.

Нагаев В.В. 2000 – Основы судебно-психологической экспертизы (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 29059
Скачать документ

Нагаев В.В. 2000 – Основы судебно-психологической экспертизы

Предисловие

В настоящее время трудно себе представить высококвалифицированное
расследование, разбирательство в суде или в другом компетентном органе
без привлечения знаний психологии. Вместе с тем пока относительно
разработанными можно считать лишь несколько направлений использования
таких знаний. Они находят непосредственное применение в основах
профессиограмм работников юридических профессий; в оперативно-розыскной,
следственной и судебной деятельности; частично — в перевоспитании лиц,
совершивших преступления, и опосредованное — через экспертизы,
консультации, участие специалиста-психолога в юрисдикции.

Однако надо отметить, что хотя подготовленность юристов в области
психологии бесспорно возрастает, все же она отстает от потребности в
использовании психологических знаний в уголовном и гражданском
процессах. К тому же следует иметь в виду, что высокая профессиональная
подготовленность одного человека одновременно в двух сложных
самостоятельных и чрезвычайно объемных по информативности сферах —
психологии и юриспруденции — практически невозможна, да в этом и нет
необходимости, поскольку согласно законодательству можно, если
требуется, привлекать специалистов, обладающих профессиональными
знаниями в определенной области.

При расследовании и рассмотрении уголовного дела в суде могут возникнуть
вопросы, разрешение которых в силу их узкой специализации и неправового
характера может оказаться не под силу следователю и суду. В таких
случаях привлекаются другие участники уголовного процесса — лица,
обладающие знаниями, достаточными для квалифицированного решения
возникшей проблемы, а именно – эксперты.

Современная теория уголовного процесса под экспертизой понимает
деятельность, направленную на получение достоверных фактических данных,
имеющих правовое значение для решения дела, полученных с использованием
специальных познаний в науке, технике, искусстве и ремесле. В качестве
эксперта может выступать любое лицо, обладающее необходимыми познаниями
для дачи заключения (ст. 78 УПК РСФСР).

Психологические познания – это познания в области психологии,
следовательно, в данном случае речь идет о специальных познаниях в
науке. Профессиональными знаниями теории и методологии психологии,
практическими навыками и умением проведения психологических исследований
обладает только психолог, имеющий высшее психологическое образование и
работающий по своей специальности. Однако, поскольку психология как
наука имеет большое число специализаций, возникает вполне закономерный
вопрос: может ли лицо, не имеющее дополнительной подготовки по судебной
психологии, а соответственно и опыта экспертной работы, относиться к
лицам, обладающим необходимыми психологическими познаниями для дачи
экспертного заключения?

Это очень важное обстоятельство для лиц, назначающих экспертизу, так как
в нормативных документах вопрос о критериях компетентности при
производстве экспертиз не оговаривается. Следует, пожалуй, согласиться с
мнением Ф.С. Сафуанова, полагающего, что лица, не являющиеся
сотрудниками специализированных экспертных учреждений, могут проводить
судебно-психологические экспертизы только в исключительных случаях. При
этом обязательно должны учитываться их образование, специализация, стаж
работы, опыт экспертной деятельности, наличие ученой степени и другие
качества.

С начала 70-х годов, когда активно стала развиваться
судебно-психологическая экспертиза как разновидность экспертного
исследования, в научной литературе не умолкают споры относительно
предмета данной экспертизы. Это объясняется тем, что пока до конца не
проанализирована проблема профессионального приложения знаний
специалиста-психолога в рамках экспертизы.

В современной науке и правоприменительной практике сложилось
определенное понимание данного вопроса, которое заключается в следующем.
Психическая деятельность человека отражает объективную реальность.
Однако в силу ряда причин (возраст, состояние здоровья) этот процесс
может проистекать с различными отклонениями. Для осуществления
правосудия очень важно знать характер и степень подобных отклонений у
лиц, чьи показания используются в качестве источников доказательств в
уголовном судопроизводстве и в связи с этим требуют критической оценки и
определения уровня их истинности.

Таким образом, предметом судебно-психологического исследования являются
вопросы о деятельности лиц, индивидуальные психологические свойства
которых не выходят за пределы нормы (особенности восприятия определенных
явлений в данных условиях, способность адекватно их оценивать,
особенности реагирования на экстремальные ситуации и т. п.).

Потребность в использовании психологических знаний в различных областях
практики обусловила развитие прикладных отраслей психологии, каждая из
которых изучает психику человека в конкретных условиях его жизни и
деятельности. Психологические знания используются тогда, когда работник
юриспруденции привлекает сведущее в психологии лицо, которое проводит
профессиональное психологическое исследование указанных органом
дознания, следователем, прокурором, адвокатом, судьей, судом объектов,
дает им оценку, предоставляет обобщенное знание об этих объектах юристу,
который затем использует полученные сведения в процессе разбирательства
уголовного, гражданского или административного дела.

В связи с актуальными требованиями времени остро встает вопрос о
создании в кратчайшие сроки действенной практической психологии,
способной надежно диагностировать психологические качества людей,
прогнозировать их поведение и при необходимости управлять ими на основе
широкого внедрения в практику фундаментальных научных достижений.
Имеется настоятельная потребность и в полном, достаточно глубоком
анализе не только объективных, но и субъективных обстоятельств
противоправного человеческого поведения. Поэтому психология все чаще
получает «заказы» на специальные знания, необходимые для решения проблем
и общего, и индивидуального характера.

Применение психологических знаний способствует правильному решению задач
раскрытия и расследования преступлений и перевоспитания лиц, совершивших
преступления. Судебно-психологические знания в правоохранительной
деятельности используются по-разному и в первую очередь непосредственно
работниками органов предварительного следствия, обеспечивая правильную
диагностику личности, индивидуальный подход к человеку, выбор и
применение адекватных ситуациям тактических приемов и решений.

Экспертное разрешение психологических вопросов, возникающих в
следственной и судебной практике, предъявляет к эксперту-психологу много
дополнительных требований: знания процессуального закона в части
проведения процедуры экспертного исследования, специфических условий
предварительного следствия и судебного разбирательства. Все это
обязывает прокурорско-следственных работников оказывать
организационно-практическую помощь институту психологической экспертизы.

Невозможность получения необходимой информации или точного ответа должна
быть обоснована. Если однозначный ответ невозможен, то он может быть и
вероятностным.

Подготовка высококвалифицированных юридических кадров требует изучения
студентами-юристами основ судебно-психологической экспертизы (СПЭ) как в
уголовном, так и в гражданском судопроизводстве. Курс юридической
психологии позволяет студентам усвоить общие основы психологии и на этой
основе — специальные проблемы судебно-психологических экспертиз,
специфику проявления закономерностей психической деятельности в
различных сферах юридической практики.

1. История становления судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза как вид самостоятельного экспертного
исследования прошла в своем развитии сложный путь: от попыток
адаптировать к нуждам юридической действительности данные
экспериментальной психологии до создания (примерно после 1960 г.)
собственной теории судебно-психологической экспертизы. Этот процесс,
тесно связанный с развитием общей и экспериментальной психологии,
продолжается и по сегодняшний день.

В предыстории судебно-психологической экспертизы как обособленной
области научного знания можно выделить следующие этапы.

Начало — середина XIX в. Психология как самостоятельная ветвь научного
знания, как наука еще не обособилась, однако развитие психологических
учений, стремление использовать их в практической деятельности привели к
первым попыткам поиска взаимосвязи между психологией и юриспруденцией.
Так, в первой половине XIX в. приобрел известность трактат швейцарского
писателя И. Лафатера по физиогномике (конец VIII в.), в котором автор
выразил стремление определить «внутреннее по внешнему» (психическое
состояние и психический тип человека по анатомическим особенностям
строения лица).

В это же время австрийский врач и анатом Ф. Галль заложил основы так
называемой френологии. Он разработал своеобразную карту мозга, на
которой каждой способности человека соответствовал определенный участок.
Поскольку, по мнению Ф. Галля, развитие отдельных участков коры
головного мозга влияет на форму черепа, то изучение поверхности
последнего позволяет диагностировать способности личности. Были и другие
попытки отыскать звенья, связывающие юриспруденцию и психологию.
Своеобразным итогом подобных попыток явилась известная теория
«преступного человека», созданная итальянским психиатром и криминалистом
Ч. Ломброзо (1835—1909 гг.). И хотя большинство подобных учений не
выдержало испытания на научность, все они имели позитивное значение,
стимулируя развитие психологии.

Вторая половина XIX в. В этот период психология превращается в научную
отрасль знания, чему способствовали соответствующие направления
исследований в области физиологии и философии. Так, немецкий ученый Г.
Гельмгольц, чьи работы составили основу современной физиологии органов
чувств, впервые попытался преодолеть разрыв между сенсорными
(чувственными) и интеллектуальными компонентами познавательного
процесса. Идеи его психофизиологии содействовали разработке ряда
собственно психологических категорий, формированию психологии как науки.

На данном этапе судебно-психологическая экспертиза рассматривалась как
часть психиатрического исследования, или как особый инструментарий в
судебно-психиатрической экспертизе (в связи с частичным совпадением
предмета психологии и психиатрии и недостаточной самостоятельностью
психологии на определенном этапе ее развития), или как специфическое
педагогическое исследование.

Формируясь в самостоятельную отрасль знания, психология развивалась как
экспериментальная наука. В тот период впервые стали говорить о судебной
психологии. В России в ее становление большой вклад внесли работы Д.
Дриля «Психофизические типы в их соотношении с преступностью и ее
разновидностями (частная психология преступности)», «Преступность и
преступники (уголовно-психологические этюды)».

По мнению ученых, занимающихся историей психологии, в начале 70-х годов
XIX в. сложились условия для обретения психологией независимости.

Конец XIX — начало XX в. Психология выделяется в самостоятельную отрасль
научного знания. Это произошло, с одной стороны, благодаря внедрению в
психологию эксперимента, а с другой — в результате того, что данное
обстоятельство послужило импульсом для развития экспериментальной
психологии, дало толчок новым (на ином качественном уровне) попыткам
использовать достижения психологических исследований в юридической (в
том числе судебной) практике. Именно к этому времени можно отнести
первые опыты собственно судебно-психологической экспертизы, которые были
предприняты в западноевропейских странах учеными К. Марбе, В. Штерном,
Ж. Варендонком, А. Бине.

Заключения судебно-психологической экспертизы становятся самостоятельным
источником доказательств на рубеже XIX— XX вв. Ее теоретические основы
разрабатывались видными уче-

ными: в Германии — В. Штерном, Г. Гроссом, в Италии — Э. Ферри и Р.
Гаррофало, в России — Л.Е. Владимировым, А.У. Фрезе, В.М. Бехтеревым и
др. В это время появляется ряд работ, где затрагиваются вопросы,
связанные с судебно-психологической экспертизой. Это труды К. Марбе
«Психолог как эксперт в уголовном и гражданских делах», Р. Куве
«Психотехника на службе железных дорог», В. Штерна «Показания юных
свидетелей по делам о половых преступлениях» и «Психологические методы
испытания умственной одаренности», Г. Гросса «Криминальная психология» и
т. д.

Из истории становления судебно-психологической экспертизы в России. В
России эмпирическая психология получает свой статус с 1885 г.
Первая работа, посвященная судебно-психологическому
экспериментальному исследованию, принадлежит В.М. Бехтереву (1902 г.)
[2]. По инициативе его и Д. Дриля в России создается
Психоневрологический институт (1907 г.), где впервые читается курс
судебно-психологической экспертизы. Российские исследователи активно
изучают зарубежный опыт проведения судебно-психологических экспертиз.
Наиболее полный анализ первых опытов судебно-психологической экспертизы
был проведен А.Е. Брусиловским в работе «Судебно-психологическая
экспертиза. Ее предмет, методика и пределы», изданной в Харькове в 1929
г.

В это время в России наблюдался мощный всплеск интереса к
экспериментальной психологии и к психологической экспертизе в частности.
Основное внимание уделялось изучению и анализу психики подозреваемых,
обвиняемых, свидетелей. Ученые стремились разработать такие методики,
которые позволили бы им добытый при экспертном исследовании
психологический материал соотнести с юридически значимыми категориями
(например, определенное психологическое состояние или качество
психических процессов с категорией вменяемости или невменяемости
подозреваемого либо обвиняемого). При этом учеными действительно был
обнаружен ряд интересных психологических явлений. Если говорить о
наиболее распространенном виде судебно-психологической экспертизы, то
таковым стала проверка достоверности показаний (особое внимание
уделялось свидетельским показаниям, а также показаниям
несовершеннолетних участников уголовного процесса).

Одновременно получили развитие исследования проблемы судебной психологии
(особенностей психологии различных участников процесса, специфики
психологической ситуации — самого судебного процесса). В России в начале
XX в. этим занимались Л.Е. Владимиров, Л.Д. Киселев, О.Б. Гольдовский,
В.К. Случевский, А.П. Боктунов и др.

Появились научно-практические работы по судебно-психологической
экспертизе: М.М. Гродзинского «Единообразие ошибок в свидетельских
показаниях», Я.А. Кантаровича «Психология свидетельских показаний», А.Р.
Лурия «Психология в определении следов преступления», Г.И. Волкова
«Уголовное право и рефлексология», В.А. Внукова и А.Е. Брусиловского
«Психология и психопатология свидетельских показаний малолетних и
несовершеннолетних» и др. В этих работах обосновывались методика и
техника проведения судебно-психологических экспертиз по поводу
свидетельских показаний, личности и психологии обвиняемого.

Особый практический интерес представляли психологические исследования
свидетельских показаний (в России этот вид доказательств стал
развиваться после судебной реформы 1864 г.). С этим институтом связывали
перспективы развития судебно-психологической экспертизы.

В 1925 г. в нашей стране впервые в мире был создан Государственный
институт по изучению преступности и преступника, который в течение
первых пяти лет своего существования опубликовал множество работ по
юридической психологии и психологической экспертизе. Специальные
кабинеты по изучению личности преступника и преступности были
организованы в Москве, Ленинграде, Саратове, Киеве, Харькове, Минске,
Баку и в других городах.

В тот период велись работы и в области исследования психологии
свидетельских показаний, проведения психологической экспертизы и по
другим проблемам. Интенсивные исследования проводились психологом А.Р.
Лурия в лаборатории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г.
при Московской губернской прокуратуре. Изучались возможности применения
методов экспериментальной психологии для расследования преступлений и
расширения проведения психологических экспертиз.

Отдельные исследователи видели цель судебно-психологической экспертизы
личности в установлении наличия умысла, неосторожности или несчастного
случая, а также мотивов деяния, социолого-психологического содержания
социальной опасности личности. Здесь очевидна подмена деятельности
юриста по установлению обстоятельств дела и особенностей личности
психологическим исследованием.

В 1928—1929 гг. было проведено широкое обсуждение методологических
ошибок при исследовании личности преступника и причин преступности.
Резкая критика этих ошибок привела к их устранению, одновременно были
прекращены исследования по некоторым темам юридической психологии, в том
числе по психологической экспертизе. Дальнейшее успешное развитие
судебно-психологической экспертизы оказалось невозможным. С конца 20-х
годов XX в. прекратили существование многочисленные лаборатории и бюро
судебно-психологических экспертиз, многие видные юристы объявили
экспертизу персоной non grata, считая недопустимым ее использование в
судебной практике как ненаучного, субъективного подхода (подобные
высказывания можно найти у Р.Д. Рахунова [42, с.148], М.С. Строговича
[55, с. 148], П.Ф. Пашкевича [39, с. 56-57]).

Следующий этап развития судебно-психологической экспертизы приходится на
60-е годы. В 1965—1966 гг. началось чтение специальных курсов
юридической и судебной психологии в юридических вузах Москвы,
Ленинграда, Минска и некоторых других городов. В 1966 г. Министерством
высшего и среднего образования СССР был проведен всесоюзный семинар по
вопросам преподавания юридической психологии и основным проблемам этой
науки.

Психологическая экспертиза в то время переживала свое второе рождение,
но на качественно ином уровне, подготовленном предшествующим развитием
общей психологии, накопленным теоретическим и практическим опытом.
Пожалуй, первым среди юристов признал необходимость использования
судебно-психологической экспертизы Г.М. Миньковский в 1959 г. в связи с
делами о преступлениях несовершеннолетних. Освоение данного вида
экспертизы в уголовном процессе идет по нарастающей; заключение
эксперта-психолога становится полноправным доказательным средством. Были
сформированы основы теории судебно-психологической экспертизы, создан ее
понятийный аппарат, большое значение придавалось разработке частных
предметов экспертизы, конкретных психологических методик.

Судебно-психологическая экспертиза получает и официальное признание.
Верховный Суд СССР в 1968 г. подтвердил целесообразность привлечения к
участию в судебном процессе (по делам о преступлениях
несовершеннолетних) специалиста в области психологии в качестве эксперта
для определения способности несовершеннолетних, имеющих признаки
умственной отсталости, полностью сознавать значение своих действий и
руководить ими. В 1978 г. на совместном заседании методического совета
Прокуратуры СССР, научно-консультативного совета при Верховном Суде СССР
и ученого совета Всесоюзного института по изучению причин и разработке
мер предупреждения преступности обсуждался доклад известного ученого А.
Р. Ратинова «О состоянии и перспективах судебно-психологической
экспертизы». Наконец, в 1980 г. в Прокуратуре СССР было разработано и
принято методическое письмо под названием: «Назначение и проведение
судебно-психологической экспертизы». Оно сыграло (в известной степени)
роль нормативной базы для более активного внедрения этого вида
экспертного исследования в сферу уголовного процесса. Проблемам
судебно-психологической экспертизы по уголовным делам посвящены
многочисленные статьи психологов и юристов. Имеется ряд монографий,
среди которых можно выделить работы А.Р. Ратинова, М.М. Ко-ченова, И.А.
Кудрявцева, Н.Н. Станишевской.

Вместе с тем в гражданском процессе психологическая экспертиза
недооценивается и используется недостаточно. Единичные публикации на эту
тему появились в 80-е годы (авторы:

В.Л. Чертков, М.В. Костицкий, Т.В. Сахнова). Что касается практики, то
некоторый опыт проведения данной экспертизы только накапливается (к
примеру, по брачно-семейным делам). Т.В. Сахнова рассматривает типичный
бракоразводный процесс следующим образом. Материально вполне
благополучные люди, решившие расстаться, — не такая уж редкая, к
сожалению, ситуация, но для ребенка, которому предстоит выбрать, с кем
из родителей ему жить дальше, она часто приобретает драматический
характер.

И здесь даже опытные судьи порой испытывают затруднения, которые не
всегда преодолимы традиционными средствами доказывания, объяснениями
сторон, показаниями свидетелей.

Проживание с кем из родителей будет в большей степени соответствовать
интересам ребенка? Каковы мотивы, приведшие супругов к распаду семьи?
Кто из супругов наилучшим образом сможет воспитать ребенка? Решение этих
и других вопросов, ответы на которые должны быть даны в ходе судебного
разбирательства, требует не только всесторонней профессиональной
подготовки, жизненного опыта, но и использования психологических знаний.

Суд далеко не всегда располагает сведениями о важных для дела фактах,
сообщаемыми теми или иными лицами и адекватно отражающими реальную
действительность. Это объясняется различными причинами и нередко
объективными (например, особенностями условий восприятия и личностными
свойствами субъекта, психологической спецификой поведенческой ситуации в
целом). Выявление таких причин необычайно важно для достижения
объективной истины. Более того, существует ряд психологических факторов,
знание которых необходимо для верной правовой оценки предмета судебного
разбирательства. И для установления подобных обстоятельств зачастую
требуются специальные познания в области психологии. Ими владеют лица,
производящие психологическую экспертизу.

Допустим, как быть в случае, если психически здоровый человек заключил
сделку, а впоследствии настаивает в суде на том, что не понимал
содержания своих действий, не мог в полной мере руководить ими,
поскольку после сильного потрясения (смерти жены) был не в состоянии все
здраво обдумать…

Можно ли такое заявление оставить без внимания или суд обязан проверить
его, и если да, то какие доказательства будут наиболее эффективными?
Здесь как раз специальные психологические знания должны присутствовать в
процессуальной форме судебной экспертизы.

К общим методам психологического исследования можно отнести:
эксперимент, психологическую диагностику, прогнозирование,
проектирование, методы воздействия. В свою очередь, каждый из общих
методов содержит комплекс специальных методов (методик).

Современное состояние развития психологической науки позволяет говорить
о больших возможностях судебно-психологической экспертизы как одной из
сфер прикладного использования психологических знаний. Конечно, это не
означает, что такие возможности безграничны. Нерешенных проблем еще
много. Например, нельзя пока констатировать возможность установления
конкретного психологического мотива, но уже реально выявление содержания
и иерархии основных мотивационных линий личности.

Надо отметить, что в период становления экспериментальной психологии
попытки использовать ее для нужд юридической практики сводились в
основном к разработке методик определения достоверности показаний
участников уголовного процесса. Как пишет Т.В. Сахнова, с одной стороны,
это знаменовало усиление внимания к изучению личности правонарушителя
(ранее оно фокусировалось на самом правонарушении), что позволяло более
точно и правильно квалифицировать совершенное правонарушение, учесть все
объективные и субъективные моменты. С другой стороны, претендуя на
установление достоверности показаний участников процесса, эксперт брал
на себя задачу определить, насколько правдивы (или ложны) сведения лица,
даваемые в ходе следствия или на суде.

Т.В. Сахнова приводит типичные примеры подходов, которые применялись при
анализе личности в рамках экспертизы достоверности. На основе свободного
рассказа испытуемого и ответов на вопросы эксперта делался вывод о
наличии (или отсутствии) так называемых симптомов лжи, объективно
обусловленных тем или иным типом личности. Так, предполагалось, что
субъект, характеризующийся холодностью, угрюмостью, циничностью, готов
на заранее обдуманную ложь, искажение фактов. Поэтому ценность его
показаний неустойчива. Не вполне достоверными могли быть признаны
показания лица с комплексом неисполненных желаний, но по другим мотивам:
субъект, стремясь к признанию в глазах других, выдумкой как бы реализует
такие желания. Считалось, что такого рода экспертизы наиболее эффективны
в отношении несовершеннолетних свидетелей. Здесь нелишне заметить, что
надежных, научно обоснованных методик всестороннего исследования
личности тогда еще не было разработано, в силу чего экспертная задача
объективно не могла быть надлежащим образом решена.

Но не в этом заключался главный порок экспертиз достоверности. Отвечая
на вопрос о недостоверности показаний, эксперт-психолог переступал
границы своих специальных знаний непроцессуальных полномочий и вторгался
в пределы компетенции суда. Такая неправомерная переоценка возможностей
психологической экспертизы на первом этапе ее развития, вероятно, в
чем-то закономерна, поскольку уровень практической психологии явно
отставал от запросов юридической практики. Это вело к несоразмерной,
ошибочной постановке задач и неадекватному выбору средств решения.

На откуп психологической экспертизе отдавалось установление правовых
обстоятельств — не только выявление достоверности показаний, но и
проверка их надежности как средств доказывания, определение вины в
действиях лица, совершившего правонарушение.

Некоторая недоверчивость не преодолена до конца и поныне, хотя,
думается, оснований для этого уже нет. Скорее наоборот, имеет место
недооценка возможностей современной психологической науки в условиях
возросших потребностей совершенствующейся практики осуществления
правосудия.

Серьезные исследования отечественных ученых (в частности, А.Р. Лурии,
М.М. Коченова, А.Р. Ратинова, В.Л. Васильева, В.Ф. Пирожкова, А.В.
Дулова, В.Ф. Енгалычева, С.С. Шипшина и др.) позволяют на качественно
ином уровне ставить и решать психологические задачи применительно к
целям уголовного и гражданского судебных процессов.

В настоящее время теория судебно-психологической экспертизы, несмотря на
имеющиеся нерешенные проблемы, обладает достаточным арсеналом научных
средств, позволяющих использовать достижения психологической науки для
решения практических задач в различных сферах юридической деятельности.

2. Сущность и значение экспертизы

Сущность экспертизы. И в теории, и в практике сегодня признается
необходимость прибегать к оценкам специалистов-экспертов в сложных,
проблематичных ситуациях. Экспертиза проводится, как правило, в
экстраординарных случаях, когда познаний лиц, ответственных за принятие
решений в сфере социального и производственного управления,
судопроизводства, образования, бывает недостаточно.

Обстоятельствами, при которых целесообразно назначить экспертизу, могут
быть следующие:

• необходимость получения объективного мнения специалиста, не
заинтересованного в принятии решения или совершении действия;

• конфликтная ситуация в сфере управления, осуществление властных
полномочий, наличие спорных позиций по одному и тому же вопросу, когда
необходимо мнение незаинтересованного специалиста;

• потребность решить проблемы, находящиеся на стыке различных отраслей
науки, техники;

• когда границы проблемы шире границ суммарного знания;

• когда об этом указывается в законе или подзаконном акте.

Использование экспертизы для решения специальных задач базируется на
ряде принципов, состоящих в том, что:

• экспертные оценки должны быть получены от признанных в определенной
области знаний специалистов в максимально систематизированной форме,
дающей возможность их обобщения;

• для получения суждений экспертов в максимально систематизированной
форме необходимо ставить перед ними четко сформулированную задачу;

• выбор экспертов, постановка им задач, обобщение их суждений должны
основываться на определенной методике.

Вопрос о назначении судебно-психологической экспертизы получил
законодательное разрешение после принятия уголовно-процессуального,
гражданско-процессуального и административно-процессуального кодексов
(УПК РСФСР, ГПК РСФСР и КоАП РСФСР). В УПК РСФСР в качестве общего
правила установлено, что в случае необходимости использования
специальных познаний в области науки, техники, искусства и ремесла
возможно привлечение эксперта — лица, обладающего такими познаниями, а
также психолога и назначать судебно-психологическую экспертизу.

Сравнительный анализ содержания норм УПК, ГПК и КоАП свидетельствует о
едином понимании в них содержания специальных знаний и экспертизы.

Ст. 78 УПК РСФСР указывает, что экспертиза назначается в случаях, когда
для разрешения определенных вопросов при производстве по делу необходимы
научные, технические и другие специальные познания. Дается перечень
видов специальных познаний: наука, техника, искусство, ремесло.

Ст. 74 ГПК РСФСР также устанавливает перечень видов специальных знаний,
при этом указываются названные четыре вида знания.

КоАП ссылается просто на специальные знания, не выделяя их видов.

Психологическое знание, будучи специальным, объективно основано на
научных данных о закономерностях развития и функционирования психики и
может быть использовано наряду с другими знаниями в целях обеспечения
правосудия, охраны имущественных отношений и личных прав граждан. Так,
ст. 79 УПК РСФСР, определяя случаи обязательного проведения экспертизы,
указывает, что она проводится для определения психического состояния
обвиняемого, подозреваемого, когда возникает сомнение по поводу их
вменяемости или способности отдавать отчет в своих действиях или
руководить ими, а также для установления психического состояния
свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их
способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для
дела, и давать о них правильные показания.

Анализ норм УПК РСФСР позволяет сделать вывод, что законодатель
обязывает суд и органы дознания и расследования в соответствующих
случаях назначать психологическую экспертизу для выяснения таких
индивидуальных особенностей психики, как воля, интеллект, восприятие,
память, мышление и т. п. Способность правильно воспринимать
обстоятельства исследуемого события и давать о них правильные показания
зависит не только от наличия или отсутствия душевного заболевания, но и
от некоторых индивидуальных особенностей психики человека, условий его
развития, характера ситуации. Очевидно, что эти стороны психической
деятельности должен исследовать эксперт-психолог, а не психиатр.

Впервые на судебно-психологическую экспертизу как на один из источников
было прямо указано в дополнении от 21 марта 1968 г. к постановлению
пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. «О судебной практике по
делам о преступлениях несовершеннолетних» [51, с. 186]. В частности, в
п. 4-а дополнения указывалось, что при наличии данных, свидетельствующих
об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, суды должны
выяснять уровень его умственной отсталости, устанавливать, мог ли он
полностью осознавать значение своих действий и в какой мере мог
руководить ими. В необходимых случаях для установления этих
обстоятельств в силу ст-78 УПК РСФСР по делу должна быть проведена
судебно-психологическая экспертиза.

В юрисдикции действуют общие условия, характерные для назначения
экспертизы, однако здесь есть и определенная специфика: экспертиза не
должна касаться специальных познаний в области юриспруденции.

Судебно-психологическая экспертиза — исследование, осуществляемое
экспертом на основе специальных познаний в области психологии в целях
дачи заключения по поводу обстоятельств, имеющих значение для
правильного разрешения дела. Таким образом, судебно-психологическая
экспертиза — это специальное действие, заключающееся в исследовании
сведущим лицом — психологом по заданию следователя или суда
предоставленных ему подэкспертных материалов с целью установления
фактических данных, имеющих значение для дела и дачи заключения в
установленной форме.

Заключение эксперта-психолога является одним из предусмотренных
уголовно-процессуальным законом источником доказательств. Оно
представляет собой письменное сообщение эксперта о ходе и результатах
проведенного им исследования и о выводах по поставленным перед ним
вопросам. В соответствии со ст. 78 УПК РСФСР средством получения такого
заключения является использование специальных познаний в психологической
науке. Познания являются специальными в том смысле, что ими владеет
ограниченный круг специалистов, имеющих соответствующую профессиональную
психологическую подготовку. Подобные специальные познания могут
относиться к любой сфере человеческой деятельности, за исключением
правовых познаний, которыми должны в достаточной мере обладать сами
следователи и судьи.

Эксперт-психолог исследует фактические обстоятельства дела и в ходе этих
исследований применяет свои специальные психологические познания, на
основе чего дает заключение по поставленным вопросам (ст. 82 УПК РСФСР).

Основными признаками судебно-психологической экспертизы, характерными
для любого вида экспертиз, являются следующие.

1. Исследование проводится на базе специальных познаний в области
психологической науки. Эксперт-психолог — лицо или орган, обладающий
специальными познаниями в области психологии, достаточными для дачи
заключения.

2. Заключению эксперта закон придает силу источника доказательств,
ссылаясь на который можно устанавливать наличие или отсутствие
каких-либо данных доказательств.

3. Подготовка, назначение и проведение судебно-психологической
экспертизы осуществляются с соблюдением специального правового
регламента, определяющего наряду с процедурой исследования и
процессуальные права и обязанности участников процесса.

В заключение дается вывод эксперта, полученный им путем оценки
результатов психологического исследования. Таким образом, применение
специальных психологических познаний и дача заключения — два
взаимосвязанных фактора, отличающих экспертизу от других способов
установления фактических данных.

Как пишут В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин [11, с. 8—10], признаками понятия
судебной экспертизы являются:

а) ее подготовка, назначение и проведение с соблюдением специального
правового регламента, определяющего наряду с соответствующей процедурой
права и обязанности эксперта, лица, назначающего экспертизу, а также
права обвиняемого (подозреваемого) в связи с этим;

б) проведение исследования на основе использования специальных
психологических знаний;

в) дача заключения, имеющего статус источника доказательств. Основное
содержание экспертизы в уголовном судопроизводстве составляет анализ
определенных данных с целью установления новых фактов, имеющих значение
для предварительного расследования преступлений или рассмотрения
уголовных дел в суде.

Не являются экспертизой действия специалиста, которые сводятся к
обнаружению, фиксации, изъятию, осмотру вещественных доказательств,
оказанию помощи следователю или суду в подготовке и назначении
экспертизы. Вывод специалиста, сделанный при оказании помощи следователю
или суду, имеет не доказательственное, а лишь оперативное значение.

Не обладают статусом экспертного заключения различного рода справки по
результатам исследований, проведенных без соблюдения правовых норм,
регламентирующих экспертизу, например справка органа внутренних дел о
тождестве почерка в документе, обнаруженном на месте преступления, с
образцом почерка лица, задержанного по подозрению в совершении
преступления. Эта и подобные ей справки, выданные вне рамок судебной
экспертизы, подпадают под признаки такого источника доказательств, как
документ, предусмотренный ст. 88 УПК РСФСР, и не могут рассматриваться
как экспертное заключение.

Правовой регламент, определяющий назначение и проведение экспертизы, не
распространяется на деятельность лиц, выполняющих функции кураторов и
инспекторов, а также на акты служебных или иных расследований, которые
могут использоваться в уголовном судопроизводстве.

Экспертизы оказывают существенную помощь в предварительном расследовании
и судебном рассмотрении уголовных дел. Эксперт своим заключением
помогает следователю и суду выяснить фактические обстоятельства дела, не
вдаваясь, однако, в их юридическую оценку. Назначение экспертизы
недопустимо при решении правовых вопросов, касающихся, в частности,
состава преступления, доказанности или недоказанности совершения
преступления определенным лицом, его виновности и формы вины, т.е.
вопросов, решение которых требует специальных знаний, не выходящих за
рамки профессиональной подготовки лиц, наделенных правом производить
дознание и расследование уголовных дел, — следователя, прокурора или
судьи.

Вопросы правового характера решаются непосредственно следователем,
прокурором или судом.

Процессуальные требования к экспертизе:

• наличие достаточных оснований и условий для назначения экспертизы;

• анализ профессиональных качеств личности эксперта (до назначения
эксперта следователь выясняет необходимые данные о его специальности и
компетентности);

• учет прав и обязанностей эксперта;

• учет прав и обязанностей иных участников, связанных с производством
экспертизы;

• элементы относимости и допустимости, предъявляемые к заключению
эксперта.

Вопрос о необходимости проведения экспертизы решает лицо, наделенное
правом производить дознание и расследование уголовных дел, — следователь
или суд, за исключением специально предусмотренных законом случаев.

Ст. 79 УПК РСФСР предусматривает необходимость обязательного проведения
экспертизы для:

• установления причин смерти и характера телесных повреждений;

• определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в
случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или
способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих
действиях или руководить ими;

• выяснения психического или физического состояния свидетеля или
потерпевшего в случаях, когда имеется сомнение в их способности
правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и
давать о них правильные показания;

• установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в
случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте
отсутствуют. Следователь (суд), принимая решение о назначении
экспертизы, исходит из следующих соображений:

• существенны ли те обстоятельства, которые предполагается установить
путем экспертизы;

• можно ли их достоверно установить с помощью имеющихся научных методов
исследования;

• нет ли альтернативных более простых и достаточно надежных путей
разрешения вопроса (например, путем допроса свидетелей, осмотра и т.
д.). Признав необходимым проведение экспертизы, следователь составляет
соответствующее постановление (а суд — определение), где указываются:
основания назначения экспертизы; фамилия эксперта или наименование
учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза; вопросы,
поставленные перед экспертом (они должны быть простыми, тщательно
сформулированными, но не правовыми); материалы (объекты),
предоставленные в распоряжение эксперта.

Значение психологической экспертизы состоит в том, что она нередко
выступает в качестве эффективного средства установления обстоятельств
дела и позволяет использовать в процессе расследования и судебного
разбирательства уголовных дел весь арсенал современных
научно-психологических средств. Психологическая экспертиза является
основным каналом внедрения в судебно-следственную практику достижений
психологии. Это назначаемое и осуществляемое с соблюдением определенных
правовых норм исследование на основе применения специальных
психологических знаний, которому закон придает значение источника
доказательств или, иными словами, средства доказывания.

3. Цели и задачи судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза широко применяется в практике
правоохранительных органов. Как любой другой вид судебной экспертизы,
она имеет конкретные цели и задачи. При этом необходимо отметить, что
цели и задачи — понятия не

идентичные.

Основная цель судебной экспертизы сводится к тому, чтобы на базе
определенных данных, выработанных юридической психологией или
накопленных практикой, провести исследование и ответить на вопросы
следователя, органа дознания или суда [5, с. 14]. Эксперт своим
заключением помогает следователю и суду выяснить обстоятельства дела, не
вдаваясь при этом в их юридическую оценку.

Как отмечает В.В. Романов [43, с. 80], «основная цель
судебно-психологической экспертизы сводится к оказанию помощи суду,
органам предварительного следствия в более глубоком исследовании
специальных вопросов психологического содержания, входящих в предмет
доказывания по уголовным делам, являющимся составным элементом, входящим
в предмет доказывания гражданских споров, а также в исследовании
психологического содержания целого ряда юридических, правовых понятий,
содержащихся в законе».

М.В. Костицкий [20, с. 6—7] полагает, что целью судебно-психологической
экспертизы является необходимость получения объективной,
незаинтересованной оценки принятого решения, совершенного действия,
выраженного направления, их настоящего или перспективного качества,
эффективности; способность дать объективную, беспристрастную и
принципиальную оценку конфликту, спору, его предмету, решить насущные
задачи с помощью психологических знаний.

Основные задачи психологической экспертизы конкретизируются в
зависимости от вида экспертизы и объекта исследования. А.О. Экменчи [61]
относил к задачам судебно-психологической экспертизы вопросы:
психологической мотивации действий подсудимых, потерпевших или
свидетелей; установления физиологического аффекта, возможности оговора и
самооговора по психологическим мотивам; психологической оценки личности
подсудимого и его социальных установок; психологии несовершеннолетних
участников процесса.

Ю.М. Грошовой [9] к задачам судебно-психологической экспертизы относит
установление длительности и тяжести сильного душевного волнения,
исследование специфики длительного и интенсивного воздействия
неблагоприятных факторов на человека и проявления их в изменении его
функций (физиологических и психологических), а также определение
отсталости в умственном развитии несовершеннолетнего обвиняемого
вследствие влияния неблагоприятных внешних факторов, выяснение
субъективной возможности несовершеннолетнего правильно оценивать и
воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела.

Б. Петелин [40] в ряде публикаций, посвященных психологической
экспертизе, указывал, что к задачам судебно-психологической экспертизы
следует отнести: установление физиологического аффекта; определение
степени умственного развития несовершеннолетнего, связанного не с
душевным заболеванием, а с особенностями формирования его психики;
установление индивидуальных особенностей познавательной деятельности
участников процесса, присущих лицу форм эмоциональных реакций; оценку
всей совокупности психологических особенностей личности для понимания ее
поведения в экстремальной обстановке; дачу общей психологической
характеристики индивидуально-психологических особенностей, имеющих
значение для правильного рассмотрения дела; определение способности
несовершеннолетних потерпевших и свидетелей правильно воспринимать
событие и отдельные его обстоятельства; установление склонности
несовершеннолетнего к фантазированию, повышенной внушаемости,
индивидуальных особенностей познавательных процессов такого
несовершеннолетнего; определение психических свойств личности
подсудимого (психически здорового) и их влияния на психологический
механизм совершенного им правонарушения. Приведенный перечень задач не
является исчерпывающим. Очевидно, что с развитием психологии круг задач,
предназначенных для разрешения психологической экспертизой, будет
расширяться до пределов, установленных юридическим критерием.

С учетом позиций вышеуказанных авторов попытаемся более полно
представить основные задачи экспертизы.

1. Установление способности психически здоровых обвиняемых, свидетелей и
потерпевших воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и
давать о них правильные показания.

Поводами для назначения судебно-психологической экспертизы в целях
решения такой задачи могут служить: данные о малолетнем возрасте, низком
уровне интеллектуального развития, недостаточном овладении активной
речью, характерологических особенностях соответствующего лица; сомнения
в способности правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и
давать о них показания, основанные на оценке условий восприятия
(быстротечность событий, множественность раздражителей, одновременно
воздействующих на субъекта, состояние повышенной психической
напряженности в момент восприятия и др.); данные о характере
воспринимаемого раздражителя (сила — слабость); несоответствие показаний
определенного лица другим материалам дела.

2. Установление способности психически здоровых потерпевших по делам об
изнасиловании правильно понимать характер и значение совершаемых с ними
действий и оказывать сопротивление виновному.

Наиболее распространенными поводами для назначения
судебно-психологической экспертизы для решения этой задачи являются:
данные о пассивном поведении субъекта в определенной ситуации,
отсутствии глубоких эмоциональных реакций на случившееся; предположение
относительно не связанного с психическими заболеваниями отставания
потерпевшей в психическом развитии; сведения о некоторых
характерологических особенностях (вялость, пониженная активность,
неуверенность в себе, застенчивость, замкнутость и пр.) или о
неблагоприятных условиях общего воспитания (систематическое подавление
родителями самостоятельности ребенка, излишнее ограждение от трудностей)
и недостатках полового воспитания в семье и школе.

3. Установление способности отстающих в психическом развитии
несовершеннолетних обвиняемых полностью сознавать значение своих
действий и определение степени способности их руководить своими
действиями.

На возможность отставания в развитии психически здорового подростка
могут указывать: данные о его педагогической запущенности, «детскости»
поведения, легкомысленном отношении к своим противоправным действиям,
несоразмерность объективного содержания поведения с субъективно
преследуемыми подростком целями; свидетельские показания, говорящие о
заметном отличии подростка от основной массы его сверстников.

4. Установление наличия или отсутствия у обвиняемого в момент совершения
противоправных действий состояния физиологического аффекта или иных
эмоциональных состояний, способных существенно повлиять на его сознание
и поступки.

Поводами для назначения в таких случаях судебно-психологической
экспертизы могут служить: сведения о реально существовавших условиях,
способствовавших накоплению отрицательных эмоциональных переживаний,
возникновению стойких состояний нервно-психической напряженности
(стресса), хронической неудовлетворенности потребностей и т. п.; данные
о конфликтном характере ситуации, в которой было совершено преступление,
в частности о том, что действия потерпевшего или иных лиц препятствовали
реализации ведущих мотивов поведения обвиняемого, затрагивали его
наиболее значимые интересы; показания свидетелей об изменениях внешнего
вида, голоса, моторики у обвиняемого; факты частичного забывания
обвиняемым отдельных элементов ситуации преступления

5. Установление, находился ли обвиняемый в период, предшествовавший
совершению преступления, и (или) в момент совершения преступления в
эмоциональном состоянии, существенно влияющем на способность правильно
осознавать действительность, содержание конкретной ситуации и на
способность произвольно регулировать свое поведение. К данной категории
могут быть отнесены эмоциональные состояния типа сильного
нервно-психического напряжения.

6. Установление возможности возникновения у субъекта различных
психических состояний или выявление индивидуально-психологических
особенностей, делающих невозможным или затрудняющим выполнение
профессиональных функций (в авиации, автомобильном и железнодорожном
транспорте и т. п.).

К поводам для назначения судебно-психологической экспертизы в связи с
расследованием причин происшествий на транспорте и в производстве
относятся прежде всего предположения о том, что требования ситуации
превышали индивидуально-психологические и профессиональные возможности
людей, управляющих техникой, в силу утомления, вызванного действием
посторонних раздражителей, сильного эмоционального напряжения, состояния
растерянности и других психологических факторов.

7. Установление наличия или отсутствия у лица в период, предшествовавший
смерти, психического состояния, предрасполагавшего к самоубийству.

Это требует проведения посмертной судебно-психологической экспертизы,
которая может оказаться полезной, если следственные органы располагают
сведениями о совершении определенными людьми действий, провоцирующих
самоубийство (доведение до самоубийства), а также при возникновении
предположения относительно инсценирования самоубийства.

8. Установление у субъекта конкретных индивидуально-психических свойств,
эмоционально-волевых особенностей, черт характера (например, повышенной
внушаемости и др.), способных существенно влиять на содержание и
направленность действий в определенной ситуации, в частности
способствовать совершению

противоправных действий.

Выяснение субъективной стороны преступления иногда осложняется
трудностями в установлении психологических мотивов поведения (не только
преступного) обвиняемого, специфики его характера, направленности
интересов и т. п., связи этих особенностей с противоправными поступками.
В подобных случаях большое значение имеет создание с использованием
специальных психологических знаний и методов «психологического портрета»
испытуемого. Одним из первых средств преодоления указанных трудностей
является экспертное психологическое исследование личности обвиняемого.
Необходимо отметить, что «психологический портрет» испытуемого не может
быть абсолютно полным, в нем обычно представлены лишь некоторые стороны
психики личности.

4. Формы использования специальных психологических знаний в экспертизе

Статьи 78 УПК РСФСР и 74 ГПК РСФСР устанавливают общее правило, согласно
которому, если возникает необходимость использования специальных
познаний в области науки, искусства, техники или ремесла, то возможно
привлечение эксперта или специалиста, т.е. лиц, обладающих такими
познаниями. На этом основании предоставляется возможность привлекать
психолога в качестве специалиста либо назначать судебно-психологическую
экспертизу.

Специальными мы называем знания, не являющиеся общеизвестными,
аккумулированными в житейском опыте каждого, способного разумно
действовать человека. В данном смысле каждое научное знание —
специальное. В полной мере это относится и к психологии. Более того, при
проведении психологического исследования специальными будут не только
сами используемые знания, но и способы их применения (методики),
критерии выбора психологом методик в конкретном исследовании.

Следователю, судье часто приходится сталкиваться со свидетелями, которые
не могут вспомнить важных для дела фактов, а также с обвиняемыми,
дающими заведомо ложные показания и всячески старающимися запутать
следствие. Во всех подобных случаях необходимы знания процесса
формирования свидетельских показаний, психических особенностей
лжесвидетельства. Знание соответствующих психологических закономерностей
может помочь разоблачить лжесвидетельство и установить истину.

Однако для установления истины по возбужденному делу необходимо знать не
только о том, какие изменения происходят в психике указанных лиц, но и
уметь правильно воздействовать на них с тем, чтобы получить от них
свидетельства, объективно отражающие события, ранее воспринятые ими. Для
осуществления такого воздействия необходимы специальные психологические
знания. Без них нельзя определить способ воздействия, добиться изменения
направленности психологических процессов у лиц, через которых
устанавливается объективная истина. Поэтому необходимо привлечение
специалиста — психолога.

Специальные психологические знания могут быть использованы в юрисдикции
в трех формах: психологическая экспертиза;

участие специалиста-психолога; психологическая консультация.

Все эти формы схожи между собой по технологии и методическим
особенностям применения специальных психологических знаний. Различаются
они по юридическим особенностям, процессуальному статусу, полномочиям,
степени самостоятельности психолога.

В юриспруденции наиболее активно используется судебно-психологическая
экспертиза, т.е. форма применения специальных психологических знаний,
когда лицо, обладающее ими, выступает в роли эксперта. Это связано с
тем, что экспертиза и ее результаты имеют важное юридическое значение.
Заключение судебно-психологической экспертизы является самостоятельным
доказательством в уголовном и гражданском процессах. Именно от
результатов экспертизы порой зависят характер и содержание принимаемого
полномочным лицом решения, характер и объем ответственности, формы и
средства воздействия на правонарушителя. Психолог, выступающий в роли
эксперта, несет правовую ответственность за истинность, научность и
объективность проведенного исследования, интерпретацию полученных данных
и представленное заключение. Судебно-психологическая экспертиза
направлена на исследование явлений психики, поэтому проводится
преимущественно в отношении психически здоровых людей. Ее назначение
целесообразно, если психическое здоровье направляемых на экспертизу не
вызывает сомнения у представителей следственных органов или подтверждено
заключением судебно-психиатрической экспертизы. Поэтому
судебно-психологическая экспертиза не должна предшествовать
судебно-психиатрической экспертизе или они могут проводиться
параллельно.

В перечень проблем судебно-психологической экспертизы можно включить
разрешение любых психологических вопросов, интересующих следователя,
суд, орган дознания и имеющих значение для дела. Такие вопросы касаются
психических процессов, явлений и свойств психической деятельности
человека и влияющих на нее объективных и субъективных факторов, т.е.
непосредственный объект судебно-психологической экспертизы — психика
конкретного человека, что представляет достаточно сложный и динамичный
объект исследования. Поэтому эффективность судебно-психологической
экспертизы зависит от компетентности и уровня квалификации специалистов,
привлекаемых в качестве экспертов-психологов.

Теория и практика психологической экспертизы носят объективный характер
и отражают развитие теоретической и практической сторон общей и
юридической психологии, с одной стороны, и теории и практики
юриспруденции, в частности юрисдикции, — с другой. Теоретической базой
психологической экспертизы была и остается общая и юридическая
психология. Методическая ее база формируется на основе поступательного
движения этих и других отраслей психологии и правовой регламентации
процессуальной деятельности. Судебно-психологическая экспертиза,
представляя форму психологической практики, отражает все тенденции,
характерные для последней.

Теория использования специальных психологических знаний в уголовном,
гражданском или административном процессах развивается в рамках теории
применения специальных психологических знаний в юрисдикции, которая
входит в систему юридической психологии и в то же время тесно связана с
криминалистикой, криминологией, наукой уголовного и административного
права, уголовного и гражданского процессов, теорией государства и права,
другими отраслевыми юридическими науками.

Таким образом, из уголовного и гражданского судопроизводства вытекают
следующие формы применения специального знания: лицо, обладающее
специальными знаниями, выступает в процессе в роли эксперта или
специалиста.

Обе формы схожи между собой по технологии, методическим особенностям
применения специального знания, но различаются по юридическим
особенностям, процессуальному статусу, полномочиям, степени
самостоятельности лица, привлекаемого как эксперт или специалист. Именно
две формы: 1) судебно-психологическая экспертиза и 2) участие
специалиста-психолога в суде являются основными формами использования
специальных психологических познаний. Подтверждением тому служит факт,
что в юридической практике накоплен значительный опыт привлечения
психологов в качестве экспертов или специалистов.

В юридической литературе большинство авторов также склонны выделять
указанные формы использования специальных психологических познаний,
разница между которыми, как полагают, заключается в значимости для
заказчика используемого знаний и в статусе привлекаемых лиц. Эксперт
проводит исследование и излагает свою позицию, мнение по поводу
конкретного обьекта исследования. Что касается специалиста, то он
разъясняет, опираясь на собственные специальные знания, отдельные
явления и факты, консультирует в отношении этих явлений и фактов
должностное лицо или орган, оказывает помощь в обнаружении и фиксации
определенных фактов и явлений, помогает должностному лицу письменно
изложить установленные обстоятельства и факты. Специалист в отличие от
эксперта лишен процессуальной самостоятельности и действует под
контролем и по указанию полномочного лица или органа. Так, по требованию
органа дознания, следователя, прокурора, судьи и суда в уголовном и
гражданском процессах психолог принимает участие в процессуальных
действиях (особенно когда они проводятся с участием несовершеннолетних и
малолетних лиц), дает разъяснения по поводу психологических проявлений и
феноменов правонарушений, поведения участников процесса, помогает с
психологической точки зрения спланировать и провести процессуальное
действие. Участие специалиста-психолога в процессе носит производный и
вспомогательный характер.

Имеющиеся недостатки в развитии практики привлечения в уголовный процесс
специалистов-психологов могут быть в перспективе ликвидированы благодаря
дальнейшему росту психологической подготовленности работников дознания,
следователей, прокуроров, судей, адвокатов. Хотя в законе прямо не
указано на необходимость привлечения специалистов-психологов к
производству следственных и судебных действий, имеющиеся общие нормы
привлечения специалистов, педагогов и врачей к следственным и судебным
действиям с участием малолетних и несовершеннолетних свидетелей,
потерпевших, обвиняемых и подсудимых дают основания утверждать, что
закон предоставляет возможность уполномоченному органу в уголовном
процессе пользоваться помощью специалиста-психолога. На наш взгляд, в
перспективе участие такого специалиста в уголовном судопроизводстве
должно быть непосредственно предусмотрено в законе.

Участие специалиста-психолога в юрисдикции носит производный и
вспомогательный характер. По требованию суда, судьи психолог принимает
участие в процессуальных действиях (особенно когда они проводятся с
участием несовершеннолетних лиц), дает разъяснения по поводу
психологических проявлений и феноменов правонарушений, поведения
участников процесса, помогает с психологической точки зрения
спланировать и провести процессуальные действия

Специалист приглашается для участия в судебном разбирательстве в
случаях, когда суду либо участникам судебного разбирательства при
исследовании доказательств могут потребоваться специальные знания и
навыки. Мнение специалиста обязательно отражается в протоколе судебного
заседания.

Эксперту могут быть заданы вопросы, входящие в компетенцию специалиста.
Постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции
эксперта, недопустима, его мнение не может быть приравнено к заключению
эксперта.

Кроме названных выше форм использования специальных психологических
познаний, в литературе встречается и третья — психологическая
консультация (некоторые авторы называют ее официальная консультация, или
справка).

Психологическая консультация — это разъяснение специалистом
психологических сторон правонарушения, поведения обвиняемого,
потерпевшего, свидетеля, истца, ответчика и других лиц, их личностных
особенностей, а также сущности отдельных психологических теорий и
подходов, которые могут быть применены на практике. Психологическая
консультация может быть как устной, так и письменной. Последняя,
надлежаще оформленная, может приобщаться к делу в качестве документа.

Эксперт дает психологическую консультацию в случаях, когда для ответа на
поставленные полномочным органом или лицом вопросы не требуется
специальных экспериментов и исследований, а бывает достаточно ссылки на
общие положения науки или логических выводов.

В уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном законодательствах
указывается, что дополнительные материалы могут быть представлены
подсудимым, защитником, сторонами и другими заинтересованными лицами.
Такое право предполагает возможность получения этими лицами письменной
консультации у психолога. Объективный процесс использования в уголовном
и гражданском процессах психологических консультаций отражает
потребности практики в этой форме применения специальных психологических
знаний. Вместе с тем психологические консультации не могут заменить
судебно-психологическую экспертизу.

Следует отметить, что применение психологической консультации позволяет
уже сегодня более полно реализовать права личности в уголовном и
гражданском судопроизводстве, а также базовые принципы российского
гражданского и уголовного процессов: состязательность, полноту,
объективность расследования и судебного разбирательства, публичность и
др. Безусловно, необходимо не только закрепление этой формы
использования специальных знаний в уголовном и гражданском процессах
актами официального толкования закона, но и прямо предусмотреть ее в
законе.

5. Предмет и виды судебно-психологической экспертизы

5.1. Предмет судебно-психологической экспертизы

Известно, что предмет любой судебной экспертизы определяется предметом
той науки, которая для нее является базовой, а также задачами, решаемыми
в ходе процессуальной деятельности правоохранительных органов. По мнению
В.В. Романова [43, с. 78], «предметом исследования
судебно-психологической экспертизы являются психические процессы,
состояния, свойства психики здоровых людей, участвующих в уголовном и
гражданском процессах, особенности их психической деятельности,
временные (не болезненные) изменения сознания под влиянием различных
фактов, экспертная оценка которых имеет значение для установления
объективной истины по делу. То есть предметом экспертизы являются
индивидуально-своеобразные черты психологического отражения участниками
процесса различных явлений окружающей действительности, которые имеют
значение для правильного разрешения уголовных и гражданских дел».

Понятия общий объект и общий предмет судебно-психологической экспертизы
в целом совпадают с подобными понятиями общей психологии. Тем не менее в
литературе по психологии единого мнения по их определению не выработано.
Наибольшее распространение и признание получили две точки зрения.

Согласно одной из них «объектом психологии как науки (и, соответственно,
объектом психологического исследования) является сам человек как
носитель высокоразвитой психики. В таком случае предметом
психологического исследования выступает психика (или психическая
деятельность) человека. Эта позиция характерна для фундаментальной
психологии» [50, с. 16].

В практической (экспериментальной) психологии общий объект
психологического исследования определяют иначе: либо как психику
человека в целом, либо как психическую деятельность, взятую в
совокупности и единстве. Что касается общего предмета психологической
экспертизы, то под ним понимают отдельные психические свойства,
состояния и процессы

В психологии выделяют различные «уровни изучения человека, а именно: в
системе общественных связей; анализ структуры личности; отдельные
системы различных психических процессов, состояний, свойств. На данном
уровне исследуются механизмы формирования и функционирования ощущений,
восприятий, памяти, логики мышления, эмоций, воли. Собственно
экспертному психологическому исследованию соответствуют второй и третий
уровни» [50, с. 17].

Таким образом, психологический критерий частного предмета
судебно-психологической экспертизы формируется путем конкретизации
общего предмета психологического исследования в соответствии с
конкретной экспертной задачей. Однако для судебно-психологической
экспертизы необходимо учитывать и юридический критерий. В чем его суть и
значение9 Не всякое психологическое исследование может дать
доказательный материал по делу, а лишь такое, в ходе которого
установлены значимые для дела обстоятельства. Правовую значимость
обстоятельств определяет суд исходя прежде всего из наличия объективной
связи с фактами предмета доказывания. Можно сказать, что юридическим
критерием формирования частного предмета судебно-психологической
экспертизы выступают нормы материального права В них в той или иной
форме содержатся психологические элементы, тем самым признается их
юридическое значение. Выявление таких элементов становится необходимым в
ходе судебного доказывания для правильной квалификации спорного
правоотношения, ставшего предметом судебного рассмотрения.

Как отмечает М.В. Костицкий [20], психологическая экспертиза неразрывно
связана с общей психологией и ее прикладными отраслями, которые являются
для психологической экспертизы базой развития, своеобразной «питательной
средой» В свою очередь, развитие психологической экспертизы как
своеобразной формы психологической практики способствует обогащению и
совершенствованию ее «базовых наук».

Объектом науки психологии является психика как свойство
высокоорганизованной материи, представляющее особую форму отражения
субъектом объективной реальности

Предметом психологии являются факты, закономерности развития и механизмы
психики. Таким образом, объект и предмет психологии и объект и предмет
психологической экспертизы на уровне теории совпадают.

Вместе с тем вид психологической экспертизы может определяться
потребностями практики, а практическое применение психологического
знания в значительной мере может стимулировать развитие соответствующей
отрасли психологического знания.

Так, психология труда служит теоретической базой психологической
трудовой экспертизы. Предметом изучения психологии труда являются
психологические закономерности формирования конкретных форм трудовой
деятельности и отношения человека к труду, трудовая деятельность в
производственных условиях и условия воспроизводства рабочей силы
человека.

Предмет трудовой психологической экспертизы представляют психические
проявления личности в сфере трудовой деятельности, ее способности к
определенному виду труда, различные формы компенсаций имеющихся
отклонений, ошибки, допускаемые в процессе труда.

Предметом психологической экспертизы является не установление
достоверности показаний, что относится к компетенции следователя и суда,
а выяснение возможности допрашиваемого в силу индивидуальных
особенностей протекания психических процессов правильно воспринимать,
сохранять в памяти и воспроизводить сведения о фактах, входящих в
предмет доказывания.

Это определение предмета судебно-психологической экспертизы в
определенной степени верно, но слишком узко, поскольку охватывает лишь
частную цель судебно-психологического исследования — установить
особенности и способности свидетеля адекватно воспринимать, запоминать и
воспроизводить значимую для дела информацию.

Как правило, задачи судебно-психологической экспертизы, которые в каждом
конкретном случае определяются уполномоченными на то органами
(следствием и судом), бывают значительно шире.

5.2. Виды судебно-психологической экспертизы

Прежде чем говорить о классификации рассматриваемых экспертиз по видам,
следует сказать о том месте, которое они занимают в общей
судебно-экспертной системе.

В общей теории судебных экспертиз все судебные экспертизы подразделены
на классы, роды, виды и разновидности. Согласно такой схеме
судебно-психиатрические экспертизы составляют самостоятельный род
судебных экспертиз, включенный наряду с судебно-медицинской и
судебно-психиатрической экспертизами в класс судебно-медицинских и
психофизиологических экспертиз.

Практическая значимость приведенной классификации состоит в том, что в
названный класс судебных экспертиз (судебно-медицинских и
психофизиологических) включены экспертизы со смежным в ряде случаев
предметом исследования. Отсюда возможность производства комплексных
межродовых экспертиз (например, комплексных психолого-медицинских и
судебно-психиатрических либо комплексных судебных
психолого-психиатрических) в рамках данного экспертного класса.
Смежность предмета экспертного исследования для представителей разных
отраслей знаний есть необходимое условие, делающее комплексную
экспертизу возможной.

Немаловажно иметь в виду, что на судебно-психологические экспертизы
распространяются классификации, общие для всех судебных экспертиз.
Назовем наиболее важные из них.

1. Единоличная и комиссионная экспертизы

Данная классификация строится в зависимости от числа экспертов,
проводящих экспертное исследование.

Единоличная экспертиза проводится одним лицом, обладающим специальными
познаниями в области психологии.

Комиссионная экспертиза — это экспертиза, проводимая несколькими
экспертами одной специальности (или узкой специализации). Обычно такого
вида экспертиза требуется в случае ее особой сложности, трудоемкости или
значимости по делу. Комиссионная экспертиза может проводиться одним
экспертом, имеющим знания в нескольких смежных областях науки и техники,
либо комиссией экспертов, каждый из которых обладает знаниями,
относящимися к двум смежным наукам.

2. Основная и дополнительная экспертизы

Основной является экспертиза, назначенная для решения поставленных перед
экспертами вопросов. Дополнительной по отношению к ней явится новая
экспертиза, назначенная в связи с неполнотой или недостаточной ясностью
прежнего (основного) экспертного заключения, но при отсутствии сомнений
в достоверности его выводов. Дополнительная экспертиза проводится лишь
тогда, когда неполноту либо недостаточную ясность основного экспертного
заключения нельзя устранить с помощью допроса эксперта и последнему
требуются дополнительные исследования.

Дополнительная экспертиза, как отмечалось выше, назначается в случае
недостаточной ясности или полноты заключения (ст.81 УПК РСФСР).
Неясность экспертного заключения может выражаться в нечеткости
формулировок, их расплывчатости, неопределенности и т. п. Обычно этот
недостаток устраняется путем допроса эксперта, поскольку для этого не
требуется проведения дополнительных исследований. Неполнота экспертного
заключения имеет место, когда эксперт оставил без разрешения некоторые
из поставленных перед ним вопросов, сузил их объем, исследовал не все
предоставленные ему объекты и т. п.

3. Экспертизы первичные и повторные

Первичная экспертиза проводится впервые по данному делу в отношении
данного лица. Повторная экспертиза проводится вторично в отношении
данного лица при наличии сомнений в обоснованности или правильности
выводов первичной экспертизы. По делу может быть назначено несколько
повторных экспертиз, которые по порядку их назначения именуются второй,
третьей, четвертой и т. д.

Повторная экспертиза проводится в случае необоснованности заключения
эксперта или сомнений в его правильности (ст. 81 УПК РСФСР).
Обоснованность заключения эксперта — это его аргументированность,
убедительность. Заключение может быть признано необоснованным, если
вызывает сомнения использованная экспертом методика, недостаточен объем
проведенных исследований, выводы эксперта не вытекают из результатов
исследований или противоречат им и в других подобных случаях.

Основное отличие между дополнительной и повторной экспертизами состоит в
том, что при дополнительной экспертизе решаются вопросы, которые ранее
не были разрешены, а при повторной – заново исследуются
(перепроверяются) уже разрешенные вопросы. Поэтому различен и
процессуальный порядок таких экспертиз. Дополнительная экспертиза
поручается тому же или другому эксперту, а повторная — другому эксперту
либо другим экспертам (ст.81 УПК РСФСР).

Особого внимания требует тот факт, что не каждая новая
судебно-психологическая экспертиза данного лица обязательно относится к
дополнительной или повторной. Так, стационарная экспертиза, назначаемая
в случаях, когда в амбулаторных условиях поставленные вопросы не были
решены, по отношению к амбулаторной экспертизе не является ни
дополнительной, ни повторной. Обязательным условием дополнительной и
повторной экспертиз выступает наличие экспертного заключения,
содержащего ответы на поставленные вопросы (хотя бы на часть из них) как
результата предыдущих экспертных исследований, однако это прежнее
заключение и его выводы не удовлетворяют орган, назначивший экспертизу,
с точки зрения ясности и полноты либо с позиции достоверности.

Если члены амбулаторной экспертной комиссии пришли к выводу, что
амбулаторно решить экспертные вопросы невозможно и требуется
стационарное обследование испытуемого, то по сути нет и самого
экспертного заключения. Эксперты амбулаторной комиссии фактически
составляют письменный документ о невозможности дать заключение, хотя и
оформляют его традиционным для судебно-психологической практики актом
судебно-психологической экспертизы. Данное обстоятельство не всегда
учитывается на практике, что приводит к терминологической путанице и
неправильным по существу процессуальным

решениям.

4. Экспертизы однородные и комплексные

Однородные экспертизы проводятся представителями одной отрасли науки, а
комплексные — экспертами — специалистами разных отраслей научного
знания. Судебные психологи обычно проводят комплексные экспертизы
совместно с судебными психиатрами и судебными медиками. Комплексная
экспертиза — это экспертиза, в производстве которой участвуют несколько
экспертов различных специальностей либо узких специализаций (профилей).

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве

комплексные экспертизы не предусмотрены. Несмотря на это, такие
экспертизы получают все большее распространение. Комплексная экспертиза
имеет ряд особенностей, отличительных черт. Во-первых, в ее производстве
участвуют несколько экспертов различных специальностей (специализаций) —
отсюда вытекает разделение функций между ними в процессе исследования;

во-вторых, общий вывод дается по результатам, полученным

различными экспертами.

Ф.С. Сафуанов отмечает, что существует несколько видов классификации
судебно-психологической экспертизы, имеющих значение для практики
предварительного следствия и судоустройства:

1) по месту и условиям проведения;

2) по процессуальному положению подэкспертных;

3) по предмету экспертизы [46, с. 22].

5. Виды судебно-психологических экспертиз по месту и условиям проведения

Основная характерная черта амбулаторной экспертизы заключается в
однократном характере психологического освидетельствования испытуемого
без его длительного экспертного стационарного наблюдения. Однократность,
«разовость», непродолжительность амбулаторного освидетельствования
служат подчас поводом для сомнений в надежности экспертных выводов.

Иногда экспертам прямо задают вопрос: неужели они в состоянии решить
сложные экспертные задачи по результатам относительно короткого по
времени обследования испытуемого? Однако дело в том, что даже в день
амбулаторного освидетельствования система исследовательских действий
экспертов отнюдь не сводится к непродолжительному комиссионному
освидетельствованию. Предварительно экспертами изучены все материалы
дела, относящиеся к предмету экспертизы, включая материалы уголовного
дела, если таковые представлены.

Судебно-психологическая экспертиза проводится амбулаторно и в зале
судебного заседания. При амбулаторной экспертизе психолог-эксперт
проводит экспертное исследование в месте содержания подэкспертного лица
под стражей (в случае экспертизы обвиняемого, заключенного под стражу).
Естественно, что следователь должен обеспечить эксперту нормальные
условия для проведения экспериментально-психологического исследования и
ознакомления с уголовным делом и другими материалами, необходимыми для
производства судебно-психологической экспертизы: изолированное
помещение, стол и т. п.

В случаях, когда подэкспертным лицом является обвиняемый, не
содержащийся под стражей, свидетель или потерпевший,
экспертно-психологическое исследование проводится в любом удобном для
эксперта месте по договоренности со следователем. Задача следователя в
данном случае состоит в обеспечении явки подэкспертного в установленное
место и время. Следует отметить, что принудительному направлению на
экспертизу (т. е. без согласия самого подэкспертного или его законных
представителей) могут быть подвергнуты только подозреваемые и
обвиняемые. Судебно-психологическая экспертиза в отношении свидетелей и
потерпевших может проводиться только с их согласия.

Экспертиза в кабинете следователя состоит в однократном психологическом
обследовании испытуемого и (или) изучении материалов дела
психологом-экспертом. Экспертизу в кабинете следователя необходимо
отличать от консультирования следователей психологами. Консультирование
— внепроцессуальное действие, и на него не распространяются
законодательные нормы, регулирующие порядок производства судебной
экспертизы.

Экспертиза в суде (в судебном заседании) проводится обычно в случаях,
когда Судебно-психологическая экспертиза данного лица уже проводилась на
предварительном следствии либо проводилась по определению суда.
Первичные судебно-психологические экспертизы в суде возможны, хотя на
практике встречаются редко.

В зале судебного заседания психолог-эксперт проводит экспертное
исследование непосредственно в ходе судебного разбирательства по
уголовному делу. Он имеет право задавать вопросы участникам судебного
процесса с разрешения судьи. Как правило, после изучения всех
доказательств по делу эксперт-психолог ходатайствует о предоставлении
ему необходимого времени для проведения
экспериментально-психологического исследования и составления экспертного
заключения. Эксперт дает заключение в письменном виде, оглашает его в
судебном заседании и отвечает на возникающие в связи с его заключением
вопросы.

Стационарная Судебно-психологическая экспертиза заключается в длительном
наблюдении за испытуемым в условиях медицинского стационара («на
больничной койке»). При этом помимо клинических применяются также
экспериментальные методы исследования. Срок стационарного обследования
не должен превышать тридцати дней. В случае невозможности вынести
окончательное решение в указанный срок экспертная комиссия выносит
решение о необходимости продления срока обследования. Копия решения
направляется органу, назначившему экспертизу.

Наконец, помимо экспертиз, проводимых в медицинском учреждении
(амбулаторных и стационарных), в том учреждении, где расположен орган,
ответственный за производство по делу, и где ведется само это
производство (в кабинете следователя, в зале судебного заседания),
возможны также экспертизы «в ином месте». Одним из таких мест является
территория следственного изолятора (СИЗО). Положение об амбулаторной
судебно-психологической экспертной комиссии допускает проведение
амбулаторных экспертиз на территории СИЗО. Такие экспертизы по
содержанию исследовательской деятельности практически не отличаются от
амбулаторных экспертиз, проводимых в медицинском учреждении. Поэтому в
самостоятельный вид судебно-психологической экспертизы амбулаторные
экспертизы в СИЗО не выделяются. Правда, некоторые нюансы, которые в
конкретных случаях могут оказаться немаловажными, в рассматриваемых
экспертизах все же имеются.

Судебные психиатры считают, что амбулаторные экспертизы в медицинском
учреждении предпочтительнее в плане установления необходимого
психологического контакта с испытуемым. Он знает, что его доставили в
медицинское учреждение, где сама обстановка (медицинские кабинеты, белые
халаты врачей и т.д.) более располагает к откровенной и доброжелательной
беседе с врачом. В помещении следственного изолятора обстановка для
общения испытуемого с психологом сложнее Речь идет не просто о комфорте
или удобстве. Должный психологический контакт с испытуемым — одно из
условий того, что эксперт получит требуемую ему информацию в нужном
объеме, а это, в свою очередь, одно из условий надежности экспертных
выводов.

Один из возможных видов судебно-психиатрических экспертиз по месту их
проведения — экспертиза на дому у испытуемого, которого по состоянию
здоровья крайне затруднительно, а порой и невозможно доставить в
медицинское учреждение («нетранспортабельность» испытуемого). Подобного
рода экспертизы получили определенное распространение в
судебно-психиатрической практике по гражданским делам (о признании
гражданина недееспособным). Видимо, не исключены они и в уголовном
процессе (к примеру, экспертиза потерпевшего, который находился у себя
дома, прикованный к постели тяжелым недугом).

Рассматриваемый вид судебно-психологических экспертиз прямо не
предусмотрен законом или подзаконными нормативными актами. Вместе с тем
он не противоречит ни одной из юридических норм, регулирующих порядок
производства судебных экспертиз. Следовательно, его можно признать
допустимым, но только тогда, когда для этого имеются достаточные
основания.

6. Виды судебно-психологической экспертизы по процессуальному положению
подэкспертных

Судебно-психологическая экспертиза проводится в отношении таких
процессуальных фигур, как подозреваемый, обвиняемый, подсудимый,
свидетель и потерпевший.

Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, или лицо, к
которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, является
подозреваемым (ст.52 УПК РСФСР).

После вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого
подозреваемый признается обвиняемым. Обвиняемый, дело в отношении
которого принято к производству судом, именуется подсудимым (ст.46 УПК
РСФСР).

Потерпевшим признается лицо, которому преступлением нанесен моральный,
физический или имущественный ущерб, но только после того, как
дознаватель, следователь или судья вынесет постановление, а суд —
определение о признании гражданина потерпевшим (ст.53 УПК РСФСР).

В качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо,
которому могут быть известны какие-либо обстоятельства по уголовному
делу. Не могут допрашиваться в качестве свидетеля защитник обвиняемого,
адвокат, представитель общественной организации (об обстоятельствах
дела, которые стали им известны в связи с выполнением своих
обязанностей) и лицо, которое в силу своих физических или психических
недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие
значение для дела, и давать о них правильные показания (ст. 72 УПК
РСФСР).

На стадии предварительного следствия судебно-психологическая экспертиза
назначается в отношении подозреваемых, обвиняемых, свидетелей и
потерпевших, а при судебном разбирательстве — в отношении подсудимых,
свидетелей и потерпевших. Следует заметить, что экспертиза в отношении
подозреваемых проводится крайне редко, и назначение ее нецелесообразно,
поскольку подозреваемым любое лицо может быть по закону не более 10
суток (ст. 90 УПК РСФСР), т е. только на ранних этапах предварительного
следствия, когда еще не собраны необходимые материалы для производства
психологической экспертизы.

7. Предметные виды судебно-психологической экспертизы

По характеру вопросов, решаемых экспертизой, и юридическому значению
экспертных заключений можно выделить следующие виды
судебно-психологической экспертизы:

1) экспертиза индивидуально-психологических особенностей (личности)
обвиняемого (подсудимого) и их влияния на его поведение во время
совершения инкриминируемых ему деяний. Данный вид экспертизы проводится
в соответствии со ст. 68 УПК РСФСР, посвященной обстоятельствам,
подлежащим доказыванию по уголовному делу. В числе прочих обстоятельств,
влияющих на степень и характер ответственности обвиняемого, указываются
обстоятельства, характеризующие личность последнего. Основное значение
психологической экспертизы личности состоит в том, что экспертное
заключение может быть использовано в целях индивидуализации уголовной
ответственности и наказания;

2) экспертиза физиологического (эмоционального) аффекта у обвиняемого
(подсудимого) в момент совершения инкриминируемых ему деяний. Проводится
для судебного установления состояния физиологического (эмоционального)
аффекта (сильного душевного волнения) обвиняемого в момент совершения
преступления. Определение состояния аффекта имеет значение для
квалификации ст. 107 УК РФ и ст. 113 УК РФ;

3) экспертиза способности несовершеннолетнего обвиняемого (подсудимого)
с отставанием в психическом развитии, не связанным с психическим
расстройством, в полной мере осознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий либо руководить ими.

Этот вид экспертизы проводится в соответствии с ч.З ст. 20 УК РФ.
Неполная мера осознания и регуляции своих противоправных действий
несовершеннолетним с отставанием в психическом развитии, не связанным с
психическим расстройством, служит основанием для освобождения его от
уголовной ответственности;

4) экспертиза способности свидетеля или потерпевшего правильно
воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них
правильные показания;

5) экспертиза способности потерпевшей (потерпевшего) по делу об
изнасиловании понимать характер и значение совершаемых с нею (с ним)
действий или оказывать сопротивление виновному;

6) экспертиза психического состояния лица, окончившего жизнь
самоубийством.

6. Специфика и порядок назначения судебно-психологической экспертизы

Наряду с возрастанием роли количественных методов в обработке информации
нередко ее анализ и оценка могут быть лишь результатом суждений, мнений
лиц, обладающих глубокими профессиональными познаниями. И в теории, и в
практике сегодня признается необходимость в сложных, проблематичных
ситуациях прибегать к оценкам специалистов-экспертов.

Экспертиза проводится, как правило, в особых, экстраординарных случаях,
когда познаний лиц, ответственных за принятие решений в сфере
социального и производственного управления, судопроизводства,
образования бывает недостаточно. Специфическими обстоятельствами, при
которых целесообразно назначить

экспертизу, могут быть следующие:

• необходимость получения объективного, незаинтересованного решения;

• конфликтная ситуация в сфере управления, осуществление властных
полномочий, наличие спорных позиций по одному и тому же вопросу, когда
необходимо мнение незаинтересованного специалиста;

• потребность решить проблемы, находящиеся на стыке различных отраслей
науки и техники;

• когда границы проблемы шире границ суммарного знания;

• когда об этом указывается в законе или подзаконном акте.

Использование экспертизы для решения специальных задач базируется на
ряде принципов, основные из которых таковы:

• экспертные оценки должны быть получены от признанных в определенной
области знаний специалистов, в максимально систематизированной форме,
дающей возможность их обобщения;

• для получения суждений экспертов в максимально систематизированной
форме необходимо поставить перед ними четко сформулированную задачу;

• выбор экспертов, постановка перед ними задач, обобщение их суждений
должны основываться на определенной методике.

6.1. Компетенция судебно-психологической экспертизы

Компетенция судебно-психологической экспертизы определяет рамки
задаваемых эксперту вопросов, границы разрешаемых им ситуаций и строго
ограничена законом (УПК, ГПК и т. д.). В частности, эксперт-психолог
решает вопросы, заданные ему следователем в постановлении, и не вправе
выходить за рамки этих вопросов. В некоторых случаях необходима
постановка дополнительных вопросов для разрешения какой-либо возникшей
ситуации, тогда эксперт имеет право запросить следователя (лицо, ведущее
дознание) дополнить постановление, а в отдельных случаях — назначить
дополнительную либо повторную экспертизу. Закон, ограничивая компетенцию
эксперта, тем самым устанавливает рамки решаемых им вопросов.

С точки зрения развития науки психологии и других смежных наук
(психиатрии, педагогики и т.п.) компетенция эксперта-психолога
ограничивается степенью развития научной мысли, последними научными
разработками. Для наиболее полного и объективного заключения эксперт
должен ознакомиться с материалами дела (уголовного или гражданского), но
в этом он может быть ограничен. Если лицо, ведущее дознание,
предоставляет не весь необходимый материал, то эксперт вправе
потребовать доступа ко всей необходимой ему информации.

С позиции иных отечественных психологов компетенция психологической
экспертизы включает разрешение вопросов о достоверности показаний
свидетеля, подозреваемого и т.д. Некоторые ученые полагают, что
компетенция психологической экспертизы ограничивается лишь разрешением
вопросов аффекта (психологического) и выяснением факта, могло ли лицо
осознавать характер действий, совершаемых им или над ним в случаях
экспертизы жертв изнасилования.

На наш взгляд, под компетенцией психологической экспертизы следует
понимать совокупность поставленных перед экспертами задач, их
возможностей и полномочий.

Пределы компетенции психологической экспертизы ограничены, с одной
стороны, возможностями психологии в целом и ее конкретной отрасли, с
другой — нормативным урегулированием статуса экспертизы и эксперта в
конкретной сфере. Возможно также ограничение компетенции экспертизы
полномочным должностным лицом или органом.

Нормативные акты, регулирующие назначение и производство экспертизы,
рассчитаны на широкое число случаев и являются универсальными. Так, в
уголовном, гражданском, административном процессах действующие нормы
регулируют назначение и проведение любой экспертизы, не выделяя
психологическую.

Препятствием в деятельности экспертизы может явиться и воля субъекта, ее
назначившего, поскольку он может оказаться недостаточно подготовленным в
области психологии, слабо представляющим себе ее возможности и методы. С
этим также бывает связана нечеткая, неточная формулировка вопросов и
задач, которые ставятся перед экспертом. Последний, безусловно, должен
подчиняться действующим нормам, особенно в том, что касается характера
его взаимоотношений с субъектом, назначившим экспертизу, требований к
итоговому документу экспертного исследования и т. д.

Эксперт, проводящий психологическую экспертизу, не может вмешиваться в
деятельность органа или должностного лица, назначившего экспертизу,
однако он не должен быть и слепым орудием в их руках. Установив,
например, что вопрос перед ним поставлен неправильно, узко, эксперт
может обратиться к заинтересованному субъекту за уточнениями, чтобы
провести исследование исходя из сегодняшних возможностей психологической

науки.

Судебно-психологическая экспертиза широко применяется в практике
правоохранительных органов, однако вопрос ее компетенции до сих пор
дискутируется как в юридической, так и в психологической литературе.

В одной из первых публикаций, посвященных данной проблеме, указывалось,
что судебно-психологическая экспертиза должна проводиться для
установления:

• состояния сильного душевного волнения;

• уровня интеллектуального развития несовершеннолетнего;

• возможности субъекта давать правильные показания в силу своих
индивидуальных особенностей.

Плодотворные исследования в области теории и методики
судебно-психологической экспертизы предприняты совместно психологами и
юристами под руководством А.Р. Ратинова в секторе психологических
проблем борьбы с преступностью института Прокуратуры России, в частности
по вопросам судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних.

В 1971 г. М.М. Коченов подготовил информационно-методическое письмо
«Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних», где наряду с
рассмотрением процессуальных вопросов судебно-психологической экспертизы
анализировались вопросы ее компетенции. К компетенции простой
психологической экспертизы автор относит:

• исследование уровня умственного развития несовершеннолетнего;

• изучение особенностей его личности и той ситуации, в которой
совершались противоправные действия;

• установление наличия физиологического аффекта;

• определение особенностей познавательных процессов;

• выявление признаков умственной отсталости, не связанной с душевным
заболеванием;

• установление способности полностью осознавать значение своих действий
и полностью руководить ими;

• определение наличия в период, предшествующий совершению преступлений,
конфликтных переживаний, способных влиять на поведение;

• установление возрастных или индивидуальных особенностей у
несовершеннолетнего, способных повлиять на объективность его показаний.

К компетенции медико-психологической экспертизы М.М. Коченов
относит установление:

• психологических последствий наличного или перенесенного соматического
заболевания;

• наличия признаков умственной отсталости или иных психических
особенностей, вызванных перенесенными соматическими заболеваниями;

• способности несовершеннолетнего при наличии у него психических
особенностей осознавать значение своих действий и руководить ими.

Психолого-психиатрическая экспертиза, по мнению М.М. Коченова,
имеет своей компетенцией установление:

• наличия психического заболевания у несовершеннолетнего (олигофрения на
стадии дебильности, психофизический инфантилизм);

• особенностей умственной деятельности, которые могли препятствовать
сознанию им значения вменяемых ему действий;

• наличия у несовершеннолетнего личностных особенностей, которые могли
помешать ему руководить своими действиями в конкретной ситуации
совершения правонарушения. Автор относит умственную отсталость,
вызванную сенсорной недостаточностью, длительными или хроническими
заболеваниями, к компетенции медико-психологической экспертизы.

В более поздних работах М.М. Коченов расширил круг вопросов, относящихся
к компетенции судебно-психологической экспертизы, полагая, что эта
экспертиза может устанавливать:

• способность обвиняемого, свидетеля и потерпевшего (с учетом
индивидуально-психологических и возрастных особенностей, состояния
умственного развития) правильно воспринимать имеющие значение для дела
обстоятельства и давать о них правильные показания;

• способность потерпевших от половых преступлений правильно воспринимать
характер и значение совершаемых с

ними действий;

• способность несовершеннолетних обвиняемых, страдающих умственной
отсталостью, не связанной с психическими заболеваниями, полностью
осознавать значение своих

действий и руководить ими;

• наличие или отсутствие у субъекта в момент совершения противоправных
действий состояния физиологического аффекта (внезапно возникшего
сильного душевного волнения);

• возможность возникновения различных психических явлений,
препятствующих нормальному осуществлению профессиональных функций (в
авиации, автомобильном и железнодорожном транспорте, в работе оператора
автоматизированных систем и т. п.);

• наличие или отсутствие у лица в период, предшествующий смерти,
психического состояния, предрасполагающего к

самоубийству.

Впоследствии ученый добавил к приведенному выше перечню: диагностику
индивидуально-психологических особенностей (например, повышенная
внушаемость, импульсивность, подражательность, ригидность и т. п.),
способных существенно влиять на поведение субъекта; установление наличия
ведущих, упрочившихся мотивов поведения человека и мотивации конкретных
поступков как важных психологических обстоятельств, характеризующих
личность.

Надо скачать, что вопрос о компетенции судебно-психологической
экспертизы в специальной литературе до сих пор однозначно не решен. К
компетенции психологической экспертизы в сфере действия прав, на наш
взгляд, следует отнести разрешение любых психологических вопросов,
интересующих следователя, суд, орган дознания, другого уполномоченного
субъекта и имеющих значение для дела. Все эти вопросы касаются
психических процессов, явлений и свойств психической деятельности
человека и влияющих на нее объективных и субъективных факторов.

Возражения, основанные на том, что исследования психолога якобы будут
сковывать внутреннее убеждение юриста, что вопросы причин и мотивации
поступков относятся к компетенции суда, следователя, другого
полномочного органа, не могут быть признаны убедительными.

Эксперт-психолог не подменяет собой суд или другой орган. Имея один и
тот же объект анализа, они имеют разные предметы исследования и
пользуются разными методами.

6.2. Порядок назначения судебно-психологической экспертизы

Юридическим основанием производства судебно-психологической экспертизы
является постановление лица, производящего дознание, следователя,
прокурора или судьи либо определение суда (судьи и двух народных
заседателей). Иные письменные документы или устные распоряжения не могут
служить основанием для проведения экспертизы.

В постановлении (определении) о назначении экспертизы обязательно должно
указываться обоснование ее назначения. Особенно аргументированными
должны быть доводы лица (органа), назначившего комплексную
психолого-психиатрическую экспертизу, поскольку из обоснования должно
быть ясно, почему в данном конкретном случае возникает необходимость в
использовании как психиатрических, так и психологических специальных
познаний.

Кроме того, в постановлении (определении) должны содержаться и другие
сведения: кто и когда вынес постановление (определение); фамилия
эксперта или наименование учреждения, в котором должна быть проведена
экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертами, и материалы,
предоставляемые в распоряжение экспертов.

Вопросы, поставленные перед экспертом-психологом, не должны выходить за
рамки его профессиональной компетентности. В качестве источников
информации, предоставленных в распоряжение эксперта, обычно указывают:
подэкспертное лицо; уголовное дело; приобщенную к делу медицинскую
документацию. Это не исключает того, что в необходимых случаях могут
быть предоставлены и другие материалы, имеющие значение для производства
судебно-психологической экспертизы и приобщенные к уголовному делу:
продукты творчества (рисунки, литературные произведения) подэкспертного,
письма, дневники, видеозаписи следственного эксперимента, допросов и
т.п.

Назначение судебно-психологической экспертизы предъявляет особые
требования к органу, ведущему производство по делу, при сборе
необходимых для экспертизы материалов. В частности, данные о личности
подэкспертного лица не должны ограничиваться характеристиками с мест
работы и жительства, которые часто являются формальными. Желательно
собрать полные биографические данные (наследственность, особенности
воспитания в семье, успеваемость и взаимоотношения в учебных
заведениях), сведения об отношении к семье, работе, сослуживцам,
друзьям, к самому себе, о поведении, об особенностях реагирования в
экстренных ситуациях.

Ходатайствовать о назначении судебно-психологической экспертизы может
само лицо, нуждающееся в экспертизе (обвиняемый, свидетель,
потерпевший), а также его представитель (защитник обвиняемого, законный
представитель потерпевшего). Ходатайство можно заявлять перед тем
органом, в производстве которого находится уголовное дело, и оно должно
быть обоснованным. Орган, ведущий производство по уголовному делу,
вправе и по собственному усмотрению, при отсутствии ходатайств, прийти к
выводу о назначении экспертизы (при предварительном расследовании
уголовного дела – это дознаватель, следователь, прокурор; при судебном
разбирательстве — это судья или суд в коллегиальном составе).

Следователь обязан ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении
экспертизы (за исключением случаев, когда его психическое состояние
делает это невозможным) и разъяснить его права. Обвиняемый вправе
заявить отвод эксперту-психологу, просить о назначении эксперта из числа
указанных им лиц, представить дополнительные вопросы для получения по
ним заключения эксперта, ознакомиться с заключением эксперта.
Следователь может удовлетворить ходатайство обвиняемого и изменить или
дополнить свое постановление о назначении экспертизы либо отказать в
ходатайстве, вынеся соответствующее Постановление, объявляемое
обвиняемому под расписку.

Как показывает опыт, судебно-психологическую экспертизу в отношении
лица, совершившего правонарушение, в уголовном деле целесообразно
проводить после предъявления обвинения или перед составлением
обвинительного заключения, т. е. в конце расследования, в гражданском —
во время подготовки дела к слушанию. В административном процессе
указанная экспертиза может назначаться во время разбирательства дела.
Раннее назначение экспертизы, когда еще не собраны основные
доказательства, не выявлены участники события правонарушения, может
оказаться преждевременным, а сама экспертиза — неполной.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством следователь
может присутствовать при производстве любой назначенной им экспертизы, в
том числе и судебно-психологической.

Гражданско-процессуальное законодательство предусматривает возможность
проведения судебно-психологической экспертизы в суде или вне суда, если
это необходимо для характера экспертного исследования (ч.2 ст.75 ГПК
РСФСР).

Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы в суде имеет
ряд особенностей. В уголовно-процессуальном законе нет четкого
определения порядка вызова эксперта в суд, кроме случаев, когда эксперт
принимал участие в деле на предварительном следствии. В
гражданско-процессуальном законодательстве предусмотрен вызов участников
процесса извещениями и повестками (ст. 151 ГПК РСФСР).

На практике имеет место как полупроцессуальный, так и процессуальный
порядок вызова экспертов-психологов. В случаях, когда судья или суд
предполагает необходимость проведения судебно-психологической
экспертизы, то в стадии предания обвиняемого суду или подготовки дела к
слушанию в постановлении или определении судьи такой вызов может быть
специально оговорен. В подготовительной стадии судебного разбирательства
может быть вынесено определение о назначении экспертизы и допуске к
судебному разбирательству, а во время судебного следствия, судебного
разбирательства — другое определение о постановке перед
экспертами-психологами вопросов. Вопросы могут ставиться в первом
определении, а во втором — уточняться и дополняться.

Проведение судебно-психологической экспертизы в суде, с одной стороны,
имеет ряд преимуществ по сравнению с проведением ее в ходе
предварительного следствия или дознания. В суде эксперт-психолог
является участником непосредственного разбирательства. Он может
выяснять, уточнять важные для него обстоятельства, участвовать в
исследовании доказательств, в допросах, очных ставках, осмотрах и т. д.,
требовать вызова новых лиц, сбора новых доказательств и т. п. С другой
стороны, при проведении экспертизы в суде или во время разбирательства
дела эксперты-психологи существенно ограничены во времени. Это
сказывается на выборе методик экспертного обследования, интерпретации
полученных данных, на качестве заключения экспертизы.

Важным моментом в назначении судебно-психологической экспертизы является
выбор экспертов. Судебно-психологическую экспертизу может проводить
экспертная комиссия в составе не менее двух-трех специалистов.
Предпочтение в привлечении в качестве экспертов следует отдавать научным
и научно-педагогическим работникам, лицам, имеющим базовое
психологическое образование или работающим в области психологии в
учебных или научно-исследовательских учреждениях не менее 5 лет и
имеющим научные публикации по психологии. В экспертной комиссии
необходимо участие специалиста по судебной психологии; им может быть
преподаватель по этой дисциплине в юридическом вузе или работающий в
данной отрасли сотрудник НИИ.

При назначении экспертизы в экспертном учреждении следователь или суд
направляет туда постановление (определение) и материалы, предоставляемые
в распоряжение эксперта. На основании постановления (определения)
руководитель экспертного учреждения поручает производство экспертизы
одному или нескольким сотрудникам этого учреждения, которые и обязаны
провести экспертное исследование и дать свое заключение. В экспертном
заключении делается отметка о разъяснении прав и обязанностей и о
предупреждении об ответственности за дачу заведомо ложного заключения
(ст. 307 УК РФ).

Если экспертиза проводится вне экспертного учреждения, то следователь
или суд после выяснения личности, специальности и компетентности
психолога, которому поручается экспертиза, вручает эксперту
постановление (определение), разъясняет права и обязанности,
предупреждает об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. О
выполнении этих действий следователь делает отметку в постановлении о
назначении экспертизы, которая удостоверяется подписью эксперта.

В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин [11] полагают, что назначение экспертизы
согласно процессуальным действиям обязательно оформляется специальным
письменным актом: на предварительном следствии — постановлением, а в
процессе судебного рассмотрения дела — определением суда.

В следственной практике выработался определенный стереотип постановления
о назначении экспертизы. Оно состоит из трех частей’ вступительной
(вводной), описательной и резолютивной.

Во вступительной части указывается, когда (год, месяц, число), где
(населенный пункт), кто (должность, классный чин или звание, фамилия,
инициалы) составил постановление и по какому уголовному делу
(наименование расследуемого факта либо фамилия обвиняемого и статья УК,
по признакам которой возбуждено дело).

В описательной части постановления кратко излагаются обстоятельства дела
и основания для назначения экспертизы, в частности необходимость
установления определенных фактов, проверки и точной оценки имеющихся
доказательств, особенно при их противоречивости. В конце описательной
части делается ссылка на статьи УПК РСФСР, в соответствии с которыми
назначается экспертиза.

В резолютивной части указывается, экспертиза какого вида назначается и
кому поручается (экспертное учреждение либо конкретный эксперт),
формулируются вопросы эксперту. В случае необходимости
судебно-психологического анализа конкретных результатов деятельности
(текстов, фото-, аудио-, кино-, видеоматериалов) перечисляются также
подлежащие исследованию объекты, включая сравнительные образцы.

К вопросам, которые ставятся перед экспертом, предъявляются следующие
требования.

1. Вопросы не должны выходить за пределы специальных знаний сведущего
лица, которому поручается производство экспертизы. Например, перед
экспертом-психологом недопустимо ставить вопросы, решаемые на основе
специальных знаний из других отраслей науки или техники.

2. Задаваемые эксперту вопросы не должны носить правового характера.
Имеются в виду вопросы о наличии состава преступления, виновности или
невиновности определенного лица, форме его вины, которые решаются
следователем и судом на

основе имеющихся в деле доказательств.

По общему правилу оценка каких-либо действий с правовой точки зрения, с
учетом определенных правовых норм, является прерогативой следователя и
суда. Исключение делается только для норм технического содержания
(например, правил техники безопасности), уяснение которых требует
специальных знаний, выходящих за пределы профессиональной подготовки
следователей и судей.

Постановка перед экспертом вопросов о соответствии определенных действий
таким правилам вполне правомерна. Вместе с тем перед экспертом нельзя
ставить вопросы, касающиеся соблюдения несложных технических правил,
уяснение которых специальных знаний не требует и может быть установлено
следователем и судом путем анализа материалов дела.

3. Формулировки вопросов эксперту должны быть определенными, ясными
(недвусмысленными), конкретными и по возможности лаконичными. Отвечающие
этому требованию вопросы дают четкое представление о факте, подлежащем
установлению посредством экспертизы.

4. Перечень вопросов должен быть достаточно полным с тем, чтобы
заключение эксперта носило исчерпывающий характер. Одновременно надо
ставить лишь те вопросы, выяснение которых диктуется необходимостью.

5. Вопросы надлежит перечислять в строгой логической последовательности,
формулируя вначале те, от решения которых зависит решение других.
Рекомендуется группировать вопросы по объектам исследования, а также по
эпизодам дела и версиям. Бесцельна постановка перед экспертом вопросов,
которые при современном состоянии науки решить заведомо невозможно.

Постановление о назначении экспертизы до его направления (предъявления)
эксперту должно быть предъявлено (оглашено) обвиняемому. Если обвиняемый
является несовершеннолетним либо в силу своих физических или психических
недостатков не в состоянии самостоятельно осуществлять право на защиту,
то при ознакомлении с постановлением может присутствовать его законный
представитель, защитник, педагог (ст. ст. 34, 49, 397 УПК РСФСР).

Обвиняемый, не владеющий языком, на которым ведется судопроизводство,
знакомится с постановлением через переводчика.

6.3. Специфика назначения судебно-психологической экспертизы в стадии
рассмотрения дела в суде

Прежде всего необходимо отметить, что экспертиза может быть назначена
только либо в стадии расследования дела, либо в стадии судебного
разбирательства в порядке, установленном уголовно-процессуальным
законом. «Однако суд или судья при рассмотрении вопросов, связанных с
подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании (ст. ст. 223 и 228
УПК РСФСР), вправе решить вопрос о вызове в судебное заседание лица,
обладающего специальными познаниями, – эксперта-психолога. Лицо,
вызванное в судебное заседание в качестве эксперта, которое не было
назначено на предварительном следствии, может участвовать в исследовании
обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы, после вынесения
определения о назначении экспертизы».

В судебном заседании решается вопрос: возможно ли проведение экспертизы
при судебном разбирательстве дела либо необходимо возвратить дело на
дополнительное расследование. Решение принимается судом в зависимости от
характера обстоятельств, подлежащих исследованию, их значения для вывода
и достаточности оснований к преданию суду, а также от возможности
предоставления эксперту в судебном заседании материалов, подлежащих
исследованию.

Суд не вправе заменить определение о назначении экспертизы другими
документами, не предусмотренными законом (сопроводительным письмом,
списком вопросов).

В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин [11, с.30—34], говоря о специфике
назначения судебно-психологической экспертизы, пишут, что практика
проведения СПЭ рекомендует, несмотря на общие основания для всех видов
судебных экспертиз, кратко обозначить некоторые специфические стороны
собственно судебно-психологической экспертизы.

Судебно-психологическую экспертизу не следует назначать на начальных
стадиях предварительного следствия, так как для решения поставленных
перед экспертизой вопросов требуется значительный объем информации как о
криминальной ситуации, так и об участниках исследуемых событий (особенно
об испытуемых). Если планируется проведение судебно-психологической и
судебно-психиатрической экспертизы, то первая не должна предшествовать
второй во избежание выхода психолога за пределы своей научной
компетенции. Не следует также назначать «искусственные» КСППЭ
(комплексные судебно-психолого-психиатрические экспертизы), т.е. с целью
экономии времени объединять две экспертизы в одну без достаточных на то
оснований.

Нередко следователи не представляют, в чем заключается специфика
проведения СПЭ, полагая, что она мало чем отличается (в том числе и по
затратам времени) от амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы.
Необходимо отметить, что на проведение СПЭ затрачивается значительное
время, поскольку помимо беседы (часто длительной) в отношении
испытуемого проводится экспериментально-психологическое обследование с
применением большого числа методов (сами методы и их количество
определяются конкретными задачами, вытекающими из поставленных перед
экспертами вопросов).

Зачастую работа непосредственно с испытуемым занимает несколько дней.
Кроме того, полученные данные эксперту-психологу необходимо обработать и
интерпретировать, что также требует значительного времени. Как
показывает опыт авторов, в среднем срок производства экспертизы (от
начала ознакомления с постановлением и материалами дела и до момента
выдачи заключения) составляет 10—20 дней (в зависимости от сложности
исследования). Это соответствует требованиям, предъявляемым к срокам
производства экспертиз в системе судебно-экспертных учреждений
Министерства юстиции РФ.

6.4. Этический аспект судебно-психологической экспертизы

Чрезвычайно важным компонентом профессиональной деятельности судебного
эксперта-психолога является выполнение определенных этических принципов.
Однако, к сожалению, этические проблемы экспертов-психологов в
отечественной литературе фактически не рассматривались. Они возникают
тогда, когда люди вступают между собой в определенные взаимоотношения,
осуществляя совместную деятельность. Автор это взаимопонимание более
полно ощутил при обсуждении некоторых разделов данного пособия с
профессором Г.Н. Горшенковым, который бескорыстно консультировал по
многим этическим аспектам психологов правовой деятельности. Понимание
целей экспертизы в совокупности связано с тем обстоятельством, что
эксперт для их достижения должен эффективно взаимодействовать с органом,
назначившим экспертизу, с подэкспертным и, наконец, с коллегой.

Базисные принципы этики судебного эксперта-психолога совпадают с
наиболее общими принципами практической психологии гуманизма,
ответственности, непричинения вреда, благодеяния. Однако при
использовании заключения судебно-психологической экспертизы
судебно-следственными органами определилась некоторая специфика
практического применения этических норм экспертами-психологами.

Взаимоотношение законности и этики законодательного регулирования
деятельности эксперта-психолога и этических норм в рамках производства
экспертизы можно обозначить принципом воронки: психолог должен
действовать строго в рамках закона, соблюдать его, но варианты
поведения, часто альтернативные, в разных ситуациях при проведении
экспертизы (которые в силу большого разнообразия просто не могут быть
оговорены в законе) подразумевают этический, моральный выбор, диктуемый
общей нравственной позицией эксперта-психолога. Сталкиваясь со сложными
этическими коллизиями в своей работе, эксперт-психолог должен
реализовать наиболее общие нравственные ценности: служение истине и
справедливости, беспристрастность, объективность, ответственность. Эти
ценности и определяют основные этические принципы деятельности
эксперта-психолога.

7. Права и обязанности лица (органа), назначающего экспертизу

Применение знаний психологии способствует правильному решению задач
раскрытия и расследования преступлений и перевоспитанию лиц, их
совершивших. Судебно-психологические знания в правоохранительной
деятельности используются по-разному и в первую очередь непосредственно
работниками органов дознания, предварительного расследования и судебного
разбирательства, обеспечивая правильную диагностику личности,
индивидуальный подход к человеку, выбор и применение наиболее
соответствующих ситуациям тактических приемов и решений.
Уголовно-процессуальным кодексом обозначен круг лиц, имеющих право
назначать экспертизу:

1 — следователь;

2 — лицо, производящее дознание;

3 — прокурор;

4 — суд, судья.

Следователь, лицо, производящее дознание, прокурор вправе:

1. Признав необходимым производство экспертизы и имея основания для ее
проведения, назначить судебно-психологическую экспертизу. Однако,
«установив в конкретном случае, что для выяснения существенных
обстоятельств дела производство экспертизы необходимо, следователь,
лицо, производящее дознание, прокурор, а также суд не вправе отказаться
от ее назначения» [35, с.152].

2. Формулировать различного рода вопросы в постановлении о назначении
экспертизы, которые способствовали бы выяснению тех или иных
обстоятельств. Вопросы конкретизируются в отношении лиц, обстоятельств,
объектов, времени. Вопросы, выходящие за пределы специальных познаний
или процессуального положения эксперта, не допускаются. С целью
грамотной Постановки вопросов перед экспертом-психологом при их
формулировании допустимо пользоваться консультациями различных
специалистов в области психологии.

3. Выбирать, кому лучше поручить проведение экспертиз:

конкретному эксперту или экспертному учреждению. Сделав выбор,
следователь, лицо, производящее дознание, прокурор обязаны точно
указать, какому конкретному эксперту-психологу (Ф. И. О. с указанием
должности, специальности, места работы и т. д.) либо экспертному
учреждению назначена экспертиза.

4. Поручая производство экспертизы лицу, не являющемуся сотрудником
экспертного учреждения, следователь вправе «обязать руководителя этого
учреждения предоставить эксперту аппаратуру, оборудование, материалы или
возможность воспользоваться консультацией» [35, с.153].

5. Присутствовать при производстве экспертизы. Следователь, прокурор, а
также лицо, производящее дознание, могут «поставить в известность
эксперта, что считают необходимым присутствовать при производстве тех
или иных исследований. В этом случае эксперт уведомляет следователя о
времени и месте их проведения. Эксперт по своей инициативе может
сообщить следователю, что его присутствие при тех или иных действиях
желательно. Неявка следователя не останавливает экспертизы»

[32, с.182].

Следователь, присутствующий при производстве экспертизы, получает
дополнительные возможности:

а) оценки заключения эксперта;

б) разъяснения эксперту поставленных вопросов, значения данных, которые
эксперт не учитывал, необходимости полной фиксации хода и результатов
исследования;

в) выяснения, необходимо ли предоставить дополнительные материалы или
назначить дополнительную экспертизу;

г) контроля за исполнением всех требований закона при производстве
экспертных действий;

д) выяснения необходимости сбора новых доказательств;

е) содействия эксперту в получении и фиксации объяснений обвиняемого.

Следователь вправе присутствовать при всем исследовании

или при отдельных действиях эксперта, но не при составлении заключения,
так как это поставит под сомнение объективность эксперта.

6. Допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им
заключения. Эксперт допрашивается в случаях, когда требуются не
дополнительные исследования, а разъяснение терминов и формулировок,
уточнение компетенции эксперта и его отношения к делу, более детальное
описание использованных материалов и методик, объяснение расхождений
между членами экспертной комиссии, выяснение, в какой мере выводы
основаны на следственных материалах, и т д Эксперт может допрашиваться
только после дачи заключения, поскольку его показания являются составной
частью (продолжением) заключения, а не самостоятельным видом
доказательства

7. Назначить дополнительную и повторную экспертизу. Они могут
проводиться как по инициативе следователя, прокурора, так и по
ходатайству обвиняемого, его защитника и других участников процесса.

Следователь, лицо, производящее дознание, прокурор обязаны:

1. Вынести постановление о назначении экспертизы, которое состоит из
вводной, описательной и резолютивной частей. Во вводной части
указываются день, месяц, год и место его составления, кто составил
постановление (с указанием должности и органа, следователем которого он
является). В описательной части излагаются конкретные обстоятельства,
обусловливающие необходимость экспертизы. В резолютивной части
указывается вид экспертизы, формулируются вопросы, назначается эксперт
или определяется экспертное учреждение, приводится перечень материалов,
направляемых для исследования.

2. При назначении экспертизы, которая будет проводиться вне экспертного
учреждения, следователь проверяет, не заинтересован ли эксперт в исходе
дела, выясняет данные о компетентности лица, назначаемого экспертом. С
этой целью он опрашивает это лицо, проверяет документы, удостоверяющие
его личность, образование, специальность, место и стаж научной,
практической, экспертной работы по данной специальности, узкую
специализацию, выясняет отношение к участникам процесса. Ответственность
за выяснение компетентности и объективности эксперта, работающего в
экспертном учреждении, несет руководитель учреждения. В ходе экспертизы
и при проверке заключения следователь по мере необходимости выясняет эти
вопросы и непосредственно.

3. Ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы и
разъяснить его права, установленные ст. 185 УПК РСФСР По усмотрению
следователя эксперт может присутствовать при ознакомлении обвиняемого с
постановлением о назначении экспертизы и разъяснении его прав. Если
экспертиза назначается по делу несовершеннолетнего или лица, которое в
силу своих физических или психических недостатков не в состоянии само
осуществлять право на защиту, при ознакомлении с постановлением
необходимо присутствие защитника, законного представителя.

4. Пункты 2 и 3 ст. 79 УПК РСФСР указывают на случаи

обязательного проведения судебно-психологической экспертизы для
определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в
случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или
способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих
действиях или руководить ими, а также для определения психического или
физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях возникновения
сомнения в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие
значение для дела, и давать о них правильные показания.

5. Предоставить материалы, необходимые для проведения

судебно-психологической экспертизы.

Следователь, ознакомив обвиняемого с постановлением о назначении
экспертизы и разъяснив его права, составляет протокол, подписываемый
следователем и обвинителем. Кроме того, следователь обязан рассмотреть
ходатайства обвиняемого об изменении или дополнении постановления о
назначении экспертизы.

Следователь вправе:

1) получить у подозреваемого или обвиняемого, а также у

свидетеля или потерпевшего образцы почерка или другие образцы для
сравнительного исследования (ст. 186 УПК РСФСР);

2) присутствовать при производстве экспертизы (ст. 190 УПК

РСФСР);

3) допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им
заключения (ст. 192 УПК РСФСР);

4) при недостаточной ясности или полноте заключения назначить
дополнительную экспертизу, а в случае необоснованности заключения
эксперта и сомнений в его правильности — повторную экспертизу.

В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин [11, с.18—20], определяя права и
обязанности лица (органа), назначающего экспертизу, пишут, что
назначающие экспертизу следователь, прокурор обязаны составить об этом
мотивированное постановление, а суд — определение.

Выяснив данные о специальности и компетентности эксперта, назначающий
экспертизу должен вручить ему постановление (определение) и все
необходимые материалы. Требуется разъяснить эксперту его права и
обязанности и предупредить об ответственности за отказ или уклонение от
дачи заключения, а также за дачу заведомо ложного заключения.

В постановлении (определении) о назначении экспертизы делается отметка о
выполнении этих действий, удостоверяемая подписью эксперта (ст. ст.
184,189 УПК РСФСР).

Субъект, назначающий экспертизу, обязан оформить изъятие образцов для
сравнительного исследования специальным протоколом (ст. 186 УПК РСФСР).

При отказе в удовлетворении ходатайства подсудимого (обвиняемого) в
связи с экспертизой необходимо вынести мотивированное определение
(постановление) об этом и объявить его подсудимому (обвиняемому) под
расписку.

Суд обязан огласить вопросы к эксперту, задаваемые ему в судебном
заседании, и заслушать мнения по ним участников судебного
разбирательства, а также заключение прокурора (ст. 288 УПК РСФСР).

Закон требует ознакомить обвиняемого с заключением эксперта со всеми
приложенными к нему материалами (исследуемыми объектами, образцами,
фотоснимками и др.) и протоколом его допроса, если он произведен. Эти
действия оформляются протоколом допроса обвиняемого.

Субъект, назначающий экспертизу, вправе в любом случае получить у
обвиняемого (подсудимого) образцы для сравнительного исследования, а у
потерпевшего и свидетеля, лишь при необходимости, проверить, не
оставлены ли ими следы на месте происшествия либо на вещественных
доказательствах, составив об этом постановление (ст. 186 УПК РСФСР). Он
вправе требовать от руководства предприятия, учреждения, организации,
где работает сведущее лицо, способное произвести экспертизу,
предоставить ему возможность провести поручаемое исследование. Это
требование для любого руководителя обязательно (ст. 78 УПК РСФСР), как и
требование предоставить сведущему лицу возможность использовать
имеющиеся в данной организации оборудование, иные технические средства,
материалы, необходимые для производства экспертизы, или воспользоваться
консультациями его работников (ст. 70 УПК РСФСР).

Как отмечалось выше, назначивший экспертизу вправе отвергнуть заключение
эксперта, однако несогласие с ним должно быть мотивировано. Мотивы
несогласия излагаются следователем в обвинительном заключении, а судом —
в приговоре, либо соответственно в постановлении или определении о
прекращении дела, либо в постановлении о назначении повторной
(дополнительной) экспертизы (ст. ст. 80, 81 УПК РСФСР).

8. Права и обязанности эксперта

О должностных лицах и органах, правомочных назначать экспертизу,
довольно подробно применительно к судебно-психиатрической экспертизе
пишет С.Н. Шишков [60, с.6—7] в своем учебном пособии. Он отмечает, что
правом назначать судебную экспертизу обладают следующие субъекты: на
предварительном расследовании по уголовным делам — лицо, производящее
дознание (дознаватель), следователь, прокурор; в стадии судебного
разбирательства в уголовном процессе, а также в гражданском
судопроизводстве (где предварительное расследование отсутствует) — суд в
коллегиальном составе или судья единолично. Перечисленные должностные
лица и органы могут назначать СПЭ лишь в рамках возбужденного уголовного
или гражданского дела, по которому ведется производство. Если дело не
возбуждено в порядке, предусмотренном процессуальным законом, либо
производство по нему не ведется (дело приостановлено, прекращено), то
даже перечисленные субъекты неправомочны назначить СПЭ.

Круг лиц, проводящих дознание по уголовным делам, определен ст. 117 УПК
РСФСР (милиция, командиры воинских частей, соединений и начальники
военных учреждений, начальники исправительно-трудовых учреждений и
следственных изоляторов и пр.).

С.Н. Шишков пишет, что дознаватель вправе назначать СПЭ лишь по делам,
по которым предварительное следствие не обязательно, и все
предварительное расследование проводится в форме дознания (ст. 129 УПК
РСФСР).

По делам, по которым предварительное следствие обязательно, орган
дознания лишь возбуждает уголовное дело и проводит неотложные
следственные действия по установлению и закреплению следов преступления
(ст. 119 УПК РСФСР). Судебно-психологическая экспертиза в число таких
действий не входит. Поэтому если в процессе производства по уголовному
делу, по которому предварительное следствие обязательно, дознаватель
пришел к выводу о необходимости СПЭ, то он не вправе ее назначить.
Дознаватель передает дело следователю, который и решает вопрос о
необходимости СПЭ.

Уголовные дела, по которым предварительное следствие обязательно,
перечислены в ст. 126 УПК РСФСР. Предварительное следствие проводится
следователями прокуратуры, а также следователями органов внутренних дел
и Федеральной службы безопасности (ст. 125 УПК РСФСР).

Прокурор наделен правом лично производить отдельные следственные
действия или расследование в полном объеме по любому делу (п. 5 ст. 211
УПК РСФСР). В число следственных действий входит назначение экспертизы.
Право прокурора назначать экспертизу вытекает также из ст. 78 УПК РСФСР.
Прокурор назначает СПЭ в том же процессуальном порядке, что и
следователь.

Далее С.Н. Шишков подчеркивает, что в судебном разбирательстве по
уголовному и гражданскому делам, в котором участвует прокурор, последний
не может назначать СПЭ. Он вправе лишь ходатайствовать о ее назначении
перед судом (судьей).

В стадии судебного разбирательства по уголовным делам, а также в
гражданском процессе правом назначения СПЭ обладает исключительно суд
или судья. До 1992 г. все дела в суде первой инстанции рассматривались
судебной коллегией, состоящей из профессионального судьи и народных
заседателей. В 1992 г. было сделано отступление от принципа
коллегиальности, и в настоящее время часть уголовных и гражданских дел
может рассматриваться судьей единолично (части 2 и 3 ст. 35 УПК РСФСР;
часть 2 ст. 113 ГПК РСФСР).

Судьи единолично могли назначать СПЭ и до 1992 г., но . только в
отдельных, редких случаях. Так, по делам о признании гражданина
недееспособным вследствие психического расстройства судья вправе
назначить СПЭ в порядке подготовки дела к судебному разбирательству (ст.
260 ГПК РСФСР). В уголовном Процессе по делам, возбуждаемым не иначе как
по жалобе потерпевшего (так называемые дела частного обвинения — ст. 27
УПК РСФСР), допускается назначение экспертизы «судьей при возбуждении
дела путем вынесения соответствующего постановления» (п. 4 постановления
№ 1 пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. «О судебной
экспертизе по уголовным Делам». Экспертиза назначается лишь в суде
первой инстанции. Суды кассационной и надзорной инстанций назначать
экспертизу не вправе.

Однако в случаях, когда кассационная или надзорная инстанция отменяет
прежнее решение, направляя дело на новое рассмотрение в суд первой
инстанции (а в уголовном процессе также на новое расследование), в
процессе этого судебного рассмотрения (расследования) могут проводиться
все предусмотренные законом следственные и судебные действия, в том
числе экспертиза.

В производстве дел по вновь открывшимся обстоятельствам имеются свои
особенности. В уголовном процессе, когда прокурор в пределах своей
компетенции выносит постановление о возбуждении производства по вновь
открывшимся обстоятельствам, осуществляется их расследование (часть 2
ст. 336 УПК РСФСР). В ходе такого расследования могут совершаться
необходимые следственные действия, включая экспертизу. В гражданском
судопроизводстве при удовлетворении заявления о пересмотре решения по
вновь открывшимся обстоятельствам и отмене этого решения дело вновь
рассматривается судом. В процессе его рассмотрения может назначаться
экспертиза.

К эксперту, которому органы предварительного расследования или суд
поручают исследование определенных обстоятельств уголовного дела на
основе его специальных познаний, предъявляются особые требования: он
должен быть не заинтересован в исходе дела и быть компетентным в
вопросах, требующих специальных познаний.

Поэтому эксперт не может принимать участие в производстве по делу и при
необходимости подлежит отводу по основаниям, предусмотренным ст. 67 УПК
РСФСР, при наличии следующих обстоятельств (ст. 59 УПК РСФСР):

• если он является потерпевшим, гражданским истцом, ответчиком,
свидетелем;

• если он является родственником потерпевшего, гражданского истца,
ответчика или их представителей, родственником обвиняемого или его
законного представителя, родственником обвинителя, защитника,
следователя;

• если имеются иные обстоятельства, дающие основания считать, что он
прямо или косвенно заинтересован в исходе дела;

• если он находится или находился в служебной или иной зависимости от
обвиняемого, потерпевшего, гражданского

истца или гражданского ответчика;

• если он производил по данному делу ревизию, материал которой послужил
основанием к возбуждению уголовного дела;

• если он участвовал в деле в качестве специалиста (за исключением
случая участия врача — специалиста в области судебной медицины в
наружном осмотре трупа);

• в случае, когда обнаружится его некомпетентность.

Предыдущее его участие в деле в качестве эксперта не является основанием
для отвода.

Эксперт обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, прокурора
и суда и дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам.
Если вопрос выходит за пределы специальных знаний эксперта или
представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения, то
эксперт в письменной форме сообщает лицу, назначившему экспертизу, о
невозможности дать заключение. На эксперте лежит также обязанность
огласить заключение, данное им в судебном заседании (ст. 288 УПК РСФСР).

Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы;

2) заявлять ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов,
необходимых для дачи заключения;

3) с разрешения лица, производившего дознание, следователя, прокурора
или суда присутствовать при проведении допросов и других следственных и
судебных действий и задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к
предмету экспертизы.

Если эксперт делает следователю какие-либо замечания, заявления или
возбуждает ходатайства, касающиеся экспертизы, то об этом составляется
протокол (ст. 189 УПК РСФСР).

Эксперт может указать в заключении на имеющие значение для дела
обстоятельства, в отношении которых ему не были заданы вопросы (ст. 191
УПК РСФСР). Его правом является собственноручное изложение ответов на
допросе по поводу проведенных им исследований (ст. 192 УПК РСФСР).
Эксперт не вправе самостоятельно собирать необходимые для экспертизы
материалы, например, производить с этой целью опросы, получать образцы
для сравнения, истребовать и изымать документы. Согласно закону, эксперт
не имеет права давать заключения по вопросам, выходящим за пределы
специальных знаний.

В случае отказа или уклонения эксперта от выполнения своих обязанностей
без уважительных причин он несет ответственность по соответствующей
статье УК РФ, а за дачу им заведомо ложного заключения — по ст. 307 УК
РФ.

Согласно ст. 139 УПК РСФСР в необходимых случаях следователь
предупреждает эксперта о недопустимости разглашения без его разрешения
данных предварительного следствия. У эксперта отбирается подписка с
предупреждением об ответственности согласно ст. 310 УК РФ.

8.1. Права и обязанности эксперта-психолога

Закон предоставляет эксперту ряд прав, которые являются важнейшими
юридическими гарантиями добросовестности его экспертных исследований и
правдивости даваемых заключений.

Проводить психологическую экспертизу следует при наличии общего
основания к ее назначению, а выбор вида экспертизы зависит от специфики
правовой природы дела, рассматриваемого судом.

Итак, в первую очередь нужно знать основание, по которому назначена
психологическая экспертиза, и уметь отличать его от оснований назначения
других видов экспертиз по определению психического состояния лица. Но
общего законодательно установленного основания производства судебных
экспертиз (необходимость в специальных познаниях для разъяснения
возникающих при рассмотрении дела вопросов) недостаточно. Необходимо его
конкретизировать. Опираясь на имеющиеся в психологии разработки, таким
основанием следует считать наличие у суда (судьи) сомнений в способности
гражданина (субъекта) правильно воспринимать, запоминать и
воспроизводить имеющие значение для дела обстоятельства.

Успешная деятельность эксперта-психолога зависит от обеспечения его
необходимыми материалами. С этой целью закон наделил эксперта правом
заявлять ходатайства о предоставлении дополнительных материалов,
необходимых для дачи заключений. Подобное ходатайство эксперт может
(устно или письменно) заявлять как в момент объявления постановления о
назначении экспертизы, так и в ходе ее производства. Необходимо, чтобы
эксперт указал, какие именно дополнительные материалы и для производства
каких исследований ему нужны.

В соответствии со ст. 82 УПК РСФСР эксперт-психолог, не получивший всех
необходимых материалов, в письменной форме сообщает лицу, назначившему
экспертизу, о невозможности дать заключение до получения материалов в
полном объеме. Если требование эксперта не удовлетворяется, то материалы
экспертизы остаются без исполнения.

Эксперт имеет право знакомиться с обстоятельствами уголовного дела,
связанными с предметом экспертизы. Это ограничение вполне оправдано, ибо
ознакомление эксперта со всеми без исключения материалами дела может
способствовать предвзятости его суждений, порождать тенденцию к решению
вопросов не на основе изучаемых признаков, а путем оценки имеющихся в
деле доказательств.

Согласно ст. 191 УПК РСФСР эксперт вправе указать в своем заключении на
установленные им обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу
которых ему не были поставлены вопросы. В заключении могут быть отмечены
только те данные, установление которых входит в компетенцию этого вида
экспертизы. Обо всех иных данных, обнаруженных экспертом по собственной
инициативе, он может сообщить в письме на имя лица, назначившего
экспертизу.

Вопрос об участии эксперта в следственных и судебных действиях может
быть рассмотрен и по ходатайству участников процесса, и по инициативе
органа, осуществляющего производство по делу, когда предмет
соответствующего действия связан с предметом или с содержанием
экспертизы. Противоречит закону практика самостоятельного собирания
экспертом по собственной инициативе или по указанию органа, назначившего
экспертизу, дополнительных материалов.

Если эксперт делает следователю какие-либо замечания, заявления или
возбуждает ходатайства, связанные с проведением экспертизы, то об этом
составляется протокол (ст.189 УПК РСФСР).

В ходе допроса эксперт вправе изложить свои показания. Он вправе давать
заключения, показания, делать заявления и возбуждать ходатайства на
родном языке и пользоваться услугами переводчика.

Процессуальное положение экспертов — работников экспертных учреждений и
иных лиц, назначенных экспертами, одинаково. Однако эксперт, не
состоящий в штате экспертного учреждения, имеет право на вознаграждение
за производство экспертизы в рамках, установленных специальными
инструкциями. Вознаграждение нештатным экспертам выплачивается за
проведение экспертизы согласно заключенному договору.

Эксперты имеют право совещаться между собой перед дачей заключения.
Эксперт, не согласный с мнением остальных членов комиссии, составляет
отдельное заключение (ст. 80 УПК РСФСР). Таким образом, если мнения
экспертов-психологов разделились, то по поводу одного и того же
подэкспертного составляются два (или более) заключения.

Предоставляя широкие возможности в обеспечении условий, необходимых для
успешного производства экспертизы, закон налагает на него и определенные
обязанности. Прежде всего эксперт обязан по предложению лица,
производящего дознание, следователя или суда провести исследование, дать
заключение, а в ряде случаев — объяснения в связи с производством
экспертизы. При неявке по неуважительной причине эксперт может быть
подвергнут приводу.

В уголовно-процессуальном законодательстве сформулировано положение о
том, что эксперт дает заключение от своего имени и несет за него личную
ответственность. Именно поэтому каждый член комиссии экспертов, не
пришедших к единому мнению, дает свое заключение отдельно.

Если перед экспертом ставятся вопросы, выходящие за пределы его
компетенции, то он должен отказаться от их решения и уведомить об этом в
письменном вице лицо, назначившее экспертизу. Иначе должно быть
мотивировано неисполнение полученного задания в случаях, когда
поставленные вопросы выходят не за пределы компетенции эксперта, а за
пределы его специальных познаний. На основании ст. 82 УПК РСФСР эксперт
обязан в письменной форме сообщить лицу, назначившему экспертизу, о
невозможности дать свое заключение.

Лицо, назначаемое экспертом, обязано сообщить следователю (лицу,
производящему дознание), прокурору, суду, руководителю экспертного
учреждения об обстоятельствах, исключающих возможность его участия в
данном деле. Ему, в свою очередь, разъясняются основания для самоотвода.

Объективность заключения означает, что его дает лицо, не
заинтересованное в исходе дела, на основе специальных познаний и оценки
по внутреннему убеждению результатов исследований в совокупности.
Нарушением этого требования является дача заключения при недостаточности
данных или на основании материалов дела, исследование и оценка которых
не входят в компетенцию эксперта, неприменение апробированных или
применение опровергнутых или непроверенных методик.

В случаях, когда ведомственными актами предусматривается перечень
обязательных действий эксперта и (или) обозначается круг способов и
метод исследования, которые должны быть обязательно применены, эксперт
обязан выполнить такие требования и оговорить это в заключении, иначе
возникают сомнения в полноте и достоверности выводов.

На эксперте лежит обязанность обеспечить сохранность объектов экспертизы
и их неизменность, поскольку это совместимо с заданиями.

На эксперта распространяется правило ст. 139 УПК РСФСР. Необоснованное
предание огласке данных предварительного следствия может существенно
осложнить решение задач производства по уголовному делу и повлечь за
собой нарушение прав и законных интересов граждан. В отличие от
судебного разбирательства гласность на предварительном следствии ввиду
специфичности последнего допустима лишь в строго ограниченных пределах.
Разрешение на предание огласке материалов предварительного следствия в
определенном объеме дается правомочным следователем или прокурором в
письменной форме. Такое разрешение целесообразно оформлять в виде
отдельного постановления с указанием, кто именно, какому кругу лиц,
какие материалы предварительного следствия (в каком объеме) и в какой
форме может предавать огласке. Следователь вправе получить подписку о
неразглашении данных предварительного следствия у эксперта-психолога. За
дачу заведомо ложного заключения эксперт подлежит привлечению к
уголовной ответственности. Под заведомо ложным подразумевается
неправильное заключение, данное умышленно. В случае менее серьезных
упущений и нарушений возможна постановка вопроса о дисциплинарной
ответственности эксперта или применении к нему мер общественного
воздействия. Неполнота или некачественность заключения могут быть учтены
также при определении размера вознаграждения эксперта.

При нарушении порядка в зале судебного заседания эксперт может быть
удален; наложение штрафа законом не предусмотрено.

9. Права и обязанности подэкспертного (подозреваемого, обвиняемого,
подсудимого, свидетеля, потерпевшего)

Судебно-психологическая экспертиза проводится в отношении таких
процессуальных фигур, как подозреваемый, обвиняемый, подсудимый,
свидетель и потерпевший.

Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, или лицо, к
которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, является
подозреваемым (ст. 52 УПК РСФСР). Только после вынесения постановления о
привлечении его в качестве обвиняемого подозреваемый признается
обвиняемым. Обвиняемый, дело в отношении которого принято к производству
судом, именуется подсудимым (ст. 46 УПК РСФСР).

Потерпевшим признается лицо, которому преступлением нанесен моральный,
физический или имущественный ущерб, но только после того, как
дознаватель, следователь или судья вынесет постановление или определение
о признании гражданина потерпевшим (ст. 53 УПК РСФСР).

В качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо,
которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие
установлению по уголовному делу.

Не могут допрашиваться в качестве свидетеля защитник обвиняемого,
адвокат, представитель общественной организации об обстоятельствах дела,
которое стало им известно в связи с выполнением ими своих обязанностей,
а также лицо, которое в силу своих физических или психических
недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие
значение для дела, и давать о них правильные показания (ст. 72 УПК
РСФСР).

На стадии предварительного расследования судебно-психологическая
экспертиза назначается в отношении подозреваемых, обвиняемых, свидетелей
и потерпевших, а при судебном разбирательстве — в отношении подсудимых,
свидетелей и потерпевших. Следует заметить, что экспертиза в отношении
подозреваемых производится крайне редко, и назначение ее
нецелесообразно, поскольку любое лицо может быть подозреваемым по закону
не более 10 суток (ст. 90 УПК РСФСР), т.е. только на ранних этапах
предварительного следствия, когда еще не собраны необходимые материалы
для производства психологической экспертизы.

Как отмечалось выше, на основании ст. 184 УПК РСФСР, признав необходимым
производство экспертизы, следователь составляет об этом постановление,
где указываются основания для назначения экспертизы. Следователь обязан
ознакомить подозреваемого, обвиняемого с постановлением о назначении
экспертизы и разъяснить им права и обязанности. Постановление о
назначении психолого-психиатрической экспертизы и заключение экспертов
не объявляются обвиняемому, подозреваемому только в том случае, когда их
психическое состояние делает это ; невозможным. При ознакомлении с
постановлением о назначении экспертизы подозреваемого, обвиняемого
составляется протокол об ознакомлении.

В перечень разъясняемых прав обязательно включаются положения ст. ст. 21
и 23 Конституции РФ о том, что обвиняемого не вправе подвергать в
процессе экспертизы жестокому или унижающему человеческое достоинство
обращению; не вправе без его добровольного согласия подвергнуть
медицинским, научным или иным опытам; эксперт и орган, назначивший
экспертизу, должны уважать право подэкспертного на личную, семейную и
профессиональную тайну. Такое же право имеют свидетель и потерпевший. И
орган, назначивший судебно-психологическую экспертизу, и эксперт,
проводящий данную экспертизу, должны избегать необоснованного
разглашения сведений, полученных и исследованных экспертом.

Согласно ст. 185 УПК РСФСР обвиняемый при назначении и производстве
экспертизы имеет право:

• заявлять отводы эксперту;

• просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц;

• ставить дополнительные вопросы для получения по ним заключения
эксперта;

• с разрешения следователя присутствовать при производстве экспертизы и
давать объяснения эксперту;

• знакомиться с заключением эксперта.

При назначении и производстве экспертизы недопустимо предвзятое
отношение к ходатайствам и заявлениям обвиняемого. Он может указать на
обстоятельства, обусловливающие отвод эксперта, постановку
дополнительных вопросов. Вместе с тем обвиняемому разъясняется, что
отвод эксперта должен быть мотивирован, нужно обосновать, по какой
причине обвиняемый не хочет привлечения к экспертизе данного эксперта.
При ходатайстве обвиняемого о назначении дополнительных экспертов из
числа указанных им лиц необходимо оценивать их компетентность и
объективность. Ходатайство может быть отклонено, в таком случае
следователь выносит постановление, которое объявляется обвиняемому под
расписку. Если обвиняемый в обосновании просит поставить дополнительные
вопросы эксперту, то необходимо оказать ему содействие в их
формулировке. Обвиняемый обладает правом просить об изменении
формулировки вопросов, поставленных следователем.

По общему процессуальному положению присутствие обвиняемого с разрешения
следователя при производстве экспертизы и дача объяснений эксперту
необходимы в частности, когда предмет экспертизы затрагивает служебную
деятельность обвиняемого, а также когда проверяется версия обвиняемого.
В частности, отсутствие у обвиняемого возможности давать объяснения и
предоставлять нужные документы может вызвать сомнения в полноте
исследования. Присутствие обвиняемого, содержание его объяснений
фиксируются в протоколе, составленном следователем, или непосредственно
в заключении эксперта.

Момент ознакомления обвиняемого с заключением эксперта определяет
следователь. В уголовном процессе такие процессуальные фигуры, как
подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, осужденный, являются
участниками уголовного процесса. Каждый из них имеет свои права и
обязанности, состоящие в том, что они отстаивают в деле охраняемый
законом личный, защищаемый или представляемый интерес, связанный с
исходом дела; наделены широкими процессуальными правами, позволяющими
активно участвовать в процессе и влиять на движение и исход дела;
допускаются или привлекаются к участию в деле особым актом
государственного органа, должностного лица.

В соответствии со ст. 52 УПК РСФСР подозреваемым признается:

• лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления;

• лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения.

Подозреваемый имеет право:

• на защиту;

• знать, в чем он подозревается;

• давать объяснения;

• представлять доказательства;

• заявлять ходатайства;

• знакомиться с протоколами следственных действий, проведенных с его
участием, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение
законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в
качестве меры пресечения;

• заявлять отводы;

• подавать жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя,
прокурора;

• участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном
УПК РСФСР;

• заявлять ходатайства и давать показания на родном языке;

• собственноручно записывать свои показания, данные на допросе;

• пользоваться правами, гарантированными Конституцией;

• на обжалование и судебную проверку законности и обоснованности
содержания его под стражей.

Дача показаний подозреваемым — лишь его право, но не обязанность. Он не
несет ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных
показаний. Это положение согласуется с предписаниями ст. 51 Конституции
РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против самого
себя, своего супруга и близких родственников.

В соответствии со ст. 53 УПК РСФСР потерпевшим признается лицо, которому
преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. О
признании гражданина потерпевшим лицо, производящее дознание,
следователь и судья выносят постановление, а суд — определение.

Гражданин, признанный потерпевшим от преступления, имеет право:

• давать показания по делу;

• представлять доказательства;

• заявлять ходатайства;

• знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания
предварительного следствия;

• участвовать в судебном разбирательстве;

• заявлять отводы;

• подавать жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя,
прокурора и суда, а также приносить жалобы на приговор или определения
суда и постановления народного судьи;

• в судебном разбирательстве лично или через своего представителя
поддерживать обвинение.

Юридическим фактом, с которым связано вступление потерпевшего в
уголовно-процессуальные отношения, является не факт причинения ему вреда
уголовно наказуемым деянием, а вынесение процессуального акта,
постановления либо определения о признании гражданина потерпевшим.

Причинение вреда преступлением, а точнее — наличие данных о причинении
такого вреда — это фактическое основание к вынесению постановления о
признании гражданина потерпевшим. Наделяя правами потерпевшего в
уголовном процессе, законодатель тем самым исходит из того, что
потерпевший может и должен активно участвовать на предварительном
следствии и дознании в ходе исследования обстоятельств дела, а в суде
даже является равноправной стороной состязательного процесса.

Рассматривая несоблюдение процессуальных прав потерпевшего в судебном
разбирательстве как нарушение его права на защиту собственных интересов.
Верховный Суд РФ считает подобное игнорирование уголовно-процессуального
закона одним из оснований к отмене приговора. Существенным нарушением
уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора, признается
неустановление судом конкретного размера ущерба, причиненного
потерпевшему преступлением, что влечет нарушение ст. 68 УПК РСФСР.

Свои процессуальные права потерпевший может реализовать самостоятельно,
через своего представителя или совместно и наряду с представителем. При
этом он вправе отказаться от услуг представителя, за исключением
случаев, когда потерпевший полностью или частично недееспособен и на его
стороне или вместо него выступает законный представитель.

Среди процессуальных прав потерпевшего есть одно, которое он может
реализовать только лично, — дача показаний. Но это не только право, но и
обязанность потерпевшего. Поэтому по закону допрос потерпевшего на
предварительном следствии, дознании и в суде осуществляется по правилам
допроса свидетелей: он предупреждается об ответственности за отказ от
дачи и дачу заведомо ложных показаний. Вместе с тем на него
распространяется универсальная конституционная норма: никто не обязан
свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких
родственников (ст. 52 ч. 1 Конституции РФ).

На основании ст. 46 УПК РСФСР обвиняемым признается лицо, в отношении
которого в установленном уголовно-процессуальным законом порядке
вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Обвиняемый,
дело в отношении которого принято к производству судом, именуется
подсудимым;

обвиняемый, в отношении которого вынесен приговор, именуется осужденным,
если приговор обвинительный, или оправданным, если приговор
оправдательный.

В соответствии с данной статьей обвиняемый имеет право:

• на защиту;

• знать, в чем он обвиняется, и давать объяснения по предъявленному ему
обвинению;

• представлять доказательства;

• заявлять ходатайства;

• обжаловать в суд законность и обоснованность ареста;

• знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его
участием, а также с материалами, направленными в суд в подтверждение
законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в
качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, а по
окончании дознания или предварительного следствия — со всеми материалами
дела;

• выписывать из материалов дела любые сведения и в любом объеме;

• иметь защитника с момента, предусмотренного ст. 47 УПК РСФСР;

• участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном
ст. 220.1 УПК РСФСР;

• участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции;

• заявлять отводы;

• подавать жалобы на действия и решения лица, производящего дознание,
следователя, прокурора и суда;

• защищать свои права и законные интересы любыми другими средствами и
способами, не противоречащими закону;

• подсудимый имеет право на последнее слово. Данное в ст. 46 УПК РСФСР
понятие обвиняемого не является полным. Более адекватное представление
об этом участнике уголовного процесса можно получить, обратившись к ст.
143 УПК РСФСР, которая устанавливает, что постановление о привлечении
лица в качестве обвиняемого следователь выносит при наличии достаточных
доказательств, дающих основания для предъявления обвинения в совершении
преступления. Совокупность доказательств, собранных по уголовному делу,
может быть признана достаточной, если она позволяет сделать выводы о
том, какое совершено преступление, уголовно наказуемое деяние, где,
когда, каким образом и кем. Поскольку в постановлении о привлечении лица
в качестве обвиняемого не только указываются определенное лицо и
совершенные им деяния, но и дается юридическая оценка этих деяний,
квалификация преступления, постольку к моменту вынесения постановления в
деле должны быть доказательства в обоснование содеянного.

Вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого —
юридический факт, подтверждающий появление в ходе производства по делу
ключевого правоотношения, субъектами которого являются следователь,
лицо, производящее дознание, и обвиняемый, наделяемый процессуальными
правами. Однако не совсем верно было бы считать, что обвиняемый
пользуется процессуальными правами с момента вынесения постановления о
привлечении его в качестве обвиняемого. Вынесение постановления означает
появление субъекта прав, указанных в ст. 46 ч. 3 УПК РСФСР, но
использовать их он может только после разъяснения ему процессуальных
прав, что технически невозможно осуществить в момент вынесения
постановления.

Согласно закону на обвиняемом лежит обязанность предоставить лицу
(органу), назначившему экспертизу, необходимые образцы для
сравнительного исследования (ст. 186 УПК РСФСР). При отказе обвиняемого
сделать это его следует убедить в том, что, препятствуя установлению
истины, он действует во вред собственным интересам и интересам
государства. В крайнем случае образцы изымаются принудительно,
непременно таким способом, который исключает опасность для здоровья
обвиняемого и не связан с унижением его человеческого достоинства.

Иногда обвиняемого целесообразно привлекать к экспертному эксперименту,
заключающемуся, например, в написании либо озвучивании текста в разных
режимах деятельности, показе реальной последовательности своих действий
в исследуемых событиях и пр.

В соответствии с законом экспертное заключение или сообщение эксперта о
невозможности дать заключение и протокол допроса подлежат предъявлению
обвиняемому, которому предоставлено право выразить несогласие с выводами
в заключении эксперта и дать соответствующие объяснения. Обвиняемый
вправе ходатайствовать о назначении как повторной, так и дополнительной
экспертизы. Все объяснения, замечания и просьбы обвиняемого должны быть
изложены в протоколе его допроса (ст. 193 УПК РСФСР).

Все материалы проведенной экспертизы требуется предъявить также тем
обвиняемым, которым обвинение предъявлено после назначения экспертизы
(ст. 193 УПК РСФСР).

Решение по ходатайствам, заявленным обвиняемым, должно быть изложено в
специальном постановлении следователя, причем отклонение ходатайства
требуется подробно мотивировать. При дальнейшем предъявлении обвинений
факт их присутствия при производстве экспертизы не может служить
основанием для каких-либо ограничений прав этих лиц в отношении
экспертизы.

В качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо,
которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие
установлению по уголовному делу.

Не могут допрашиваться в качестве свидетеля:

• защитник обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые стали ему
известны в связи с выполнением обязанностей защитника;

• лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не
способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для
дела, и давать о них правильные показания;

• адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной
организации — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с
исполнением ими обязанностей представителей.

Участие в деле законных представителей потерпевшего, подозреваемого,
обвиняемого не исключает возможности допроса этих лиц в качестве
свидетелей.

Основанием для вызова лица в качестве свидетеля служит предположение о
том, что ему известны какие-либо данные об обстоятельствах, подлежащих
доказыванию. Лицо может быть допрошено в качестве свидетеля и в случае,
когда существенные для дела данные известны ему из рассказа других лиц,
из документов.

На основании ст. 73 УПК РСФСР свидетель обязан:

• явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя,
прокурора, суда;

• давать правдивые показания;

• сообщить все известное по делу;

• ответить на поставленные вопросы.

При неявке свидетеля без уважительней причины лицо, производящее
дознание, следователь, прокурор и суд вправе подвергнуть его приводу.
Суд может также наложить на свидетеля денежное взыскание — до 1/3
минимального размера оплаты труда.

За отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных
показаний свидетель несет уголовную ответственность. Факт отказа или
отклонения от дачи показаний подтверждается протоколом, составленным с
участием понятых, а в судебном заседании — протоколом судебного
заседания. Лицу, отказавшемуся от дачи показаний, предоставляется
возможность дать объяснения о причинах отказа, что также отмечается в
протоколе. Факт злостного уклонения подтверждается данными о вручении
повесток, материалами проверки объяснений о причинах неявки.

Свидетель, как и другие участники уголовного процесса, наделен правами и
обязанностями.

В его права входят:

• недопустимость применения на допросе или в связи с допросом насилия,
другого жестокого или унижающего человека обращения, привлечения
свидетеля без его согласия к различным опытам;

• осведомленность об использовании технических средств фиксации
показаний;

• возможность лично ознакомиться с протоколом и предъявлять требования о
внесении дополнений, подлежащие обязательному исполнению;

• право на личную, семейную и профессиональную тайну. Реализация прав и
обязанностей участниками уголовного процесса происходит в рамках
уголовно-процессуальных отношений, обязательным субъектом которых
является лицо, наделенное властными полномочиями и, следовательно,
правом применять нормы уголовно-процессуального закона (например, суд,
прокурор, следователь). На этих лиц закон возлагает обязанности по
разъяснению процессуальных прав участникам уголовного процесса и
обеспечению возможности реализации таких прав.

10. Организация проведения судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза состоит из следующих этапов или
стадий:

• участие эксперта в исследовании доказательств;

• выяснение обстоятельств, имеющих значение для заключения экспертов;

• проведение экспериментального исследования;

• составление заключения;

• оглашение заключения;

• допрос экспертов.

10.1. Этапы проведения психодиагностического исследования

В работе эксперта-психолога можно выделить такие этапы:

• ознакомление с материалами дела;

• изучение специальной литературы по предполагаемому направлению
экспертизы;

• предварительное исследование испытуемого;

• обработка полученных результатов и их интерпретация;

• составление заключения экспертизы;

• дача заключения на следствии и в суде.

Основные этапы психологического исследования при производстве
судебно-психологической и комплексных с нею экспертиз можно представить
в виде следующей обобщенной схемы (по Ф.С. Сафуанову [46, с. 21]).

1. Четкое уяснение фабулы дела. Эксперт-психолог реконструирует
временную последовательность событий, используя все имеющиеся в деле
показания (обвиняемого, свидетеля, потерпевшего), материалы выхода на
место происшествия и следственных экспериментов, а также данные судебных
экспертиз.

2. Психологический анализ индивидуально-психологических особенностей
подэкспертного по уголовному делу и приобщенным к нему материалам.

3. Психологический анализ динамики психического состояния и психической
деятельности подэкспертного по материалам дела.

4. Проведение клинико-психологической беседы и
экспериментально-психологического исследования с одновременным
наблюдением подэкспертного.

5. Сопоставительный анализ данных психологического изучения уголовного
дела, данных беседы, наблюдения и результатов экспериментального
исследования.

6. Анализ взаимодействия личности подэкспертного с юридически значимой
ситуацией: исследование особенностей отражения, осознания, понимания,
смыслового восприятия ситуации, произвольной волевой регуляции своих
действий, контроля своего поведения — с учетом
индивидуально-психологических возможностей, эмоционального и
функционального состояния, особенностей уровня психического развития,
психических расстройств.

7. Составление заключения с формулировкой экспертных выводов (ответы на
вопросы судебно-следственных органов).

На первом этапе эксперт-психолог для установления психического состояния
лица по делу должен выяснить следующие фактические данные: страдало ли
такое лицо душевными заболеваниями раньше; состоит ли оно на учете в
психоневрологическом диспансере, и если да, то с каким диагнозом; как
долго лицо состоит на этом учете; помещалось ли оно ранее на лечение в
психиатрическую больницу; проводилась ли ранее в отношении данного лица
судебно-психологическая экспертиза, и если да, то в связи с чем.
Выясняются и другие обстоятельства, характеризующие состояние здоровья
подэкспертного лица, его поведение дома или в общественных местах.

Эксперту-психологу следует также четко выявить факты, свидетельствующие
о необходимости проведения судебно-психологической экспертизы, причем
всегда надо помнить, что СПЭ по поводу умственной отсталости
несовершеннолетнего обвиняемого может быть назначена только после
проведения судебно-психиатрической экспертизы и при наличии в поведении
лица отдельных психических проявлений, свидетельствующих о возможности
его отставания в психическом развитии. При этом низкая успеваемость не
является показателем отставания в психическом развитии
несовершеннолетнего.

Напомним, что признаками отставания в психическом развитии
несовершеннолетнего являются:

• инфантильность поведения и мышления, неспособность к самостоятельным
умозаключениям;

• несоответствие мотивов содержанию и целям действий;

• нарушение в целенаправленности и критичности поведения;

• неспособность к социальной коррекции поведения. Перед СПЭ нельзя
ставить вопросы:

• нормальному уровню развития какого возраста соответствует фактическое
развитие данного лица?

• отличается ли принципиально психическое развитие умственно отсталого
несовершеннолетнего от нормального?

При постановке перед СПЭ вопросов, связанных с выявлением способности
лица правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, следователь
(судья) должен знать возможности СПЭ в этой области. Экспертиза может
установить индивидуальные особенности психики, цветоощущений, объем
восприятия, особенности звуковысотного различия и т. д.

Способность давать правильные показания связана не только с
индивидуальными особенностями ощущений и восприятия. Широкий диапазон
индивидуальных различий имеют и память, и мышление, и воображение
человека, такие особенности личности, как внушаемость, склонность к
фантазированию.

Резко индивидуализирован и процесс узнавания. Люди с повышенной
внушаемостью склонны к ложному узнаванию, к различным внушаемым
дополнениям к своим представлениям.

В компетенцию СПЭ не входит установление влияния конкретных условий на
возможности восприятия.

Перед экспертизой должны быть поставлены вопросы, связанные с выявлением
у лиц конкретных психических аномалий, существенных для уголовного дела,
например: обладает ли лицо повышенной внушаемостью, может ли его слабое
умственное развитие быть причиной искажений передаваемой им информации и
т. п.

Перед СПЭ нельзя ставить вопросы, связанные с диагностикой ложности
показаний (например, опознал человек в действительности предъявленный
объект или не опознал, соответствуют ли его показания реальным
событиям?). СПЭ не является экспертизой достоверности показаний.
Установление истинности или ложности показаний — профессиональная задача
следователя (но при этом, конечно, он должен обладать соответствующими
психологическими знаниями).

Критерии потенциальных возможностей эксперта-психолога вытекают из
предмета судебно-психологической экспертизы. Общий предмет в психологии
раскрывают через элементы психической деятельности человека (свойства,
процессы, закономерности), характеристика и экспертная оценка которых
имеют значение для установления объективной истины по дел