2) в экспертную комиссию поступило заявление об отрицательной
характеристике деятельности эксперта или нарушении правил производства
экспертиз от непосредственного начальника или таможенного органа;

3) экспертом в соответствии с выполняемыми им должностными
обязанностями совершено правонарушение, ответственность за которое
предусмотрена законодательством РФ.

При наличии заявления эксперта о расширении области производства
экспертиз проводится аттестация с целью получения нового экспертного
свидетельства.

Другим документом, подтверждающим квалификацию эксперта, является
диплом о высшем экспертном образовании. Этот документ, даже если он
получен в ведомственном высшем учебном заведении, например, МВД России,
согласно п. 4 ст. 7 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ
“О высшем и послевузовском профессиональном образовании”, может быть
отозван государственным органом управления образованием, утвердившим
председателя государственной аттестационной комиссии, только в случае,
если по вине обучающегося нарушен установленный порядок выдачи
документов государственного образца о высшем профессиональном
образовании. Следовательно, диплом эксперта остается в его распоряжении
независимо от места работы или службы. Однако дипломированные судебные
эксперты все равно обязаны пройти аттестацию и получить свидетельство на
право производства экспертиз. В их распоряжении, таким образом,
оказывается сразу два документа, соотношение которых не урегулированы
нормативными актами. При оценке экспертного заключения все это неизбежно
создает трудности и противоречия.

Сама аттестация судебных экспертов, вне всякого сомнения, необходима,
но ее порядок, по нашему мнению, должен быть пересмотрен.
Представляется, что решением вопроса было бы создание независимых
вневедомственных экспертно-квалификационных комиссий, единых для
государственных и негосударственных судебных экспертов, которые каждые
пять лет подтверждали (либо не подтверждали) бы квалификацию эксперта.
При поступлении на работу (службу) в государственное экспертное
учреждение дипломированный эксперт должен был бы предъявить заключение
такой комиссии. Окончившие вузы по специальности “судебная экспертиза”,
прежде чем быть допущенными к самостоятельной экспертной деятельности,
должны получить в этой комиссии подтверждение своей квалификации с
выдачей свидетельства.

В перспективе, по мере подготовки судебных экспертов с высшим
экспертным образованием, свидетельства на право производства экспертиз
должны постепенно заменяться дипломами о высшем образовании, как это
имеет место по всем остальным специальностям. На переходный период, по
нашему мнению, эти свидетельства не могут иметь чисто ведомственной
принадлежности. Решение вопроса о возможности сотрудника занимать в
государственном экспертном учреждении экспертную должность (эксперт,
старший эксперт, главный эксперт) должно приниматься по результатам
очередной служебной аттестации или при замещении должности по конкурсу.

Аттестация для сотрудников государственных судебно-экспертных
учреждений может рассматриваться и в другом аспекте. Как уже упоминалось
выше, большинство государственных судебных экспертов являются
сотрудниками органов, на которые распространяются специальные законы и
положения о службе. Эти государственные эксперты проходят еще и
аттестацию согласно нормативным актам соответствующих ведомств.

Государственные судебные эксперты МВД России являются сотрудниками
милиции, и их служебная деятельность регламентируется Законом РФ от 18
апреля 1991 г. N 1026-1 “О милиции” и положением “О службе в органах
внутренних дел Российской Федерации” HYPERLINK \l “sub_9987” *(87) . В
соответствии с этими нормативными актами эксперты – сотрудники милиции,
помимо экспертной подготовки должны пройти профессиональную подготовку и
поддерживать ее на необходимом уровне. Согласно ст. 7 Положения эта
подготовка, помимо обучения в учебных заведениях, включает специальное
первоначальное обучение, периодическую проверку на пригодность к
действиям в условиях, связанных с применением физической силы,
специальных средств и огнестрельного оружия, повышение квалификации и
переподготовку. В целях определения служебного соответствия сотрудника
органов внутренних дел предъявляемым требованиям проводится его
аттестация (ст. 17 Положения). Судебный эксперт, заключивший контракт о
службе в органах внутренних дел на определенный срок, проходит
аттестацию при его продлении, а сотрудник, заключивший контракт на
неопределенный срок, – каждые пять лет службы. Кроме того, аттестация
осуществляется при представлении к назначению на вышестоящую должность,
при перемещении на нижестоящую должность или в другую службу
(подразделение) органов внутренних дел.

Государственные судебные эксперты Центра судебно-медицинских и
криминалистических экспертиз и судебно-медицинских лабораторий
Минобороны России являются лицами среднего и старшего начальствующего
состава Российской армии, поэтому их аттестация как военнослужащих
производится согласно положению “О порядке прохождения военной службы
HYPERLINK \l “sub_9988” *(88) . Аттестация судебного эксперта как
военнослужащего, порядок которой регламентируется ст. 26 Положения,
производится в целях определения его соответствия занимаемой воинской
должности и перспектив дальнейшего служебного использования. Эксперты –
военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, аттестуются не
менее чем за четыре месяца до истечения срока военной службы, но не реже
чем через каждые пять лет прохождения военной службы, а также по
окончании военно-учебного заведения, адъюнктуры, военной докторантуры. В
случае необходимости руководитель федерального органа исполнительной
власти, в котором предусмотрена военная служба, вправе назначить время и
порядок проведения аттестации всех военнослужащих, проходящих военную
службу по контракту, или отдельных их категорий.

Для проведения аттестации, а также решения иных вопросов прохождения
военной службы в воинских частях создаются аттестационные комиссии,
подотчетные командиру воинской части, в которой она создана. В
Министерстве обороны РФ (федеральном органе исполнительной власти, в
котором предусмотрена военная служба) создается центральная
аттестационная комиссия (ст. 27 Положения).

Судебные эксперты – сотрудники экспертно-криминалистических служб ФТС
являются должностными лицами таможенных органов, поскольку занимают в
них должности, которым присвоены специальные звания. Как и другие
сотрудники таможенных органов, судебные эксперты проходят специальную
аттестацию HYPERLINK \l “sub_9989” *(89) для решения вопросов о
соответствии сотрудника таможенного органа занимаемой должности.
Аттестация проводится не чаще одного раза в два года, но не реже одного
раза в четыре года. Досрочная аттестация сотрудника таможенного органа
может быть проведена по согласованию с начальником вышестоящего
таможенного органа. Параллельно каждые пять лет должна производиться
аттестация экспертов экспертно-криминалистических служб таможенных
органов в целях организации их допуска к самостоятельной экспертной
деятельности HYPERLINK \l “sub_9990” *(90) . Аналогично решается вопрос
с аттестацией в экспертных подразделениях ФСБ России.

Отсюда можно сделать заключение, что эксперты государственных
судебно-экспертных учреждений, имеющие специальные звания, а таких
большинство, в разные сроки проходят две аттестации, причем требования
этих аттестаций часто не совпадают. Более того, опытный судебный
эксперт, овладевший многими методиками исследования вещественных
доказательств, может иметь не очень крепкое здоровье, плохо выполнять
нормативы по стрельбе или физической подготовке. Если бы этот эксперт
работал в государственном судебно-экспертном учреждении Минюста России
или Росздрава, указанные недостатки не имели бы никакого значения и не
мешали бы его служебной карьере. Таким образом, нарушается декларируемый
ФЗ ГСЭД принцип об одинаковых требованиях ко всем государственным
судебным экспертам, независимо от их ведомственной принадлежности.

Глава 5. Классификация судебных экспертиз

Классификация (деление) судебных экспертиз может производиться по
различным основаниям: объему исследования, последовательности
проведения, численности и составу экспертов, характеру (отрасли)
специальных знаний.

По объему исследования экспертизы делятся на основные и дополнительные
HYPERLINK \l “sub_9991” *(91) . Дополнительная экспертиза назначается
при неполноте или неясности выводов основной экспертизы. Это экспертиза
того же рода, вида и подвида, что и первичная. Неясность заключения
выражается в том, что по нему нельзя судить о конкретных фактах,
установить, является ли вывод положительным или отрицательным,
категорическим или вероятным.

Дополнительная экспертиза назначается и в тех случаях, когда после
экспертного исследования возникают новые вопросы, связанные с
исследованием того же объекта, которые ранее не ставились перед
экспертом. Именно последнее основание назначения дополнительной
экспертизы чаще всего встречается на практике. В суде дополнительная
экспертиза назначается лишь после дачи экспертом заключения в стадии
судебного разбирательства дела и если неясность или неполноту заключения
не представилось возможным устранить путем допроса эксперта.

Если эксперт исследовал не все предоставленные в его распоряжение
объекты, а только часть их или решил только некоторые из поставленных
перед ним вопросов, такая экспертиза является неполной. Например, из
представленных эксперту для установления их подлинности 30 подписей
исследовано только 28, а относительно двух других в экспертном
заключении не содержится ответов на заданные вопросы. Вторая, третья и
т.д. экспертизы того же, что и первичная, рода, вида и подвида,
назначенные по делу для решения новых вопросов по новым объектам,
дополнительными не являются – это первичные экспертизы.

Так как дополнительная экспертиза назначается не ради опровержения
результатов основной экспертизы, а для разъяснения, уточнения,
конкретизации, она в большинстве случаев поручается тому же эксперту,
уже знакомому с обстоятельствами дела. Однако может быть назначен и
другой эксперт.

По последовательности проведения экспертизы подразделяются на первичные
и повторные HYPERLINK \l “sub_9992” *(92) . Повторной называется
экспертиза, производимая по тем же объектам и решающая те же вопросы,
что и первичная экспертиза, заключение которой признано необоснованным
или вызывает сомнения. Это возможно, например, в случаях, если:

1) заключение первичной экспертизы противоречит объективно
установленным фактам или сделано без учета фактов, относящихся к
предмету экспертизы;

2) выводы эксперта не согласуются с другими достоверными
обстоятельствами дела;

3) возникают сомнения в достоверности полученных результатов и
сделанных выводов;

4) были допущены нарушения процессуальных норм, регламентирующих
назначение и производство судебных экспертиз, в частности, поручение
производства экспертизы лицу, заинтересованному в исходе дела, или
некомпетентному HYPERLINK \l “sub_9993” *(93) ;

5) необоснованно отклонены ходатайства участников процесса в связи с
экспертизой (например, о назначении эксперта из числа указанных лиц, о
постановке перед экспертом тех или иных вопросов).

Повторная экспертиза может быть назначена как в то же экспертное
учреждение, в котором выполнялась первичная, но другому эксперту (группе
экспертов), так и в иное экспертное учреждение. При назначении повторной
судебной экспертизы в гражданском и арбитражном процессе в резолютивной
части постановления обязательно указывается, что данная экспертиза
является повторной, приводятся вопросы, поставленные на разрешение
первичной экспертизы, и полученные в результате ее проведения выводы.

В уголовном процессе законодателем предусмотрена специальная
законодательная форма – бланк протокола о назначении дополнительной и
повторной экспертизы – Приложение 120 к УПК. К сожалению, в этом бланке
не предусмотрено указание вопросов, разрешенных первичной экспертизой, и
экспертных выводов. Как правило, назначение повторной экспертизы
является последствием отрицательной оценки экспертного заключения
субъектами, назначившими экспертизу. Если в результате производства
повторной судебной экспертизы эксперт придет к иным, чем в первичной
экспертизе, выводам, желательно было бы иметь в тексте экспертного
заключения объяснение этого результата. Безусловно, судебные эксперты не
вправе оценивать заключения друг друга – это прерогатива следователя и
суда. Однако эксперт может прокомментировать использованную в первичной
экспертизе методику с точки зрения ее научной состоятельности и
корректности применения при исследовании данных объектов, а также дать
другую полезную для следователя и суда информацию. Противоречия в
выводах первичной и повторной судебных экспертиз могут быть разъяснены
субъекту, назначившему экспертизы при допросе экспертов.

Следует при этом иметь в виду, что назначение повторной экспертизы –
это право, а не обязанность следователя, дознавателя, суда. Повторная
экспертиза может быть назначена и в том случае, когда заключение
эксперта противоречит другим доказательствам, собранным по делу,
поскольку заключение эксперта не является каким-то особым
доказательством и отдавать априорно преимущество экспертным выводам
нельзя. Типичной ошибкой, встречающейся в следственной и судебной
практике, является назначение повторной экспертизы только на том
основании, что выводы эксперта не устраивают следователя или суд либо по
своей форме (вероятные), либо потому, что “не укладываются” в ту версию,
которой отдается предпочтение. Вероятная форма выводов сама по себе не
является основанием для назначения повторной экспертизы, если только при
оценке заключения не возникают сомнения относительно научной
обоснованности последнего или компетентности эксперта. Что же касается
противоречий между выводами эксперта и следственной или судебной
версией, то при отсутствии иных оснований для назначения повторной
экспертизы разрешение противоречий лежит в плоскости корректировки или
замены версии.

Хотя в новом КоАП, как и в КоАП РСФСР, законодатель особо не
оговаривает права судьи, органа или должностного лица, в производстве
которого находится дело об административном правонарушении, назначать
дополнительную или повторную экспертизы, основания их назначения в
практике производства по делам об административном правонарушении
имеются HYPERLINK \l “sub_9994” *(94) и соответствуют общему положению
ст. 26.4 КоАП, согласно которому определение о назначении экспертизы
выносится тогда, когда при производстве по делу возникает необходимость
в использовании специальных знаний. Практика рассмотрения дел об
административных правонарушениях свидетельствует, что в ряде случаев
судьи, органы и должностные лица, в производстве которых находится дело,
фактически назначают такие экспертизы. Нередко это происходит по
ходатайствам лиц, в отношении которых ведется производство по делу,
потерпевших, защитников и представителей.

Поскольку в результате обжалования и опротестования постановления об
административном правонарушении возможно новое рассмотрение дела, в
КоАП, как нам представляется, все-таки должен быть предусмотрен порядок
назначения и производства повторных и дополнительных экспертиз.

По численности исполнителей судебные экспертизы подразделяются на
единоличные и комиссионные. Единоличную экспертизу проводит один
эксперт, комиссионную – комиссия, состоящая из двух или более экспертов,
специализирующихся в одном или различных родах или видах экспертизы
HYPERLINK \l “sub_9995” *(95) . Законодатель не определяет, когда
именно должна назначаться комиссионная экспертиза, хотя указания на
возможность поручения производства судебной экспертизы комиссии
экспертов содержатся в соответствующих кодексах HYPERLINK \l “sub_9996”
*(96) .

Этот вопрос решается органом или лицом, ее назначившим, либо
руководителем судебно-экспертного учреждения в зависимости от содержания
и сложности экспертного задания, а также степени разработанности
экспертной методики. Согласно ст. 14 ФЗ ГСЭД руководитель
государственного экспертного учреждения обязан поручить производство
экспертизы конкретному эксперту или комиссии экспертов. В свою очередь,
эксперт, которому поручено производство экспертизы, имеет право
ходатайствовать перед руководителем государственного судебно-экспертного
учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других
экспертов, т.е. фактически о производстве комиссионной экспертизы (ст.
17 ФЗ ГСЭД). Если экспертиза выполняется вне экспертного учреждения, по
логике вещей, казалось бы, что эксперт должен иметь право заявить
аналогичное ходатайство лицу или органу, назначившим экспертизу. Однако
такая возможность предусмотрена только в ч. 3 ст. 85 ГПК и п. 2 ч. 3 ст.
57 УПК, ни АПК, ни КоАП не предоставляют эксперту подобного права. Как
мы уже упоминали выше, отказ от дачи заключения возможен только при
наличии определенных условий, в число которых не входит необходимость
производства комиссионной экспертизы. Поэтому представляется, что
следует дополнить ст. 17 ФЗ ГСЭД правом эксперта заявлять лицу или
органу, назначившему судебную экспертизу, ходатайство о привлечении к
производству других экспертов.

В КоАП прямо не предусмотрена возможность назначения комиссионной
экспертизы, но поскольку согласно ч. 1 ст. 26.4 определение о назначении
экспертизы направляется в экспертное учреждение, то далее руководитель
экспертного учреждения может самостоятельно решить вопрос о выполнении
экспертизы одним экспертом или комиссией экспертов. Однако, если
экспертиза назначена конкретному судебному эксперту, как это обычно на
практике и бывает по делам об административных правонарушениях, эксперт
не вправе самостоятельно привлекать к производству экспертизы других
экспертов. Вопросы, выносимые на разрешение экспертизы по делам об
административных правонарушениях, могут быть сложными и требовать
участия групп экспертов, специализирующихся в одном или различных родах
судебной экспертизы. Поэтому КоАП необходимо дополнить нормой,
регламентирующей порядок осуществления комиссионной и комплексной
экспертизы HYPERLINK \l “sub_9997” *(97) .

Ответственность за организацию комиссионной судебной экспертизы
возлагается на руководителя судебно-экспертного учреждения. Если в
комиссию экспертов входят государственные эксперты – сотрудники
нескольких государственных экспертных учреждений, организацию
комиссионной экспертизы осуществляют руководители этих учреждений. В том
случае, когда хотя бы один из экспертов комиссии является сотрудником
государственного экспертного учреждения, по смыслу ФЗ ГСЭД организация
производства комиссионной экспертизы является обязанностью руководителя
государственного экспертного учреждения, поскольку только от него
государственный эксперт может получить экспертное задание.
Представляется, что это вряд ли целесообразно и, к тому же, противоречит
процессуальному законодательству, о чем уже упоминалось выше. Большая
часть экспертов, которых необходимо привлечь в комиссию, может оказаться
сотрудниками негосударственного экспертного учреждения. Там же может
быть сосредоточено основное оборудование. В этом случае было бы логично
возложить обязанность по организации комиссионной экспертизы на
руководителя негосударственного экспертного учреждения.

Таким образом, налицо явное противоречие. С одной стороны, вопрос о
комиссионном характере судебной экспертизы определяется органом или
лицом, ее назначившим, а с другой – если производство такой экспертизы
поручено негосударственному экспертному учреждению, субъект, назначающий
экспертизу, не может привлечь к участию в комиссии конкретного эксперта
– сотрудника государственного экспертного учреждения. Если следовать
букве закона, необходимо вынесение двух постановлений по назначению
одной и той же комиссионной экспертизы: одного в адрес
негосударственного экспертного учреждения, а другого в адрес
государственного. Ни в одном кодексе не предусмотрен подобный порядок.
Кроме того, руководитель государственного судебно-экспертного учреждения
может воспользоваться своим правом назначать экспертов и создать
комиссию совсем из других лиц.

Спецификой комиссионных экспертиз является совместная работа во
временном коллективе в течение определенного срока. Поэтому руководитель
экспертного учреждения при формировании комиссии экспертов
руководствуется не только соображениями о профессионализме экспертов, их
опыте и компетентности в решении поставленных вопросов, но учитывает и
психологическую совместимость экспертов, возможность их совместной
работы.

Для успешного решения поставленных задач комиссия экспертов, как и
любая иная рабочая группа, должна согласованно подойти к цели
исследования, объему и последовательности предстоящих изысканий. Хотя
каждый из членов комиссии, которой поручено производство судебной
экспертизы, независим, существует необходимость координации
интеллектуальной деятельности всех членов комиссии экспертов и принятия
коллективного решения. Судебные эксперты – члены комиссии самостоятельно
проводят исследования, оценивают результаты и принимают решения, но для
формулирования единого мнения (если в результате производства экспертизы
члены комиссии придут к общему выводу) необходимо согласовывать эти
самостоятельные решения экспертов друг с другом и вырабатывать
коллегиальное мнение комиссии.

В группе эксперты работают в условиях формального равенства. Однако,
как справедливо отмечает Ю.Г. Корухов, нельзя игнорировать трудности
групповой деятельности экспертов HYPERLINK \l “sub_9998” *(98) . В ряде
случаев у некоторых членов комиссии может возникнуть необходимость
принимать решения в условиях преодоления эмоционального напряжения,
связанного с расхождением в оценке выявленных признаков членами
комиссии. Возможна также боязнь менее опытных или менее уверенных в себе
экспертов обнаружить недостаток знаний и умений. Эти и другие
обстоятельства требуют организации работы в условиях сплоченности
коллектива, обусловливающей сочетание индивидуальных и совместных
действий членов комиссии экспертов HYPERLINK \l “sub_9999” *(99) . При
производстве комиссионных экспертиз в равной степени недопустимы как
конформизм, беспринципность или легкая внушаемость членов комиссии, так
и излишняя самоуверенность, авторитарность, навязывание собственного
мнения HYPERLINK \l “sub_99100” *(100) .

Для успешной работы комиссии один из экспертов может играть роль
эксперта-организатора. Эксперт-организатор ранее в литературе назывался
ведущим экспертом HYPERLINK \l “sub_99101” *(101) , но этот термин
представляется нам неточным, поскольку ни при каких условиях
процессуальные функции организатора экспертного исследования не могут
отличаться от функций каждого из членов экспертной группы. Любое
неравноправие экспертов, наделение одного из них обязанностью (и правом)
производить окончательную оценку результатов исследований, проведенных
другими экспертами, разрушает гарантии объективности и достоверности
экспертизы, обезличивает процесс формирования экспертных выводов.

Поскольку эксперт-организатор не является процессуальной фигурой и не
обладает какими-либо дополнительными процессуальными полномочиями, в
сравнении с другими членами комиссии, его деятельность должна быть
регламентирована соответствующим положением (инструкцией) о производстве
комиссионных экспертиз.

Законодатель не указывает, кто конкретно назначает
эксперта-организатора. По нашему мнению, если судебная экспертиза
производится в экспертном учреждении, он должен назначаться
руководителем этого учреждения. Поскольку ФЗ ГСЭД предусматривает
назначение экспертов руководителем государственного судебно-экспертного
учреждения, возлагая на последнего вопросы организации судебной
экспертизы, то представляется логичным, чтобы он назначал и
эксперта-организатора. К тому же руководитель экспертного учреждения
имеет представление об организационных способностях своих подчиненных,
их психологической совместимости, опыте, авторитете и личных качествах.
С учетом этих данных он и возлагает функцию эксперта-организатора на
одного из экспертов. Такое указание, как представляется, должно быть
дано в письменной форме.

В случае выполнения судебной экспертизы экспертами нескольких
экспертных учреждений эксперта-организатора должен назначать
руководитель того экспертного учреждения, куда субъект, назначивший
экспертизу, направил материалы экспертизы. Если комиссия состоит из
частных экспертов, эксперта-организатора, по нашему мнению, должен
определить субъект, назначающий судебную экспертизу.

Эксперт-организатор назначается в целях координации деятельности
экспертов, разработки общего плана исследования и руководства совещанием
экспертов. Кроме этих основных обязанностей он должен определить
последовательность изучения объектов экспертизы, когда она связана с
уничтожением или видоизменением вещественных доказательств, составить
конкретный план исследования.

При производстве комиссионной судебной экспертизы группой (не менее
двух) экспертов, специализирующихся в одном роде или виде судебных
экспертиз, например в судебной транспортно-трасологической,
судебно-бухгалтерской, судебной пожарно-технической экспертизе, каждый
из них проводит исследования в полном объеме и они совместно анализируют
полученные результаты. Придя к общему мнению, эксперты составляют и
подписывают совместное заключение или сообщение о невозможности дачи
заключения. В случае возникновения разногласий между экспертами каждый
из них или эксперт, который не согласен с другими, дает отдельное
заключение HYPERLINK \l “sub_99102” *(102) .

Комиссионные экспертизы назначаются в особо сложных случаях, а также
при производстве повторных экспертиз. Некоторые роды экспертиз
выполняются только как комиссионные. Однако далеко не всегда назначение
комиссионных экспертиз обосновано. В некоторых случаях комиссии
экспертов поручается исследование большого количества однородных
объектов, и каждый из экспертов исследует свою группу объектов. Причем
исследования экспертов, включенных в комиссию, никак не связаны между
собой.

Например, на экспертизу представлено 1600 монет из желтого металла, и
на разрешение судебной экспертизы был поставлен вопрос: из какого
металла или сплава изготовлены монеты, а если они содержат золото, то
какой пробы? Судебная экспертиза была поручена четырем
экспертам-металловедам, которые, разделив поровну монеты и промаркировав
их, произвели каждый свое исследование и составили общее заключение. В
выводах последовательно были указаны составы и пробы золота для каждой
монеты. Эта экспертиза, будучи оформлена как комиссионная, на самом деле
по своей сути таковой не является, поскольку отсутствует коллегиальность
в решении вопросов. Вместо одной комиссионной надо было назначить четыре
единоличных.

При производстве комиссионной судебной экспертизы экспертами разных
специальностей (далее – комплексная экспертиза) каждый из них проводит
исследования в пределах своих специальных знаний. В заключении
экспертов, участвующих в производстве комплексной экспертизы,
указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт,
какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт,
участвующий в производстве комплексной экспертизы, подписывает ту часть
заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и
несет за нее ответственность.

Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных
результатов и формулировании данного вывода HYPERLINK \l “sub_99103”
*(103) .

Принятие ФЗ ГСЭД, а также процессуальная регламентация производства
комплексных экспертиз HYPERLINK \l “sub_99104” *(104) положили конец
многолетней дискуссии в криминалистической литературе о правомерности
комплексной судебной экспертизы, поскольку такая экспертиза получила
прямое законодательное закрепление. В этой связи, с нашей точки зрения,
необходимо конкретизировать используемые в следственной, судебной и
экспертной практике понятия: “комплекс экспертиз”, “комплексное
исследование в рамках одной экспертизы”, “комплексная экспертиза”
HYPERLINK \l “sub_99105” *(105) . Эти понятия гносеологически
однозначны и указывают на комплексный подход к предмету исследования.

По одному гражданскому или уголовному делу можно производить комплекс
различных судебных экспертиз, как в отношении одного и того же объекта,
так и группы объектов. Например, по документу, содержащему рукописный
текст, подпись и печать, возможно назначение целого комплекса судебных
экспертиз:

1) судебная дактилоскопическая экспертиза следов рук на документе (не
оставлены ли эти следы конкретными лицами);

2) судебная почерковедческая экспертиза рукописного текста (не выполнен
ли текст данным лицом);

3) судебно-техническая экспертиза документов (для проверки подлинности
подписи и печати).

При этом судебные экспертизы выполняются самостоятельно и каждая
оформляется отдельным заключением. Обязанностью руководителя экспертного
учреждения является решение вопроса о последовательности производства
этих судебных экспертиз, поскольку при осуществлении экспертных
исследований в объект экспертизы могут быть внесены изменения. Так, если
производить почерковедческую экспертизу ранее, чем дактилоскопическую,
эксперт-почерковед может уничтожить следы пальцев рук на документе или
оставить собственные следы.

В рамках экспертизы одного вида может выполняться комплексное
исследование одних и тех же вещественных доказательств с использованием
различных методов, однако такое исследование не является комплексной
экспертизой, даже если оно выполнено комиссией экспертов. Поясним это
примером.

По делу о пожаре изъяты провода. Решение вопроса о том, произошли ли их
оплавления в результате коротких замыканий (до или во время пожара) или
термического действия пожара, осуществляется с использованием таких
современных инструментальных методов, как растровая электронная
микроскопия, рентгеноструктурный, металлографический и газовый анализ
HYPERLINK \l “sub_99106” *(106) . Исследование может производиться как
одним экспертом-металловедом, владеющим этими методами, так и разными
экспертами, каждый из которых специализируется в каком-то одном методе,
но все они, являясь специалистами в области металловедческих экспертиз,
владеют и другими методами исследования.

Несмотря на то что в постановлениях о назначении подобных экспертиз
часто фигурирует термин “комплексные”, они, по нашему мнению, таковыми
не являются и представляют собой экспертизы с использованием комплекса
методов в пределах одного и того же вида судебной экспертизы.

Комплексной является такая экспертиза, при производстве которой решение
вопроса невозможно без одновременного совместного участия специалистов в
различных областях знания в формулирования одного общего вывода
HYPERLINK \l “sub_99107” *(107) . Следует подчеркнуть, что в
значительной степени комплексная экспертиза – это понятие
процессуальное. Каждый судебный эксперт, участвующий в производстве
комплексной экспертизы, производит исследования и подписывает ту часть
заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и
несет за нее ответственность.

Выводы, сделанные экспертом самостоятельно, без участия специалистов
иных областей знания, подписываются им единолично. Выводы по общим
вопросам, которых, как правило, в комплексной экспертизе немного,
подписываются всеми участвовавшими в экспертизе экспертами. При этом
предполагается, что каждый эксперт обладает не только узкой
специализацией, но и знаниями в пограничных областях наук, которые
использованы при даче заключения.

Следует отметить, что зачастую далеко не все эксперты комиссии
участвуют в формировании окончательного ответа на поставленный вопрос.
Некоторые из экспертов исследуют обстоятельства, выяснение которых
необходимо для решения вопроса, поставленного на разрешение экспертизы,
но при этом вопросы, которые ими исследуются, могут отсутствовать в
постановлении. В этом случае эксперты пользуются своим правом давать
заключение в пределах своей компетенции по вопросам, хотя и не
поставленным в постановлении (определении) о назначении судебной
экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования
HYPERLINK \l “sub_99108” *(108) . Поскольку фактически они не участвуют
в производстве комплексной экспертизы, то и не должны подписываться под
общими выводами. При этом в заключении комплексной экспертизы
указывается, что общий вывод базируется и на фактах, установленных этими
экспертами.

Проиллюстрируем это примером.

По делу о дорожно-транспортном происшествии была назначена комплексная
транспортно-трасологическая и дорожно-транспортная судебная экспертиза,
на разрешение которой был вынесен вопрос о механизме
дорожно-транспортного происшествия. В ходе исследования возникла
необходимость анализа горюче-смазочных материалов, следы которых были
изъяты с проезжей части на месте происшествия. Выводы этого
исследования, осуществленного экспертом, специализирующимся в экспертизе
нефтепродуктов, послужили основанием для суждения о местонахождении
транспортных средств после аварии и, в совокупности с другими
фактическими данными, явились отправной точкой для рассуждений
экспертов, производивших комплексную экспертизу. Вывод о механизме
дорожно-транспортного происшествия был сделан и подписан трасологом и
автотехником, а третий эксперт поставил свою подпись только под выводом,
касающимся состава горюче-смазочных материалов.

Как показывает анализ следственной и экспертной практики, по большому
количеству уголовных дел комплексная экспертиза часто назначается
неоправданно в случаях, когда логичнее и правильнее назначить несколько
отдельных экспертиз.

Так, по делу об изнасиловании была назначена комплексная
медико-криминалистическая экспертиза и экспертиза веществ и материалов
для исследования найденного на месте происшествия окурка со следами
губной помады. На разрешение экспертизы были поставлены два вопроса: 1)
какова половая принадлежность слюны на окурке и 2) является ли вещество
красного цвета на окурке губной помадой и имеют ли общую групповую
принадлежность эта помада и помада, изъятая у потерпевшей? По первому
вопросу исследование проводил медик-криминалист, второй вопрос
разрешался экспертом, специализировавшимся в исследовании веществ и
материалов. Для исследования окурок был разделен на две части, и каждый
специалист анализировал свою часть отдельно. Очевидно, что хотя на
практике подобные экспертизы часто называют комплексными, имеет место
комплекс экспертиз.

В связи с законодательной регламентацией комплексной судебной
экспертизы возникает вопрос: возможно ли выполнение комплексной
экспертизы одним экспертом единолично, если он обладает специальными
знаниями в различных родах и классах судебных экспертиз? В настоящее
время законодатель дает на этот вопрос отрицательный ответ, поскольку
под комплексной судебной экспертизой он понимает экспертизу,
производимую комиссией экспертов разных специальностей. Заметим, что
термин “специальность эксперта” на законодательном уровне не получил
должного закрепления. Его содержание не разъясняется и в ст. 9 ФЗ ГСЭД,
где даются используемые в нем основные понятия. Выше мы уже указывали,
что подготовка экспертов производится по родам и видам экспертиз. Из
этого же исходят, определяя компетентность эксперта при назначении
судебных экспертиз. Но один и тот же эксперт может овладеть знаниями и
навыками, необходимыми для производства экспертиз нескольких видов и
родов. Этот тезис давно подтвержден практикой экспертных учреждений.
Более того, высшее экспертное образование предусматривает овладение
несколькими экспертными специальностями.

Вопрос о том, можно ли считать комплексной судебную экспертизу,
проведенную одним экспертом, оживленно дискутировался в литературе еще в
70-80-е гг. XX в. Г.П. Аринушкин, поднимая вопрос о необходимости
процессуальной регламентации комплексной экспертизы, в качестве одного
из признаков указывал, что она всегда выполняется не менее чем двумя
экспертами, т.е. является комиссионной HYPERLINK \l “sub_99109” *(109)
.

Возражая ему, Н.А. Селиванов указывал, что деление экспертизы на виды
должно осуществляться по гносеологическому основанию, а не по количеству
лиц, участвующих в исследованиях; исследование двух или большего числа
видов экспертиз комплексно, даже если его проводит одно лицо, обладающее
знаниями в нескольких смежных областях HYPERLINK \l “sub_99110” *(110)
. Эту точку зрения разделяли HYPERLINK \l “sub_99111” *(111) и
разделяют многие другие криминалисты HYPERLINK \l “sub_99112” *(112) .

В настоящее время дипломированный эксперт с высшим судебно-экспертным
образованием имеет право производить от трех до семи родов судебных
экспертиз уже по окончании высшего учебного заведения. Таким образом,
полагаем, что комплексная судебная экспертиза совсем не обязательно
должна быть комиссионной, а может выполняться и одним экспертом,
обладающим познаниями в необходимых родах судебной экспертизы, что и
должно быть отражено в процессуальном законодательстве.

По характеру специальных знаний, используемых в них, судебные
экспертизы многообразны, поскольку вопросы, возникающие в ходе
судопроизводства, могут относиться к любой сфере человеческой
деятельности. В общей теории судебной экспертизы их принято подразделять
на классы, роды и виды, причем основания такой классификации в течение
длительного времени являлись, да и поныне являются предметом
ожесточенных научных дискуссий.

Традиционно среди судебных экспертиз до сих пор принято выделять класс
криминалистических и отграничивать их от всех прочих. Причем в течение
многих лет ученые-криминалисты дискутируют на тему отнесения вновь
возникающих видов и родов судебных экспертиз к криминалистическим.
Некоторые ученые, например 3.И. Кирсанов HYPERLINK \l “sub_99113”
*(113) , большинство судебных экспертиз называют криминалистическими,
основываясь на критериях отграничения, предложенных А.И. Винбергом
HYPERLINK \l “sub_99114” *(114) . По мнению последнего, основным
критерием разграничения криминалистических и прочих экспертиз являлась
индивидуальная идентификация, которую он считал возможной только в
криминалистической экспертизе. Производный критерий определял степень
близости к основной науке – криминалистике или физике, химии, биологии и
др. В дальнейшем, однако, основной критерий подвергли сомнению и была
доказана принципиальная возможность индивидуальной идентификации с
использованием физических, химических, биологических и многих других
методов HYPERLINK \l “sub_99115” *(115) .

Многие практикующие судебные эксперты, особенно не имеющие
систематического юридического образования, все экспертизы называют
криминалистическими, но совершенно по другой причине. Не очень четко
представляя себе предмет криминалистической науки, такие эксперты
считают криминалистическими любые методики исследования вещественных
доказательств, поскольку эти методики предназначены для решения задач
раскрытия и расследования преступлений. Они не видят никакой разницы
между криминалистической наукой и судебно-экспертной деятельностью.

По нашему мнению, формирование общей теории судебной экспертизы
практически подвело черту под этими долгими и бурными дискуссиями, а
также положило конец дискуссии о существовании предметных судебных наук,
о которых в 1980 г. писали А.И. Винберг и Н.Т. Малаховская HYPERLINK \l
“sub_99116” *(116) . За прошедшие 20 с лишним лет так и не были
разработаны судебная физика, судебная биология и др. Стало очевидно, что
не может быть никакой особой судебной физики, а есть использование
выявленных физической наукой закономерностей и физических методов в
судебно-экспертной деятельности. Таким образом, доказано, что
естественные и технические науки, так же как и криминалистика, являются
обосновывающим знанием для судебно-экспертной деятельности.

Что касается методов экспертного исследования, то за последние 40 лет
именно в силу интеграции и дифференциации научных методов об их
принадлежности конкретной науке уже нельзя говорить столь определенно и,
тем более, строить на этом классификации судебной экспертизы, как вида
практической деятельности. Вспомним, что интеграция физики и химии
привела к возникновению физической химии и активному использованию
физико-химических методов в производстве судебных экспертиз. Эти же
методы могут использоваться и в экспертных исследованиях почвы, объектов
растительного и животного происхождения, т.е. являются общими
(общеэкспертными) для различных родов судебной экспертизы. И это не
прерогатива только физико-химических методов.

А.Р. Шляхов считал, что судебные экспертизы “подразделяются на области
знания по совокупности трех существенных признаков: предмет, объект и
методика экспертного исследования” HYPERLINK \l “sub_99117” *(117) ,
причем под методикой экспертного исследования он понимал содержание и
логическую последовательность входящих в нее методов HYPERLINK \l
“sub_99118” *(118) . Таким образом, он допускал использование одних и
тех же методов в экспертизах разных классов и еще 15 лет назад отрицал
до сих пор употребляемую (особенно практическими работниками)
классификацию судебных экспертиз по методам экспертного исследования
HYPERLINK \l “sub_99119” *(119) . Согласно этой классификации
существуют, например, судебно-химические экспертизы, т.е. экспертизы,
выполняемые исключительно химическими методами. Но, как было показано
выше, использование того или иного метода не является прерогативой
класса или рода экспертиз. Заметим, что многие ученые – в прошлом
сторонники этой классификации – изменили свою точку зрения и в трудах
последних лет отказались от классификации судебных экспертиз по методам
исследования HYPERLINK \l “sub_99120” *(120) .

Соглашаясь с Шляховым, Р.С. Белкин высказал мнение, что признаком,
отграничивающим один вид экспертизы от другого, “является опять-таки
характер специальных знаний, играющих доминирующую роль при решении
задач данного вида экспертизы” HYPERLINK \l “sub_99121” *(121) , т.е.
для криминалистических экспертиз отличительной особенностью является
доминирующая роль криминалистических методов. Экспертизы стали
подразделять на традиционные криминалистические и новые нетрадиционные
виды. Такое деление представляется нам нелогичным. Действительно, как
определить, в течение какого периода времени вид или род экспертизы
остается новым. Некоторые судебные экспертизы, например, наркотических
веществ или лакокрасочных покрытий, производившиеся уже несколько
десятков лет и имеющие специфические методики, продолжали считаться
новыми и нетрадиционными.

В современных условиях сказать, что такая традиционная
криминалистическая экспертиза, как, например, дактилоскопическая,
базируется в основном на чисто криминалистических методах, – уже
совершенно неверно. В той же степени, что и на положениях
криминалистической науки, она базируется и на информационных методах,
методах анализа изображений и др. HYPERLINK \l “sub_99122” *(122)

Видоизменились с точки зрения используемых методов и многие другие
традиционно криминалистические роды и виды экспертиз. Методы
исследования изображений используются в трасологической экспертизе
наряду с методами электронной микроскопии. Вообще в силу усложнения и
комплексирования общеэкспертных методов становится все труднее выделять
из их числа чисто криминалистические.

В то же время развитие криминалистической науки, ее общей и частных
теорий расширяет ранее существовавшие рамки использования
криминалистических знаний. Такие частные теории, как, например, теория
криминалистической идентификации и теория криминалистической
диагностики, являются обосновывающим знанием не только для экспертиз,
называемых традиционными криминалистическими, но и для большинства
других видов и родов экспертиз HYPERLINK \l “sub_99123” *(123) . Общими
являются и криминалистические рекомендации по собиранию вещественных
доказательств – объектов судебных экспертиз, их фиксации и изъятию
HYPERLINK \l “sub_99124” *(124) .

Синтетическая природа криминалистической науки обусловливает то
обстоятельство, что именно криминалистикой формулируются критерии
допустимости использования того или иного метода в доказывании, условия
применения этих методов, возможности исследования объектов, но никак не
создаются конкретные методики экспертного исследования. Криминалистика
(криминалистическая техника) в современных условиях уже не является
единственной базовой наукой для традиционных криминалистических
экспертиз. Но в то же время она становится одной из базовых наук вообще
для всех судебных экспертиз.

Поскольку комплексирование и взаимное проникновение знаний закономерно
приводит к стиранию граней между криминалистическими и
некриминалистическими экспертизами, интеграции разных родов и видов
судебных экспертиз, напрашивается вывод о единой природе судебных
экспертиз. Таким образом, утрачивается принципиальное отличие между
традиционными криминалистическими и прочими судебными экспертизами, что
автоматически приводит к прекращению многолетней дискуссии на эту тему.
Более того, отнесение судебной экспертизы к криминалистическим в
современных условиях играет негативную роль, поскольку во главу угла
ставит именно криминалистические познания.

Единство интегрированной природы всех видов судебных экспертиз
означает, что необходимо уточнить их классификации, принятые в настоящее
время в теории и практике. С нашей точки зрения, основаниями
подразделения судебных экспертиз на роды и виды являются характер
исследуемых объектов в совокупности с решаемыми задачами. В классы же
объединяются роды судебных экспертиз, относящиеся к одной или близким
отраслям специальных знаний, которые к тому же используют сходный
инструментарий. Поэтому объединение в один класс криминалистических
экспертиз почерковедческой, дактилоскопической, трасологической и
портретной экспертизы не выдерживает никакой критики. Неясно, почему
взрывотехническая экспертиза отнесена рядом авторов к
криминалистическим, а пожарно-техническая – нет. Такая классификация
внутренне противоречива.

С развитием собственной методической базы эти экспертизы отдаляются
друг от друга все больше и больше. Последнее, что их объединяло, кроме
базовой науки криминалистики, которая, как было упомянуто выше, является
таковой практически для всех классов судебных экспертиз, – это
использование результатов экспертиз в раскрытии и расследовании
преступлений, розыске преступников. Но экспертизы, называемые
традиционными криминалистическими, могут назначаться при рассмотрении
гражданских дел, административных правонарушений.

Вместе с тем, новые недавно сформировавшиеся роды судебных экспертиз
часто решают сходные задачи, оперируют теми же диагностическими и
идентификационными признаками, что и ранее существующие. Это касается,
например, фоноскопической и автороведческой экспертиз, новой судебной
лингвистической экспертизы HYPERLINK \l “sub_99125” *(125) ,
исследующих соответственно устную и письменную речь, баллистической и
взрывотехнической экспертиз и др.

Процесс формирование новых судебных экспертиз может идти по-разному. В
некоторых случаях новый вид или род экспертизы возникает внутри уже
существующего рода судебных экспертиз, например трасологическая
экспертиза изделий массового производства HYPERLINK \l “sub_99126”
*(126) .

Другим вариантом является появление новых объектов исследования и
необходимость решения новых экспертных задач. Примером возникновения
таких новых родов экспертиз является судебная компьютерно-техническая
экспертиза. Постепенно, по мере развития рода экспертизы, выделяются
специфические объекты исследования – вещественные доказательства,
формулируются специфические, свойственные только данной экспертной
деятельности задачи, разрабатывается инструментарий. На ранних стадиях
формирования рода экспертизы видовое деление, если оно есть, может
осуществляться по отраслям знания. Однако по мере развития видовое
деление осуществляется уже по исследуемым объектам. Так, в
судебно-зоологической экспертизе выделился вид экспертизы волос
животных. В дальнейшем некоторые виды данного рода судебных экспертиз
могут стать настолько специфичны, что образуют отдельные роды. В
качестве примера можно указать дактилоскопическую экспертизу, которая в
большинстве учебников пока входит в род трасологических, но, специалисты
в области дактилоскопии считают ее отдельным родом экспертиз HYPERLINK
\l “sub_99127” *(127) .

Многие роды, развившись, образуют новые классы судебных экспертиз. Так,
например, трасологическая экспертиза фактически давно выделилась в
отдельный класс. То же можно сказать и о компьютерно-технической
экспертизе, которая, зародившись как род инженерно-технических
экспертиз, в настоящее время явно уже не может оставаться в этих тесных
рамках и складывается в отдельный класс со своим родовым и видовым
делением.

С другой стороны, родовое деление многих классов судебных экспертиз,
например почвоведческих или экологических, находится на стадии
формирования HYPERLINK \l “sub_99128” *(128) . Пока при производстве
этих экспертиз используются в основном методики “большой науки”.

Поскольку все судебные экспертизы находятся на разных стадиях
формирования, нельзя говорить о едином основании для их подразделения по
классам, родам и видам. Для сложившихся родов судебных экспертиз
характерны четко сформулированные задачи и перечень вопросов, выносимых
на разрешение экспертов, структурированность по видам, в зависимости от
объектов, унифицированные методики экспертного исследования.
Формирующиеся роды экспертиз (а иногда и классы) еще не имеют четко
выраженного видового (родового) деления.

Из вышеизложенного ясно, что автор основной единицей классификации
считает род экспертиз, который связан с определенными задачами и
объектами исследования. Некоторые роды имеют видовое деление. Что
касается классов экспертиз, то объединение в них родов почти всегда
далеко не бесспорно и вызывает неутихающие дискуссии. Классы экспертиз –
это наиболее динамичная, изменяющаяся категория, в наибольшей степени
зависящая от интеграции и дифференциации научного знания. Наиболее часто
дискутируется отнесение или неотнесение тех или иных родов экспертиз к
криминалистическим. Это касается судебных экспертиз веществ и материалов
(криминалистические экспертизы веществ и материалов – КЭМВИ),
взрывотехнических экспертиз, фоноскопических экспертиз и многих других
HYPERLINK \l “sub_99129” *(129) .

Как было показано выше, данная дискуссия в настоящее время уже не имеет
принципиального значения для развития теории и практики судебной
экспертизы, тем более что в новом стандарте высшего профессионального
образования по специальности “Судебная экспертиза” предусмотрена
квалификация “Судебный эксперт” – общая для всех судебных экспертов.
Различается только специализация судебных экспертов HYPERLINK \l
“sub_99130” *(130) .

Группировка судебных экспертиз по классам используется при составлении
программ подготовки и переподготовки судебных экспертов, поскольку на
основе этих классов происходит выбор направлений специализации в рамках
единой специальности “Судебная экспертиза”. Однако обучение экспертов не
может быть оторвано от новых теоретических концепций и потребностей
судебно-экспертной практики, поэтому специализации и соответствующие
программы подготовки должны быть динамичны. В настоящее время в рамках
специальности “Судебная экспертиза” пока существуют четыре
специализации: “криминалистические экспертизы”, “судебные
инженерно-технические экспертизы”, “судебные экспертизы веществ и
материалов”, “судебные экономические экспертизы”. Хотя эти специализации
приняты недавно, уже можно констатировать, что жизнь диктует
необходимость их корректировки.

Как было показано выше, класс так называемых “традиционных
криминалистических” экспертиз включает в настоящее время роды экспертиз,
весьма далекие друг от друга с точки зрения специальных знаний, такие,
например, как портретная, почерковедческая и баллистическая экспертизы.
Поэтому на практике, получая специализацию “криминалистические
экспертизы”, предполагающую овладение семью родами судебных экспертиз,
весьма далекими друг от друга по характеру специальных знаний, выпускник
реально может производить три, максимум четыре рода экспертиз.

Таким образом, очевидно, что классы (а следовательно, и специализации
экспертов) должны объединять роды судебных экспертиз, близкие по
характеру специальных знаний, но не в силу традиции или сферы применения
(например, криминалистические экспертизы – при раскрытии и расследовании
преступлений).

Поскольку свидетельства на право производства судебных экспертиз (так
называемые “допуски”) даются обычно на род или вид судебной экспертизы,
принципы объединения экспертиз в классы не так важны при оценке и
использовании заключения эксперта субъектом, назначившим экспертизу.

Существуют и другие проблемы в классификации судебных экспертиз. Выше
мы говорили о том, что отнесение судебной экспертизы к тому или иному
роду определяется специальными знаниями и зависит от изучаемых объектов
и решаемых задач. Но существует целый ряд родов судебных экспертиз,
исследующих сходные объекты и решающих однотипные задачи. К таким
пограничным случаям относится судебно-медицинская экспертиза,
исследующая такие объекты, как кровь, волосы, выделения, костные останки
и самого человека, и судебно-биологическая экспертиза, изучающая те же
объекты, но относящиеся и к человеку, и к животным. Наркотики
растительного происхождения могут с равным успехом исследовать как
судебный эксперт-ботаник в рамках судебно-ботанической экспертизы, так и
эксперт, специализирующийся в области исследования наркотических,
сильнодействующих и ядовитых веществ.

Приведем далее классификацию судебных экспертиз, в основание которой
положены указанные выше критерии (объекты и решаемые задачи для давно
существующих судебных экспертиз и специальные знания для формирующихся
классов, родов и видов) HYPERLINK \l “sub_99131” *(131) :

1) судебные трасологические экспертизы;

2) судебная экспертиза уничтоженных маркировочных обозначений;

3) судебные экспертизы документов;

4) судебные речеведческие экспертизы;

5) судебная фототехническая экспертиза;

6) судебная портретная экспертиза;

7) судебные экспертизы оружия и следов его применения;

8) судебные экспертизы веществ и материалов;

9) судебно-почвоведческие экспертизы;

10) судебно-биологические экспертизы;

11) судебные экспертизы пищевых продуктов и напитков;

12) судебно-медицинские экспертизы;

13) судебно-психиатрические экспертизы;

14) судебно-психологические экспертизы;

15) судебно-экономические экспертизы;

16) судебные инженерно-технические, инженерно-технологические и
инженерно-транспортные экспертизы;

17) судебные компьютерно-технические экспертизы;

18) судебные экологические экспертизы;

19) судебные сельскохозяйственные экспертизы;

20) судебные искусствоведческие экспертизы;

21) иные судебные экспертизы.

Глава 6. Руководитель судебно-экспертного учреждения, его функции и
полномочия

Судебные экспертизы могут производиться в государственных и
негосударственных судебно-экспертных учреждениях, сотрудниками
неэкспертных учреждений, частными экспертами. Организация производства
экспертиз в судебно-экспертных учреждениях существенно облегчает для
органов субъектов, назначающих экспертизы, подбор экспертов и проверку
их компетентности. Если экспертиза производится вне экспертного
учреждения, решение этих вопросов нередко сопряжено со значительными
трудностями. Затруднения могут возникнуть и при определении рода или
вида судебной экспертизы. Трудности многократно возрастают при
назначении комплексных экспертиз. В судебно-экспертном учреждении подбор
эксперта осуществляется руководителем этого учреждения. Компетентность
экспертов гарантируется существующей системой подготовки кадров, которая
предполагает получение экспертом специального квалификационного
свидетельства на право производства экспертиз.

Основная масса судебных экспертиз производится в государственных
судебно-экспертных учреждениях РФ. Согласно ст. 11 ФЗ ГСЭД
государственными судебно-экспертными учреждениями являются
специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти
и органов исполнительной власти субъектов РФ, созданные для обеспечения
исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, дознавателей,
следователей и прокуроров посредством организации и производства
судебной экспертизы.

Организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться
также экспертными подразделениями, созданными федеральными органами
исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов РФ.
Причем, если производство судебной экспертизы поручается указанным
подразделениям, они осуществляют функции, исполняют обязанности, имеют
права и несут ответственность как государственные судебно-экспертные
учреждения.

Выполнение судебных экспертиз в подобных учреждениях обладает рядом
преимуществ. В государственных экспертных учреждениях:

а) имеется соответствующее оборудование, без которого зачастую
невозможно производство экспертиз на современном научном уровне;

б) организована подготовка и переподготовка экспертных кадров, контроль
над качеством выполняемых исследований;

в) возможно проведение сложных многообъектных, комплексных и
комиссионных экспертиз;

г) осуществляются научные разработки новых методик экспертного
исследования.

Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения (его
начальник, заведующий или директор, абз. 5 ст. 9 ФЗ ГСЭД) имеет особый
статус, закрепленный в ст. 14, 15 ФЗ ГСЭД.

В его обязанности входит поручение производства судебной экспертизы
конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения. Заметим,
что лицо, осуществляющее функции по распределению экспертных заданий,
само должно обладать высшей экспертной квалификацией, широким кругозором
и специальными знаниями в различных родах или видах экспертиз данного
направления. Чтобы решить, кому из подчиненных поручить выполнение той
или иной экспертизы, ему необходимо хорошо знать возможности своих
подчиненных, представлять, кто из них наилучшим образом справится с
решением данных задач. Руководитель должен ориентироваться в
судебно-экспертных методиках и правильно оценивать сложность
предстоящего исследования. Особенно это важно при решении вопроса, в
каком случае экспертиза будет выполняться единолично, а когда комиссией
экспертов. Если по одному объекту назначен комплекс экспертиз,
руководитель решает, какова оптимальная последовательность их
производства. В случае необходимости назначения комиссионной или
комплексной экспертизы руководитель назначает эксперта-организатора,
координирующего процесс экспертного исследования.

Статья 14 ФЗ ГСЭД предписывает руководителю государственного
судебно-экспертного учреждения разъяснить эксперту или комиссии
экспертов их обязанности и права, а также по поручению органа или лица,
назначивших судебную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной
ответственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него
соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в
орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу (ч. 2 ст. 80 ГПК,
ч. 4 ст. 82 АПК, ч. 2 ст. 26.4 КоАП). Но в государственном
судебно-экспертном учреждении производство экспертиз может быть поручено
только лицам, имеющим соответствующее квалификационное свидетельство, а
теперь еще и диплом о высшем экспертном образовании. Такая подготовка
предусматривает детальное изучение будущим экспертом своих прав и
обязанностей, ответственности, к которой этот эксперт может быть
привлечен. Так стоит ли вообще постоянно разъяснять все это
государственному эксперту? Законодатель не требует разъяснения прав и
обязанностей судье, следователю, дознавателю. На практике таких
разъяснений не делали и не делают, и норма закона превращается, таким
образом, в формальность.

Подтверждением этого суждения служит ст. 199 “Порядок направления
материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы” УПК, в
ч. 2 которой указывается, что руководитель экспертного учреждения, за
исключением руководителя государственного судебно-экспертного
учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность,
предусмотренные ст. 57 УПК. Представляется, что разъяснение прав и
обязанностей необходимо только для частных экспертов или лиц,
привлекаемых в качестве экспертов руководителем государственного
экспертного учреждения к выполнению каких-то исследований совместно с
государственными судебными экспертами.

По нашему мнению, нет необходимости при назначении каждой экспертизы
(некоторые государственные судебные эксперты делают по 200 судебных
экспертиз в год) предупреждать эксперта об уголовной ответственности за
дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Это предупреждение
опять-таки должно касаться лиц, не работающих в судебно-экспертных
учреждениях и не знакомых с нормами уголовного права. Его можно
заменить, например, присягой судебного эксперта, даваемой при получении
диплома о высшем экспертном образовании (по аналогии с клятвой
Гиппократа) или свидетельства на право самостоятельного производства
экспертиз.

Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения перед
отправкой заключения эксперта контролирует полноту и качество
исследования, т.е. проверяет, все ли объекты, представленные на
экспертизу, были изучены; на все ли поставленные вопросы ответил
судебный эксперт в заключении; использовал ли эксперт необходимые
методики и приборную базу; соответствуют ли выводы эксперта содержанию
исследовательской части, анализирует заключение эксперта с точки зрения
ошибок объективного и субъективного характера HYPERLINK \l “sub_99132”
*(132) . Большое внимание уделяется приложениям к экспертному
заключению: фототаблицам, спектрограммам, рентгенограммам и др., которые
позволяют получить более полное представление о процессе исследования.
Согласно закону эксперт независим в своих суждениях, но это не означает,
что руководитель судебно-экспертного учреждения не может указать ему на
недостатки и вернуть заключение эксперта, например, если не все объекты
исследованы, не использована рекомендованная методика, обнаружены
ошибки. Но поскольку судебный эксперт – фигура процессуально
самостоятельная и дает заключение от своего имени, он не обязан в
спорных случаях учитывать замечания руководителя экспертного учреждения.

По нашему мнению, вопрос о последствиях несогласия руководителя
государственного судебно-экспертного учреждения с выводами
государственного судебного эксперта законодателем урегулирован
недостаточно. Закон не наделяет руководителя государственного
судебно-экспертного учреждения правом назначить другого эксперта (по
аналогии с начальником следственного отдела в уголовном процессе,
который может отстранить следователя и передать дело другому – п. 1 ч. 1
ст. 39 УПК), поскольку экспертиза уже произведена. Если проводить ее
вновь, то она фактически будет являться повторной, а повторную судебную
экспертизу может назначить только следователь, суд, иной субъект, но
никак не руководитель государственного судебно-экспертного учреждения.

С другой стороны, как может руководитель осуществлять свои контрольные
функции по данной конкретной экспертизе и при этом не давать эксперту
указания, предрешающие, как сказано в ст. 14 ФЗ ГСЭД, содержание
выводов? Руководитель, давая вполне обоснованные и правильные указания
эксперту, может в одних случаях предвидеть, что изменение методики
исследования повлияет на вывод, а в других – не знать, каков будет этот
вывод.

Представляется, что в законе должна быть предусмотрена возможность для
руководителя государственного экспертного учреждения при его несогласии
с выводами эксперта либо назначить другого эксперта и, если в результате
их выводы не совпадут, направить лицу или органу, назначившему
экспертизу, оба заключения, либо высказать свое мнение по поводу данного
заключения в качестве сведущего лица в сопроводительном письме к
экспертному заключению HYPERLINK \l “sub_99133” *(133) .

Действенным средством в обеспечении качества экспертных заключений
является их регулярное рецензирование как внутри данного учреждения, так
и внутриведомственное и межведомственное рецензирование с последующим
обсуждением выводов рецензента. Отрицательные рецензии на экспертные
заключения данного сотрудника могут быть основанием для направления его
на досрочную аттестацию.

При отправке заключения адресату руководитель должен обеспечить
контроль над правильной упаковкой и опечатыванием вещественных
доказательств после исследования. Этот, казалось бы, мелкий вопрос очень
важен, поскольку на практике вещественные доказательства после
экспертного исследования часто вообще не упаковываются и не
опечатываются, хранятся небрежно, что приводит к их порче, утрате и,
вследствие этого, невозможности их представления в суд, осуществления
при необходимости повторных и дополнительных экспертиз.

Законодатель вменяет в обязанность руководителю государственного
экспертного учреждения не разглашать сведений, ставших ему известными в
связи с организацией и производством судебной экспертизы, в том числе
сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а
также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную
охраняемую законом тайну. Это фактически может трактоваться как
предупреждение о недопустимости разглашения данных предварительного
расследования без согласия прокурора, следователя или лица,
производящего дознание. В соответствии со ст. 310 УК РФ это деяние
наказывается штрафом в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты
труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за
период от одного до двух месяцев, либо исправительными работами на срок
до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Обеспечение конфиденциальности экспертиз и их результатов в современных
условиях информатизации и компьютеризации судебно-экспертных
исследований предполагает не только ограничение физического доступа к
заключениям экспертов, наблюдательному производству и помещениям, где
производятся экспертизы, к экспертной технике, но и создание
компьютерной системы информационной безопасности. В настоящее время
экспертная аппаратура часто представляет собой компьютеризированные
рабочие места экспертов, позволяющие не только осуществлять сбор и
обработку экспериментальных данных, производить расчеты, но и
подключаться к базам данных, в диалоговом режиме создавать тексты
экспертных заключений HYPERLINK \l “sub_99134” *(134) . Поэтому копии
заключений экспертов обычно хранятся не только в отпечатанном на бумаге
виде в наблюдательном производстве экспертного учреждения, доступ к
которому посторонних лиц практически исключен, но и в электронном виде
на магнитных носителях компьютеров экспертов, их составивших. Компьютеры
могут быть организованы в локальную сеть в пределах данного учреждения.
Тогда, если система ограничения доступа не предусмотрена, вся информация
в сети делается доступной сотрудникам учреждения, а возможно, и другим
лицам при подключении каких-то компьютеров к глобальной сети Интернет.
Поэтому для обеспечения конфиденциальности необходимы системы защиты
информации, а также выход в Интернет только с определенных компьютеров,
не имеющих связи с локальной сетью.

Современные судебно-экспертные исследования невозможны без
соответствующей приборной базы, расходных материалов и информационного
обеспечения судебно-экспертной деятельности. Причем, как уже
неоднократно отмечалось, поскольку многие методы, используемые при
производстве судебных экспертиз, являются общеэкспертными, многие
приборы и аппаратура универсальны и могут применяться при производстве
различных судебных экспертиз. В зависимости от загруженности
оборудования руководитель экспертного учреждения решает, необходимы ли,
например, инфракрасные спектрометры в каждом отделе, где их будут
эксплуатировать судебные эксперты, специализирующиеся в производстве
определенного рода экспертиз (экспертиза лакокрасочных покрытий и
материалов) или можно создать группу экспертов-методников, обслуживающих
все направления экспертной деятельности.

Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения отвечает и
за соблюдение правил техники безопасности при эксплуатации оборудования
для экспертных исследований во вверенной ему организации. Многие из
перечисленных в HYPERLINK \l “sub_3” главе 3 методов исследования, во
избежание нанесения ущерба жизни и здоровью людей требуют для своей
реализации определенных условий, специально оборудованных помещений.
Так, например, рентгеновское излучение, а также озон и окислы азота,
образующиеся при работе установок, оказывают вредное воздействие на
организм человека, в связи с чем при использовании рентгеновских методов
анализа необходимо предусмотреть целый комплекс защитных мероприятий.
Радиационная безопасность достигается с помощью специальных защитных
устройств, а также путем регламентации времени пребывания в зоне
облучения и расстояния до источников излучения. При осуществлении защиты
от рентгеновского излучения уровни облучения должны быть снижены до
величин, установленных в законодательном порядке соответствующими
документами. Безопасность работы с рентгеновскими установками определяют
Основные санитарные правила обеспечения радиационной безопасности
(ОСПОРБ-99) в п. 2.6.1.799-99 “Ионизирующее излучение, радиационная
безопасность” HYPERLINK \l “sub_99135” *(135) .

В обязанности руководителя государственного судебно-экспертного
учреждения, где используются рентгеновские методы, входит:

1) создание условий работы с источниками излучения, соответствующие
указанным выше правилам, правилам по охране труда, технике безопасности,
другим санитарным нормам и правилам, действие которых распространяется
на данную организацию;

2) планирование и осуществление мероприятий по обеспечению и
совершенствованию радиационной безопасности в экспертном учреждении;

3) систематический контроль радиационной обстановки на рабочих местах и
в помещениях;

4) контроль и учет индивидуальных доз облучения персонала;

5) регулярное информирование персонала об уровнях излучения на рабочих
местах и о величине полученных им индивидуальных доз облучения;

6) проведение инструктажа и проверку знаний персонала в области
радиационной безопасности;

7) проведение предварительных (при поступлении на работу) и
периодических медицинских осмотров персонала;

8) выполнение постановлений и предписаний должностных лиц органов
исполнительной власти, осуществляющих государственное управление,
государственный надзор и контроль в области обеспечения радиационной
безопасности.

Судебно-экспертные исследования с применением химико-аналитических
методов должны осуществляться в соответствии с “Межотраслевыми правилами
по охране труда при использовании химических веществ” ПОТ Р М-004-97
HYPERLINK \l “sub_99136” *(136) .

Эти правила включают требования к технологическим процессам,
производственным помещениям, веществам и материалам, их хранению и
транспортировке, оборудованию, его размещению и организации рабочих
мест.

Лица, работающие с химическими веществами, должны пройти
профессиональный отбор, предусматривающий медицинское
освидетельствование работающих HYPERLINK \l “sub_99137” *(137) .
Предварительные при поступлении на работу и периодические в процессе
работы медицинские осмотры должны проводиться лечебно-профилактическими
учреждениями. Лица, допускаемые к работе с химическими веществами,
должны иметь соответствующую характеру работы профессиональную
подготовку, в том числе и по безопасности труда. Ответственность за
своевременное и качественное обучение и проверку знаний в целом по
государственному судебно-экспертному учреждению, а также своевременное
прохождение предварительных и периодических медицинских осмотров
возлагается на его руководителя, а в подразделениях – на руководителя
подразделения.

Для осуществления охраны труда экспертов необходимо также строго
руководствоваться “Правилами технической эксплуатации электроустановок
потребителей” HYPERLINK \l “sub_99138” *(138) . В соответствии с этими
правилами руководитель судебно-экспертного учреждения должен обеспечить:

1) содержание электрического и электротехнологического оборудования и
сетей в работоспособном состоянии и его эксплуатацию в соответствии с
требованиями указанных правил, “Правил техники безопасности при
эксплуатации электроустановок”, “Правил пользования электрической
энергией” и других нормативно-технических документов;

2) своевременное и качественное проведение профилактических работ,
ремонта, модернизации и реконструкции энергетического оборудования;

3) обучение персонала и проверку знаний правил эксплуатации, техники
безопасности, должностных и производственных инструкций;

4) надежность работы электроустановок и безопасность их обслуживания;

5) разработку должностных и производственных инструкций для персонала;

6) выполнение предписаний органов государственного энергетического
надзора, учет и анализ нарушений в работе электроустановок, несчастных
случаев и принятие мер по устранению причин их возникновения.

Для непосредственного выполнения функций по организации эксплуатации
электроустановок руководитель предприятия должен назначить
ответственного за электрохозяйство, а также лицо, его замещающее.

В целях обеспечения сохранности представленных объектов, что также
вменено в обязанность руководителю государственного судебно-экспертного
учреждения в каждом структурном подразделении этого учреждения, должны
быть предусмотрены специальные столы для осуществления экспертного
осмотра. Объекты после экспертного исследования следует тщательно
упаковать, снабдить пояснительными надписями и опечатать. Необходимо
предусмотреть специальные помещения для хранения громоздких объектов,
которые не могут быть отправлены лицу или органу, назначившему
экспертизу, по почте.

Судебная экспертиза может выполняться только по поручению компетентных
лиц или органов, которое направляется в государственное экспертное
учреждение вместе с материалами, необходимыми для производства
экспертизы. До официального получения постановления или определения,
даже если в порядке непроцессуальной справочно-консультационной
деятельности с руководителем государственного экспертного учреждения
обсуждался вопрос о возможности производства судебной экспертизы в
данном учреждении, он не вправе истребовать объекты исследований и
материалы дела, необходимые для производства судебной экспертизы, ни для
ускорения производства по делу, ни с какой-либо иной, пусть даже самой
благой целью.

Законодатель запрещает руководителю государственного экспертного
учреждения самостоятельно, без согласования с органом или лицом,
назначившим судебную экспертизу, привлекать к производству этой
экспертизы лиц, не работающих в данном учреждении. Как нам
представляется, данное положение нуждается в детализации. Так,
рассмотрим некоторые наиболее часто встречающиеся случаи, когда
возникает потребность в привлечении к производству экспертизы лиц, не
являющихся сотрудниками данного экспертного учреждения.

Судебный эксперт необходимого профиля в штате учреждения отсутствует,
болен, находится в отпуске, занят выполнением других экспертных заданий.
Однако в государственных экспертных учреждениях этого ведомства имеются
такие специалисты. Один из них может быть направлен в данное экспертное
учреждение для выполнения судебной экспертизы. Например, в
Экспертно-криминалистический центр УВД Южного административного округа
г. Москвы направлено постановление о назначении многообъектной судебной
почерковедческой экспертизы, и для ее выполнения в установленные сроки
необходимо привлечение четырех экспертов-почерковедов. В штате ЭКЦ
числятся только три эксперта, но для выполнения этого экспертного
задания начальник ЭКЦ может выделить только двоих – третий эксперт
находится в командировке. Поэтому по просьбе начальника ЭКЦ и по
согласованию с вышестоящим руководителем – начальником
Экспертно-криминалистического центра ГУВД г. Москвы – для производства
этой экспертизы привлечены два эксперта-почерковеда из ЭКЦ УВД
Юго-западного административного округа г. Москвы. Заметим, что это
разные государственные экспертные учреждения.

Нам представляется, что нет необходимости согласовывать этот вопрос со
следователем, назначившим экспертизу. Обязанности выбора эксперта, как
указано в ч. 1 ст. 14 ФЗ ГСЭД, лежат на руководителе государственного
экспертного учреждения. В данном случае выбор эксперта осуществляется
руководителем другого государственного экспертного учреждения того же
ведомства. Доверяя выполнение экспертизы экспертно-криминалистическому
центру одного ОВД, следователь, очевидно, не имеет оснований не доверять
ее выполнение экспертам ЭКЦ другого ОВД. На практике этот вопрос в
настоящее время именно так и решается.

Если к выполнению судебной экспертизы по указанным выше причинам
привлекается сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения
другого ведомства, следователь, безусловно, должен быть уведомлен об
этом. Необходимо согласовать также условия оплаты труда эксперта. Однако
между государственными экспертными учреждениями, находящимися в одном
регионе, но принадлежащими разным ведомствам, часто имеются
договоренности о совместном производстве некоторых экспертиз,
закрепленные межведомственными актами, в которых может быть предусмотрен
согласованный со следственными и судебными органами порядок выбора
экспертов в данном регионе.

В случае привлечения к производству судебной экспертизы частного
эксперта или эксперта – сотрудника негосударственного экспертного
учреждения, руководитель государственного экспертного учреждения в
обязательном порядке уведомляет об этом следователя или суд. Обычно
следователь или суд соглашаются с выбором руководителя государственного
судебно-экспертного учреждения, поскольку тот значительно лучше
осведомлен об уровне профессиональной компетентности привлекаемых
судебных экспертов, многие из которых постоянно сотрудничают с
государственными экспертными учреждениями. Согласуются также условия
оплаты труда эксперта.

При необходимости производства комплексной судебной экспертизы для
решения нестандартных экспертных задач, требующих участия уникального
специалиста, руководитель государственного экспертного учреждения либо
сам находит такого специалиста (тогда вопрос должен быть согласован с
лицом или органом, назначившим экспертизу), либо просит об этом
следователя или суд.

Руководителю государственного экспертного учреждения запрещается давать
эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной
судебной экспертизе, т.е. оказывать влияние на содержание экспертных
выводов. Корыстное понуждение эксперта к даче определенного вывода по
экспертизе со стороны руководителя государственного экспертного
учреждения может быть квалифицировано как уголовное преступление по ст.
285 “Злоупотребление должностными полномочиями” или 290 “Получение
взятки” УК.

Злоупотребление должностными полномочиями, т.е. использование
руководителем государственного экспертного учреждения своих служебных
полномочий вопреки интересам службы, например понуждение эксперта
формулировать определенные выводы по экспертному заключению, если это
деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и
повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или
организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства,
наказывается штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной
платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо
лишением права занимать определенные должности или заниматься
определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от
четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.
То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением
свободы на срок до 10 лет с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями
руководителя государственного экспертного учреждения характеризуется
следующими обязательными признаками в их совокупности:

1) деяние в виде использования им своих служебных полномочий вопреки
интересам службы;

2) наступление последствий в виде существенного нарушения прав и
законных интересов участников гражданского, арбитражного или уголовного
процесса, производства по делам об административных правонарушениях либо
охраняемых законом интересов общества или государства при осуществлении
судопроизводства;

3) причинная связь между деянием и последствием.

С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями –
всегда умышленное преступление. Умысел может быть как прямым, так и
косвенным. Субъект сознает общественную опасность злоупотребления
должностными полномочиями и желает их наступления или не желает, но
сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично.
Наличие мотива преступления, определенного в законе как корыстная или
личная заинтересованность, в составе, предусмотренном ст. 285 УК,
обязательно.

Субъектом злоупотребления должностными полномочиями может быть только
должностное лицо (в данном случае руководитель государственного
судебно-экспертного учреждения), которое кроме общих признаков субъекта
преступления обладает рядом специальных, относящихся к характеру
осуществляемых этим лицом постоянно, временно или по специальному
полномочию функций, вытекающих из его служебного положения или
должности, на которую он временно назначен специальным поручением
вышестоящего начальника.

Другим преступным деянием руководителя государственного
судебно-экспертного учреждения может являться получение взятки (ст. 290
УК) лично или через посредника в виде денег, ценных бумаг, иного
имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в
пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия
(бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в
силу должностного положения может способствовать таким действиям
(бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по
службе. Например, получение взятки за производство судебной экспертизы
по гражданскому делу за минимальную плату или бесплатно либо за
затягивание сроков предварительного следствия путем направления большого
количества запросов на дополнительные материалы, удовлетворить которые,
как заранее известно, не удастся, либо за отказ в производстве
экспертизы, если предполагается, что ее результат будет неблагоприятным
для взяткодателя. Данное деяние наказывается штрафом в размере от 100 до
500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода
осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы
на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или
заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Получение
руководителем государственного судебно-экспертного учреждения как
должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие), например
за оказание давления на эксперта, наказывается лишением свободы на срок
от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или
заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Если
получение взятки совершалось группой лиц по предварительному сговору или
организованной группой, либо сопряжено с вымогательством взятки, либо в
крупном размере, оно наказывается лишением свободы на срок от семи до
двенадцати лет со штрафом в размере до 1 млн. руб. или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо
без такового HYPERLINK \l “sub_99139” *(139) .

Закон определяет предмет рассматриваемого преступления собирательным
термином “взятка” и содержит указание на ее разновидности в виде денег,
ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера.
Известны и другие завуалированные способы дачи или получения взятки,
например “продажа” за бесценок дорогостоящего имущества, фиктивное
зачисление на должность и систематическая выплата взяткополучателю
зарплаты без фактического выполнения соответствующей работы. В последнем
случае, если должностному лицу выплачиваются государственные денежные
средства, содеянное требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 160
“Присвоение или растрата” УК в отношении как взяткодателя, так и
взяткополучателя. С объективной стороны рассматриваемое преступление
выражается в получении руководителем государственного экспертного
учреждения как должностным лицом лично или через посредника взятки за
действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц,
если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия
должностного лица либо оно в силу должностного положения может
способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее
покровительство по службе.

Для состава получения взятки не имеет значения, когда руководителю
государственного судебно-экспертного учреждения передана взятка – до или
после совершения им обусловленных действий, а также оговаривались ли
заранее служебные действия, которые он должен был совершить или уже
совершил за получение незаконного вознаграждения. Различают
взятку-подкуп, при получении которой действия должностного лица
предварительно оговариваются с взяткодателем, и взятку-вознаграждение,
когда материальные ценности вручаются субъекту уже после совершения им
заранее не обусловленных предварительной договоренностью действий как бы
в “благодарность за труды”. Получение взятки является умышленным
преступлением – виновный сознает, что получает взятку, и желает этого.

Получение взятки признается оконченным деянием с момента принятия
должностным лицом хотя бы части взятки. В случаях, когда заранее
обусловленная взятка не была получена по обстоятельствам, не зависящим
от воли взяткополучателя, содеянное им должно квалифицироваться как
покушение на получение взятки по ч. 3 ст. 30 и ст. 290 УК. Поскольку
получение взятки может совершаться только специальным субъектом, группу
могут образовать не менее двух должностных лиц, например руководитель
государственного судебно-экспертного учреждения и его заместитель. При
этом преступление должно признаваться оконченным с момента принятия
взятки хотя бы одним из должностных лиц. Иные, не являющиеся
должностными, лица, входящие в состав группы, например, эксперты –
сотрудники государственного судебно-экспертного учреждения, должны нести
ответственность за соучастие в получении взятки со ссылкой на ст. 33 УК.

Неоднократность как квалифицирующий признак означает получение взятки
не менее двух раз как от нескольких лиц, если в отношении каждого
совершается отдельное действие, так и при разновременном получении
взяток, когда виновный реализует отдельно возникший умысел на получение
второй или последующих взяток. Получение взятки за выполнение
(невыполнение) действий, обеспечивающих наступление желаемого для
взяткодателя результата, в несколько приемов представляет собой единое
длящееся преступление HYPERLINK \l “sub_99140” *(140) .

Руководители государственных судебно-экспертных учреждений за служебный
подлог, т.е. внесение в официальные документы заведомо ложных сведений,
а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их
действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или
иной личной заинтересованности, в соответствии со ст. 292 УК
наказываются штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной
платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо
обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными
работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от
трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Предметом преступления в рассматриваемом случае являются только
официальные документы – заключения судебных экспертов, запросы в
следственные и судебные органы и проч.

Законодатель детализирует собирательное понятие “служебный подлог”,
как: 1) внесение в официальные документы заведомо ложных сведений, 2)
внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное
содержание. Любое из названных деяний образует объективную сторону
состава рассматриваемого преступления. В юридической практике различают
два вида подлога: 1) интеллектуальный, когда изложенные в документе
сведения не соответствуют действительности, например, сфальсифицированы
и отражены в экспертном заключении результаты исследований; и 2)
материальный, когда производится внесение изменений в подлинный
документ, например, в заключение и выводы эксперта без его ведома
внесены изменения, существенно влияющие на содержание, или взамен
подлинного полностью изготовлено поддельное заключение эксперта.

Служебный подлог есть формальный состав преступления, которое
признается оконченным с момента внесения в документ заведомо ложных
сведений или каких-либо исправлений. Данное преступление совершается с
прямым умыслом: виновный сознает, что он подделывает официальный
документ, и желает этого. Заметим, что корыстная или иная личная
заинтересованность является обязательным признаком субъективной стороны
рассматриваемого преступления.

Халатность руководителя государственного судебно-экспертного
учреждения, т.е. неисполнение или ненадлежащее исполнение им как
должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или
небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного
ущерба, наказывается штрафом в размере до 120 тыс. руб. или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года,
либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо
исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо
арестом на срок до трех месяцев HYPERLINK \l “sub_99141” *(141) (ст.
293 УК).

Объективную сторону халатности руководителя государственного
судебно-экспертного учреждения составляют следующие обязательные
признаки:

1) общественно опасное деяние в виде бездействия (действия) –
неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих
обязанностей, например, поручение производства судебной экспертизы
стажеру, не имеющему квалификационного свидетельства, или отсутствие
надлежащего контроля над качеством экспертных заключений или проведением
регулярных поверок измерительной аппаратуры в данном учреждении;

2) общественно опасное последствие (экспертные ошибки, приведшие к
неправосудным приговорам) – причинение крупного ущерба гражданам или
юридическим лицам;

3) наличие причинной связи между общественно опасным деянием и
общественно опасным последствием.

Ненадлежащим исполнением руководителем государственного
судебно-экспертного учреждения своих обязанностей является их неполное,
несвоевременное, неточное исполнение. Причем неисполнение обязанностей
может быть полным и частичным и выражаться в бездействии при наличии
обязанности и реальной возможности выполнять определенные функции,
вытекающие из служебного положения. Действий, которые не входили в
обязанности указанного должностного лица, нельзя вменять ему в вину.

Субъектом данного преступления является только должностное лицо. С
субъективной стороны халатность характеризуется неосторожной виной.
Неосторожная вина может быть выражена преступным легкомыслием, а также
преступной небрежностью. При преступном легкомыслии руководитель
государственного судебно-экспертного учреждения предвидит возможность
наступления общественно опасных последствий своих действий или
бездействия, но самонадеянно безосновательно рассчитывает на
предотвращение этих последствий. При преступной небрежности он не
предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих
действий или бездействия, хотя должен был и мог предвидеть эти
последствия. Объективная возможность для надлежащего исполнения
обязанностей определяется, в первую очередь, внешними условиями, которые
непосредственно не зависят от субъекта. К субъективным возможностям для
надлежащего исполнения обязанностей следует относить личные особенности
должностного лица (опыт, уровень профессиональной подготовки, состояние
здоровья и т.д.). Должностное лицо не может подлежать уголовной
ответственности при отсутствии либо объективной, либо субъективной
возможности для надлежащего исполнения своих служебных обязанностей
HYPERLINK \l “sub_99142” *(142) .

Судебные экспертизы по гражданским и уголовным делам, делам об
административных правонарушениях весьма разнообразны. В силу этого нет
возможности организовать в государственных судебно-экспертных
учреждениях производство всех родов и видов экспертиз. Обычно там
проводятся экспертизы, наиболее часто востребуемые судебной и
следственной практикой, наиболее распространенные.

В этой связи достаточно большой объем экспертной работы выполняется
лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники,
искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными
экспертами и выступающими в роли частных экспертов или сотрудников
негосударственных экспертных учреждений. Как правило, к ним обращаются в
случаях, если:

а) судебные экспертизы этих родов или видов не выполняются в
государственных судебно-экспертных учреждениях России или данного
региона;

б) судебные экспертизы этих родов или видов в государственных
судебно-экспертных учреждениях выполняются, но эксперты очень сильно
загружены другими экспертизами или отсутствуют в данный момент (отпуск,
болезнь, неукомплектованность штатов) и могут приступить к производству
только через некоторое время, а дело не терпит отлагательства;

в) стороны, суд, следователь, дознаватель хотят назначить судебную
экспертизу конкретному лицу – известному специалисту в данной области
знания, или в данное негосударственное судебно-экспертное учреждение;

г) у подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, сторон и других
участников процесса имеются сомнения в беспристрастности и объективности
сотрудников данного государственного судебно-экспертного учреждения или
даже государственных судебных экспертов вообще.

Согласно ст. 79 ГПК, ст. 82 АПК РФ, ст. 195 УПК, ст. 26.4 КоАП судебная
экспертиза назначается как в экспертные учреждения, так и лично
экспертам. В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее
необходимыми познаниями для дачи заключения. Таким образом, законодатель
не требует, чтобы экспертные учреждения были обязательно
государственными. За исключением случаев, особо оговоренных в ФЗ ГСЭД,
судебные экспертизы могут производиться частными
экспертами-профессионалами, у которых эта деятельность является
основной; сотрудниками неэкспертных учреждений и организаций,
выступающих в качестве судебных экспертов; сотрудниками
негосударственных судебно-экспертных учреждений. К сожалению, вследствие
запрета, наложенного ст. 16 ФЗ ГСЭД, сотрудники государственных
судебно-экспертных учреждений не могут осуществлять судебно-экспертную
деятельность в качестве негосударственного эксперта. Как уже указывалось
в HYPERLINK \l “sub_4” главе 4 , мы считаем, что данный запрет должен
быть отменен.

Среди частных экспертов-профессионалов можно выделить бывших
сотрудников государственных судебно-экспертных учреждений. Их
квалификация может быть подтверждена ведомственными свидетельствами на
право производства определенных родов или видов экспертиз, хотя срок
действия этих свидетельств не более пяти лет. Другая группа частных
экспертов, число которых все время возрастает, – это лица, получившие
высшее судебно-экспертное образование. И, наконец, эксперты-практики,
специализирующиеся в родах и видах экспертиз, производство которых явно
недостаточно обеспечено в судебно-экспертных учреждениях, например
строительно-технические, финансово-экономические, экологические и проч.

Процессуальный закон не требует аттестации и регулярной переаттестации
судебных экспертов и определение компетентности эксперта возлагает на
субъекта, назначающего экспертизу. Последний при решении этой задачи
сталкивается с большими трудностями, поскольку не является специалистом
в данной отрасли знания и, как правило, свой выбор осуществляет по
формальным основаниям, в зависимости от образования и стажа экспертной
работы. Однако наличие специального образования – это необходимое, но
недостаточное условие компетентности.

Выше уже упоминалось, что экспертные задачи весьма специфичны, и для их
успешного решения разрабатываются специальные методики исследования
вещественных доказательств, знание которых является обязательным
условием компетентности. На практике нередко при назначении экспертиз
этот фактор не учитывается. Например, инженеру-электрику, окончившему
Московский энергетический институт, может быть назначена судебная
электротехническая экспертиза, на разрешение которой поставлен вопрос о
причине оплавления кабеля (пожар или короткое замыкание?). Для ответа на
подобный вопрос, несомненно, необходимы знания в области электротехники,
однако специалисты-электрики обычно решают прямую задачу: что надо
сделать, чтобы не произошло короткого замыкания? Здесь же мы имеем
обратную задачу: по оплавленному кабелю определить причину этого
оплавления. Для решения этого вопроса существует специально
разработанная судебно-экспертная методика, но инженер-электрик, не
прошедший специального обучения, об этом не знает и производит
экспертизу, руководствуясь только общими соображениями. На практике это
оборачивается либо отказом от решения вопроса, либо экспертными
ошибками.

При производстве экспертиз частными экспертами отсутствует и контроль
качества экспертиз, который имеется в судебно-экспертных учреждениях.
Хотя качество выполнения экспертиз может быть очень высоким, если в
качестве эксперта приглашен какой-либо известный специалист в данной
отрасли знания. Реальная оценка компетентности частного эксперта,
впрочем, нередко и государственного, возможна только в суде при
осуществлении реальной состязательности сторон, каждая из которых
приглашает эксперта или специалиста.

Но все-таки очевидно, что субъекту, назначающему экспертизу, гораздо
удобнее поручать ее производство учреждению, а не частному эксперту.
Сложилась практика выполнения судебных экспертиз некоторыми
государственными и негосударственными учреждениями, не являющимися
судебно-экспертными. Так, сотрудники испытательных пожарных лабораторий
Государственной противопожарной службы МЧС России производят
пожарно-технические, электротехнические и металловедческие экспертизы.
Многие аудиторы производят экономические экспертизы. Сотрудники
строительных и проектных организаций берутся за выполнение
строительно-технических экспертиз.

Если судебная экспертиза назначается конкретно лицу, работающему в
неэкспертном учреждении, то при назначении экспертизы в соответствии с
существующим законодательством ему хотя бы разъясняют его права и
обязанности. Однако, к сожалению, во многих случаях следователь, а
иногда даже суд, обращается непосредственно к директору государственного
или негосударственного учреждения. Поскольку судебно-экспертная
деятельность не подлежит лицензированию, за ее выполнение берутся многие
организации без всяких на то оснований, не видя разницы между
судебно-экспертной и исследовательской деятельностью.

Это может быть фирма, занимающаяся, например, аудиторской или оценочной
деятельностью. Ее сотрудники понятия не имеют, чем несудебная экспертиза
отличается от судебной, и представляют вместо экспертного заключения
отчет об аудиторской проверке или оценке, подписанный директором. При
производстве судебной экспертизы они обычно руководствуются не
процессуальным законодательством и ФЗ ГСЭД, а иными нормативными актами,
например Федеральным законом “Об оценочной деятельности в Российской
Федерации”. Конечно, лицо, обладающее познаниями оценщика, как и любое
иное сведущее лицо, может быть привлечено к производству судебной
экспертизы, но при этом оно должно руководствоваться процессуальным
законодательством. Эти лица нередко предъявляют для подтверждения своей
компетенции разнообразные свидетельства. Например, эксперт Н.,
произведший судебно-экономическую экспертизу по уголовному делу,
предъявил Свидетельство о том, что он за два дня прослушал курс лекций
об “Оценке для целей судопроизводства в арбитражном суде”. Очевидно,
такое обучение не дает оснований утверждать, что Н. может выступать в
качестве эксперта в уголовном процессе, где совершенно иная процедура
назначения и производства судебных экспертиз, и неудивительно, что его
заключение изобилует процессуальными и фактическими ошибками и
неточностями. Подготовленные некомпетентными специалистами документы не
удовлетворяют ни по форме, ни по содержанию требованиям, предъявляемым к
заключению эксперта в процессуальном законодательстве, и не могут
использоваться в доказывании.

Это явилось причиной организации в ряде регионов России
негосударственных экспертных учреждений. В ФЗ ГСЭД об их существовании
умалчивается, хотя возможность функционирования этих учреждений
подразумевается в новом процессуальном законодательстве, где
законодатель говорит об экспертном учреждении вообще, но не о
государственном экспертном учреждении (ст. 79 ГПК, ст. 82 АПК, ст. 195
УПК, 26.4 КоАП).

Уровень этих учреждений разный, но во многих из них работают
высококвалифицированные эксперты, как правило, имеющие свидетельства на
право производства экспертиз или высшее судебно-экспертное образование.
Коллективы штатных экспертов там весьма невелики, однако в каждой из
этих организаций имеются картотеки судебных экспертов, привлекаемых при
необходимости для решения сложных экспертных задач, причем диапазон
специальных знаний, которые могут быть востребованы, значительно шире,
чем в государственных экспертных учреждениях. В принципе, ими могут быть
осуществлены любые экспертизы, как достаточно часто встречающиеся, так и
неординарные.

Основная масса экспертиз выполняется негосударственными
судебно-экспертными учреждениями для гражданского и арбитражного
процесса, поскольку государственные экспертные учреждения сильно
загружены экспертизами по уголовным делам. Как правило, экспертизы в
этих учреждениях производятся куда оперативней, чем в государственных,
поскольку загруженность экспертов значительно ниже и очереди
отсутствуют, а при большом наплыве экспертиз привлекаются дополнительные
эксперты. Негосударственные экспертные учреждения производят не только
судебные экспертизы, но и другие экспертизы и исследования по поручению
любой организации или частного лица, используя при этом
судебно-экспертные методики, дают консультации коммерческим структурам и
гражданам.

Согласно ст. 17 Федерального закона “О лицензировании отдельных видов
деятельности” на осуществление юридическим лицом или индивидуальным
предпринимателем судебно-экспертной деятельности лицензии не требуется.
Однако негосударственные судебно-экспертные учреждения отличаются от
неэкспертных учреждений прежде всего тем, что судебно-экспертная
деятельность является для них основной и они прекрасно осведомлены о ее
процессуальных, организационных и методических особенностях. В принципе,
в негосударственном судебно-экспертном учреждении может быть организован
контроль над качеством экспертиз (во многих учреждениях это уже
делается). Хотя законодатель не говорит о правах и обязанностях
руководителя негосударственного экспертного учреждения, но на этого
руководителя могут быть распространены многие права и обязанности
руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, например,
руководитель обязан, если принято решение о производстве судебной
экспертизы в данном негосударственном экспертном учреждении:

1) поручить производство судебной экспертизы тому эксперту или комиссии
экспертов, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом
для ответов на поставленные вопросы; разъяснить эксперту или комиссии
экспертов их обязанности и права;

2) по поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу,
предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо
ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее
вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили
судебную экспертизу;

3) обеспечить контроль над соблюдением сроков производства судебных
экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая
принцип независимости эксперта;

4) по окончании исследований направить заключение эксперта, объекты
исследований и материалы дела в орган или лицу, которые назначили
судебную экспертизу;

5) обеспечить условия, необходимые для сохранения конфиденциальности
исследований и их результатов;

6) не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с
организацией и производством судебной экспертизы, в том числе сведения,
которые могут ограничить конституционные права граждан, а также
сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую
законом тайну.

С другой стороны, руководитель негосударственного экспертного
учреждения вправе требовать от органа или лица, назначивших судебную
экспертизу, возмещения расходов, связанных с:

1) компенсацией за хранение транспортной организацией поступивших на
судебную экспертизу объектов исследований, за исключением штрафов за
несвоевременное их получение данным учреждением;

2) транспортировкой объектов после их исследования, за исключением
почтовых расходов;

3) хранением объектов исследований в государственном судебно-экспертном
учреждении после окончания производства судебной экспертизы сверх
сроков, установленных нормативными правовыми актами соответствующих
федеральных органов исполнительной власти;

4) ликвидацией последствий взрывов, пожаров и других экстремальных
ситуаций, явившихся результатом поступления в данное учреждение объектов
повышенной опасности, если орган или лицо, назначившие судебную
экспертизу, не сообщили руководителю об известных им специальных
правилах обращения с указанными объектами или они были ненадлежаще
упакованы.

Другие права и обязанности, конечно, должны быть откорректированы в
соответствии с негосударственным статусом учреждения. Что касается
ответственности (по ст. 307 УК) за дачу заведомо ложного заключения, то,
если эксперт был о ней официально предупрежден, он несет ее персонально,
вне зависимости от того, является ли сотрудником судебно-экспертного
учреждения или частным экспертом.

Руководитель негосударственного судебно-экспертного учреждения согласно
договору, заключаемому на производство судебной экспертизы, обычно несет
имущественную ответственность за некачественное экспертное заключение,
поскольку он подписывает сопроводительные документы на экспертизу и при
этом знакомится с содержанием заключения эксперта. В случае если он
считает выводы эксперта неверными или необоснованными, возникает
коллизия, описанная нами выше для руководителя государственного
экспертного учреждения.

Если судебная экспертиза производилась в негосударственном экспертном
учреждении, то подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются
печатью этого учреждения, а в заключении необходимо указать сведения об
учреждении. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты
исследований, по согласованию с субъектом, назначившим экспертизу, либо
хранятся в судебно-экспертном учреждении, либо предоставляются для
приобщения к делу.

По существующим правилам профилактические предложения эксперта
излагаются им в заключении и направляются органу, назначившему
экспертизу. Однако поскольку в ходе экспертного исследования может быть
установлена возможность чрезвычайных событий, наступление которых
предвидит эксперт, например возможность повторного взрыва на
предприятии, воспламенения тех или иных веществ, аварии транспортного
средства, где установлены бракованные детали, отравления воды, почвы и
т.п., как нам представляется, руководителю и государственного
экспертного учреждения, и негосударственного должно быть вменено в
обязанность в экстренных случаях непосредственное срочное обращение к
тем органам или должностным лицам, во власти которых принятие
немедленных предупредительных мер.

С нашей точки зрения, нельзя наделять руководителей неэкспертных
учреждений, пусть даже и государственных, сотрудникам которых назначена
судебная экспертиза, теми же правами, что и руководителей экспертных
учреждений. В этом случае сотрудники негосударственных экспертных
учреждений действуют как частные эксперты от своего имени.

Ответственность частных судебных экспертов и экспертов
негосударственных судебно-экспертных учреждений наступает, как и
государственных судебных экспертов, по ст. 307 и 310 УК. Если судебный
эксперт является сотрудником негосударственного экспертного учреждения,
он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности в соответствии
с Трудовым кодексом РФ, в ст. 192 “Дисциплинарные взыскания” которого
указывается, что за совершение дисциплинарного проступка, т.е.
неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине
возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право
применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор,
увольнение по соответствующим основаниям. Федеральными законами,
уставами и положениями о дисциплине для отдельных категорий работников
могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания.
Частный эксперт может быть в ряде случаев также привлечен к гражданской
ответственности согласно ст. 24 “Имущественная ответственность
гражданина” ГК.

Руководители негосударственных экспертных учреждений при осуществлении
судебно-экспертной деятельности порой совершают противоправные деяния,
квалифицируемые как преступления по ст. 201 “Злоупотребление
полномочиями” и ст. 204 “Коммерческий подкуп” УК. Рассмотрим эти
правонарушения более подробно.

Уголовная ответственность руководителей негосударственных
судебно-экспертных учреждений устанавливается по новой для нашего
уголовного законодательства статье за злоупотребление полномочиями (ст.
201 УК) ранее не выделявшихся в качестве специального субъекта лиц,
которые к тому же не являются должностными лицами, не занимают
государственные должности. Согласно этой статье использование лицом,
выполняющим управленческие функции в негосударственном
судебно-экспертном учреждении, своих полномочии вопреки законным
интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для
себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние
повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам
граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или
государства, наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в
размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18
месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо
исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо
арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок
до трех лет.

То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается штрафом в
размере от 100 до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного
дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо арестом на
срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти
лет.

К ст. 201 УК законодатель дает три примечания:

1. Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной
организации (негосударственном судебно-экспертном учреждении) признается
лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее
организационно-распорядительные или административно-хозяйственные
обязанности в коммерческой организации независимо от формы
собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся
государственным органом, органом местного самоуправления,
государственным или муниципальным учреждением.

2. Если деяние, предусмотренное указанной статьей, причинило вред
интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся
государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование
осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия.

3. Если деяние, предусмотренное этой либо иной статьей гл. 23,
причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан,
общества или государства, уголовное преследование осуществляется на
общих основаниях.

Целью ст. 201 УК является уголовно-правовая охрана установленного
правом порядка внутренних отношений между негосударственными
организациями и их служащими, а также внешних отношений между служащими
этих организаций и иными лицами. Сфера действия статьи охватывает,
казалось бы, только внутренние и внешние управленческие отношения в
коммерческих и иных организациях, которые не являются объектом
публичного права. Однако деятельность негосударственных
судебно-экспертных учреждений направлена на оказание правовых услуг,
юридическое обслуживание населения и юридических лиц, т.е. она во многом
аналогична деятельности государственных судебно-экспертных учреждений,
которые решают важные задачи в процессе судопроизводства.

Субъектом преступления в рассматриваемом нами случае является лицо,
выполняющее управленческие функции в негосударственном
судебно-экспертном учреждении и, в отличие от руководителя
государственного судебно-экспертного учреждения, не являющееся
должностным. Поэтому данное лицо, не обладая соответствующим статусом и
правами, не призвано обеспечивать публичные интересы, а должно лишь в
установленных законом пределах соблюдать их.

Негосударственное судебно-экспертное учреждение, как любая коммерческая
или иная организация, вправе самостоятельно установить статус лиц,
выполняющих организационно-распорядительные обязанности, т.е.
обязанности, возложенные на данное лицо на основании и в соответствии с
учредительными документами или иными актами. Означенные обязанности
обычно состоят в принятии решений, либо непосредственно приводящих к
неким правовым последствиям, либо выступающих одним из оснований
наступления этих последствий.

С объективной стороны преступление включает:

1) деяние в виде использования лицом своих полномочий, например,
принятие решения о поручении производства экспертизы эксперту, с которым
ранее была достигнута договоренность о нужном клиенту выводе по
результатам еще не сделанного исследования, или формирование штата
экспертов из лиц, на которых возможно оказание влияния;

несоответствие деяния законным интересам организации. Руководитель
негосударственного судебно-экспертного учреждения использует свои
полномочия вопреки интересам этого учреждения, если умышленно нарушает
правовой порядок и создает тем самым основания для привлечения
организации или ее сотрудников к ответственности либо способствует
подрыву деловой репутации собственной организации. Оказывая “нажим” на
эксперта, руководитель вынуждает последнего поступать вопреки
требованиям статей процессуального законодательства, регламентирующих
права и обязанности эксперта. Как крайний случай, возможно даже
привлечение эксперта к уголовной ответственности по ст. 307 УК за дачу
заведомо ложного заключения. Репутации негосударственного
судебно-экспертного учреждения, его коммерческому успеху у
законопослушных клиентов, безусловно, повредит информация о возможности
с помощью руководителя учреждения получить заранее запланированный
результат экспертизы;

3) преступные последствия в виде существенного вреда, причиненного
правам и законным интересам граждан или юридических лиц, интересам
государства, поскольку заключение судебного эксперта есть источник
доказательств и оказание влияния на его содержание вводит в заблуждение
суд и органы предварительного расследования, лиц, участвующих в деле, и
т.д.;

4) причинную связь между деянием и последствиями. Использование
полномочий считается состоявшимся при возникновении причинной связи
между возможностями и осуществленным деянием (действием или
бездействием), выраженном в принятии решения либо в реализации принятых
решений.

Субъективная сторона – это всегда прямой или косвенный умысел, и его
цели – извлечение выгоды имущественного характера и преимуществ для себя
или других лиц либо нанесение вреда другим лицам, например конкурирующим
судебно-экспертным учреждениям. Цель нанесения вреда как элемент
субъективной стороны не должна подразумевать умышленного совершения
иного преступления, в частности угрозы или насильственных действий в
связи с осуществлением правосудия или производством предварительного
расследования.

Руководитель негосударственного судебно-экспертного учреждения может
быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 204 “Коммерческий
подкуп” УК, ч. 3 которой гласит, что незаконное получение лицом,
выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации
(в данном случае руководителем негосударственного судебно-экспертного
учреждения), денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное
пользование услугами имущественного характера за совершение действий
(бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом
служебным положением наказываются штрафом в размере от 100 до 300 тыс.
руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за
период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок
до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо
лишением свободы на срок до трех лет.

В ч. 4 ст. 204 УК отмечается, что деяния, предусмотренные ч. 3 этой
статьи, если они совершены группой лиц по предварительному сговору или
организованной группой или сопряжены с вымогательством, наказываются
штрафом в размере от 100 до 500 тыс. руб. или иного дохода осужденного
за период от одного г. до трех лет, либо лишением права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок
до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Эта статья, как и предыдущая, является новой по субъекту преступления.
Субъектом незаконного получения имущества или услуг может являться лицо,
выполняющее управленческие функции в негосударственном
судебно-экспертном учреждении. В отличие от руководителя
государственного экспертного учреждения (в случае получения им взятки)
как субъекта публичного права, выступающего от имени государства,
руководитель частного экспертного учреждения, в отношении которого
осуществляется коммерческий подкуп, как субъект частного права выступает
в качестве участника договорных или иных отношений, складывающихся в
процессе гражданско-правовой деятельности, но подчиняется требованиям
публичного права.

Объективная сторона преступления включает незаконное получение
имущества либо незаконное пользование услугами имущественного характера
за совершение действий (бездействия), сопряженных с руководством
судебно-экспертным учреждением, в интересах дающего, связь ожидаемых
действий со служебным положением подкупленного лица – руководителя
негосударственного экспертного учреждения. Предметом подкупа может быть
любое имущество как объект гражданского права (ст. 128 ГК): деньги,
ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, а равно
работы и услуги. Получение – это принятие предмета подкупа независимо от
способа и момента.

Субъективная сторона коммерческого подкупа предполагает прямой умысел.
Преступление является оконченным в момент получения (принятия) предмета
подкупа и незаконного пользования услугами имущественного характера.

Глава 7. Система государственных экспертных учреждений России

В настоящее время в Российской Федерации действует широкая сеть
судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции, Министерства
внутренних дел, Федерального агентства по здравоохранению и социальному
развитию, Министерства обороны, Федеральной службы безопасности,
Федеральной таможенной службы.

Судебно-экспертные учреждения Министерства юстиции Российской Федерации
включают:

1) государственное учреждение Российский федеральный центр судебной
экспертизы (РФЦСЭ) при Министерстве юстиции РФ;

2) региональные центры судебной экспертизы Минюста России (РЦСЭ):
Воронежский, Дальневосточный, Приволжский, Северо-Западный, Сибирский,
Средне-Волжский, Уральский, Южный;

3) центральные лаборатории судебных экспертиз (ЦЛСЭ) и лаборатории
судебных экспертиз (ЛСЭ) Минюста России: Алтайская, Архангельская,
Башкирская, Брянская, Владимирская, Волгоградская, Вологодская,
Дагестанская, Забайкальская, Ивановская, Иркутская, Калининградская,
Калужская, Кемеровская, Кировская, Краснодарская, Красноярская, Курская,
Мордовская, Московская, Мурманская, Омская, Орловская, Пензенская,
Пермская, Приморская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Сахалинская,
Ставропольская, Тамбовская, Томская, Тульская, Тюменская, Ульяновская,
Челябинская, Читинская, Чувашская, Якутская, Ярославская.

Эти государственные судебно-экспертные учреждения производят судебные
экспертизы по гражданским и уголовным делам, делам об административных
правонарушениях как для судов общей юрисдикции, так и для арбитражных
судов, причем количество экспертиз, назначаемых при рассмотрении
арбитражных споров, так же как и в гражданском процессе неуклонно
возрастает.

Деятельность судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции РФ
(СЭУ) осуществляется на основе процессуального законодательства РФ, ФЗ
ГСЭД и в соответствии с Инструкцией по организации производства судебных
экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы
Министерства юстиции РФ HYPERLINK \l “sub_99143” *(143) .

В СЭУ судебные экспертизы производятся в соответствии с перечнем видов
экспертиз (профилем) и территорией обслуживания, которые устанавливаются
для каждого учреждения Минюстом России. В случае невозможности
производства судебной экспертизы в СЭУ, обслуживающем закрепленную за
ним территорию, в связи с отсутствием эксперта конкретной специальности,
необходимой материально-технической базы либо специальных условий для
проведения исследований судебная экспертиза может быть произведена в
СЭУ, обслуживающем другую территорию.

В целях обеспечения единого научно-методического подхода к производству
судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях
данного ведомства утверждены “Перечень родов (видов) экспертиз,
выполняемых в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции
Российской Федерации” и “Перечень экспертных специальностей, по которым
предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в
государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции
Российской Федерации” HYPERLINK \l “sub_99144” *(144) .

Головным государственным судебно-экспертным учреждением Министерства
юстиции РФ является ГУ РФЦСЭ. На основании устава в ГУ РФЦСЭ
производятся судебные экспертизы практически всех наиболее
распространенных родов и видов, в том числе: почерковедческая,
автороведческая, техническая экспертиза документов, фототехническая,
трасологическая, фоноскопическая, портретная, баллистическая,
восстановления уничтоженных маркировочных обозначений, судебные
экспертизы веществ и материалов, почвоведческие, биологические,
экономические, инженерно-технические. ГУ РФЦСЭ, как правило, производит
судебные экспертизы в соответствии с территорией экспертного
обслуживания, а также наиболее сложные первичные и повторные экспертизы,
которые не могут быть выполнены в других СЭУ МЮ РФ.

Помимо этого РФЦСЭ: 1) осуществляет оценочную и
редакционно-издательскую деятельность; 2) выполняет с использованием
специальных экспертных знаний научно-исследовательские,
опытно-конструкторские работы, а также дает консультации; 3) занимается
обучением и повышением квалификации специалистов, не являющихся
работниками судебно-экспертных учреждений системы Министерства юстиции
РФ; 4) рецензирует заключения работников экспертных учреждений
(подразделений) других федеральных органов исполнительной власти
Российской Федерации и иностранных государств; 5) реализует указанным
учреждениям (подразделениям) теоретические, методические,
справочно-информационные материалы, изданные ГУ РФЦСЭ; 6) проводит
экспертные исследования по поручениям судебных приставов-исполнителей, а
также обращениям граждан и юридических лиц.

ГУ РФЦСЭ является не только ведущим СЭУ Минюста России, но и мощным
научным центром. Здесь осуществляются научные разработки по
теоретическим и методологическим проблемам судебной экспертизы,
создаются новые методики исследования вещественных доказательств,
производится апробация этих методик, их внедрение в экспертную практику,
анализируется и обобщается экспертная практика, разрабатываются
рекомендации по ее совершенствованию. РФЦСЭ осуществляет координацию
научно-исследовательских работ, проводимых в судебно-экспертных
учреждениях, а также научное руководство наиболее важными научными
темами, осуществляет организационно-методическое руководство
деятельностью этих учреждений по апробации и внедрению новых научных
разработок, автоматизированных систем и программных комплексов для
решения экспертных задач, изучает результативность их использования в
экспертной практике.

К числу важных задач РФЦСЭ относятся так же осуществление подготовки и
повышения квалификации экспертных кадров, организация стажировок
специалистов СЭУ, постоянный контроль качества судебных экспертиз путем
рецензирования заключения и проведения аттестаций судебных экспертов.
РФЦСЭ также оказывает СЭУ научно-методическую помощь по направлениям их
деятельности и в освоении новых для них видов экспертиз, организует
конференции, научно-практические семинары и школы по актуальным
проблемам теории и практики судебной экспертизы, осуществляет
методическую работу с правоохранительными органами и судьями по вопросам
назначения, производства и современных возможностей судебных экспертиз.
РФЦСЭ взаимодействует с экспертными, научными и образовательными
учреждениями федеральных органов исполнительной власти, при
необходимости привлекает их специалистов к производству судебных
экспертиз и исследований, развивает международное сотрудничество с
судебно-экспертными учреждениями других государств.

РЦСЭ в соответствии со своими уставами также производят экспертизы по
заданиям судов, органов дознания, предварительного следствия и
должностных лиц, наделенных правом назначения судебных экспертиз, а
также по поручениям нотариусов, в соответствии с перечнем, утвержденным
Минюстом России. Помимо этого задачами РЦСЭ являются:

1) научно-методическое обеспечение и координация работы ЛСЭ, курируемых
Центром в данном федеральном округе;

2) осуществление роли ведущего экспертного учреждения по
научно-методическому обеспечению производства одного или нескольких
видов экспертиз (в том числе оказание курируемым ЛСЭ научно-методической
помощи), производство наиболее сложных первичных и повторных экспертиз,
которые не могут быть выполнены в ЛСЭ, курируемых Центром;

3) развитие и внедрение новых видов судебных экспертиз с учетом
потребностей судебной и следственной практики в регионе;

4) выполнение по договорам с юридическими и физическими лицами платных
несудебных экспертиз, иных работ с использованием методов и методик,
применяемых в судебно-экспертных учреждениях;

5) проведение прикладных научно-методических работ – самостоятельно или
совместно с РФЦСЭ;

6) осуществление подготовки и повышения квалификации экспертных кадров,
курируемых ЛСЭ, стажировок специалистов СЭУ и другие задачи
регионального уровня, аналогичные тем, которые решаются РФЦСЭ на
федеральном уровне HYPERLINK \l “sub_99145” *(145) .

ЦЛСЭ и ЛСЭ в своей деятельности также руководствуются федеральным
законодательством, положением, приказами министра юстиции РФ и иными
нормативными актами Минюста России, уставами HYPERLINK \l “sub_99146”
*(146) .

Основными задачами лабораторий являются:

1) производство экспертиз по заданиям судов, органов дознания и
предварительного следствия;

2) производство экспертиз по поручениям нотариусов, других должностных
лиц, наделенных правом назначения судебных экспертиз;

3) участие в разработке и совершенствовании методик и методов
экспертных исследований.

Центральные лаборатории судебной экспертизы наряду с указанными выше
функциями:

1) осуществляют производство наиболее сложных первичных и повторных
экспертиз, которые не могут быть выполнены в лабораториях, входящих в
зону деятельности данной центральной лаборатории;

2) присваивают и подтверждают квалификации судебного эксперта
специалистам центральной лаборатории и курируемых ею лабораторий в
порядке, установленном Минюстом России;

3) оказывают курируемым лабораториям методическую помощь в экспертной и
научно-исследовательской работе, координируют ее в пределах своей зоны,
а также содействуют внедрению научных разработок, рекомендованных в
установленном порядке к использованию;

4) представляют в Минюст России предложения в проекты планов
рецензирования экспертных заключений, подготовки и повышения
квалификации экспертов центральной лаборатории и курируемых ею
лабораторий.

Дислокация и зоны деятельности этих государственных судебно-экспертных
учреждений определяются Минюстом России.

ЦЛСЭ осуществляют судебные экспертизы большинства родов и видов, такие
как трасологические, автотехнические, бухгалтерские, баллистические,
документов, веществ и материалов. В ряде центральных лабораторий
производятся также пожарно-технические, строительно-технические,
технологические, товароведческие, экономические судебные экспертизы.

РЦСЭ и ЦЛСЭ имеют основную и дополнительную зоны обслуживания. В
пределах основной зоны выполняются все роды и виды судебных экспертиз. В
дополнительной зоне – только те, которые не производятся в зональной (не
центральной) ЛСЭ.

Некоторые ЛСЭ в городах своей зоны обслуживания имеют отделы (филиалы)
или экспертные группы, где выполняются наиболее актуальные для данного
региона виды экспертиз. Как правило, это экспертизы документов,
почерковедческие, трасологические, автотехнические, бухгалтерские, но
могут быть и другие роды экспертиз.

Экспертно-криминалистические подразделения органов внутренних дел РФ в
соответствии с приказом МВД России от 1 июня 1993 г. N 261 “О повышении
эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности
органов внутренних дел Российской Федерации” производят экспертизы в
рамках уголовного судопроизводства, а также предварительные исследования
HYPERLINK \l “sub_99147” *(147) , руководствуясь “Наставлением по
работе экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних
дел” и “Положением о производстве экспертиз в
экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел”.

В соответствии с ведомственными нормативными актами МВД России
экспертно-криминалистические подразделения (ЭКП) ОВД РФ выполняют
судебные экспертизы только по уголовным делам. Как правило, инициируются
экспертизы следователями или дознавателями ОВД, реже прокуратурой и
судом.

В целях совершенствования организации экспертно-криминалистической
деятельности в 2003 г. произошла реорганизация ЭКП ОВД РФ в
экспертно-криминалистические центры (ЭКЦ) при МВД, ГУВД, УВД субъектов
РФ, УВД (ОВД) на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, УВД
(ОВД) в закрытых административно-территориальных образованиях, на особо
важных и режимных объектах HYPERLINK \l “sub_99148” *(148) .

Новая структура предусматривает, что организационно-методическое
руководство ЭКП министерств внутренних дел, главных управлений и
управлений внутренних дел субъектов РФ осуществляет
Экспертно-криминалистический центр Министерства внутренних дел РФ (ЭКЦ
МВД).

Экспертно-криминалистические центры функционируют при ГУВД г. Москвы,
УВД административных округов г. Москвы, УВД на Московском метрополитене,
ГУВД Московской области, ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской
области. В ЭКЦ также преобразованы ЭКП при МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ,
УВД (ОВД) на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, УВД (ОВД) в
закрытых административно-территориальных объединениях, на особо важных и
режимных объектах по видам специализации. Эти
экспертно-криминалистические центры являются самостоятельными
подразделениями, непосредственно подчиненными МВД, ГУВД, УВД, при
которых они созданы. На территории городских, районных, линейных органов
(горрайлинорганов) внутренних дел действуют структурные подразделения
ЭКЦ, выполняющие задачи экспертно-криминалистического обеспечения их
деятельности.

Начальник горрайлиноргана внутренних дел осуществляет оперативное
руководство структурным подразделением ЭКЦ, согласовывает план работы
этого подразделения и контролирует его исполнение.

При ряде ГУВД, УВД субъектов РФ, исходя из имеющихся возможностей,
формируются базовые межрегиональные отделы (отделения) специальных
экспертиз и исследований ЭКЦ, которые по заданиям ОВД обслуживаемого
региона производят экспертизы и исследования, требующие комплексного
использования оборудования, отсутствующего в других ЭКЦ закрепленной
зоны обслуживания, обеспечивают применение соответствующих методов при
проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а
также проводят обучение экспертов.

Согласно своему уставу HYPERLINK \l “sub_99149” *(149) ЭКЦ МВД России
является некоммерческой организацией, государственным учреждением,
основанным на федеральной государственной собственности на правах
главного управления, находящимся в непосредственном подчинении
Министерства внутренних дел РФ. Предназначение ЭКЦ – организация
экспертно-криминалистической деятельности органами внутренних дел и
непосредственное осуществление этой деятельности. ЭКЦ МВД России
является головной организацией ОВД РФ по научно-практическим проблемам
экспертно-криминалистической деятельности. Здесь производятся наиболее
сложные, комплексные и повторные судебные экспертизы, требующие
применения уникальной аппаратуры или разработки новых методик, а также
экспертизы и исследования по многоэпизодным уголовным делам, когда
преступления совершены в различных регионах страны и расследованием
занимается Следственный комитет при МВД России, подразделения
центрального аппарата МВД России, наделенные правом осуществления
процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.

Круг судебных экспертиз и исследований, выполняемых экспертами и
научными сотрудниками ЭКЦ, чрезвычайно широк – это экспертизы
практически всех наиболее распространенных родов и видов, в том числе
трасологические, баллистические, документов, портретные,
фототехнические, веществ и материалов, пищевые, почвоведческие,
биологические, инженерно-технические, экономические и др.

Наряду с судебно-экспертной деятельностью ЭКЦ осуществляет ведение
криминалистических учетов в форме федеральных
экспертно-криминалистических картотек и коллекций: пуль, гильз и
патронов со следами оружия, изъятых с мест преступлений
(пулегильзотеки); поддельных денежных знаков; поддельных документов,
изготовленных полиграфическим способом, а также и других видов картотек
и натурных коллекций (самородного золота, металлических денег,
наркотических, сильнодействующих средств и психотропных веществ,
образцов огнестрельного и холодного оружия, волос животных и человека и
т.п.), а также проверки по этим учетам.

В научно-исследовательской лаборатории (НИЛ) ЭКЦ на основе анализа и
изучения экспертной практики определяются приоритеты научных
исследований, осуществляются разработки, направленные на
совершенствование существующих и создание новых методов и методик
предварительных и экспертных исследований. НИЛ совместно с отделами ЭКЦ
также занимается вопросами организации и координации
научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по разработке
методов и технических средств криминалистического назначения,
осуществляет авторское сопровождение внедрения апробированных научных
разработок в ЭКП органов внутренних дел.

ЭКЦ, выполняя свои организационно-методические функции, внедряет
разработанные методики в экспертную и следственную практику,
осуществляет контроль над соблюдением методик исследования вещественных
доказательств, установленного порядка производства судебных экспертиз и
за ведением экспертно-криминалистических коллекций и картотек в органах
внутренних дел.

ЭКЦ готовит проекты нормативных актов по вопросам
экспертно-криминалистической деятельности в МВД России, контролирует
эффективность использования технических средств, имеющихся в ЭКП ОВД,
изучает, обобщает и распространяет положительный отечественный и
зарубежный опыт использования криминалистических средств и методов в
борьбе с преступностью, разрабатывает нормы положенности техники,
типовые структуры и штатные расписания ЭКП органов внутренних дел.

Структурно ЭКЦ состоит из организационно-методического управления;
управления экономических экспертиз; федеральной пулегильзотеки (на
правах управления); научно-исследовательской лаборатории (НИЛ) и
отделов: баллистических экспертиз и исследований; экспертиз документов,
денежных знаков и ценных бумаг; медико-криминалистических экспертиз;
экспертиз фото- и видеодокументов; экспертиз веществ и материалов;
взрывотехнических и пожарно-технических экспертиз; экспертиз
биологических объектов; экспертиз почвенно-ботанических и
минералогических объектов; трасологических и автотранспортных экспертиз;
фоноскопических экспертиз; бухгалтерских экспертиз;
редакционно-издательского и других обеспечивающих отделов.

В ЭКЦ при МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ, УВД (ОВД) на железнодорожном,
водном и воздушном транспорте, УВД (ОВД) в закрытых
административно-территориальных образованиях, на особо важных и режимных
объектах осуществляются практически все те же роды и виды экспертиз и
предварительных исследований, что и в ЭКЦ МВД России, за небольшим
исключением, ведутся региональные криминалистические учеты в форме
коллекций и картотек.

Судебно-экспертные учреждения Федерального агентства по здравоохранению
и социальному развитию (Росздрав). В соответствии с постановлением
Правительства Российской Федерации производство судебно-медицинских и
судебно-психиатрических экспертиз по уголовным и гражданским делам,
делам об административных правонарушениях является одной из основных
функций Росздрава HYPERLINK \l “sub_99150” *(150) . В систему
государственных судебно-экспертных учреждений Росздрава входят
судебно-медицинские и судебно-психиатрические учреждения.

Судебно-медицинские экспертные учреждения (бюро судебно-медицинской
экспертизы) в процессе уголовного и гражданского судопроизводства,
производства по делам об административных правонарушениях обеспечивают
проведение:

1) судебно-медицинских экспертиз и исследований трупов в целях
установления или исключения признаков насильственной смерти, определения
ее причины, давности наступления;

2) судебно-медицинских экспертиз и освидетельствований потерпевших,
обвиняемых и других лиц с целью определения их возраста, характера и
тяжести вреда здоровью, состояния алкогольного и наркотического
опьянения и проч.;

3) судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств, а также
решают другие задачи.

Основными нормативными документами, регулирующими производство
судебно-медицинских экспертиз в Российской Федерации, являются
“Инструкция по организации и производству экспертных исследований в бюро
судебно-медицинской экспертизы” HYPERLINK \l “sub_99151” *(151) , а
также положение “О бюро главной судебно-медицинской экспертизы
Министерства здравоохранения РСФСР” HYPERLINK \l “sub_99152” *(152) .
Всю деятельность судебно-медицинской экспертизы в стране контролирует и
направляет Главный судебно-медицинский эксперт Росздрава, которым, как
правило, является директор Республиканского центра судебно-медицинской
экспертизы Росздрава. В организационно-методическом отношении ему
подчиняются главные судебно-медицинские эксперты министерств
здравоохранения республик, входящих в состав Российской Федерации,
являющиеся одновременно начальниками бюро судебно-медицинской экспертизы
республик, а также начальники областных и краевых бюро
судебно-медицинской экспертизы.

Бюро судебно-медицинской экспертизы руководят деятельностью районных,
межрайонных и городских отделений судебно-медицинской экспертизы,
возглавляемых заведующими этими отделениями. В столицах республик в
составе Российской Федерации районные, межрайонные и городские отделения
не организуются. В Москве и Санкт-Петербурге функционируют городские
бюро судебно-медицинской экспертизы, подчиняющиеся в
организационно-методическом плане непосредственно Главному
судебно-медицинскому эксперту Росздрава. Все бюро судебно-медицинской
экспертизы по административной линии подчинены руководителю органа
здравоохранения соответствующего субъекта Федерации.

Для исследования различных объектов в бюро согласно положению “О бюро
судебно-медицинской экспертизы” имеются соответствующие структурные
подразделения:

а) отдел судебно-медицинской экспертизы потерпевших, обвиняемых и
других лиц;

б) отдел судебно-медицинской экспертизы трупов с гистологическим
отделением (где проводятся микроскопические исследования тканей
человека);

в) судебно-медицинский отдел (где производятся анализы химическими,
биологическими, спектральными методами трупных материалов) и
цитологическая лаборатория (по исследованию микрочастиц);

г) районные, межрайонные и городские отделения, организуемые на базе
больниц вне городов, где расположены бюро (с учетом объема работы и
отдаленности от бюро судебно-медицинской экспертизы).

Контроль над качеством судебно-медицинских экспертиз на местах возложен
на главных районных, межрайонных и городских судебно-медицинских
экспертов. Они обязаны инструктировать врачей-экспертов по вопросам
судебной экспертизы, контролировать качество заключений экспертов и в
необходимых случаях оповещать следственные и судебные органы о
выявленных недостатках (неполноте, неточности или неверности
проведенного исследования).

Головным учреждением, осуществляющим научное и методическое руководство
государственными судебно-медицинскими экспертными учреждениями, является
Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы Росздрава HYPERLINK
\l “sub_99153” *(153) , основными направлениями деятельности которого
являются:

1) разработка наиболее актуальных вопросов судебной медицины и судебной
химии (токсикологии);

2) организация, координация и планирование научно-исследовательских
работ в Российской Федерации, внедрение научных результатов в
судебно-медицинскую практику;

3) подготовка высококвалифицированных научных кадров, участие в
подготовке кадров судебно-медицинских экспертов и в их последипломном
образовании;

4) производство наиболее сложных, повторных, комиссионных и комплексных
судебно-медицинских экспертиз, а также некоторых контрольных и
дополнительных исследований.

К участию в производстве судебно-медицинских экспертиз могут
привлекаться профессора, доценты, преподаватели кафедр и курсов судебной
медицины медицинских институтов и университетов, специалисты учреждений
здравоохранения. Проводимые профессорско-преподавательским составом
кафедр в процессе учебных практических занятий экспертные вскрытия
трупов и судебно-медицинские освидетельствования потерпевших, обвиняемых
и других лиц сопровождаются необходимыми лабораторными исследованиями в
соответствующих бюро. Контроль над качеством подобных исследований
возлагается непосредственно на заведующего кафедрой судебной медицины и
начальника бюро судебных экспертиз.

В системе органов здравоохранения РФ осуществляются также
судебно-психиатрические экспертизы. Согласно “Основам законодательства
Российской Федерации об охране здоровья граждан” судебно-психиатрическая
экспертиза производится в предназначенных для этой цели учреждениях
государственной или муниципальной системы здравоохранения.

Эти судебные экспертизы могут производиться амбулаторно и стационарно.
Стационарные судебно-психиатрические экспертизы обвиняемых и подсудимых
проводятся в судебно-психиатрических отделениях или палатах
психиатрических (психоневрологических) стационаров, а экспертизы
потерпевших, свидетелей и других лиц – в общих отделениях
психиатрических больниц. Амбулаторные судебно-психиатрические
экспертизы, в том числе заочные и посмертные, проводятся специально
создаваемыми для этих целей судебно-психиатрическими экспертными
комиссиями, которые функционируют при психиатрических или
психоневрологических учреждениях. Персональный состав комиссии (не менее
трех специалистов) утверждается ежегодно органом здравоохранения
субъекта РФ.

Организационно-методическое руководство психиатрическими и
психоневрологическими учреждениями, в том числе и
судебно-психиатрическими экспертными комиссиями, возложено на Главного
психиатра органа здравоохранения субъекта РФ. Научно-методическое
руководство деятельностью судебных экспертов-психиатров в масштабе
России возложено на Государственный научный центр социальной и судебной
психиатрии им. В.П. Сербского (Москва), который производит также
наиболее сложные экспертизы для судебных и следственных органов России.

В частности, приказом Минздрава России от 7 апреля 1999 г. N 113 “О
мерах по совершенствованию судебно-психиатрической экспертизы” в целях
осуществления контроля за качеством судебно-психиатрической экспертизы и
унификации диагностических и экспертных подходов руководителям органов
управления здравоохранением субъектов РФ предписывается обеспечить
своевременное направление в адрес Государственного научного центра
социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского копий заключений
судебно-психиатрических экспертиз для анализа и представления в Минздрав
России справок с предложениями по дальнейшей организации экспертной
работы. Предписывается также по данным анализа ежегодно разрабатывать
для органов управления здравоохранением субъектов РФ проект
информационного письма Минздрава России с предложением мер, направленных
на повышение качества судебно-психиатрической экспертизы, направлять
копии заключений повторной стационарной судебно-психиатрической
экспертизы в судебно-психиатрические экспертные комиссии, ранее
проводившие экспертизу.

Для упорядочения формы и содержания экспертного заключения
государственного судебного эксперта-психиатра Минздравом России с 2004
г. введены формы отраслевой учетной и отчетной медицинской документации
по судебно-психиатрической экспертизе HYPERLINK \l “sub_99154” *(154) :

1) отраслевая учетная форма N 100/у-ОЗ “Заключение
судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)”;

2) инструкция по заполнению отраслевой учетной формы N 100/у-ОЗ
“Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)”;

3) отраслевая учетная форма N 105/у-ОЗ “Журнал учета
судебно-психиатрических экспертиз”;

4) инструкция по заполнению отраслевой учетной формы N 105/у-ОЗ “Журнал
учета судебно-психиатрических экспертиз”;

5) отраслевая отчетная форма N 38 “Сведения о работе отделений
судебно-психиатрической экспертизы”;

6) инструкция по заполнению отраслевой отчетной формы N 38 “Сведения о
работе отделений судебно-психиатрической экспертизы”.

Судебно-экспертные учреждения Министерства обороны РФ (Минобороны
России) – это Центр судебно-медицинской и криминалистической экспертизы
Министерства обороны РФ и судебно-медицинские лаборатории HYPERLINK \l
“sub_99155” *(155) , где производятся судебно-медицинские, а также
некоторые традиционные криминалистические экспертизы (трасологические,
баллистические, почерковедческие, технико-криминалистические экспертизы
документов, экспертизы уничтоженных маркировочных обозначений) для
органов военной юстиции.

Судебно-медицинские экспертизы в судебно-медицинских лабораториях
производятся как штатными, так и нештатными экспертами. Нештатные
судебно-медицинские эксперты назначаются из числа врачей воинских частей
и лечебно-профилактических учреждений и проводят судебно-медицинские
экспертизы для органов военной юстиции наряду со своей основной
деятельностью. Для контроля над их деятельностью по окончании
экспертного исследования нештатные судебно-медицинские эксперты обязаны
не позднее чем в трехдневный срок направить копию заключения начальнику
судебно-медицинской лаборатории.

Ранее в судебно-экспертных лабораториях Министерства обороны РФ
производились и судебно-психиатрические экспертизы. Однако в
соответствии со ст. 11 ФЗ ГСЭД экспертизы этого рода могут производиться
только в предназначенных для этой цели учреждениях государственной или
муниципальной системы здравоохранения, только врачами-психиатрами,
являющимися специалистами в судебной психиатрии и работающими в
государственных учреждениях. Поскольку судебно-экспертные лаборатории
Министерства обороны РФ не относятся к ведению федерального органа
исполнительной власти в области здравоохранения, судебно-психиатрические
экспертизы в судебно-медицинских лабораториях Минобороны России штатными
и нештатными экспертами в настоящее время производиться не могут.

В структуру государственных судебно-экспертных учреждений Минобороны
России входят: Центр судебно-медицинской и криминалистической экспертизы
Министерства обороны РФ; судебно-медицинские лаборатории видов
Вооруженных Сил РФ, округов, групп войск, флотов, армий, флотилий.

Центр судебно-медицинской и криминалистической экспертизы Министерства
обороны РФ является высшим руководящим, методическим и контролирующим
органом судебно-медицинской экспертизы в Вооруженных Силах РФ. На него
возлагаются:

1) производство повторных и наиболее сложных судебно-медицинских и иных
экспертиз для органов военной юстиции;

2) участие в проведении судебно-следственных действий по предложению
органов военной юстиции;

3) оказание консультативной помощи органам военной юстиции,
военно-врачебным комиссиям и др.;

4) разработка руководящих, методических и других указаний по вопросам
судебных экспертиз в Вооруженных Силах РФ;

5) методическое руководство и контроль над работой судебно-медицинских
лабораторий по вопросам экспертизы;

6) анализ дефектов в оказании медицинской помощи больным и
пострадавшим, выявляемых по материалам экспертизы;

7) участие в подборе, подготовке, усовершенствовании и расстановке
экспертов;

8) научная разработка проблем всех видов военной судебно-медицинской
экспертизы.

Начальник Центра судебно-медицинской и криминалистической экспертизы
является главным судебно-медицинским экспертом Министерства обороны РФ.
Он подчиняется начальнику Главного военно-медицинского управления
Министерства обороны РФ, является прямым начальником личного состава
Центра.

На судебно-медицинскую лабораторию вида Вооруженных Сил РФ, округа,
группы войск, флота, армии и флотилии возлагаются производство первичных
и повторных судебно-медицинских и иных экспертиз для органов военной
юстиции и дознания; участие в проведении следственных действий; оказание
консультативной помощи органам военной юстиции, военно-врачебным
комиссиям и др. Начальник судебно-медицинской лаборатории вида
Вооруженных Сил РФ, округа (флота) является главным судебно-медицинским
экспертом вида Вооруженных Сил РФ, округа (флота) и подчиняется
начальнику военно-медицинского управления округа, является прямым
начальником личного состава лаборатории.

Судебно-экспертными учреждениями Федеральной таможенной службы (ФТС
России) являются экспертно-криминалистические службы в составе
региональных таможенных управлений HYPERLINK \l “sub_99156” *(156) ,
которые действуют на основе типового положения об
экспертно-криминалистической службе регионального таможенного управления
HYPERLINK \l “sub_99157” *(157) .

В соответствии с этим положением экспертно-криминалистическая служба
таможенного управления (ЭКП ФТС России) осуществляет
экспертно-исследовательскую и научно-методическую деятельность в
таможенных целях. В состав экспертно-криминалистической службы входят
таможенные лаборатории, экспертно-исследовательские отделения (отделы) и
филиалы таможенных лабораторий при таможнях. Координацию деятельности
экспертно-криминалистических служб осуществляет Центральное
экспертно-криминалистическое таможенное управление.

Основными функциями ЭКП ФТС России являются:

1) проведение по решениям таможенных органов экспертизы и исследования
товаров и других объектов, содействие таможенным органам в организации
проведения экспертиз и исследований;

2) оказание таможенным органам помощи при взятии проб и образцов
товаров, разработка и внедрение технологии взятия проб и образцов
товаров;

3) анализ и обобщение экспертной практики, форм и методов проведения
экспертиз и исследований, разработка методических рекомендаций по
вопросам проведения экспертиз и исследований, внедрения и освоения новых
методов и технических средств их проведения;

4) проведение научных исследований по разработке и совершенствованию
экспертных методик, используемых в таможенных целях, по
совершенствованию экспертно-исследовательских форм и методов
деятельности в борьбе с нарушениями таможенных правил и преступлениями в
сфере таможенного дела, по совершенствованию контроля за товарами,
перемещаемыми через таможенную границу РФ;

5) проведение исследований и сертификации товаров, перемещаемых через
таможенную границу РФ, а также конфискованных и бесхозяйных товаров в
порядке, установленном законодательством РФ и нормативными документами
Ростехрегулирования;

6) формирование банка данных по экспертной деятельности, коллекций
эталонных образцов товаров, а также их ведение и использование;
обеспечение подготовки, переподготовки и повышения квалификации
должностных лиц экспертно-криминалистической службы;

7) сотрудничество и взаимодействие с экспертными организациями России и
иностранных государств в соответствии с порядком, установленным
законодательством РФ и нормативными актами ФТС и др.

Научно-методическое руководство экспертно-исследовательской
деятельностью экспертно-криминалистических служб региональных таможенных
управлений осуществляет Центральное экспертно-криминалистическое
таможенное управление ФТС России (ЦЭКТУ ФТС России), которое производит
экспертизы:

1) в целях классификации товаров (пищевые продукты и напитки; продукция
химической промышленности; необработанные шкуры и кожа, мех и изделия из
него; древесина и изделия из нее, уголь; бумага и картон, изделия из
них; жемчуг, драгоценные металлы и ювелирные камни; текстильные
материалы и изделия, обувь, головные уборы; машины, оборудование и
механизмы, иные товары);

2) экспертизы веществ и материалов (установление природы, структуры и
химического состава вещества или материала);

3) инженерно-технологические экспертизы (определение норм выхода
продуктов переработки нефти и нефтепродуктов, мокросоленых шкур и кожи,
руд и концентратов, отходов и лома, глинозема, слитков, агломерата и
катанки металлов и проч.);

4) геммологические экспертизы качества и стоимости (скупочной и
рыночной) изделий, содержащих драгоценные камни;

5) технико-криминалистические экспертизы документов (идентификация
соответствия акцизных марок продукции Гознака, бланков, печатей,
штампов, сертификатов происхождения представляемым образцам,
идентификация подлинности валюты);

6) автотехнические экспертизы (определение даты выпуска
автотранспортного средства, объема двигателя, остаточной стоимости в
стране происхождения);

7) экспертизы сильнодействующих, ядовитых веществ, наркотических
средств, лекарств, биологического и химического сырья, медицинских
субстанций химических веществ, используемых для производства наркотиков,
и др. HYPERLINK \l “sub_99158” *(158)

В соответствии с возложенными на него задачами ЦЭКТУ ФТС России
оказывает помощь таможенным органам; осуществляет
организационно-методическое руководство экспертно-исследовательской
деятельностью; анализирует и обобщает формы и методы проведения
экспертиз и исследований ЭКП ФТС России.

Совместно со структурными подразделениями Федеральной таможенной службы
ЦЭКТУ ФТС России разрабатывает и внедряет технологии взятия проб и
образцов товаров, осуществляет мероприятия по организации и
совершенствованию взаимодействия ЭКП ФТС России с таможенными органами,
разработку нормативно-методических документов по вопросам проведения
экспертиз и исследований товаров, внедрения и освоения новых методов и
технических средств их проведения.

ЦЭКТУ ФТС России участвует в разработке мероприятий по
совершенствованию таможенного контроля за выявлением и пресечением ввоза
недоброкачественных и фальсифицированных товаров в целях защиты
интересов российских потребителей, проводит исследования и сертификацию
товаров в порядке, согласованном с Ростехрегулированием, содействует
аккредитации ЭКП ФТС России в Ростехрегулировании на техническую
компетентность, формирует единый банк данных по экспертной деятельности
и коллекции эталонных образцов товаров.

ЦЭКТУ ФТС России организует и выполняет прикладные научные исследования
по:

а) разработке и совершенствованию методик экспертиз и исследований
товаров в таможенных целях;

б) ведению и использованию коллекции эталонных образцов товаров, банков
данных, экспертных баз данных;

в) совершенствованию экспертно-исследовательских форм и методов
деятельности при борьбе с контрабандой и нарушениями таможенных правил,
защите интересов российских потребителей ввозимых товаров.

С участием ЦЭКТУ ФТС России проходит разработка и апробирование
аналитических приборов, технических средств таможенного контроля. ЦЭКТУ
ФТС России организует метрологическое обеспечение приборов и
оборудования, осуществляет сотрудничество и взаимодействие с экспертными
организациями РФ и по согласованию с ФТС России с экспертными
организациями иностранных государств, выполняет иные функции,
возложенные на ЦЭКТУ ФТС России нормативными актами ФТС России.

Система своих государственных судебно-экспертных учреждений,
предназначенных для обслуживания следователей и органов дознания,
имеется и в Федеральной службе безопасности РФ (ФСБ России).

Профиль работы государственных судебно-экспертных учреждений
определяется соответствующими федеральными органами исполнительной
власти: Министерством юстиции, Министерством внутренних дел, Федеральным
агентством по здравоохранению и социальному развитию, Министерством
обороны, Федеральной службой безопасности, Федеральной таможенной
службой. Эти ведомства утверждают положения о государственных экспертных
учреждениях, уставы этих учреждений.

Положение ст. 11 ФЗ ГСЭД о том, что государственные судебно-экспертные
учреждения в обязательном порядке производят судебную экспертизу для
органов дознания, органов предварительного следствия и судов,
расположенных на территории, которая определяется соответствующими
федеральными органами исполнительной власти, следует понимать таким
образом, что судебные экспертизы в государственных экспертных
учреждениях данного ведомства в первую очередь производят для
следственных аппаратов и органов дознания данного ведомства. Следователи
прокуратуры и суды, как правило, назначают экспертизы в
судебно-экспертные учреждения Минюста России, но могут обратиться и к
экспертам МВД России; сотрудники таможенных органов, рассматривающие
дела об административных правонарушениях или ведущие дознание, назначают
судебные экспертизы в ЭКП ФТС России. Суды при рассмотрении гражданских
дел обращаются в судебно-экспертные учреждения Минюста России.

При невозможности выполнить судебную экспертизу в государственном
судебно-экспертном учреждении, обслуживающем указанную территорию
(отсутствии эксперта данной специальности, оборудования, большой
загруженности экспертов), судебная экспертиза может быть произведена
государственными судебно-экспертными учреждениями этого же ведомства,
обслуживающими другие территории, или судебно-экспертными учреждениями
других ведомств. На некоторых территориях существует своеобразное
“разделение труда” государственных экспертных учреждений. Например,
судебные дактилоскопические или баллистические экспертизы могут
выполняться только в ЭКЦ УВД, а судебные строительно-технические или
пожарно-технические – только в ЛСЭ. Возможно совместное использование
дорогостоящего экспертного оборудования учреждениями разных ведомств.
Такая координация действий в условиях не всегда удовлетворительного
финансирования и материально-технического обеспечения дает хорошие
результаты.

Глава 8. Назначение судебной экспертизы

Назначение судебной экспертизы в гражданском процессе

Статья 79 ГПК гласит, что при возникновении в процессе рассмотрения
гражданского дела вопросов, требующих специальных знаний в различных
областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.
Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному
учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Стороны и другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд
поручить производство экспертизы конкретному эксперту или назначить ее в
определенное судебно-экспертное учреждение, а также заявлять отвод
эксперту. Заметим, что законодатель говорит вообще о судебно-экспертном
учреждении, т.е. не предписывает назначать судебную экспертизу только в
государственные судебно-экспертные учреждения. Она может быть назначена
и в негосударственные судебно-экспертные учреждения. Такая практика
сегодня достаточно распространена.

Объекты для судебно-экспертных исследований, которые уже имеют статус
вещественных доказательств или могут приобрести его после экспертного
исследования, представляются сторонами и другими лицами, участвующими в
деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные
доказательства. В случае если представление необходимых доказательств
для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие
в собирании и истребовании доказательств (ст. 57 ГПК).

Суд выдает стороне запрос для получения доказательства или запрашивает
доказательство непосредственно. Лицо, у которого находится истребуемое
судом доказательство, направляет его в суд или передает на руки лицу,
имеющему соответствующий запрос, для представления в суд.

Например, по делу о пожаре на даче возникла необходимость исследовать
распределительный электрощит, находящийся в ведении садового
товарищества. По запросу суда щит был выдан и представлен на судебную
пожарно-техническую экспертизу.

Согласно ч. 3 ст. 57 ГПК должностные лица или граждане, не имеющие
возможности представить истребуемое доказательство вообще или в
установленный судом срок, должны известить об этом суд в течение пяти
дней со дня получения запроса с указанием причин. В противном случае, а
также в случае неизвещения суда о невозможности выполнения его
требований по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных
должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в
деле, налагается штраф: на должностных лиц в размере до 10 установленных
федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, на граждан – до
пяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты
труда. Причем наложение штрафа не освобождает соответствующих
должностных лиц и граждан, владеющих истребуемым доказательством, от
обязанности представления его суду. Таким образом, законодательно
обеспечивается возможность получения необходимых для производства
судебной экспертизы объектов и материалов.

Если какая-то из сторон уклоняется от участия в экспертизе, а без
участия этой стороны экспертизу провести невозможно, или сторона не
представляет экспертам необходимые материалы и документы, суд в
зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также
какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения
которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

Проиллюстрируем это примером из судебной практики. По одному из
рассматривавшихся дел согласно заключению судебно-психиатрической
экспертизы, проведенной на основании определения суда по делу по
заявлению прокурора о признании недействительными сделок купли-продажи
квартиры, в амбулаторных условиях не представлялось возможным решить
вопрос о степени изменения психики у истца П. и способности его во время
удостоверения договора купли-продажи квартиры понимать значение своих
действий и руководить ими. Для решения этих вопросов следовало назначить
стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. Однако П. от ее
проведения отказался, хотя суд разъяснил истцу последствия,
предусмотренные законом, в случае уклонения от экспертизы. Поскольку
амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, назначенная судом,
ответа на поставленные вопросы не дала, суд не вправе был основывать
свое решение на предположении о том, что П. не мог понимать значения
своих действий и руководить ими. Решение было вынесено в пользу
ответчика по делу.

Экспертиза может быть назначена не только по инициативе суда, но и по
ходатайству лиц, участвующих в деле в любой стадии гражданского процесса
до постановления решения. Но, безусловно, предпочтительнее назначать
экспертизу до начала рассмотрения дела судом, поскольку назначение
экспертизы во время судебного заседания ведет к откладыванию слушания
дела. Согласно п. 8 ч. 1 ст. 150 ГПК при подготовке дела к судебному
разбирательству судья может назначить экспертизу и эксперта для ее
проведения. Так, при подготовке дела об установлении отцовства к
судебному разбирательству и в ходе рассмотрения дела судья (суд) в
необходимых случаях для разъяснения вопросов, связанных с происхождением
ребенка, вправе с учетом мнения сторон и обстоятельств по делу назначить
экспертизу HYPERLINK \l “sub_99159” *(159) . Суд может отложить
производство по делу на время проведения экспертизы. Кроме того, суд
может по заявлению лиц, участвующих в деле, или по своей инициативе
приостановить производство по делу в случае назначения судом экспертизы
(ст. 216 ГПК).

Судебная экспертиза является одним из источников доказательств по делу
(ст. 55 ГПК), и поэтому в каждом конкретном случае суд (судья)
анализирует возможности экспертизы и целесообразность ее назначения.
Однако в ряде случаев в ГПК прямо указывается на целесообразность
назначения судебной экспертизы. Согласно ст. 29 ГК гражданин, который
вследствие психического расстройства не может понимать значения своих
действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в
порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, и
над ним устанавливается опека. Одним из распространенных поводов
ограничения дееспособности гражданина является злоупотребления спиртными
напитками или наркотическими средствами, что ставит его семью в тяжелое
материальное положение (ст. 30 ГК). Над ним устанавливается
попечительство.

В соответствии со ст. 283, 286 ГПК при производстве по делам о
признании гражданина недееспособным, ограниченно дееспособным и о
восстановлении гражданина в дееспособности обычно назначается
судебно-психиатрическая экспертиза. Данная экспертиза должна назначаться
при наличии достаточных данных о душевной болезни или слабоумии
гражданина, которыми являются справки о врожденных умственных
недостатках, о нахождении на учете у психиатра, о нахождении лица в
психиатрических лечебных учреждениях, акты, свидетельствующие об
отклонениях от обычного поведения, справки о травмах, которые могли
нарушить психику гражданина, определение суда об освобождении от
уголовной ответственности и применении к лицу принудительных мер
медицинского характера – помещение в психиатрический стационар и т.п. В
случае отсутствия достаточных данных о душевной болезни или слабоумии
гражданина судебно-психиатрическая экспертиза назначаться не должна. В
ст. 283 не предусматривается проведение обязательной экспертизы для лиц,
в отношении которых возбуждено дело о признании их недееспособными и
ограниченно дееспособными. Однако судья в порядке подготовки к судебному
разбирательству дела о признании гражданина недееспособным вправе с
учетом мнения участвующих в деле лиц и при наличии достаточных данных о
психическом расстройстве последнего назначить для определения его
психического состояния судебно-психиатрическую экспертизу во всех
случаях, когда необходимость экспертного заключения явствует из
обстоятельств дела и представленных доказательств. При явном уклонении
гражданина, в отношении которого возбуждено дело, от прохождения
экспертизы суд в судебном заседании с участием прокурора и психиатра
может вынести определение о принудительном направлении гражданина на
судебно-психиатрическую экспертизу.

Если основания, в силу которых гражданин был ограничен в
дееспособности, отпали, суд по заявлению самого гражданина, его
представителя, члена его семьи, попечителя, органа опеки и
попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения и
на основании соответствующего заключения судебно-психиатрической
экспертизы принимает решение об отмене ограничения гражданина в
дееспособности (ч. 1 ст. 286 ГПК). Восстановление дееспособности
гражданина, признанного недееспособным, возможно по заявлению опекуна,
члена семьи, психиатрического или психоневрологического учреждения,
органа опеки и попечительства и только на основании заключения
судебно-психиатрической экспертизы (ч. 2 ст. 286 ГПК).

Назначая судебную экспертизу по гражданскому делу, суд (судья) должен
четко определить ее род, вопросы, выносимые на разрешение эксперта, и
вынести мотивированное определение. Замена определения о назначении
экспертизы другим документом, например письмом, списком вопросов и
проч., недопустима. Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле,
вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении
экспертизы, но окончательно круг вопросов, выносимых на разрешение
эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд
обязан мотивировать. Стороны также имеют право знакомиться с
определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем
вопросами.

Определение о назначении экспертизы по гражданскому делу состоит из
трех частей: вводной, описательной и резолютивной (ст. 80 ГПК).

1. Во вводной части указывается: 1) наименование суда; 2) дата
назначения экспертизы; 3) наименование сторон по рассматриваемому делу.

2. В описательной части определения кратко излагаются факты, для
подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза,
обстоятельства, в связи с которыми возникла потребность в специальных
знаниях, могут быть указаны также некоторые особенности объекта
исследования, представляющие интерес для эксперта (например, условия
хранения объекта, которые могли вызвать его видоизменение). Завершается
эта часть ссылками на статьи ГПК, на основании которых назначена
экспертиза. В случаях, если назначение экспертизы является обязательным,
ссылка делается еще и на ст. 283, 286 ГПК.

3. В резолютивной части определения указывается:

1) наименование рода или вида экспертизы;

2) вопросы, выносимые на разрешение эксперта;

3) фамилия, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного
учреждения, которому поручается производство экспертизы;

4) перечень объектов, документов и других материалов, представляемых
эксперту (при необходимости обозначаются особые условия обращения с ними
при исследовании);

5) наименование стороны, которая производит оплату экспертизы.

В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного
заключения эксперт предупреждается судом или руководителем
судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом
этого учреждения, об ответственности по ст. 307 УК.

Большое значение имеет правильная формулировка вопросов, выносимых на
разрешение эксперта. Так, согласно ст. 86 ГПК, в случае, если эксперт
при проведении экспертизы установит имеющие значение для рассмотрения и
разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены
вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое
заключение. Однако в экспертной практике часто господствует принцип:
“Каков вопрос – таков ответ”. Поэтому вопросы должны быть конкретными,
четкими и ясными, не допускающими двоякого толкования. Если вопросы
взаимосвязаны, они должны задаваться в логической последовательности. В
методической литературе по судебной экспертизе имеются примерные перечни
вопросов для различных родов и видов судебных экспертиз. Есть они и в
соответствующих разделах настоящей книги. Однако при использовании
типовых вопросов всегда надо учитывать специфику конкретной экспертной
задачи, не включать в постановление вопросы, не имеющие отношения к делу
и задаваемые “на всякий случай”. Это увеличивает сроки производства
судебной экспертизы, а информативность и доказательственное значение
заключения не меняются. На некоторые вопросы суду (судье) проще получить
ответы, заслушав показания или получив объяснения участвующих в деле
лиц, а также запросив необходимые документы и материалы. Экспертным
путем иногда ту же задачу бывает решить намного сложнее.

В HYPERLINK \l “sub_1” главе 1 мы уже упоминали, что согласно ст.
188 ГПК специалист дает разъяснения сторонам и суду по вопросам,
входящим в его профессиональную компетенцию. Эти разъяснения могут
касаться уточнения рода или вида назначаемой экспертизы, выбора эксперта
(судебно-экспертного учреждения), содержания вопросов эксперту и
принципиальной возможности их решения, связанной с состоянием объектов
исследования, полнотой и качеством представленных материалов, уровнем
разработанности методического обеспечения, необходимого для решения
экспертных задач, и проч.

В случае неполноты или неясности выводов основной экспертизы судья
(суд) может назначить дополнительную экспертизу (ст. 87 ГПК). Повторную
экспертизу суд (судья) назначает в связи с возникшими сомнениями в
правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием
противоречий в заключениях нескольких экспертов, а также если
установлены нарушения процессуальных норм, регламентирующих проведение
этой экспертизы.

Как указано в ч. 3 ст. 87 ГПК, в определении суда о назначении
дополнительной или повторной экспертизы должны быть изложены мотивы
несогласия суда с ранее данным заключением эксперта или экспертов. Как
нам представляется, это положение сформулировано не совсем точно,
поскольку оно применимо только для повторной экспертизы. Дополнительная
судебная экспертиза, как это следует из ч. 1 той же статьи, назначается
при неполноте или неясности выводов основной экспертизы HYPERLINK \l
“sub_99160” *(160) . Представляется, что неясность заключения
проявляется обычно в том, что оно не позволяет получить четкий и ясный
ответ на поставленный вопрос. Неполнота исследования может проявляться в
том, что в результате проведения судебной экспертизы возникли новые
вопросы, связанные с исследованием того же объекта.

При этом суд имеет право, но не обязан назначить дополнительную или
повторную экспертизу. В случае противоречия между заключениями разных
экспертов и отказа судьи назначить повторную экспертизу суд должен
обосновать в решении, почему выводы суда основываются на заключении
одного из экспертов и отклонено заключение другого. Суд может обосновать
свое решение и на других доказательствах. При недостаточной ясности или
неполноте заключения суд может вызвать эксперта в судебное заседание и
получить необходимые разъяснения, которые должны быть занесены в
протокол.

Лица, участвующие в деле, могут ходатайствовать о назначении
дополнительной или повторной экспертизы и предлагать экспертов,
экспертное учреждение, в котором, по их мнению, должна быть проведена
экспертиза HYPERLINK \l “sub_99161” *(161) . Если возникает
необходимость исследовать новые объекты, суд, руководствуясь ст. 79 ГПК,
назначает новую первичную экспертизу, которая может быть поручена тому
же эксперту в том случае, если он компетентен произвести необходимое
исследование.

Поскольку при рассмотрении дела судом апелляционной и кассационной
инстанций суд вправе устанавливать новые факты и исследовать новые
доказательства (ч. 3 ст. 327, ст. 358 ГПК), очевидно, что он может
назначать судебную экспертизу. Рассмотрение дела судом апелляционной
инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции.
Исследование доказательств судом кассационной инстанции проводится в
порядке, установленном для суда первой инстанции.

В силу специфики гражданских правоотношений одними из самых
распространенных в гражданском судопроизводстве являются
судебно-почерковедческие и судебно-технические экспертизы документов,
судебно-психиатрические, судебные инженерно-технические, судебные
товароведческие и многие другие роды экспертиз. Почерковедческие
исследования связаны, как правило, с установлением подлинности подписей
в договорах, завещаниях, обязательствах и других документах, а также
идентификацией по почерку личности, исполнившей рукописный документ.
Приватизация жилья, появление возможности передать его по наследству, на
основании договора купли-продажи, дарения или иной сделки об отчуждении
этого имущества сопровождается многочисленными злоупотреблениями,
связанными, в первую очередь, с подделкой документов.

В качестве типичного рассмотрим следующий пример. В., являвшийся
собственником двухкомнатной квартиры, где был также прописан его внук
Н., умер. После его смерти проживающая в соседней квартире А. предъявила
нотариально заверенное завещание, в котором квартира была завещана ей.
Родственники В. обратились в суд и ходатайствовали перед судьей о
производстве до начала процесса судебной почерковедческой экспертизы.
Была назначена экспертиза HYPERLINK \l “sub_99162” *(162) . В качестве
сравнительных образцов были использованы подписи В. в ведомостях на
получение пенсии и в документах о приватизации квартиры. Экспертное
исследование показало, что подписи в обоих экземплярах завещания
выполнены от имени г-на В. другим лицом. В соответствии с определением
суда прокуратура возбудила уголовное дело, при расследовании которого
выяснилось, что А., пока сосед был на даче и оставил ей ключ от
квартиры, взяла его паспорт и просила некоего П. за материальное
вознаграждение посетить с ней нотариуса и назваться В.

Другим родом экспертиз, которые часто назначаются по гражданским делам,
связанным с разделом и оценкой имущества, являются
судебно-товароведческие экспертизы. Эксперт-товаровед может установить
род, вид, назначение изделия, а также определить его первоначальную
стоимость или стоимость с учетом износа, например стоимость автомобиля,
бывшего в эксплуатации, или мебели и предметов домашнего обихода при
бракоразводном процессе. Строительно-технические экспертизы позволяют
провести раздел домовладения, определить техническое состояние жилого
дома и многое другое.

В многоэтажном доме плохо работало отопление, люди в квартирах мерзли,
однако и после осуществления ремонтных работ ситуация в ряде квартир
практически не изменилась к лучшему, поскольку В., проживающая в кв. N
45 на четвертом этаже, отказалась допустить ремонтную бригаду в свою
квартиру, сославшись на недавно проведенный дорогостоящий “евроремонт”.
После неоднократных жалоб возмущенные жильцы подъезда обратились в суд с
иском к В., в котором требовали обязать ответчицу не чинить препятствий
сантехникам. По определению суда была произведена судебная
строительно-техническая экспертиза состояния отопительной системы
спорного стояка. Выяснилось, что в ходе ремонтных работ в квартире N 45
в системе отопления квартиры были произведены серьезные изменения,
нарушившие работу всей отопительной системы подъезда дома. Суд обязал В.
в короткие сроки вернуть отопительную систему к исходному состоянию и
взыскал с В. в пользу лаборатории судебной экспертизы расходы по
проведению судебной строительно-технической экспертизы.

В последнее время большой интерес граждан вызывает установление
отцовства путем производства генетической экспертизы. Для такого
исследования отбираются образцы крови ребенка, матери и предполагаемого
отца, а само исследование, занимающее около трех недель, практически
всегда позволяет сделать категорический вывод: является ли этот мужчина
отцом данного ребенка или нет.

Судебная экспертиза проводится экспертами судебно-экспертных учреждений
по поручению руководителей этих учреждений или иными экспертами, которым
она поручена судом (ст. 84 ГПК). Заметим, что экспертиза может
проводиться в судебном заседании или вне заседания, если это необходимо
по характеру исследований либо при невозможности или затруднении
доставить материалы или документы для исследования в заседании. Лица,
участвующие в деле, вправе присутствовать при проведении экспертизы, за
исключением случаев, если такое присутствие может помешать исследованию,
совещанию экспертов и составлению заключения.

Мы уже упоминали, что предпочтительнее поручать выполнение судебных
экспертиз по гражданским делам сотрудникам государственных и
негосударственных судебно-экспертных учреждений. Как указывалось выше,
согласно ведомственным нормативным актам, экспертные подразделения МВД
России в силу своей большой загруженности выполняют судебные экспертизы
только по уголовным делам. Часть экспертиз по гражданским делам
производится в государственных судебно-экспертных учреждениях
Министерства юстиции РФ. Однако в государственных судебно-экспертных
учреждениях проводятся обычно только наиболее распространенные роды и
виды судебных экспертиз, и сроки их производства в связи с сильной
загруженностью экспертов весьма велики (как правило, около 20 дней). Эти
и приведенные ранее в HYPERLINK \l “sub_4” разделе о
негосударственных экспертных учреждениях причины способствовали тому,
что в течение многих лет экспертизы в рамках гражданского
судопроизводства назначались сравнительно редко и общее число экспертиз,
выполняемых в год, было намного меньше, чем по уголовным делам.

Новые общественно-экономические отношения привели к существенным
изменениям, в первую очередь, объемов гражданского судопроизводства,
лавинообразному росту количества гражданских дел и, как следствие, к
резкому увеличению числа назначаемых экспертиз как источников
доказательственной информации по делу. Поэтому существенно возросло
число судебных экспертиз, выполняемых государственными экспертными
учреждениями Минюста России по гражданским делам. Но все же более
половины судебных экспертиз в гражданском процессе производится частными
экспертами или сотрудниками негосударственных экспертных учреждений.

Эксперты получают вознаграждение за работу, выполненную ими по
поручению суда, им также возмещаются расходы, понесенные ими в связи с
явкой в судебное заседание (расходы на проезд и проживание, а также
суточные). Заметим, что эксперты и специалисты получают вознаграждение
за выполненную ими по поручению суда работу, если эта работа не входит в
круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного
учреждения. Размер вознаграждения экспертам, специалистам определяется
судом по согласованию со сторонами и по соглашению с экспертами,
специалистами (ст. 95 ГПК). При производстве экспертизы в
негосударственном экспертном учреждении деньги перечисляются на счет
этого учреждения. Суммы, необходимые для оплаты производства экспертизы,
предварительно вносятся на банковский счет управления (отдела) Судебного
департамента в субъектах РФ стороной, заявившей соответствующую просьбу.
Согласно ст. 96 ГПК в случае, если указанная просьба заявлена обеими
сторонами, требуемые суммы вносятся сторонами в равных частях. Если
судебная экспертиза назначается или специалист вызывается по инициативе
суда, соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального
бюджета. В случае если назначение экспертов или привлечение специалистов
осуществляется по инициативе мирового судьи, соответствующие расходы
возмещаются за счет средств бюджета субъекта РФ, на территории которого
действует мировой судья. Суд, а также мировой судья может освободить
гражданина с учетом его имущественного положения от уплаты расходов на
производство судебной экспертизы или вызов специалиста или уменьшить их
размер. В этом случае расходы возмещаются за счет средств
соответствующего бюджета. Сторона, которая, согласно ст. 96 ГПК,
освобождается от уплаты судебных расходов, не вносит эти суммы.
Вознаграждение за производство экспертизы выплачивается судом независимо
от взыскания средств со сторон. Распределение судебных расходов на
производство экспертизы между сторонами осуществляется в соответствии со
ст. 98 ГПК, согласно которой судебные расходы на производство экспертизы
и вызов эксперта в суд возмещаются стороне, в пользу которой состоялось
решение. Если же иск удовлетворен частично, то суммы возмещаются истцу
пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а
ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которых
истцу отказано.

Согласно ст. 37 ФЗ ГСЭД “государственные судебно-экспертные учреждения
вправе проводить на договорной основе экспертные исследования для
граждан и юридических лиц, взимать плату за производство судебных
экспертиз по гражданским и арбитражным делам, делам об административных
правонарушениях”. Однако в ГПК не предусмотрен порядок оплаты судебных
экспертиз, произведенных сотрудниками государственных судебно-экспертных
учреждений. По логике ст. 96 получается, что судебные экспертизы по
гражданским делам производятся за счет федерального бюджета или бюджетов
субъектов РФ. Таким образом, налицо явное противоречие, которое пока не
урегулировано на законодательном уровне.

Назначение судебной экспертизы в арбитражном процессе

Порядок назначения судебных экспертиз в арбитражном процессе близок к
описанному выше порядку в гражданском процессе. Однако, если в
гражданском процессе назначение судебной экспертизы осуществляется судом
независимо от волеизъявления сторон, в арбитражном процессе суд
назначает экспертизу по ходатайству или с согласия лиц, участвующих в
деле (ст. 82 АПК), поскольку в арбитражном процессе обязанность
доказывания лежит на лицах, участвующих в деле (ст. 66 АПК). Арбитражный
суд может назначить экспертизу по своей инициативе только в случаях,
когда: 1) назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено
договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации
представленного доказательства; 2) требуется проведение дополнительной
или повторной экспертизы.

Судебная экспертиза может быть назначена судьей единолично при
подготовке дела к судебному разбирательству в соответствии с п. 3 ч. 1
ст. 135 АПК. Надо иметь в виду, что она назначается во всех случаях,
когда необходимость экспертного заключения явствует из обстоятельств
дела и представленных доказательств. При этом должны учитываться
требования ст. 55, 82-87 АПК.

При назначении экспертизы лица, участвующие в деле, вправе представить
арбитражному суду вопросы, которые должны быть разъяснены, и предложить
кандидатуры экспертов (ч. 2 ст. 82 АПК). Постановка вопросов – это
право, а не обязанность лиц, участвующих в деле. Обычно на практике тот,
кто ходатайствует о назначении экспертизы, старается конкретизировать
экспертное задание. Для соблюдения начал процессуального равенства и
состязательности об этом ходатайстве суду надлежит известить остальных
лиц, участвующих в деле, и разъяснить им право поставить свои вопросы в
письменной форме.

Окончательно содержание вопросов, по которым требуется получить
заключение экспертов, устанавливается арбитражным судом. При этом суд
компетентен:

а) ставить новые вопросы по своему усмотрению;

б) переформулировать вопросы, не изменяя их смысла;

в) мотивированно отклонять вопросы, заданные участниками спора.

Качество экспертного заключения напрямую зависит от компетентности,
добросовестности, беспристрастности, объективности судебного эксперта.
Поэтому так важен вопрос о его выборе. Тем более что при рассмотрении
арбитражных споров часто назначаются судебные экспертизы таких родов и
видов, которые пока производятся далеко не во всех государственных
судебно-экспертных учреждениях или вовсе там не производятся.

У каждого из субъектов, участвующих в данном деле, есть право
предлагать свои кандидатуры экспертов (ч. 3 ст. 82 АПК). Формально число
кандидатур не ограничено, но на практике руководствуются критериями
разумности, рациональности и экономии средств. Указанное правомочие не
является обязанностью, отсюда, даже тот, кто ходатайствует о
производстве экспертизы, может не указывать названия судебно-экспертных
учреждений или предлагать кандидатуры конкретных экспертов.

В ст. 82 АПК отсутствует норма о допустимости отклонения судом
рекомендуемых участниками спора кандидатур экспертов. Однако это право
вытекает из других статей АПК HYPERLINK \l “sub_99163” *(163) .
Судебным экспертом может быть только лицо, обладающее такими
специальными знаниями, которые необходимы для дачи требуемого
заключения. При отсутствии этих знаний у гражданина суд не назначит его
экспертом ни по указанному ходатайству, ни по своей инициативе.

Заметим, что поскольку каждая из сторон может предлагать в качестве
эксперта лицо, особо расположенное к ней по личным, деловым или иным
причинам, то в этом случае реальная состязательность сведущих лиц
невозможна и подменяется конъюнктурными соображениями каждого эксперта.
Таким образом, отклонение судом указанных ходатайств предотвращает
вероятные отводы и устраняет опасность искривления нормального развития
процесса.

О назначении судебной экспертизы суд выносит определение (ч. 4 ст. 82
АПК), по структуре сходное с определением суда в гражданском процессе.
Это определение также состоит из трех частей: вводной, описательной и
резолютивной. В нем указываются основания для назначения экспертизы;
фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного
учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза; вопросы,
поставленные перед экспертом; материалы и документы, предоставляемые в
распоряжение эксперта; срок, в течение которого должна быть проведена
экспертиза и представлено заключение в арбитражный суд.

В определении также указывается на предупреждение эксперта об уголовной
ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со
ст. 307 УК.

Арбитражным судом может быть назначена комиссионная и комплексная
экспертиза (ст. 84, 85 АПК) HYPERLINK \l “sub_99164” *(164) . В АПК
1995 г. отсутствовало понятие комиссионной экспертизы с выделением норм
об этой экспертизе в самостоятельную статью. Но по существу ст. 67 ранее
действовавшего АПК допускалось назначение двух или более экспертов,
которым надлежало проводить совместные исследования, совещаться между
собой, представить суду общее заключение.

Комплексная судебная экспертиза – это новация ныне действующего АПК,
хотя практика давно подсказывала необходимость назначения по
арбитражному делу для решения совместной задачи не двух или более
отдельных экспертиз, но одной, в производстве которой участвовали бы
эксперты, специализирующиеся в разных родах судебной экспертизы и
обладающие познаниями в пограничных сферах.

Повторная и дополнительная экспертизы (ст. 87 АПК) назначаются в
арбитражном процессе так же, как и в гражданском.

Согласно ч. 3 ст. 268 АПК при рассмотрении дела в арбитражном суде
апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять
ходатайства о проведении экспертизы. Суд апелляционной инстанции не
вправе отказать в удовлетворении указанных ходатайств на том основании,
что они не были удовлетворены судом первой инстанции.

Вознаграждение экспертам (ст. 107 АПК) выплачивается аналогично тому,
как это делается в гражданском процессе. Эксперты получают
вознаграждение за работу, выполненную ими по поручению арбитражного
суда, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей как
работников государственных судебно-экспертных учреждений. Суммы,
подлежащие выплате экспертам, вносит на депозитный счет арбитражного
суда лицо, участвующее в деле, заявившее соответствующую просьбу. Если
просьба исходит от обеих сторон, требуемые суммы вносятся сторонами в
равных частях (ст. 108 АПК). В случае если в установленный арбитражным
судом срок на депозитный счет арбитражного суда не были внесены денежные
суммы, подлежащие выплате экспертам, арбитражный суд вправе отклонить
ходатайство о назначении экспертизы, если дело может быть рассмотрено и
решение принято на основании других представленных сторонами
доказательств. Суммы, причитающиеся экспертам, выплачиваются по
выполнении ими своих обязанностей (ст. 109 АПК). В основу распределения
судебных расходов между сторонами положен принцип возмещения их правой
стороне в споре за счет неправой. При частичном удовлетворении иска
судебные расходы обе стороны несут пропорционально. Таким образом,
суммы, подлежащие выплате за проведение экспертизы, возмещаются обеим
сторонам пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. При
соглашении между сторонами о распределении арбитражных расходов
арбитражный суд принимает решение в соответствии с этим соглашением (ст.
110 АПК).

К сожалению, при рассмотрении дел в арбитражных судах экспертизы
назначаются значительно реже, чем в этом возникает реальная
необходимость. Связано это, в первую очередь, с недостаточной
информированностью граждан, осуществляющих предпринимательскую
деятельность, представителей юридических лиц, адвокатов о современных
возможностях судебных экспертиз в доказывании. Как и по другим
гражданским делам, экспертизы по определениям арбитражных судов
назначаются в государственные судебно-экспертные учреждения (как
правило, Министерства юстиции РФ), негосударственные экспертные
учреждения и частным экспертам, причем доля последних очень велика.

Наиболее часто при рассмотрении дел в арбитражных судах назначаются
судебные экономические, товароведческие, технологические,
инженерно-технические и другие роды и виды экспертиз.

Например, по договору между предприятием и страховой компанией
произведено страхование от пожара. Пожар произошел, однако страховая
компания отказалась выплачивать страховую сумму и заявила, что причина
пожара – грубое нарушение противопожарных правил. Произведенная
пожарно-техническая экспертиза подтвердила этот вывод, и в иске
предприятию было отказано.

В соответствии со ст. 23.1 КоАП судьи арбитражных судов рассматривают
такие дела об административных правонарушениях, совершенные юридическими
лицами, а также индивидуальными предпринимателями, как:

1) производство либо оборот этилового спирта, алкогольной или
спиртосодержащей продукции, не соответствующих требованиям
государственных стандартов, санитарным правилам и гигиеническим
нормативам (ст. 6.14 HYPERLINK \l “sub_99165” *(165) );

2) нарушение порядка распоряжения объектом нежилого фонда, находящимся
в федеральной собственности, и использования указанного объекта (ст.
7.24);

3) осуществление предпринимательской деятельности без государственной
регистрации или без специального разрешения (лицензии) (ст. 14.1);

4) незаконная продажа товаров (иных вещей), свободная реализация
которых запрещена или ограничена (ст. 14.2);

5) незаконное использование товарного знака (ст. 14.10);

6) незаконное получение кредита (ст. 14.11);

7) фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 14.12);

8) неправомерные действия при банкротстве (ст. 14.13);

9) воспрепятствование должностными лицами кредитной организации
осуществлению функций временной администрации (ст. 14.14);

10) нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и
спиртосодержащей продукции (ст. 14.16);

11) незаконные производство, поставка или закупка этилового спирта (ст.
14.17);

12) использование этилового спирта, произведенного из непищевого сырья,
и спиртосодержащей непищевой продукции для приготовления алкогольной и
спиртосодержащей пищевой продукции (ст. 14.18);

13) ненадлежащее управление юридическим лицом (ст. 14.21);

14) совершение сделок и иных действий, выходящих за пределы
установленных полномочий (ст. 14.22);

15) осуществление дисквалифицированным лицом деятельности по управлению
юридическим лицом (ст. 14.23);

16) нарушение законодательства о лотереях (ст. 14.27);

17) неисполнение банком поручения государственного внебюджетного фонда
(ст. 15.10);

18) нарушение обязательных требований государственных стандартов,
правил обязательной сертификации, нарушение требований нормативных
документов по обеспечению единства измерений (ст. 19.19).

Данные административные правонарушения влекут наложение весьма крупных
административных штрафов, поэтому в последнее время по делам подобного
рода начала распространяться практика назначения судебных экспертиз. Как
правило, это судебно-экономические, товароведческие,
инженерно-технологические экспертизы, судебные экспертизы алкогольных
напитков и спиртосодержащих жидкостей и некоторые иные.

Поскольку такие дела рассматриваются арбитражным судом, очевидно, что
назначение судебных экспертиз должно осуществляться на основании норм
АПК. С другой стороны, КоАП регламентирует назначение и производство
судебных экспертиз по делам об административных правонарушениях
HYPERLINK \l “sub_99166” *(166) . В процессуальной регламентации
судебно-экспертной деятельности в АПК и КоАП имеются существенные
различия, которые, в первую очередь, касаются ответственности эксперта
за дачу заведомо ложного заключения: уголовной – в АПК, и
административной – в КоАП. Имеются и другие различия, связанные с
отсутствием в КоАП норм, регламентирующих назначение дополнительной и
повторной, комиссионной и комплексной судебных экспертиз. Однако
последние различия могут быть нивелированы использованием норм ФЗ ГСЭД,
где даются общие рекомендации о назначении подобных экспертиз.

Назначение судебной экспертизы по уголовным делам

При осуществлении производства по уголовным делам экспертизы
производятся как в стадии предварительного расследования, так и
судебного разбирательства судом первой инстанции, в апелляционном и
кассационном порядке.

В стадии предварительного расследования экспертиза назначается
следователем, прокурором, дознавателем сразу же, как только возникнет
необходимость. В противном случае может произойти порча некоторых
вещественных доказательств, снижение их доказательственного значения,
затягивание сроков производства по делу.

Однако единственным следственным действием, которое по закону может
осуществляться в исключительных случаях до вынесения постановления о
возбуждении уголовного дела, является осмотр места происшествия (ст. 176
УПК). Логическим обоснованием для такого исключения послужили требования
ч. 4 ст. 146 УПК, обязывающие при возбуждении уголовного дела принимать
меры к закреплению следов преступления. К участию в осмотре может
привлекаться специалист, который производит предварительные исследования
объектов HYPERLINK \l “sub_99167” *(167) .

Предварительное исследование на стадии возбуждения уголовного дела
способствует уточнению и выдвижению оперативных и следственных версий,
рациональному и результативному планированию расследования и т.д. Во
многих случаях без предварительного исследования вообще нельзя обойтись,
но поскольку его результаты не имеют доказательственного значения,
исследование затем повторяется в рамках судебной экспертизы, т.е.
фактически выполняется двойная работа.

По данным ЭКЦ ГУВД г. Москвы около 80% взрывчатых и наркотических
веществ исследуется дважды: сначала при производстве предварительного
исследования с оформлением справки, а затем в ходе судебной экспертизы.
Повторяется около половины технико-криминалистических исследований
документов, что при большой загруженности государственных судебных
экспертов (от 200 до 300 экспертиз и исследований в год) представляется
крайне нерациональным.

С другой стороны, в результате предварительного исследования объекты
могут изменить свое первоначальное состояние и даже частично или
полностью утрачиваются. На практике обычно, если при производстве
предварительного исследования объект уничтожается, впоследствии эксперт,
выполняющий судебную экспертизу, все равно опирается на результаты этого
исследования, поскольку объект отсутствует. Фактически при этом он
производит оценку предварительного исследования и если считает его
выполненным методически правильно, а результаты его обоснованными, то
подтверждает это в выводах. Таким образом, эксперт подменяет собой
следователя, что вряд ли можно считать допустимым с процессуальной точки
зрения. Учитывая серьезное значение для раскрытия и расследования
преступлений исследований, основанных на специальных знаниях, многие
ученые уже в течение более тридцати лет вносят предложения о
допустимости производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного
дела HYPERLINK \l “sub_99168” *(168) . Но это предложение постоянно
отклоняется. Вот и в новом УПК назначение судебной экспертизы, несмотря
на многократно вносимые поправки, опять-таки возможно только после
возбуждения уголовного дела.

Аргументы противников HYPERLINK \l “sub_99169” *(169) данной новеллы
таковы:

1) производство экспертизы до возбуждения уголовного дела создаст
опасный прецедент и породит атмосферу бесконтрольности в применении мер,
ограничивающих права и интересы личности;

2) если разрешить назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела,
по тем же основаниям начнут проводиться и другие следственные действия;

3) для возбуждения уголовного дела вполне достаточно данных,
указывающих на признаки преступления, для установления которых не
требуется производства экспертизы;

4) назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела может привести
к неоправданной затяжке в принятии решения о возбуждении уголовного дела
или об отказе в нем, что выгодно правоохранительным органам для
улучшения статистических показателей и создания видимости более
благополучной ситуации в борьбе с преступностью.

Поскольку мы относим себя к числу сторонников новеллы, попробуем
проанализировать, так ли основательны возражения наших оппонентов.
Во-первых, явно беспочвенны ссылки на то, что разрешение назначать
судебную экспертизу до возбуждения уголовного дела может создать опасный
прецедент и повлечет за собой нарушение закона в части обязательного
условия проведения следственных действий только по возбужденному делу.
Как справедливо заметил Р.С. Белкин, “таким прецедентом вполне мог бы
уже стать осмотр места происшествия, однако этого не случилось в силу
императивного указания закона. Почему тогда столь же категорическое
указание закона о возможности в исключительных случаях назначать
экспертизу до возбуждения уголовного дела окажет противоположное
действие на практику?” HYPERLINK \l “sub_99170” *(170) .

Противники производства экспертизы до возбуждения уголовного дела
предлагают в сомнительных случаях лучше возбудить уголовное дело, а
затем назначить экспертизу и, если признаков состава преступления не
выявлено, дело можно прекратить. Однако мы считаем высказанное
предложение неприемлемым. Очевидно, что после возбуждения уголовного
дела следователь может производить любые процессуальные действия, в том
числе и существенно затрагивающие права и интересы граждан. Поэтому
уголовное дело, возбужденное необоснованно, даже при его прекращении
влечет ущемление этих прав и законных интересов. Мы полагаем, что
противники назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела излишне
драматизируют ситуацию, которая может возникнуть при назначении
экспертизы.

Во-первых, речь идет о возможности назначения не всех, а только
некоторых видов судебных экспертиз, проведение которых, как правило, в
интересах потерпевших (при половых преступлениях, нанесении вреда
здоровью) или даже возможных обвиняемых (при дорожно-транспортных
происшествиях).

Во-вторых, в ряде случаев, именно тогда, когда возникает необходимость
в назначении экспертизы для решения вопросов о возбуждении уголовного
дела, ее производство никак не затрагивает интересов и прав личности,
поскольку устанавливается факт, не связанный еще с конкретным лицом.
Примерами подобной экспертизы может служить исследование очага пожара с
целью решения вопроса о механизме возникновения и развития горения,
когда от решения этого вопроса зависит обоснованность возбуждения
уголовного дела о поджоге. Закон может содержать перечень (даже
исчерпывающий) ситуаций, когда экспертиза может быть проведена до
возбуждения уголовного дела или, наоборот, при которых она не может быть
проведена, например при необходимости принудительного получения образцов
для сравнительного исследования. По этому пути уже пошло
уголовно-процессуальное законодательство некоторых стран СНГ. Новые УПК
Узбекистана (1994 г.) и Казахстана (1998 г.) допускают производство
экспертизы до возбуждения уголовного дела. Например, в ч. 2 ст. 242 УПК
РК указывается, что в случаях, когда принятие решения о возбуждении
уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть
назначена до возбуждения уголовного дела.

Заметим, что в ч. 4 ст. 146 “Возбуждение уголовного дела публичного
обвинения” УПК указывается, что постановление следователя, дознавателя о
возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. К
постановлению прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а
в случае производства отдельных следственных действий по закреплению
следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места
происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), –
соответствующие протоколы и постановления. Прокурор, получив
постановление, незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного
дела либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение
уголовного дела или о возвращении материалов для дополнительной
проверки, которая должна быть проведена в срок не более пяти суток.

На основании этой нормы многие практикующие юристы уже сделали вывод,
что возможно назначение судебной экспертизы до вынесения постановления о
возбуждении уголовного дела. Однако это не так, поскольку судебная
экспертиза не может быть назначена без вынесения соответствующего
постановления, где должен быть указан номер уголовного дела. Кроме того,
неясно, когда может быть произведена судебная экспертиза, если
“постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела
незамедлительно направляется прокурору”.

С другой стороны, в УПК содержатся указания на участие эксперта в
производстве осмотра места происшествия. Например, в ст. 178 “Осмотр
трупа. Эксгумация” указывается, что следователь производит осмотр трупа
на месте его обнаружения с участием судебно-медицинского эксперта (но не
специалиста в области судебной медицины, как ранее указывалось в ст. 180
УПК РСФСР). В законодательной форме протокола осмотра места происшествия
(Приложение 4 к УПК) предусмотрено участие эксперта.

Таким образом, первый шаг к допущению назначения судебной экспертизы до
возбуждения уголовного дела как бы уже сделан. Представляется, что
необходимо окончательное решение вопроса о допущении назначения судебной
экспертизы до возбуждения уголовного дела для однозначности понимания
данных норм уголовно-процессуального права.

Судебная экспертиза назначается по усмотрению следователя за
исключением специально оговоренных случаев обязательного ее назначения
(ст. 196 УПК), связанных с установлением:

1) причины смерти;

2) характера и степени вреда, причиненного здоровью;

3) психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого,
когда возникает сомнение в его вменяемости или способности
самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном
судопроизводстве;

4) психического или физического состояния потерпевшего, когда возникает
сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства,
имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;

возраста подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет
значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст,
отсутствуют или вызывают сомнение.

В стадии предварительного расследования экспертиза назначается
следователем (ст. 38, 195 УПК). В случаях, когда для производства
судебной экспертизы необходимо помещении подозреваемого, обвиняемого, не
находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар
(п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК), субъект, назначающий экспертизу, возбуждает
перед судом ходатайство, поскольку только суд правомочен принимать такое
решение HYPERLINK \l “sub_99171” *(171) .

Признав необходимым производство экспертизы по делу, субъект,
назначающий экспертизу, выносит мотивированное постановление, которое
является процессуальным основанием для ее проведения. Постановление
составляется в соответствии с законодательной формой (Приложение 117 к
УПК). В постановлении о назначении экспертизы указываются:

1) основания назначения судебной экспертизы;

2) род или вид судебной экспертизы;

3) фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного
учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;

4) вопросы, поставленные перед экспертом;

5) материалы, предоставляемые в распоряжение. Постановление условно
можно подразделить на три части:

вводную, описательную, резолютивную. Во вводной части указывается место
и дата составления постановления, кто составил постановление (фамилия,
должность и орган, где работает) и по какому уголовному делу. В
описательной части постановления (“УСТАНОВИЛ”) кратко излагается фабула
дела и обстоятельства, в связи с которыми возникла потребность в
специальных познаниях, могут быть указаны также некоторые особенности
объекта исследования, представляющие интерес для эксперта (например,
условия хранения объекта, которые могли вызвать его видоизменение).
Завершается эта часть ссылками на статьи УПК, на основании которых
назначена экспертиза (ст. 195, 196, 199).

В резолютивной части постановления (“ПОСТАНОВИЛ”) указывается род или
вид экспертизы, формулируются вопросы, выносимые на разрешение эксперта,
назначается эксперт или определяется судебно-экспертное учреждение,
сотрудникам которого поручено производство экспертизы, приводится
перечень материалов, представляемых в распоряжение эксперта.

Судебные экспертизы по уголовным делам назначаются обычно в
государственные экспертные учреждения. Закон не ограничивает следователя
в выборе экспертного учреждения, однако сложилась практика выполнения
экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов
внутренних дел – как правило, по постановлениям следователей органов
внутренних дел, и в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции
РФ – по постановлениям следователей прокуратуры. Впрочем, во многих
регионах, где имеются и те, и другие судебно-экспертные учреждения,
существует своеобразное “разделение труда”, когда в
экспертно-криминалистических отделах проводятся одни роды и виды
экспертиз, а в ЛСЭ – другие. Согласно ч. 2 ст. 195 УПК судебная
экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными
экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Если принято решение о производстве судебной экспертизы в экспертном
учреждении, следователь направляет руководителю этого экспертного
учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы,
необходимые для ее производства (ст. 199 УПК). Руководитель экспертного
учреждения после получения постановления поручает производство судебной
экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа
работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя. При этом
руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя
государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его
права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК.

Если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, то
постановление и необходимые материалы вручаются непосредственно эксперту
с разъяснением ему прав и ответственности, предусмотренных ст. 57 УПК.
Заметим, что ни в ст. 199 УПК, регламентирующей порядок направления
материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы, ни в
других статьях этого Кодекса законодатель не акцентирует внимание на
том, что экспертное учреждение должно быть обязательно государственным.
Так, в п. 60 ст. 5 УПК указывается, что экспертное учреждение – это
государственное судебно-экспертное или иное учреждение, которому
поручено производство судебной экспертизы в порядке, установленном УПК.

Закон предоставляет право назначения экспертизы только указанным выше
субъектам, которые, согласно ч. 3 ст. 195 УПК, знакомят с постановлением
о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его
защитника и разъясняют им их права (ч. 1 ст. 198 УПК):

1) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;

2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной
экспертизы в другом экспертном учреждении;

3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц
либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном
учреждении;

4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной
экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной
экспертизы, давать объяснения эксперту;

6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности
дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Об ознакомлении подозреваемого, обвиняемого, его защитника с
постановлением о назначении судебной экспертизы и разъяснении им
соответствующих прав составляется протокол, подписываемый следователем и
лицами, которые ознакомлены с постановлением. Протокол составляется в
соответствии с законодательной формой (Приложения 123, 124 к УПК).

Судебная экспертиза в отношении потерпевшего (за исключением случаев
исследования его психического или физического состояния, вызывающих
сомнение в способности правильно воспринимать обстоятельства дела и
давать показания, и возраста), а также в отношении свидетеля
производится только с их согласия или согласия их законных
представителей, причем это согласие дается указанными лицами в
письменном виде (ч. 4 ст. 195 УПК). При производстве судебной экспертизы
в отношении свидетеля или потерпевшего они вправе знакомиться с
заключением эксперта (ч. 2 ст. 198 УПК). Потерпевший, кроме того,
пользуется правом знакомиться с постановлением о назначении судебной
экспертизы и заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве
судебной экспертизы в другом экспертном учреждении.

В случае отказа в ходатайстве следователь выносит постановление,
которое объявляется обвиняемому (ст. 122 УПК) под расписку.
Постановление должно быть мотивированным, недопустимо ограничиваться
общей ссылкой на отсутствие оснований к удовлетворению ходатайства,
следует обосновать отказ, приводя конкретные доводы.

В соответствии с законом (ст. 206 УПК) заключения эксперта или его
сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса
эксперта предъявляются следователем подозреваемому, обвиняемому, его
защитнику, которым разъясняется при этом право ходатайствовать о
назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы. Протокол
ознакомления с заключением эксперта составляется в соответствии с
законодательной формой (Приложение 125 к УПК). Если судебная экспертиза
производилась по ходатайству потерпевшего либо в отношении потерпевшего
и (или) свидетеля, то им также предъявляется заключение эксперта.

Назначение экспертизы по уголовным делам в суде регламентируется ст.
283 УПК. Необходимость назначения судебной экспертизы в ходе
производства по делу в суде существенным образом зависит от
процессуальной ситуации, в условиях которой решается этот вопрос.
Согласно ч. 3 ст. 240 УПК приговор суда может быть основан лишь на тех
доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Из этого следует, что заключение эксперта, данное в стадии
предварительного расследования, если в нем устанавливаются фактические
данные, имеющие значение для решения дела, должно быть проверено в
судебном заседании. Решение о вызове эксперта в суд принимается в
процессе подготовки к судебному заседанию (ст. 232 УПК), причем вызов
эксперта целесообразен далеко не всегда, а только в необходимых случаях.
Под необходимыми случаями обычно понимают следующие:

1) заключение эксперта является особенно важным как доказательство по
расследуемому делу;

2) необходимо провести в судебном заседании дополнительную экспертизу;

3) заключение эксперта не обосновано, противоречит иным материалам
дела, имеет иные недостатки, и возникают сомнения в его правильности;

4) в процессе предварительного расследования для установления одного и
того же факта были проведены две экспертизы, и эксперты пришли к
противоположным выводам;

5) между экспертами, производившими комиссионную или комплексную
экспертизу, возникли разногласия, и каждый из них составил свое
заключение;

6) заинтересованные участники процесса не согласны с выводами
экспертизы и возбудили ходатайство о вызове эксперта в суд;

7) заключение эксперта основано на исходных данных, взятых из показаний
обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, а есть основания полагать, что они
могут быть изменены в судебном заседании.

Могут быть и другие не столь типичные ситуации, когда необходим вызов
эксперта в судебное заседание для дачи заключения. Однако
представляется, что неправомерен вызов эксперта в суд только для ответа
на вопрос, подтверждает ли он свое заключение, данное на предварительном
следствии, поскольку эксперт вызывается в судебное заседание не для
подтверждения данного ранее заключения, а для производства экспертизы и
дачи заключения по ее результатам или для разъяснения каких-то положений
заключения в ходе допроса.

Необходимо подчеркнуть, что, хотя основания, указанные в ряде
перечисленных выше пунктов, по общему правилу влекут за собой назначение
дополнительной и повторной экспертиз, в суде при наличии этих оснований
назначаются сначала только первичная и основная экспертизы.

Если в процессе предварительного расследования производилась
комиссионная экспертиза и все эксперты пришли к одним и тем же выводам,
в суд может быть вызван один из них, который будет представлять всех
экспертов, участвовавших в производстве экспертизы. Аналогично обстоит
дело и при производстве комплексной экспертизы, когда все поставленные
вопросы решаются комплексно экспертами различных специальностей. Однако
если часть вопросов экспертизы решается единолично каждым из двух
экспертов, а другие вопросы комплексного характера они решают совместно,
в судебное заседание должны быть вызваны оба эксперта.

Если судья или суд в процессе разрешения вопросов, связанных с
подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании, признает
нецелесообразным вызов в суд эксперта, давшего заключение на стадии
предварительного расследования, заключение должно быть оглашено и
исследовано в суде. Возможна ситуация, когда при осуществлении дознания
и предварительного следствия экспертиза не проводилась, а установление
ряда фактов и обстоятельств требует специальных знаний. В этом случае
суд в процессе разрешения вопросов, связанных с подготовкой к
рассмотрению дела в судебном заседании, решает вопрос о возможности
осуществления экспертизы во время судебного разбирательства или
возвращает прокурору (ст. 236 УПК). Для обеспечения производства
экспертизы в суд может быть вызвано обладающее специальными знаниями
лицо, которое не участвовало в экспертных исследованиях на стадии
предварительного расследования.

Если в судебное заседание вызван эксперт, производивший судебную
экспертизу в стадии предварительного расследования, нет необходимости
выносить определение о назначении экспертизы. Эксперт приобретает
соответствующие полномочия в стадии судебного разбирательства уже в силу
факта вызова его в судебное заседание. Если же вызван эксперт, ранее не
производивший экспертизу, он может участвовать в исследовании
обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы, только после
вынесения определения о назначении экспертизы.

После выяснения всех обстоятельств дела, имеющих значение для дачи
заключения, председательствующий предлагает прокурору, подсудимому, его
защитнику, другим участникам судебного заседания подать в письменном
виде вопросы, которые они желают поставить на разрешение эксперта. Если
какой-либо из участников судебного разбирательства по уважительной
причине не может представить свои вопросы в письменном виде, суд может
разрешить задать их устно, и они заносятся в протокол судебного
заседания. Далее все вопросы оглашаются, и по ним заслушивается мнение
участников судебного разбирательства. Суд отклоняет те из вопросов,
которые не имеют отношения к делу, формулирует вопросы, которые будут
вынесены на разрешение эксперта, добавив в случае необходимости вопросы,
задаваемые судом по собственной инициативе. При этом суд может
переформулировать вопросы, инициируемые участниками судебного
разбирательства или поставленные перед экспертами в процессе
предварительного следствия, по собственному усмотрению. Эксперт может
заявить ходатайство об отклонении тех или иных вопросов с указанием
причин этого отклонения, а также об изменении формулировки вопросов.

Согласно ст. 283 УПК о назначении экспертизы суд выносит определение, в
котором помимо вопросов, выносимых на разрешение экспертизы,
указывается, какие вопросы, представленные участниками судебного
разбирательства, судом были отклонены и каковы мотивы отклонения.
Определение о назначении экспертизы должно выноситься только в
совещательной комнате и оформляться отдельным документом, копия которого
выдается эксперту. Недопустимо вынесение определения о назначении в зале
судебного заседания или постановка вопросов эксперту в устной форме.

Содержание определения о назначении экспертизы специально не
регламентировано, однако по общему смыслу процессуального закона оно
аналогично содержанию постановления следователя о назначении экспертизы.
Если произвести экспертизу в судебном заседании невозможно, суд может
вынести определение о проведении экспертизы в экспертном учреждении и
направить туда все необходимые материалы.

Иногда при рассмотрении дел, по которым судебные экспертизы проводились
на стадии предварительного расследования, у суда или участников
судебного разбирательства не возникает новых вопросов, но экспертиза все
же назначается с единственной целью – выяснить, подтверждает ли эксперт
свое заключение. По нашему мнению, здесь нет предмета для исследования,
а интересующий суд вопрос может быть выяснен в ходе допроса эксперта.

После вынесения определения о назначении экспертизы и вручения его
эксперту (или отправки в экспертное учреждение) суд может объявить
перерыв или отложить слушание дела до получения заключения эксперта либо
продолжить судебное заседание, посвятив его исследованию других
доказательств.

Отметим, что ранее в соответствии с УПК РСФСР, рассматривая уголовное
дело в кассационном или надзорном порядке, суд был не вправе назначать
экспертизы, даже дополнительные и повторные. В новом УПК это положение
изменено. При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке,
согласно ст. 365 УПК, экспертиза назначается по тем же правилам, что и
при производстве в суде первой инстанции. При рассмотрении уголовного
дела в кассационном порядке (ч. 4 ст. 377 УПК) суд вправе по ходатайству
стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с
требованиями гл. 37 “Судебное следствие” УПК, включающей и возможность
назначения судебной экспертизы. При рассмотрении уголовного дела в
надзорном порядке суд не вправе назначать экспертизы.

Назначение судебной экспертизы по делам об административных
правонарушениях

В ранее действовавшем КоАП РСФСР вообще отсутствовала статья,
посвященная судебной экспертизе, а существовала только ст. 252
“Эксперт”, в которой указывалось, что эксперт назначается органом
(должностным лицом), в производстве которого находится дело об
административном правонарушении, в случае, когда возникает необходимость
в специальных познаниях. В этой же статье были обозначены права и
обязанности эксперта. Отсутствие процессуальной регламентации судебной
экспертизы – это, по нашему мнению, одна из основных причин крайне
редкого назначения судебных экспертиз по делам данной категории.

Это упущение законодатель частично ликвидировал в новом КоАП, (ст. 26.4
“Экспертиза”), где указывается, что в случаях, если при производстве по
делу об административном правонарушении возникает необходимость в
использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или
ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых
находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Определение
обязательно для исполнения экспертами или учреждениями, которым поручено
проведение экспертизы. Вопросы, поставленные перед экспертом, и его
заключение не могут выходить за пределы специальных знаний эксперта.

До направления определения для исполнения судья, орган, должностное
лицо, в производстве которых находится дело об административном
правонарушении, обязаны ознакомить с ним лицо, в отношении которого
ведется производство по делу об административном правонарушении,
потерпевшего, защитника и представителя, разъяснить им права, в том
числе право заявлять отвод эксперту, право просить о привлечении в
качестве эксперта указанных ими лиц, право ставить вопросы для дачи на
них ответов в заключении эксперта.

Судебная экспертиза может быть назначена на любой стадии производства
по делу об административном правонарушении: при возбуждении дела, в
процессе подготовки его к рассмотрению и в ходе самого рассмотрения.

Практика назначения и производства экспертиз по делам об
административных правонарушениях в последние годы быстро развивается.
Анализ этой практики показывает, что наиболее часто экспертизы
назначаются по делам, связанным с нарушением правил и норм, действующих
в промышленности, строительстве и энергетике; правил безопасности на
транспорте; правонарушениями в области таможенного дела, в области
охраны окружающей среды; нарушением правил дорожного движения (в случае
причинения материального вреда или легкого вреда здоровью потерпевшего);
нарушением требований пожарной безопасности, и по некоторым другим
делам.

К сожалению, законодатель особо не оговаривает права судьи, органа или
должностного лица, в производстве которого находится дело об
административном правонарушении, назначать дополнительную, повторную,
комиссионную и комплексную экспертизы. Однако, по мнению многих ученых,
основания их назначения в практике производства по делам об
административном правонарушении соответствуют общему положению ст. 26.4
КоАП, согласно которому определение о назначении экспертизы выносится
тогда, когда при производстве по делу возникает необходимость в
использовании специальных познаний HYPERLINK \l “sub_99172” *(172) .

Признав необходимым производство по делу экспертизы, судья, орган,
должностное лицо, в производстве которого находится дело, выносит
определение о назначении экспертизы, которое является процессуальным
основанием для ее проведения. Законодатель сформулировал требования к
содержанию определения, однако перечень необходимых сведений, которые
должны быть указаны, не является исчерпывающим. На практике такой
документ обычно состоит из трех частей: вводной, описательной,
резолютивной.

Во вводной части указывается место и дата составления определения,
данные о лице или органе, его вынесшем, данные о лице, в отношении
которого ведется производство по делу, статья нормативного акта, по
которой возбуждено дело об административном правонарушении.

В описательной части кратко излагается фабула дела, обстоятельства, в
связи с которыми возникла потребность в специальных познаниях и
назначении экспертизы. Могут быть указаны также представляющие интерес
для эксперта особенности объекта исследования, которые способны вызвать
его изменение (например, по делу о нарушении правил проведения ремонта и
содержания дорог – особенности транспортировки материалов для дорожного
покрытия).

В резолютивной части определения указывается род или вид экспертизы,
формулируются вопросы, выносимые на разрешение эксперта, назначается
эксперт или определяется экспертное учреждение, сотрудникам которого
поручено производство экспертизы. В резолютивной части определения
приводится также перечень материалов, предоставляемых в распоряжение
эксперта. Такими материалами являются объекты экспертного исследования,
образцы, необходимые для проведения сравнительных исследований,
протоколы и другие документы, содержащие сведения, необходимые эксперту
для производства исследований и дачи заключения. Если на экспертизу
представлены вещественные доказательства, то они должны быть внимательно
осмотрены, сфотографированы либо зафиксированы иным способом, подробно
описаны в протоколе об административном правонарушении или в ином
предусмотренном КоАП протоколе и приобщены к делу. Определение должно
содержать также записи о разъяснении эксперту его прав и обязанностей и
о предупреждении эксперта об административной ответственности за дачу
заведомо ложного заключения (ст. 17.9 КоАП).

По не совсем понятным основаниям в КоАП помимо норм, регламентирующих
назначение и производство судебных экспертиз вообще, имеется еще и ст.
27.12, касающаяся, в частности, медицинского освидетельствования на
состояние опьянения. Фактически медицинское освидетельствование
представляет собой вид судебно-медицинской экспертизы живого лица
HYPERLINK \l “sub_99173” *(173) .

Глава 9. Стадии судебно-экспертного исследования. Заключение эксперта

Процесс экспертного исследования, вне зависимости от рода и вида
судебной экспертизы, состоит из нескольких основных стадий. Каждая
стадия выполняет определенные функции и обеспечивает решение
промежуточных задач. Можно выделить четыре основные стадии
судебно-экспертного исследования:

1) подготовительная стадия;

2) стадия раздельного исследования объектов экспертизы;

3) стадия сравнительного исследования объектов экспертизы;

4) стадия обобщения, оценки результатов исследования и формулирования
выводов.

Рассмотрим содержание этих стадий для решения идентификационной
экспертной задачи.

1. На подготовительной стадии эксперт знакомится с постановлением о
назначении экспертизы, другими исходными материалами, уясняет задачи
экспертизы, производит предварительный экспертный осмотр объектов
исследования и сравнительных образцов и устанавливает их пригодность и
достаточность для решения поставленных вопросов, выдвигает экспертные
версии, намечает план экспертного исследования и выбор метода, группы
методов или типовой методики, необходимой для осуществления судебной
экспертизы. Например, в судебной трасологической экспертизе
подготовительная стадия судебно-экспертного исследования предусматривает
ознакомление с исходными данными, осмотр представленной обуви и слепка
со следа обуви, предварительное сравнение, построение экспертных версий
и планирование дальнейшего исследования. В случае неполноты
представленных материалов исследование приостанавливается до их
восполнения, а при невозможности этого на этом прекращается.

2. В процессе раздельного исследования осуществляется сначала
тщательное изучение объектов экспертизы, анализируются общие и частные
признаки объектов, необходимые для решения идентификационных задач,
производятся экспертные эксперименты. Результатом этой стадии является
выделение наибольшего количества идентификационных признаков каждого из
сравниваемых объектов, изучение его идентификационного поля (например,
изучение слепка со следа обуви и подошвенной части обуви, изъятой у
подозреваемого).

3. Затем может проводиться сравнительное исследование, когда выявляют
совпадение или различие признаков сравниваемых объектов между собой, со
сравнительными образцами или эталонами, сопоставление выявленных
идентификационных признаков, присущих каждому объекту, и установление
совпадающих и различающихся (например, сопоставление сначала общих, а
потом частных идентификационных признаков слепка и подошвы).

4. Завершающей стадией является оценка результатов исследования, когда
подводятся итоги и формулируются выводы о наличии тождества (например,
данный слепок сделан со следа, оставленного обувью, изъятой у
подозреваемого). Результатом судебно-экспертной идентификации может быть
установление наличия тождества; установление отсутствия тождества; вывод
о невозможности решить задачу отождествления.

Судебно-экспертное диагностическое исследование также может быть
разделено на стадии.

На подготовительной стадии формулируются задачи диагностического
исследования. Далее производится раздельное исследование – решается
простая диагностическая задача. Для этого изучаются признаки объекта и
по ним определяются его свойства и состояние, например устанавливается
химический состав микрочастиц взрывчатого вещества с места происшествия.
Если ставится только эта задача, – исследование заканчивается, и
следующей стадией является оценка результатов исследования –
формулирование вывода.

В случае, когда простая задача служит для решения более сложной на
основании результатов решения простых задач и полученных в результате
диагностических признаков производится построение типовой модели
(реконструкция) процесса, способа действия, события, явления. Например,
на основании состава взрывчатого вещества и анализа повреждений
производится моделирование условий взрыва.

Следующей стадией решения сложной диагностической задачи является
сравнительное исследование – выведение следствий из полученной модели и
сравнение гипотетических следствий с реально установленными признаками
объектов диагностирования.

При положительных результатах сравнения происходит установление
механизма данного события, процесса, действия – оценка результатов
исследования – формулирование вывода, например установление механизма
взрыва и формулирование вывода, при отрицательных – возврат к предыдущим
стадиям.

Экспертные эксперименты можно производить практически на всех
промежуточных стадиях экспертного исследования. В ходе экспертных
экспериментов в контролируемых и управляемых условиях исследуются
объекты или явления. Эксперимент состоит в производстве опытов с целью
установления конкретного факта и причинной связи между фактами,
явлениями; выяснения механизма следообразования; получения образцов для
сравнительного исследования (например, получение образцов пуль для
сравнительного исследования следов близкого выстрела); установления
причинно-следственной связи аварийного режима в электропроводке и
возникновения пламенного горения в пожарно-технической экспертизе;
исследования свойств изделия (например, при установлении твердости или
упругости материала). Однако результаты экспертного эксперимента
получают доказательственное значение лишь при их отражении в выводах
эксперта.

Процесс производства судебной экспертизы заканчивается оформлением
исследования в виде заключения эксперта. Как указано в ст. 25 ФЗ ГСЭД,
на основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от
своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и
подписывают его. Если судебная экспертиза производилась в
государственном или негосударственном судебно-экспертном учреждении,
подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью этого
учреждения. Подпись частного эксперта по усмотрению лица или органа,
назначивших судебную экспертизу, может быть заверена.

Законодатель регламентирует содержание заключения судебного эксперта
лишь в самых общих чертах. В заключении эксперта или комиссии экспертов
должны быть отражены:

1) время и место производства судебной экспертизы;

2) основания производства судебной экспертизы;

3) сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу;

4) сведения о судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя,
отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и
ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство
судебной экспертизы;

5) предупреждение эксперта в соответствии с законодательством РФ об
ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;

7) объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для
производства судебной экспертизы;

8) сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве
судебной экспертизы;

9) содержание и результаты исследований с указанием примененных
методов;

10) оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов
по поставленным вопросам HYPERLINK \l “sub_99174” *(174) .

Посвященные заключению судебной экспертизы ст. 86 АПК, ст. 204 УПК, ст.
86 ГПК, п. 5 ст. 26.4 КоАП довольно близки по содержанию ст. 25 ФЗ ГСЭД.
В них указывается, что заключение дается экспертом только в письменной
форме, подписывается им и должно содержать подробное описание
произведенных исследований, сделанные в результате их выводы и
обоснованные ответы на поставленные следствием и судом вопросы. Если в
процессе производства экспертизы экспертом будут установлены
обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были
поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в
свое заключение.

Заключение судебной экспертизы, форма и содержание которого практически
не различаются в уголовном, гражданском и арбитражном процессе,
традиционно имеет определенную структуру и обычно состоит из нескольких
частей.

Во вводной части содержатся:

1) номер и наименование дела, по которому назначена экспертиза;

2) краткое описание обстоятельств дела, имеющих отношение к
исследованию;

3) сведения об органе и лице, назначившем экспертизу, правовых
основаниях для назначения экспертизы (постановление или определение);

4) наименование экспертного учреждения, исходные сведения о лице (или
лицах), производившем экспертизу (фамилия, имя, отчество, образование,
экспертная квалификация, ученая степень, звание, стаж экспертной
работы);

5) род и вид экспертизы.

Далее перечисляются поступившие на экспертизу материалы, способ их
доставки, вопросы, вынесенные на разрешение эксперта. Вопросы,
разрешаемые экспертом по собственной инициативе, также приводятся во
вводной части заключения. Если экспертиза комиссионная, комплексная,
дополнительная или повторная, это указывается во вводной части
заключения, где также излагается, когда и кем проводились предшествующие
экспертизы, к каким выводам пришли эксперты и каковы основания
назначения повторной или дополнительной экспертизы.

Вопросы, выносимые на разрешение эксперта, приводятся во вводной части
без каких-либо изменений их формулировки. Если эксперт считает, что
некоторые из них выходят (частично или полностью) за пределы его
специальных познаний или для ответа на эти вопросы специальные знания не
требуются, он отмечает это в заключении.

К сожалению, зачастую формулировки вопросов не соответствует
общепринятым рекомендациям. Обычно, если смысл вопроса понятен эксперту,
последний дает вопрос в собственной редакции, в соответствии со своими
специальными знаниями. Однако, как нам представляется, это достаточно
вольная трактовка права эксперта выйти за пределы экспертного задания и
ответить на вопросы, которые не были поставлены на его разрешение
HYPERLINK \l “sub_99175” *(175) . К слову сказать, формулировка
вопроса, данная экспертом, зачастую бывает не шире, а уже вопроса,
поставленного на его разрешение первоначально.

Ни в одном процессуальном кодексе, равно как и ФЗ ГСЭД, судебному
эксперту не предоставляется право переформулировать вопросы, выносимые
на его разрешение. Он может только обратиться к следователю или суду с
ходатайством о предоставлении дополнительных материалов. Но можно ли
считать уточнение вопросов предоставлением дополнительных материалов,
ведь вопросы уже зафиксированы в процессуальном документе –
постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы? Этот
документ принимается в соответствии с определенной процессуальной
процедурой.

На практике такая проблема возникает ежедневно по всем категориям дел.
Например, при рассмотрении в арбитражном суде дела, связанного с пожаром
на промышленном объекте, перед экспертом был поставлен вопрос: “Как
соотносится с пожаром оплавление медной проводки?”. В соответствии с
методикой исследования металлических проводников в зонах короткого
замыкания и термического воздействия HYPERLINK \l “sub_99176” *(176)
эксперт переформулировал вопрос и дал его в следующей редакции: “Какова
природа оплавления медных проводников? Если оплавление вызвано коротким
замыканием, то произошло ли оно до начала пожара или в процессе его
развития?”. Ясно, последние два вопроса сформулированы корректнее и
позволяют эксперту дать категорические выводы, имеющие большое
доказательственное значение. Но с формальной точки зрения эксперт вышел
за пределы своей компетенции.

Представляется, что судебного эксперта необходимо наделить правом
переформулировать вопросы, вынесенные на его разрешение, если они
сформулированы некорректно с точки зрения теории и методики судебной
экспертизы, и уведомить об этом в определенный срок субъекта,
назначившего экспертизу. Если эксперт является сотрудником
судебно-экспертного учреждения, то необходимость изменения формулировки
вопросов он согласует с руководителем учреждения, который, в свою
очередь, извещает об этом субъекта, назначившего экспертизу.

В исследовательской части заключения обычно подробно описывается:

1) вид упаковки представленных на экспертизу объектов, ее целостность,
реквизиты;

2) состояние этих объектов и сравнительных образцов;

3) процесс исследования по стадиям с описанием его методики, условий
применения тех или иных методов;

На основании проведенного исследования дается научное объяснение
выявленных диагностических и идентификационных признаков, причем это
описание должно быть логически обоснованным и подводить к окончательным
выводам.

Если экспертиза была комплексной или в ходе ее выполнялись комплексные
исследования, исследовательская часть завершается так называемой
синтезирующей частью, где эксперты, являющиеся специалистами в разных
родах или методах экспертизы, обобщают раздельно полученную информацию
для формулирования общего ответа на поставленный вопрос.

В последней части заключения излагаются выводы, т.е. даются ответы на
вопросы, поставленные на разрешение экспертизы. При невозможности
решения какого-либо вопроса эксперт должен в исследовательской части
заключения указать причины отказа. Выводы об обстоятельствах, по которым
следователем не были поставлены вопросы и которые эксперт приводит в
рамках экспертной инициативы, излагаются в конце заключения.

Экспертные выводы HYPERLINK \l “sub_99177” *(177) по определенности
подразделяются на категорические и вероятные (предположительные).

Категорические выводы – это достоверный вывод о факте независимо от
условий его существования, например, категорическими положительными
будут выводы, что подпись в завещании выполнена гражданином Н. или след
обуви на месте происшествия образован левым ботинком г-на М.
Категорическим отрицательным может быть, например, вывод о том, что
водитель не имел технической возможности избежать наезда на пешехода.

Если эксперт не находит оснований для категорического заключения,
выводы носят вероятный, т.е. предположительный, характер. Вероятный
вывод представляет собой обоснованное предположение (гипотезу) эксперта
об устанавливаемом факте и обычно отражает неполную внутреннюю
психологическую убежденность в достоверности аргументов,
среднестатистическую доказанность факта, невозможность достижения
полного знания. Вероятные выводы допускают возможность существования
факта, но и не исключают абсолютно другого (противоположного) вывода.
Например, наиболее вероятно, что пожар возник от малокалорийного
источника тепла – тлеющего табачного изделия. Причинами вероятных
выводов могут быть неправильное или неполное собирание объектов,
подлежащих исследованию, утрата или отсутствие наиболее существенных,
значимых признаков следов, недостаточное количество сравнительных
материалов, неразработанность методики экспертного исследования и др.

По отношению к установленному факту экспертный категорический или
вероятный вывод может быть утвердительным (положительным) и
отрицательным, когда отрицается существование факта, по поводу которого
перед экспертом поставлен определенный вопрос.

По характеру отношений между умозаключением и его основанием выводы
подразделяются на условные (“если… то…”) и безусловные. Безусловный
вывод – это признание факта, не ограниченное какими-либо условиями.
Условный вывод означает признание факта в зависимости от определенных
обстоятельств, достоверности предшествующих знаний, доказанности других
фактов, например текст документа выполнен не на данном матричном
принтере, при условии, что принтер не подвергался ремонту. Такой вывод
также может высказываться в категорической и вероятной форме.

Если в результате экспертного исследования не удалось прийти к
единственному варианту решения вопроса, эксперт формулирует
альтернативный вывод. Альтернативный вывод предполагает существование
любого из перечисленных в нем взаимоисключающих фактов. Такой вывод –
это строго разделительное суждение, указывающее на возможность
существования любого из перечисленных в нем взаимоисключающих фактов,
необходимость выбора следователем (судом) какого-либо одного из них и
признания его имевшим место в действительности. Альтернативные выводы
допустимы, когда названы все без исключения альтернативы, каждая из
которых должна исключать другие (и тогда от ложности одного можно
логически прийти к истинности другого, от истинности первого – к
ложности второго). Например, титановая проволока, представленная на
экспертизу, изготовлена на металлургическом заводе города Н. в цехах N 2
или N 3.

Противоположными альтернативным являются однозначные выводы эксперта,
обладающие только одним значением – категорические выводы, в которых
утверждается или отрицается какой-либо факт. Например, категорический
вывод судебной автороведческой экспертизы, что данное анонимное письмо
написано гражданином Н.

Эксперт может сделать вывод и о невозможности решения вопроса,
поставленного на его разрешение уполномоченным лицом или органом,
например, из-за отсутствия методики исследования, неполноты
(некачественности) объектов и других материалов, предоставленных в его
распоряжение, и т.д.

В основу судебного решения по делу могут быть положены только
категорические выводы. Следовательно, только они имеют
доказательственное значение. Заключение с категорическими выводами
служит источником доказательств, а изложенные в нем фактические данные
являются доказательствами. Вероятное заключение не может быть таким
источником, а лишь позволяет получить ориентирующую, поисковую
информацию, подсказать версии, нуждающиеся в проверке. Вероятные выводы
ни в коем случае не должны игнорироваться, их необходимо использовать,
но продуманно и осторожно, поскольку они не исключают существования
альтернативных вариантов по делу.

Экспертное заключение может быть иллюстрировано фотоснимками,
оформленными в виде фототаблиц, схемами, диаграммами, чертежами и
другими наглядными материалами, которые рассматриваются как составная
часть заключения. Приобщается также справка о расходах на экспертизу для
включения их в судебные издержки. Текст заключения, выводы и
иллюстративные материалы (каждая страница) подписываются экспертом,
выполнившим исследование.

Глава 10. Особенности назначения и производства судебных экспертиз в
отношении живых лиц

Судебная экспертиза в отношении живых лиц производится в гражданском,
административном и уголовном судопроизводстве. Круг лиц, которые могут
быть направлены на судебную экспертизу, определяется процессуальным
законодательством РФ HYPERLINK \l “sub_99178” *(178) .

Существует множество родов экспертиз, объектом исследования которых
является человек. Однако большинство из них исследует его опосредованно
через следы (рук, ног, зубов, запаховые, звуковые и проч.) и другие
отображения (признаки внешности, почерк и т.п.). К судебным экспертизам,
осуществляемым в отношении живых лиц, относятся судебно-медицинская,
судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертизы живых лиц.
Назначаются эти экспертизы в гражданском и уголовном судопроизводстве,
производстве по делам об административных правонарушениях HYPERLINK \l
“sub_99179” *(179) .

В уголовном процессе судебно-медицинские экспертизы живых лиц
назначаются при расследовании:

1) преступлений против жизни и здоровья (гл. 16 УК: причинение вреда
здоровью, побои, истязания, заражение венерической болезнью,
ВИЧ-инфекцией, незаконное производство аборта, неоказание помощи
больному и проч.);

2) преступлений против половой свободы и неприкосновенности личности
(гл. 18 УК: изнасилование, насильственные действия сексуального
характера и проч.);

преступлений против общественной безопасности (гл. 24 УК: бандитизм,
массовые беспорядки, хулиганство, нарушение правил безопасности на
взрывных объектах, пожарной безопасности и др.;

4) преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта
(гл. 27 УК);

5) преступлений против военной службы (гл. 33 УК РФ: нарушение уставных
правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними
отношений подчиненности, уклонение от исполнения обязанностей военной
службы путем симуляции болезни и проч.).

В гражданском судопроизводстве судебно-медицинская экспертиза живых лиц
наиболее актуальна по делам возмещении вреда, причиненного здоровью или
жизни граждан, например, здоровью работника при исполнении им трудовых
обязанностей, здоровью гражданина организацией, с которой он не состоит
в трудовых отношениях; о возмещении вреда, причиненного другим
гражданином (дела, возникающие из деликтных правоотношений); об
увеличении или уменьшении размера присужденных сумм в возмещение вреда
при изменении степени утраты трудоспособности; о присуждении платежей в
возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, на новый срок
после медицинского переосвидетельствования и некоторым иным HYPERLINK \l
“sub_99180” *(180) . ГК специально регламентирует возмещение вреда,
причиненного жизни или здоровью гражданина (ст. 1084-1094). Нормы о
возмещении вреда, причиненного здоровью или жизни гражданина, содержатся
и в иных законодательных и подзаконных актах HYPERLINK \l “sub_99181”
*(181) .

В ст. 184 Трудового кодекса РФ предусмотрены гарантии и компенсации при
несчастном случае на производстве и профессиональном заболевании. При
повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие
несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания
работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а
также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на
медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию. Несчастные
случаи на производстве, подлежащие расследованию и учету, отражены в ст.
227 Трудового кодекса РФ.

Согласно этой статье несчастные случаи рассматриваются специально
созданной комиссией, однако ее выводы могут быть оспорены в суде, и
потребуется назначение судебно-медицинской экспертизы для получения
доказательств, подтверждающих:

а) наличие вреда, причиненного здоровью (травма, иные патологии,
профессиональное заболевание и т.д.);

б) причинную связь между установленным заболеванием, иным повреждением
здоровья и действием ответчика;

в) степень утраты профессиональной или общей трудоспособности;

г) степень уменьшения/увеличения трудоспособности при длящихся
последствиях повреждения здоровья HYPERLINK \l “sub_99182” *(182) .

Наиболее распространенным случаем судебно-медицинской экспертизы живых
лиц по делам об административных правонарушениях, по сути дела, является
медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Хотя согласно
новому КоАП производство судебно-медицинских экспертиз живых лиц
возможно и в целях доказывания и по другим делам, например, по делам о
нарушении правил дорожного движения или правил эксплуатации
транспортного средства, повлекшем причинение легкого вреда здоровью
потерпевшего (ст. 12.24 КоАП). Данное деяние влечет наложение
административного штрафа в размере от пяти до восьми минимальных
размеров оплаты труда или лишение права управления транспортными
средствами на срок от трех до шести месяцев.

Для определения тяжести причиненного в результате нарушения водителем
правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств вреда
здоровью людей назначается судебно-медицинская экспертиза. Данным
административным правонарушением охватываются лишь случаи причинения
легкого вреда здоровью. Если в результате нарушения водителем
транспортного средства правил дорожного движения или эксплуатации
транспортных средств наступили последствия в виде причинения тяжкого или
средней тяжести вреда здоровью человека, то действия виновного образуют
состав преступления, предусмотренный ст. 264 УК.

При производстве по делам об административных правонарушениях, согласно
ст. 27.1 КоАП одной из мер обеспечения производства по делу является
медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Причем, согласно
ст. 27.12 КоАП, лицо, в отношении которого имеются достаточные основания
полагать, что оно находится в состоянии опьянения, подлежит направлению
на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. О направлении
на медицинское освидетельствование составляется соответствующий
протокол, в котором указываются дата, время, место направления на
медицинское освидетельствование, должность, фамилия и инициалы лица,
составившего протокол, сведения о транспортном средстве и о лице, в
отношении которого применена данная мера обеспечения производства по
делу об административном правонарушении. Протокол о направлении на
медицинское освидетельствование на состояние опьянения подписывается
должностным лицом, его составившим, и лицом, в отношении которого
применена данная мера обеспечения производства по делу об
административном правонарушении. Медицинское освидетельствование на
состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в
порядке, установленном Правительством РФ. Акт медицинского
освидетельствования на состояние опьянения прилагается к
соответствующему протоколу.

Таким образом, в КоАП наряду с вынесением определения о назначении
судебной экспертизы (ч. 1 ст. 26.4) и подготовкой по результатам
экспертного исследования заключения эксперта (ч. 5 ст. 26.4)
предусмотрено еще и медицинское освидетельствование, для направления на
которое составляется протокол, а по результатам предусмотрена подготовка
акта.

По своей сути медицинское освидетельствование, заключающееся в
обследовании живого лица специалистами-медиками для установления
состояния опьянения, является одним из видов судебно-медицинской
экспертизы живых лиц. Напомним, что в соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 28.1
КоАП дело об административном правонарушении считается возбужденным с
момента составления первого протокола о применении мер обеспечения
производства по делу об административном правонарушении, т.е. с момента
отстранения лица от управления транспортным средством и его медицинского
освидетельствования на состояние опьянения (ст. 27.12 КоАП).

Следовательно, нет никакой необходимости во введении еще какой-то новой
процессуальной формы использования специальных познаний – медицинского
освидетельствования – параллельно с судебно-медицинской экспертизой. Тем
более что статус медика, производящего медицинское освидетельствование,
в КоАП не определен. Это не может быть эксперт, поскольку производство
медицинского освидетельствования не входит в его права и обязанности
(ст. 25.9), эксперт решает вопросы, содержащиеся в определении, а не в
протоколе. Специалист также не уполномочен осуществлять медицинское
освидетельствование, поскольку в его обязанности входит участие в
проведении действий, требующих специальных познаний, в целях
обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, дача пояснений по
поводу совершаемых им действий (ст. 25.8).

Думается, что КоАП нуждается в корректировке, заключающейся в
устранении ненужного дублирования и замене медицинского
освидетельствования судебно-медицинской экспертизой.

Судебно-медицинская экспертиза в уголовном, гражданском процессе,
производстве по делам об административных правонарушениях может быть
назначена для установления возраста лица при решении вопроса о его
дееспособности. Если у суда возникнет сомнение, может ли быть свидетелем
лицо с пониженным слухом или зрением, также должна быть назначена
судебно-медицинская экспертиза.

Уголовно-процессуальное законодательство (ч. 2-5 ст. 196 УПК)
предусматривает обязательное назначение судебной экспертизы
(судебно-медицинской и/или судебно-психиатрической) в отношении живых
лиц для установления:

1) характера и степени вреда, причиненного здоровью;

2) психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого,
когда возникает сомнение в его вменяемости или способности
самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном
судопроизводстве;

3) психического или физического состояния потерпевшего, когда возникает
сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства,
имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;

4) возраста подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет
значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст,
отсутствуют или вызывают сомнение.

В гражданском процессе судебно-психиатрическая экспертиза назначается,
как правило, при решении вопроса о признании гражданина ограниченно
дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками или
наркотическими веществами либо недееспособным вследствие душевной
болезни или слабоумия (ст. 281 ГПК). Согласно ст. 283 “Назначение
экспертизы для определения психического состояния гражданина” ГПК судья
в порядке подготовки дела к судебному разбирательству при наличии
достаточных данных о психическом расстройстве гражданина назначает для
определения его психического состояния судебно-психиатрическую
экспертизу.

Данная экспертиза должна назначаться при наличии достаточных данных о
душевной болезни или слабоумии гражданина, которыми являются справки о
врожденных умственных недостатках, о нахождении на учете у психиатра, о
нахождении лица в психиатрических лечебных учреждениях, акты,
свидетельствующие об отклонениях от обычного поведения, справки о
травмах, которые могли нарушить психику гражданина, определение суда об
освобождении от уголовной ответственности и применении к лицу
принудительных мер медицинского характера – помещение в психиатрический
стационар и т.п. В случае отсутствия достаточных данных о душевной
болезни или слабоумии гражданина судебно-психиатрическая экспертиза
назначаться не должна.

В ст. 283 ГПК не предусматривается проведение обязательной экспертизы
для лиц, в отношении которых возбуждено дело о признании их ограниченно
дееспособными. Однако согласно п. 8 ч. 1 ст. 150 ГПК судья вправе с
учетом мнения участвующих в деле лиц назначить экспертизу при подготовке
дела к судебному разбирательству во всех случаях, когда необходимость
экспертного заключения явствует из обстоятельств дела и представленных
доказательств.

Согласно ст. 286 ГПК на основании соответствующего заключения
судебно-психиатрической экспертизы суд выносит решение о признании
выздоровевшего дееспособным. Восстановление дееспособности гражданина,
признанного полностью недееспособным, возможно только на основании
заключения судебно-психиатрической экспертизы.

Наличие у лица психического заболевания само по себе не препятствует
его допросу, например в качестве свидетеля. Однако в каждом конкретном
случае суд должен решить (в том числе и с помощью судебно-медицинской
или судебно-психиатрической экспертизы), способно ли данное лицо
правильно воспринимать факты и давать о них правильные показания.

Судебная экспертиза в отношении живых лиц может производиться в
медицинском или ином учреждении, а также в другом месте, где имеются
условия, необходимые для проведения соответствующих исследований и
обеспечения прав и законных интересов лица, в отношении которого
проводятся исследования HYPERLINK \l “sub_99183” *(183) . В случае
возникновения при производстве судебной экспертизы необходимости
стационарного обследования лица оно может быть помещено в медицинский
стационар в порядке, предусмотренном ст. 28-30 ФЗ ГСЭД и HYPERLINK \l
“sub_2” процессуальным законодательством РФ. Доставка в медицинское
или иное учреждение лица, направленного на судебную экспертизу,
обеспечивается органом или лицом, назначившим судебную экспертиз.

Согласно ст. 52 “Основ законодательства Российской Федерации об охране
здоровья граждан” судебно-медицинская экспертиза производится в
медицинских учреждениях государственной или муниципальной системы
здравоохранения экспертом бюро судебно-медицинской экспертизы, а при его
отсутствии – врачом, привлеченным для производства экспертизы, на
основании постановления дознавателя, следователя, прокурора или
определения суда. Судебно-психиатрическая экспертиза производится в
предназначенных для этой цели учреждениях государственной или
муниципальной системы здравоохранения HYPERLINK \l “sub_99184” *(184) .
Основы предусматривают включение в состав комиссий дополнительно
судебных психиатров по ходатайству граждан или их опекунов и законных
представителей (ч. 3 ст. 52). Недопустимо назначение стационарной
экспертизы при отсутствии для этого конкретных оснований. О направлении
на амбулаторное исследование особое постановление не выносится, кроме
случаев, когда лицо отказывается добровольно ему подвергаться.

Как уже указывалось выше, судебно-медицинские экспертизы в Российской
Федерации производятся в государственных экспертных учреждениях ФАЗСР и
Министерства обороны и других медицинских или иных учреждениях, а также
в других местах (врачебный кабинет, поликлиника, специально отведенное
помещение в здании суда и проч.), где имеются условия, необходимые для
проведения соответствующих исследований.

Следователь вправе присутствовать при производстве судебно-медицинской
экспертизы; о времени производства экспертизы он ставится в известность
экспертом. Следователь не присутствует при экспертизе лица другого пола,
если экспертиза сопровождается обнажением освидетельствуемого.
Присутствие обвиняемого и других лиц при производстве
судебно-медицинской экспертизы допускается только с разрешения
следователя.

При производстве экспертизы не на базе бюро судебно-медицинской
экспертизы руководители лечебно-профилактического учреждения
обеспечивают судебно-медицинских экспертов помещением для производства
экспертизы (морг, врачебный кабинет в поликлинике), предоставляют
стеклянную посуду, тару, упаковочный и другие материалы для подготовки и
упаковки объектов, предназначенных для лабораторного исследования, и
оказывают другую необходимую помощь.

При производстве судебно-психиатрической экспертизы судебные
эксперты-психиатры и руководители психиатрических стационаров должны
руководствоваться нормами Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 “О
психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”
HYPERLINK \l “sub_99185” *(185) . В Законе признается высокая ценность
для каждого человека здоровья вообще и психического здоровья в
особенности, отмечается, что отсутствие должного законодательного
регулирования психиатрической помощи может быть одной из причин
использования ее в немедицинских целях, наносить ущерб здоровью,
человеческому достоинству и правам граждан, а также международному
престижу государства.

Согласно п. 2 ст. 1 названного Закона психиатрическая помощь лицам,
страдающим психическими расстройствами, гарантируется государством и
осуществляется на основе принципов законности, гуманности и соблюдения
прав человека и гражданина. Причем лица, страдающие психическими
расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан,
предусмотренными Конституцией РФ, конституциями республик в составе
Российской Федерации, законодательством РФ и республик в составе
Российской Федерации. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с
психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных
законами РФ (п. 1 ст. 5 Закона).

В этой же статье декларируется, что все лица, страдающие психическими
расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на:

1) уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение
человеческого достоинства;

2) получение информации о своих правах, а также в доступной для них
форме и с учетом их психического состояния информации о характере
имеющихся у них психических расстройств и применяемых методах лечения;

3) психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, по
возможности по месту жительства;

4) содержание в психиатрическом стационаре только в течение срока,
необходимого для обследования и лечения;

5) все виды лечения по медицинским показаниям;

6) оказание психиатрической помощи в условиях, соответствующих
санитарно-гигиеническим требованиям;

7) предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в
качестве объекта испытаний медицинских средств и методов, научных
исследований или учебного процесса, от фото-, видео- или киносъемки;

8) приглашение по их требованию любого специалиста, участвующего в
оказании психиатрической помощи, с согласия последнего, для работы во
врачебной комиссии по вопросам, регулируемым Законом;

9) помощь адвоката, законного представителя или иного лица в порядке,
установленном законом.

Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами,
только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под
диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в
психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или
специального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в
подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с
законодательством РФ и республик в составе Российской Федерации.

Судебная экспертиза в отношении живых лиц может производиться в
добровольном или принудительном порядке HYPERLINK \l “sub_99186” *(186)
. В случае, если судебная экспертиза производится в добровольном
порядке, в государственное судебно-экспертное учреждение должно быть
представлено письменное согласие лица подвергнуться судебной экспертизе.
Если лицо, в отношении которого назначена судебная экспертиза, не
достигло возраста 16 лет или признано судом недееспособным, письменное
согласие на производство судебной экспертизы дается законным
представителем этого лица.

В добровольном порядке обычно проводится судебно-медицинская экспертиза
потерпевших, например, по делам о причинении вреда здоровью, об
изнасилованиях и др. Иногда в добровольном порядке производится и
судебная экспертиза обвиняемых, например, при расследовании дел о
превышении необходимой обороны. При производстве экспертизы живого лица
в добровольном порядке в государственное судебно-экспертное учреждение
должно быть представлено его письменное согласие подвергнуться судебной
экспертизе. Эта норма представляется нам весьма полезной для упрощения
процедуры назначения судебной экспертизы, хотя она и не предусмотрена в
новом УПК.

Лица, не достигшие 16 лет или признанные недееспособными решением суда,
могут быть подвергнуты судебной экспертизе с согласия их законных
представителей. Под законными представителями в уголовном процессе
понимаются: родители, усыновители, опекуны или попечители
несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего,
представители учреждений или организаций, на попечении которых находится
несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший (п. 12 ст.
5 УПК).

Если возникла необходимость в помещении на стационарное наблюдение в
медицинское учреждение свидетеля или потерпевшего, это, по общему
правилу, возможно лишь с согласия помещаемого лица. Вызов на
амбулаторное исследование может быть произведен в том же порядке, что и
на допрос (ст. 188 УПК).

Помещение в медицинское учреждение свидетеля (потерпевшего) без его
согласия допустимо в двух следующих случаях:

1) законодательство о здравоохранении, в том числе о психиатрической
помощи, предусматривает обязанность госпитализации больного с
определенным диагнозом;

2) лицо находится под стражей по другому делу.

Так, согласно ст. 23 Закона РФ о психиатрической помощи психиатрическое
освидетельствование проводится для определения, страдает ли обследуемый
психическим расстройством, нуждается ли он в психиатрической помощи, а
также для решения вопроса о виде такой помощи. Психиатрическое
освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без
согласия его законного представителя в случаях, когда по имеющимся
данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать
наличие у него тяжелого психического расстройства, которое
обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих;

б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять
основные жизненные потребности;

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического
состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его
согласия или без согласия его законного представителя, если обследуемый
находится под диспансерным наблюдением, поскольку страдает хроническим и
затяжным психическим расстройством с тяжелыми стойкими или часто
обостряющимися болезненными проявлениями (ч. 4 ст. 27 названного
Закона).

Круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу в
принудительном порядке, определяется процессуальным законодательством
РФ. В случае, если в нем не содержится прямого указания на возможность
принудительного направления лица на судебную экспертизу, государственное
судебно-экспертное учреждение не вправе производить судебную экспертизу
в отношении этого лица в принудительном порядке HYPERLINK \l “sub_99187”
*(187) . В принудительном порядке может осуществляться судебная
экспертиза подозреваемых, задержанных в соответствии со ст. 91, 92 УПК,
а также подозреваемых или обвиняемых, к которым применена мера
пресечения – заключение под стражу (ст. 108). Согласно ст. 283 ГПК при
явном уклонении лица, в отношении которого возбуждено дело о признании
его недееспособным, от прохождения экспертизы, суд в судебном заседании
при участии прокурора и психиатра может вынести определение о
принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую
экспертизу.

В случае возникновения при назначении или производстве
судебно-медицинской либо судебно-психиатрической экспертизы
необходимости стационарного обследования лица оно помещается в
соответствующий медицинский стационар на основании постановления или
определения о назначении судебной экспертизы. Порядок помещения лица в
медицинский стационар определяется процессуальным законодательством РФ
HYPERLINK \l “sub_99188” *(188) . Согласно ст. 203 УПК, если при
назначении или производстве судебно-медицинской или
судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в
стационарном обследовании подозреваемого или обвиняемого, то он может
быть помещен в медицинский или психиатрический стационар. Решение о
посещении подозреваемого или обвиняемого, содержащихся под стражей, в
медицинский или психиатрический стационар принимает руководитель
следственной группы (п. 5 ч. 4 ст. 163 УПК).

Подозреваемый или обвиняемый, не содержащийся под стражей, помещается в
медицинский или психиатрический стационар для производства
судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на основании
судебного решения, поскольку только суд, в том числе в ходе досудебного
производства, правомочен принимать такое решение (п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК).
Для принятия этого решения следователь с согласия прокурора возбуждает
перед судом соответствующее ходатайство, о чем выносится постановление.
Ходатайство подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или
военного суда соответствующего уровня по месту производства
предварительного следствия или производства следственного действия не
позднее 24 часов с момента его поступления. В судебном заседании вправе
участвовать прокурор и следователь. Рассмотрев указанное ходатайство,
судья выносит постановление о разрешении помещения в медицинский или
психиатрический стационар для производства судебно-медицинской или
судебно-психиатрической экспертизы или об отказе в этом с указанием
мотивов отказа (ч. 4 ст. 165 УПК).

В соответствии с ч. 3 ст. 203 УПК, в случае помещения подозреваемого в
психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической
экспертизы срок, в течение которого ему должно быть предъявлено
обвинение в соответствии со ст. 172 УПК (трое суток со дня вынесения
постановления о привлечении его в качестве обвиняемого), прерывается до
получения заключения экспертов. Если в период пребывания подозреваемого
в медицинском учреждении собраны достаточные данные для предъявления ему
обвинения, об этом выносится постановление. С этого момента он является
обвиняемым. Предъявление обвинения производится после выписки или (если
состояние здоровья это позволяет) во время нахождения в медицинском
учреждении.

Основания к помещению обвиняемого (подозреваемого) в медицинское
учреждение указываются в описательной части постановления о назначении
экспертизы. В резолютивной части должно быть указано, в какое учреждение
он направляется. Если вопрос о помещении в медицинское учреждение
возникает в ходе экспертизы, выносится особое постановление. Для
администрации медицинского учреждения постановление о помещении туда
обвиняемого (подозреваемого) обязательно. Без согласия следователя не
допускается перемещение обвиняемого (подозреваемого) в другое
медицинское учреждение, замена стационарного исследования амбулаторным и
наоборот.

Судебно-психиатрические экспертные стационары могут быть предназначены
для помещения в них лиц, не содержащихся под стражей, или для помещения
в них лиц, содержащихся под стражей. Лица, содержащиеся под стражей,
помещаются для производства судебной экспертизы в стационары, специально
приспособленные для содержания в них указанных лиц. Орган или лицо,
назначившие судебную экспертизу и поместившие лицо в медицинский
стационар в принудительном порядке, обязаны в течение 24 часов известить
об этом кого-либо из членов его семьи, родственников или иных лиц по его
указанию, а при отсутствии таковых сообщить в орган внутренних дел по
месту жительства указанного лица HYPERLINK \l “sub_99189” *(189) .

При необходимости проведения принудительного психиатрического
освидетельствования (ст. 306 ГПК) заявление врача-психиатра о
принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина подается в
суд по месту жительства гражданина. К заявлению прилагаются
мотивированное заключение врача-психиатра о необходимости такого
освидетельствования и другие имеющиеся материалы. В течение трех дней со
дня подачи заявления судья единолично рассматривает заявление о
принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина и
принимает решение о принудительном психиатрическом освидетельствовании
гражданина или об отказе в принудительном психиатрическом
освидетельствовании гражданина.

Лицо, помещенное в психиатрический стационар по основаниям,
предусмотренным ст. 29 Закона о психиатрической помощи, подлежит
обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией
врачей-психиатров психиатрического учреждения, которая принимает решение
об обоснованности госпитализации. В случаях, когда госпитализация
признается необоснованной и госпитализированный не выражает желания
остаться в психиатрическом стационаре, он подлежит немедленной выписке
(ст. 32 названного Закона). Если госпитализация признается обоснованной,
то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется
в суд для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в нем.

Согласно ст. 302 ГПК заявление представителя психиатрического
стационара о принудительной госпитализации или о продлении срока
принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим
расстройством, подается в суд по месту нахождения психиатрического
стационара, в который помещен гражданин. К заявлению, в котором должны
быть указаны предусмотренные федеральным законом основания для
принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим
расстройством, в психиатрический стационар, прилагается мотивированное
заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости пребывания
гражданина в психиатрическом стационаре.

Заявление о принудительной госпитализации подается в суд в течение 48
часов с момента помещения гражданина в психиатрический стационар.
Возбуждая дело, судья одновременно продлевает пребывание гражданина в
психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения
заявления о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический
стационар (ст. 303 ГПК).

Рассмотрение заявления о госпитализации лица в психиатрический
стационар в недобровольном порядке регламентировано ст. 33, 34 Закона о
психиатрической помощи и ст. 304 ГПК. Заявление о принудительной
госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении
срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим
расстройством, судья рассматривает в течение пяти дней со дня
возбуждения дела. Судебное заседание проводится в помещении суда или
психиатрического стационара. Гражданин имеет право лично участвовать в
судебном заседании по этому делу. В случае, если по сведениям,
полученным от представителя психиатрического стационара, психическое
состояние гражданина не позволяет ему лично участвовать в проводимом в
помещении суда судебном заседании по этому делу, заявление об этом
рассматривается судьей в психиатрическом стационаре.

Дело рассматривается с участием прокурора, представителя
психиатрического стационара, подавшего в суд вышеназванное заявление, и
представителя гражданина, в отношении которого решается данный вопрос.

Рассмотрев заявление по существу, судья удовлетворяет либо отклоняет
его, причем решение суда об удовлетворении заявления является основанием
для принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар
или продления срока принудительной госпитализации гражданина,
страдающего психическим расстройством, и дальнейшего содержания
гражданина, страдающего психическим расстройством, в психиатрическом
стационаре в течение установленного законом срока (ст. 305 ГПК).

Постановление судьи в 10-дневный срок со дня вынесения может быть
обжаловано лицом, помещенным в психиатрический стационар, его
представителем, руководителем психиатрического учреждения, а также
организацией, которой законом либо ее уставом (положением) предоставлено
право защищать права граждан, или прокурором в порядке, предусмотренном
ГПК.

Пребывание лица в психиатрическом стационаре в недобровольном порядке,
согласно ст. 36 продолжается только в течение времени сохранения
оснований, по которым была проведена госпитализация. Лицо, помещенное в
психиатрический стационар в недобровольном порядке, в течение первых
шести месяцев не реже одного раза в месяц подлежит освидетельствованию
комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения для решения
вопроса о продлении госпитализации.

При продлении госпитализации свыше шести месяцев освидетельствования
комиссией врачей-психиатров проводятся не реже одного раза в шесть
месяцев.

По истечении шести месяцев с момента помещения лица в психиатрический
стационар в недобровольном порядке заключение комиссии врачей-психиатров
о необходимости продления такой госпитализации направляется
администрацией психиатрического стационара в суд по месту нахождения
психиатрического учреждения. Судья в порядке, предусмотренном ст. 33-35
Закона о психиатрической помощи, постановлением может продлить
госпитализацию. В дальнейшем решение о продлении госпитализации лица,
помещенного в психиатрический стационар в недобровольном порядке,
принимается судьей ежегодно.

Стационарные судебно-психиатрические экспертизы подозреваемых,
обвиняемых и подсудимых проводятся в судебно-психиатрических экспертных
стационарах, а экспертизы потерпевших, свидетелей и других лиц – как в
судебно-психиатрических экспертных стационарах, так и в
судебно-психиатрических отделениях или палатах психиатрических
(психоневрологических) стационаров, в общих отделениях психиатрических
больниц. Причем, в зависимости от состояния испытуемого лица и решаемых
экспертных задач, это могут быть психиатрические стационары общего типа,
специализированного типа, а также специализированного типа с интенсивным
наблюдением HYPERLINK \l “sub_99190” *(190) .

Согласно ст. 30 ФЗ ГСЭД лицо может быть помещено в медицинский
стационар для производства судебно-медицинской или
судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней. В случае
необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии
экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре может быть
продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения
указанного стационара еще на 30 дней. Ходатайство эксперта или комиссии
экспертов о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре
должно быть представлено в районный суд по месту нахождения указанного
стационара не позднее, чем за три дня до истечения 30-дневного срока.

Судья выносит постановление и уведомляет о нем эксперта или комиссию
экспертов в течение трех дней со дня получения ходатайства. В случае
отказа судьи в продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре
оно должно быть выписано из него. Руководитель медицинского стационара
извещает о заявленном ходатайстве и вынесенном судьей постановлении
лицо, находящееся в указанном стационаре, а также орган или лицо,
назначившие судебную экспертизу. В исключительных случаях в том же
порядке возможно повторное продление срока пребывания лица в медицинском
стационаре. При этом общий срок пребывания лица в указанном стационаре
при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней.

Нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре,
установленных настоящей статьей, может быть обжаловано лицом, его
защитником, законным представителем или иными представителями,
допущенными к участию в деле, а также руководителем медицинского
стационара в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством
РФ. Оно может быть обжаловано также непосредственно в суд по месту
нахождения указанного стационара.

Таким образом, законодатель определяет, что срок нахождения лица в
стационаре при производстве судебно-медицинской или
судебно-психиатрической экспертизы не должен превышать 30 дней.
Продление срока возможно до 60 дней, а в исключительных случаях – до 90
дней. Заметим, что в процессуальном законодательстве нет единого подхода
к исчислению сроков. В ГПК используют дни, месяцы, годы. В УПК принято
оперировать не днями, а часами, сутками, месяцами.

Представляется, что, поскольку время принудительного нахождения в
медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда засчитывается
в срок содержания обвиняемого (подозреваемого) под стражей (п. 3 ч. 10
ст. 109 УПК), предпочтительнее было бы унифицировать подход и внести в
ФЗ ГСЭД соответствующие изменения. Тем более что проблемы процессуальных
сроков детально регламентированы новым УПК.

Согласно ст. 128 сроки, предусмотренные УПК, исчисляются часами,
сутками, месяцами. При исчислении сроков месяцами не принимаются во
внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока. При
исчислении сроков нахождения в медицинском или психиатрическом
стационаре в них включается и нерабочее время. Срок, исчисляемый
сутками, истекает в 24 часа последних суток. Срок, исчисляемый месяцами,
истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не
имеет соответствующего числа, то срок оканчивается в последние сутки
этого месяца.

Нарушение сроков может быть обжаловано согласно ст. 19 УПК, как и
другие действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя,
следователя, прокурора и суда, участниками уголовного судопроизводства,
а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные
действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.
Жалоба может быть подана прокурору или в суд.

Прокурор (ст. 124 УПК) рассматривает жалобу в течение трех суток со дня
ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы
необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры,
допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается
заявитель. По результатам рассмотрения жалобы прокурор выносит
постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об
отказе в ее удовлетворении. Заявитель должен быть незамедлительно
уведомлен о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его
обжалования.

Поскольку решения и действия (бездействие), связанные с нарушением
сроков пребывания лица в медицинском стационаре, способны причинить
ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного
судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, они могут
быть обжалованы в суд по месту производства предварительного
расследования. Жалоба может быть подана в суд заявителем, его
защитником, законным представителем или представителем непосредственно
либо через дознавателя, следователя или прокурора.

Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и
решений дознавателя, следователя, прокурора не позднее чем через пять
суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием
заявителя и его защитника, законного представителя или представителя,
если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы
непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или
решением, а также с участием прокурора. Неявка лиц, своевременно
извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее
рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения
жалобы судом.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит
рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам,
разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в
судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие
явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется
возможность выступить с репликой.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих
постановлений:

1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего
должностного лица, связанного с нарушением сроков пребывания в
медицинском стационаре, незаконным или необоснованным и о его
обязанности устранить допущенное нарушение;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Копии постановления судьи направляются заявителю и прокурору.

Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия
и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать
орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор или судья.

В соответствии с ч. 2 ст. 10 УПК суд, прокурор, следователь, орган
дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно
помещенного в медицинский или психиатрический стационар.

Судебная экспертиза может и не потребовать длительного пребывания лица
в медицинском стационаре. О том, что дальнейшее пребывание лица в
медицинском учреждении не вызывается необходимостью, судебный эксперт
(руководитель медицинского учреждения) сообщает следователю. Выписка
лица из психиатрического стационара или больницы иного профиля без
разрешения лица, назначившего экспертизу, не производится, за
исключением случаев, когда суд (вышестоящий прокурор) предписал это,
сочтя недобровольное помещение лица в медицинское учреждение незаконным
или необоснованным.

Рассмотрим далее, какие гарантии прав и законных интересов лиц, в
отношении которых производится судебная экспертиза, предусматривает
законодатель HYPERLINK \l “sub_99191” *(191) .

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещаются
ограничение прав, обман, применение насилия, угроз и иных незаконных мер
в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится
судебная экспертиза.

Лица, в отношении которых производится судебно-медицинская или
судебно-психиатрическая экспертиза, обладают, согласно Конституции РФ
(ст. 21) и Основам законодательства об охране здоровья граждан,
определенными правами. Согласно ст. 30 Основ, а также согласно ст. 5
Закона РФ о психиатрической помощи пациент имеет право на:

1) уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и
обслуживающего персонала;

2) выбор врача, с учетом его согласия. При назначении судебной
экспертизы это право осуществляется как возможность ходатайствовать о
выборе эксперта или судебно-экспертного учреждения, а также заявлять
отвод эксперту;

3) обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих
санитарно-гигиеническим требованиям;

4) проведение по его просьбе консилиума и консультаций других
специалистов, т.е. ходатайство о назначении комиссионной или комплексной
экспертизы;

5) облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским
вмешательством, доступными способами и средствами;

6) сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской
помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при
его обследовании и лечении;

7) информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство;

8) получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии
своего здоровья, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента
может быть передана информация о состоянии его здоровья;

9) возмещение ущерба в случае причинения вреда его здоровью при
оказании медицинской помощи, в данном случае – производстве экспертизы;

10) допуск к нему адвоката или иного законного представителя для защиты
его прав. Так, согласно п. 4 ч. 3 ст. 49 УПК защитник допускается к
участию в уголовном деле, в том числе и с момента объявления лицу,
подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении
судебно-психиатрической экспертизы;

11) допуск к нему священнослужителя, а в больничном учреждении на
предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе
на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний
распорядок больничного учреждения.

Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами,
только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под
диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в
психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или
специального обучения не допускается. В случае нарушения прав пациента
он может обращаться с жалобой непосредственно к руководителю или иному
должностному лицу лечебно-профилактического учреждения, в котором ему
оказывается медицинская помощь, в соответствующие профессиональные
медицинские ассоциации и лицензионные комиссии либо в суд.

Ограничения прав лиц, в отношении которых производится судебная
экспертиза, допускаются только в пределах, обозначенных Конституцией и
процессуальным законодательством. Ограничением прав является уже само по
себе принудительное помещение в медицинское учреждение,
регламентированное соответствующими нормами УПК, что подробно
рассматривалось выше. При производстве судебных экспертиз живых лиц
могут понадобиться лабораторные исследования, для чего у этих лиц
необходимо отобрать кровь, некоторые иные выделения человека, образцы
волос и др. В исключительных случаях, при отказе предоставить образцы,
те из них, характер которых это допускает, могут быть получены
принудительно. Однако согласно ч. 2 ст. 202 УПК при получении образцов
для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные
для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. Для
получения от испытуемого лица сведений медицинского характера либо иных
сведений, необходимых для производства судебной экспертизы,
категорически не допускаются насилие, угрозы и подобные незаконные меры.

При производстве судебных экспертиз в отношении живых лиц запрещается
испытание новых лекарственных средств, методов диагностики, профилактики
и лечения болезней, а также проведение биомедицинских экспериментальных
исследований с использованием в качестве объекта лица, в отношении
которого производится судебная экспертиза. Тем самым законодатель
косвенно подтверждает указание ч. 3 ст. 29 Основ.

Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, вправе
давать эксперту объяснения, относящиеся к предмету данной судебной
экспертизы.

Свидания лица, помещенного в медицинский стационар, с его защитником,
законным представителем или иными представителями, допущенными к участию
в деле, организуются в условиях, исключающих возможность получения
информации третьими лицами. Лицо, в отношении которого производится
судебно-медицинская или судебно-психиатрическая экспертиза, является
участником уголовного или гражданского процесса, т.е. обвиняемым,
подозреваемым, потерпевшим, свидетелем, истцом, ответчиком, поэтому на
них распространяются все права участников процесса при назначении
экспертизы. Например, согласно п. 5 ч. 1 ст. 198 УПК подозреваемый,
обвиняемый, его защитник вправе присутствовать с разрешения следователя
при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту. В
данном случае имеется в виду, что право присутствовать предоставляется
защитнику, а подозреваемый и обвиняемый обязательно должны
присутствовать, поскольку экспертиза производится в отношении них.
Разъяснения могут касаться как самочувствия и состояния здоровья, так и
симптомов заболевания, характера лечения и проч.

При допросе эксперта ему не могут быть заданы вопросы, не относящиеся к
предмету данной судебной экспертизы и касающиеся сведений, полученных им
от лица, в отношении которого эта экспертиза осуществлялась. Во-первых,
постановка подобных вопросов противоречит процессуальному
законодательству, поскольку согласно ч. 2 ст. 205 УПК эксперт не может
быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с
производством судебной эк