.

Наумов В.Б. 2002 – Право и Интернет. Очерки теории и практики (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 5741
Скачать документ

Наумов В.Б. 2002 – Право и Интернет. Очерки теории и практики

Наумов В. Б.

Н34 Право и Интернет: Очерки теории и практики. — М.: Книж_

ный дом «Университет», 2002. — 432 с.: ил.

ISBN 5_8013_0155_0

Книга представляет собой отдельные очерки, в которых затраги_

ваются теоретические и практические аспекты проблем правового

регулирования сети Интернет в России. В качестве предмета для

анализа выбраны проблемы юрисдикции сети Интернет и ответ_

ственности информационных провайдеров, распространения мас_

совой информации и спама, защиты персональных данных при ра_

боте в сети Интернет; исследованы вопросы защиты авторских прав

и проанализирован статус доменного имени. В книге дан обзор ини_

циатив, связанных с регулированием сети Интернет в России, и рас_

смотрены предметная российская судебная практика и статус дока_

зательств в спорах, связанных с использованием сети Интернет.

Книга предназначена для практикующих юристов, журналистов,

студентов юридических факультетов и факультетов журналистики,

руководителей организаций всех форм собственности, аналитиков в

сфере информационных технологий и государственных служащих,

интересующихся или по долгу службы занимающихся вопросами

развития сети Интернет в России и за рубежом.

УДК 347:681.324 + 342.951:681.324

ББК 67.401 + 67.404 + 67.99(2)3

УДК 347:681.324 + 342.951:681.324

ББК 67.401 + 67.404 + 67.99(2)3

Н 34

Научный редактор

д. ю. н., проф. В. Б. Исаков

Рецензенты:

д. ю. н., проф. С. В. Запольский,

к. ю. н., проф. В. Н. Монахов

ISBN 5_8013_0155_0 © Наумов В. Б., 2002

От автора
………………………………………………………………
…………….. 5

Law and Internet: Essays on Theory and Practice. Naumov V. B. ………
7

Краткая характеристика ключевых проблем регулирования сети

Интернет
………………………………………………………………
………… 9

Обзор инициатив по регулированию сети Интернет в России ….. 24

Сайт как источник массовой информации
……………………………… 68

Спам: юридический анализ явления
………………………………………. 96

Персональные данные в сети Интернет
………………………………….. 113

Доменное имя и средство индивидуализации: антагонизм

и конвергенция
………………………………………………………………
.. 155

Защита авторских прав в сети Интернет
…………………………………. 199

Статус доказательств в спорах, связанных с использованием

сети Интернет
………………………………………………………………
…. 222

Методика юридической поддержки информационного проекта

в сети Интернет
………………………………………………………………
.. 239

Приложение 1. Краткий обзор законодательства Российской

Федерации в области информационных технологий

и телекоммуникаций до 2001 года
……………………………………… 266

Приложение 2. Российские инициативы в сфере

саморегулирования
………………………………………………………….. 280

Приложение 3. Российские судебные решения по спорам,

связанным с нарушением прав на средства индивидуализации

при регистрации и использовании доменных имен …………….. 291

Приложение 4. Российские судебные решения по спорам,

связанным с нарушением авторских прав при использовании

сети Интернет
………………………………………………………………
…. 365

Приложение 5. Internet and Russian Legal
Practice…………………….. 404

Приложение 6. Список материалов и сервисов сайта «Право

и Интернет» (www.russianlaw.net)
……………………………………….. 420

Сведения об авторе
………………………………………………………………
. 427

СОДЕРЖАНИЕ

Foreword
………………………………………………………………
………………. 5

Law and Internet: Essays on Theory and Practice. Naumov V. B. ………
7

Concise characteristics of key problems of Internet regulation
………… 9

Review of initiatives in Internet regulation in Russia
……………………… 24

Site as a source of public information
…………………………………………. 68

Spam: legal analysis of the
phenomenon……………………………………… 96

Personal data in Internet
………………………………………………………….. 113

Domain name and means of identity: antagonism and convergence….. 155

Copyright protection in Internet
……………………………………………….. 199

Status of evidences in litigations bound with use of Internet
……………. 222

Methodology of legal support of information projects in Internet
…….. 239

Appendix 1. Concise review of Russian legislation in the field of

information technologies and telecommunications till 2001 ………..
266

Appendix 2. Russian initiatives in self_regulation sphere
…………………. 280

Appendix 3. Russian court judgments on litigations bound with

infringement of rights to means of identity by registration and use

of domain names
………………………………………………………………
.. 291

Appendix 4. Russian court judgments on litigations bound

with copyright infringement in Internet use
…………………………….. 365

Appendix 5. Internet and Russian legal practice (in English)
…………… 404

Appendix 6. List of documents and services of site «Law and Internet

Research» —
www.russianlaw.net……………………………………………
420

Information about the author. List of the author’s publications on the

book’s subject.
………………………………………………………………
…… 427

CONTENTS

5

В настоящем исследовании рассмотрен ряд вопросов правового ре_

гулирования общественных отношений, связанных с использовани_

ем сети Интернет.

Помимо научно_исследовательских задач, при работе над книгой

ставились задачи придания части ее материалов характера справоч_

ных, а также создания системы юридических рекомендаций, которые

после их обязательной адаптации могли бы использоваться субъекта_

ми отношений в деятельности, связанной с сетью Интернет.

В данной работе ставился акцент на регулирование функциони_

рования сети Интернет в России, однако в качестве материала для

анализа использовались также иностранное законодательство в

сфере сети Интернет и предметная судебная практика. Одновремен_

но была предпринята попытка учесть в исследовании весьма успеш_

но зарекомендовавшие себя на Западе обширные инициативы в

сфере саморегулирования общественных отношений, связанных с

использованием информационных технологий и сети Интернет.

В качестве предмета для анализа в книге были выбраны ключе_

вые проблемы юрисдикции сети Интернет и ответственности ин_

формационных провайдеров, проблемы распространения массовой

информации и спама. Также в настоящей работе затронута пробле_

ма защиты персональных данных при работе в сети Интернет, ис_

следованы вопросы защиты авторских прав и проанализирован ста_

тус доменного имени.

В книге сделан обзор инициатив по регулированию сети Интернет

в России, а также в соответствующих разделах рассмотрена российс_

кая предметная судебная практика, связанная, в первую очередь, с

нарушением прав на объекты интеллектуальной собственности в сети

ОТ АВТОРА

Интернет, и исследован статус доказательств, полученных посред_

ством сети Интернет, в отечественных судебных прецедентах.

При работе над книгой остался не освещенным ряд важных воп_

росов регулирования использования сети Интернет, таких как: связ_

ность сетей и защита объектов промышленной собственности; не

рассматривались отдельно отношения в сфере электронной ком_

мерции — вопросы совершения сделок, налогообложения и прове_

дения расчетов в сети Интернет, защиты прав потребителей и рек_

ламы в сети Интернет, предметно не исследовался электронный

документооборот.

В последнем разделе книги приводятся методика юридической

поддержки информационного проекта в сети Интернет и разрабо_

танные на ее основе регламенты и правила использования ряда су_

ществующих отечественных сетевых проектов.

В раздел приложений включены: краткий обзор законодатель_

ства Российской Федерации в области информационных техноло_

гий и телекоммуникаций до 2001 года; тексты двух наиболее успеш_

ных российских инициатив в сфере саморегулирования; тексты

отечественных судебных решений по спорам, связанным с наруше_

нием прав на средства индивидуализации при регистрации и ис_

пользовании доменных имен, а также нарушением авторских прав

при использовании сети Интернет; обзор российской судебной

практики на английском языке.

Структура книги представляет собой совокупность отдельных

очерков, в рамках которых рассматриваются теоретические и прак_

тические проблемы, что позволяет ознакомиться с исследуемой

правовой проблематикой сети Интернет, выбирая интересующие

вопросы и пропуская информацию, не представляющую практичес_

кого интереса для читателя.

Научное издание

Наумов Виктор Борисович

ПРАВО И ИНТЕРНЕТ:

ОЧЕРКИ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Научный редактор Исаков В. Б.

Редактор Копылова И. Е.

Художник Шляхов Ф. В.

Компьютерная верстка Киреев В. А.

Сдано в набор 22.03.02. Подписано в печать 27.05.02.

Формат 60?88/16. Объем 27,0 п. л. Гарнитура «NewtonC».

Печать офсетная. Бумага офсетная. Тираж 6000 экз.

Заказ№

ООО «Книжный дом «Университет»

119234, г. Москва, а/я 587.

Тел./факс: (095) 939G40G36, 939G40G51.

EGmail: [email protected] Http://www.kdu.ru.

Отпечатано в РГУП «Чебоксарская типография № 1»

428019, г. Чебоксары, пр. И. Яковлева, 15.

Наумов В. Б.

Н34 Право и Интернет: Очерки теории и практики. — М.: Книж_

ный дом «Университет», 2002. — 432 с.: ил.

ISBN 5_8013_0155_0

Книга представляет собой отдельные очерки, в которых затраги_

ваются теоретические и практические аспекты проблем правового

регулирования сети Интернет в России. В качестве предмета для

анализа выбраны проблемы юрисдикции сети Интернет и ответ_

ственности информационных провайдеров, распространения мас_

совой информации и спама, защиты персональных данных при ра_

боте в сети Интернет; исследованы вопросы защиты авторских прав

и проанализирован статус доменного имени. В книге дан обзор ини_

циатив, связанных с регулированием сети Интернет в России, и рас_

смотрены предметная российская судебная практика и статус дока_

зательств в спорах, связанных с использованием сети Интернет.

Книга предназначена для практикующих юристов, журналистов,

студентов юридических факультетов и факультетов журналистики,

руководителей организаций всех форм собственности, аналитиков в

сфере информационных технологий и государственных служащих,

интересующихся или по долгу службы занимающихся вопросами

развития сети Интернет в России и за рубежом.

УДК 347:681.324 + 342.951:681.324

ББК 67.401 + 67.404 + 67.99(2)3

УДК 347:681.324 + 342.951:681.324

ББК 67.401 + 67.404 + 67.99(2)3

Н 34

Научный редактор

д. ю. н., проф. В. Б. Исаков

Рецензенты:

д. ю. н., проф. С. В. Запольский,

к. ю. н., проф. В. Н. Монахов

ISBN 5_8013_0155_0 © Наумов В. Б., 2002

От автора
………………………………………………………………
…………….. 5

Law and Internet: Essays on Theory and Practice. Naumov V. B. ………
7

Краткая характеристика ключевых проблем регулирования сети

Интернет
………………………………………………………………
………… 9

Обзор инициатив по регулированию сети Интернет в России ….. 24

Сайт как источник массовой информации
……………………………… 68

Спам: юридический анализ явления
………………………………………. 96

Персональные данные в сети Интернет
………………………………….. 113

Доменное имя и средство индивидуализации: антагонизм

и конвергенция
………………………………………………………………
.. 155

Защита авторских прав в сети Интернет
…………………………………. 199

Статус доказательств в спорах, связанных с использованием

сети Интернет
………………………………………………………………
…. 222

Методика юридической поддержки информационного проекта

в сети Интернет
………………………………………………………………
.. 239

Приложение 1. Краткий обзор законодательства Российской

Федерации в области информационных технологий

и телекоммуникаций до 2001 года
……………………………………… 266

Приложение 2. Российские инициативы в сфере

саморегулирования
………………………………………………………….. 280

Приложение 3. Российские судебные решения по спорам,

связанным с нарушением прав на средства индивидуализации

при регистрации и использовании доменных имен …………….. 291

Приложение 4. Российские судебные решения по спорам,

связанным с нарушением авторских прав при использовании

сети Интернет
………………………………………………………………
…. 365

Приложение 5. Internet and Russian Legal
Practice…………………….. 404

Приложение 6. Список материалов и сервисов сайта «Право

и Интернет» (www.russianlaw.net)
……………………………………….. 420

Сведения об авторе
………………………………………………………………
. 427

СОДЕРЖАНИЕ

Foreword
………………………………………………………………
………………. 5

Law and Internet: Essays on Theory and Practice. Naumov V. B. ………
7

Concise characteristics of key problems of Internet regulation
………… 9

Review of initiatives in Internet regulation in Russia
……………………… 24

Site as a source of public information
…………………………………………. 68

Spam: legal analysis of the
phenomenon……………………………………… 96

Personal data in Internet
………………………………………………………….. 113

Domain name and means of identity: antagonism and convergence….. 155

Copyright protection in Internet
……………………………………………….. 199

Status of evidences in litigations bound with use of Internet
……………. 222

Methodology of legal support of information projects in Internet
…….. 239

Appendix 1. Concise review of Russian legislation in the field of

information technologies and telecommunications till 2001 ………..
266

Appendix 2. Russian initiatives in self_regulation sphere
…………………. 280

Appendix 3. Russian court judgments on litigations bound with

infringement of rights to means of identity by registration and use

of domain names
………………………………………………………………
.. 291

Appendix 4. Russian court judgments on litigations bound

with copyright infringement in Internet use
…………………………….. 365

Appendix 5. Internet and Russian legal practice (in English)
…………… 404

Appendix 6. List of documents and services of site «Law and Internet

Research» —
www.russianlaw.net……………………………………………
420

Information about the author. List of the author’s publications on the

book’s subject.
………………………………………………………………
…… 427

CONTENTS

5

В настоящем исследовании рассмотрен ряд вопросов правового ре_

гулирования общественных отношений, связанных с использовани_

ем сети Интернет.

Помимо научно_исследовательских задач, при работе над книгой

ставились задачи придания части ее материалов характера справоч_

ных, а также создания системы юридических рекомендаций, которые

после их обязательной адаптации могли бы использоваться субъекта_

ми отношений в деятельности, связанной с сетью Интернет.

В данной работе ставился акцент на регулирование функциони_

рования сети Интернет в России, однако в качестве материала для

анализа использовались также иностранное законодательство в

сфере сети Интернет и предметная судебная практика. Одновремен_

но была предпринята попытка учесть в исследовании весьма успеш_

но зарекомендовавшие себя на Западе обширные инициативы в

сфере саморегулирования общественных отношений, связанных с

использованием информационных технологий и сети Интернет.

В качестве предмета для анализа в книге были выбраны ключе_

вые проблемы юрисдикции сети Интернет и ответственности ин_

формационных провайдеров, проблемы распространения массовой

информации и спама. Также в настоящей работе затронута пробле_

ма защиты персональных данных при работе в сети Интернет, ис_

следованы вопросы защиты авторских прав и проанализирован ста_

тус доменного имени.

В книге сделан обзор инициатив по регулированию сети Интернет

в России, а также в соответствующих разделах рассмотрена российс_

кая предметная судебная практика, связанная, в первую очередь, с

нарушением прав на объекты интеллектуальной собственности в сети

ОТ АВТОРА

Интернет, и исследован статус доказательств, полученных посред_

ством сети Интернет, в отечественных судебных прецедентах.

При работе над книгой остался не освещенным ряд важных воп_

росов регулирования использования сети Интернет, таких как: связ_

ность сетей и защита объектов промышленной собственности; не

рассматривались отдельно отношения в сфере электронной ком_

мерции — вопросы совершения сделок, налогообложения и прове_

дения расчетов в сети Интернет, защиты прав потребителей и рек_

ламы в сети Интернет, предметно не исследовался электронный

документооборот.

В последнем разделе книги приводятся методика юридической

поддержки информационного проекта в сети Интернет и разрабо_

танные на ее основе регламенты и правила использования ряда су_

ществующих отечественных сетевых проектов.

В раздел приложений включены: краткий обзор законодатель_

ства Российской Федерации в области информационных техноло_

гий и телекоммуникаций до 2001 года; тексты двух наиболее успеш_

ных российских инициатив в сфере саморегулирования; тексты

отечественных судебных решений по спорам, связанным с наруше_

нием прав на средства индивидуализации при регистрации и ис_

пользовании доменных имен, а также нарушением авторских прав

при использовании сети Интернет; обзор российской судебной

практики на английском языке.

Структура книги представляет собой совокупность отдельных

очерков, в рамках которых рассматриваются теоретические и прак_

тические проблемы, что позволяет ознакомиться с исследуемой

правовой проблематикой сети Интернет, выбирая интересующие

вопросы и пропуская информацию, не представляющую практичес_

кого интереса для читателя.

7

The present study considers a number of problems in the legal regulation

of public relations employing Internet in Russian Federation.

While working over the book except tasks of research a goal was set to

give a reference character to a part of its materials and, also, to
create a

system of legal advices that after their inevitable adaptation could be
used

by used by subjects of the relations in their activity employing
Internet.

This study is pointed to the legal regulation of Internet in Russia but
as

materials for the analysis were also taken the foreign Internet
legislation

and real court practice. In the same time, an attempt was entertained to

consider in the study the broad initiatives in self_regulation of public
rela_

tions using information technologies and Internet that have proved to be

very successful in the West.

The book takes for subject of analysis the key problems of Internet ju_

risdiction and responsibility of intermediate providers, problems in
publi_

cation of mass information and spam. This book touches, also, the prob_

lem of personal data protection while working in Internet, problems are

studied of copyright protection and the domain name status is analyzed.

The book makes a review of initiatives in regulation of Internet in Rus_

sia and, also, in appropriate sections, real Russian court practice is
consid_

ered, dealing, in the first place, with infringement of rights on
intellectual

property in Internet and the status of evidences, obtained by Internet,
in

domestic court precedents in studied.

While working over the book a number of important problems of Inter_

net use regulation were left beyond its scope, such as interconnections
of

networks and protection of industrial property objects; were not
specially

considered relations in the field of electronic commerce (bargain
negotia_

tion, taxation and Internet payments), customer rights protection and
ad_

LAW AND INTERNET:

ESSAYS ON THEORY AND PRACTICE

vertising in Internet, was not substantially studied the electronic
circula_

tion of documents.

In the final section of the book a methodology is given for the legal

support of the information project in Internet and developed on its base

regulations and rules for use of a number of available domestic network

projects.

There were included in the appendix: a short review of Russian legisla_

tion in the field of information technologies and telecommunication up
to

2001, tests of two of the most successful Russian initiatives in
self_regula_

tion, texts of domestic court judgments passed from the middle of 1999
to

beginning of 2002 on litigations resulting from infringement of
exclusive

rights to the means of identity by registration and use of domain names

and, also, copyright infringement in use of Internet.

Most of materials are given in Russian but the appendix contains an

sample review in English of Russian legal practice dedicated to use of
In_

ternet in Russia.

The book’s structure is built on a number of separate essays, in which

framework theoretic and practical problems are considered, what makes

possible to be acquainted with studied legal Internet problems, picking
out

interesting ones and leaving out information having no practical
interest

for a reader.

The book is intended for lawyers, students of legal departments, man_

agers of entities of all kids of property, analysts in the field of
information

technologies, state
????????????????????????????????????????????????????????????????????????

К ключевым проблемам правового регулирования общественных

отношений, возникающих в связи с использованием сети Интернет,

можно отнести три:

— проблему юрисдикции отношений в сети Интернет;

— проблему ответственности информационных провайдеров (по_

средников);

— проблему разработки и реализации инициатив в сфере саморегу_

ляции отношений в сети Интернет.

Они являются теми критериями, которые определяют состояние

решения любой проблемы в сфере правового регулирования инфор_

мационного пространства и сервисов сети Интернет.

Неслучайно по сути в первом международном соглашении, по_

священном регулированию отношений в сети Интернет — в Con_

vention on Cybercrime (ETS n: 185)1, подписанной 23 ноября 2001

года в Будапеште большинством стран_членов Совета Европы, а

также США и Японией2, определению юрисдикции посвящена от_

дельная статья3, а термин «провайдер»4 вcтречается в тексте Conven_

tion on Cybercrime повсеместно.

1 См. текст Конвенции по адресу http://conventions.coe.int/.

2 На начало февраля 2002 года Конвенция не была ратифицирована ни

одним из подписавших государств.

3 Art. 22.

4 Точнее, «service provider», которого Конвенция определяет как «any

public or private entity that provides to users of its service the
ability to communi_

cate by means of a computer system, and any other entity that processes
or stores

computer data on behalf of such communication service or users of such
service»

(Art.1c).

КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

КЛЮЧЕВЫХ ПРОБЛЕМ

РЕГУЛИРОВАНИЯ СЕТИ ИНТЕРНЕТ

10

В настоящем разделе будет дана краткая характеристика назван_

ных проблем. В последующих же разделах книги будут приводиться

всевозможные конкретные решения, определяющие регулирование

отношений с иностранными элементами, характер и степень ответ_

ственности лиц, оказывающих услуги по распространению, доступу

и размещению информации в сети Интернет, а также будут рассмат_

риваться предметные инициативы общественных и коммерческих

организаций, стремящихся в рамках механизмов саморегулирова_

ния упорядочить использование сети Интернет.

Любое государство и любой человек хочет быть хозяином в своем

доме. Для государств это естественное желание обеспечивается

принципами международного права, принципом государственного

суверенитета, заключающимся в верховенстве, самостоятельности и

независимости государственной власти, и принципомневмеша_

тельства во внутренние дела других государств. Для личности —

международным и национальным законодательством, гарантирую_

щим всем известные права человека и гражданина.

Последнее десятилетие глобальное информационное простран_

ство, существующее, в первую очередь, в виде сети Интернет и воз_

никшее в результате интернационализации общественных отноше_

ний и научно_технического прогресса, заставляет пересматривать

границы дома и объем прав и обязанностей хозяина. Кроме того,

часть пользователей, проповедуя «экстерриториальность» Сети,

декларирует свою независимость от государств и закона и борется за

свою «суверенную Сеть».

Как же выглядят информационные общественные отношения,

возникающие при использовании Интернета (в терминах отече_

ственного законодательства в сфере информатизации1)?

Упрощенно цепочку информационных общественных отношений в

терминах можно представить следующим образом: пользователь (по_

требитель) — информационный ресурс — собственник (владелец ре_

сурса)2. При этом в существующей общественно_правовой ситуации

1 Обзор такового законодательства приводится в Приложениях.

2 Федеральный Закон Российской Федерации от 20 февраля 1995 года

№24_ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» опре_

деляет данные понятия следующим образом:

11

каждый из элементов находится в сфере юрисдикции определенной

страны мира. Понимая, что для каждого элемента цепочки отношения

существует свой собственный правовой режим, имеем в общем случае

три варианта правового регулирования: регулирование отношений по

законодательству страны проживания пользователя, страны местона_

хождения ресурса и по законодательству страны собственника.

На самом же деле приведенная схема весьма условна и не учиты_

вает тот факт, что цепочка информационных общественных отно_

шений, выстраивающаяся в процессе использования Сети, имеет не

три, а минимум пять элементов (см. рис. 1), в число которых входят

лица, оказывающие услуги по доступу, размещению и распростране_

нию информации в сети Интернет и называемые информационны_

ми провайдерами (посредниками)1.

Рассмотренная многомерностьинформационных общественных

отношений вполне закономерно представляет собой источник рас_

тущего клубка общественно_правовых противоречий. Регулировать

эти противоречия и конфликты в связи с эксплуатацией Сети поль_

зователями, собственниками и хозяевами серверов хостинга из раз_

ных стран мира пытаются уже сейчас.

Основными источниками права, регулирующего общественные

отношения, являются международные договора, национальное за_

конодательство, судебная практика и обычаи, формирующиеся в

процессе реализации тех или иных общественных отношений.

«собственник информационных ресурсов, информационных систем, тех_

нологий и средств их обеспечения — субъект, в полном объеме реализующий

полномочия владения, пользования, распоряжения указанными объектами;

владелец информационных ресурсов, информационных систем, техно_

логий и средств их обеспечения — субъект, осуществляющий владение и

пользование указанными объектами и реализующий полномочия распоря_

жения в пределах, установленных Законом;

пользователь (потребитель) информации — субъект, обращающийся к

информационной системе или посреднику за получением необходимой ему

информации и пользующийся ею» (ст. 2 закона).

1 Следует обратить внимание на одну любопытную деталь: в определе_

нии понятия пользователя в ст. 2 закона «Об информации, информатиза_

ции и защите информации» упоминается термин «посредник», но далее ни

в этом акте, ни в других предметных законах сферы информатизации не

приводится ни определений, ни прав и обязанностей данного субъекта ин_

формационных отношений.

12

Рис. 1. Схема общественных отношений, возникающих в связи

с использованием сети Интернет

В настоящее же время несколько десятков стран имеют зачатки

национального законодательства, касающегося использования гло_

бального информационного пространства. Международные согла_

шения по этому вопросу отсутствуют, обычаи использования Сети

весьма противоречивы — а значит, спорных ситуаций становится

все больше, и постепенно формируется судебная практика по дан_

ным общественным отношениям. Нельзя сбрасывать со счетов и

геополитические интересыразличных стран. Одни из этих стран

еще не осознали значения всемирного информационного простран_

ства, другие стремятся распространить на него свое влияние, в част_

ности, пытаясь использовать свою систему права и свое законода_

тельство для разрешения конфликтов в Сети.

Для РФ ни один из перечисленных источников нельзя назвать

даже формирующимся. У нас масса пробелов и противоречий, свя_

занных с правовым регулированием Сети. Конечно, ряд норм содер_

жится в гражданском законодательстве1, в уголовном законодатель_

стве существует территориальный принцип, распространяющий

действие законов на всю территорию РФ, и принцип гражданства,

устанавливающий, в частности, уголовную ответственность граждан

РФ, совершивших преступное деяние за пределами РФ2. Тем не менее,

1 См. нормы вступившего в силу 1 марта 2002 года Раздела VI Части 3

Гражданского Кодекса Российской Федерации.

2 Соответственно, ч. 1 ст. 11 и ч. 1. ст. 12 Уголовного Кодекса
Российской

Федерации.

13

этих норм и принципов явно недостаточно для регулирования ин_

формационных процессов в Интернете.

В спорных ситуациях сталкиваются различные интересы и пра_

вовые системы, и возникает коллизия: какое право применять, в

чьем ведении находится тот или иной информационной процесс,

юрисдикция какого государства распространяется на те или иные

информационные общественные отношения?

В международном праве для ответа на эти вопросы существуют

так называемые коллизионные нормы. Они не разрешают вопрос

сами по себе, а лишь указывают на те нормы, которые должны быть

использованы в данной конкретной ситуации (например, lex loci

contractus — закон места совершения сделки, lex loci actus — закон

места совершения акта, lex patrie — закон гражданства, lex domini_

cilii — закон местожительства, lex rei sitae — закон местонахождения

вещи и т. д.).

В настоящее же время таковые нормы для Интернета отсутству_

ют, и международное информационное пространство пытаются «ос_

ваивать», используя подручные средства и национальные правовые

концепции. Можно заметить, что аналогичные процессы имели ме_

сто в первые десятилетия нашего века в сфере освоения воздушного

пространства, но, несомненно, темпы освоения, масштабы и потен_

циальные возможности Сетина фоне общего потенциала развития

планеты выглядят значительнее.

Судебная практика, трактующая и разрешающая проблему

юрисдикции Сети, сейчас относится главным образом к наиболее

доходным отраслям бизнеса в Сети — игорному и торговле инфор_

мацией «для взрослых» — и формируется в тех странах, которые уже

встали на путь правого регулирования Интернета, в первую очередь,

в США.

В 1996 году в деле «Штат Миннесота против Granite Gate Resorts,

Inc.» было вынесено решение о том, что ответчик, фирма из Нева_

ды, незаконно рекламировала жителям Миннесоты возможность

интерактивно делать ставки на сайте WagerNet, зарегистрированном

за пределами штата. На сайте утверждалось, что предлагаемые посе_

тителю действия разрешены законом. И суд решил, что сайт, дос_

тупный всему миру, а значит, и жителям Миннесоты, вводил поль_

зователей из этого штата в заблуждение.

14

Рис. 2. Дело World Interactive Gaming Corp., 1999

В том же году бизнесмен Таттило Эдириче (Tattilo Edirice) орга_

низовал на итальянских серверах два сайта, Playmen Pro и Playmen

Lite, предлагающих фотографии для взрослых, в том числе и из жур_

нала «Playboy». Названия обоих сайтов оказались сходны с зареги_

стрированным в США Playboy Enterprises, Inc. товарным знаком

«Playmen». Окружной суд штата Нью_Йорк постановил закрыть

сайты или закрыть доступ на них американским пользователям.

В июле 1997 года в штате Миссури были признаны виновными в

нарушении законов об азартных играх и о защите прав потребите_

лей компания Interactive Gaming and Communications Corp. (штат

Делавэр) и ее сотрудники, которые на сайте www.gamblenet.com

организовали игры в блэк_джек и рулетку и выдавали входной па_

роль лишь после предварительной оплаты. Суд обязал прекратить

запрещенный в Миссури вид деятельности.

Верховный суд штата Нью_Йорк, где игорный бизнес запрещен,

в конце июля 1999 года вынес решение по делу «Народ против World

Interactive Gaming Corp.». Ответчик, зарегистрированный в качестве

юридического лица в штате Делавэр, организовал Интернет_казино

на серверах, расположенных в Антигуа, и там же лицензировал свою

деятельность в сфере игорного бизнеса (см. рис. 2). Тем не менее,

решение было вынесено в интересах истца.

Суд в своем решении указал на следующее: для дела не имеет

значения, что в Антигуа известный род деятельности разрешен, а

15

значит, ответчик не нарушал местных законов; важно то, что акт

участия пользователя в игре происходил в штате Нью_Йорк и работа

с серверами в Антигуа осуществлялась с суверенной территории

штата. Таким образом, были нарушены и закон штата, и федераль_

ное законодательство об азартных играх. В ходе следствия по делу

было выяснено, что World Interactive Gaming Corp. получила в ре_

зультате своей деятельности 1,8 млн. долларов от 114 инвесторов, в

том числе от 14 граждан штата Нью_Йорк.

Указанный прецедент, провозглашающий верховенство законо_

дательства штата Нью_Йорк (пока лишь для американских компа_

ний) над законами любой другой страны, очень важен. Тем не ме_

нее, в США начинают понимать, что потенциальный доступ к сайту

посредством Интернета не порождает автоматически ответственно_

сти владельца сайта за несоблюдение закона какого_либо штата. Об

этом свидетельствуют решения суда по делам «Molnlycke Health Care

против Dumex Medical Surgical Products» и «Hurley против Cancun

Playa Oasis International Hotels», вынесенные соответственно в конце

августа и начале сентября 1999 года. Для наступления ответственно_

сти необходим непосредственный информационный контакт, по_

рождающий прямые фактические коммерческие отношения, суще_

ствование которых необходимо доказать.

Так, в деле «International Star Registry of Illinois против Bowman

Haight Ventures» суд признал факт 22 доказанных продаж через сайт

в сети Интернет достаточным для установления юрисдикции штата

Иллинойс для иностранной компании.

В Великобритании предприниматель Грэм Уоддон (Graham

Waddon) за организацию порносайта на сервере, расположенном в

США, получил 18 месяцев тюрьмы (см. рис. 3). Таким образом, воз_

ник национальный прецедент для регулирования отношений, свя_

занных с открытием информационных ресурсов за рубежом.

В деле компании Braintech Inc. (Ванкувер, Канада), которая осу_

ществляла свою деятельность в штате Техас, против Джона Костюка

(John Kostiuk) столкнулись правовые системы США и Канады. Ка_

надская апелляционная инстанция суда весной 1999 года отказалась

признать решение суда штата Техас по делу о диффамации и провозг_

ласила, что юрисдикция США не распространяется на информаци_

онное пространство Канады, где был организован ресурс ответчика.

16

Рис. 3. Дело Грэма Уоддона, 1999

На рис. 4 и 5 приведены две схемы, характеризующие еще два су_

дебных прецедента, имевших место ранее, в 1997 году: дело Atlanta’s

Georgia Institute of Technology1 и известное всем исследователям

юридической практики в области Интернет дело немецкого отделе_

ния провайдера CompuServe Inc.

Каковы же возможные пути решения проблемы юрисдикции ис_

пользования сети Интернет?

В первую очередь, это международные договора, определяющие

статус международного информационного пространства и фиксиру_

ющие соответствующие коллизионные нормы использования зако_

нодательства различных государств. Не панацеей, но временным вы_

ходом могут служить региональные многосторонние соглашения, а

также двусторонние договора о правовой помощи. Именно в них

нужно вкраплять коллизионные нормы, помогающие стабилизировать

международные информационные отношения. В идеале, необходима

1 Так называемое дело французского студенческого лагеря. Ресурс был

создан в Интернете студентами указанного института. Относился он к ис_

тории образования во Франции и находился непосредственно на террито_

рии французского государства. Пользователями его были французы, аме_

риканцы и, естественно, граждане других стран. Суд в Париже в 1997 году

принял решение, что несмотря на то, что собственниками ресурса являют_

ся американские граждане и американское юридическое лицо, так как он

расположен на территории Французской республики, указанное дело нахо_

дится в юрисдикции Франции. Поэтому владельцев сайта вынудили в силу

особенностей французского законодательства об использовании нацио_

нального языка перевести информацию о Франции на французский язык.

17

унификация норм национальных законодательств относительно

использования Сети (не во всех странах есть нормы, подобные ч. 4

ст. 15 Конституции РФ о верховенстве международных договоров).

Рис. 4. Дело Atlanta’s Georgia Institute of Technology, 1997

Рис. 5. Дело CompuServe Inc., 1997

Требуется соответствующее национальное информационное зако_

нодательство, чтобы не быть ни «открытыми на фоне всеобщей зак_

рытости», ни отгораживаться от всех железным занавесом. Конечно,

предварительно необходимо на государственном уровне решить, ка_

кова в принципе идеология использования информационного про_

странства и в рамках данного решения принять соответствующие

нормы.

18

Пока же, на фоне отсутствия соответствующих норм в российском

законодательстве владельцам ресурсов в сетиИнтернет, провайдерам,

другим лицам следует самостоятельно включать в соглашения по ис_

пользованию ресурсов и систем в сети Интернет соответствующие

нормы о применяемом праве.

Вернемся к схеме многомерных информационных отношений,

изображенной на рис. 1.

Регулирование этих отношений, помимо проблемы юрисдик_

ции, определяется специальным институтом ответственности ин_

формационных провайдеров.

Последних называют по_разному: ISP, ASP, владельцы служб ин_

формационных объявлений (от досок объявлений до Интернет_аук_

ционов), в европейском законодательстве в ходу термин «intermediary

service providers», в американской практике — on_line service provider,

provider of access, provider of the informational content.

В российских законопроектах употребляют термин «информаци_

онный посредник». Например, определяя его как «лицо, которое от

имени другого лица отправляет, получает или хранит электронные

документы или предоставляет другие услуги в отношении данных

документов»1.

Действия информационных провайдеров по оказанию услуг об_

ладают следующими свойствами. Провайдер не инициирует инфор_

мационные отношения, не выбирает содержание передаваемой ин_

формации и ее получателя, не влияет на содержание информации и

хранит таковую только в пределах времени, определяемого техничес_

кими стандартами и протоколами для нужд передачи информации.

Ответственность провайдеров базируется на том, что они име_

ют организационно_техническую возможность в любой момент

времени воздействовать на информационные общественные отно_

шения своих пользователей. Форма воздействия может быть до_

вольно разнообразной: от блокирования информационного обме_

на до информирования третьих лиц о содержании передаваемой

информации.

1 Соответствующие определения понятия «информационный посред_

ник» приведены в разделе « Обзор инициатив по регулированию сети Ин_

тернет в России».

19

В каком случае провайдер — владелец информационного ресурса

и/или информационной системы — несет ответственность за дей_

ствия лиц, которые воспользовались указанными ресурсами и/или

системами?

На этот счет существуют три основных подхода:

— провайдер несет ответственность за все действия пользователей,

вне зависимости от наличия у него, как у субъекта права, знания

о совершаемых действиях;

— провайдер не несет ответственности за действия пользователей в

том случае, если выполняет определенные условия, связанные с

характером предоставления услуг и взаимодействием с субъекта_

ми информационного обмена и лицами, чьи права нарушаются

действиями пользователей;

— провайдер не отвечает за действия пользователей.

Законодательства разных стран предлагают решение проблемы

ответственности провайдеров сообразно трем приведенным схемам

(для наглядности см. рис. 6). Если, например, в Китае и странах

Ближнего Востока принят первый подход, в США — третий (в по_

давляющем большинстве случаев провайдеры обладают иммуните_

том и не несут ответственности за действия своих пользователей), то

в Европе придерживаются второго подхода: наиболее детально ре_

шение проблемы ответственности проработано в европейской ди_

рективе по электронной коммерции1.

Директива устанавливает, что провайдер не несет ответственнос_

ти за передаваемую информацию в случае, если он не инициирует ее

передачу, не выбирает получателя информации и не влияет на цело_

стность передаваемой информации.

При этом допускается временное хранение передаваемой инфор_

мации для осуществления необходимых технических действий по ее

передаче. Также детализируются условия кэширования (ст. 13) и ут_

верждается, в частности, что провайдер не несет ответственности за

действия пользователей при предоставлении услуг хостинга, если он

не был осведомлен об их противозаконной деятельности и после по_

лучения информации прекратил размещение или доступ к инфор_

мации пользователей.

1 Directive on electronic commerce. Council of European Union. Brussels,

2000, 28 February. Раздел 4, статьи 12–15.

20

Рис. 6. Схема ответственности провайдера в разных странах

В настоящий момент в ряде стран мира приняты предметные за_

коны, касающиеся института ответственности провайдеров. Так, в

шведском законе, регулирующем ответственность владельцев досок

объявлений1, устанавливается, что таковые обязаны удалять сооб_

щения третьих лиц в том случае, если содержащаяся в сообщениях

информация нарушает ряд норм уголовного законодательства и

гражданского законодательства (в части авторского права).

При анализе иностранных судебных прецедентов (в первую оче_

редь, имевших место в США), можно заключить, что при отсут_

ствии предметной нормы в законе суд действует по_разному, но все_

гда обращает внимание на характер волеизъявления провайдера при

получении информации о нарушении прав третьих лиц посредством

функционирования его информационных ресурсов и систем.

Так в деле Religious Technology Center v. Netcom (США, 1995),

когда посредством службы телеконференций и доски объявления,

поддерживаемых ответчиком, в Сети пользователями последнего

были распространены материалы, авторские права на которые при_

надлежали истцу, и ответчик по требованию истца отказался уда_

лить данные материалы, суд не квалифицировал действия ответчика

как лица, непосредственно распространяющего чужие объекты ав_

торского права. При этом аргумент истца о том, что аппаратно_про_

граммное обеспечение ответчика действовало автоматически, также

1 Act (1998:112) on Responsibility for Electronic Bulletin Boards.

21

не был воспринят судом, подчеркнувшим, что ответчик не получал

от указанного режима функционирования какой_либо выгоды. Тем

не менее, суд указал, что отказ ответчика от прекращения распрост_

ранения материалов при достаточном объеме представленных в

претензии ответчику доказательств принадлежности авторских прав

истцу может быть квалифицирован как нарушение прав истца (к со_

жалению для науки, было заключено мировое соглашение).

В другом известном деле Playboy Enterprises v. Frena (США), от_

ветчик, владелец BBS, чья доска объявлений содержала размещен_

ные третьими лицами фотоматериалы истца и функционировала в

режиме открытого доступа, был признан виновным в нарушении

авторских прав.

В России проблема ответственности информационного провай_

дера за действия пользователей решалась главным образом в спорах,

связанных с регистрацией доменных имен (в делах kodak.ru, coca_

cola.ru, ntv.ru)1.

В споре ООО «Кодак» против РосНИИРОС (третье лицо —

А. Грундул) истец указывал на нарушение своих прав на фирменное

наименование при использовании доменного имени kodak.ru. Ис_

тец заявлял, что ответчик препятствовал реализации прав на фир_

менное наименование после того, как был поставлен в известность

об имеющемся, по мнению истца, факте нарушения прав путем ис_

пользования информационных услуг ответчика.

Но так как при третьем по счету рассмотрении дела в первой ин_

станции в октябре 1999 года место ответчика заняло третье лицо, ква_

лификации судом действий первого ответчика получено не было.

Резюмируя вышесказанное, можно утверждать, что проблема от_

ветственности провайдеров — это актуальный вопрос государствен_

ной политики по использованию сети Интернет. В зависимости от

того, как будет определена и регламентирована роль провайдеров в

информационных общественных отношениях в сети Интернет, воз_

можны разные пути развития сети Интернет.

Поэтому необходимо законодательное разрешение проблемы от_

ветственности информационных провайдеров. Предлагаемые в на_

1 См. раздел «Доменное имя и средство индивидуализации: антагонизм

и конвергенция».

22

стоящий момент нормы касаются только обмена информационны_

ми сообщениями и не затрагивают всех видов сетевых информаци_

онных услуг. При этом можно использовать схему и формулировки

ст. 18 «Рекомендаций по организации деятельности лиц в сфере

Интернет_коммерции в Российской Федерации», разработанные

рабочей группой по электронной коммерции Комитета по эконо_

мической политике и предпринимательству Государственной Думы

Федерального Собрания РФ:

«Информационный провайдер не несет ответственности за неза_

конные действия лиц, использующих его услуги, в случае отсут_

ствия информации об указанных действиях или отсутствия возмож_

ности своевременно и достоверно выявить и/или квалифицировать

указанные действия.

Информационный провайдер не несет ответственности за дей_

ствия лиц, использующих его услуги и нарушивших обычаи делово_

го оборота в сфере использования сети Интернет, если иное не пре_

дусмотрено законом или договором.

Информационный провайдер несет ответственность за модифи_

кацию и задержку передачи информации, если иное не предусмот_

рено законом или договором.

Информационный провайдер несет ответственность за неполное

или недостоверное ознакомление пользователей сети Интернет об

условиях использовании и существенных особенностях функциони_

рования его информационных ресурсов».

Представляется целесообразным, чтобы сами информацион_

ные провайдеры обратили внимание на детальные ограничитель_

ные (с исчерпывающим перечнем возможностей) описания соб_

ственных услуг по использованию информационных ресурсов и

систем.

Кроме этого, при взаимодействии с клиентами провайдеры с

целью добросовестного описания своих услуг должны предлагать

пользователям схемы регулирования вопросов, касающихся кон_

фиденциальности действий пользователей, времени и условий

хранения промежуточной (служебной) информации, условий дос_

тупа к лог_файлам и механизмов обеспечения доказательств при

спорах провайдера и/или пользователя с третьими лицами.

Последняя ключевая проблема регулирования сети Интернет

относится к разработке и реализации инициатив в сфере саморегу_

ляции. Не анализируя подробно данную проблему, а адресуя чита_

теля к последующим разделам книги, нужно заметить, что в связи

с объективной сложностью и «хрупкостью» отношений, связанных

с использованием информационных технологий, а также в связи с

инерцией государственного регулирования, в ряде случаев с зада_

чей защиты интересов субъектов информационных отношений в

сети Интернет лучше всего справляются именно посредством ини_

циатив в сфере саморегулирования, что будет показано далее.

24

WWW.

Целью настоящего обзора является создание у читателя представле_

ния о процессе регулирования сети Интернет в России и о станов_

лении и развитии соответствующих организационных и научных

идей и концепций.

В нем предпринята попытка рассмотреть как успешные, так и за_

вершившиеся фиаско, но тем не менее оставившие значительный

след в общественно_политической жизни, юридической науке и ис_

тории, отечественные инициативы регулирования общественных от_

ношений, складывающихся в связи с использованием сети Интернет.

Помимо предметных документов, посвященных исключительно

сети Интернет, упоминаются нормативно_правовые акты и проекты,

относящиеся к регулированию сходных общественных отношений в

сфере использования информационных технологий, электронного

документооборота и электронной коммерции, защитыинформаци_

онных прав, а также развития сетевых средств массовой информации.

Характеризуя методику составления обзора, необходимо отме_

тить следующее:

— в основном в обзоре упоминаются проекты нормативно_право_

вых актов федерального уровня, разработанные в системе орга_

нов государственной власти;

— весь период истории регулирования сети Интернет в России раз_

бит на два этапа (1999–2000 годы и 2001 год), внутри которых

хронология событий может быть нарушена, в частности, для

группировки инициатив по предметным сферам отношений;

— анализ и оценка большинства норм и проектов предлагаемых за_

конов минимальны, дабы избежать повторов в связи с раскрыти_

ем тех или иных проблем в последующих разделах;

ОБЗОР ИНИЦИАТИВ ПО РЕГУЛИРОВАНИЮ

СЕТИ ИНТЕРНЕТ В РОССИИ

25

— в обзоре значительный акцент делается на фактологическую со_

ставляющую;

— не рассматривается история и уроки судебной практики;

— подавляющее большинство рассматриваемых документов доступ_

но в сети Интернет1, однако некоторые инициативы хоть и не яв_

лялись секретными, но опубликованы не были.

Относительно последнего тезиса можно позволить себе обратить

внимание на следующую закономерность: значительная часть про_

ектов нормативно_правовых актов, касающихся сети Интернет, вна_

чале публиковалась в электронном виде на тех или иных сайтах или

направлялась в предметные списки рассылки. С одной стороны, ис_

пользование сети Интернет как «первоисточника» позитивно — за_

действованы новые технологии публикации и новые методы сбора и

обработки информации об общественном мнении, с другой — дан_

ный подход нельзя назвать абсолютно адекватным и корректным,

поскольку при публикации проекта нормативно_правового акта

всегда должен использоваться официальный аутентичный текст и

должны указываться сведения об авторах, разработчиках и других

субъектах нормотворческих инициатив.

С большой степенью достоверности можно утверждать, что исто_

рия регулирования российской сети Интернет берет свое начало в

1999 году, когда появились первые проекты федеральных законов и

подзаконных актов о сети Интернет.

Первым из них в 1999 году стал проект № 99033755_2 Федераль_

ного Закона «Об информатизации банковской системы Российской

Федерации с использованием мировой информационной сети Ин_

тернет», предложенный депутатом Государственной Думы Россий_

ской Федерации В. В. Жириновским. Одна из целей закона заклю_

чалась в «создании правовых предпосылок для информатизации

российской банковской системы с использованием мировой ин_

формационной сети Интернет» (ст. 1).

Согласно данному законопроекту, «каждый российский банк,

иностранный банк или филиал иностранного банка, зарегистриро_

ванный в России», был обязан иметь представительство в «инфор_

1 См., например: http://www.libertarium.ru/libertarium/gov_regul,
http://

www.isn.ru/zakon, http://www.medialaw.ru/,
http://www.russianlaw.net/law/law.htm.

26

мационной системе WWW во всемирной информационной сети Ин_

тернет с открытым доступом (web_сайт) с соответствующим домен_

ным именем вида «(сокращенное или условное название банка) —

monbank», где monbank есть сокращение от «monetary bank (денеж_

ный банк)» (ст. 2 и 3 законопроекта).

В ст. 6 законопроекта приводились требования, касающиеся ин_

формационной структуры банковского представительства в сети Ин_

тернет. Вся информация на банковском информационном ресурсе

делилась на обязательную, факультативную и рекламную, для каждо_

го из указанных видов в законопроекте предлагались определенный

правовой режим и требования к составу публикуемых сведений.

Также в проекте предусматривалось предоставление банкам воз_

можности оказывать провайдерские и «электронно_почтовые» услу_

ги. Кроме этого, предлагались весьма радикальные решения в сфере

развития электронных платежей в сети Интернет:

«Запрещается использование сети Интернет для межбанковских

денежных коммуникаций» (ст. 14);

«В подсети Интернет с доменным именем первого уровня «ru»

запрещается использование специальных сетевых платежных

средств» (ст. 15);

«Российским банкам и иным финансовым организациям, заре_

гистрированным в России, запрещается принимать к исполнению

платежные требования на основе информации, полученной по сети

Интернет» (ст. 16).

Прогрессивная норма содержалась в ст. 18, которая предлагала

«с целью рассмотрения споров при осуществлении коммерческой

деятельности в сети Интернет создать Интернет_арбитраж, решения

которого в подсети с доменным именем первого уровня «ru» явля

ются обязательными для исполнения».

Одновременно с разработкой национального законодательства

началась работа над законодательством стран СНГ, в частности, в

близкой к сети Интернет по тематике сфере защиты информацион_

ных прав граждан: на четырнадцатом пленарном заседании Меж_

парламентской ассамблеи государств_участников СНГ Постановле_

нием № 14_19 от 16 октября 1999 года был принят Модельный закон

«О персональных данных», целью которого являлась «защита прав

человека в отношении его персональных данных и операций с

27

ними, определение правового режима использования персональных

данных и функций их держателей»1.

Летом 1999 года в Арбитражном суде г. Москвы было рассмотре_

но первое дело, связанное с отношениями, складывающимися в

сети Интернет, — о домене mosfilm.ru2. В конце лета началась слож_

ная и длительная борьба в суде за домен kodak.ru. В декабре 1999

года тот же суд в первой инстанции рассмотрел первый спор о нару_

шении авторских прав, связанный с публикацией в книжном изда_

нии материалов с сайта promo.ru.

Конец 1999 года — начало 2000 года были ознаменованы появле_

нием двух документов, ставших предметом первого бурного обсуж_

дения в среде специалистов, профессионально занимающихся пост_

роением и развитием сети Интернет: в сети были опубликованы

проект Положения «О порядке выделения и использования домен_

ных имен в российском сегменте сети „Интернет“» и проект Поста_

новления Правительства РФ «О регистрации сетевых СМИ» с тек_

стом соответствующего Положения.

Положение «О порядке выделения и использования доменных

имен в российском сегменте сети „Интернет“» предлагалось издать

от имени Председателя Правительства Российской Федерации и рас_

пространить на всех физических и юридических лиц, независимо от

государственной принадлежности и гражданства. В Положении сле_

дующим образом определялись основные предметные понятия:

«IP_адрес — адрес, определяющий место расположения инфор_

мации в сети „Интернет“, выраженный в цифровой форме. IP_адрес

состоит из разделенных точками четырех цифровых полей (напри_

мер, 194.138.115.20).

Доменное имя — символьное представление IP_адреса (напри_

мер, www.infoart.ru).

Зона .RU — совокупность доменных имен, выделенных для рос_

сийского сегмента сети „Интернет“.

Сайт в сети „Интернет“ — структурированный набор информа_

ции, имеющий IP_адрес и дополнительно доменное имя.

1 Данный акт подробно проанализирован в разделе «Персональные дан_

ные в сети Интернет».

2 Доменная судебная практика рассмотрена в разделе «Правовой статус

доменных имен».

28

Официальный сайт в сети „Интернет“ — сайт юридического лица,

содержащий его наименование и реквизиты» (п. 1 Положения).

В п. 2.1 указывалось, что доменное имя официального сайта юри_

дического лица является его обязательным реквизитом, а в п. 2.2.

предписывалось перечисленным в п. 2.1. юридическим лицам в срок

до 31 декабря 2000 года «разместить по своему адресу в „Интернет“

официальные сайты». Согласно п. 2.7 ответственность за достовер_

ность информации, размещенной на сайтах в российском сегменте

сети Интернет: несли для официальных сайтов юридических лиц —

руководитель предприятия, а для сайтов физических лиц — физичес_

кое лицо, зарегистрировавшее доменное имя.

Кроме того, предлагалось создать особую категорию доменных

имен — с использованием слов и/или словосочетаний, имеющих го_

сударственное, историческое, культурное или иное особое значе_

ние1. Таким доменным именам присваивался статус «Особых До_

менных Имен (ОДИ)». Также вводилась категория «Регистратуры

Доменных Имен (РДИ)», являющейся базой данных, содержащей

сведения обо всех доменных именах российского сегмента сети Ин_

тернет. Все права собственности на информацию баз данных РДИ

должны были принадлежать Российской Федерации (п. 3.1, 3.2).

Положение возлагало обязанности по координации и контролю

за деятельностью по выделению и использованию доменных имен

в российском сегменте сети Интернет совместно на Министерство

Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и

средств массовых коммуникаций и Государственный Комитет Рос_

сийской Федерации по телекоммуникациям.

В проекте Постановления Правительства Российской Федера_

ции «О государственной регистрации средств массовой информа_

ции, использующих для распространения информации глобальные

информационные сети („сетевых СМИ“)» предлагалось «распро_

странить регистрационный порядок деятельности учрежденных в

Российской Федерации средств массовой информации, установлен_

ный ст. 8 указанного Федерального закона, на средства массовой

информации, использующие для распространения информации

1 В качества примера таковых в п. 2.8 Положения приводились
www.russia.ru,

www.president.ru, www.kulikovopole.ru, www.lermontov.ru.

29

сеть Интернет и иные глобальные информационные сети (далее —

«сетевые СМИ»)»1.

В п. 5 Постановления предлагалось признать, что «на лиц, разме_

щающих информацию в Интернете и иных глобальных информаци_

онных сетях, распространяются требования Федерального закона

«О средствах массовой информации», с учетом особенностей, уста_

новленных настоящим Постановлением в части регистрации сете_

вых СМИ».

Важная норма содержалась в п. 9, согласно ей в целях обеспечения

доказательств редакция сетевого СМИ обязана сохранять копии ин_

формационных и иных сообщений и материалов на протяжении не

менее одного года с момента первоначального размещения таких со_

общений и материалов.

Проблему ответственности провайдеров предлагалось решать пу_

тем разработки и введения в действие порядка, предусматривающего

обязанность операторов связи прекращать (или приостанавливать)

оказание соответствующих услуг клиентам, деятельность которых в

качестве сетевых СМИ прекращена (или, соответственно, приоста_

новлена) (п. 11 Постановления).

В соответствии с Постановлением утверждалось Положение

«О порядке регистрации средств массовой информации, действую_

щих в глобальных информационных сетях („сетевых СМИ“)», кото_

рое предлагалось вести в действие с 1 января 2000 года. Российские

организации и граждане, использующие Интернет и иные гло_

бальные информационные сети для распространения продукции

средств массовой информации, обязаны были произвести регистра_

цию принадлежащих им сетевых СМИ в срок до 30 июня 2000 года

включительно. После указанного срока деятельность сетевых СМИ

без регистрации запрещалась.

В указанном Положении под сетевым средством массовой ин_

формации понималась «размещаемая в электронной форме в Ин_

тернете (и сетях) совокупность периодически обновляемых ин_

формационных сообщений и материалов, предназначенных для

неопределенногокруга лиц» (п. 2.1). Интернет определялся как

1 Статья 8 закона «О средствах массовой информации» содержит нормы

о регистрации СМИ.

30

«глобальная информационная сеть общего доступа, объединяющая

по протоколу межсетевого взаимодействия с тем же названием тех_

нические (компьютерные) устройства и сети поставщиков инфор_

мационных ресурсов и информационных услуг, иных лиц и органи_

заций (включая операторов связи)» (п. 2.5). В остальном, проект

детально описывал процедуру регистрация сетевого средства массо_

вой информации1 .

В начале 1999 года появилось первое упоминание сети Интернет

как предмета регулирования в акте субъекта Российской Федера_

ции — 12 марта 1999 года был принят Закон Республики Калмыкия

№13_II_З «О развитии игорного бизнеса в Республике Калмыкия»,

установивший правовые основы деятельности по организации

игорного бизнеса на территории республики. В данном законе при_

водится следующее определение:

«Интернет_казино означает совокупность программного обеспе_

чения, размещенного на компьютерном сервере или ином устройстве

с возможностью доступа через сети общего пользования (включая

Интернет), основой которого является программа, позволяющая

пользователям сети делать ставки, фиксируемые программой, и уз_

навать через компьютерную сеть результаты игры. При этом оплата

ставки и выигрыша может производиться как обычными средства_

ми платежа, так и с помощью платежных систем, предполагающих

передачу данных через компьютерную сеть. Если иное прямо не

указано, Интернет_казино включается в термин „игорное заведе_

ние“ по тексту закона, а в целях определения ставки налога на игор_

ный бизнес признается „игровым автоматом“» (ст. 1 закона).

В ст. 8. того же закона решается проблема юрисдикции регулиру_

емых отношений:

«Интернет_казино считается находящимся на территории Рес_

публики Калмыкия, а обладатель надлежаще оформленного права

на содержание Интернет_казино — осуществляющим деятельность

по организации игорного бизнеса на территории Республики Кал_

мыкия, если Интернет_казино расположено на компьютерном сер_

вере или ином устройстве, находящемся на территории Республики

1 Подробнее о проблеместатуса сетевого СМИ см. в разделе «Ресурсы в

сети Интернет и законодательство о СМИ».

31

Калмыкия, либо если права на Интернет_казино закреплены за об_

ладателем надлежаще оформленного права на содержание Интер_

нет_казино, находящимся на территории Республики Калмыкия, а

именно, договор с лицом, предоставляющим услуги по доступу к

компьютерной сети, позволяющий разместить программный ком_

плекс на компьютерном сервере или ином устройстве, заключен

непосредственно обладателем надлежаще оформленного права на

содержание Интернет_казино, находящимся на территории Рес_

публики Калмыкия» (п. 1 ст. 8).

1 марта 1999 года, одновременно с возникновением у государства

интереса к регулированию предметных отношений в сети Интернет,

Открытый Форум Интернет_Сервис_Провайдеров (ОФИСП), со_

зданный для «объединения представителей Интернет_Сообщества

русскоязычной части Internet с целью совместного решения общих

для всего Интернет_Сообщества задач» разработал «Нормы Пользо_

вания Cетью»1 , положив начало формированию процессов саморе_

гуляции отношений в сети Интернет в России.

Суть и принципы документа описываются в его преамбуле:

«Сеть Интернет представляет собой глобальное объединение

компьютерных сетей и информационных ресурсов, принадлежащих

множеству различных людей и организаций. Это объединение яв_

ляется децентрализованным, и единого общеобязательного свода

правил (законов) пользования сетью Интернет не установлено. Су_

ществуют, однако, общепринятые нормы работы в сети Интернет,

направленные на то, чтобы деятельность каждого пользователя сети

не мешала работе других пользователей. Фундаментальное положе_

ние этих норм таково: правила использования любых ресурсов сети

Интернет (от почтового ящика до канала связи) определяют вла_

дельцы этих ресурсов и только они.

Настоящий документ описывает общепринятые нормы работы в

сети Интернет, соблюдение которых является обязательным для

всех пользователей. Действие этих норм распространяется на поря_

док использования ресурсов Сети. Здесь и далее словом Сеть обо_

значены сеть Интернет и доступные из нее другие сети».

1 Информация о деятельности ОФИСП доступна по адресу http://

www.ofisp.org/. Сам документ опубликован по адресу http://www.ofisp.org/

documents/ofisp_005.html.

32

В «Нормах Пользования Сетью» уделяется внимание, в частно_

сти, следующим аспектам: ограничение на «информационный шум»

(спам)1 , запрет несанкционированного доступа и сетевых атак, со_

блюдение правил, установленных владельцами ресурсов, недопусти_

мость фальсификации идентифицирующих пользователя сведений

(в случае, если использование таковых требуется от пользователя).

В настоящий момент ряд российских провайдеров включили нор_

мы, разработанные ОФИСП, в свою договорную базу, что позволяет

говорить об определенном успехе предпринятого начинания.

Зима и весна 2000 года проходили под знаком активной разра_

ботки проектов закона, имеющего исключительным предметом ре_

гулирования сеть Интернет.

Первая рабочая версия была разработана специалистами второго

и третьего состава Комитета по информационной политике Государ_

ственной Думы Российской Федерации и имела название «О регули_

ровании российского сегмента сети Интернет (Об использовании

глобальных общедоступных информационно_телекоммуникацион_

ных сетей, Об обмене документами в российском сегменте сети Ин_

тернет)».

Согласно ст. 1, «закон направлен на создание правовых основ ис_

пользования глобальных общедоступных информационно_телеком_

муникационных сетей органами государственной власти и органами

местного самоуправления Российской Федерации, юридическими и

физическими лицами, находящимися на территории Российской Фе_

дерации».

Интересны определения, предлагаемые в законе:

«глобальная общедоступная информационно_телекоммуникаци_

онная сеть (интерсеть) — совокупность автоматизированных инфор_

мационных систем, связанных единой трансграничной телекомму_

никационной сетью (Интернет, BBS и другие общедоступные сети)»;

«российский сегмент интерсети — совокупность адресов в ин_

терсети, подпадающих под юрисдикцию Российской Федерации»;

«информационный посредник — владелец информационного

ресурса интерсети, предоставляющий на своем информационном

1 Подход ОФИСП и других организаций и органов к проблеме спама

рассмотрен в разделе «Спам: юридический анализ».

33

ресурсе возможность обращения к другому информационному ре_

сурсу интерсети, или лицо, предоставляющее услуги по поддержа_

нию информационного ресурса интерсети на принадлежащих ему

средствах или по постоянному хранению информации, или лицо

предоставляющее телекоммуникационную услугу и/или информа_

ционную услугу»;

«электронный почтовый ящик — комплекс программно_техни_

ческих средств, использующий уникальный номер (электронный

почтовый адрес) для отправки или получения сообщений с исполь_

зованием интерсети»;

«незапрошенная информация — информация в виде сообщения,

посланного с использованием электронной почты владельцу почто_

вого ящика без запроса или предварительного согласия владельца

почтового ящика»;

«персональные данные — зафиксированная на материальном но_

сителе информация о конкретном человеке, отождествленная с конк_

ретным человеком, позволяющая идентифицировать этого человека

прямо или косвенно, в частности, посредством ссылки на идентифи_

кационный номер или на один или несколько факторов, специфич_

ных для его физической, психологической, ментальной, экономичес_

кой, культурной или социальной идентичности. К персональным

данным относятся: биографические и опознавательные данные, лич_

ные характеристики, сведения о семейном положении, социальном

положении, образовании, навыках, профессии, служебном положе_

нии, финансовом положении, состоянии здоровья и прочее».

Проблема ответственности информационного провайдера (по_

средника) решалась в п. 2 и 3 ст. 4 проекта:

«Если услуга информационного посредника состоит в предостав_

лении телекоммуникационной услуги, информационный посред_

ник не несет ответственности за содержание информации, распрос_

траняемой посредством интерсети в интересах третьей стороны при

условии, что он:

— не инициирует передачу информации;

— не выбирает получателя информации;

— не отбирает и не изменяет передаваемую информацию» (п. 2).

«Если информационный посредник оказывает услугу по посто_

янному хранению информации, он несет ответственность за содер_

34

жание хранимой информации, распространение которой запреще_

но законом, если им не предпринятынеобходимые шаги по удале_

нию информации или блокированию доступа к ней» (п. 3).

Также в законопроекте, в частности, предлагалось урегулировать

распространение незапрошенной информации посредством элект_

ронной почты и вопросы защиты персональных данных. Кроме этого,

в проекте содержались нормы, связанные с осуществлением договор_

ных отношений посредством интерсети (гл. V). Они включали в себя

требования к содержанию публичной оферты, распространяемой че_

рез интерсеть, и к содержанию договора, заключаемого посредством

интерсети, регламентировали процедуру заключения договора.

Второй вариант предметного закона о сети Интернет был подго_

товлен в рамках ОФИСП М. Якушевым. Разработанный вариант

имел название «О государственной поддержке развития сети „Интер_

нет“ в Российской Федерации» и был взят за основу при разработке

очередной версии — проекта Федерального Закона «О государствен_

ной политике Российской Федерации по развитию и использованию

сети Интернет», который был представлен 18 мая 2000 года на Пар_

ламентских слушаниях «О правовом регулировании использования

сети Интернет в Российской Федерации».

В данной, третьей, версии законопроекта указывалось, что он

«закрепляет правовые основы государственной политики в отноше_

нии развития и использования глобальной информационно_теле_

коммуникационной сети Интернет в Российской Федерации; опре_

деляет принципы нормативного регулирования соответствующих

общественных отношений в Российской Федерации; устанавливает

общий порядок разработки, принятия и применения правовых ак_

тов, реализующих государственную политику Российской Федера_

ции по развитию и использованию сети Интернет» (п. 1 ст. 1).

Юрисдикцию отношений в рамках этой версии предлагалось оп_

ределять следующим образом:

«Действие настоящего Федерального закона распространяется

на отношения, связанные с разработкой, принятием и применени_

ем правовых актов, реализующих государственную политику Рос_

сийской Федерации в отношении пользователей и операторов сети

Интернет, находящихся на территории Российской Федерации»

(п. 3. ст. 1).

35

Перечень определений, как и количествопредлагаемых норм,

был резко сокращен и ограничивался несколькими дефинициями.

В частности, сеть Интернет рассматривалась как «совокупность об_

щедоступных информационно_телекоммуникационных сетей, вза_

имодействие между которыми обеспечивается применением межсе_

тевого протокола с одноименным названием» (ст. 2).

Помимо нормы о направлениях и характере государственной поли_

тики Российской Федерации в отношении сети Интернет законопроект

содержал принципы регулирования отношений, связанных с использо_

ванием сети Интернет, которые были перечислены в ст. 4 и состояли в:

1) обеспечении прав и свобод граждан, установленных Консти_

туцией Российской Федерации;

2) учете особенностей построения и развития сети Интернет,

включая применяемые технические и организационные нормы и

правила, а также сложившиеся в сообществах операторов и пользо_

вателей сети Интернет правила и обычаи, не противоречащие зако_

нодательству Российской Федерации;

3) нераспространении методов правового регулирования на

организационные и технологические аспекты развития и функцио_

нирования сети Интернет, не затрагивающие установленные зако_

нодательством Российской Федерации права и интересы личности,

общества и государства;

4) обязательности внесения изменений и дополнений в действующие

нормативные правовые акты (включая отмену их отдельных положе_

ний), требуемые для приведения их в соответствие с целями государ_

ственной политики Российской Федерации в отношении сети Интернет.

Согласно законопроекту, «операторы сети Интернет, обеспечи_

вающие доступ к информационным ресурсам и средствам информа_

ционного обмена, не несут ответственности за содержание инфор_

мации, распространяемой через сеть Интернет их пользователями,

если в их договорах с пользователями не предусмотрено иное»

(ст. 5), что предоставило бы первым важный иммунитет при регули_

ровании информационных отношений.

Нужно отметить, что помимо трех рассмотренных инициатив

имели место еще несколько. В частности, депутатом С.Ю. Глазьевым

в марте 2000 года был подготовлен и представлен в Государственную

Думу законопроект «О внесении дополнений в Федеральныйзакон

36

„Об информации, информатизации и защите информации“», по ко_

торому предлагалось дополнить известный закон статьей 31 следую_

щего содержания:

«Деятельность в глобальной сети Интернет физических и юриди_

ческих лиц, находящихся под юрисдикцией Российской Федера_

ции, регулируется исключительно и непосредственно Федеральны_

ми законами и нормами международного права».

Осенью 2000 года депутатами Государственной Думы А. Н. Шо_

хиным и П. А. Медведевым был предложен к рассмотрению проект

Федерального Закона «О предоставлении электронных финансовых

услуг». В качестве предмета регулирования в проекте указывались

«отношения, возникающие при предоставлении банковских, страхо_

вых услуг, услуг на рынке ценных бумаг, а также иных финансовых ус_

луг с использованием компьютерных информационных систем и дру_

гих технологических средств (далее — электронные финансовые

услуги) и обменом документами, подписанными аналогами соб_

ственноручной подписи (далее — документы по сделкам), осуще_

ствляемым посредством телефонной, электронной и иной связи,

позволяющей достоверно установить, что документ исходит от над_

лежащей стороны» (ст. 1).

В законе предлагались, в частности, определения понятий: «ав_

томатически предоставляемые электронные финансовые услуги»,

«организатор системы электронных финансовых услуг», «информа_

ционный посредник»1, указывались основания для предоставления

1 «Автоматически предоставляемые электронные финансовые услуги —

электронные финансовые услуги, предоставление которых не требует фи_

зического участия (вмешательства) лиц, которые используют (которым

принадлежат) средства электронных финансовых услуг» (ст. 2).

«Организатор системы электронных финансовых услуг (далее — орга_

низатор системы) — юридическое лицо, предоставляющее на основании

соответствующей лицензии финансовые услуги клиентам и использующее

для этого средства предоставления электронных финансовых услуг. Поло_

жения настоящего Федерального закона распространяются также на инди_

видуальных предпринимателей, предоставляющих на основании соответ_

ствующей лицензии финансовые услуги» (ст. 2).

«Информационный посредник — юридическое лицо или индивидуаль_

ный предприниматель, который по поручению и за счет организатора сис_

темы выполняет функции, связанные с обменом документами по сделкам с

клиентами и третьими лицами» (ст. 2).

37

электронных финансовых услуг, условия договора о предоставлении

электронных финансовых услуг (ст. 4–5), основания и порядок при_

остановления и прекращения права на получение электронных фи_

нансовых услуг (ст. 7–8), порядок их предоставления (ст. 9), прин_

ципы обмена документами по сделкам (ст. 14).

В ст. 6 приводилась норма о предоставлении клиентам информа_

ции об организаторе системы и его услугах:

«1. Организатор системы обязан предоставлять клиентам инфор_

мацию, касающуюся своего правового статуса и предоставляемых

электронных финансовых услуг.

2. Информация о правовом статусе организатора системы включает:

— наименование и место нахождения организатора системы;

— государственный регистрационный номер и номер лицензии;

— средства связи с организатором системы.

3. Информация о предоставляемых электронных финансовых ус_

лугах включает:

— условия договора о предоставлении электронных финансовых

услуг;

— порядок исполнения денежных обязательств по совершенным

сделкам;

— иные данные, обеспечивающие или облегчающие клиентам со_

вершение сделок.

4. Информация должна предоставляться клиентам:

— до заключения договора о предоставлении электронных финан_

совых услуг и в любой момент по требованию клиента в течение

рабочего времени организатора системы;

— информация должна быть доступна для ознакомления клиента_

ми в любое время;

— информация должна предоставляться в печатном виде и форме,

доступной пониманию лиц, не обладающими специальными

знаниями.

5. Организатор системы обязан оказывать клиентам консульта_

ции и рекомендации, учитывающие особенности предоставляемых

электронных финансовых услуг и направленные на предупреждение

ошибок со стороны клиентов».

По_своему в законопроекте раскрывались и обязательства ин_

формационного посредника:

38

«1. В соответствии с договором с организатором системы инфор_

мационный посредник может принимать на себя следующие обяза_

тельства:

— по хранению документов по сделкам по поручению и за счет

организатора системы;

— по получению и отправлению документов по сделкам;

— иные обязательства, предусмотренные договором с организато_

ром системы.

2. Информационный посредник обязан указывать на организа_

тора системы, по поручению которого он действует.

3. Информационный посредник обязан обеспечить хранение по_

лучаемых (направляемых) документов по сделкам.

4. Информационный посредник имеет право на получение ко_

миссионного вознаграждения от организатора системы и (или) кли_

ента» (ст. 12).

В это же время на обсуждение был представлен другой проект,

рассматривающий информационные технологии как средство для

ведения бизнеса, — законопроект «О сделках, совершаемых при по_

мощи электронных средств (Об электронных сделках)», разработан_

ный рабочей группой по электронной коммерции Комитета по эко_

номической политике и предпринимательству Государственной Думы

Российской Федерации и внесенный депутатом Государственной

Думы С. А. Рощиным.

Целями данного законопроекта являлись: обеспечение правовых

условий для совершения сделок с применением электронных средств;

установление требований к лицам, осуществляющим предпринима_

тельскую деятельность с применением электронных средств; опре_

деление правил обмена электронными данными с использованием

аналогов собственноручной подписи, а также признание названных

электронных данных в качестве судебных доказательств (ст. 1).

В ст. 3 законопроекта давались определения следующих понятий:

электронные средства, электронные данные, отправитель и получатель

электронных данных, информационный посредник1, электронная

1 Таковой определялся как лицо, которое оказывает отправителю и (или)

получателю услуги по отправке, приему, хранению электронных данных.

39

цифровая подпись (ЭЦП)1 , открытый и закрытый ключи, а также ряд

других дефиниций, связанных с использованием ЭЦП.

В ст. 12 законопроекта предлагалось логичное решение пробле_

мы сохранения электронных данных, в рамках которого предписы_

валось соблюдать следующие требования:

— возможность последующего использования электронных данных;

— сохранение формата, в котором они были созданы, переданы

или получены;

— обозначение отправителя и получателя электронных данных, а

также даты и времени их создания или получения;

— иные требования, предусмотренные нормативными правовыми

актами Российской Федерации или соглашением сторон.

При этом также указывалось, что означенные требования не рас_

пространяются на данные, формируемые «исключительно в целях

отправки или получения данных, записей или иной информации в

электронном виде».

Отдельно раскрывался статус информационных посредников как

лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность с ис_

пользованием электронных средств (ст. 14–15), приводились нор_

мы, регулирующие заключение договора и его обязательные условия

(ст. 18–19). В отдельной главе рассматривалось использование элек_

тронных подписей в электронной коммерции (глава 5 проекта), при

этом в законопроекте не предлагалось использовать институт ли_

цензирования.

В завершение анализа двух последних проектов законов 2000

года можно заметить, что значительное количество содержавшихся

в них норм было использовано в 2001 году при разработке законов

«Об электронной цифровой подписи» и «Об электронной торговле».

Две последние приведенные инициативы имели место после

подписания 22 июля 2000 года странами G8 «Окинавской Хартии

Глобального информационного пространства».

1 Понятие ЭЦП определялось как аналог собственноручной подписи фи_

зического лица или полномочного представителя юридического лица, пред_

ставленный как последовательность символов, полученная в результате пре_

образования электронных данных с использованием закрытого ключа ЭЦП,

которая позволяет пользователю открытого ключа ЭЦП установить целост_

ность этой информации, а также владельца закрытого ключа ЭЦП.

40

Хартия является «прежде всего призывом ко всем как в государ_

ственном, так и в частном секторах, ликвидировать международный

разрыв в области информации и знаний» (п. 5). Несмотря на деклара_

тивный характер, в ней содержатся важные для понимания процессов

регулирования функционирования сети Интернет принципы:

технология и телекоммуникационная продукция и услуги, вклю_

чая недискриминационное и основанное на затратах подключение к

основным телекоммуникациям;

защита прав интеллектуальной собственности на информаци_

онные технологии имеет важное значение для продвижения ново_

введений, связанных с ИТ, развития конкуренции и широкого вне_

дрения новых технологий; мы приветствуем совместную работу

представителей органов власти по защите интеллектуальной соб_

ственности и поручаем нашим экспертам обсудить дальнейшие на_

правления работы в этой сфере;

важно также вновь подтвердить обязательство правительств ис_

пользовать только лицензированное программное обеспечение;

ряд услуг, включая телекоммуникации, транспорт, доставку посы_

лок, имеют важное значение для информационного общества и эко_

номики; повышение их эффективности и конкурентоспособности

позволит расширить преимущества информационного общества;

таможенные и экспедиторские процедуры также важны для раз_

вития информационных структур;

развитие трансграничной электронной торговли путем содействия

дальнейшей либерализации, улучшения сетей и соответствующих

услуг и процедур в контексте жестких рамок Всемирной торговой

организации (ВТО), продолжение работы в области электронной

торговли в ВТО и на других международных форумах и применение

существующих торговых правил ВТО к электронной торговле;

последовательные подходы к налогообложению электронной

торговли, основанные на обычных принципах, включая недискри_

минацию, равноправие, упрощенность и прочие ключевые элемен_

ты, согласованные в контексте работы Организации экономическо_

го сотрудничества и развития (ОЭСР);

продолжение практики освобождения электронных переводов от

таможенных пошлин до тех пор, пока она не будет рассмотрена

вновь на следующей министерской конференции ВТО;

41

продвижение рыночных стандартов, включая, например, техни_

ческие стандарты функциональной совместимости;

повышение доверия потребителя к электронным рынкам в соот_

ветствии с руководящими принципами ОЭСР, в том числе посред_

ством эффективных саморегулирующих инициатив, таких как ко_

дексы поведения, маркировка, другиепрограммы подтверждения

надежности, и изучение вариантов устранения сложностей, которые

испытывают потребители в ходе трансграничных споров, включая

использование альтернативных механизмов разрешения споров;

развитие эффективного и значимого механизма защиты частной

жизни потребителя, а также защиты частной жизни при обработке

личных данных, обеспечивая при этом свободный поток информации;

дальнейшее развитие и эффективное функционирование элект_

ронной идентификации, электронной подписи, криптографии и

других средств обеспечения безопасности и достоверности опера_

ций (п. 8).

На подзаконном уровне из актов 2000 года нужно отметить

Письмо Министерства РФ по налогам и сборам от 11 мая 2000 г.

№ВГ_6_02/361 (о порядке налогообложения организаций, разме_

щающих периодические издания в сети Интернет), в котором

разъяснялось, что «организации, размещающие периодические из_

дания в сети Интернет, в добровольном порядке получили свиде_

тельство о регистрации в качестве средства массовой информации,

указанные организации имеют право на льготу, установленную п. 6

ст. 6 Закона Российской Федерации „О налоге на прибыль пред_

приятий и организаций“», а «размещение в Интернете продукции

организаций, не зарегистрированных в качестве средств массовой

информации… облагается налогом на добавленную стоимость на

общих основаниях».

Следует упомянуть и об утверждении 9 сентября 2000 года Пре_

зидентом Российской Федерации «Доктрины информационной бе_

зопасности», не содержащей прямого упоминания о регулировании

сети Интернет, но представляющей собой концептуальное исследо_

вание по проблемам защиты прав субъектов в информационных от_

ношениях.

20 января 2000 г. в письме Федеральной Комиссии по рынку цен_

ных бумаг №ИБ_02/229 «О возможных мошеннических схемах при

42

торговле ценными бумагами с использованием сети Интернет» при_

водилась информация, подготовленная по результатам анализа ти_

пичных мошеннических действий, выявленных Комиссией по цен_

ным бумагам и биржам США.

Также в 2000 году активно обсуждались инициативы в сфере ис_

пользования системы оперативно_розыскных мероприятий на сетях

электросвязи (СОРМ)1.

2000 год, так же как и год предыдущий, принес одну единствен_

ную инициативу в области саморегуляции, предложенную в «Реко_

мендациях по организации деятельности лиц в сфере Интернет_

коммерции в Российской Федерации» (далее — Рекомендации),

которые были представлены на слушаниях в Государственной Думе

22 мая 2000 года В. Б. Наумовым, а затем в качестве проекта одобре_

ны 15 сентября 2000 года рабочей группой по электронной коммер_

ции Комитета по экономической политике и предпринимательству

Государственной Думы Российской Федерации.

Согласно п. 1 раздела 1 Рекомендаций, они предназначались

«для гармонизации развития Интернет_коммерции в российском

сегменте сети Интернет в условиях возрастающего интереса россий_

ского государства и общества к коммерции в сети Интернет и к сети

Интернет в целом». Разработчики полагали, что посредством ис_

пользования Рекомендаций могут быть решены учебные, организа_

ционно_методические и научные задачи и указывали при этом, что

«рекомендации не имеют никакой юридической силы до той поры,

пока принципы и положения из них не будут использованы лицами

при организации процессов Интернет_коммерции» (п. 5).

В разделе 2 документа приводились принципы и подробные ре_

комендации по организации деятельности лиц в сфере Интернет_

коммерции. В качестве наиболее важных принципов указывались

принципы соблюдения суверенитета Российской Федерации, за_

конности, анонимности пользователей в сети Интернет, равенства

субъектов Интернет_коммерции, обязательной индивидуализации

оператора Интернет_коммерции, открытости и достоверности со_

вершения коммерческих операций в сети Интернет, факультативной

1 См. http://www.libertarium.ru/libertarium/sorm.

43

индивидуализации потребителей товаров и услуг в сети Интернет,

разумной свободы информационного обмена, разумной ответствен_

ности информационных провайдеров, добровольного обеспечения

доказательств в связи с использованием сети Интернет.

В 2000 году продолжала медленно, но верно развиваться судеб_

ная практика, посвященная сети Интернет, — в арбитражных судах

и судах общей юрисдикции было рассмотрено несколько дел по

основаниям нарушений прав на средства индивидуализации при

регистрации и использовании доменных имен, а также нарушений

авторских прав на литературные произведения и программы для

ЭВМ. Также имело место несколько решений Судебной Палаты по

информационным спорам при Президенте Российской Федерации,

связанных с распространением информации в сети Интернет.

Осенью 2000 года были образованы два третейских суда — Тре_

тейский суд по информационным спорам при Союзе Операторов

Интернет1 и Третейский суд Ассоциации Документальной Электро_

связи2.

В конце 2000 года были подготовлены и обсуждались в Прави_

тельстве Российской Федерации Предложения по основам госу_

дарственной политики в области развития и использования рос_

сийского сегмента сети Интернет. В них особый научный интерес

представляют предложенные первоочередные меры государствен_

ной политики по формированию и совершенствованию норматив_

но_правовой базы. В качестве мер, в частности, были выбраны:

«— разработка правовой основы взаимоотношений пользователей

российского сегмента сети Интернет между собой и государ_

ством, в частности при осуществлении электронной торговли и

электронных платежей, принятие законов „Об электронной

цифровой подписи“, „Об электронном документе“,„Об элект_

ронной торговле“;

— совершенствование законодательства в области защиты интел_

лектуальной собственности, определение правового режима ин_

формации, размещаемой в Интернет или передаваемой через

средства информационного обмена;

1 Адрес в сети Интернет http://www.soi.ru/soi/63807.

2 Адрес в сети Интернет http://www.rans.ru/court/.

44

— обеспечение подтверждения подлинности авторства информа_

ции в информационных продуктах, средствах просмотра и пере_

дачи информации;

— совершенствование законодательства о средствах массовой ин_

формации в части правового статуса электронных изданий и

электронных средств массовой информации в общедоступных

компьютерных сетях;

— обеспечение защиты персональных данных, в частности тех дан_

ных о пользователях Интернет, которые собираются в процессе

взаимодействия пользователей между собой и с операторами ус_

луг сети Интернет;

— обеспечение условий для участия представителей Российской

Федерации и провайдеров российского сегмента сети Интернет в

разработке и принятии международных норм, регулирующих как

технические и технологические, так и организационно_правовые

аспекты развития Интернет;

— совершенствование правил регистрации доменных имен с целью

предотвращения некорректного их использования и перепродажи;

— определение правового статуса организаций и физических лиц,

предоставляющих доступ в сеть Интернет;

— предотвращение общественно опасных деяний, совершаемых в

Интернет, а также создание правовых условий для эффективно_

го выявления и наказания лиц, совершающих такие правонару_

шения;

— обеспечение соответствующих уровней защиты информации,

циркулирующей в сети Интернет от несанкционированного дос_

тупа в зависимости от категории этой информации;

— разработка механизмов прямого использования применительно

к Интернет части действующих законодательных актов;

— подготовка дополнений в процессуальное законодательство, в

первую очередь по вопросу обеспечения доказательств при ис_

пользовании компьютерных сетей».

Другая иерархия проблем была предложена в том же году в про_

екте «Концепции государственного регулирования негосударствен_

ных информационных ресурсов России», разработанном Мини_

стерством Российской Федерации по связи и информатизации, в

котором, в частности, рассматривались проблемы государственного

45

и общественного регулирования сферы российских информацион_

ных ресурсов (ИР) в Интернете (п. 3).

Проект предлагал следующий подход:

«Государственный контроль деятельности по созданию и предос_

тавлению в доступ ИР в Интернете может осуществляться только в

тех случаях, когда государство регулирует аналогичную деятель_

ность вне Интернета, в частности, при помощи лицензирования»

(п. 3.2).

«Способы борьбы с распространением недоброкачественной ин_

формации (порнография, насилие, расизм, диффамация и проч.) в

обозримом будущем должны быть основаны на принципах обще_

ственного регулирования» (п. 3.2).

Последнее предлагалось реализовывать с помощью моральных

кодексов и специальных информационных фильтров.

В целом в 1999 и 2000 годах произошло осмысление и формиро_

вание перечняправовых проблем, связанных с использованием и

развитием сети Интернет в России. Эти проблемы, в основном,

предлагалось решать в рамках общих для сети Интернет законов.

Также в 1999 и 2000 годах была разработана обширная научная

терминологическая база и предложены принципы регулирования

информационных отношений, складывающихся в сети Интернет.

Как видно, эти два первых года регулирования сети Интернет в

России принесли значительное количество предметных проектов, и,

хотя ни один из них не был принят, была заложена основа для пос_

ледующего этапа, характеризующегося разделением комплекса су_

ществующих правовых проблем на относительно независимые со_

ставляющие и предложение регулирования таковых на федеральном

уровне1.

1 Наверное, единственным принятым в 2000 году законом, имеющим

определенное отношение к сети Интернет, можно считать Федеральный

Закон от 29 декабря 2000 года № 166_ФЗ, который внес в Налоговый Ко_

декс Российской Федерации поправку к ст. 208 о доходах от источников в

Российской Федерации и доходов от источников за пределами Российской

Федерации, отнеся к таковым «доходы, полученные от использования тру_

бопроводов, линий электропередачи (ЛЭП), линий оптико_волоконной и

(или) беспроводной связи, иных средств связи, включая компьютерные

сети, на территории Российской Федерации» (п. 9).

46

Удовлетворительно, чего не скажешь о следующем, 2001, годе.

Развивались инициативы в сфере саморегуляции, количество кото_

рых хоть и было не очень значительным, но которые отражали на_

сущные потребности субъектов отношений и, в целом, адекватно

учитывали природу сетевых информационных процессов.

В 2001 году регулированию использования информационных

технологий (ИТ) в России стали уделять значительное внимание.

Этому способствовал и взлет интереса к ИТ, и их проникновение в

различные сферы деятельности общества и государства, и кризис

электронной коммерции, который заставил более рационально

взглянуть на обширное, но пока нестабильное поле предметных об_

щественных отношений.

За этот год в процессе законотворчества на федеральном уровне

наиболее заметны были инициативы, связанные не с регулирова_

нием общих отношенийв сети Интернет, а с определенными пред_

метными (применительно к сети Интернет и информационным

технологиям) областями. В частности, имели место инициативы

по регулированию электронного документооборота, электронной

коммерции и телекоммуникаций, защиты информационных прав

человека, а также регулированию электронных СМИ и использо_

ванию объектов интеллектуальной собственности.

В 2001 году наиболее успешным с позиции продвижения и при_

нятия стал Федеральный Закон от 10.01.2002 № 1_ФЗ «Об электрон_

ной цифровой подписи», разработанный Минсвязи совместно с

ФАПСИ, Гостехкомиссией, Минюстом, ФКЦБ, Госстандартом, с

участием Банка России, внесенный Правительством РФ и прошед_

ший первое, второе и третье чтение в Государственной Думе РФ

6 июня, 21 ноября и 13 декабря соответственно.

Цель закона — «обеспечение правовых условий для использо_

вания электронной цифровой подписи в электронных докумен_

тах, при соблюдении которых электронная цифровая подпись в

электронном документе признается юридически равнозначной

собственноручной подписи в документе на бумажном носителе»

(ст. 1 закона).

47

Самой электронной цифровой подписи дается следующее опреде_

ление1: «электронная цифровая подпись — реквизит электронного

документа, предназначенный для защиты данного электронного до_

кумента от подделки, полученный в результате криптографического

преобразования информации с использованием закрытого ключа

электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать

владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсут_

ствие искажения информации в электронном документе» (ст. 3).

Нужно отметить, что на текущий момент нормы, связанные с

регулированием электронной цифровой подписи (далее — ЭЦП),

существуют в нескольких законодательных и в ряде подзаконных

актов. В частности, ст. 160 Гражданского Кодекса РФ разрешает

использовать при совершении сделок электронную цифровую под_

пись в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными пра_

вовыми актами или соглашением сторон. В статье 5 Федерального

Закона «Об информации, информатизации и защите информации»

указывается, что юридическая сила документа в информационной

системе может подтверждаться электронной цифровой подписью, а

юридическая сила ЭЦП признается при наличии в системе средств,

обеспечивающих ее идентификацию, и при соблюдении установ_

ленного режима использования этих средств.

Таким образом, действующее законодательство применительно к

использованию ЭЦП практически диспозитивно, т. е. предлагает

участникам гражданского оборота самостоятельно определять все

аспекты собственной деятельности: от соответствующих юридичес_

ких терминов до существенных условий гражданских договоров, ко_

торые заключаются между лицами, испытывающими потребность в

использовании ЭЦП.

1 С 1997 года в России велась разработка актов, регулирующих использо_

вание ЭЦП. Почти все они имели одинаковое название, совпадающее с на_

званием анализируемого законопроекта, но отличались друг от друга по

сути. Интересно, что практически каждый законопроект предлагал соб_

ственное определение ЭЦП. Например, в проекте 2000 года, разработан_

ном под руководством М. Якушева, «электронно_цифровая подпись — это

цифровое представление информации об отправителе электронного сооб_

щения, созданное с использованием закрытого ключа подписи и позволяю_

щее при использовании открытого ключа подписи подтвердить неизмен_

ность и целостность электронного сообщения».

48

С одной стороны, ситуация отсутствия норм прямого действия,

юридических дефиниций, установленной законом конкретной от_

ветственности за использование ЭЦП, нарушающее права участ_

ников хозяйственной деятельности, информационные и потреби_

тельские права граждан, может рассматриваться как негативная и

препятствующая развитию информационных отношений. С другой

стороны, несмотря на отсутствие предметных норм в российском

Интернете, в банковской сфере, в частной деловой практике обмена

информацией известна масса успешных примеров гражданско_пра_

вового (договорного) регулирования соответствующих отношений.

И, что главное, уровень доверия к таким внедренным отечествен_

ным и иностранным системам, подкрепленным правовой регламен_

тацией и юридической поддержкой, оказывался достаточно высо_

ким и не вызывал,по крайней мере, публичных нареканий.

Тем не менее, можно определенно утверждать, что указанный за_

кон не только даст возможность ликвидировать первый правовой

пробел в новом информационном законодательстве (в устоявшихся

терминах — законодательстве в сфере информатизации), но и сузит

возможности саморегулирования в информационной сфере.

В проекте вводится ряд определений, связанных с электронным

документооборотом. Определяются и вводятся следующие понятия и

субъекты общественных отношений: электронный документ, сред_

ства ЭЦП, сертификат средства ЭЦП, закрытый ключ ЭЦП, откры_

тый ключ ЭЦП, сертификат ключа ЭЦП, подтверждение подлинно_

сти ЭЦП в электронном документе, обладатель ЭЦП, владелец

сертификата ключа ЭЦП, пользователь сертификата ключа ЭЦП,

удостоверяющий центр, уполномоченный федеральный орган испол_

нительной власти, информационная система общего пользования и

корпоративная информационная система (ст. 3, 8, 9, 10).

В соответствии с предлагаемой в законопроекте схемой, права и

обязанности субъектов информационных общественных отношений

варьируются в зависимости от выбранной сферы распространения

ключей ЭЦП: в соответствии со ст. 5 таковые ключи могут исполь_

зоваться либо в информационной системе общего пользования,

либо в корпоративной информационной системе, т. е. либо в инфор_

мационной системе, «которая открыта для использования всеми фи_

зическими и юридическими лицами и в услугах которой этим лицам

49

не может быть отказано», либо в информационной системе, «участ_

никами которой может быть ограниченный круг лиц, определенный

ее владельцем или соглашением участников этой информационной

системы».

Во втором случае в соответствии со ст. 17 закона использование

электронных цифровых подписей в корпоративных информацион_

ных системах регламентируется решением владельца системы или

соглашением между участниками этой системы. Однако, что крайне

важно для понимания характера действия закона, в том случае, если

корпоративная информационная система предоставляет участни_

кам информационной системы общего пользования услуги удосто_

веряющего центра, то она должна соответствоватьтребованиям, ус_

тановленным для систем общего пользования.

В первом же случае закон требует от участников информацион_

ных отношений выполнения ряда требований. Во_первых, при со_

здании ключей ЭЦП должны применяться только сертифициро_

ванные средства ЭЦП1. Во_вторых, в законе вводится требование

лицензирования, а именно лицензирования деятельности удостове_

ряющего центра, что является краеугольным камнем всей предлага_

емой в законопроекте системы использования ЭЦП2.

1 Немаловажно, что в п. 2. ст. 5 указано: «возмещение убытков, причи_

ненных в связи с созданием ключей электронных цифровых подписей не_

сертифицированными средствами электронной цифровой подписи, может

быть возложено на создателей и распространителей этих средств в соответ_

ствии с законодательством Российской Федерации», а в п. 3 этой же статьи

запрещается использование федеральными органами государственной вла_

сти, органами государственной власти субъектов федерации и органами ме_

стного самоуправления несертифицированных средств ЭЦП и созданных

ими ключей ЭЦП в их собственных корпоративных системах.

2 Нужно отметить, что внедрение института лицензирования — законо_

мерный шаг с позиций норм действующего законодательства. Так, п. 4 ст. 5

Федерального Закона «Об информации, информатизации и защите инфор_

мации» рассматривает право проверки идентичности электронной цифро_

вой подписи как осуществляемое на основании лицензии, а в Федеральном

Законе «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8 августа

2001 года №128_ФЗ, который вступил в силу в феврале 2002 года, деятель_

ность по выдаче сертификатов ключей ЭЦП, регистрации владельцев ЭЦП,

оказанию услуг, связанных с использованием ЭЦП, и подтверждению под_

линности ЭЦП рассматривается как подлежащая лицензированию (ст. 17

данного закона).

50

Последним в соответствии со ст. 8 и 9 должно быть юридическое

лицо, выполняющее функции, предусмотренные данным законом,

обладающее необходимыми материальными и финансовыми воз_

можностями, позволяющими ему нести гражданскую ответствен_

ность перед владельцами сертификатов ключей подписей за убытки,

которые он может понести вследствие недостоверности сведений,

содержащихся в сертификатах ключей подписей1.

По закону удостоверяющий центр изготавливает сертификаты

ключей, создает ключи ЭЦП по обращению участников информа_

ционной системы с гарантией сохранения в тайне закрытого ключа,

приостанавливает и возобновляет действие сертификатов, а также

аннулирует их, ведет реестр сертификатов, обеспечивает его акту_

альность и возможность свободного доступа к нему участников ин_

формационных систем, проверяет уникальность открытых ключей в

реестре сертификатов и в архиве удостоверяющего центра, выдает

сертификаты ключей в форме документов на бумажных носителях и

в виде электронных документов с информацией об их действии,

проводит по обращениям пользователей сертификатов подтвержде_

ние подлинности ЭЦП в электронном документе в отношении вы_

данных им сертификатов ключей подписей, а также может предос_

тавлять участникам информационных систем иные связанные с

использованием ЭЦП услуги.

Все это дает основания полагать, что в первые годы, при отсут_

ствии конкуренции, организация удостоверяющего центра будет

очень высокодоходным бизнесом.

Изготовление сертификатов ключей ЭЦП удостоверяющим цент_

ром, в соответствии с законопроектом, осуществляется на основании

1 В проекте для определения «пределов возможностей» вводится т. н.

бланкетная норма: «Требования, предъявляемые к материальным и финан_

совым возможностям удостоверяющих центров, определяются Правитель_

ством Российской Федерации по представлению уполномоченного феде_

рального органа исполнительной власти» (ч. 2 п. 1 ст. 8 законопроекта).

Сейчас же прогнозировать, какие именно требования будут предъявляться,

очень сложно. Например, в редакции статьи, прошедшей первое чтение,

содержится следующий предел: организация (удостоверяющий центр) «при

оформлении лицензии должна обосновать способность нести гражданскую

ответственность в размере, не менее чем в 1 тысячу раз превышающем мак_

симальный предел цены сделки, который данный удостоверяющий центр

может указывать в сертификате ключа подписи».

51

заявления будущего владельца подписи, в результатечего серти_

фикат1 должен содержать следующие сведения: уникальный регис_

трационный номер сертификата ключа подписи в реестре удосто_

веряющего центра, даты начала и окончания срока его действия;

фамилия, имя и отчество или псевдоним владельца сертификата;

открытый ключ ЭЦП; наименование средства ЭЦП, с которым ис_

пользуется данный открытый ключ; наименование и местонахожде_

ние удостоверяющего центра, выдавшего сертификат ключа подписи;

сведения об отношениях, в рамках которых электронный документ

с электронной цифровой подписью будет иметь юридическое значе_

ние (ст. 6 закона). При этом удостоверяющий центр принимает на

себя ряд обязательств по отношению к обладателю ЭЦП и участни_

кам информационных отношений (ст. 9, 11).

Владелец ЭЦП в соответствии со ст. 12 обязуется: не использо_

вать для ЭЦП открытые и закрытые ключи, если ему известно, что

эти ключи где_либо используются или использовались ранее; хра_

нить в тайне закрытый ключ; немедленно требовать приостановле_

ния действия сертификата при наличии оснований полагать, что

тайна закрытого ключа нарушена2.

В завершение анализа единственного принятого в 2001 году за_

конопроекта в сфере информационных технологий нужно упомя_

нуть, что с его принятием для пользователей иностранных систем

ЭЦП для признания иностранного сертификата ключа в Россий_

ской Федерации необходимо выполнение установленных законода_

тельством процедур признания юридического значения иностран_

ных документов (ст. 18 закона).

Рассмотренный закон дает некоторые гарантии лицам, занимаю_

щимся электронной коммерцией, и одновременно создает ряд про_

1 «Сертификат ключа подписи — документ на бумажном носителе или

электронный документ с электронной цифровой подписью уполномочен_

ного лица удостоверяющего центра, которые включают в себя открытый

ключ электронной цифровой подписи и которые выдаются удостоверяю_

щим центром участнику информационной системы для подтверждения

подлинности электронной цифровой подписи и идентификации владельца

сертификата ключа подписи» (ст. 3 закона).

2 При несоблюдении требований, изложенных в ст. 12, возмещение при_

чиненных вследствие этогоубытков возлагается на владельца сертификата

ключа подписи.

52

блем, связанных с необходимостью введения в действие более гро_

моздкой системы использования ЭЦП. Данные требования породят

формальные организационные действия — сертификацию, лицен_

зирование, и потребуют определенной коррекции схем организации

информационного обмена1.

С другой стороны, в законе, в частности, нет норм, детально рас_

крывающих ситуацию, при которой удостоверяющий центр нару_

шает или способствует нарушению тайны закрытого ключа ЭЦП.

И для определения пределов ответственности центра придется стро_

ить непростые юридические рассуждения.

Вторым принятым в 2001 году законодательным актом, содержа_

щим нормы, относящиеся к регулированию использования ИТ, стал

Трудовой Кодекс Российской Федерации2. Таковой был принят Го_

сударственной Думой 21 декабря и вступил в силу с 1 февраля 2002

года. В нем в главе 14 Кодекса «Защита персональных данных ра_

ботника» содержатся чрезвычайно важные положения, гарантирую_

щие соблюдение информационных прав работников.

Кодекс определяет последние как информацию, необходимую

работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающуюся

конкретного работника (ст. 85 Трудового Кодекса РФ), и устанавли_

вает, в частности, следующие требования к действиям, осуществляе_

мым работодателем:

— «все персональные данные работника следует получать у него са_

мого. Если персональные данные работника возможно получить

только у третьей стороны, то работник должен быть уведомлен

об этом заранее и от него должно быть получено письменное со_

гласие. Работодатель должен сообщить работнику о целях, пред_

полагаемых источниках и способах получения персональных

данных, а также о характере подлежащих получению персональ_

ных данных и последствиях отказа работника дать письменное

согласие на их получение» (п. 3 ст. 86);

1 В соответствии с п. 1 ст. 6, при создании ЭЦП придется указывать све_

дения об отношениях, при осуществлении которых электронный документ

с электронной цифровой подписью будет иметь юридическое значение, что

нехарактерно для большинства соответствующих пакетов программ.

2 Федеральный Закон от 30 декабря2001 года № 197_ФЗ.

53

— «при принятии решений, затрагивающих интересы работника, ра_

ботодатель не имеет права основываться на персональных данных

работника, полученных исключительно в результате их автомати_

зированной обработки или электронного получения» (п. 6 ст. 86).

Вышеуказанные нормы позволяют заключить, что в сфере защи_

ты информационных прав физических лиц в стране произошел зна_

чительный прорыв. Правда, обеспечение такового прорыва в сфере

информационных технологий ляжет на плечи руководства компа_

ний, которые в оперативные сроки будут вынуждены разработать и

внедрить системы мер по обеспечению соответствующих прав ра_

ботников, включающие в себя, в частности, разветвленную систему

инструкций по определению пределов использования различного

аппаратно_программного обеспечения, осуществляющего сбор и

передачу персональных данных в производственном процессе1.

Третьим по выбранной методике «успешности» на настоящий

момент является проект № 11081_3 Федерального Закона «Об элект_

ронной торговле», внесенный депутатами Государственной Думы

О. А. Финько, Л. С. Маевским, А. В. Шубиным, В. И. Волковским и

принятый Государственной Думой в первом чтении 6 июня 2001 года.

В ходе работы над законопроектом в профильных комитетах Го_

сударственной Думы (в частности, в Комитете по экономической

политике и предпринимательству) в него были внесены около пяти_

десяти поправок. Сейчас законопроект готовится ко второму чте_

нию, однако утверждать, в каком именно виде2 и когда он будет

принят, сложно, поэтому остановимся на кратком анализе тех норм,

которые регулируются данным законопроектом.

Последний регулирует «отношения, возникающие между лица_

ми, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с

их участием при совершении сделок и иных юридических действий

с использованием электронных документов» (ст. 2) и определяет

1 Проблема защиты персональных данных в сети Интернет, особенно

применительно к трудовым отношениям в связи с использованием инфор_

мационных технологий анализируется в разделе «Персональные данные в

сети Интернет».

2 После первого чтения любой законопроект может быть в соответствии

со ст. 119–123 Регламента Государственной Думы претерпеть весьма значи_

тельные изменения, что подтверждается текущей работой над рассматрива_

емым законопроектом.

54

правовые условия электронной торговли. В ст. 3 законопроекта под

электронной торговлей понимается «заключение путем обмена

электронными документами следующих сделок, предусмотренных

ГК РФ (но не ограничиваясь ими): купля_продажа, поставка, воз_

мездное оказание услуг, перевозка, заем и кредит, финансирование

под уступку денежного требования, банковский вклад, банковский

счет, расчеты, хранение, страхование, поручение, комиссия, агенти_

рование, доверительное управление имуществом, коммерческая

концессия, простое товарищество, публичное обещание награды,

публичный конкурс, а также приобретение и осуществление с ис_

пользованием электронных средств иных прав и обязанностей в

сфере предпринимательской деятельности».

В ходе подготовки ко второму чтению было предложено заме_

нить данное определение на следующее: «электронная торговля —

деятельность физических или юридических лиц, осуществляемая

путем обмена электронными документами или иными электронны_

ми сообщениями и направленная на совершение сделок и иных

юридических действий с предпринимательской или иной целью».

Кроме вышеупомянутого определения в законопроекте предла_

гаются определения таких понятий, как: электронный документ,

отправитель электронного документа, получатель электронного

документа, участник электронной торговли, лицо, осуществляю_

щее электронную торговлю, клиент, информационный посредник.

Далее в законопроекте уделяется пристальное внимание право_

вому режиму электронных документов в электронной торговле (гл. 2

законопроекта). В этой главе предлагаются нормы, относящиеся к

правовому признанию электронных документов, письменной фор_

ме сделки, совершаемой путем обмена электронными документами,

представлению электронных документов в качестве судебных до_

казательств; вводятся понятия подлинника и копии электронного

документа; говорится о сохранении электронного документа, его

отправке и подтверждении получения, времени и месте данных

действий.

Гл. 3 законопроекта регулирует отношения, в которых принима_

ют участие так называемые информационные посредники, опреде_

ляемые, в соответствии со ст. 3 законопроекта, как лица, которые от

имени других лиц отправляют, получают или хранят электронные

55

документы или предоставляют другие услуги в отношении данных

документов.

Здесь, как и во второй главе закона, вынужденно исправляются

существующие пробелы в информационном законодательстве. Так в

Федеральном Законе «Об информации, информатизации и защите

информации» данный субъект информационных общественных от_

ношений лишь упоминается в одном из определений — «пользова_

тель (потребитель) информации — субъект, обращающийся к инфор_

мационной системе или посреднику за получением необходимой

ему информации и пользующийся ею» (ст. 2 Федерального Закона),

однако роль и пределы ответственности данного субъекта за дей_

ствия пользователей информационных ресурсов и систем крайне

важны и определяют модель и характер государственного регулиро_

вания использования информационного пространства1.

В соответствии с законопроектом таковая модель закрепляется в

ст. 16:

«2. …Информационный посредник не несет правовые послед_

ствия, связанные с содержанием передаваемого им электронного

документа при следующих условиях:

— информационный посредник не является отправителем элект_

ронного документа;

— информационный посредник самостоятельно не определял по_

лучателя электронного документа;

— информационный посредник не составлял содержание элект_

ронного документа.

3. Информационный посредник не несет ответственности за хра_

нение электронных документов при автоматическом и кратковремен_

ном хранении данных документов с целью их эффективной передачи,

осуществляемой по поручению участника электронной торговли.

4. Информационный посредник не обязан контролировать и

проверять соответствие передаваемых и хранимых электронных

документов законодательству Российской Федерации за исключе_

нием случаев, предусмотренных законодательством Российской

Федерации».

1 Подробнее см.: Наумов В. Б. Проблема ответственности информацион_

ныхпровайдеров // Материалы Третьей всероссийской конференции

«Право и Интернет: теория и практика». 2000, 28–29 нояб. С. 77–79.

56

По сути, две приведенные главы относятся исключительно к

электронному документообороту и совместно с нормами законо_

проекта «Об электронной цифровой подписи» гипотетически (не

ориентируясь на реалии инерции текущего момента) могли бы либо

дополнить известный действующий закон «Об информации, ин_

форматизации и защите информации», который в соответствии со

ст. 1 регулирует отношения, возникающие при «формировании и

использовании информационных ресурсов на основе создания, сбо_

ра, обработки, накопления, хранения, поиска, распространения и

предоставления потребителю документированной информации»,

либо войти в отдельный проект.

Четвертая глава законопроекта, имеющая название «Лица, осу_

ществляющие электронную торговлю», содержит важный и прак_

тически повсеместно не соблюдаемый сейчас в Российской Феде_

рации применительно к электронной коммерции комплекс норм,

определяющих требования к предоставлению информации лицами,

осуществляющими электронную торговлю. Так, в соответствии с п.

2 и 3 ст. 18, регламентируется характер информации о правовом по_

ложении лиц, осуществляющих электронную торговлю1.

1 Лица, осуществляющие электронную торговлю, должны указывать о

себе следующее:

«а) фирменное наименование юридического лица, которое должно со_

держать указание на его организационно_правовую форму, или

б) фамилию, имя и отчество гражданина, зарегистрированного в каче_

стве индивидуального предпринимателя;

в) местонахождение юридического лица или место жительства индиви_

дуального предпринимателя, почтовый и электронный адрес, по которому

с ним осуществляется связь;

г) реестр юридических лиц или иной реестр, в котором зарегистрирова_

но лицо, осуществляющее электронную торговлю, и номер его регистраци_

онного свидетельства;

д) наличие лицензии (при соответствующем требовании законодатель_

ства), номер лицензии, сроки лицензии, наименование государственного

органа, выдавшего лицензию» (п. 2 ст. 18).

Информация о деятельности, отправляемая клиентам лицами, осуще_

ствляющими электронную торговлю, а также предложения делать оферты

должны соответствовать следующим требованиям:

«а) должна быть легко определяема клиентами как информация, от_

правляемая в рекламных целях, или предложения делать оферты;

б) юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, от имени

которого направлена информация, должны быть четко обозначены;

57

Гл. 5 законопроекта — «Заключение договоров в электронной

торговле» — содержит логичные и довольно прозрачные нормы о

заключении договоров путем обмена электронными документами,

признании договорных обязательств сторонами, порядке заключе_

ния договоров. В основном данные нормы повторяют базовые поло_

жения гл. 28 Гражданского Кодекса РФ («Заключение договора»).

В отдельной статье указываются специальные требования к усло_

виям договора, интуитивно понятные, но все равно весьма актуаль_

ные для электронной коммерции:

«3. Договор в электронной торговле должен содержать следую_

щие обязательные условия:

— технологию (процедуру) заключения договора;

— технологию и процедуру использования аналогов собственно_

ручной подписи;

— возможность и порядок внесения изменений при согласовании

условий договора;

— способ и порядок акцепта;

— способ и порядок отзыва возможного ошибочного акцепта;

— указания на условия, включаемые в договор путем отсылки к

иному электронному документу и порядок технического доступа

к соответствующей отсылке;

— способ хранения и предъявления электронных документов и усло_

вия электронного доступа к данной документации, а также усло_

вия предоставления бумажных копий электронных документов.

4. Условия договора в электронной торговле должны быть сформу_

лированы четко и недвусмысленно на русском языке и представлены

в форме, доступной для восприятия клиентом, не обладающим спе_

циальными знаниями, а также позволяющей клиенту хранить и вос_

производить договор.

в) цены на товары и услуги, предоставляемые лицами, осуществляющи_

ми электронную торговлю, должны быть четко обозначены;

г) такие условия, как скидки, премии или подарки, должны быть точно

обозначены, а требования, которым необходимо соответствовать, чтобы

выполнить данные условия,должны быть доступны для понимания клиен_

та и названы точно и недвусмысленно;

д) условия соревнований или игр, организуемых с целью продвижения

товара или услуги, должны быть легко определяемы, доступны для понима_

ния клиента и изложены точно и недвусмысленно» (п. 3 ст. 18).

58

5. Информация об условиях договора должна предоставляться

клиентам до заключения договора» (ст. 22).

В целом можно заключить, что законопроект «Об электронной

торговле» несомненно необходим, но в настоящий момент, во_

первых, вынужденно состоит почти наполовину из норм сферы

информационного обмена и, во_вторых, совершенно не касается,

например, регулирования отношений с иностранными элемента_

ми, защиты прав потребителей, защиты информационных прав

граждан, налогообложения сделок, совершаемых в электронной

форме, и рекламы при осуществлении электронной торговли.

Помимо двух названных законопроектов об ЭЦП и электронной

торговле, о других предметных проектах федеральных законов, про_

шедших чтения в нижней палате Федерального Собрания, ничего

не известно. Основная сложность текущей ситуации состоит в том,

что у принятых проектов практически отсутствует системная связь

друг с другом, хотя один (об электронной торговле) является более

общим, другой (об ЭЦП) — частным, что проявляется, в первую

очередь, на уровне основных определений и принципов. Также оба

законопроекта не поддерживают преемственности терминологичес_

кой базы законодательства в сфере информатизации1 и очень скупо

касаются проблемы юрисдикции отношений, что может привести в

будущем к значительным сложностям в сфере правоприменения.

~

oe

p ? r

oe

‹F‹J‹Ue‹,?s?A?

D

O

x

F

?

|

o

?$??$??1?o

?$??$??1?&

?

?$??$??1?ная эф_

фективность предлагаемых инициатив.

В 2001 году было опубликовано значительное количество (свыше

десяти) проектов федеральных законов, регулирующих отношения в

сфере телекоммуникаций, электронного документооборота, ис_

пользования сети Интернет в целом.

В настоящий момент обсуждается проект Федерального Закона

«О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон от

1 По закону «Об информации, информатизации и защите информации»

существуют три субъекта отношений в сфере использования информаци_

онных ресурсов и систем: пользователь, владелец и собственник. Эту триа_

ду можно и не воспринимать как удачную (что связано с теоретическими

спорами о возможности существования права собственности на информа_

цию), но ее никто не отменял, а в законе «Об электронной цифровой под_

писи» последний субъект не упоминается, что может породить разночтения

при анализе тех или иных правоотношений.

59

16 февраля 1995 года № 15_ФЗ „О связи“»1, в котором, в отличие от

действующего акта, присутствует важная для организации Интерне_

та глава о присоединении сетей электросвязи, в которой предлагает_

ся, в частности, определять условия присоединения и пропуска тра_

фика (ст. 18).

Кроме общих правил последней статьи, в законопроекте затра_

гиваются и экономические аспекты:

«1. Цены на услуги присоединения и пропуска трафика подлежат

государственному регулированию для операторов, занимающих су_

щественное положение на сети связи общего пользования…

3. При равных условиях присоединения оператор, занимающий

существенное положение на сети связи общего пользования, обязан

установить одинаковую цену услуг присоединения и пропуска тра_

фика для всех присоединяемых операторов…» (ст. 19).

Также в указанном законопроекте раскрывается институт защиты

персональных данных: «К персональным данным пользователя связи

относятся фамилия, имя, отчество, адрес пользователя (абонента)

или адрес установки оконечного оборудования (абонентского устрой_

ства), псевдоним, абонентские номера и другие данные, позволяю_

щие однозначно идентифицировать пользователя (абонента) или его

оконечное устройство (абонентское устройство), информация из баз

данных автоматизированных систем расчета за услуги связи» (ст. 63).

В случае принятия данного закона действие последней нормы со_

здаст предметный законодательный механизм для борьбы со спамом.

Информационные права граждан также нашли отражение в про_

грессивной, но труднореализуемой норме проекта Федерального За_

кона «О праве на информацию в Российской Федерации», вносимого

депутатами Государственной Думы В. В. Похмелкиным, С.Н. Юшен_

ковым, по которой «электронные библиотеки, электронныеинфор_

мационно_справочные и иные системы публичной информации,

включая Интернет, свободно доступны всем пользователям при усло_

вии соблюдения правил, установленных в нормативных актах и стан_

дартах по их использованию» (п. 3 ст. 14 законопроекта).

За прошедший год было опубликовано несколько законопроек_

тов в сфере электронного документооборота. В частности, в Пра_

1 См. http://conf.svyazinvest.ru/.

60

вительстве Российской Федерации был разработан проект Феде_

рального Закона «Об электронном документе», который предлагал

регулировать отношения, связанные с формированием и использо_

ванием электронных документов, и определял основные требова_

ния, предъявляемые к электронным документам в электронном до_

кументообороте. Интересно, что этот законопроект был одним из

немногих актов последних лет, в которых была предложена схема

разрешения проблемы юрисдикции: «Порядок осуществления меж_

дународного обмена электронными документами физическими и

юридическими лицами Российской Федерации определяется на ос_

новании договоров, заключаемых ими с зарубежными партнерами с

учетом нормативных правовых актов Российской Федерации, и

международных договоров, участником которых является Российс_

кая Федерация» (ст. 15).

В 2001 году был также предложен интересный проект Федераль_

ного Закона «О документационном обеспечении управления», по

которому предлагалось осуществлять внутренний документооборот

в безбумажной форме на основе правового акта руководителя орга_

низации и при наличии соответствующих программных средств

(ст. 11), а электронные и бумажные документы использовать на

предприятиях и организациях равнозначно в соответствии с дей_

ствующим законодательством (ст. 12). Кроме того, при условии

письменной договоренности корреспондентов, документ может до_

ставляться только в электронной форме. Также в мае 2001 года депу_

татами Государственной Думы А. Д.Жуковым, М. М. Задорновым,

Г. В. Куликом, В. М. Резником, С. И. Штогриным был предложен

законопроект «О внесении дополнений в Федеральный закон

„О бухгалтерском учете“», в котором предлагалось предоставить

возможность осуществлять передачу документов бухгалтерской от_

четности в электронном виде.

В конце 2001 года в Государственную Думу Российской Федера_

ции был внесен проект №107599_3 Федерального Закона «Об элект_

ронном документе», в котором определялись понятия электронного

документа, его реквизитов и аутентификации; раскрывались нормы,

имеющие отношение к хранению и обмену документами. Также в са_

мом конце года Межпарламентской Ассамблеей Евразийского эконо_

мического сообщества был разработан и представлен на обсуждение

61

проект модельного закона «Об электронном документе», который ус_

танавливал правовые основы применения электронных документов,

определял основные требования, предъявляемые к ним, права, обя_

занности и ответственность участников правоотношений, возникаю_

щих в сфере обращения электронных документов.

В 2001 году активизировалась разработка проектов законов в

сфере интеллектуальной собственности. Здесь можно упомянуть об_

народованный в начале 2001 года и принятый Государственной Ду_

мой Российской Федерации 21 декабря в первом чтении проект Фе_

дерального Закона №105454_3 «О внесении изменений в Закон РФ

„О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест

происхождения товаров“», в котором было предложено дополнить

ст. 4 действующего закона следующей нормой:

«Нарушением прав владельца товарного знака также признается

несанкционированное использование товарного знака во всемир_

ной компьютерной сети Интернет, в том числе в наименовании до_

мена, если вследствие этого лицо, нарушившее право, получило или

могло получить доходы, приобрело или могло приобрести какие_

либо преимущества в деловом обороте».

Хотя данная поправка была воспринята неоднозначно, сам факт

обращения к актуальной проблеме нарушения прав владельцев

средств индивидуализации при использовании последних в наиме_

новании доменных имен представляется важным1.

Из нормативных актов Министерства Российской Федерации по

связи и информатизации, датированных 2001 годом, следует коснуть_

ся Руководящего документа отрасли «О телематике». В нем изложены

1 Министерство связи разработало и утвердило своим приказом от

11.03.2001 № 30 «Порядок регистрации доменных имен в российском на_

циональномдомене сети Интернет». Однако данный документ не прошел

регистрацию в Министерстве юстиции России (письмо Минюста России от

05.04.01 №07/3335_ЮД) и был отменен приказом Минсвязи от 15 августа

2001 г. № 188. Интересен п. 2.1 отмененного «Порядка регистрации», в ко_

тором даются важные определения:

«Домен — область сети Интернет, которая администрируется централи_

зованно в соответствии с сетевыми стандартами.

Домену присваивается доменное имя (имя домена), которое представ_

ляет собой словесное обозначение в латинской транскрипции. Доменное

имя, относящееся к российскому сегменту .RU сети Интернет имеет окон_

чание .RU».

62

технические и организационные принципы, которые должны при_

меняться при построении, функционировании и использовании

телематических служб1 на территории России. Важным принци_

пом представляется принцип, изложенный в п. 1.7.1:

«ТМ службы должны быть построены в соответствии с действую_

щими ГОСТами, ОСТами и другими нормативными документами

Российской Федерации, а также в соответствии с международными

стандартами МСЭ и документами IETF».

Из других смежных со сферой сети Интернет сфер регулирова_

ния заслуживает упоминания печальный для сетевых средств массо_

вой информации факт: с 1 января 2002 года для них прекратилось

действие налоговой льготы по полному освобождению от налога на

добавленную стоимость — желанная для СМИ поправка к налого_

вому законодательству, внесенная в ноябре этого года, не прошла2.

Депутатом Государственной Думы В. Я. Комиссаровым был пред_

ложен проект Федерального Закона «Об основах государственного

регулирования в сфере развития и использования новейших телеком_

муникационных технологий в телевизионном и радиовещании, в

других электронных средствах массовых коммуникаций», который

содержал ряд интересных дефиниций, в частности, определял сред_

ство массовой коммуникации как «техническое, технологическое и

(или) иное средство передачи информации, предназначенной для

неограниченного круга лиц» (ст. 2 законопроекта3).

1 «Телематические службы (ТМ службы) — службы электросвязи, за ис_

ключением телефонной, телеграфной служб и службы передачи данных,

предназначенные для передачи информациичерез сети электросвязи. При_

мерами ТМ служб являются: факсимильные службы, службы электронных

сообщений, службы голосовых сообщений, службы аудио/видеоконферен_

ции, а также службы доступа к информации, хранящейся в электронном

виде» (п. 1.1.1.).

2 Федеральным Законом от 28 декабря 2001 года № 179_ФЗ «О внесении

изменений и дополнений в статьи 149 и 164 части второй Налогового Ко_

декса Российской Федерации» для СМИ установлена ставка данного налога

в размере 10 процентов.

3 Помимо данного понятия в ст. 2 давались следующие определения:

«— адрес в глобальной компьютерной сети (сетевой адрес) — уникальное

символьное представление места расположения автоматизированной

информационной системы в глобальной компьютерной сети;

63

Последняя дефиниция вводила новую категорию в сфере рас_

пространения информации, отличающуюся от известной категории

средств массовой информации.

Также законопроект содержал общие права и обязанности субъек_

тов новейших телекоммуникационных технологий, например, запре_

щал сбор, обработку и использование персональных данных пользо_

вателя без его письменного согласия (п. 5. ст. 5).

В конце декабря 2001 года была принята в первом чтении поправка

к закону РФ «О средствах массовой информации», в которой предлага_

ется запретить использование СМИ и компьютерных сетей информа_

ции для пропаганды или оправдания терроризма и экстремизма.

Кроме того, в Кодексе Российской Федерации «Об администра_

тивных нарушениях»1, принятом практически одновременно с Тру_

довым Кодексом РФ и вступающим в силу 1 июля 2002 года, приме_

нительно к сфере ИТ и СМИ появилась неоднозначная новация —

норма ст. 13.15, в которой указывается, что «изготовление и (или)

распространение… относящихся к специальным средствам массо_

вой информации информационных компьютерных файлов и про_

грамм обработки информационных текстов, содержащих скрытые

вставки, воздействующие на подсознание людей и (или) оказываю_

щие вредное влияние на их здоровье», влечет определенную адми_

нистративную ответственность.

— глобальная общедоступная информационно_телекоммуникационная

компьютерная сеть (далее — глобальная компьютерная сеть) — средство

массовых коммуникаций, представляющее собой совокупность взаимо_

действующих между собой общедоступных автоматизированных ин_

формационных систем, связанных единой трансграничной телекомму_

никационной сетью;

— информационный ресурс глобальной компьютерной сети — структури_

рованный набор информации в автоматизированной информационной

системе, имеющий уникальный сетевой адрес и доступный с использо_

ванием глобальной компьютерной сети;

— новейшие телекоммуникационные технологии, используемые для теле_

визионного и радиовещания (далее — новейшие телекоммуникацион_

ные технологии) — современные применяемые, внедряемые либо раз_

рабатываемые технологии, используемые для целей телевизионного и/

или радиовещания, а также иного способа распространения массовой

информации (глобальная компьютерная сеть Интернет, цифровое, ана_

логовое, кабельное вещание, телетекст и др.»

1 Федеральный Закон от 30 декабря 2001 года № 195_ФЗ.

64

Также в 2001 году был принят ГОСТ 7.83_2001 «Межгосударствен_

ный стандарт. Система стандартов по информации, библиотечному и

издательскому делу. Электронные издания. Основные выходы и вы_

ходные сведения», который вводится в Российской Федерации с

1 июля 2002 года1. Стандарт устанавливает основные виды электрон_

ных изданий, а также состав и место расположения выходных сведе_

ний в электронных изданиях и предназначен для производителей

электронных изданий. В нем вводятся понятия электронного доку_

мента и электронного издания2, производится классификация элект_

ронных изданий, в зависимости от вида которых в издании должны

указываться определенные выходные сведения.

В настоящем обзоре не упомянуты многочисленные акты органов

государственной власти, изданные с целью регламентации размеще_

ния ведомственной информации в сети Интернет. Данная деятель_

ность имела место с 1997 года3, однако только в 2001 году получила

централизованную организационно_методическую поддержку:

27 июня 2001 года Председатель Правительства Российской Феде_

рации одобрил «Перечень регулярной обязательной информации

1 Разработан научно_техническим центром «Информрегистр» и Межгосу_

дарственным Техническом комитетомМТК 191 «Научно_техническая ин_

формация, библиотечное и издательское дело». Внесен Госстандартом Рос_

сии. Принят Межгосударственным Советом по стандартизации, метрологии

и сертификации (протокол № 20_2001 от 30 октября г. Бишкек, г. Чол).

2 «Электронный документ — документ на машиночитаемом носителе,

для использования которого необходимы средства вычислительной техни_

ки» (п. 3.1).

«Электронное издание — электронный документ (группа электронных

документов), прошедший редакционно_издательскую обработку, предназ_

наченный для распространения в неизменном виде, имеющий выходные

сведения» (п. 3.2).

3 См., например, приказ Центрального Банка России от 10 апреля 1997 г.

№02_160 «О странице Центрального Банка Российской Федерации в между_

народной компьютерной сети Интернет»; Постановление Государственной

Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 17 октября 1997

года №1811_II ГД «Об использовании Государственной Думой Федерального

Собрания Российской Федерации глобальной информационной сети Ин_

тернет»; приказ Министерства финансов Российской Федерации от 12 ян_

варя 1998 года № 5а «О вводе в эксплуатацию узла Министерства финансов

Российской Федерации в сети Интернет»; указание Министерства топлива

и энергетики Российской Федерации от 27 июля 1998 года №Сг_117

«О размещении информации Минтопэнерго России в сети „Интернет“».

65

для размещения федеральными органами исполнительной власти в

российском сегменте сети Интернет (официальный Интернет_сайт)»,

в котором дается указание на различные виды информации, которая

должна быть представлена в сети Интернет1 .

В завершение обзора законодательных актов и инициатив 2001

года можно сделать следующие выводы.

В 2001 году предметный законотворческий процесс происходил

бессистемно, не имел под собой разработанной концепции регули_

рования соответствующих общественных отношений, которая бы

учитывала российские и международные реалии и детерминировала

и обосновывала бы иерархию существующих правовых проблем и

механизмы их решения.

Возможно, что в 2002 и последующих годах движение в сторону

регулирования использования информационных технологий, сети

Интернет и электронной коммерции сможет избавиться от спора_

дических и хаотических составляющих. Этому призвана помочь

Федеральная целевая программа «Электронная Россия 2002–2010»,

утверждающая, что на первом этапе ее реализации основным на_

правлением является совершенствование правового регулирования

отношений в области развития современных информационных

компьютерных технологий, в ходе которого будет проведена экспер_

тиза действующей предметной нормативной базы, а также будут

разработаны согласованные Концепция развития законодательства

в сфере информационных компьютерных технологий и Концепция

демонополизации и снижения административных барьеров для сек_

тора информационных технологий и телекоммуникаций. Уже на

первом этапе реализации программы в 2002 году в соответствии с

планом законотворческой деятельности начнется разработка пакета

соответствующих законопроектов, которая будет носить, по словам

разработчиков программы, комплексный и системный характер.

Помимо государственных инициатив для реализации законопро_

ектов представляется очень важным получение от хозяйствующих

субъектов, ориентированных на телекоммуникации, информацион_

1 В частности, данный документ предписывает размещать в числе офи_

циальных реквизитов адрес электронной почты, ежедневно представлять

информацию пресс_служб о деятельности федерального органа исполни_

тельной власти.

66

ные услуги, разработку аппаратно_программного обеспечения и

электронную коммерцию, иерархической системы правовых про_

блем, связанных с их деятельностью на внутреннем и внешнем рын_

ках, при взаимодействии с гражданами и органами государственной

власти, что даст возможность разрабатывать востребованные и ис_

полняемые нормы будущего информационного законодательства.

И, что самое главное, пользователи сети Интернет и лица, зани_

мающиеся коммерцией в сети, получили в свое распоряжении толь_

ко один закон, касающийся узкого спектра отношений, и пока, к

сожалению, нельзя точно сказать, когда после «эпохи идей» насту_

пит «время защиты и гарантий».

Также нужно иметь в виду, что приведенный обзор разработанных и

внесенных проектов федеральных законовв сфере использования ин_

формационных технологий, сети Интернет и развития электронной

коммерции не смог вместить всех инициатив, имевших место в после_

дние годы1. Часть из них нашла свое отражение в последующих разделах.

1 Кроме того, за пределами рассмотрения остался ряд законопроектов и

принятых актов субъектов Российской Федерации. Рискуя нарушить струк_

туру обзора, все_таки, приведем один из них. В законе Ярославской облас_

ти от 21 февраля 2001 г. № 7_з «О налоговых льготах на 2001 год» (принят

Государственной Думой Ярославской области 30 января 2001 г., с измене_

ниями от 7 марта, 12 октября, 12 октября 2001 г.) в ст. 6. содержится
норма,

которая, теоретически, должна придать этой красивой части России блеск

Силиконовой долины:

«Освободить от уплаты налогов на имущество, на прибыль, земельного

налога в части, поступающей в областной бюджет, организации, определяе_

мые таковыми пунктом 2 статьи 11 Налогового кодекса Российской Феде_

рации, предоставляющие услуги по разработке и реализации программного

обеспечения, разработке интернет_страниц, оказывающие услуги в сфере

электронной коммерции (создание в Интернете сайтов, представляющих

из себя торговые площадки по оказанию услуг по продаже с их помощью

товаров и услуг; оказание услуг по web_хостингу, организации связанного
с

этим электронного документооборота; создание и ведение баз данных; ус_

луги по проведению маркетинговых исследований, рекламе в Интернете,

доставке проданного товара до потребителей, а также предоставление услуг

по получению через Интернет текстовых, визуальных аудио_ и видеофай_

лов; организация электронных игр, электронных расчетных интернет_сис_

тем по разработке, выдаче и сопровождению цифровых сертификатов учас_

тникам электронного документооборота; сопровождение эксплуатации

криптографических средств защиты информации, генерации ключевой ин_

формации) при условии, что указанные услуги в объеме реализации состав_

ляют не менее 75 процентов».

В целом, если принять во внимание то, какие нормативно_пра_

вовые акты был приняты и вступили в силу к 2002 году, а также если

учесть характер предложенных в проектах 1999–2001 годов норм, то

можно обратить внимание на следующее:

. Отсутствует системный подход к определению ключевых об_

щественных отношений, подлежащих регулированию, и к форми_

рованию предметных законодательных инициатив.

2. В начале 2002 года ситуация с регулированием сети Интернет

формально практически не отличается от ситуации трехлетней дав_

ности. Тем не менее, наработан определенный комплекс научных

взглядов и методик, связанных с анализом и регулированием обще_

ственных отношений в сети Интернет.

3. Из всего «белого пространства» проблематики регулирования

сети Интернет и информационных отношений в целом законода_

тельно урегулированы, по сути, только два не самых принципиаль_

ных вопроса — по использованию ЭЦП и защите персональных

данных в рамках трудовых отношений.

4. Не решены важнейшие проблемы юрисдикции сети Интернет

и ответственности информационных провайдеров.

5. В рассмотренных инициативах практически не уделялось вни_

мания проблемам таможенных отношений и налогообложения, ми_

нимально затрагивалась проблемв защиты прав потребителей и ин_

формационных прав граждан, игнорировались вопросы защиты

прав несовершеннолетних при использовании сети Интернет.

6. В Российской Федерации отсутствует четкое разграничение

полномочий органов власти применительно к сети Интернет и нет

ни органов государственной власти, ни межведомственных комис_

сий, ни экспертных общественных советов, которые бы координи_

ровали работу по регулированию и использованию сети Интернет.

7. Инициативы в сфере саморегуляции сети Интернет в России

носят пока эпизодический характер и практически мало влияют на

предметные отношения.

68

WWW.

Согласно п. 4. ст. 29 Конституции Российской Федерации каждый

имеет право «свободно искать, получать, передавать, производить и

распространять информацию любым законным способом». В соот_

ветствии с п. 5 указанной статьи в стране гарантируется свобода

массовой информации. Последний принцип раскрыт в ст. 1 Закона

Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2124_1 «О сред_

ствах массовой информации» (далее — закон «О средствах массовой

информации)1: «поиск, получение, производство и распростране_

ние массовой информации… не подлежат ограничениям,за исклю_

чением предусмотренных законодательством Российской Федера_

ции о средствах массовой информации».

Поскольку под массовой информацией понимаются «предназна_

ченные для неограниченного круга лиц печатные, аудио_, аудиови_

зуальные и иные сообщения и материалы»2, то можно однозначно

заключить, что сеть Интернет служит средой, в которой массовая

информация повсеместно создается и распространяется.

Источником распространения массовой информации в сети Ин_

тернет является любой общедоступный и открытый информацион_

ный ресурс. В первую очередь, это страница, или сайт, в сети Интер_

нет, телеконференция, электронная почтовая рассылка. Кроме того,

САЙТ КАК ИСТОЧНИК

МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

1 В ред. Федеральных законов от 13.01.1995 №6_ФЗ, от 06.06.1995

№87_ФЗ, от 19.07.1995 № 114_ФЗ, от 27.12.1995 № 211_ФЗ, от 02.03.1998

№30_ФЗ, от 20.06.2000 № 90_ФЗ, от 05.08.2000 № 110_ФЗ, от 04.08.2001

№107_ФЗ.

2 Данное определение дано в ст. 2 закона «О средствах массовой инфор_

мации».

69

массовая информация может распространяться по протоколу FTP1 с

помощью FTP_каталогов и т. д.

Однако в настоящем исследовании будут рассмотрены вопросы

распространения массовой информации в сети Интернет только по_

средством сайтов, которые являются открытыми и доступными для

массового пользователя (получателя информации).

В чем состоит социальная проблема, связанная с размещением и

распространение массовой информации на сайтах в сети Интернет?

Прежде всего, в том, что на сайтах публикуется большое количество

различной информации, и зачастую происходит злоупотребление

свободой массовой информации — содержание ресурсов противо_

речит интересам личности, общества и государства.

Очевидно, что в сети Интернет содержится много порнографи_

ческой информации2, немало клеветнических сведений и оскорбле_

ний, существует информация, способствующая разжиганию нацио_

нальной розни, имеющая отношение к терроризму и содержащая

призывы к свержению власти. Этому способствуют, в первую оче_

редь, техническая простота, оперативность и дешевизна размеще_

ния информации в электронной форме в сети Интернет.

В ряде случаев деяния, нарушающие интересы личности, обще_

ства и государства и производимые через сеть Интернет, рассматри_

ваются какпротивоправные и противозаконные, но иногда, не_

смотря на очевидный социальный вред, однозначной юридической

квалификации осуществляемым действиям дать нельзя.

Российское законодательство о средствах массовой информации

накладывает ряд ограничений на распространение информации. Так,

в статье 4 закона «О средствах массовой информации» говорится о

недопустимости злоупотребления свободой массовой информации:

«Не допускается использование средств массовой информации в

целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения

1 Протокол FTP (file transfer protocol) — протокол передачи файлов; слу_

жит, в первую очередь, для обеспечения удаленного доступа к информаци_

онным ресурсам как каталогам файлов и позволяет осуществлять распрост_

раненные операции с файлами и каталогами (в частности, передачу, прием,

создание, удаление).

2 Для интересующихся указанной тематикой: см. работу «Государствен_

ное регулирование и контроль оборота продукции сексуального характера»

(автор Дим Д. Темнюк), http://www.adultlaw.ru/SEX/book_pornolaw.htm.

70

сведений, составляющих государственную или иную специально

охраняемую законом тайну, для призыва к захвату власти, насиль_

ственному изменению конституционного строя и целостности госу_

дарства, разжигания национальной, классовой, социальной, рели_

гиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны, а также

для распространения передач, пропагандирующих порнографию,

культ насилия и жестокости.

Запрещается использование в теле_, видео_, кинопрограммах,

документальных и художественных фильмах, а также в информаци_

онных компьютерных файлах и программах обработки информаци_

онных текстов, относящихся к специальным средствам массовой

информации, скрытых вставок, воздействующих на подсознание

людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье.

Запрещаются распространение в средствах массовой информа_

ции, а также в компьютерных сетях сведений о способах, методах

разработки, изготовления и использования, местах приобретения

наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров,

пропаганда каких_либо преимуществ использования отдельных

наркотических средств, психотропных веществ, их аналогови пре_

курсоров, за исключением рекламы наркотических средств и психо_

тропных веществ, внесенных в списки II и III в соответствии с Фе_

деральным законом „О наркотических средствах и психотропных

веществах“, в средствах массовой информации, рассчитанных на

медицинских и фармацевтических работников, а также распростра_

нение иной информации, распространение которой запрещено фе_

деральными законами».

В приведенной статье законодательство (кроме указанной в ч. 3

ст. 4 категории компьютерных сетей) оперирует именно понятием

«средства массовой информации», а не просто «источник массовой

информации».

Средство массовой информации в законе «О средствах массовой

информации» определяется как «периодическое печатное издание,

радио_, теле_, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная

форма периодического распространения массовой информации»

(ст. 2 закона).

К чему приводит наличие в законе наряду с категорией массовой

информации категории средства массовой информации? Если в ка_

71

ких_либо нормах, регулирующих определенные предметные инфор_

мационные отношения, не упоминается понятие средства массовой

информации, то данные нормы не распространяются на отноше_

ния, где присутствуют источники массовой информации, не являю_

щиеся средствами массовой информации1.

Такое разделение способов создания и распространения массовой

информации на осуществляющиеся с помощью средств массовой ин_

формации и осуществляющиеся с помощью других источников мо_

жет в сети Интернет зачастую приводить к нарушениям интересов

субъектов информационных отношений.

В конце 1999 года во время выборов в Государственную Думу

Российской Федерации на сайте www.election99.com публиковались

результаты опросов общественного мнения, проведенных в день вы_

боров по методике «exit poll»2 (см. рис. 7).

В соответствии с ч. 3 ст. 54 Федерального Закона от 24 июня 1999

года №121_ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Феде_

рального Собрания Российской Федерации», «в течение трех дней

до дня голосования, а также в день голосования опубликование (об_

народование) в средствах массовой информации результатов опро_

сов общественного мнения, прогнозов результатов выборов, иных

исследований, связанных с выборами, не допускается».

В приводимом примере ключевым вопросом стал следующий:

является ли сайт средством массовой информации? В указанном

случае было решено: не является3. Однако не подлежит сомнению,

1 Например, согласно ст. 280 Уголовного Кодекса Российской Федера_

ции уголовно наказуемым деянием являются публичные призывы к на_

сильственному захвату власти. Таковые наказываются, в частности, лише_

нием свободы на срок до трех лет (ч. 1 ст. 280). Однако те же деяния,

совершенные с использованием средств массовой информации, согласно

санкции нормы ч. 2 этой же статьи, наказываются лишением свободы уже

на срок от трех до пяти лет. Соответственно, для лица распространяющего

данные призывы не с помощью средства массовой информации, а с помо_

щью другого источника массовой информации, ответственность по ч. 2 ст.

280 не предусмотрена.

2 Опрос непосредственно после тайного голосования для предваритель_

ной оценки результатов голосования.

3 Подробнее о перипетиях данного прецедента см. комментарий Центра

«Право и СМИ» «Интернет независим от закона о выборах?». Адрес в сети

Интернет: http://www.medialaw.ru/publications/zip/65/ch3.htm.

72

что данное размещение информации могло помешать свободному

волеизъявлению избирателей и в итоге оказать влияние на результа_

ты выборов.

Рассмотрим подробнее, является ли все_таки сайт в сети Интер_

нет средством массовой информации. Несомненно, что при этом

анализе нужно учитывать, что в момент разработки и создания зако_

на «О средствах массовой информации» никто не предполагал, что

спустя несколько лет возникнет своеобразный механизм распрост_

ранения информации — сеть Интернет, с помощью которой любое

лицо, не имея никаких особых профессиональных навыков и орга_

низационно_технических возможностей, сможет распространять

массовую информацию.

Рис. 7. Скриншот сайта www.elections99.com

73

В законе «О средствах массовой информации» в ст. 24 («Иные

средства массовой информации») утверждается следующее:

«Правила, установленные настоящим Законом для периодичес_

ких печатных изданий, применяются в отношении периодического

распространения тиражом тысяча и более экземпляров текстов, со_

зданных с помощью компьютеров и (или) хранящихся в их банках и

базах данных, а равно в отношении иных средств массовой инфор_

мации, продукция которых распространяется в виде печатных сооб_

щений, материалов, изображений.

Правила, установленные настоящим Законом для радио_ и теле_

программ, применяются в отношении периодического распростра_

нения массовой информации через системы телетекста, видеотекста

и иные телекоммуникационные сети, если законодательством Рос_

сийской Федерации не установлено иное».

Т. е. из норм данной статьи следует, что если сайт удовлетворяет

критерию периодичности1, а также приведенному количественному

критерию, то он, во_первых, является средством массовой инфор_

мации, во_вторых, подлежит государственной регистрации в соот_

ветствии со ст. 8 закона «О средствах массовой информации», только

после которой возможно осуществление предметной деятельности2.

В противном случае, в соответствии со ст. 60 упоминаемого закона,

для лиц, создающих сайт, может наступить ответственность за неза_

конное изготовление продукции средства массовой информации

без его регистрации.

Однако как применить названные критерии периодичности (не

реже одного раза в год) и тиража (больше/меньше тысячи) к публи_

кации и распространению информации на сайте?

Здесь нужно заметить, что любые рассуждения по данному воп_

росу будут весьма спорными, и в настоящий момент однозначного и

1 В соответствии со ст. 2 закона, периодическим признается издание,

имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже

одного раза в год. Такой же период времени указывается для радио_,
теле_,

видео_, кинохроникальных программ.

2 Закон предусматривает ряд условий, при которых возможно освобож_

дение от регистрации. В частности, не требуется регистрация периодичес_

ких печатных изданий тиражом менее одной тысячи экземпляров (ст. 12 за_

кона «О средствах массовой информации»).

74

адекватного ответа на этот вопрос не существует. Можно согласиться

с соответствующим мнением по рассматриваемому вопросу, выра_

женным в книге «Телекоммуникации и право: вопросы стратегии»1:

«Все эти интерпретации норм действующего закона «О средствах

массовой информации» не имеют и немогут иметь однозначного

толкования, поскольку уровень развития правоотношений в облас_

ти распространения информации изменился с 1991 г. настолько, что

нет никаких сомнений в необходимости изменять сами основы под_

ходов регулирования».

Тем не менее, отсутствие однозначного толкования нормы не из_

бавляет от принятия решения в конфликтных ситуациях. В связи с

этим интересно и показательно провозглашенное в ноябре 1999 года

решение Судебной палаты по информационным спорам по обраще_

нию губернатора Кемеровской области А. М. Тулеева относительно

сведений, распространенных Агентством политических новостей2.

Предыстория такова. В Судебную палату обратился губернатор

Кемеровской области А. М. Тулеев в связи с тем, что 25 июня 1999

года через Интернет3 Агентством политических новостей была рас_

пространена недостоверная информация о нем, которая затем была

перепечатана в нескольких «бумажных» зарегистрированных сред_

ствах массовой информации. Как сообщило Судебной палате Ми_

нистерство Российской Федерации по делам печати, телерадиове_

щания и средств массовых коммуникаций, Агентство политических

новостей не было зарегистрировано в качестве средства массовой

информации4, что, однако, не мешало ему активно распространять

информацию с использованием сети Интернет.

Оценивая организационно_правовую природу Агентства поли_

тических новостей, Судебная палата заключила, что оно «представ_

1 Телекоммуникация и право: вопросы стратегии / Под ред. Ю. М. Бату_

рина. М.: Центр «Право и СМИ», 2000. 324 с. (Журналистика и право; Вып.

26). Адрес в сети Интернет:
http://www.medialaw.ru/publications/books/wb_

tele/index.html.

2 Полный текст решения, в частности, размещен по адресу: http://

www.russianlaw.net/law/cases/case_site_smi_liability.htm.

3 На сайте http://www.apn.ru/.

4 В момент написания настоящей книги по информации, опубликован_

ной на указанном сайте, Агентство политических новостей получило соот_

ветствующее свидетельство о регистрации.

75

ляет собой информационное агентство, использующее иную форму

периодического распространения массовой информации в смысле

части второй ст. 2 Закона Российской Федерации „О средствах мас_

совой информации“ — сеть Интернет» и, исходя из этого, к деятель_

ности Агентства политических новостей полностью применимы

нормы законодательства о средствах массовой информации1.

Таким образом, коллизия «Сайт — СМИ» до сих пор не имеет од_

нозначного разрешения, что дает возможность судить о наличии в

регулировании предметных отношений по распространению массо_

вой информации в сети Интернет своеобразной «мины замедленно_

го действия»2.

Конечно, все становится на свои места в случае, если сайт прохо_

дит регистрацию в качестве средства массовой информации. Таких

прецедентов в Российской Федерации много3, и они объясняются

стремлением владельцев ресурсов в сети Интернет наряду с призна_

нием за собой определенных обязанностей, существующих для

«обычных» средств массовой информации, получить статутные пра_

ва и значительные льготы (от организационных до финансовых)4,

1 Правда, также в решении Судебная палата констатировала, что «на се_

годняшний день в законодательстве Российской Федерации отсутствует

четкая система правовой регламентации деятельности новых средств мас_

совой информации, появившихся в связи с развитием сети Интернет».

2 Показателен для указанной коллизии ответ Министерства Российской

Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых комму_

никаций на письмо г_на А. Г. Серго от 16 июня 2000 года, в котором на
воп_

рос, является ли сайт средством массовой информации, приводилась следу_

ющая позиция: «Сайт является средством массовой информации в случае,

если попадает под признаки, указанные в статьях 2 и 24 Закона Российской

Федерации „О средствах массовой информации“». Полный текст ответа

расположен по адресу http://www.russianlaw.net/law/acts/z10.htm.

3 Так, по данным Lenta.Ru на июнь 2000 года 176 сайтов в Российской

Федерации были зарегистрированы как средства массовой информации, а

на начало февраля 2002 года, по сообщению Internet.Ru количество Интер_

нет_изданий достигло 628. См. http://lenta.ru/internet/2000/06/23/smi/,

http://www.internet.ru/article/hitofday/2002/02/07/7081.html.

4 С наступлением 2002 года поддержка средств массовой информации в

Российском государстве, проводившаяся в соответствии с Федеральным За_

коном Российской Федерации от 1 декабря 1995 года №191_ФЗ «О государ_

ственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Россий_

ской Федерации» (в ред. Федерального Закона от 22.10.98 №159_ФЗ), либо

прекратилась, либо уменьшилась. Так, например,если до 1 января 2002 года

76

которые без официального получения статуса средства массовой

информации (в результате регистрации) получить не удавалось.

Например, вопрос налогообложения информационных ресурсов

в сети Интернет был разъяснен Министерством РФ по налогам и

сборам в письме от 11 мая 2000 г. № ВГ_6_02/361 «О порядке налого_

обложения организаций, размещающих периодические издания в

сети Интернет», в котором было указано, что «размещение в Интер_

нете продукции организаций, не зарегистрированных в качестве

средств массовой информации (не имеющих свидетельство о регис_

трации в качестве средства массовой информации), облагается на_

логом на добавленную стоимость на общих основаниях».

Правда, добровольное получения почетного статуса СМИ не ре_

шает всех правовых проблем, например, в сфере распространения

рекламы1.

Тем не менее, подавляющее большинство сайтов в сети Интернет

не регистрируется и просто выполняет роль источников массовой

информации, распространение которой законодательством о сред_

ствах массовой информации не регулируется. Поэтому проблема за_

деятельность, связанная со средствами массовой информации, освобожда_

лась от налога на добавленную стоимость, то теперь, в связи с принятием

28 декабря 2001 года Федерального Закона № 179_ФЗ «О внесении измене_

ний и дополнений в статьи 149 и 164 части второй Налогового Кодекса Рос_

сийской Федерации», налогообложение периодических печатных изданий,

за исключением периодических печатных изданий рекламного или эроти_

ческого характера, производится по налоговой ставке 10 процентов при ре_

ализации. Правда, до 1 января 2003 года продолжают действовать нормы,

изложенные в абз. 3_6 подпункта 3 пункта 2 статьи 164 Налогового Кодек_

са, в соответствии с которыми подлежат налогообложению также по ставке

в 10 процентов услуги по экспедированию и доставке периодических печат_

ных изданий (нерекламного и неэротического характера), редакционные и

издательские услуги, услуги по размещению рекламы и информационных

сообщений в периодических печатных изданиях.

1 В соответствии с Федеральным Законом Российской Федерации от

18 июля 1995 года № 108_ФЗ (в ред. Федеральных Законов от 18.06.2001

№76_ФЗ, от 14.12.2001 № 162_ФЗ, от 30.12.2001 № 196_ФЗ) «О рекламе»,

например, распространение рекламы разрешенного гражданского оружия

в электронных средствах массовой информации допускается только после

22 часов местного времени (ст. 16 закона «О рекламе»), и в связи с этим

встает вопрос, какое время является расчетным? Можно предположить,

что локальное время пользователя ресурса, которое требуется предвари_

тельно определять перед ознакомлением с информацией сайта.

77

конности распространения массовой информации того или содер_

жания остается открытой.

Решение данной проблемы возможно несколькими способами.

Во_первых, можно внести в предметные нормы, характеризую_

щие признак периодичности распространения массовой информа_

ции, дополнительные уточнения.

В проекте Федерального Закона «О правовом регулировании

оказания Интернет_услуг», предлагаемом С. Петровским1, приво_

дятся для этого следующие конструкции:

«Статья 17. Критерии признания данных, периодически переда_

ваемых в Интернет, массовой информацией:

1. Массовой информацией признаются данные, периодически

передаваемые в тысячу или более адресов пользователей Интернет в

течении дня. При этом учитываются только адреса, находящиеся на

территории России.

2. Порядок определения количества пользователей Интернет для

целей, указанных в пункте 1 настоящей статьи, устанавливается ор_

ганом, осуществляющим государственную регистрацию средств

массовой информации.

Статья 18. Государственная регистрация информационных ре_

сурсов, распространяющих массовую информацию в Интернет.

Информационные ресурсы, передающие данные, признаваемые

массовой информацией согласно статье 17 настоящего закона, дол_

жны быть зарегистрированы в качестве средства массовой инфор_

мации в соответствии с законодательством о средствах массовой ин_

формации.

Статья 19. Регулирование отношений по созданию, обработке и

распространению данных, признаваемых массовой информацией.

Регулирование отношений по созданию, обработке и распрост_

ранению данных, признаваемых массовой информацией согласно

статье 17 настоящего закона, осуществляется в соответствии с зако_

нодательством о средствах массовой информации’BB.

Вторым способом решения проблемы характера регулирования

распространения массовой информации в сети Интернет является

1 Законопроект опубликован в журнале «Защита информации. Конфи_

дент». Май_июнь 2001(3). С. 28–32. См. также: http://www.russianlaw.net/

law/acts/z16.htm.

78

включение категории сайта (сервиса сети Интернет) в понятие сред_

ства массовой информации. Таким образом поступили в Казахстане.

В закон Республики Казахстан от 23 июля 1999 года «О средствах

массовой информации» в 2001 году в соответствии с законом от

3 мая 2001 г. №181_II ЗРК был внесен ряд изменений, касающихся

статуса средства массовой информации и сети Интернет1.

С указанного момента в качестве средства массовой информации

рассматривается «периодическое печатное издание, радио_ и теле_

программа, кинодокументалистика, аудиовизуальная запись и иная

форма периодического или непрерывного публичного распростране_

ния массовой информации, включая WEB_сайты в общедоступных

телекоммуникационных сетях (интернет и другие)» (ст. 1 закона)2 .

В п. 15 ст. 1 закона WEB_сайт определяется как «подготовленная

при помощи специальных технических и программных средств

электронная представительская страница физического либо юриди_

ческого лица Республики Казахстан, на которой собственник раз_

мещает информацию в целях массового распространения».

По концепции, заложенной в законе, основанием для осуществ_

ления выпуска продукции средства массовой информации, распро_

странения сообщений и материалов информационного характера

является свидетельство о постановке на учет средства массовой ин_

формации. При этом указанное требование на WEB_сайты не рас_

пространяется (п. 1 ст. 5 закона Республики Казахстан).

Кроме этого, WEB_сайты, в отличие от других СМИ, распрост_

раняемых на территории Республики Казахстан, независимо от

формы собственности не подлежат обязательной постановке на учет

в уполномоченном органе (ст. 10 закона).

Таким образом, в Республике Казахстан сайт рассматривается как

средство массовой информации, что, в принципе, отражает природу

общественных отношений и информационных процессов. Но при

этом при создании и использовании информационных ресурсов на

1 См. http://www.pmicro.kz/DB/Busn/Govern/Laws/Act/2001/Change18.htm.

2 Закон также определяет продукцию средства массовой информации

как «тираж или часть тиража отдельного номера периодического печатного

издания или аудиовизуальной программы, отдельный выпуск радио_, теле_,

кинохроникальной программы, семантическая информация, размещенная

на WEB_сайте в общедоступных телекоммуникационных сетях» (п. 6 ст. 1).

79

их владельцев не накладывается никаких ограничений в форме ли_

цензирования и регистрации, что, в итоге, не препятствует реализа_

ции принципа свободного создания и распространения информации.

В конце 1999 — начале 2000 года в России имела место инициати_

ва другого рода. Был опубликован проект Постановления Правитель_

ства Российской Федерации «О государственной регистрации средств

массовой информации, использующих для распространения инфор_

мации глобальные информационные сети („сетевых СМИ“)»1. Про_

ект распространял регистрационный порядок деятельности учреж_

денных в Российской Федерации средств массовой информации на

средства массовой информации, использующие для распространения

информации сеть Интернет и иные глобальные информационные

сети («сетевые СМИ») (п. 1).

В проекте Постановления предлагалось утвердить прилагаемое к

нему Положение «О порядке регистрации средств массовой инфор_

мации, действующих в глобальных информационных сетях („сете_

вых СМИ“)» и ввести последнее в действие с 1 января 2000 года.

После введения в действие указанного Положения «российские

организации и граждане, использующие Интернет и иные глобаль_

ные информационные сети для распространения продукции средств

массовой информации, обязаны руководствоваться требованиями

указанного Положения и произвести регистрацию принадлежащих

им сетевых СМИ в срок до 30 июня 2000 года включительно. С ука_

занной в настоящем пункте даты деятельность сетевых СМИ без ре_

гистрации не допускается» (п. 4).

Далее предлагалось «признать, что на лиц, размещающих инфор_

мацию в Интернете и иных глобальных информационных сетях,

распространяются требования Федерального закона „О средствах

массовой информации“» (п. 5), что означало расширительное тол_

кование в подзаконном акте норм закона «О средствах массовой ин_

формации».

Интересное предложение,относящееся к институту ответствен_

ности информационных провайдеров (посредников), содержалось в

п. 11 проекта:

1 Текст данного проекта доступен, в частности, по адресу http://

www.russianlaw.net/law/acts/z2.htm.

80

«Министерству связи и информатизации Российской Федерации

в срок до 31 марта 2000 года разработать и ввести в действие поря_

док, предусматривающий обязанность операторов связи, оказываю_

щих услуги доступа в Интернет и иные глобальные информацион_

ные сети (держателей лицензий на услуги телематических служб),

прекращать (или приостанавливать) оказание соответствующих ус_

луг клиентам, деятельность которых в качестве сетевых СМИ пре_

кращена (или, соответственно, приостановлена) в соответствии с

законодательством о средствах массовой информации, либо осуще_

ствляющих деятельность в качестве сетевых СМИ без государствен_

ной регистрации».

В самом Положении «О порядке регистрации средств массовой

информации, действующих в глобальных информационных сетях

(„сетевых СМИ“)» под сетевым средством массовой информации

понималась «размещаемая в электронной форме в Интернете (и се_

тях) совокупность периодически обновляемых информационных

сообщений и материалов, предназначенных для неопределенного

круга лиц. Для целей настоящего Положения размещаемые в Ин_

тернете и иных глобальных информационных сетях информацион_

ные сообщения и материалы рассматриваются как периодические,

если производится (предполагается) их полное или частичное об_

новление не реже одного раза в год» (п. 2.1 Положения) .

В Положении содержались нормы, касающиеся регистрации се_

тевых средств массовой информации. В соответствии с п. 3.3 не тре_

бовалось регистрации, в частности, для:

— «информационных сообщений и материалов о лицах (организа_

циях, гражданах или объединениях граждан), самостоятельно

размещающих их в Интернете (иных глобальных информацион_

ных сетях) с целью доведения до неопределенного круга лиц све_

дений о таких лицах, выпускаемой ими продукции или оказыва_

емых ими услугах»;

— «информационных сообщений и материалов, которые в силу

технологических особенностей их размещения в Интернете

(иных глобальных информационных сетях) могут быть доступны

только ограниченному кругу лиц, либо доступны только с ис_

пользованием специальных программно_аппаратных средств,

используемых ограниченным кругом лиц. При этом указанное

81

положение не применяется к информации, доступ к которой ог_

раничивается исключительно с целью взимания оплаты за такой

доступ как возмездное оказание услуг».

Все приведенные нормы в проекте Постановления и Положения

создавали существенные сложности для лиц, занимающихся разви_

тием сети Интернет. В результате проект после публикации и обсуж_

дения далее во властных структурах в первоначальном варианте не

рассматривался.

Следующим способом, позволяющим урегулировать использова_

ние источников массовой информации в сети Интернет, является

создание новой системы категорий и понятий в сфере информаци_

онного обмена, которая бы не ставила во главу угла понятие сред_

ства массовой информации.

В проекте Федерального Закона «Об основах государственного

регулирования в сфере развития и использования новейших теле_

коммуникационных технологий в телевизионном и радиовещании,

в других электронных средствах массовых коммуникаций»1, пред_

ставленного депутатом Государственной Думы Российской Федера_

ции В. Я. Комиссаровым, предлагалось ввести следующие понятия:

«глобальная общедоступная информационно_телекоммуникаци_

онная компьютерная сеть (далее — глобальная компьютерная сеть) —

средство массовых коммуникаций, представляющее собой совокуп_

ность взаимодействующих между собой общедоступных автомати_

зированных информационных систем, связанных единой трансгра_

ничной телекоммуникационной сетью»;

«новейшие телекоммуникационные технологии, используемые

для телевизионного и радиовещания (далее — новейшие телеком_

муникационные технологии) — современные применяемые, вне_

дряемые либо разрабатываемые технологии, используемые для це_

лей телевизионного и/или радиовещания, а также иного способа

распространения массовой информации (глобальная компьютер_

ная сеть Интернет, цифровое, аналоговое, кабельное вещание, те_

летекст и др.)»;

1 Текст законопроекта опубликован на сайте Комитета Государственной

Думы по информационной политике по адресу http://www.duma.gov.ru/

infocom/input3/7.htm.

82

«оператор связи — лицо, предоставляющее телекоммуникацион_

ную услугу»;

«оператором связи также является владелец информационного

ресурса глобальной сети, предлагающий к нему доступ в целях ока_

зания информационных услуг, или лицо, предоставляющее услуги

по поддержанию информационного ресурса глобальной компью_

терной сети на принадлежащих ему технических средствах, или

лицо, предоставляющее услуги по постоянному хранению инфор_

мации, предназначенной для передачи посредством использования

глобальной компьютерной сети, с использованием принадлежащих

ему технических средств»;

«пользователь — физическое или юридическое лицо или группа

лиц, пользующиеся телекоммуникационными или информацион_

ными услугами»;

«средство массовой коммуникации — техническое, технологи_

ческое и (или) иное средство передачи информации, предназначен_

ной для неограниченного круга лиц» (ст. 2).

После введения данных понятий в ст. 6 законопроекта деклари_

ровалась недопустимость злоупотреблений при пользовании новей_

шими телекоммуникационными технологиями:

«Не допускается использование новейших телекоммуникацион_

ных технологий в целях:

1. совершения деяний, наказуемых в соответствии с Уголовным

Кодексом;

2. пропаганды войны, призыва к захвату власти, насильственному

изменению конституционного строя и целостности государства,

разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной

нетерпимости и розни;

3. разглашения сведений, составляющих государственную или иную

специально охраняемую законом тайну;

4. пропаганды порнографии, культа насилия и жестокости;

5. пропаганды употребления наркотических веществ;

6. распространения ложных сведений, порочащих честь и достоин_

ство или подрывающих репутацию другого лица;

7. нарушения авторских прав;

8. иного распространения информации, осуществляемого с наруше_

нием действующего законодательства Российской Федерации».

83

В законопроекте предлагалось ввести регистрацию и лицензиро_

вание в области развития и использования новейших телекоммуни_

кационных технологий (ст. 12), а также содержались прогрессивные

и актуальные нормы, направленные на защиту несовершеннолетних

(ст. 7)1.

Развитием данного подхода к созданию новой системы понятий

и категорий в сфере распространения массовой информации в сети

Интернет является принятие специальных норм о распространении

информации в сети Интернет.

Примером такого начинания могут служить нормы законодатель_

ства Китайской Народной Республики2. Согласно им, запрещается

использование сети Интернет для создания, распространения, ко_

пирования или передачи информации определенного содержания3.

1 «Статья 7. Порядок передачи информации в целях защиты несовер_

шеннолетних:

1. Использование новейших телекоммуникационных технологий огра_

ничивается в случаях, если: передаваемая информация может повредить

умственному, физическому, нравственному развитию несовершеннолетних;

передаваемая информация изображает сцены смерти людей или их физи_

ческих и моральных страданий.

2. При распространении информации, подпадающей под действие на_

стоящей статьи, вещатель информации должен предпринимать все возмож_

ные меры для предотвращения несанкционированного доступа несовер_

шеннолетних к подобной информации.

3. Распространение информации, подпадающей под действие настоя_

щей статьи, должно следовать за акустическим предупреждением или иден_

тифицироваться присутствием соответствующего визуального символа в

период продолжения распространения.

4. Распространение информации, подпадающей под действие настоя_

щей статьи, должно сопровождаться возможностью для пользователя бло_

кировать доступ к такой информации.

5. Распространение информации, подпадающей под действие абзаца 3

пункта 1 настоящей статьи, допускается, если подобная информация пред_

ставляет собой информационное сообщение о фактически происходящих

событиях и сопровождается предупреждением об ограничении по возрасту».

2 См. http://www.usembassy_china.org.cn/english/sandt/netreg.htm,
http://

www.agentura.ru/equipment/psih/info/china/.

3 Например: призывы к неисполнению или же нарушению государ_

ственных законов, нормативных актов или же Конституции;

— призывы к свержению социализма или же государственной системы;

— призывы к нарушению целостности страны;

— информация националистическогохарактера;

— распространение ложной информации, слухов;

84

Довольно много предметных норм, регулирующих конкретные спо_

собы распространения информации в тех или иных общественных

отношениях, принято в США1. В Индии установлена уголовная от_

ветственность за публикацию информации непристойного содержа_

ния в электронной форме2.

В первом международном соглашении о борьбе с киберпреступ_

ностью — Convention on Cybercrime (ETS n: 185)3, подписанной 23

ноября 2001 года в Будапеште большинством стран_членов Совета

Европы, а также, в частности, США и Японией4, содержится спе_

циальный раздел, посвященный распространению порнографичес_

ких материалов. Ряд европейских инициатив в сфере контроля за

содержанием сети Интернет осуществляются в рамках Resolution on

the Commission communication on illegal and harmful content on the

Internet5 .

Все рассмотренные подходы не затрагивают актуальной пробле_

мы, связанной с обеспечением доказательств при распространении

массовой информации с помощью сайтов в сети Интернет. Подроб_

но данный вопрос будет рассмотрен в другом разделе книги, но при_

менительно к настоящему предмету исследования имеет смысл за_

метить следующее.

Перед лицами, считающими что их интересы и права нарушают_

ся при той или иной публикации информации на сайтах в сети Ин_

тернет, всегда встает задача достоверной и убедительной (например,

для будущего судебного процесса) фиксации факта и содержания

— пропаганда феодального строя, распространение сексуально окрашен_

ных материалов, пропаганда азартных игр, насилия;

— призывы к началу террористической деятельности;

— нанесение вреда репутации государственных органов (использован пе_

ревод, расположенный по адресу http://www.agentura.ru/equipment/psih/

info/china/).

1 Например, федеральный акт Children’s Online Privacy Protection Act,

US Code, Title 15, Chapter 91 или Internet Pharmacy Consumer Protection
Act

(2001 New York Senate Bill 4364).

2 Information Technology Bill 2000 of India, art. 67.

3 См. текст Конвенции по адресу http://conventions.coe.int/.

4 На начало февраля 2002 года Конвенция не была ратифицирована ни

одним из подписавших ее государств.

5 См. http://europa.eu.int/ISPO/legal/en/internet/wp2en_chap.html.

85

распространяемой массовой информации. Представляется, что если

бы существовали нормы, позволяющие сделать процесс фиксации

более объективным и унифицированным, то это бы существенно

способствовало защите интересов общества и государства в сети

Интернет.

До недавнего времени возможным решением данной проблемы

мог служить институт обязательного экземпляра документов, опре_

деляемый в Федеральном Законе от 29 декабря 1994 года №77_ФЗ

«Об обязательном экземпляре документов»1, однако в соответствии

с Федеральным Законом от 11 февраля 2002 года №19_ФЗ «О внесе_

нии изменений и дополнений в Федеральный закон „Об обязатель_

ном экземпляре документов“» вступила в действие следующая норма:

«Настоящий Федеральный закон не распространяется на доку_

менты, содержащие личную и (или) семейную тайну; документы,

содержащие государственную, служебную и (или) коммерческую

тайну; документы, созданные в единичном исполнении; архивные

документы (материалы) (за исключением документов, передавае_

мых на хранение в архивные учреждения в соответствии со статьями

12, 18 и 19 настоящего Федерального закона);

электронные документы, распространяемые исключительно в

сетевом режиме; управленческую и техническую документацию

(формуляры, инструкции по эксплуатации, бланочную продукцию,

альбомы форм учетной и отчетной документации)2.»

В уже упомянутом проекте Постановления Правительства Рос_

сийской Федерации «О государственной регистрации средств мас_

совой информации, использующих для распространения информа_

ции глобальные информационные сети („сетевых СМИ“)» в п. 9

предлагалась вполне логичная норма:

«Установить, что в целях обеспечения доказательств, имеющих

значение для правильного разрешения возможных споров, редак_

ция сетевого СМИ обязана сохранять (в электронной форме) копии

информационных и иных сообщений и материалов, размещенных в

1 С изменениями, внесенными Федеральным законом от 27 декабря

2000 года № 150_ФЗ.

2 Следует заметить, что формулировка «распространение исключитель_

но в сетевом режиме» представляется весьма неудачной и расплывчатой.

Кроме того, не совсем понятна целесообразность внесенных изменений.

86

Интернете и иных глобальных информационных сетях (с указанием

точной даты и времени соответствующего обновления — добавле_

ния, дополнения и снятия — таких сообщений и материалов), в те_

чение не менее одного года с даты первоначального размещения та_

ких сообщений и материалов».

Другим возможным способом регулирования фиксации массо_

вой информации в сети Интернет могло бы быть возложение на ин_

формационных провайдеров обязанности срочного хранения пуб_

ликуемой на сайтах информации.

Обязанность хранения массовой (открытой) информации позво_

лила бы также разрешить проблему ответственности части инфор_

мационных провайдеров — тех, которые технически поддерживают

работоспособность источников массовой информации в сети Ин_

тернет. Например, если информационный провайдер (посредник)

хранит сведения о том, что было опубликовано на сайте его клиен_

та, а затем по требованию заинтересованной стороны предоставляет

данную открытую информации, то это может явиться дополнитель_

ным основанием для освобождения от ответственности за действия

последнего.

Затронутый здесь и уже рассмотренный ранее в других разделах

вопрос ответственности информационного провайдера также крайне

актуален для регулирования распространения массовой информа_

ции. Для последнего наиболее разумными и адекватными представ_

ляются нормы, предложенные в законе ФРГ «Об информационных

и коммуникационных услугах» (т. н. закон «О мультимедиа») от 1 ав_

густа 1997 года:

«Провайдеры несут ответственность за предоставляемое для

пользования содержание (своих телеуслуг) в соответствии с общи_

ми законами.

Провайдеры не несут ответственности за содержание данных,

предоставляемых им для пользования каким_либо третьим лицом,

за исключением случая, если они знают о такого рода содержании и

имеют технические возможности и в состоянии блокировать ис_

пользование такого рода содержание и есть основания предпола_

гать, что они могут это делать.

Провайдеры не несут ответственности за содержание [телеуслуг]

какого_либо третьего лица, к которому они только предоставляют

87

доступ. Автоматическое и временное хранение содержания [инфор_

мации] третьего лица по запросу пользователя истолковывается как

предоставление доступа1» (ст. 5 закона).

Аналогичная норма предлагалась в упомянутом проекте Феде_

рального Закона «Об основах государственного регулирования в

сфере развития и использования новейших телекоммуникационных

технологий в телевизионном и радиовещании, в других электрон_

ных средствах массовых коммуникаций»:

«Вещатели информации не несут ответственность за содержание

информации, которую они предоставляют как посредники в случа_

ях, если:

— они не знали и не должны были знать о ее содержании;

— технически не были способны заблокировать использование та_

кой информации» (п. 2 ст. 13)

«Операторы сети не несут ответственность за содержание инфор_

мации, к которой они только обеспечивают доступ» (п. 3 ст. 13 зако_

нопроекта).

В завершение можно упомянуть пока единственную на настоящий

момент попытку, направленную на систематизацию размещения и

распространения массовой информации в сети Интернет и завер_

шившуюся принятием комплекса предметных норм ГОСТ 7.83_2001

«Электронные издания. Основные выходы и выходные сведения»,

который вводится в Российской Федерации с 1 июля 2002 года2.

Этот стандарт устанавливает основные виды электронных изда_

ний, а также состав и место расположения выходных сведений в

электронных изданиях и предназначен для производителей элект_

ронных изданий. По указанной в ГОСТе классификации изданий

по технологии распространения сайт может быть отнесен к сете_

вому электронному изданию, которое доступно «потенциально

1 Перевод Центра «Право и средства массовой информации», адрес в

сети Интернет: http://www.medialaw.ru. Серия «Журналистика и право».

2000, Вып. 26.

2 Стандарт разработан научно_техническим центром «Информрегистр» и

Межгосударственным Техническом комитетом МТК 191 «Научно_техничес_

кая информация, библиотечное и издательское дело». Внесен Госстандартом

России. Принят Межгосударственным Советом по стандартизации, метро_

логии и сертификации (протокол № 20_2001 от 30 октября г. Бишкек, г.
Чол).

88

неограниченному кругу пользователей через телекоммуникацион_

ные сети»1.

Для него ГОСТ определяет состав и расположение выходных

сведений (п. 4); основным местом размещения выходных сведений

является титульный экран2, выполняющий в электронном издании

роль титульного листа3.

Для титульного экрана сайта по данному ГОСТу обязательно на_

личие следующих элементов выходных сведений:

— сведения об авторах и других физических и юридических лицах,

участвовавших в создании электронного издания;

1 Также в п. 3.2 производится классификация электронных изданий:

— по характеру взаимодействия пользователя и электронного издания:

«детерминированное электронное издание: Электронное издание, парамет_

ры, содержание и способ взаимодействия с которым определены издателем

и не могут быть изменяемы пользователем»; «недетерминированное (инте_

рактивное) электронное издание: Электронное издание, параметры, содер_

жание и способ взаимодействия с которым прямо или косвенно устанавли_

ваются пользователем в соответствии с его интересами, целью, уровнем

подготовки и т. п. на основе информации и с помощью алгоритмов, опреде_

ленных издателем»;

— по периодичности:

«непериодическое электронное издание: Электронное издание, выходящее

однократно, не имеющее продолжения»; «сериальное электронное издание:

Электронное издание, выходящее в течение времени, продолжительность

которого заранее не установлена, как правило, нумерованными и (или)
дати_

рованными выпусками (томами), имеющими одинаковое заглавие»; «перио_

дическое электронное издание: Электронное издание, выходящее через оп_

ределенные промежутки времени, постоянным для каждого года числом

номеров (выпусков), не повторяющимися по содержанию, однотипно

оформленными нумерованными и (или) датированными выпусками, име_

ющими одинаковое заглавие»; «продолжающееся электронное издание:

Электронное издание, выходящее через неопределенные промежутки вре_

мени, по мере накопления материала, не повторяющимися по содержанию,

однотипно оформленными нумерованными и (или) датированными выпус_

ками, имеющими общее заглавие»; «обновляемое электронное издание:

Электронное издание, выходящее через определенные или неопределен_

ные промежутки времени в виде нумерованных или датированных выпус_

ков, имеющих одинаковое заглавие и частично повторяющееся содержа_

ние. Каждый выпуск содержит в себе оставшуюся актуальную информацию

и полностью заменяет предыдущий».

2 «Титульный экран: Один из первых экранов электронного издания (или

специальный системный экран), содержащий выходные сведения» (п. 3.3).

3 По п. 4.3 «титульный лист может состоять из несколькихчастей, свя_

занных между собой переходами».

89

— заглавие;

— выходные данные1;

— знаки охраны авторского права.

Помимо решения проблемы ответственности провайдеров, для

распространения массовой информации не менее актуальным явля_

ется решение проблемы юрисдикции иностранных сайтов, а также,

с другой стороны, проблемы распространения норм иностранного

законодательства на российские информационные ресурсы.

В соответствии с законом «О средствах массовой информации»,

«юридические лица и граждане других государств, лица без граж_

данства пользуются правами и несут обязанности, предусмотренные

настоящим Законом, наравне с организациями и гражданами Рос_

сийской Федерации, если иное не установлено законом» (ч. 2 ст. 6).

Помимо базового закона «О средствах массовой информации»

информационные отношения по распространению массовой ин_

формации с участием иностранных элементов регулируются в соот_

ветствии с Федеральным Законом Российской Федерации от 4 июля

1996 года №85_ФЗ «Об участии в международном информацион_

ном обмене»2.

По этому закону «распространение недостоверной, ложной ино_

странной документированной информации, полученной в результа_

те международного обмена, на территории Российской Федерации

не допускается» (п. 1. ст. 14).

1 По приводимому в ГОСТе критерию периодичности сайт может яв_

ляться сериальным изданием, для которого выходные сведения должны

приводиться с соблюдением требований другого ГОСТа — ГОСТ 7.4_95

«Издания. Выходные сведения».

2 В ст. 2 закона «Об участии в международном информационном обме_

не» даются следующие определения:

«Международный информационный обмен — передача и получение

информационных продуктов, а также оказание информационных услуг че_

рез Государственную границу Российской Федерации».

«Информационные продукты (продукция) — документированная ин_

формация, подготовленная в соответствии с потребностями пользователей

и предназначенная или применяемая для удовлетворения потребностей

пользователей».

«Информационные услуги — действия субъектов (собственников и вла_

дельцев) по обеспечению пользователей информационными продуктами».

90

Ответственность за распространение подобной информации воз_

лагается на субъектов международного информационного обмена1,

получивших такую информацию и (или) распространяющих ее на

территории Российской Федерации (п. 2 ст. 14).

По сути, в соответствии со ст. 14, существует возможность при_

влекать к ответственности за распространение недостоверной и

ложной информации практически всех субъектов информационных

отношений, однако о случаях ее применения неизвестно.

В законопроекте депутата В. Я. Комиссарова приводится другая

норма, распространяющая сферу действия закона на отношения,

складывающиеся, в частности, «за пределами территории Россий_

ской Федерации, если субъектами предоставления и использования

услуг новейших телекоммуникационных технологий являются

граждане Российской Федерации и зарегистрированные в соответ_

ствии с законодательством Российской Федерации юридические

лица и эти отношения затрагивают интересы Российской Федера_

ции либо граждан Российской Федерации» (ст. 4).

Нужно заметить, что приведенные нормы, определяющие юрис_

дикцию предметных информационных отношений, теоретически

защищают интересы резидентов Российской Федерации, но также

можно выразить опасения, что эти нормы вряд ли будут действовать

эффективно. Без механизмов, закрепленных на уровне международ_

ных соглашений и определяющих необходимые для решения про_

блемы юрисдикции коллизионные нормы, проанализированные га_

рантии будут оставаться красивой декларацией.

В 2000 году в проекте «Концепции государственного регулирова_

ния негосударственными информационными ресурсами России»,

разработанном Министерством Российской Федерации по связи и

информатизации, в п. 3.2 утверждалось следующее:

«Способы борьбы с распространением недоброкачественной ин_

формации (порнография, насилие, расизм, диффамация и проч.) в

обозримом будущем должны быть основаны на принципах обще_

ственного регулирования».

1 Субъектами международного информационного обмена являются, в

том числе, физические и юридические лица иностранных государств, лица

без гражданства (ст. 3 закона).

91

Эта концепция регулирования распространения массовой ин

формации представляется весьма адекватной характеру обществен_

ных отношений, складывающихся в иностранном сегменте сети

Интернет, несмотря на то, что возможности и, главное, традиции

саморегулирования в Российской Федерации пока не оказывают су_

щественного влияния на использование сети Интернет. В заверше_

ние проведенного исследования рассмотрим несколько примеров

иностранных инициатив.

Контроль за распространением массовой информации можно

осуществлять на организационно_техническом уровне, выпуская и

распространяя соответствующее программное обеспечение, управ_

ление которым в части ограничения доступа к сайтам в сети Интер_

нет может осуществляться как самими пользователями, так и ин_

формационными посредниками на основе сведений, полученных от

общественных организаций.

Например, можно самостоятельно в броузере определить те пра_

вила, по которым доступ к тем или иным ресурсам будет запрещен

или органичен (см. рис. 8).

Возможно проводить специальное описание ресурсов посред_

ством унифицированных протоколов, а затем осуществлять разгра_

ничение ресурсов на допустимые и недопустимые1. Возможно ис_

пользовать специальные порталы в сети Интернет, позволяющие

создавать описания содержания ресурсов с тем, чтобы затем по дан_

ным описаниям производить фильтрацию обращения к ним2.

Также распространено разнообразное клиентское программное

обеспечение. Например, программный продукт «Net Nanny 4»3 по_

зволяет блокировать доступ к ресурсам сети Интернет, на которых

расположена незаконная информация и материалы, нарушающие

принципы морали и нравственности. Помимо блокировки досту_

па, программа позволяет защищать персональные данные, контро_

лировать доступ членов семьи в сеть Интернет, а также обеспечи_

вать дополнительную защиту несовершеннолетних, отслеживая

1 См., например, инициативу W3C Platform for Internet Content Selection

(PICS) — http://www.w3.org/PICS/.

2 См., например, ресурс www.safesurf.com.

3 См. http://www.netnanny.com/.

92

информационный обмен на предмет наличия в нем почтовых адре_

сов и адресов сайтов лиц, которые были замечены в качестве нару_

шителей прав несовершеннолетних1.

1 Информация об указанных адресах, в первую очередь, об адресах педо_

филов, предоставляетсяспециальными общественными организациями.

2 Адрес в сети Интернет http://www.iwf.org.uk/.

Рис. 8. Броузер Internet Explorer 6.0: функция контроля доступа к сайтам

в зависимости от их содержания

Широкое распространение в сети Интернет получили инициати_

вы правозащитных организаций, ставящих своей целью защиту

пользователей сети Интернет от распространения незаконной, амо_

ральной или безнравственной информации.

На этом поприще, например, успешно действует британская

Internet Watch Foundation2, которая разработала специальные крите_

93

рии разделения содержания информации на определенные катего_

рии и предложила правила ее фильтрации1.

Как всегда, в жизни, помимо двух «крайностей» — саморегуля_

ции и государственного контроля, потенциально возможно созда_

ние механизма, органически включающего в себя преимущества по_

лярных подходов.

В Австралии в рамках Broadcasting Services Act2 была создана

специальная организация Australian Broadcasting Authority (ABA),

которой было поручено рассмотрение вопросов соответствия со_

держания информации в средствах масс_медиа законодательству и

интересам общества. Для регламентации ее деятельности примени_

тельно к сети Интернет в 1999 году был принят акт Broadcasting

Services Amendment (Online Services) Act, по которому ABA получала

право требовать от австралийских провайдеров сети Интернет (про_

вайдеров доступа и провайдеров хостинга) удалять информацию

или ограничивать доступ к ней в зависимости от ее содержания3.

Например, если это информация только для взрослых, то про_

вайдер обязан обеспечить проверку правосубъектности пользовате_

лей перед доступом к ресурсу, чтобы с его содержанием не ознако_

мились несовершеннолетние. Если же информация поступает из_за

рубежа, то ABA распространяет соответствующие адреса источников

массовой информации среди производителей специализированного

программного обеспечения, служащего для фильтрации информа_

ции (возможность его использования обеспечивается провайдера_

ми), а непосредственное решение о доступе к ресурсам принимается

1 Представляется любопытным разработанный список категорий, в ко_

тором, в частности, выделяются: секс, обнаженная плоть, язык оскорби_

тельного, вульгарного или человеконенавистнического содержания, наси_

лие, потенциально опасныеявления (например, курение, употребление

наркотиков, азартные игры). Подробнее см. доклад Дэвида Голдберга «Раз_

жигание ненависти (в СМИ и в Сети) и верховенство права» на конферен_

ции «Правовое регулирование содержания сообщений СМИ и телекоммуни_

каций» (Москва, Центр «Право и СМИ», 19 июня 1999 года). Центр «Право и

средства массовой информации». Серия «Журналистика и право». Вып. 23.

2 См. http://www.aba.gov.au/legislation/bsa/index.htm.

3 В случае несоблюдения провайдером указанного требования на него

может быть возложена обязанность уплаты специального штрафа, сумма

которого может достигать 27 000 австралийских долларов за день неиспол_

нения предписания.

94

самими пользователями. Они же имеют возможность в рамках спе_

циального механизма подать жалобу в ABA о соответствии содержа_

ния сетевых ресурсов действующему законодательству1.

В заключение, по результатам исследования можно сделать ряд

выводов.

1. Законодательство Российской Федерации в сфере распростране_

ния массовой информации не соответствует характеру информа_

ционных общественных отношений, складывающихся в резуль_

тате создания и использования ресурсов (в частности, сайтов) в

сети Интернет. Имеющиеся в нем коллизии и пробелы не позво_

ляют должным образом защищать интересы личности, общества

и государства.

2. В общем случае, понятие средства массовой информации прин_

ципиально неприменимо к сайту в сети Интернет, поскольку су_

ществующие нормы законодательства о средствах массовой ин_

формации позволяют по_разному определять пределы и характер

регулирования одних и тех же общественных отношений в сети

Интернет.

3. Необходимо на уровне государственной политики развития ин_

формационных технологий и сети Интернет концептуально оп_

ределить требуемые для российского общества и государства

роль и пределы ответственности информационных провайдеров

и принять соответствующие поправки к законодательству в сфе_

ре информатизации (информационному законодательству).

4. Для общественных отношений, в которых информационная со_

ставляющая является принципиальной (например, таких, как

выборы), необходимо внесение соответствующих поправок, ре_

гулирующих развитие указанных отношений в информационном

пространстве сети Интернет. При этом, впредь до появления со_

ответствующих международных инициатив, необходимо удер_

жаться от соблазна регулировать всю сеть Интернет, включая

иностранные ресурсы.

1 Интересно, что сами информационные провайдеры (т. е. провайдеры

доступа и владельцы служб хостинга) по Online Services Act в большинстве

случаев не обязаны контролировать содержание передаваемой или разме_

щаемой посредством их услуг информации.

5. Любые планируемые изменения в законодательстве Российской

Федерации не должны устанавливать требования для владельцев

ресурсов (сайтов) сети Интернет осуществлять те или иные пра_

воустанавливающие действия (например, регистрацию в каче_

стве средства массовой информации) вопреки воле последних.

6. С целью защиты интересов личности, общества и государства

при распространении массовой информации в сети Интернет

целесообразно, в первую очередь, разработать и создать механиз_

мы, служащие обеспечению доказательств размещения тех или

иных сведений на Интернет_сайтах.

7. Владельцам сайтов в сети Интернет следует оценивать характер

распространяемой ими информации на предмет ее соответствия

действующему законодательству, а также в договорном порядке

определять условия доступа к ней различных субъектов права.

8. Информационным провайдерам (т. е. провайдерам, предоставля_

ющим услуги по размещению сайтов в сети Интернет, а также

владельцам сайтов, на которых возможно размещение информа_

ции третьими лицами) следует определять правила размещения и

распространения массовой информации пользователями их услуг;

правила получения и рассмотрения жалоб о нарушении законо_

дательства и интересов личности и общества при распростране_

нии массовой информации, а также предусмотреть на уровне до_

говорных отношений возможность оперативного удаления или

ограничения доступа к информации с фиксацией противозакон_

ного или спорного содержания.

96

WWW.

Каждый, кто работает в сети Интернет, получает спам. Некоторые

считают это неизбежным и с завидным спокойствием стирают кор_

респонденцию от неизвестных отправителей, другие вопиют и роп_

щут, высказывая свое неудовольствие провайдеру или отправителю.

Есть и такие, кто внимательно прочитывает каждое пришедшее со_

общение и иногда извлекает из него пользу для себя. Все названные

лица принимают участие в информационных общественных отно_

шениях, связанных с использованием сети Интернет и электронной

почты, которые характеризуются определенными особенностями.

Во_первых, спам — это рассылка по воле отправителя предва_

рительно незапрашиваемых («unsolicited») получателями элект_

ронных сообщений1. Во_вторых, рассылка является массовой (за

рубежом для того, чтобы охарактеризовать данную особенность,

употребляют термин «bulk»2), что достигается либо использовани_

ем значительного количества адресов электронной почты при по_

сылке одного сообщения, либо многократной посылкой сообще_

ний одному получателю.

Рассылаемое при спаме сообщение в зависимости от целей и задач

отправителя (спаммера) может содержать коммерческую информа_

цию, а может не иметь отношения к коммерческой деятельности. По

последнему признаку — содержанию сообщения — выделяют «ком_

мерческий» спам — «unsolicited commercial e_mail» (общепринятая аб_

СПАМ:

ЮРИДИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯВЛЕНИЯ

1 В настоящем исследовании не рассматривается вопрос о статусе адреса

электронной почты как элементе института персональных данных и о воз_

можности использования последнего в гражданском обороте без разреше_

ния его обладателя.

2 Bulk (англ.) — масса.

97

бревиатура — UCE) и «некоммерческий» — «unsolicited bulk e_mail»

(UBE).

Также с позиций организации текста электронного письма пос_

леднее может содержать в поле «Subject» информацию о том, что

представляет из себя данное сообщение (например, что оно содер_

жит рекламную информацию), а в тексте (теле) письма — указание,

в связи с чем отправитель счел нужным обратиться к получателю без

предварительного согласия на то последнего, а также сведения о

том, какие действия должен предпринять получатель, чтобы в даль_

нейшем не получать сообщений от отправителя, т. е. содержать ин_

формацию об электронном адресе, ресурсе в сети Интернет или те_

лефоне (обычно это toll_free phone number), которые предназначены

для отписки (прекращения подписки) от незапрашиваемой инфор_

мации (существующее обозначение для данной особенности — тер_

мин «opt_out»).

Названные признаки (указание в поле Subject и наличие меха_

низма отписки) свидетельствуют о том, что отправитель понимает,

что предлагаемая им информация навязывается получателям и что

он добросовестно пытается снизить возможное негативное воздей_

ствие на них. Однако очень часто спаммер не только не испытывает

желания снизить дискомфорт от спама, но и отказывается от от_

ветственности за свои действия путем фальсификации адреса от_

правителя, использования адреса третьего лица и фальсификации

заголовков сообщения. Зачастую для этих целей используется спе_

циализированное программное обеспечение (на рис. 9 приведена

структура собщения электронной почты с фальсифицированным

адресом отправителя).

Делается все это неслучайно — для того, чтобы максимально зат_

руднить лицам, препятствующим и борющимся со спамом в сети

Интернет, возможность установления личности отправителя и при_

нятия соответствующих мер против последнего.

Почему борются со спамом? Во_первых, в связи с тем, что поль_

зователи электронной почты вынуждены оплачивать провайдерам

время (трафик), потраченное на получение спама. Во_вторых, в силу

массового характера почтовых рассылок последние затрудняют рабо_

ту информационных систем и ресурсов, создавая для них, в конечном

счете, бесполезную нагрузку. В_третьих, зачастую спам содержит

98

информацию, которая вводит получателей в заблуждение и служит

для осуществления недобросовестных или незаконных целей.

Рис .9. Вид сообщения электронной почты со сфальсифицированным адресом

отправителя, отправленного и принятого с помощью почтового клиента

The Bat!

Если первое и последнее негативные последствия от спама очень

сложно оценить1, то характер второго лучше всего представляют

провайдеры, посредством использования систем и ресурсов кото_

рых отправляется и получается незапрашиваемая корреспонденция.

1 В частности, не удалось обнаружить в сети Интернет экономических

выкладок, каковы же реальные суммы ущерба получателей спама в различ_

ных странах мира.

99

Именно поэтому наибольший вклад в борьбу со спамом вносят

провайдеры, которые имеют возможность настраивать для этой

цели собственные системы и ресурсы. Клиенты же провайдеров

также могут бороться со спамом, либо жалуясь последним на слож_

ную жизнь, либо настраивая собственное клиентское программное

обеспечение (но эффективность этих действий значительно ниже).

Провайдеры для борьбы со спамом используют, в первую оче_

редь, такие способы, как фильтрация (селекция и уничтожение по_

чтовых сообщений) и блокировка (идентификация и отказ в приня_

тии сообщений). Также они, используя механизмы саморегуляции,

объединяются друг с другом и пытаются совместными организаци_

онно_техническими действиями повышать эффективность борьбы с

массовыми почтовыми рассылками и со спаммерами.

Осознавая общественную опасность спама, ряд государств при_

няли законы, связанные с ограничением или запрещением незапра_

шиваемых массовых почтовых рассылок коммерческого или неком_

мерческого содержания.

Неудивительно, что лидером в регулировании предметных обще_

ственных отношений в области информации выступили США.

В данном государстве в различных штатах с 1998 стали появляться

специальные нормы1 (см. табл. 1), а на федеральном уровне ведется

разработка ряда федеральных законов2.

Анализируя законодательство штатов, можно сделать общий вы_

вод о том, что на настоящий момент при регулировании рассылок

наибольшее внимание уделяется UCE, провайдеры обычно имеют

иммунитет в связи с действиями своих пользователей, а за нарушение

1 Помимо указанных в табл. 1 законов, в ряде штатов действуют нормы

других нормативно_правовых актов, раскрывающие те или иные аспекты

общественных отношений при использовании электронной почты и/или

электронных рассылок. Например, в Мэриленде и Висконсине запрещено

сексуальное домогательство с использованием электронной почты, в Пен_

сильвании сообщения с содержанием «для взрослых» должны в поле

Subject иметь обозначение «ADV_ADULT», а в штате Флорида действует

норма, требующая от лиц, предлагающих юридические услуги, указывать в

этом поле фразу «legal advertisement».

2 «CAN SPAM» Act, Anti_Spamming Act, Unsolicited Commercial Electron_

ic Mail Act, Wireless Telephone Spam Protection Act, Unsolicited
Commercial

Electronic Mail Act (2000–2001 гг.).

100

Таблица 1. США: предметное законодательство штатов1

1 Рассматривая приведенную табл. 1, нужно иметь ввиду следующее: закон
каждого штата зачастую по_разному

определяет понятие незапрашиваемой (коммерческой) почтовой рассылки, и в
каждом штате юридический статус

явления спама имеет свои нюансы.

Штат, наименование

акта, дата вступле-

ния в силу

Предмет Права и обязанности субъектов отношений, юрисдикция, дру-

гие отличительные особенности

Пределы возмещения ущерба

получателей

и провайдеров

California

California Business

and Professions Code

§17538.4, §17538.45

California Penal Code

§502, 1998

UCE Указание в поле Subject обозначения “ADV”, “ADV:ADLT”

(при рассылке информации “для взрослых”).

Обязательность идентификация отправителя и наличия механизма

opt-out.

Юрисдикция: получатель – гражданин штата либо провайдер

(его оборудование) расположен на территории штата.

Уголовное преследование использования доменных имен третьих

лиц при идентификации

50$ за сообщение,

или 25000$ за день рассылки,

или реальный ущерб, если

таковой больше указанных

сумм

Colorado

The Colorado Junk

Email Law,

03.06.2000

UCE Запрещение фальсификации заголовков писем, использования адре-

сов третьих лиц, неправильного адреса отправителя.

Требование указания слова “ADV” в поле Subject.

Требование поддержки работающего бесплатного механизма пре-

кращения подписки (opt-out).

Юрисдикция: получатель – гражданин штата или провайдер

(его оборудование) расположен на территории штата.

Предусмотрена уголовная ответственность с наказанием до 5 лет

лишения свободы

10$ за сообщение + реальный

ущерб

Connecticut

General Statutes,

§52-570c,

01.10.1999

UBE, UCE Запрещение фальсификации заголовка письма и распространения

предназначенного для этого ПО.

Не распространяется на некоммерческие организации и “interactive

services”, рассылающие сообщения в пределах делегированных

пользователями полномочий.

Суду предоставлена возможность привлекать к ответственности

нерезидентов штата, которые используют расположенные на терри-

тории штата телекоммуникационные системы

Реальный ущерб или 200$

(что больше)

101 Продолжение табл. 1.

Штат, наименование

акта, дата вступле-

ния в силу

Предмет Права и обязанности субъектов отношений, юрисдикция,

другие отличительные особенности

Пределы возмещения ущерба

получателей

и провайдеров

Delaware

Delaware Code Title 11,

Sections 931, 937 &

938,

02.07.1999

UCE Запрещение подделки u1080 и использования специализированного ПО

для фальсификации информации.

Обязательность opt-out.

Введение категории умышленной и неосторожной рассылки.

Освобождение от ответственности за действия по рассылке почты

между личностями (немассовая рассылка) и по рассылке сообщений

организации в пределах делегированных пользователями полномочий

Idaho

Section 48-603E,

Idaho Code,

01.07.2000

UBE, UCE Запрещение фальсификации заголовков и текста письма,

использования адресов третьих лиц без их разрешения.

Разрешение провайдерам фильтрации.

Не распространяется на организации, рассылающие сообщения

в пределах делегированных пользователями полномочий

Реальный ущерб,

или 100$ за сообщение,

или 1000$ за рассылку

Illinois

Electronic Mail Act

(Public Act 91-0233),

01.01.2000

UCE, UBE Запрещение подделки сообщений, использования адресов третьих

лиц без их разрешения или указания несоответствующей

содержанию рассылки информации в Subject.

Освобождение провайдеров от ответственности.

Юрисдикция: получатель – резидент штата, получающий

сообщения посредством информационных систем, расположенных

на его территории

Реальный ущерб,

до 10$ за сообщение,

до 25000$ за день рассылки

Iowa

Section 714E,

01.07.1999

UCE Запрещение использования наименований третьих лиц без их раз-

решения, фальсифицирования или уничтожения заголовков.

Требование наличия возможности отписки и обязательность выпол-

нение данного требования получателя.

Освобождение от ответственности провайдеров и владельцев ком-

пьютерных служб

Получатель: реальный ущерб,

10$ за сообщение или 500$

за действие, возмещение рас-

ходов на юридические услуги.

Провайдер: реальный ущерб,

10$ за сообщение или 25000$

за рассылку + юридические

услуги

102

Штат, наименование

акта, дата вступле-

ния в силу

Предмет Права и обязанности субъектов отношений, юрисдикция,

другие отличительные особенности

Пределы возмещения ущерба

получателей

и провайдеров

Louisiana

Louisiana Revised

Statutes, 14:73.1,

15.08.1999

UBE Запрещение фальсификации сообщений и неавторизованного

использования сетей (relaying).

Запрещение ПО, предназначенного для фальсификации,

в частности, заголовков писем.

Разрешение фильтрации и других действий провайдеров,

направленных на предотвращение спама.

Освобождение от ответственности организаций, рассылающих

сообщения в пределах делегированных пользователями полномочий

Уголовная ответственность:

штраф до 10000$,

лишение свободы до 5 лет

Missouri

Senate Bill 763 (2000),

28.08.2000

UCE Обязательность указания достоверного электронного адреса

или телефона, с помощью которых получатель имел бы право

прекратить получение всей будущей корреспонденции.

Разрешение провайдерам фильтрации

Получатель:

500$ за сообщение.

Провайдер:

1000$ за сообщение

Nevada

Nevada Revised

Statutes 41.705-735,

01.07.1998

(поправки 2001)

UCE Запрещение несоответствия содержания полю Subject.

Наличие имени и адреса отправителя и указания информации,

как отписаться от будущей рекламной информации.

Запрещение фальсификации заголовков и использования

соответствующего ПО.

Освобождение от ответственности владельцев почтовых серверов

Получатель:

10$ за сообщение

или реальный ущерб,

возмещение расходов

на юридические услуги

North Carolina

Session Law 1999-212,

01.12.1999

UCE Запрещение подделки заголовков совместно со спамом (данные

действия рассматриваются как компьютерное правонарушение).

Освобождение провайдеров от ответственности.

Юрисдикция: письмо отправляемое из-за пределов или из штата

Реальный ущерб,

10$ за сообщение,

25000$ за день рассылки

Oklahoma

Title 15, Section 776,

Oklahoma Statutes,

01.07.1999

UCE Запрещение подделки и фальсификации заголовков совместно

со спамом, а также распространение соответствующего

специализированного ПО.

Освобождение провайдеров от ответственности за действия

пользователей.

Расширение юрисдикции штата при рассылке сообщений

нерезидентом, который рассылает их через или в информационную

систему провайдера, зарегистрированного на территории штата

10$ за сообщение,

25000$ в день

или реальный ущерб,

возмещение расходов

на юридические услуги

Продолжение табл. 1.

103 Продолжение табл. 1.

Штат, наименование

акта, дата вступле-

ния в силу

Предмет Права и обязанности субъектов отношений, юрисдикция,

другие отличительные особенности

Пределы возмещения ущерба

получателей

и провайдеров

Rhode Island

General Law Title 11,

Chapter 52,

01.10.1999

General Law Title 6,

Chapter 47

UBE, UCE Запрещение фальсификации заголовков и использования

соответствующего ПО.

Добросовестная идентификация с помощью указания адреса

электронной почты или телефона, служащих также для удаления

из списка рассылки.

Запрещение использования адресов третьих лиц без их разрешения

500$ за сообщение,

до 25000$ за день рассылки

Tennessee

Tennessee Code Annotated,

Title 47 Chapter 18,

15.07.1999

UCE Subject: ADV, ADV:ADLT.

Требование указания правильных сведений об отправителе,

инструкций об отписке и обязательность выполнения связанных

с ними указаний получателя.

Запрещение ПО, предназначенного для фальсификации,

в частности, заголовков писем.

Освобождение от ответственности провайдеров, рассылающих

сообщения своим пользователям

10$ за сообщение,

5000$ за день + возмещение

расходов на юридические

услуги

Virginia

Code of Virginia,

Chapter 886,

01.07.1999

UBE Запрещение подделки заголовков сообщений.

Запрещение специализированного ПО, предназначенного для спама.

Освобождение от ответственности провайдеров.

Разрешение провайдерам принимать меры для предотвращения спама.

Расширение юрисдикции на нерезидентов, которые используют

информационные системы, расположенные на территории штата

Реальный ущерб,

или 10$ за сообщение,

или 25000$ за день рассылки

West Virginia

West Virginia Code,

Chapter 46A,

11.06.1999

UBE Запрещение подделки, фальсификации, “материалов для взрослых”

в UBE и неавторизованной почте.

Запрещение ПО, фальсифицирующего почту.

Обязательность указания имени и обратного электронного адреса

совместно с датой и временем посылки.

Освобождение провайдеров от ответственности за действия

пользователей и разрешение первым блокировать сообщения,

нарушающие закон

Получатели:

реальный ущерб

или 1000$ + юридические

услуги.

Провайдеры:

10$ за сообщение,

25000$ за день + юридические

услуги.

104

1 В связи с данным законом недавно имело место прецедентообразующее
судебное разбирательство. С 1996 по

1998 год резидент штата Орегон Jason Heckel в лице компании Natural
Instincts осуществлял несанкционированные

почтовые рассылки рекламного характера. При этом, в частности, в поле
Subject указывался психологически выве_

ренный удачный заголовок «Did I get the right e_mail address?» («Я
указал правильный e_mail?»), благодаря которому

часть получателей рекламных сообщений ознакамливались с содержанием
последних и некоторые из них заказыва_

ли рекламируемую продукцию. В 2000 году, после вступления в силу закона
штата Вашингтон, регулирующего орга_

низацию почтовых рассылок и обязывающего в заголовке и теле письма
использовать достоверную и соответствую_

щую содержанию письма информацию и подлинные данные об отправителе, к
организатору рассылок был

предъявлен иск, основанный на нарушении норм указанного закона. В деле,
получившем название State of

Washington v. Jason Heckel Doing Business as Natural Instincts, окружным
судьей Palmer Robinson было отказано в удов_

летворении исковых требований. В обоснование своей позиции суд указал на
то, что закон штата Вашингтон нару_

шает Конституцию США в части свободы торговли и препятствует торговле
между штатами. Однако в июне 2001

года Верховный суд штата отменил упомянутое решение, указав, что
требования закона не только не являются обре_

менительными для коммерческой деятельности, но и способствуют ей,
искореняя обман и мошенничество, и отпра_

вил дело на повторное рассмотрение. Тем самым, Верховный суд подтвердил
соответствие закона штата Конститу_

ции США и направил дело на новое рассмотрение в нижестоящую инстанцию.

Штат, наименование

акта, дата вступле-

ния в силу

Предмет Права и обязанности субъектов отношений, юрисдикция,

другие отличительные особенности

Пределы возмещения ущерба

получателей

и провайдеров

Washington1

Engrossed Substitute

House Bill 2752,

11.06.1998

UCE Запрещение рассылки в случае недостоверного заголовка,

неправильной информации в поле Subject или в случае

использования адреса третьего лица в качестве обратного

без разрешения последнего.

Юрисдикция: UCE посылается с компьютера, расположенного

на территории штата или с зарегистрированного в штате почтового

адреса

500$ или реальный ущерб

пользователя,

1000$ или реальный ущерб

провайдера

Окончание табл. 1.

105

норм законов для последних в подавляющем большинстве случаев

может наступить гражданская ответственность.

В Европе ряд стран в рамках прошлогодней июньской Директи_

вы ЕС1 приняли предметные нормы, связанные с UCE.

В Норвегии запрещен2 «direct marketing» с использованием

электронной почты без предварительного согласия на него полу_

чателя информации. В Финляндии с 1999 года действует закон3,

согласно которому разрешается рассылать информацию только

предварительно подписавшимся на нее физическим лицам (данный

механизм имеет обозначение «opt_in»), а в случае направления не_

запрашиваемой коммерческой информации юридическим лицам

последние должны иметь возможность от нее отказаться (opt_out).

В Австрии внесенные поправки в «Закон о телекоммуникациях»4

позволяют в случае осуществления незапрашиваемой почтовой рас_

сылки требовать от отправителя сумму в размере до 500 000 авст_

рийских шиллингов, а с мая 1999 года в Италии5 в качестве санкции

за аналогичные действия была установлена сумма возмещения

убытков от 500 до 5000 евро. В Дании Marketing Practices Act с июля

2000 года налагает на отправителя рекламных почтовых сообщений

обязанность иметь предварительное согласие получателя.

Другие страны Европы также на настоящий момент рассматри_

вают вопрос создания прямых норм, регламентирующих почтовые

1 Directive 2000/31/EC of the European Parliament and of the Council of

8 June 2000 on certain legal aspects of information society services, in
particular

electronic commerce, in the Internal Market (Directive on electronic
commerce).

В данном документе вопросам массовых коммерческих рассылок посвя_

щены п. 30 и 31. В них, в частности, предлагается странам ЕС либо запре_

щать таковые рассылки без предварительного согласия получателя (opt_in),

либо внедрять схему opt_out; а также присутствует логичная норма о том,

что незапрашиваемые рассылки не должны оплачиваться их получателями.

Сейчас в ЕС применительно к регулированию спама обсуждается про_

ект «Telecommunications Data Protection Directive».

2 Act № 47 of 16 June 1972 relating to the Control of Marketing and
Contract

Terms and Conditions (The Marketing Control Act) § 2a (as amended
effective

March 1, 2001), Section 2b.

3 565/1999 (Personal Data Act).

4 Telecommunication Act, §§ 101, 104(3)(23) BGBl 188/1999.

5 Decreto legislativo 22 maggio 1999, n. 185 (Legislative Decree
Implementing

Distance Contracts Directive).

106

рассылки. В частности, сейчас в Великобритании рассматриваются

два альтернативных механизма регуляции: запрещение отправления

рекламной информации без предварительной подписки на нее по_

лучателями (opt_in) или обязательное обеспечение для получателей

возможности отписки от приходящего спама (opt_out).

Закономерно, что в Российской Федерации пока не возникло

сбалансированного и адекватного проблеме подхода к разработке

специальных норм, регулирующих массовые почтовые рассылки.

В ряде предлагаемых за последние два года законопроектов, свя_

занных с регулированием сети Интернет и электронной коммерции,

существуют различные вариантыподходов к регулированию рассы_

лок и получения незапрошенной информации.

Так, в проекте Федерального Закона «О регулировании российс_

кого сегмента сети Интернет»1 в ст. 10 владелец электронной почты

наделялся правом отказа от получения незапрошенной информа_

ции, в силу реализации которого провайдер был обязан бесплатно

осуществлять блокировку сообщений отправителя почтовых рассы_

лок, а последний — прекратить таковые. В ст. 11 указанного законо_

проекта содержалось также требование о том, что «незапрошенная

информация коммерческого характера… должна быть точно и не_

двусмысленно идентифицироваться как таковая».

Такая же нейтральная норма приводится в п. 4 ст. 18 проекта Феде_

рального Закона «Об электронной торговле» (принят в первом чтении

6 июня 2001 года). Она гласит, что «не согласованная (не затребован_

ная) с клиентом информация или предложения делать оферты, на_

правляемые физическому или юридическому лицу путем электронной

почты, должны быть легко и точно определяемы в момент получения».

В другом законопроекте — проекте Федерального Закона «О пра_

вовом регулировании оказания Интернет_услуг»2 в ст. 33 указывает_

ся на обязанность отправителя при отправке рекламных сообщений

указывать в теме сообщения строку «на правах рекламы». А п. 1 ст.

37 содержит следующее положение:

1 Обнародован в марте 2000 г., http://www.libertarium.ru/libertarium/

17224.

2 Закон предложен С. Петровским и опубликован в журнале «Защита

информации. Конфидент». 2001(3), май_июнь. С. 28–32. См. также http://

www.russianlaw.net/law/acts/z16.htm.

107

«Систематическая умышленная отправка пользователем Интернет

по адресам электронной почты данных, не запрошенных получате_

лем и содержащих рекламу, то есть умышленная передача по адре_

сам электронной почты два и более раз в месяц данных, содержа_

щих рекламу адресату, не передававшему запрос на получение этих

данных, — влечет административный штраф в размере от трех до

пяти минимальных размеров оплаты труда, а также возмещение

убытков, которые возникли в результате такой передачи данных,

если иная ответственность не установлена настоящим законом и

иными правовыми актами».

В п. 2 данной статьи устанавливается несколько более серьезная

ответственность за повторное административное нарушение, а в ст.

38 — солидарная ответственность провайдера за почтовые рассылки

отправителя.

В отличие от приведенных «мягких» норм упомянутых законопро_

ектов, ряд провайдеров в Российской Федерации негативно рассмат_

ривают любые действия, связанные с массовыми почтовыми рассыл_

ками вне зависимости от формы, объемов и содержания последних.

В качестве примера можно привести документ Открытого Фору_

ма Интернет_Сервис_Провайдеров (ОФИСП) — «Нормы пользова_

ния Сетью» (далее — «Нормы»)1, в котором, базируясь на тезисе

«правила использования любых ресурсов сети Интернет (от почто_

вого ящика до канала связи) определяют владельцы этих ресурсов и

только они», вводятся «ограничения на информационный шум

(спам)» (п. 1 документа). В частности, признаются недопустимыми2:

массовая рассылка не согласованных предварительно электронных

писем (п. 1.1), несогласованная отправка электронных писем объе_

мом более одной страницы или содержащих вложенные файлы

(п. 1.2), несогласованная рассылка электронных писем рекламно_

го, коммерческого или агитационного характера, а также писем,

1 http://www.ofisp.org/documents/ofisp_005.html. Документ был опублико_

ван 1 марта 1999 года.

2 В преамбуле «Норм» указывается, что «настоящий документ описы_

вает общепринятые нормы работы в сети Интернет, соблюдение которых

является обязательным для всех пользователей». На настоящий момент

некоторые отечественные провайдеры включили в договора с клиентами

указание на «Нормы» как обязательные для клиентов условия использо_

вания их услуг.

108

содержащих грубые и оскорбительные выражения и предложения

(п. 1.3). Также признается недопустимой рассылка информации по_

лучателям, высказавшим ранее явное нежелание получать эту ин_

формацию (п. 1.7).

В связи с отсутствием норм прямого действия проанализируем

рассмотренное общественное отношение, связанное с массовой по_

чтовой рассылкой, в свете действующего законодательства Российс_

кой Федерации, которое, как уже упоминалось, пока не содержит

никаких предметных норм, связанных с защитой интересов отпра_

вителей и получателей массовых рассылок, а также провайдеров

(операторов связи).

Согласно ст. 29 Конституции Российской Федерации, лица име_

ют право на свободноераспространение (передачу) информации.

В анализируемом отношении распространение становится возмож_

ным в результате получения услуг связи1, а именно услуги службы

электронной почты2. Указанная услуга оказывается ее получателям

операторами связи в рамках гражданско_правовых отношений на

договорной основе, и ее качество определяется в стандартах, техни_

ческих нормах, сертификатах, условиях договора на предоставление

услуг связи3.

Таким образом, лицо, осуществляющее массовые почтовые рас_

сылки, в подавляющем большинстве случаев состоит в договорных

отношениях с оператором связи.

В указанных договорах обычно в качестве одного из условий мо_

жет стоять общее требование соблюдения законодательства РФ или

может быть указано запрещение осуществлять действия, классифи_

цируемые как спам. Последняя категория в договоре раскрывается

или как «коммерческий» спам (UCE), или как «обычный» спам

1 Услуги связи в соответствии со ст. 2 Федерального Закона РФ от

16 февраля 1995 года № 15_ФЗ «О связи» (в ред. Федеральных Законов от

06.01.99 №8_ФЗ, от 17.07.99 №176_ФЗ) есть «продукт деятельности по

приему, обработке, передаче и доставке почтовых отправлений или сообще_

ний электросвязи».

2 В соответствии с Письмом Минсвязи РФ от 22 февраля 1996 г. № 35_у

«под службой электронной почты понимается служба, обеспечивающая

средствами электросвязи передачу, промежуточное накопление и обработ_

ку корреспонденции пользователей, представленной в электронном виде».

3 Ст. 28 закона «О связи».

109

(UBE). Также встречаются случаи, когда данное понятие вообще

не раскрывается или вводятся дополнительные ограничения на

пользование электронной почтой (аналогичные, например, упомя_

нутому п. 1.2 «Норм пользования Сетью»).

После осуществления массовой почтовой рассылки провайдер

может (рассматривая ситуацию упрощенно) заявить об односторон_

нем расторжении договора или проигнорировать спам и не растор_

гать таковое.

В первом случае основной аргументацией провайдера является

нарушение условий договора и/или нарушение обычаев сети Интер_

нет со ссылкой на ст. 309 Гражданского Кодекса РФ, где указывает_

ся, что «обязательства должны исполняться надлежащим образом в

соответствиис условиями обязательства и требованиями закона,

иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требова_

ний — в соответствии с обычаями делового оборота или иными

обычно предъявляемыми требованиями».

Контраргументами пользователя_спаммера (если он изъявляет

желание разрешить ситуацию посредством реализации своих закон_

ных прав, в том числе, путем обращения в суд) зачастую являются

указания на приведенную норму Конституции РФ и/или ч. 1 ст. 27

Федерального Закона РФ от 16 февраля 1995 года №15_ФЗ «О свя_

зи» (в ред. Федеральных Законов от 06.01.99 № 8_ФЗ, от 17.07.99

№176_ФЗ, далее — закон «О связи»), в которой декларируется, что

«все пользователи связи на территории Российской Федерации на

равных условиях имеют право передавать сообщения по сетям элек_

трической и почтовой связи» со ссылкой на ст. 168 ГК РФ и нич_

тожность норм договора, их нарушающего .

В случае массовой рекламной почтовой рассылки позиция про_

вайдера может быть усилена следующей аргументацией. Во_первых,

реализация конституционного права спаммера о свободе распрост_

ранения информации формально не порождает автоматического

возникновения обязанности других пользователей получать инфор_

мацию в форме спама (это т. н. консенсуальные коммуникации).

И в случае понимания информационных коммуникаций как кон_

сенсуальных, требующих взаимного согласия субъектов инфор_

мационных отношений, следует апеллировать к ст. 23 Конститу_

ции РФ, гарантирующей право на неприкосновенность частной

110

жизни1. Кроме того, реализацию упомянутого права спаммера мож_

но рассматривать как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ).

Во_вторых, провайдер и пользователи несут в результате дей_

ствий спаммера материальные затраты, поэтому, в соответствии со

ст. 1064 об общих основаниях ответственности за причинение вреда,

таковой должен быть возмещен.

В_третьих, согласно ч. 3 ст. 13 Федерального Закона от 18 июля

1995 года №108_ФЗ «О рекламе» (в ред. Федерального Закона от

18.06.2001 №76_ФЗ, далее — закон «О рекламе»), «при платном

справочном телефонном, компьютерном и ином обслуживании рек_

лама может предоставляться только с согласия абонента. Стоимость

такой рекламы не должна включаться в стоимость запрашиваемых

абонентом справок». Применяя к отношениям, связанным со спа_

мом, аналогию закона в связи с возможным сходством отношений,

указанных в данной статье, с отношениями, складывающимися при

использовании электронной почты, можно сделать вывод о том, что

действия спаммера, распространяющего незапрашиваемую коммер_

ческую информацию, незаконны.

Последний довод невозможно использовать при политической

рекламе, а также в случае распространения информации физичес_

ких лиц, не связанной с осуществлением предпринимательской дея_

тельности2.

Немаловажным является то, что после прекращения по инициа_

тиве оператора связи оказания спаммеру услуг служб электронной

1 Нужно согласиться, что из_за сильной «зарекламированности» рос_

сийского общества ссылка на данную информационную норму может

оказаться невостребованной в суде в силу повсеместного привыкания к

постоянному внешнему «информационному шуму» и неготовности к

сколь_нибудь серьезному социальному противодействию последнему. И не

случайно, что даже в емкой и комплексной Доктрине информационной бе_

зопасности Российской Федерации (утвержденной Президентом Российс_

кой Федерации 9 сентября 2000 г. №Пр_1895) указывается, что «интересы

личности в информационной сфере заключаются в реализации конституци_

онных прав человека и гражданина на доступ к информации, на использова_

ние информации в интересах осуществления не запрещенной законом дея_

тельности, физического, духовного и интеллектуального развития, а также
в

защите информации, обеспечивающей личную безопасность» и не упомина_

ются интересы личности, заключающиеся в защите от информации.

2 См. ст. 1 закона «О рекламе» о сфере его применения.

111

почты, у первого, а также у других провайдеров появляется соблазн

занести спаммера в своеобразный «черный список» и отказывать

ему в дальнейшем в оказании услуг. Однако данное желание и его

реализация являются прямым нарушением законодательства Рос_

сийской Федерации, в частности, ч 2. ст. 27 закона «О связи», где ут_

верждается, что «никакому пользователю связи на территории Рос_

сийской Федерации не может быть отказано в доступе к услугам

сети связи общего пользования».

Когда оператор связи не изъявляет желания оказывать давление

на своего пользователя_спаммера, зачастую начинают действовать

другие операторы связи, чьим пользователям были направлены по_

чтовые рассылки спаммера, либо которых о фактах рассылок ин_

формировали третьи лица.

Обычным действием в данной ситуации со стороны провайдеров

являются упомянутые блокировка и фильтрация почтовых сообще_

ний. Данные действия осуществляются с благой целью реализации

принципа соблюдения интересов пользователей связи (ст. 5 закона

«О связи») и направлены на защиту сетей и пользователей от ненуж_

ного трафика. Однако, с юридической точки зрения, в результате их

осуществления операторами связи у последних может возникнуть

ряд проблем.

Во_первых, фильтрация и блокировка приводят к потере связнос_

ти сетей связи общего пользования, что противоречит указанному в

ст. 5 закона «О связи» принципу свободы передачи сообщений по се_

тям и средствам электросвязи на территории Российской Федерации.

Во_вторых, что очень важно, о реализованных мерах не ставятся

в известность пользователи оператора связи. Это является, в част_

ности, в случае оказания услуг физическим лицам, нарушением ст. 8

и 10 Закона РФ от 7 февраля 1992 года №2300_1 «О защите прав по_

требителей» (в ред. Федеральных Законов от 09.01.1996 №2_ФЗ, от

17.12.1999 №212_ФЗ), за что в соответствии со ст. 12 этого же закона

оператор связи должен нести ответственность, Ведь он своевремен_

но не предоставил своим пользователям достоверной информации о

возможностях использования электронной почты применительно к

заблокированным (отфильтрованным) адресам.

В отличие от США и ряда других государств, в Российской Феде_

рации, помимо неопределенности в законодательном регулировании,

практически отсутствует и предметная судебная практика, связан_

ная со спамом1. Поэтому в текущей ситуации, когда есть реальная

необходимость налагать ограничения на спам, по возможности не

нарушая при этом прав и спаммеров, и пользователей сети Интер_

нет, представляется целесообразным, в первую очередь, сосредото_

читься на экономических средствах воздействия на явление спама,

что должно найти отражение в действиях операторов связи, их эко

номической политике и договорной базе.

Кроме этого, в договорную базу должны быть включены деталь_

ные нормы, регламентирующие запрещение фальсификации сведе_

ний об отправителе электронной почты, решение проблемы юрис_

дикции, а также обеспечение доказательств при возникновении

спора в связи с наличием факта и с характером почтовых рассылок.

Обязательной представляется также фиксация обязанности опера_

тора связи информировать пользователей о политике провайдера в

отношении спама и о конкретных действиях, связанных с ее реали_

зацией.

В связи с тем, что большинство незапрошенных писем, адресо_

ванных российским пользователям, приходит из_за рубежа, также

представляется необходимым участие России в разработке и после_

дующем принятии соответствующих международных соглашений с

предметными нормами, регулирующими распространение спама, а

также массовой информации в целом.

1 Прецеденты, связанные со спамом, имели место в США с 1995 года.

См. http://www.jmls.edu/cyber/cases/spam.html.

В РФ известно о единственном судебном деле, рассмотренном в марте

2000 года в Хамовническом межмуниципальном народном суде г. Москвы

по иску пользователя (физического лица) к провайдеру МТУ_Информ. См.

http://www.antispam.ru/news/003.shtml.

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019