.

Матвеев Ю.Г. 1978 – Международные конвенции по авторскому праву (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 17042
Скачать документ

Матвеев Ю.Г. 1978 – Международные конвенции по авторскому праву

Содержание

Введение . 3

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА АВТОРСКОГО ПРАВА ДО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОИНЫ
………… 7

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений
7

Межамериканские конвенции по охране авторского права 16

Попытки создания всемирной системы охраны авторского права .22

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА АВТОРСКОГО ПРАВА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОИНЫ .27

Межамериканская конвенция об авторском праве на литературные, научные и
художественные произведения

(Вашингтон, 1946 г.).. 27

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений
..30

Всемирная конвенция об авторском праве (Женева, 1952 г.) 62

Парижская конференция по одновременному пересмотру Бернской и Всемирной
конвенций (1971 г.) . 92

Международная регламентация фотографической репродукции произведений,
охраняемых авторским правом . 134

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА ТАК НАЗЫВАЕМЫХ <СМЕЖНЫХ> ПРАВ . 140

Международная конвенция по охране прав артистов-исполнителей,
изготовителей фонограмм и радиовещатель-

ных организаций (Рим, 1961 г.) . 140

ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИСОЕДИНЕНИЯ СССР К ВСЕМИРНОЙ

(ЖЕНЕВСКОЙ) КОНВЕНЦИИ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ 1952 ГОДА ..152

Краткий заключительный обзор . 163

Примечания . 168

Введение

Развитие долговременного и взаимовыгодного сотруд-

ничества в различных областях политики и экономики,

науки и культуры базируется на ленинских принципах

мирного сосуществования и является одной из главных

частей Программы мира, принятой XXIV съездом КПСС,

продолженной и развитой XXV съездом. Генеральный се-

кретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев еще в 1967 году от-

мечал, что такое сотрудничество <будет осуществлятьсяпри уважении суверенитета, законов и обычаев каждойстраны и будет служить взаимному духовному обогаще-нию народов, росту доверия между ними, утверждениюидей мира и добрососедства>. (*1).

Решение Советского правительства о присоединении

к Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве

1952 года представляет собой конкретный шаг в направ-

лении дальнейшего развития культурных и научных свя-

зей между государствами и является отражением гене-

ральной линии советской внешней политики, направлен-

ной на создание более благоприятного политического

климата в Европе и во всем мире. Это созвучно с реше-

ниями хельсинкского Совещания по безопасности и сот-

рудничеству в Европе, предусмотревшими, что государст-

ва-участники будут <заботиться о полном и эффективномприменении международных соглашений и конвенций обавторском праве и о распространении культурных цен-ностей, в которых они участвуют или к которым они ре-шили бы присоединиться в будущем>. (*2).

В связи с присоединением СССР к Всемирной конвен-

ции председатель Государственного комитета Совета Ми-

нистров СССР по делам издательств, полиграфии и

книжной торговли Б. И. Стукалин отмечал, что <есть всеоснования надеяться, что расширение контактов и дело-вого сотрудничества советских и зарубежных изда-тельств, а также между писательскими организациями-3-приведет к улучшению отбора и увеличению выпуска на-ших авторов за рубежом и иностранный читатель сможетполучить более эффективное представление о многона-циональной советской культуре>. (*3).

Примечательно, что почти все крупнейшие зарубеж-

ные газеты и издания отмечали, что решение Советского

правительства о присоединении к Всемирной конвенции

несомненно будет содействовать дальнейшему развитию

духовного обмена между народами, улучшению их взаи-

мопонимания и дружеских связей.

Наряду с этим необходимо отметить и такие выска-

зывания, которые извращали смысл решения Советского

правительства, приписывали ему стремление к односто-

ронним политическим и экономическим выгодам, к усиле-

нию <идеологического контроля> над публикациями как

внутри СССР, так и за его пределами. При этом исполь-

зовались традиционные антисоветские приемы и мето-

ды. (*4). Но такого рода попытки не могли скрыть того, что

широкие круги международной общественности воспри-

няли с большим удовлетворением новый советский акт,

несущий огромный потенциальный заряд и имеющий

большое будущее для развития культурного общения

между народами.

Подтверждая это положение на Конференции комму-

нистических и рабочих партий Европы 1976 года,

Л. И. Брежнев еще раз подчеркнул, что <Советское го-сударство всемерно поощряет культурный обмен - за-крепляет его межправительственными соглашениями, изгода в год расширяет его объем>. В этой связи отмеча-

лось, что в соответствии с Заключительным актом сове-

щания в Хельсинки Советский Союз принял дополнитель-

ные меры для увеличения обмена книгами, фильмами.

произведениями искусств. В настоящее время <в Англиии Франции, например, издают в шесть-семь раз меньшекниг советских авторов, чем мы в СССР английских ифранцузских. В западных странах демонстрируют в де-сятки раз меньше советских кинокартин, чем у нас за-падных, в три раза меньше советских телевизионныхпрограмм>. (*5).

Присоединение Советского Союза к Всемирной кон-

венции ставит перед советскими юристами конкретную

задачу изучения всего комплекса проблем и сложной

международной системы отношений между лицами, ор-

ганизациями и странами, складывающейся десятилетия-

-4-

ми и представляющей собой отлаженный механизм, на-

строенный и отрегулированный применительно к интере-

сам тех, кто эту систему создал. (*6). Это изучение должно

носить комплексный характер и не может быть ограни-

чено лишь положениями одной Всемирной конвенции,

так как многие присоединившиеся к ней государства уча-

ствуют и в других системах международной охраны ав-

торскою права, например в системе, основанной на

Бернской конвенции по охране литературных и художе-

ственных произведений. Более того, заключенные Совет-

ским Союзом двусторонние соглашения в этой области с

Венгрией (1967 г.), Болгарией (1971 г.). ГДР (1973 г.),

Польшей (1974 г.) и Чехословакией (1975 г.) уже во-

влекли его в сферу действия различных международных

конвенций.

Нельзя не учитывать также и того, что и настоящее

время появились либо разрабатываются (причем, зачас-

тую с участием Советского Союза) новые международные

соглашения по охране авторских или смежных с ними

прав. Так, в 1961 году в Риме была принята Конвенция

об охране нрав артистов-исполнителей, производителей

фонограмм и радиовещательных организаций. В 1972 го-

ду в Женеве была подписана Конвенция об охране инте-

ресов изготовителей фонограмм. В 1974 году в Брюсселе

на дипломатической конференции была одобрена Кон-

венция о распространении несущих программы сигналов,

передаваемых через спутники. Все эти конвенции расши-

ряют охрану прав артистов-исполнителей, производите-

лей фонограмм и органов радиовещания. Ведется работа

по созданию конвенции об охране прав переводчиков и

о международной регламентации фотографической ре-

продукции произведений, охраняемых авторским правом.

Поставлен вопрос о целесообразности выработки конвен-

ции об охране произведений фольклора.

Присоединение Советского Союза к Всемирной кон-

венции имеет своим следствием расширение охраны прав

советских авторов и создает более благоприятную право-

вую базу при опубликовании произведений наших писате-

лей за рубежом. Вместе с тем участие Советского Союза

в международной охране авторского права вызывает це-

лый ряд теоретических и практических проблем, при ре-

шении которых следует иметь в виду положение совет-

ского права о том, что <если международным договоромили международным соглашением, в котором участвует-5-СССР, установлены иные правила, чем те, которые содер-жатся в советском гражданском законодательстве, топрименяются правила международного договора илимеждународного соглашения>. (*7).

До недавнего времени в советской юридической лите-

ратуре проблемы международной охраны авторского пра-

ва почти не разрабатывались. Издание в 1973 году моно-

графии М. М. Богуславского <Вопросы авторского правав международных отношениях> в значительной мере вос-

полнило этот пробел. (*8).

Присоединение Советского Союза и других социалис-

тических стран к международной системе охраны автор-

ского права активно влияет на эту сферу международно-

правовых отношений, вызывая в ней существенные моди-

фикации. В настоящее время она становится ареной все

более и более сложных экономических, политических и

идеологических столкновений.

Примечателен интерес, проявленный международной

общественностью к советскому авторскому праву. За по-

следние годы различные периодические издания опубли-

ковали ряд статей советских юристов. (*9).

Данное исследование посвящается анализу развития

международных соглашений, регламентирующих права

автора и других его владельцев, а также рассмотрению

внутренних проблем этого вопроса в СССР в условиях

расширяющегося международного обмена культурными

и научными ценностями.

-6-

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА

АВТОРСКОГО ПРАВА

ДО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

БЕРНСКАЯ КОНВЕНЦИЯ ОБ ОХРАНЕ ЛИТЕРАТУРНЫХ

И ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Краткая история создания. Признание и охрана прав

иностранных авторов относится примерно ко второй по-

ловине XIX столетия. К этому времени большинство стран

Европы встало на капиталистический путь развития, что

привело к укреплению национального единства, станов-

лению национальных языков, провозглашению буржуаз-

ных свобод, развитию прессы. В сфере производства были

разработаны прогрессивные и эффективные методы вос-

произведения литературных и художественных произведе-

ний. Создание университетов, библиотек, развитие книж-

ной торговли, изучение иностранных языков и возможно-

сти передвижения внутри Европы, расширение циркуля-

ции книг – все это создало новые условия для издатель-

ского дела, превратившегося в выгодное место помеще-

ния капитала, а произведения интеллектуального труда

стали отвечать всем признакам товара. По этому поводу

К. Маркс отмечал: <Писатель является производительнымработником не потому, что он производит идеи, а пото-му, что он обогащает книгопродавца, издающего его со-чинения, т. е. он производителен постольку, поскольку яв-ляется наемным работником какого-нибудь капита-листа>. (*1).

В юридическом плане права, охраняемые авторским

правом, были приравнены к правам собственности. При

этом обычно отмечался их специфический, усложненный,

новый характер. Как правило, существует различие док-

тринального подхода к понятию авторского права в за-

падноевропейских и американских странах (в основном

в США). Европейский подход подчеркивает принадлеж-

ность авторского права к <естественным правам> индиви-

дуума. Американцы выделяют <монопольный характер>

-7-

этого права, признаваемого для стимулирования создания

произведений творческого характера. (*2). Однако всегда

имелось в виду, чти основной задачей всей авторско-пра-

вовой системы является создание условий, благоприятных

для вкладывания капитала в воспроизведение и распро-

странение продуктов интеллектуального творчества. Не

случайно поэтому инициатором первого в истории закона

об авторском праве 1710 года были лондонские книго-

торговцы.

Следуя законам капиталистического воспроизводства,

издатели и книготорговцы стремились к контролю не

только над национальным рынком, но и к проникновению

на территории других стран. Все чаще произведения на-

циональных авторов стали издаваться за рубежом, а ра-

боты иностранцев появляться на внутреннем рынке. Ус-

ловиям складывающегося международного рынка явно

не соответствовала практика ввоза на территорию госу-

дарств дешевых изданий, напечатанных за границей. Так,

Бельгия, например, долгое время была центром неле-

гальной публикации произведений французских авторов,

продаваемых потом по сравнительно низким ценам. Эти

книги расходились по всей Европе и даже тайно импорти-

ровались в саму Францию, что, естественно, наносило

ущерб французским издателям и книготорговцам. Более

того, очень часто случалось, что произведения француз-

ских авторов появлялись в свет в Бельгии раньше, чем

во Франции, как это произошло, в частности, с произве-

дением Э. Золя <Западня>.

Аналогичная ситуация сложилась в США, где боль-

шое распространение получило издание работ английских

авторов без их разрешения.

По мере развития международных экономических и

культурных связен увеличилось число изданий перевод-

ной литературы и возрос книжный обмен. Драматичес-

кие и музыкальные произведения, работы художников и

скульпторов все чаще издаются в различных странах и

занимают значительное место в экспорте ряда стран на-

равне с сугубо материальными объектами международ-

ной торговли.

При таких обстоятельствах все более очевидной ста-

новится невозможность одним лишь национальным зако-

нодательством обеспечить эффективную охрану прав за-

интересованных сторон. Именно поэтому ряд стран по-

шел по пути заключения двусторонних соглашений о вза-

-8-

имной охране авторских нрав. К 1886 году 33 таких со-

глашения были заключены между 15 странами Западной

Европы и Америки. Однако постепенно становилось ясно,

что система двусторонних соглашений не может обеспе-

чить охрану авторских нрав. В основном это объяснялось

существенными различиями в правовом регулировании

взаимоотношений по авторскому праву в законодатель-

ствах различных стран. Для преодоления многочисленных

коллизий требовался международный договор, который

мог бы разрешить противоречия между национальными

законодательствами, обеспечить минимальные общепри-

емлемые границы охраны авторского права и тем самым

создать условия для распространения произведений на

обширнейших территориях.

Бернская конвенция 1886 года. Кропотливая работа по

созданию международно-правового инструмента по охра-

не авторского права была начата в Брюсселе в 1858 году

на состоявшемся там конгрессе авторов произведений ли-

тературы и искусства. Затем последовали конгрессы в

Антверпене (1861 и 1877 гг.) и Париже (1878 г.). С

1883 года работа была продолжена в Берне, где в 1886 го-

ду после трех дипломатических конференций было выра-

ботано международное соглашение, получившее название

Бернской конвенции об охране литературных и художе-

ственных произведений. Соглашение было подписано

10 государствами: Бельгией. Великобританией. Герма-

нией, Испанией, Италией, Либерией, Гаити, Тунисом,

Францией и Швейцарией. В сентябре 1887 года делегаты

этих стран (за исключением Либерии) обменялись рати-

фикационными грамотами, и в соответствии со ст. 20 кон-

венция вошла в силу СПУСТЯ три месяца, то есть 5 декабря

1887 г.

Для разрешения основных проблем, стоявших перед

создателями Бернской конвенции, – коллизий нрава и

различий в национальных законодательствах – было вы-

работано два основных принципа: принцип ассимиляции,

или национального регулирования, и принцип минималь-

ного объема охраны. Принцип ассимиляции означал, что

иностранцу в стране-участнице конвенция предостав-

ляются права в объеме, определенном для своих граж-

дан (ст. 2). Установления границ, ниже которых не мо-

жет опускаться уровень охраны авторского права ино-

странца требовал принцип минимальной охраны. Опре-

деленный интерес представляет собой анализ основ-

-9-

ного правила признания охраны по конвенции 1886 года.

Теоретически при этом можно исходить из двух условий:

территориального и национального. Первое означало при-

знание охраны за произведением, впервые опубликован-

ным на территории государства – члена конвенции, вне

зависимости от национальности автора, а второе – предо-

ставляло охрану произведению, автор которого – граж-

данин страны-участницы, вне зависимости от места пер-

вичной публикации работы. Территориальный принцип

имел прежде всего в виду охрану права издателей и кни-

готорговцев, которые получали возможность охранять

публикуемые на их территории произведения вне зависи-

мости от гражданства авторов. Так, произведения граж-

дан Соединенных Штатов, не являвшихся членами Берн-

ской конвенции, пользовались охраной во Франции (стра-

не Бернской конвенции), если они впервые там опублико-

ваны. Если же француз публиковал работу в США, то

она охраной не пользовалась. При национальном же

признаке произведение французского автора пользова-

лось охраной вне зависимости от места его публикации.

Бернская конвенция одобрила территориальный принцип,

что, по выражению шведского юриста Т. Хессера, являет-

ся отражением той <ненормальной> ситуации, которая

может быть понята только в свете громадной роли, кото-

рую играли издатели и их организации при зарождении

Бернской конвенции. (*3). Статья 3 ее прямо признает вла-

дельцем всех прав издателя, впервые опубликовавшего

какое-либо произведение в стране-участнице и созданного

автором, не являющимся гражданином государства, под-

писавшего или присоединившегося к Бернской конвенции.

С другой стороны, территориальный принцип под угро-

зой отказа в предоставлении охраны оказывал давление

на авторов, препятствуя изданию их произведений за пре-

делами таких государств.

Бернская конвенция 1886 года содержала наравне с

так называемыми основными, то есть материально-право-

выми, и административные правила. Все ее основные по-

ложения подлежали обязательному включению в нацио-

нальное законодательство стран-участниц в тех случаях,

когда национальные законы предусматривали для вла-

дельцев авторских прав менее благоприятный режим. В

этом проявилось стремление создателей конвенции к уни-

фикации основных положений авторского права. Так,

конвенция признала за владельцем авторского права

-10-

10-летнее право на перевод произведения, исчисляемое со

дня его первой публикации (ст. 5). А ст. 9 содержала пра-

вила публичного представления драматических и музы-

кально-драматических произведений, как опубликован-

ных, так и неопубликованных. На них распространялся

принцип национального регулирования, закрепленный

ст. 2. которая применялась также и в отношении публич-

ного исполнения неопубликованных музыкальных произ-

ведений, а также и опубликованных, автор которых за-

претил такое использование.

Регулировала конвенция также и такие виды исполь-

зования произведений, как изменение, музыкальная аран-

жировка и представление или публичное выставление ра-

бот и т. п. Странам-участницам разрешалось заключать

дополнительные соглашения друг с другом, направлен-

ные на предоставление авторам больших прав, чем преду-

смотрено конвенцией.

Интересно отметить, что ст. 7 конвенции содержала

правила, допускавшие свободное воспроизведение статей

из периодических изданий, за исключением случаев, когда

автор или издатель прямо запрещал это делать.

Одним из наиболее существенных правил, выработан-

ных в Берне в 1886 году, было предоставление владельцу

авторского права возможности не выполнять формально-

сти (*4) в стране, где ищется защита, при условии, что он

выполнил таковые у себя в стране (ст. 2 и 3).

К основным положениям конвенции можно отнести и

отсылочные нормы, устраняющие коллизию права путем

отсылки к законодательствам страны, где ищется защи-

та, а иногда к странам, где была произведена первичная

публикация произведения.

На конференции 1886 года было объявлено о создании

Бернского союза из стран-участниц конвенции и избра-

но международное бюро этого союза, предусмотрены пра-

вила присоединения новых государств к конвенции, поря-

док ее изменения и тому подобное. Одновременно были

приняты дополнительная статья и окончательный прото-

кол. Дополнительная статья сохранила в силе все суще-

ствующие двусторонние договоры, которые устанавлива-

ли более высокий уровень охраны авторского права. В

протоколе же содержались пояснения некоторых поло-

жений конвенции.

Парижская конференция 1896 года. 15 апреля 1896 г.

в Париже состоялась первая конференция по изменению

-11-

конвенции 1886 года. К тому времени к конвенции при-

соединились четыре страны: Люксембург (1888 г.), Мона-

ко (1889 г.), Черногория (1893 г.) и Норвегия (1896 г.).

На конференции присутствовали кроме государств-чле-

нов наблюдатели от 14 стран: Аргентины, Болгарин, Бо-

ливии, Бразилии. Дании, Гватемалы, Греции, Колумбии,

Мексики, Перу, Португалии, Румынии, США и Швеции.

К числу нововведений 1896 года прежде всего следует

отнести включение в конвенцию понятия публикации и

определения его как <выпуск копий>. Таким образом,

представление и исполнение драматических, драмати-

ческо-музыкальных и музыкальных произведении, выс-

тавка произведений искусства к публикации не отно-

сились.

Конференция 1896 года конкретизировала принцип

национального регулирования, закрепленный в ст. 2, без

изменения его смысла. К числу произведении, подлежа-

щих охране, были добавлены работы, опубликованные

после смерти автора. Как уже отмечалось, ст. 5 конвен-

ции в редакции 1886 года ограничивала право автора на

перевод его произведения 10 годами. В 1896 году это по-

ложение было изменено таким образом, что авторы и их

представители могли пользоваться этой возможностью в

течение всего срока действия авторского права. Однако

если автор не воспользуется правом перевода в течение

10 лет со дня первой публикации своего произведения, то

оно прекращается. К числу важнейших изменений сле-

дует отнести также и уточнения к ст. 3, в соответствии

с которыми охрана предоставлялась произведению, впер-

вые опублико.ванномув стране-участнице конвенции, да-

же в том случае, когда автор являлся гражданином стра-

ны, не входящей в Бернский союз. Таким образом, терри-

ториальный принцип конвенции оставался неизмененным,

однако акцент переносился с издателя на автора произ-

ведения.

Оценивая результаты Парижской конференции, сле-

дует отметить, что на ее решениях отразилось стремление

ряда делегаций повысить уровень охраны авторскою

права.

Берлинская конференция 1908 года. Следующим эта-

пом развития Бернской конвенции была Берлинская кон-

ференция 1908 года. К этому времени еще четыре страны

присоединились к ней:Дания (1903 г.), Либерия (1908г.),

Швеция (1904 г.) и Япония (1899 г.).

-12-

Кроме государств-членов, за исключением Гаити, на

конференцию прислали своих наблюдателей Аргентина,

Венесуэла, Гватемала, Греция, Китай, Колумбия, Мекси-

ка, Нидерланды, Никарагуа, Перу, Персия, Португалия,

Россия, Румыния, Сиам, США, Уругвай, Эквадор и Чили.

Результатом работы конференции явились почти пол-

ный пересмотр всех основных положений предыдущих

конференций и придание конвенции той формы, которую

она сохранила и по сей день. Кроме того, конвенция

приобрела название <Бернская конвенция по охране ли-тературных и художественных произведений>.

Новая конвенция содержала 30 статей, и основные ее

новеллы относились к четырем проблемам:

1. Текст конвенции 1886 года ставил охрану авторско-

го права в зависимость от условий и выполнения фор-

мальностей, предусмотренных в стране первой публика-

ции. На Берлинской конференции было решено отказать-

ся от всех формальностей даже в том случае, если в стра-

не первой публикации они существуют.

2. Берлинский текст конвенции более полно определил

понятие и расширил круг объектов охраны, включив в

него произведения хореографии и пантомимы, кинемато-

графии, архитектуры и фотографии. Более того, новый

текст признал права композиторов на разрешение адап-

тировать их произведения для исполнения аппаратами

механического воспроизводства и публичное исполнение

этими инструментами. Это правило содержало оговорку

о том, что законодательства стран-участниц могут уста-

новить специальные условия его применения.

3. Правила, регламентирующие право перевода, были

расширены. Берлинская конференция признала их дей-

ствительность на протяжении всего срока действия ав-

торского права без всяких ограничений. Правила конвен-

ции 1896 года отменялись, за исключением тех случаев,

когда какая-либо страна выскажет пожелание сохра-

нить их.

4. Конференция 1908 года установила срок охраны

авторского права в 50 лет, исчисляемый со дня смерти

автора. Однако это правило не носило обязательного ха-

рактера, так как допускались различия в сроках охраны

авторского права, определяемые законом страны, где

ищется защита, с условием, что срок охраны не должен

превышать тот, который установлен в стране происхож-

дения произведения.

-13-

Конвенция определила более четко понятия литера-

турного и художественного произведений и закрепила по-

ложение о том, что они должны подлежать охране во всех

странах-участницах с обязательным отражением этого в

национальных законодательствах, если таковое не было

сделано раньше.

И, наконец, в конвенции 1908 года были признаны

права автора на воспроизведение и публичное представ-

ление его работ в кинематографе.

Бернский дополнительный протокол 1914 года. К это-

му времени два новых государства присоединились к кон-

венции: Португалия (1911 г.) и Нидерланды (1912 г.).

Дополнительный протокол 1914 года, текст которого

был предложен Англией, имел своей целью некоторое

ограничение режима, установленного конвенцией. Здесь

была создана так называемая клаузула о репрессалии,

нашедшая место в последующих текстах конвенции.

Клаузула устанавливала возможность для стран-участ-

ниц ограничивать охрану прав авторов, не являющихся

их гражданами и не проживающих на их территории, при

условии, что государства, гражданами которых эти авто-

ры выступают, не состоят в Бернском союзе и не предо-

ставляют достаточной охраны авторам стран-участниц

конвенции.

Во время первой мировой войны большинство стран,

участвовавших в Бернском союзе, воевали друг с другом.

За это время не было случаев денонсации конвенции.

Единственной страной, предпринявшей шаги по ограниче-

нию прав авторов – граждан воюющих государств, бы-

ла Великобритания.

Версальский договор в ст. 286 провозгласил, что

Бернская конвенция об охране литературных и художе-

ственных произведений продолжает иметь силу между

странами, являющимися ее участницами.

Римская конференция 1928 года. За период с 1914 по

1928 год следующие государства присоединились к кон-

венции: Австрия, Болгария, Бразилия, Венгрия, Греция,

Ливан, Марокко, Польша, Румыния, Сирия, Чехослова-

кия, Эстония, а также получившие независимость доми-

нионы Великобритании: Австралия, Ирландия, Новая Зе-

ландия и Южно-Африканская Республика.

Все государства-члены были представлены на Рим-

ской конференции 1928 года, за исключением Гаити, и

21 страна прислала наблюдателей.

-14-

Римская конференция проходила в период бурного

развития средств информации и коммуникации, харак-

терных для начала XX века. Это, в частности, нашло от-

ражение в признании охраны прав авторов при трансля-

ции по радио их произведений (ст. 11 bis), расширении

круга объектов охраны, признании так называемых лич-

ных прав автора и т. п.

Уровень охраны авторского права по конвенции, за-

ключенной в Риме, был повышен в связи с включением

устных литературных произведений (лекций, речей, про-

поведей и т. п.) в круг произведений, охраняемых по

ст. 2. Правда, в дополнительной статье (2 bis) государ-

ствам предоставлялись права исключать полностью или

частично из объектов охраны политические доклады и

речи, произнесенные во время законодательных или об-

щественных собраний или в судах, а также определять

условия, при которых лекции, проповеди и речи могут

быть использованы в прессе. Во время конференции де-

легации Великобритании и Норвегии предлагали вклю-

чить в текст конвенции правило об охране граммофон-

ных записей. Однако это предложение не было одобрено.

К числу наиболее важных новелл Римского текста

Бернской конвенции следует отнести признание так назы-

ваемых личных прав автора, (*5), которые сохраняются за

ним и при отчуждении имущественных прав (издание,

публикация, постановка и т. п.). Объем и условия при-

менения личных прав конвенция не определяла и отсы-

лала к национальным законодательствам. Она лишь

ограничила их жизнью автора (ст. 6 bis). Английская де-

легация на Римской конференции возражала против

принятия ст. 6 bis, опасаясь того, что это потребует при-

нятия Великобританией специального законодательства.

в то время как личные права не охраняются британским

правом. Английские возражения были сняты лишь после

того, как участники конференции заверили, что существу-

ющая система охраны по общему праву достаточна для

обеспечения прав, относящихся в континентальной Евро-

пе к личным. (*6).

Признание личных прав Бернской конвенцией было

воспринято без энтузиазма представителями кинемато-

графической промышленности, а впоследствии и телеви-

дения. особенно в США. Последнее связано с тем, что эти

виды промышленности в основном используют самостоя-

тельные произведения для создания кино- и телефильмов

-15-

и, таким образом, заинтересованы в возможности более

свободно изменять чье-либо произведение, приспосабли-

вая его к своим нуждам.

Среди других новшеств Римского текста конвенции

можно отметить применение принципа неделимости, це-

лостности произведения при исчислении сроков охраны

авторского права для работ, созданных в соавторстве

(ст. 7 Ыз), а также придание правилам конвенции обрат-

ной силы, что было сохранено всеми последующими тек- ,

стами. Важно отметить также и то, что на Римской кои-

ференции было упразднено право стран на оговорку о \

том, что они продолжают считать себя связанными пра- 1

вилами предыдущих текстов конвенции. ^

{

16

МЕЖАМЕРИКАНСКИЕ КОНВЕНЦИИ

ПО ОХРАНЕ АВТОРСКОГО ПРАВА

Конвенция о литературной и художественной собст-

венности (Монтевидео, 1889 г.). Вскоре после заключения

Бернской конвенции 1886 года были сделаны шаги по

созданию международной системы охраны авторского

права на американском континенте.

Первая попытка в этом направлении была предпри-

нята в 1889 году в Монтевидео на Конференции междуна-

родного права. На ней присутствовали делегаты семи ла-

тиноамериканских республик: Аргентины, Боливии, Бра-

зилии, Парагвая, Перу, Уругвая и Чили. Они подписали

Соглашение о создании союза американских государств

в области литературной и художественной собственности

и дополнительный протокол.

Многие положения Бернской конвенции нашли отра-

жение в этом договоре, но в ряде случаев существенно

от него отличались. Прежде всего в соответствии со ст. 2

конвенции 1889 года автор и его правопреемники пользо-

вались во всех участвующих государствах правами, кото-

рые им предоставляет законодательство того государст-

ва, в котором данное произведение создано или впервые

выпущено в свет (принцип lex soli). Таким образом.

гражданство носителя авторского права не имело в дан-

ном случае никакого значения. В то же время, как уже

отмечалось, Бернская конвенция ставила охрану прав ав-

тора в зависимость как от его гражданства, так и места

первичной публикации работы.

-16-

Далее, в отличие от Бернской, конвенция, принятая в

Монтевидео, признала охрану фотографических и хорео-

графических работ. Неопубликованные произведения ох-

раны нс получили, как и работы, опубликованные до,

вступления в силу конвенции.

Наконец, в конвенции, заключенной в Монтевидео, ни-

чего нс говорилось о формальностях. Таким образом, ли-

цу, обращающемуся к защите, не нужно доказывать факт

выполнения их в стране первой публикации, как это было

предусмотрено в Бернской конвенции в редакции

1886 года.

Права перевода, признанного в Монтевидео одним из

субъективных правомочий автора, в Бернской конвенции

не было. Ничего не говорилось в ней и о праве представ-

ления и исполнения драматических и музыкальных про-

изведений.

Объем охраны авторских прав в конвенции, подписан-

ной в Монтевидео, определялся законом страны первой

публикации. Другие страны были обязаны обеспечить та-

кой же уровень охраны, за исключением срока действия

авторского права, который не может превышать срока в

стране, где ищется защита (ст. 2 и 4). При нарушении

прав автора ответственность нарушителя определяется

судом в соответствии с законодательством страны нару-

шения.

В строгом смысле слова конвенция, заключенная в

Монтевидео, не относится только к латиноамериканским

странам, носит открытый характер и была признана и на

других континентах, хотя и действовала там в особом по-

рядке. Она была ратифицирована Германией, Австрией,

Бельгией, Испанией, Францией, Венгрией и Италией.

Конвенция об охране литературной и художественной

собственности (Мехико, 1902 г.). Дальнейшее развитие

межамериканских конвенций связано с Панамериканской

конференцией 1902 года в Мехико, где была выработана

новая Конвенция об охране литературных и художествен-

ных произведений. 28 января 1902 г. ее подписали пред-

ставители Аргентины, Боливии, Гаити, Гватемалы, Гон-

дураса, Доминиканской Республики, Колумбии, Коста-

Рики, Мексики, Никарагуа, Парагвая, Перу, Сальвадора,

США, Чили, Эквадора и Уругвая. Конвенция была рати-

фицирована пятью центральноамериканскими республи-

ками (Гватемала. Сальвадор. Коста-Рика, Гондурас, Ни-

карагуа), Доминиканской Республикой и США.

-17-

Положения конвенций, заключенных в Мехико и Мон-

тевидео, существенно отличаются друг от друга. В первой

из них (ст. 2) было дано, как и в Бернской конвенции,

определение понятия литературно-художественного про-

изведения. Правда, в отличие от нее, в это понятие вклю-

чались произведения хореографии и фотографии. К ли-

цам, подлежащим охране по конвенции, относились ав-

торы стран-участниц и их законные представители и пра-

вопреемники. Основным принципом конвенции стал прин-

цип национального регулирования (lex fori), однако срок

охраны авторского права не может превышать срока,

предоставляемого в стране, гражданином которой являет-

ся автор (ст. 5). Следует отметить, что действие прин-

ципа lex fori было существенно ограничено. Так, ст. 4

конвенции устанавливала, что для признания права соб-

ственности на произведение автору или его законному

представителю необходимо обратиться к компетентным

органам его страны с ходатайством, приложив в двух эк-

земплярах произведение. Если же автор или его право-

преемники желают, чтобы право собственности было

признано за ними в других подписавших конвенцию стра-

нах, они должны, кроме того, приложить к своему хода-

тайству число экземпляров своего произведения, соответ-

ствующее числу указанных ими стран. В отличие от кон-

венции, заключенной в Монтевидео, которая вообще не

касалась этой проблемы, конвенция, принятая в Мехико,

установила, что воспроизведение фрагментов из литера-

турных или художественных произведений в общеобразо-

вательных целях или в хрестоматиях не нарушает автор-

ского права и может быть свободно осуществлено в лю-

бой стране. То же самое относится к газетным статьям, но

с обязательным указанием источника и имени автора, ес-

ли оно имеется (ст. 8). Конвенция, заключенная в Мехи-

ко, в настоящее время имеет силу во взаимоотношениях

только между Сальвадором и Доминиканской Республи-

кой и между Сальвадором и США.

Конвенция об охране патентов на изобретения, про-

мышленных рисунков и образцов, товарных знаков и тор-

говых марок и литературной и художественной собствен-

ности (Рио-де-Жанейро, 1906 г.). Конвенция, заключен-

ная в Рио-де-Жанейро на III панамериканской конферен-

ции в 1906 году, предусматривала охрану как авторских

прав, так и промышленной собственности. На конферен-

ции присутствовали все американские государства, за

-18-

исключением Гаити и Венесуэлы. Конвенцию ратифици-

ровали всего лишь 9 государств из 19 подписавших: Гва-

темала, Сальвадор, Гондурас (1907 г.), Коста-Рика

(1908 г.), Никарагуа, Чили, Эквадор (1909 г.), Панама

и Бразилия (1911 г.). В ней в основном были сохранены

идеи конвенции, принятой в Мехико. Наиболее существен-

ным новшеством конвенции, подписанной в Рио-де-Жа-

нейро, было установление 25-летнего срока охраны ав-

торского нрава, исчисляемого со дня смерти автора

(ст. VII). Этот 25-летний срок применяется для охраны

литературных и художественных произведений, если за-

коны страны, где признано или предоставлено право, не

определяют срока охраны. Такое снижение срока объяс-

нялось стремлением участников создать более благопри-

ятные условия для быстрого развития общественной

культуры.

Конвенция об охране литературной и художественной

собственности (Буэнос-Айрес, 1910 г.). На IV панамери-

канской конференции в Буэнос-Айресе в 1910 году была

сделана еще одна попытка выработки конвенции, которая

удовлетворила бы требования большинства американских

государств. Это более или менее удалось, так как кон-

венцию ратифицировало рекордное количество латино-

американских государств: Бразилия, Гаити, Гватемала,

Гондурас, Доминиканская Республика, Колумбия, Коста-

Рика, Никарагуа, Панама, Парагвай, Перу, США, Эк-

вадор и Уругвай.

Конвенция 1910 года во многом повторила положения

конвенций 1889 и 1902 годов. Вместе с тем в ней нашли

отражение изменения, произведенные в Бернской конвен-

ции в Берлине в 1908 году.

Новая конвенция признала, что охране по ст. 6 под-

лежат авторы или их правопреемники, как граждане

стран-участниц, так и постоянно проживающие на их тер-

ритории иностранцы (домицилированные иностранцы).

Таким образом, если правопреемник автора – гражда-

нин страны, не являющейся участницей конвенции, его

интересы охране не подлежат.

Вторым условием охраны является первичное опуб-

ликование произведения на территории стран – участ-

ниц конвенции. Причем, понятие страны происхождения

произведения приравнивалось к стране первой публика-

ции в одной из американских стран-участниц конвенции.

Если же это произведение опубликовано в нескольких

-19-

американских странах, подписавших конвенцию 1910 го-

да, то страной происхождения признается та, где срок

охраны авторского права установлен наименьший. В

Буэнос-Айресе был сохранен и принцип lex fori, в соот-

ветствии с которым защита определяется законами стра-

ны, где она ищется, при условии, что срок охраны предо-

ставляемых прав не превышает установленного в стране

происхождения произведения.

В отношении объектов охраны новая конвенция пол-

ностью воспроизвела соответствующие положения кон-

венции, заключенной в Мехико. Это же относится и к

объему прав, предоставляемых владельцем авторского

права. Таким образом, в объем правомочий были вклю-

чены права на распоряжение произведением, на выпуск

его в свет, отчуждение, перевод или разрешение пере-

вода, воспроизведение произведения любым способом,

полностью или частично.

Статья 12 конвенции сохраняет возможность свобод-

ной публикации отрывков из литературных и художест-

венных произведений в образовательных целях и в хре-

стоматиях. Беспрепятственное воспроизведение в перио-

дической печати речей, произнесенных или прочитанных

в законодательных собраниях, судах или общественных

собраниях, закреплено в ст. 10 конвенции. Правда, такая

публикация возможна при условии соблюдения ограниче-

ний, установленных внутренним законодательством каж-

дой страны, если таковые имеются. Что же касается га-

зетных статей, то конвенция, подписанная в Буэнос-Айре-

се, отошла от положений конвенции 1902 года, разрешав-

ших свободное воспроизведение статей с обязательным

указанием источника и имени автора. В данном случае

сказалось влияние Берлинского текста Бернской конвен-

ции. Правила новой конвенции сводились к тому, что ли-

тературные, художественные и научные произведения

любого содержания и тематики, опубликованные в газе-

тах или журналах, не могут быть воспроизведены без

согласия автора. Всякие прочие газетные статьи могли

перепечатываться другими газетами, если это специально

не запрещено первой напечатавшей их газетой. При этом

должен быть указан источник, из которого статья заим-

ствована. Новости, имеющие характер простой газетной

информации, не подлежали охране. Что касается фор-

мальностей, то здесь новая конвенция отошла от конвен-

ции 1902 года, предусматривавшей необходимость прило-

-20-

жения к ходатайству о признании права двух экземпля-

ров произведения. Теперь формальности определялись

страной происхождения произведения. Правда, дополни-

тельно предусматривается обязанность владельца права

указывать, что <право собственности на произведениеоставлено его носителем за собой> (ст. 3).

Конвенция о литературной и художественной собст-

венности (Каракас, 1911 г.). Следующим шагом в разви-

тии панамериканской системы охраны авторского права

явилась конвенция, заключенная в Каракасе (Венесуэ-

ла) в 1911 году. Она была ратифицирована лишь неко-

торыми латиноамериканскими странами – Эквадором,

Венесуэлой и Перу, и в основном подтвердила положения

конвенции, заключенной в Монтевидео. Основные ее но-

веллы заключались в том, что теперь охрана авторских

прав предоставлялась только гражданам государств-чле-

нов, а не всем лицам, впервые опубликовавшим свои про-

изведения в странах – участницах конвенции. Принцип

lex soli также был основополагающим в ней, но, в отли-

чие от конвенции, заключенной в Монтевидео, не содер-

жал исключений относительно срока охраны авторского

права. Кроме того, при определении правомочий носите-

лей авторского права в ней не упоминалось о праве на

воспроизведение.

Конвенция об охране литературной и художественной

собственности, пересмотренная на VI панамериканской

конференции (Гавана, 1928 г.). Последняя довоенная

межамериканская конвенция по охране авторского права

была заключена в Гаване в 1928 году. Она заменила за-

ключенную в Буэнос-Айресе, которая осталась в силе

лишь между государствами, не ратифицировавшими Га-

ванский текст. Следуя Берлинскому варианту Бернской

конвенции, Гаванский текст признал за каждым присое-

динившимся государством право по некоторым вопросам

руководствоваться положениями предыдущих конвенций.

Конвенция, заключенная в Гаване, не получила ши-

рокого признания. Всего четыре государства ратифици-

ровали ее: Гватемала (1931 г.), Коста-Рика (1933 г.),

Панама (1928 г.) и Никарагуа (1934 г.).

Развивая положения конвенции, заключенной в Буэ-

нос-Айресе, Гаванский текст причислил к подлежащим

охране произведениям и кинематографические работы,

а также произведения прикладного искусства, <относя-щиеся к любой области человеческой деятельности>. Та-

-21-

ким образом подчеркивалось, что выражение <литера-турные и художественные произведения> относится <ковсякой продукции, которая может быть выпущена в светлюбым способом печатания или воспроизведения> (ст. 2).

Основной принцип конвенции, заключенной в Буэнос-Ай-

ресе, – lex fori был заменен принципом lex soli. (*7). В ст. 6,

в частности, говорилось, что 50-летний срок охраны, пре-

доставляемый конвенцией, в случае если он не будет при-

нят как единый всеми подписавшими ее государствами,

подлежит определению по закону страны, в которой

предъявлено требование об охране, но не может при этом

превысить срока охраны произведения в стране его про-

исхождения.

Формальности, необходимые для признания авторско-

го права, были несколько увеличены. Теперь необходимо

было регистрировать имя владельца авторского права,

страну первой публикации и год первого выпуска в свет.

Статья 4 bis впервые предоставила право авторам

разрешать воспроизведение, адаптацию и публичный по-

каз их работ средствами кинематографа. Кинематогра-

фический вариант литературного или художественного

произведения охранялся как оригинальная работа, не-

зависимо от прав автора на оригинал.

Статья 5 закрепляла за авторами литературных либо

музыкальных произведений исключительное право на

адаптацию их работ для инструментов, служащих целям

механического воспроизведения, и публичное исполнение

произведений с их помощью.

К числу основных новелл конвенции 1928 года следует

отнести и признание определенных личных прав автора.

В ст. 13 bis конвенция установила, что при отчуждении

автором своих прав отчуждаются лишь права на поль-

зование и воспроизведение. Автор сохраняет в отношении

своего произведения <личное неимущественное право кон-троля, которое позволяет ему препятствовать всякомувоспроизведению или показу произведения с искажения-ми, сокращениями или изменениями>.

-22-

ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ВСЕМИРНОЙ СИСТЕМЫ

ОХРАНЫ АВТОРСКОГО ПРАВА

Как было показано выше, несмотря на имеющиеся

различия, принципиальных разногласий между бернской

и американской системами международной охраны автор-

-22-

ских прав в общем почти нет. В связи с этим на Римской

конференции 1928 года возник вопрос о желательности

выработки единой конвенции для всех континентов. Это

стремление нашло свое отражение и в решениях IX сес-

сии Лиги наций, (*8), в соответствии с которыми было начато

изучение вопроса о возможности выработки единого со-

глашения о международной охране авторского права пу-

тем сравнения бернской и американской систем. Анало-

гичные меры были приняты и латиноамериканским сою-

зом в 1931 году, который пригласил для этого исполком

американского института международного права.

VII международная конференция американских госу-

дарств в 1933 году одобрила проект конвенции, учитыва-

ющий положения обеих систем. Основа этого проекта

сводилась к следующему:

1. Американские государства признают и охраняют

литературную и художественную собственность в соответ-

ствии с их национальными законодательствами и меж-

дународными соглашениями, участниками которых они

являются.

2. Авторское право на любое литературное или ху-

дожественное произведение означает для авторов, их на-

следников и правопреемников исключительное право рас-

поряжаться их произведением, публиковать, переводить

или разрешать перевод либо воспроизводить его в любой

форме.

3. Авторы литературных или художественных произ-

ведений имеют исключительное право разрешать воспро-

изведение, издание и публичное представление их работ

посредством кинематографа. Кинематографические вер-

сии литературных и художественных произведений дол-

жны охраняться так же, как и оригинальные наряду с

охраной прав автора оригинала.

4. Авторы литературных или музыкальных произве-

дений имеют исключительное право запрещать адапта-

цию их произведений к исполнению на аппаратах меха-

нического воспроизведения.

5. Переводы, произведенные на законном основании,

охраняются как оригинальные произведения, но их авто-

ры не могут препятствовать публикации других переводов

этого же произведения.

6. Лицо, чье имя или общеизвестный псевдоним ука-

заны на произведении, считается его автором, пока не бу-

дет доказано противное.

-23-

7. Срок охраны авторского права должен определять-

ся законом страны, где ищется защита, без превышения

сроков, установленных в стране происхождения произ-

ведения.

8. Страна первичной публикации произведения при-

знается страной его происхождения: в случае его одно-

временной публикации в нескольких странах страной

происхождения признается та, которая устанавливает

наименьший срок охраны авторского права.

9. Речи, произнесенные или зачитанные на различных

конгрессах и ассамблеях, в судах, на различного рода

собраниях, как и выдержки из литературных или научных

публикаций, при условии указания автора или издателя,

могут быть опубликованы в прессе без предварительного

на то разрешения автора и вне зависимости от положе-

ний, содержащихся во внутреннем законодательстве

каждой страны.

10. Воспроизведение части литературных или художе-

ственных произведений в общеобразовательных изданиях

и хрестоматиях не является нарушением авторского пра-

ва и может быть произведено свободно.

11. Автор, полностью отказавшийся от имуществен-

ных прав, сохраняет право препятствовать искажению и

другим изменениям его работы, которые могут нанести

ущерб его чести или репутации.

12. Каждое правительство резервирует за автором

право разрешать, контролировать или запрещать распро-

странение, публичное представление или выставление от-

дельных произведений.

На XV сессии Лиги наций в 3934 году были отмечены

усилия, предпринятые для унификации обеих систем с

целью либо слияния двух конвенций (Гаванской и Рим-

ской), либо создания новой, которая заменила бы уже

существующие.

Исполнительный орган Бернского союза, учитывая

существующие различия между конвенциями, считал, что

слияние их невозможно. Поэтому признавалась целесооб-

разность выработки новой конвенции, содержащей по-

ложения Гаванской и Римской. Был намечен ряд ее ос-

новных положений:

1. Она должна охранять в странах одной группы про-

изведения, впервые опубликованные в другой, оставляя

без охраны неопубликованные работы, как это преду-

смотрено в Гаванской конвенции.

-24-

2. Понятие <публикация> должно быть принято в ре-

дакции Бернской конвенции.

3. К произведениям должен применяться закон стра-

ны где ищется защита, с соблюдением формальностей,

требуемых в стране первой публикации.

1. В вопросах срока охраны авторского нрава, пре-

зумпции авторства, прав перевода, личных нрав, публи-

кации статей в газетах и периодических изданиях, права

представления и исполнения нужно руководствоваться

положениями Римской конвенции.

По инициативе бразильского правительства был соз-

дан комитет, получивший задание подготовить предло-

жения по унификации международного законодательст-

ва об авторском праве. В 1935 году он представил пред-

ложения о нецелесообразности выработки новой конвен-

ции и о желательности слияния двух имеющихся. В свя-

зи с тем что замена Гаванский и Римской конвенций

потребует довольно значительного времени, бразильские

предложения предусматривали сохранение действитель-

ности обеих конвенций, а произведения авторов одного

союза должны были охраняться в другом в согласован-

ном порядке. В 1935 году эти предложения были пред-

ставлены специальному комитету, образованному в

1934 году и состоящему из представителей Аргентины,

Бразилии, Кубы, Мексики и Уругвая, и почти целиком

были одобрены.

Со своей стороны, в 1936 году по рекомендации Лиги

наций был созван комитет экспертов для обсуждения и

выработки основных принципов всеобщей системы по

охране прав авторов, который одобрил предварительный

проект Всемирной конвенции оо авторском праве, состоя-

щий из 23 статей и содержащий принципы, непротиворе-

чащие ни одной из конвенций.

По проекту нроизведения архитектуры .не подлежали

охране (как предусматривалось Гаванской конвенцией).

Это относилось и к произведениям искусства, имеющим

промышленное значение (что включала Римская конвен-

ция). Круг лиц, подлежащих охране, проект ограничивал

авторами – гражданами одного из государств-членов

конвенции.

Основным принципом будущей конвенции предлага-

лось установить lex fori.

Предусматривалось также, что страны, в которых за-

кон требует выполнения формальностей для признания

-25-

авторского права на произведения, опубликованные в

других странах, могут возложить их выполнение на меж-

дународное бюро Бернского союза, которое будет произ-

водить соответствующую регистрацию. Эта регистрация

должна состояться в течение года с момента публикации.

Проект содержал положения, аналогичные Гаванской

конвенции, которые предоставляют автору исключитель-

ное право распоряжаться своим произведением, публико-

вать его, воспроизводить, переводить и разрешать пере-

вод.

Срок охраны авторского права определялся правом

страны, где ищется защита, при условии, что он не может

быть больше срока в стране происхождения.

Вторая мировая война прервала работу как в обла-

сти дальнейшего развития Бернской и межамериканской

конвенций, так и в области их унификации и создания

единой универсальной системы.

-26-

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА

АВТОРСКОГО ПРАВА

ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

МЕЖАМЕРИКАНСКАЯ КОНВЕНЦИЯ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

НА ЛИТЕРАТУРНЫЕ, НАУЧНЫЕ

И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

(Вашингтон, 1946 г.)

После окончания второй мировой войны работа в об-

ласти международного авторского права возобновилась.

Так, в Вашингтоне 22 июня 1946 г. была подписана кон-

венция, получившая довольно широкое признание на

американском континенте. Однако Соединенные Штаты,

принимавшие активное участие в подготовке и проведе-

нии конференции, не ратифицировали эту конвенцию, в

связи с тем что она содержала положения, противореча-

щие авторскому праву США. (*1). А так как основной целью

конференции было вовлечение Соединенных Штатов в

сферу международной охраны авторского права, то и

остальные латиноамериканские страны перестали прояв-

лять к ней интерес.

Ее создатели стремились детально определить круг

правомочий автора и виды подлежащих охране литера-

турных, научных и художественных произведений. Так,

ст. 2 кроме общей декларации о праве автора на исполь-

зование своего произведения и на разрешение его ис-

пользования содержит перечень конкретных способов ре-

ализации этих правомочий. К ним относятся:

1) выпуск работы в свет в виде печатного произведе-

ния или иным способом:

2) осуществление публичного исполнения, чтения или

показа:

3) воспроизведение и адаптация произведения для

показа средствами кинематографии и осуществление это-

го показа;

4) адаптация и разрешение общего или какого-либо

особого способа для записи работы при помощи аппара-

тов механического или электрического воспроизведения

-27-

или осуществление публичного исполнения работы при

помощи указанных аппаратов;

5) распространение работы с помощью фотографии,

телефотографии, телевидения, радиовещания или други-

ми способами, которые известны в настоящее время или

могут быть впоследствии изобретены и которые служат

для воспроизведения знаков, звуков и изображений;

6) перевод, аранжировка, инструментовка, придание

драматической формы и вообще переделывание любыми

способами;

7) воспроизведение в любой форме, полностью или

частично.

Подобным же образом очень детально перечислены

виды литературных, научных и художественных произве-

дений, подлежащих охране по конвенции. Здесь нашли

место практически все виды произведений, которые могут

быть выпущены в свет или воспроизведены: книги, руко-

писи, всевозможные брошюры, рукописные или печатные

материалы конференций, речи, лекции, проповеди и дру-

гие материалы подобного рода; театральные произведе-

ния и музыкальные драмы, произведения хореографии и

пантомимы со сценариями в письменной или другой фор-

ме: рисунки, иллюстрации, работы в области живописи

и скульптуры, гравюры, литографии; фотографические и

кинематографические произведения; астрономические н

географические глобусы: карты, планы, чертежи и пла-

стические работы, относящиеся к географии, геологии,

топографии, архитектуре или к любой другой науке, а

также всякая литературная, научная и художественная

продукция (ст. 3). В связи с этим обращают на себя вни-

мание специальные положения конвенции (ст. 4) об ох-

ране произведений, не изданных или нс выпущенных в

свет, а также об охране работ, созданных преимущест-

венно для промышленных целей. Причем, последние под-

лежали охране на основе взаимности между договари-

вающимися государствами.

Положения Вашингтонской конвенции относительно

срока охраны авторского права отличаются от положе-

ний, одобренных в Гаване. Если там этот срок включал

в себя время жизни автора и 50 лет после его смерти, то

в новом тексте срок охраны определяется законодатель-

ством договаривающегося государства, в котором перво-

начально возникло авторское право, при условии, что

этот срок не превышает того, который установлен зако-

-28-

ном государства, где .ищется защита. В данном случае

имеет место возвращение к правилам, выработанным в

Буэнос-Айресе.

Стремясь как можно полнее учесть особенности ре-

жима авторского права в США, американские страны

предусмотрели, что конвенция будет определять срок

охраны такого права для договаривающихся государств,

если в одном из них установлены законодательством два

последовательных срока.

Вашингтонская конвенция в отличие от правил, выра-

ботанных в Буэнос-Айресе и в Берне, требует выполнения

формальностей страны происхождения произведения без

обязательства выполнять их в стране, где ищется охрана.

Однако в целях содействия использованию произведений

Вашингтонская конвенция поощряет употребление выра-

жения droits reserves (права оставляются за собой), или

сокращенно , с добавлением года, с которого начи-

нается охрана, имени и адреса носителя прав и места

происхождения произведения (ст. 10). Вместе с тем уста-

навливается, что наличие вышеуказанной оговорки не бу-

дет толковаться как необходимое условие охраны произ-

ведения в порядке применения постановлений конвенции.

По сравнению с Гаванской конвенцией Вашингтон-

ская изменила объем личных прав автора, который те-

перь может требовать признания авторства своего произ-

ведения и возражать против всякого его изменения или

использования, которые могли бы нанести ущерб его ав-

торской репутации (ст. 11). Однако в соответствии с этой

же статьей автор сохраняет эти права лишь в том случае,

если он не уступил и не отказался от них в соответствии

с постановлениями закона того государства, в котором

было заключено соглашение. Подобного рода ограниче-

ния не были известны Гаванской конвенции, как, впро-

чем, и другим, включая Бернскую. В этой связи можно

говорить и о ст. 14, предусматривающей запрет исполь-

зования кем-либо без согласия автора названия его про-

изведения, ставшего международно известным. Однако

при использовании аналогичного .названия для работы,

жанр которой существенно отличается от ставшего меж-

дународно известным произведения, согласия автора по-

следнего не требуется.

Следует отметить еще одно новшество, нашедшее от-

ражение в Вашингтонской конвенции. В соответствии со

ст. 15 се положения не затрагивают права договариваю-

-29-

щихся государств осуществлять контроль, ограничивать

или запрещать согласно их внутреннему законодательст-

ву выпуск в свет, воспроизведение, распространение, пуб-

личное исполнение или показ произведений, признавае-

мых противными морали и добрым нравам.

Вашингтонская конвенция была ратифицирована зна-

чительным числом стран, такими как Аргентина, Боли-

вия, Бразилия, Доминиканская Республика, Гаити, Гва-

темала, Гондурас, Коста-Рика, Куба, Мексика, Никара-

гуа, Парагвай, Чили и Эквадор. Однако она не представ-

ляла для государств-членов особого интереса без участия

в ней США. В настоящее время, в связи с тем что боль-

шинство стран американского континента, включая США,

участвуют во Всемирной конвенции, межамериканские

конвенции фактически утратили свое значение.

-30-

БЕРНСКАЯ КОНВЕНЦИЯ ОБ ОХРАНЕ ЛИТЕРАТУРНЫХ

И ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Брюссельская конференция 1948 года. После второй

мировой войны работы в области международного автор-

ского права возобновились и в Европе. Бернская конвен-

ция была подвергнута существенным изменениям в Брюс-

селе в 1948 году. Основной целью конференции было

стремление добиться более полной унификации правил

конвенции и национальных законодательств, а также

учесть новые условия технического и научного развития.

Унификация правил применения конвенции была до-

стигнута путем усиления принципа ее главенства (pri-

macy) над национальными законодательствами.

Охраняемые произведения. Как уже отмечалось, пре-

жние тексты конвенции, в частности Римской 1928 года и

Берлинской 1908 года, определяя термин подлежащего

охране <литературного и художественного произведения>,

отмечали, что страны Бернского союза обязывались сами

<обеспечить охрану вышеуказанных произведений> в сво-

их национальных законодательствах. Брюссельская кон-

ференция предусматривала охрану этих произведений не-

посредственно даже в тех случаях, когда национальные

законодательства стран-участниц ее нс предоставляли.

Достигался такой эффект редакцией п. 4 ст. 2, который

указывал, что <вышеуказанные произведения пользуютсяохраной во всех странах Бернского союза>. Таким обра-

зом^ нормы международного права в Брюсселе впервые

-30-

получили приоритет над национальными законодательст-

вами. Кроме принципиального правового значения такой

подход имел и непосредственный практический эффект,

ибо в перечень подлежащих охране произведений Брюс-

сельский текст включил работы, созданные кинематогра-

фией или полученные способом, аналогичным фотогра-

фии. В списке охраняемых произведений нашлось место

и прикладному искусству. При этом подчеркивалось, что

страны Бернского союза оставляют за собой право опре-

делять внутренним законодательством область примене-

ния законов, относящихся к произведениям прикладных

искусств и промышленных рисунков и образцов, равно

как и условия их охраны.

К новеллам Брюссельского текста следует отнести

также и признание охраны на сборники литературных и

художественных произведений, к которым, например, от-

носились энциклопедии и антологии, а также другие сбор-

ники <по подбору и расположению материалов, представ-ляющие продукт интеллектуального творчества> (ст. 2,

п. 3). Правда, эта же статья содержала оговорку, преду-

сматривающую, что подобная охрана сборников литера-

турных и художественных произведений производится

<без ущерба для прав авторов произведений, включенныхв состав этих сборников>.

И наконец, участники Брюссельской конференции от-

несли к области внутренних национальных законода-

тельств стран Бернского союза право определять охрану

переводов официальных текстов законодательного, адми-

нистративного и судебного характера.

Срок охраны авторского права. Римский текст 1928 го-

да Бернской конвенции уже предусмотрел, что срок ох-

раны авторского права равен жизни автора, а также

50 лет после его смерти (post mortem autoris). Право

сравнения сроков применялось лишь для случаев, когда

в той или иной стране Бернского союза установлен более

продолжительный срок действия авторского права, чем

предусмотрено в конвенции. Для таких обстоятельств

предлагалось обращаться к законодательству страны про-

исхождения произведения.

Общее правило о 50-летнем сроке охраны содержало

исключения:

1. Для произведений кинематографии, фотографии

либо работ, созданных в результате процессов, аналогич-

ных фотографии или кинематографии, а также для про-

-31-

В связи с осложнениями при применении термина

<страна происхождения> особое значение приобретает

понятие <выпуск в свет>, определенное конвенцией в ст.

4, п. 4. Этот пункт гласит, что под <выпущенными в светпроизведениями> в смысле ст. 4, 5 и 6 следует понимать

изданное произведение, каков бы ни был способ его вос-

произведения, достаточное число экземпляров которого

должно быть пущено в обращение. Следует отметить, что

уточнение способа воспроизведения и правило о <доста-точности числа экземпляров> относится к новеллам

Брюссельского текста. Не являются <выпуском в свет>

постановка драматической, музыкально-драматической

или кинематографической работы, публичное исполне.ние

литературного произведения, передача или распростране-

ние по радио литературных или художественных произ-

ведений, показ созданий искусства и сооружение архи-

тектурных творений.

Таким образом, при определении понятия выпуска в

свет конвенция отмечает, в частности, два условия: 1) из-

дани должно состоять из большого количества экземп-

ляров и 2) эти экземпляры должны быть доступны широ-

кой публике (достаточное их количество).

Как неоднократно отмечалось многими юристами,

приведенное определение во многих случаях неясно и

противоречиво. Самое главное, неясно, что следует пони-

мать под достаточным количеством экземпляров. Для од-

них произведений, в частности книг, 100 экз. может ока-

заться иногда более чем достаточным, а иногда и 100 тыс.

не удовлетворяют спроса. В то же самое время предо-

ставление всего лишь нескольких десятков экземпляров

музыкального произведения композитором симфониче-

скому оркестру можно рассматривать в качестве доста-

точного количества, в отличие от продажи их неограни-

ченному кругу лиц. <Доступность> в этих случаях различ-

на, а определение, содержащееся в конвенции, не отра-

зило таких вариантов понятия доступности широкой пуб-

лике. Кроме того, рассматриваемое определение приме-

нимо лишь к ст. 4, 5 и 6 конвенции, что, естественно, сни-

жает его значение. Обращает на себя внимание, что при

определении понятия <выпуск в свет> Брюссельский текст

специально отметил кинематографические произведения,

постановка которых не является <выпуском в свет>, как

и публичное исполнение литературного произведения ли-

бо передача или распространение его по радио.

-34-

Следует отметить и то, что на Брюссельской конфе-

ренции получили уточнение н случаи одновременного

<выпуска в свет> произведения в нескольких странах. Им

считается выход в свет произведения в течение тридцати

дней после первого выпуска.

Закапчивая рассмотрение вопроса об условиях охра-

ны произведений по Брюссельскому тексту, следует отме-

тить, что клаузула о репрессалии, принятая в 1914 году

в несколько измененном виде, также нашла место в ст. 6,

п. 1. конвенции. В соответствии с этим пунктом любая

страна-член Бернского союза может ограничить права

автора, если он не проживает в ней постоянно, опублико-

вавшего впервые свое произведение на ее территории и

являющегося гражданином страны, не входящей в союз.

при условии, что последняя не обеспечивает <достаточ-ный> уровень охраны прав авторов-граждан страны

союза. Если страна, где произведение впервые выпущено

и свет, воспользуется этим правом, то другие страны-

члены Бернского союза не будут обязаны предоставлять

произведениям, подчиненным такому режиму, более ши-

рокую охрану, чем та, которая им предоставляется в

стране, где произведение впервые выпущено в свет. Вме-

сто с тем подобные репрессалии нс могут иметь места в

отношении прав авторов, впервые опубликовавших свои

произведения в стране-члене Бернского союза до вве-

дения ею подобных ограничений (ст. 6, п. 2). Таким об-

разом, принятая клаузула о репрессалии обратной силы

не имеет.

Страна, предусмотревшая репрессалии, обязана сооб-

щить об этом правительству Швейцарии-депозитарию

конвенции с указанием стран, в отношении которых уста-

навливаются ограничения, и перечислением конкретных

прав, не подлежащих охране (ст. 6, п. 3).

Право на радиотрансляцию. На дипломатической кон-

ференции в Брюсселе дальнейшему развитию подверглась

ст. 11 bis. В Римском тексте она была краткой и своди-

лась к простой констатации наличия у авторов литера-

турных и художественных произведений права на санк-

ционирование их передачи по радио. Причем странам

Бернского союза предоставлялось самим определять ус-

ловия осуществления этого права. Брюссельская конфе-

ренция признала за автором исключительное право на

санкционирование уже трех видов использования произ-

ведений:

-35-

1) радиотрансляцию или публичное исполнение лю-

бым способом беспроволочной передачи знаков или изо-

бражений;

2) всякое публичное сообщение, передаваемое по ра-

дио, если оно осуществляется иной организацией, нежели

первоначальная (ретрансляция);

3) публичное распространение передаваемого по ра-

дио произвсдения с помощью громкоговорителя или лю-

бого другого аналогичного аппарата, передающего зна-

ки, звуки или изображения. При этом имеется в виду, что

передача с помощью громкоговорителя включает случаи

установки его в общественных местах, в то время как

передачи по проводам и без них направлены в первую

очередь на принятие программ отдельными лицами.

Таким образом, общее право автора на передачу его

произведения по радио включило еще производные, в

частности трансляцию по телевидению. Поэтому, если ав-

тор разрешил радиовещательной организации использо-

вание его произведения, то это не означает, что оно мо-

жет быть использовано в дальнейшем без ограничения.

Порядок и условия использования вышеуказанных

прав отнесены к компетенции национальных законода-

тельств при обязательном условии охраны личных прав

автора и его правомочий на получение <справедливого>

вознаграждения, устанавливаемого (при отсутствии <по-любовного> соглашения между сторонами) компетентны-

ми органами (ст. 11 bis, п. 2).

В конвенции особо подчеркивалось, что разрешение на

радио- и телетрансляцию произведения не означает раз-

решения на его запись при помощи фиксирующих звуки

и изображение аппаратов. Тем не менее национальные

законодательства получили возможность разрешить ра-

диовещательным и телевизионным организациям произ-

водить такую запись лишь своими средствами и для сво-

их передач и хранить эти записи в официальных архивах,

ввиду их исключительно документального характера (так

называемое правило ephemeral recording). Само же пра-

во авторов литературных и художественных произведен

ний на выдачу разрешений 1) для записи их работ при-

борами, споcобными к механическому воспроизведению,

и 2) для публичного исполнения этими приборами запи-

санных произведений закреплено в ст. 13 конвенции. По-

рядок использования вышеуказанных прав отнесен к ком-

петенции национальных законодательств с обязатель-

-36-

ной выплатой авторам <справедливого вознаграждения>,

которое, как и в п. 3 ст. 11 bis, при условии отсутствия

соглашения между сторонами, прямо устанавливается

компетентными органами (ст. 13, п. 2). (*2).

Droit de suite. К числу новелл Брюссельского текста

относится признание так называемого правила о правах,

вытекающих из права следования (droit de suite) (ст. 14

bis).

Оно сводится к тому, что автор либо (после его смер-

ти) лица и организации, призванные к этому националь-

ным законодательством, пользуются в отношении ориги-

нальных произведений изобразительного искусства или

оригиналов рукописей писателей и композиторов неот-

чуждаемым правом участия в операциях по продаже,

предметом которых является данное произведение, после

первой уступки его, осуществленной автором. Причина

признания рассматриваемого правила очевидна, так как

в течение столетий известно огромное количество случа-

ев, когда художник или скульптор вынужден был за бес-

ценок продавать свои работы, чтобы кое-как поправить

свое матсриальное положение. Впоследствии, чаще всего

после смерти автора, эти произведения перепродавались

за баснословные деньги, а его семья продолжала влачить

нищенское существование. Требования о правах, вытека-

ющих из права следования, применимы в странах-уча-

стницах Бернского союза лишь три условии, что такая

охрана установлена внутренним законодательством стра-

ны, гражданином которой является автор (ст. 14, п. 2).

Точно так же соответствующее внутреннее законодатель-

ство определяет способы охраны и тарифы взимаемых

сборов (ст. 14, п. 3).

Другие новеллы Брюссельского текста. Исходя из сво-

его стремления к унификации авторского права в странах

Бернского союза, участники конференции расширили

круг субъективных правомочий автора. В Брюссельском

тексте нашли непосредственное закрепление права авто-

ров драматических, музыкальных работ разрешать по-

мимо постановки и публичного исполнения своих произ-

ведений также и их публичную передачу любым спосо-

бом. Такие же права предоставлялись авторам и в отно-

шении переводов их произведений на весь срок действия

их прав на оригинальные труды.

В Брюсселе была расширена и конкретизирована ох-

рана личных прав автора как при жизни (автору предо-

-37-

ставлялось право пожизненно требовать признания ав-

торства своего произведения, а также препятствовать

любому посягательству на это произведение, что могло

бы нанести ущерб его чести или репутации, как-то: из-

менять, искажать и т. п.), так и после смерти автора в

соответствии с внутренним законодательством стран-

участниц конвенции. В последнем случае личные права

охранялись, по крайней мере, до прекращения имущест-

венных прав (ст. 6 bis, п. 2).

Новые положения в Брюссельском тексте относились

к признанию так называемого кинематографического

права (в частности, по правилам ст. 14) и в ряде других

случаев.

Исключения из охраны авторского права. Брюссель-

ский текст содержал целый ряд положений, допускавших

в определенных случаях свободное использование произ-

ведений, охраняемых авторским правом. Причем, как

правило, эта возможность должна была быть реализова-

на внутренним законодательством страны-участницы

Бернского союза. Конвенция непосредственно предусмот-

рела следующие три случая свободного использования:

1) воспроизведение прессой, с обязательным указа-

нием источника, статей на текущие экономические, поли-

тические или религиозные темы, за исключением слу-

чаев, когда в самих статьях автор указывает на запре-

щение воспроизведения (ст. 9, п. 2);

2) использование материалов, содержащих новости

дня либо другую информацию, имеющую характер ново-

стей дня (ст. 9, п. 3);

3) цитирование коротких отрывков из газетных и пе-

риодических изданий и включение их в обзоры прессы

(ст. 10, п. 1).

Другого рода исключения сводились к:

1 ) воспроизведению выступлений и речей политиче-

ского характера либо являющихся частью судебных про-

цессов (ст. 2 bis, ст. 5, п. 1);

2) воспроизведению в прессе лекций и некоторых дру-

гих устных выступлений (ст. 2, п. 2);

3) записи, воспроизведению и другим видам исполь-

зования коротких выдержек при передачах последних из-

вестий при помощи фотографии, кино и радио (ст. 10

bis);

4) производству радиовещательными организациями

записей исключительно для своих нужд (ст. 11 bis, п. 3);

-38-

5) переводам официальных текстов законодательно-

го, административного или правового характера (ст 2

п. 2>;

6) установлению границ защиты произведений при-

кладного искусства, промышленных образцов (ст. 2,

п. 5);

7) включению выдержек из научных или художествен-

ных работ в научные и образовательные издания или

хрестоматии (ст. 10, п. 2).

Порядок рассмотрения споров по толкованию положе-

ний конвенции. Порядок рассмотрения споров, могущих

возникнуть между государствами-членами по толкова-

нию пли применению конвенции, установлен в новой ре-

дакции в ст. 27 bis, которая признала, что, в случае если

эти споры не урегулированы в порядке переговоров, они

должны быть переданы и Международный Суд, если

только заинтересованные стороны не согласятся об ином

способе их разрешения. Страна-истец сообщает о споре

международному бюро Бернского союза, которое инфор-

мирует об этом остальных членов.

Императивный характер способов рассмотрения спо-

ров вызывал и вызывает многочисленную критику. (*3). Как

отмечалось в документах, подготовленных к Стокгольм-

ской конференции 1967 года, именно правило об обяза-

тельной юрисдикции Международного Суда явилось при-

чиной того, что многие страны, присоединившиеся к пре-

дыдущим текстам Бернской конвенции, не ратифициро-

вали Брюссельский текст, так как усматривали в нем

нарушение национального суверенитета. Естественны

поэтому частые требования об изменении ст. 27 bis, с

тем чтобы юрисдикция Международного Суда устанав-

ливалась только при условии заявления об этом конкрет-

ного государства.

Стокгольмская конференция 1967 года. В числе конфе-

ренций, изменявших и дополнявших Бернскую конвен-

цию, Стокгольмская конференция 1967 года занимает

особое место.

Еще задолго до нее предложения по изменению Берн-

ской конвенции вызвали оживленную дискуссию среди

юристов многих стран. Дискуссии, вызванные подготов-

кой Стокгольмской конференции, дебаты на ее заседа-

ниях, а также отклики во многих странах на ее реше-

ния ясно продемонстрировали, что вопросы авторского

права не ограничены лишь чисто юридическими рамка-

-39-

ми, а являются частью сложных экономических и поли-

тических проблем. Стокгольмская конференция показа-

ла, что авторское право, как бы оно ни обособлялось и

как бы оно ни представлялось в виде <чистой юриспру-денции>, должно приспосабливаться к требованиям вре-

мени, ибо стремления к знаниям, к овладению достиже-

ниями науки и культуры неизмеримо выросли.

На международной арене появилось большое число

развивающихся стран с их специфическими нуждами и

проблемами, требовавшими неотложного решения. Они

стремились понизить в Бернской конвенции уровень ох-

раны авторского права, для того чтобы получить более

свободный доступ к необходимым им произведениям нау-

ки и культуры.

Добившись высокого уровня охраны авторских прав

Б Брюсселе, их владельцы в развитых капиталистичес-

ких странах, боялись этой тенденции и всячески проти-

вились ей. Более того, они готовы были на сужение гра-

ниц Бернского союза при сохранении прежнего уровня

охраны авторского права, так как иное грозило им яв-

ным экономическим проигрышем.

Результатом сложной борьбы на конференции меж-

ду двумя основными тенденциями в международном ав-

торском праве явился протокол, отразивший в опреде-

ленной мере насущные проблемы развивающихся стран

и предоставивший им значительные преимущества по

сравнению с ранее действовавшим текстом. Более того,

целый ряд его положений представлял собой совершен-

но новый подход к авторскому нраву, неведомый до

Стокгольма.

К наиболее существенным изменениям, достигнутым

вовремя Стокгольмской конференции, кроме протокола о

развивающихся странах следует отнести;

1) усовершенствование критериев применения кон-

венции и определение понятий страны происхождения и

публикации;

2) признание права на воспроизведение;

3) режим кинематографических произведений;

4) расширение личных прав автора:

5) расширение сроков охраны авторского права.

Критерии применения конвенции. Субъект охраны.

Расширение критериев применения конвенции относят к

числу существенных изменений Бернской конвенции. Во

-40-

всех ее предыдущих текстах, включая Брюссельский, не-

обходимым условием был территориальный принцип (для

опубликованных произведений). Для того чтобы автор

мог рассчитывать на охрану, он должен был впервые

опубликовать свое произведение на территории страны-

участницы конвенции. Стокгольмский текст сохраняет

этот критерий, но добавляет новый – критерий граждан-

ства. Теперь автор может также рассчитывать на охрану

но конвенции, если он а) является гражданином какой-

либо страны Бернского союза (в отношении как опубли-

кованных, так и неопубликованных произведений) и б)

если он, хоть и не является гражданином страны союза,

впервые (или одновременно) опубликует свое произведе-

ние в одной из этих стран (ст. 3, п. 1). При этом уточ-

няется, что авторы, не являющиеся гражданами какой-

либо страны Бернского союза, но имеющие свое обычное

местопроживание в одной из них, приравниваются к ав-

торам-гражданам этого государства (ст. 3, п. 2), вне

зависимости от места опубликования произведения.

Правда, из текста конвенции неясно, должен ли автор,

не являющийся гражданином страны-участницы Берн-

ского союз), постоянно проживать в ней в момент публи-

кации своего произведения либо при обращении за защи-

той своих нрав. Еще более неопределенно положение ав-

тора неопубликованного произведения, так как время его

создания установить иногда довольно трудно. Неясно

также, какая страна должна считаться страной постоян-

ного проживания, если их у автора несколько. Однако,

несмотря на эти недостатки в определении круга лиц,

подлежащих охране по конвенции, необходимо отметить,

что расширение критериев ее применения благоприятно

сказывается на положении авторов, которые получили

возможность публиковать свои произведения за предела-

ми Бернского союза без опасения потерять охрану автор-

ских прав по конвенции.

Как уже отмечалось, правила Бернской конвенции

применяются лишь в отношении произведений иностран-

ных авторов, опубликовавших свои работы на территории

страны, где ищется защита. Эти положения не подверг-

лись изменению и в Стокгольме. Однако следует отме-

тить, что ст. 5, п. 1, Стокгольмского текста предоставляет

автору во всех странах Бернского союза, за исключением

страны происхождения произведения, как права, которые

имеют там свои граждане, так и <особо предоставляемые-41-настоящей конвенцией>. Эти положения дополняются п. 3

данной статьи, который подчеркивает, что охрана в стра-

не происхождения регулируется внутренним законода-

тельством. При этом автор, не являющийся гражданином

страны происхождения, пользуется в ней такими же пра-

вами, как и авторы-граждане этой страны.

При сравнении с соответствующими положениями

Брюссельского текста можно прийти к выводу, что пра-

вовое положение авторов-граждан стран Бернского сою-

за не изменилось в Стокгольме и они пользуются нацио-

нальным режимом плюс правами, <особо предоставляе-мыми настоящей конвенцией>, а в стране происхождения

произведения речь идет лишь о национальном режиме.

Нет расхождений между Брюссельским и Стокгольмским

текстами и в вопросах определения охраны для авторов,

нс являющихся гражданами стран, не участвующих в

Бернском союзе, но опубликовавших впервые или одно-

временно свои произведения на территории этого союза.

При таких обстоятельствах в стране происхождения они

пользуются национальным режимом без прав, <особо пре-доставляемых настоящей конвенцией>. Возникает вопрос,

существует ли отличие в правовых режимах, установлен-

ных в Брюсселе и в Стокгольме, в связи с появлением

слова <особо>. То есть означают ли слова Брюссельского

текста <права, предоставляемые настоящей конвенцией>

то, что к автору применяются национальный режим и до-

полнительно права, предусмотренные настоящей конвен-

цией, или нет? Если да, то это означает, что расхождений

между двумя текстами нет. Если же слова <права, предо-ставляемые настоящей конвенцией> означают предостав-

ление лишь прав, ею признанных, то мы встречаемся со

случаем различия в позициях двух текстов, ибо Сток-

гольмский вариант можно толковать лишь в смысле пре-

доставления дополнительных, <особо предоставляемыхконвенцией> прав. Вместе с тем следует отметить, что в

настоящее время преобладает мнение о том, что в Сток-

гольме шла речь лишь о редакционных изменениях соот-

ветствующих положений. (*4). При этом исходят из того, что

Брюссельский текст предусматривает лишь 2 категории

охраны прав:

1) национальный режим совместно с jus conventionis

в странах Бернского союза, за исключением страны про-

исхождения произведения, и

2) национальный режим в стране происхождения.

-42-

Страна происхождения. Стокгольмский текст не внес

существенных изменений в определение понятия страны

происхождения, которая определяется как страна первич-

ной публикации произведения. В случаях одновременной

публикации в нескольких странах Бернского союза, уста-

новивших различные сроки охраны, страной происхожде-

ния является та, законодательство которой предоставляет

наименьший срок охраны авторского права. Если работа

одновременно опубликована в стране Бернского союза и

вне его, то первая признается страной происхождения.

Для неопубликованного произведения страной происхож-

дения признается та, гражданином которой является ав-

тор.

Новые положения, одобренные в Стокгольме, относи-

тельно страны происхождения сводятся к следующим

моментам:

1) страной происхождения произведения, впервые

опубликованного вне стран-участниц конвенции, при-

знается страна, гражданином которой является автор

(ст. 5, п. 4с);

2) страной происхождения произведения кинемато-

графии признается страна, в которой находится штаб-

квартира кинопромышленника либо его постоянное мес-

тожительство (ст. 5, п. 4с, п/п. i);

3) страной происхождения архитектурного произве-

дения, сооруженного в стране Бернского союза, произве-

дений изобразительного искусства, использованных в

строительстве зданий, сооружений, и других видов недви-

жимости, расположенных на территории союза, признает-

ся страна, где воздвигнуты эти сооружения (ст. 5, п. 4с,

п/п. i).

Объекты охраны. Статья 2 конвенции также не под-

вергалась в Стокгольме особым изменениям. Понятие

подлежащих охране <литературных и художественныхпроизведений> охватывает <все произведения в областилитературы, науки и искусства, каким бы способом и в ка-кой бы форме они ни были выражены>. Однако уже при

подготовке Стокгольмской конференции оживленную дис-

куссию вызвало предложение об исключении из конвен-

ции требования о фиксации в материальной форме про-

изведений хореографии и пантомим. В соответствии со

ст. 2 Брюссельского текста они должны носить указания

о .постановке их на сцене, изложенные в письменной или

иной форме. Основной довод при этом сводился к тому,

-43-

что требование о фиксации противоречит основному прин-

ципу конвенции о распространении охраны работ в обла-

сти литературы и искусства вне зависимости от формы и

методов их выражения. На самой конференции дискус-

сии продолжались. В пользу сохранения фиксации выска-

зывались те, кто опасался, что без такого требования про-

изойдет смешение охраны авторов с охраной артистов-

исполнителей. Кроме того, это позволяет с абсолютной

достоверностью определять автора произведения, что ос-

ложнится при отсутствии требований о фиксации резуль-

татов творчества в материальной форме. В конце концов

на конференции было принято решение об устранении та-

кого требования как условия для охраны произведений

хореографии и пантомимы. Вместе с тем национальным

законодательствам было разрешено сохранить этот прин-

цип как в отношения любого вида работ, так и для спе-

циальных категорий (ст. 2, п. 2).

Важной проблемой, обсуждавшейся па конференции,

был вопрос об ассимиляции телевизионных произведений

с кинематографическими. В Брюсселе в понятие послед-

них включались также те, которые <получены> способом,

<аналогичным кинематографии>. В Стокгольмском тексте

телевизионные произведения ассимилируются с кинема-

тографическими, если они <выражены> способом, анало-

гичным кинематографии. Однако в соответствии с п. 2

этой же статьи любая страна Бернского союза вправе

предоставить охрану телевизионным передачам лишь в

том случае, если соблюдено общее правило о закрепле-

нии передач в материальной форуме. Интересно отметить,

что в проекте ст. 2. рассматриваемая проблема была ре-

шена несколько по-иному. Предлагалось отдельным пунк-

том уточнить, что произведения, .выраженные способом,

создающим визуальный эффект, подобный кинематогра-

фическому, и закрепленный в материальной форме, дол-

жны рассматриваться как кинематографические. Такой

подход более ясно определял факт ассимиляции телеви-

зионных передач к кинематографическим. Однако конфе-

ренция не утвердила проект. Таким образом, принятая

редакция, достаточно ясно говоря об охране фильмов,

созданных для телевидения, оставляет место для сом-

нений для ряда других случаев, как, например, передачи,

ведущиеся непосредственно с места событий.

Выпуск в свет. В соответствии со ст. 4, п. 4, Брюссель-

ского текста Бернской конвенции работа признается вы-

-44-

пущенной в свет, если экземпляры ее изданы и пущены

в обращение в достаточных количествах, вне зависимости

от средств их производства. В Стокгольме это определе-

ние подверглось некоторым измерениям. Прежде всего в

него было включено условие публикации произведений

<с согласия их авторов>.

Появилась замена условия выпуска в свет произведе-

ния в <достаточном количестве> условием достаточности

этого количества <для удовлетворения разумных потреб-ностей публики> в зависимости от произведения.

Такая эволюция определения рассматриваемого поня-

тия была вызвана тем, что Брюссельский вариант не со-

ответствовал современным способам оэнакомления широ-

кой публики с содержанием произведения. (Имеются в

виду телевидение, видеокассеты, репродуцирование

и т. п.). Наряду с этим получил разрешение вопрос о том,

что опубликование имеет место и в тех случаях, когда

распространению подлежит ограниченное количество ко-

пий фильмов для кинотеатров или партитур музыкальных

произведений для оркестров. Более того, демонстрация

по телевизору единственной копии телевизионного филь-

ма также будет являть собой публикацию в соответствии

со Стокгольмским актом. Таким образом, очевиднее, что

в Стокгольме имело место расширение понятия <выпускв свет>. Как отмечалось на самой конференции, речь идет

в данном случае о <новой общей формуле>, развивающей

понятие опубликования произведения и создающей новые

условия для кинематографических произ.ведений, вклю-

чая телевизионные фильмы.

Раздел о понятии <выпуск в свет> завершается пере-

числением тех действий, которые не представляют собой

публикации, как-то: представление драматических, музы-

кально-драматических и музыкальных произведений, пуб-

личное чтение, выставление произведений изобразитель-

ного искусства и тому подобное. Этот перечень не пре-

терпел изменений со времени Брюсселя.

Право на воспроизведение. До Стокгольма Бернская

конвенция не содержала общего правила об охране пра-

ва автора на воспроизведение своей работы. Отдельные

элементы права на воспроизведение находили свое отра-

жение в ряде статей, таких как ст. 2 bis Брюссельского

текста, регулирующая право на воспроизведение матери-

алов конференций, речей, лекций, обращений и других

подобных работ в прессе; либо ст. 4, определяющая по-

-45-

нятие страны происхождения; либо ст. 9, регулирующая

статус работ, опубликованных в газете и периодических

изданиях, и тому подобное. Поэтому предложение о

включении в перечень охраняемых конвенцией нрав ав-

тора пункта о воспроизведении своей работы было рас-

ценено как само собой разумеющееся, тем более что по-

давляющее большинство национальных законодательств

признает это право.

Право автора литературных и художественных про-

изведений на их воспроизведение любым способом и в

любой форме закреплено в ст. 9, п. 1. Само понятие <вос-произведение> не определено в конвенции, хотя в ст. 9,

п. 3, содержится указание, что <любая запись звука илиизображения> рассматривается в качестве такового.

Обычно под этим понимается любая материальная фик-

сация произведения или размножение его экземпляров.

Вместе с тем в п. 2 этой же статьи предусматривается

возможность в национальных законодательствах устано-

вить случаи свободного воспроизведения при определен-

ных обстоятельствах. При этом следует иметь в виду, что

воспроизведение не должно противоречить <обычному,нормальному использованию работы> и вести к необо-

снованному ущемлению законных интересов автора. (*5). При

этом, участники конференции исходили из того, что фор-

мулировка ст. 9, п. 2, означает возможность изготовления

фотокопий для научных целей или личного потребления. (*6).

Обращает на себя внимание неопределенность крите-

риев раесматриваемого пункта. Не ясно, что понимать

под <нормальным или обычным использованием произве-дения>, под <необоснованным> ущемлением права автора

либо под его <законными интересами>. Подобная неяс-

ность может привести к разночтениям и подчас противо-

речивым толкованиям одного и того же правила в кон-

кретных странах.

Рассматривая вопрос о праве автора на воспроизведе-

ние, следует отметить, что Стокгольмский текст, как и

Брюссельский, непосредственно предусмотрел случаи, на

которые не распространяется охрана, предоставленная по

конвенции. Причем лишь два из них определены кон-

кретно, в то время как остальные находятся в компетен-

ции национальных законодательств.

Стокгольмский текст (ст. 10, п. 1) закрепил возмож-

ность цитирования произведения, <которое было ужеправомерно сделано доступным для всеобщего сведения>,

-46-

при условии, что оно будет произведено в соответствии со

сложившейся практикой и размер его не будет превосхо-

дить тот, который оправдан целями, ради которых оно

производится, включая использование газетных статей и

периодических изданий в форме пресс-бюллетеней. По

сравнению с Брюссельским Стокгольмский текст не со-

держит условия о <краткости цитаты>. Это определенным

образом расширило возможность использования чужих

произведений при условии соблюдения правил цитирова-

ния и целей, ради которых оно производится.

Как и Брюссельский текст, Стокгольмский преду-

смотрел, что положения Бернской конвенции не приме-

няются к <новостям дня> либо к различным фактам, но-

сящим характер газетной информации (ст. 2, п. 8). Это

исключение объясняется тем, что в данном случае речь

идет не о произведениях, а лишь о фактах, не имеющих

авторов и не несущих творческих элементов. Вместе с тем

это не означает, что статьи, написанные журналистами

с использованием этих фактов, не подлежат охране.

Как отмечалось, Стокгольмский текст Бернской кон-

венции предусмотрел возможность для национальных за-

коподательств ограничить право на воспроизведение, но

это допускалось лишь в определенных границах, установ-

ленных конвенцией, и ис должно было противоречить

<обычному использованию произведения и законным пра-вам автора>.

Прежде всего п п. 4 ст. 2 и п.1 ст. 2 bis возможность

свободного воспроизведения устанавливалась для офици-

альных законодательных и административных текстов,

официальных их переводов, а также для политических

выступлении и речей, произнесенных на законодательных

или общественных собраниях или .во время судебных за-

седаний.

Пункт 2 ст. 2 bis оставлял за национальными законо-

дательствами определение условий, при которых лекции,

обращения и другие работы подобного рода, произнесен-

ные публично, могли быть воспроизведены в печати, по

радио либо переданы по проводам при условии, что такое

использование указанных произведений оправдано ин-

формационными целями. Подобным же образом п. 1

ст. 10 bis оставил за национальными законодательствами

возможность воспроизведения в прессе, по радио или в

передаче по проводам статей, опубликованных в газетах

или периодических изданиях на текущие экономические,

-47-

политические или религиозные темы, за исключением тех

случаев, когда такое использование вышеуказанных про-

изведении прямо запрещено владельцами авторского пра-

ва. Подобное использование должно производиться с обя-

зательным указанием источника. Правовые последствия

нарушения последнего условия определяются законода-

тельством страны, где ищется защита. Впервые положе-

ния подобного рода появились в п. 2 ст. 9 Брюссельского

текста. Однако в нем отсутствовало ограничение, которое

Стокгольмский текст ввел для статен, могущих быть вос-

произведенными: оно касалось только материалов, опуб-

ликованных в газетах или периодических изданиях.

Пункт 2 ст. 10 bis предоставил национальным законо-

дательствам возможность определения условий, при ко-

торых воспроизведение и выпуск в свет литературных и

художественных произведении, видимых или слышимых

в ходе демонстрации, допускаются без ограничений при

использовании их для информации о текущих новостях

посредством фотографии, проволочной и беспроволочной

радиосвязи. При этом подобное использование должно

быть оправдано информационными целями.

Наконец, Стокгольмский текст Бернской конвенции

закрепил за национальными законодательствами стран-

участниц право, разрешающее использование литератур-

ных и художественных произведении для иллюстрации в

публикациях, радиопередачах, звуковых или видеозапи-

сях в целях обучения при условии, что оно оправдано и

производится в соответствии с установившейся практи-

кой. (*7). По сравнению с Брюссельским текстом рассматри-

ваемое правило изменено, так как отсутствовало условие

об использовании выдержек из литературных и художе-

ственных произведений. Таким образом, возможно ис-

пользование произведений целиком, что распространя-

лось и на радиопередачи, а также видео- или звукозапи-

си, чего не было в Брюссельском тексте. И, наконец,

Стокгольмский текст обусловил такое использование ра-

бот в соответствии с установившейся практикой. Следует

отметить, что последнее условие довольно расплывчато и

вряд ли может рассматриваться как уточнение предыду-

щего текста.

Режим кинематографических произведений. Включе-

ние в Бернскую конференцию специальных правил об ох-

ране кинематографических и приравненных к ним теле-

визионных работ совместно с протоколом о развиваю-

-48-

щихся странах составляет один из самых значимых ре-

зультатов Стокгольмской конференции.

Главными инициаторами выработки норм о кинемато-

графических произведениях выступили кинопромышлен-

ники, встретившие большое противодействие со стороны

обществ охраны прав авторов и композиторов. В итоге на

конференции был выработан компромисс, не удовлетво-

ряющий в полной мере ни одну из заинтересованных сто-

рон. Ситуация осложнялась еще и тем, что национальные

законодательства по-разному регулируют рассматривае-

мую проблему. Так, в странах с англосаксонской право-

вой системой авторское право на кинематографическое

произведение признается за кинопромышленниками и ав-

торами так называемых предшествующих работ (авторы

сценариев, композиторы, поэты и т. л.). В то же время

за режиссером, создавшим фильм, авторское право не

признается. В других странах авторами фильма в равной

мере признаются все лица, творчески участвующие в его

создании, Правда, нс везде круг этих лиц совладает.

Большая группа государств занимает промежуточное по-

ложение, признавая авторское право за всеми, творчески

участвующими в создании фильмов, но они либо предо-

ставляют возможность передачи этих прав кинематогра-

фическим комнаниям (Австрия, Италия), либо содержат

презумпцию передачи, что может быть опровергнуто по-

ложениями договора, заключаемого между компанией и

создателями фильмов (Франция, ФРГ, Скандинавские

страны). Таким образом, существует возможность того,

что в одно и то же время лицо может обладать авторски-

ми правами на одни и тот же фильм в зависимости от то-

го, где ищется защита, и от услоий договора, оформив-

шего постановку фильма.

Включив в п. 1 ст. 2 кинематографические произведе-

ния и работы, приравненные к ним (телевизионные рабо-

ты), конвенция признала страной происхождения кине-

матографического произведения ту, где его изготовитель

обосновал штаб-квартиру или постоянно проживает. Та-

ким образом, автор использованного в кинофильме про-

изведения, который нс является гражданином страны-

участницы Бернского союза и который не опубликовал

впервые свое произведение на его территории, получит

защиту лишь в случае, если кинопромышленник имеет

свою штаб-квартиру или постоянно проживает в стране-

участнице Бернской конвенции.

-49-

Как правило, срок охраны авторского права определен

конвенцией в 50 лет, исчисляемых со дня смерти автора.

Но в отношении кинематографических произведений на-

циональные законодательства могут исчислять этот срок

с момента предоставления возможности ознакомиться с

содержанием фильма широкой публике при согласии ав-

тора. Если же такая возможность в течение 50 лет не бы-

ла предоставлена, то срок исчисляется с момента созда-

ния кинокартины (ст. 7 конвенции).

Основные новеллы, касающиеся кинематографических

произведений, закреплены в ст. 14 bis Стокгольмского

текста, который рассматривает кинематографическое про-

изведение как самостоятельное. Естественно, что владе-

лец авторского права на кинематографическую работу

пользуется теми же правами, что и владелец авторского

права на оригинальный труд.

Второй пункт рассматриваемой статьи является цент-

ральным по значению. Он относит к компетенции нацио-

нальных законодательств определение того, кто является

носителем авторских прав на кинематографическое про-

изведение. Это означает, что субъекты авторского права

в разных странах на одну и ту же кинематографическую

работу могут быть разными. Однако в стране Бернского

союза, которая признает авторское право на кинемато-

графическое произведение за лицами, внесшими свой

творческий вклад в создание фильма, они, <посколькуобязались внести такой вклад>, не могут при отсутствии

положений об обратном возражать против воспроизведе-

ния, выпуска в обращение, публичного представления и

исполнения, сообщения по проводам для всеобщего све-

дения, передачи в эфир или любого другого публичного

сообщения кинематографического произведения, а также

субтитрирования или дублирования его текста (ст. 14 bis,

п. 1, п/п. b). Таким образом, речь идет о презумпции пе-

редачи своих прав лицами, творчески участвующими в

создании фильма, кинопромышленнику.

На Стокгольмской конференции именно продюсеры

добивались принятия такой презумпции, так как они хо-

тели иметь полную свободу для распространения филь-

мов без риска быть связанными необходимостью испра-

шивать разрешение на их демонстрацию, производство

копий и так далее у действительных создателей. Такая

презумпция особенно важна для стран (как, например,

Франция), признающих за творчески участвующими в

-50-

создании фильма авторские права на него. Если же речь

идет об Англии или Италии, отдающих все право кино-

промышленнику, то презумпция приобретает значение

лишь тогда, когда фильм экспортируется, например, во

Францию.

С другой стороны, возрастает роль условий соглаше-

ний, заключенных между лицами, участвующими в соз-

дании фильмов, ибо презумпция действует в случаях от-

сутствия в соглашениях положений об обратном. Вопрос

о форме таких соглашений отнесен п. с этой же статьи к

компетенции законодательства страны, где кинопромыш-

ленник обычно проживает или основал свою штаб-квар-

тиру. Однако законодательство страны, где ищется за-

щита, вправе установить обязательность письменной фор-

мы для таких соглашений. В этом случае Генеральный

директор Всемирной организации интеллектуальной соб-

ственности (ВОИС) должен быть об этом уведомлен

письменной декларацией, которая, в свою очередь, не-

медленно рассылается всем государствам-членам. Таким

образом, в ФРГ, например, презумпция отчуждения будет

применяться вне зависимости от наличия письменного со-

глашения. Это же происходит при экспорте фильмов в

Скандинавские страны, где письменная форма не обяза-

тельна. Но если фильм экспортируется во Францию, ус-

тановившую письменную форму, презумпция применяет-

ся лишь при наличии в ФРГ письменного соглашения об

этом.

Следует отметить, что правила т. 2, п/п. b, <посколькувнутренним законодательством не устанавливается иное>,

нс применяются к лицам, внесшим основной вклад в соз-

дание фильма: авторам сценария, диалогов и музыкаль-

ных произведений, а также к режиссерам-постановщикам

(ст. 14 bis, п. 3). Законодательство отдельных стран

Бернского союза может содержать положения, лишающие

их права противиться воспроизведению и прочему исполь-

зованию созданных ими фильмов. Государства обязаны

уведомить об этом Генерального директора ВОИС путем

письменного заявления, которое немедленно рассылается

другим членам Бернского союза (ст. 14 bis, п. 3).

В заключение следует отметить, что впервые при опре-

делении прав создателей интеллектуального произведе-

ния, в данном случае кинематографического, конвенция

в ст. 14 bis встала на сторону владельцев авторского пра-

ва и кипопромышленников, а не на сторону лиц, творче-

-51-

ски участвующих в создании фильма. Это отправное по-

ложение было отмечено уже на конференции в Стокголь-

ме и подвергалось критике впоследствии.

Охрана произведений фольклора. На Стокгольмской

конференции проблема охраны фольклора подлежала ши-

рокому обсуждению, в результате чего в тексте Бернской

конвенции появилась ст. 15, п. 4, п/п. а, касающаяся ох-

раны произведений такого рода.

В соответствии с этой статьей неопубликованные

фольклорные произведения приравнивались к тем, автор

которых неизвестен. В этом случае, а также при условии,

что есть все основания полагать, что создатель такого

произведения является гражданином страны-члена

Бернского союза, законодательство этой страны может

определить компетентный орган, который будет представ-

лять автора и осуществлять авторские права и их охрану

в странах Бернского союза, Генеральный директор кото-

рого должен быть соответствующим образом информиро-

ван.

В отношении опубликованных произведений фолькло-

ра действуют правила, распространяющиеся на анонимно

изданные работы. Авторские права в таких случаях осу-

ществляются издательством, выпустившим их в свет

(ст. 15, п. 3).

Представители многих развивающихся стран неодно-

кратно отмечали неэффективность вышеуказанных пра-

вил. Так, в мае 1973 года Генеральный директор

ЮНЕСКО получил от правительства Боливии нотифика-

цию, обращающую внимание на необходимость создания

международного акта для охраны фольклора и культур-

ного наследия. В ней отмечалось также, что за послед-

нее время произведения фольклора, особенно музыкаль-

ные и танцевальные, являются объектом все более интен-

сивной нелегальной торговли, что разрушающе действует

на культурные традиции многих народов и этнографиче-

ских групп.

Вопрос об охране произведений фольклора был пред-

метом обсуждения на заседаниях межправительственно-

го комитета Всемирной конвенции в 1973 году. Однако

дебаты не привели к решению этой проблемы, и межпра-

вительственный комитет принял решение поручить секре-

тариату ЮНЕСКО изучить вопрос об охране фольклора

и информировать комитет о результатах на его следую-

щей сессии.

-52-

В последующие годы внимание к этой проблеме не-

сколько ослабло.

Охрана личных прав. Статья 6 bis Стокгольмского

текста Бернской конвенции под личными правами авто-

ра, существующими независимо от его имущественных

прав или даже после их отчуждения, понимает право на

авторство и на препятствование всякому изменению, ис-

кажению и другого рода посягательствам в отношении

его работы, которые могут быть направлены против его

репутации либо чести.

Предоставленные автору вышеуказанные нрава про-

должают существовать, по крайней мере, до прекраще-

ния действия имущественных нрав автора и реализуются

лицом либо организацией, призванной к этому законода-

тельством страны, где ищется защита.

Конкретные формы и средства реализации охраны

личных прав автора определяются законодательством

страны, в которой ищется защита.

Сроки охраны авторского права. На дипломатической

конференции в Стокгольме представители некоторых

стран (Италии, ФРГ) и ряда международных организа-

ций вносили предложения об установлении более дли-

тельного по сравнению с Брюссельским текстом срока

охраны авторского права. Он мог равняться 80 и более

годам. Многие юристы склонны видеть в увеличении сро-

ка охраны тенденцию в развитии авторского права. Под-

тверждение этому можно найти в сравнительно недавно

принятых законах об охране авторского права, устано-

вивших, например, в ФРГ 70 лет, Бразилии, Испании и

Португалии – более 50 лет.

Конференция не пошла по пути увеличения 50-летнего

срока охраны. Вместе с тем она одобрила специальную

резолюцию, поощряющую проявившееся в настоящее

время стремление некоторых стран выработать особое

соглашение о применении между ними срока продолжи-

тельностью свыше 50 лет, исчисляемых со дня смерти ав-

тора.

Пункт 1 ст. 7 воспроизводит почти дословно соответ-

ствующие положения предыдущего Брюссельского тек-

ста. Таким образом, минимальный обязательный срок

охраны авторского права установлен в 50 лет, исчисляе-

мых со дня смерти автора (post mortem autoris). Этот

минимум применяется и к кинематографическим произ-

ведениям, хотя страна Бернского союза вправе устано-

-53-

вить начало истечения его со дня, когда работа стала до-

ступна публике, или со времени производства фильма

(ст. 7, п. 2).

Для произведений, авторы которых неизвестны или

имеют псевдоним, срок охраны исчисляется нс со дня

публикации, а с момента, когда они стали правомерно до-

ступны публике.

Как и в Брюсселе, в Стокгольме были одобрены поло-

жения для тех случаев, когда псевдоним не оставляет

никаких сомнений относительно личности автора либо

если последний объявит свое настоящее имя в течение

50 лет со дня публикации произведения. В этих случаях

срок также исчисляется со дня смерти автора. Конфе-

ренция, однако, уточнила, что страны Бернского союза

не обязаны охранять анонимные произведения или ра-

боты, авторы которых выступают под псевдонимом, если

есть достаточные основания полагать о смерти их созда-

телей, наступившей более 50 лет назад.

В области фотографии и прикладного искусства

Стокгольмский текст предусмотрел минимальный, 25-лет-

ний, срок, исчисляемый со дня создания этих произведе-

ний (ст. 7, п. 4).

Срок охраны авторского права исчисляется с 1 ян-

варя года, следующего за годом смерти автора, либо

после изготовления, опубликования или публичного об-

народования произведения.

Как уже отмечалось, к нововведениям Стокгольмского

текста можно отнести правило о том, что страны Берн-

ского союза могут внутренним законодательством уста-

навливать сроки охраны авторского нрава, которые пре-

вышали бы те, которые признаны конвенцией (ст. 7, п. 6).

С другой стороны, конвенция оставила в силе для стран

Бернского союза, связанных Римским текстом, более

краткие сроки охраны авторского права (п. 7), чем пре-

дусмотрено з предыдущих пунктах, при условии, чтобы

страны-участницы сохранили их своим национальным

законодательством на момент подписания Стокгольм-

ского акта.

Обычно сроки охраны авторского права определяет

законодательство страны, где ищется защита. Пункт 8

ст. 7 сохранил правило о <сравнении сроков>, сводящее-

ся к тому, что срок защиты, предоставленный в стране,

где она ищется, не должен превышать тот, который уста-

новлен в стране происхождения.

-54-

Подводя итог, можно отметить, что значительных из-

менений в данной области по сравнению с Брюссельской

конференцией не произошло. Имеющиеся же новеллы,

такие как, например, возможность сохранения более ко-

ротких сроков охраны, преследуют цель расширить тер-

риториальную сферу действия конвенции. Этим же стрем-

лением можно объяснить и появление правил о необяза-

тельности материальной фиксации произведений как ус-

ловия предоставления охраны, признание возможности нс

охранять отдельные личные права после смерти автора,

снижение уровня охраны в связи с цитированием и дру-

гим использованием чужих работ и тому подобное. Од-

нако ожидаемого расширения территориальной сферы

действия Бернской конвенции не произошло.

Протокол о развивающихся странах. Принятию про-

токола на конференции предшествовала острая полити-

ческая борьба между представителями развивающихся

стран, с одной стороны, и главными импсриалнстически-

ми государствами – с другой. Ни одна предыдущая кон-

ференция по международному авторскому нраву не зна-

ла таких открытых и серьезных политических конфлик-

тов, как это было в Стокгольме.

Благодаря сплоченности развивающихся стран и их

поддержке представителями социалистических государств

конференция одобрила протокол, многие положения ко-

торого были довольно радикальны. Вместе с тем разви-

тым капиталистическим странам в ряде случаев удалось

ослабить их эффект и значимость.

Впервые предложения, нашедшие затем свое отраже-

ние в протоколе, были выдвинуты на заседаниях конфе-

ренции африканских государств по изучению проблем

авторского права в Браззавиле, проводимой ЮНЕСКО и

Бернским союзом в 1963 году. (*8). На ней многие делегаты

из африканских стран отмечали, что существующая си-

стема охраны авторского права функционирует лишь в

пользу европейских стран-экспортеров и что эффект этих

конвенций состоит в закреплении и продлении эксплуата-

ции развивающихся стран даже после приобретения ими

независимости. Справедливо указывалось и на то, что

конвенции не учитывают уровень жизни в развивающих-

ся странах, их специфические социальные и экономиче-

ские нужды.

Год спустя, в декабре 1964 года, в Женеве комитет

экспертов по авторскому праву, созванный ЮНЕСКО и

-55-

Бернским союзом, выработал типовой проект закона по

авторскому праву для развивающихся стран, в котором

нашли отражение некоторые идеи Браззавильской конфе-

ренции. Он был положен в основу законодательств в Зам-

бии, Кении, Малави и Танзании. Все это вызвало резко

отрицательную реакцию в странах-экспортерах, в первую

очередь в Англии. В 1967 году в Нью-Дели состоялся ме-

ждународный симпозиум развивающихся стран по во-

просам авторского права. Здесь еще раз была продемон-

стрирована противоположность интересов развитых и

развивающихся стран. Требования последних сводились

в основном к снижению уровня охраны авторских прав с

целью получения оперативного и свободного доступа к

произведениям, необходимым для преодоления экономи-

ческой и культурной отсталости. (*9).

Конференции в Браззавиле, Женеве и Нью-Дели по-

служили базой для выработки позиции развивающихся

стран в Стокгольме. Однако уже тогда их требования вы-

зывали со стороны капиталистических государств отри-

цательную реакцию. Так, на упомянутом уже симпозиуме

в Нью-Дели Генеральный директор Бернского союза пре-

дупредил, что радикальные требования развивающихся

стран повлекут за собой <слишком большие жертвы> со

стороны авторов и их представителей. Он также выразил

опасение, что подобные требования изменения в режиме

охраны прав авторов могут дать повод для <чувств враж-дебности>, которые в конце концов не будут способст-

вовать интересам развивающихся стран. (*10).

По общему мнению, политическая борьба на конфе-

ренции в Стокгольме была более открытая, глубокая и

серьезная, чем на любой конференции прежде. Впослед-

ствии эта атмосфера будет расцениваться как атмосфера

<демагогии и амбиции>, препятствующая серьезным об-

суждениям, но на самой конференции представители ка-

питалистических стран не посмели открыто выступить

против очевидных интересов развивающихся государств.

Длительные дискуссии возникли уже при обсуждении

преамбулы к протоколу при определении самого понятия

<развивающиеся страны>. Предлагалось несколько про-

ектов. На основе рекомендаций созданной рабочей груп-

пы была принята компромиссная формула, сводящаяся к

тому, что развивающаяся страна признается таковой <всоответствии с установившейся практикой ГенеральнойАссамблеи ООН>. Вместе с тем сама эта практика еще

-56-

далеко не установилась и колеблется в довольно широких

пределах.

Процедура определения понятия <развивающаясястрана> была отнесена к компетенции Генерального ди-

ректора ВОИС. Так, в 1967 году он подготовил список

развивающихся стран ООН, взяв за основу национальный

годовой доход на душу населения ниже 300 долл. (*11).

В материально-правовом отношении новеллы, одоб-

ренные в Стокгольмском протоколе, относились к срокам

охраны авторского права и к области прав на перевод и

радиотрансляцию.

1. Сроки охраны авторского права. В соответствии со

ст. 1, ч. 1, протокола любая развивающаяся страна с уче-

том своих экономических, социальных и культурных ус-

ловий может не связывать себя все.ми положениями Сток-

гольмского текста самой конвенции. Информировав об

этом Генерального директора ВОИС, такая страна впра-

ве в течение первых десяти лет после ратификации или

присоединения к конвенции руководствоваться облегчен-

ными правилами протокола, которые относятся прежде

всего к сроку охраны авторского права, равного жизни

автора плюс 25 лет после его смерти. Для кинематогра-

фических произведений национальное законодательство

может предусмотреть 25-летний срок охраны, исчисляе-

мый с момента публичной демонстрации картины при со-

гласии автора, а если такая демонстрация не состоялась,

то срок исчисляется с момента окончания работ над филь-

мом. Для произведений, авторы которых неизвестны или

имеют псевдоним, срок охраны истекает через 25 лет по-

сле их обнародования, за исключением случаев, когда

псевдоним прямо указывает на автора либо сам автор

раскроет свое имя в течение 25 лет. В таких случаях

сроки охраны исчисляются по правилам post mortem

плюс 25 лет. Наконец, определение срока охраны работ

в области фотографии и прикладного искусства отнесено

к компетенции национальных законодательств госу-

дарств-членов. Но этот срок не может быть менее 10 лет,

исчисляемых со дня их изготовления.

2. Право перевода. При обсуждении этого вопроса на

конференции и Стокгольме было предложено десять про-

ектов с четко выраженной тенденцией к увеличению сро-

ка при выдаче принудительных лицензий на перевод и

усложнению условий применения такой выдачи, что явно

шло вразрез с предложениями развивающихся стран.

-57-

После напряженных дискуссий конференция пришла

к компромиссному варианту. В соответствии со ст. 1. п. 1 b,

авторы литературных и художественных произведений,

подлежащих охране по конвенции, пользуются в странах,

не являющихся страной происхождения, правом на пере-

вод или на разрешение перевода на протяжении всего

срока действия авторского права. Однако оно прекра-

щается, если автор нс реализовал его в течение 10 лет

с момента первой публикации работы путем выпуска в

свет или получения разрешения произвести такой выпуск

перевода своего произведения в одной из стран Бернско-

го союза на язык страны, где ищется охрана.

В том случае когда с момента первой публикации ис-

текает трехлетний срок, (*12), а перевод этого произведения

не опубликован владельцем права перевода либо с его

разрешения другим лицом в какой-либо развивающейся

стране ни на национальном, ни на официальном языках,

ни на языке и языках региона, любое лицо этой страны

может получить лицензию от компетентных органов на

перевод, производство и публикацию его на соответству-

ющих языках. При этом необходимо представление ли-

цом, желающим получить лицензию, доказательств того.

что он запрашивал и получил отказ от владельца права

на производство и публикацию перевода. Если же владе-

лец права перевода не может быть найден, претендент на

лицензию должен доказать, что он принимал необходи-

мые меры к такому розыску. Лицензия на производство

и публикацию перевода может быть выдана при вышеука-

занных условиях п тогда, когда все предыдущие издания

перевода произведения в этой стране полностью разо-

шлись.

Лицензии, выдаваемые на производство и публикацию

перевода, не носят исключительного характера. Это озна-

чает, что определенная страна может выдать несколько

лицензий. Аналогично несколько стран могут выдать ли-

цензии на перевод одного и того же произведения вне

зависимости друг от друга.

Получить лицензию на перевод могут не только граж-

дане стран, где переводится произведение, но и иностран-

цы, проживающие на их территории. Юридические лица

в развивающихся странах, также могут быть субъектами

приобретения лицензий. При этом следует отметить, что

получение лицензии на перевод и публикацию произведе-

ния не даст права се владельцу на реализацию других

-58-

прав, как-то: исполнение, выставку, запись, радиотранс-

ляцию, адаптацию и так далее.

Что понимать под принятием необходимых мер для

розыска владельца права перевода, детализировано в

ст. 1, п. 1 (3), протокола. Прежде всего претендент дол-

жен попытаться установить владельца права (не обяза-

тельно автора или издателя) и обратиться к нему с прось-

бой разрешить перевод произведения. Если владелец пра-

ва не может быть найден, претендент посылает копии

обращения издателю, чье имя указано на работе, и дип-

ломатическому или консульскому представителю тогда,

когда известно гражданство владельца прав. При полу-

чении отказа либо по истечении двухмесячного срока со

дня обращения к вышеуказанным лицам принудительная

лицензия может быть выдана претенденту.

При переводе и опубликовании произведения перевод-

чик обязан выплатить владельцу авторских прав <спра-ведливое> вознаграждение, которое определяется мест-

ными условиями каждой конкретной страны, выдающей

лицензию, а не международными стандартами. Таким об-

разом, в этом отношении развивающиеся страны доби-

лись существенных уступок, тем более что вывоз валюты

из стран должен производиться в соответствии с сущест-

рующими в конкретных странах правилами и ограниче-

ниями. Осуществляя перевод по принудительной лицен-

зии, переводчик обязан гарантировать уважение личных

прав автора, что обеспечивается требованием о соблюде-

нии целостности произведения, охране прав авторства,

недопущении искажения работы и тому подобного. На

переводчика также возложена обязанность указать пер-

вичное название произведения и имя автора, как они да-

ны в оригинале. На охрану личных прав направлены тре-

бования протокола о том, что автор вправе изъять из

обращения все копии своего произведения. В таких слу-

чаях принудительная лицензия на его перевод не выдает-

ся. Если же автор реализует свое право па перевод в те-

чение 10 лет с момента первичной публикации по лицен-

зии, действие ее прекращается. И, наоборот, если автор

не воспользуется своим правом на перевод в течение

10 лет, то он теряет все права на вознаграждение при пе-

реводе его работы по принудительной лицензии.

Правила, относящиеся к. воспроизведению. В соответ-

ствии со ст. 1, п. с и е, протокола автору предоставляется

право на воспроизведение своей работы в течение трех

-59-

лет, исчисляемых со дня первичной публикации. Если же

подобного рода воспроизведение не будет сделано авто-

ром, то любой гражданин развивающейся страны вправе

обратиться с ходатайством о разрешении на воспроизве-

дение работы, но лишь для образовательных или куль-

турных целей по истечении трех лет со дня первой пуб-

ликации. Такая же лицензия может быть выдана в случае

отсутствия в широкой продаже произведения в стране,

где запрашивается принудительная лицензия, по истече-

нии трех лет, исчисляемых со дня первичной публикации.

Во всех случаях предоставления принудительной лицен-

зии владельцу права на воспроизведение выплачивается

<справедливое вознаграждение> в валюте страны, выдав-

шей лицензию. Как и в случае перевода, размер возна-

граждения определяется местными условиями, а при вы-

возе валюты па заинтересованное лицо распространяются

правила вывоза, установленные для всех граждан. От ли-

ца, получившего право па воспроизведение, требуется

обеспечение <точности воспроизведения>, во избежание

искажения, переделки и тому подобного. Наконец, автор

в любое время может подтвердить свое право на воспро-

изведение путем публикации своей работы в стране при-

нудительной лицензии. Однако продажа принудительно

воспроизведенных экземпляров не прекращается. При

переводе же аналогичное право может быть подтвержде-

но лишь по истечении 10 лет с момента принудительного

перевода.

Ограничение права на радиотрансляцию. Возмож-

ность ограничения авторских прав при использовании

произведения в радиопередачах имеет огромное значение

для развивающихся стран, учитывая те возможности, ко-

торые открывают радио и телевидение для преодоления

последствий колониальной зависимости: неграмотности,

разобщенности, антисанитарии и тому подобного. При

использовании произведений для радио и телепередач в

коммерческих целях протокол признавал соответствую-

щие права. Вместе с тем он предусматривал осуществле-

ние их и по принудительной лицензии, без согласия ав-

тора. Однако эта возможность устанавливалась протоко-

лом нс непосредственно, а через национальные законо-

дательства государств-членов. Единственное условие, ко-

торое было закреплено в тексте конвенции, сводилось к

необходимости соблюдения личных прав автора и вы-

плате ему соответствующего вознаграждения. Как и

-60-

случае с принудительными переводами и воспроизведе-

ниями, размер гонорара устанавливается соглашениями

сторон по ставкам страны, дающей лицензию. В случае

невозможности достигнуть такого соглашения гонорар

устанавливается соответствующей организацией этой же

страны.

Ограничения, предусмотренные для случаев использо-

вания произведений для. образовательных целей спосо-

бом, отличным от перевода или воспроизведения. Послед-

ний параграф ст. 1 протокола предусматривал случаи ис-

пользования произведений для образовательных и иссле-

довательских целей такими способами, как адаптация,

звуко- и видеозаписи, экранизация, представление и так

далее, то есть способами, отличными от перевода или вос-

произведения. При обсуждении этого вопроса на конфе-

ренции развивающиеся страны стремились добиться воз-

можности использовать произведения вышеуказанными

способами без выплаты владельцам авторских прав де-

нежных вознаграждений. После горячих дискуссий эти

требования были отвергнуты под сильным нажимом со

стороны развитых капиталистических стран. В соответст-

вии с принятой формулой развивающиеся страны обяза-

ны выплачивать гонорары в размерах, установленных для

своих авторов.

Положения протокола вступали в силу после ратифи-

кации его (или присоединения к нему) пятью странами.

Со времени же вступления Стокгольмского протокола в

силу он может применяться только между странами,

признавшими его.

Анализ основных положений этого документа позво-

ляет сделать вывод, что развивающиеся страны в целом

ряде случаев добились существенных изменений между-

народной охраны авторского права в сторону облегчения

доступа к материалам, крайне необходимым им для нужд

образования, науки и культуры. Естественно, что ради-

кальные положения протокола встретили враждебную

реакцию со стороны развитых капиталистических госу-

дарств. Так, американский автор Б. Рингер в своих ком-

ментариях к Стокгольмской конференции говорила об от-

сутствии каких бы то ни было перспектив на существова-

ние протокола в общей системе международной охраны

авторского права. (*13). Она отмечала, что развивающиеся

страны сделали большой просчет, когда отнесли к своим

завоеваниям положения этого документа. Неудивительно

-61-

поэтому, что США сделали все возможное, чтобы блоки-

ровать протокол, который получил название мертворож-

денного ребенка.

Не менее отрицательную реакцию положения прото-

кола вызвали и в Великобритании. В статье, опублико-

ванной сразу после конференции, английский журнал

<Букселлер> призвал британское правительство проявить

<твердость> и ни в коем случае не присоединяться к та-

кого рода документу. (*14). Неудивительно, что впоследствии

появилось требование забыть положения протокола. (*15).

Объясняя такую резко отрицательную позицию, англий-

ский юрист Баркер отмечал, что <авторы и издатели невидят никаких причин к тому, чтобы их собственность бы-ла изъята у них для помощи развивающимся странам>. (*16).

Небезынтересно отметить и резолюцию, принятую на

конгрессе Международной конфедерации обществ авто-

ров и композиторов в Вене (июнь 1968 г.). Она квали-

фицировала положения протокола как неприемлемые и

рекомендовала воздержаться от его ратификации. (*17).

В целом обстановка после принятия Стокгольмского

протокола именовалась не иначе, как <кризисом системымеждународной охраны авторского нрава>.

Стокгольмский текст был подписан 35 присутствовав-

шими на конференции государствами-членами Берн-

ской конвенции. Обращает на себя внимание тот факт,

что представители Австралии, Великобритании, Канады

и Ирландии от подписи демонстративно отказались. Все-

го же 16 стран из 51 участвующей в конференции отка-

зались поставить свои подписи под Стокгольмским тек-

стом. Причем это объяснялось в основном положениями

протокола о развивающихся странах.

-62-

ВСЕМИРНАЯ КОНВЕНЦИЯ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

(Женева, 1952 г.)

После очередного изменения Бернском конвенции в

Брюсселе международная система охраны авторского

права продолжала оставаться эффективным правовым

инструментом в распоряжении основных капиталистиче-

ских государств Западной Европы, а также некоторых

развитых стран Азии и Америки. Главным ее недостат-

ком в глазах крупных издателей и книготорговцев явля-

лось отсутствие США, которые отказывались присоеди-

няться к Бернскому союзу в связи с тем, что уровень ох-

-62-

раны авторского права по конвенции был слишком высок

по сравнению с их внутренним законодательством. Вме-

сте с тем американский книжный рынок являлся самым

крупным среди капиталистических государств. Амери-

канская полиграфическая промышленность с ее огромны-

ми производственными мощностями чувствовала себя

тесно в национальных границах. Общее количество ра-

бочих, занятых в этой отрасли к началу 50-х годов, пре-

высило 470 тыс. (*18) с ежегодным доходом в 6 млрд. долл.,

что превосходит объем таких отраслей промышленности.

как угледобывающая, газовая, электрическая и банков-

ский бизнес. (*19). Однако экспортируя свою печатную про-

дукцию в другие страны, книгопромышленники и торгов-

цы терпели значительные убытки в связи с тем, что про-

изведения, впервые опубликованные в США, не пользо-

вались охраной за их пределами. Именно эти обстоятель-

ства и определили стремление Соединенных Штатов при-

общиться к международной системе по охране авторско-

го права. Для этих целей была выбрана ЮНЕСКО, где

политические позиции США были достаточно крепкими,

для того чтобы во вновь выработанной международной

конвенции обеспечить свои интересы без необходимости

принесения слишком больших жертв с их стороны.

Существовали в мире и другие страны, не считавшие

для себя возможным присоединиться к Бернской конвен-

ции из-за слишком высокого уровня охраны авторского

права. К ним относятся развивающиеся страны Латин-

ской Америки. Азии и Африки, а также молодые неза-

висимые государства, становление которых только на-

чиналось.

Таким образом, говоря о причинах принятия Всемир-

ной конвенции об авторском праве, следует иметь в виду

прежде всего стремление к этому Соединенных Штатов и,

кроме того, заинтересованность, проявленную целым ря-

дом других стран, которые хотели видеть в международ-

ной конвенции соглашение с как можно меньшим коли-

чеством императивных условий и формальностей.

Подготовка новой конвенции началась в 1948 году и

заняла три года. К 1951 году был подготовлен проект

Всемирной конвенции, который был представлен на рас-

смотрение дипломатической конференции 1952 года. Как

неоднократно подчеркивалось на различных уровнях, при

работе над проектом никаких сложных теоретических во-

просов не ставилось и не разрешалось. Было необходимо

-63-

найти правильное решение стоявших проблем без нару-

шения национальных законодательств будущих госу-

дарств-членов.

Всемирная конвенция об авторском праве была при-

нята на состоявшейся в Женеве в сентябре 1952 года

межправительственной конференции с участием предста-

вителен 50 стран. Конвенция вступила в силу в сентябре

1955 года.

Женевская конвенция открывается преамбулой, не со-

держащей положений нормативного характера. Она при-

мечательна, однако, тем, что содержит общую деклара-

цию о стремлении стран-участниц конвенции создать

международно-правовой инструмент, приемлемый для

как можно более широкого круга различных стран и на-

правленный на облегчение распространения продуктов

интеллектуального труда в целях лучшего международ-

ного взаимопонимания. В преамбуле подчеркивалось, что

Всемирная конвенция создается в дополнение к уже су-

ществующим международным соглашениям об авторском

праве и не имеет целью ни заменить, ни нарушить их.

В данном случае проявилась забота развитых стран За-

пада (в частности, Великобритании, Италии, Франции)

о неприкосновенности Бернской системы с ее высоким

уровнем охраны авторского права.

Охраняемые произведения. В соответствии со ст. 1

конвенции каждое договаривающееся государство обя-

зуется принять необходимые меры для обеспечения до-

статочной и эффективной охраны прав авторов и всех

других носителей авторского права на литературные, на-

учные и художественные произведения. Причем конвен-

ция не расшифровывает, что понимается под терминами

<достаточной и эффективной> охраны, имея в виду, что

она будет осуществляться по законам той страны, где

ищется. Таким образом, по мнению создателей конвен-

ции, та охрана, которая предоставляется каким-либо го-

сударством своим авторам, будет расценена в качестве

<достаточной и эффективной> при распространении ее на

иностранцев (за некоторыми исключениями, о чем будет

сказано ниже). Имея это в виду, председатель конферен-

ции при анализе первой статьи отмечал, что права, пре-

доставляемые авторам по конвенции, должны включать

те, которые обычно предусматриваются в <цивилизован-ных странах>. Такое общее замечание было сделано в

связи с тем, что па практике объем прав в националь-

-64-

ных законодательствах стран, участвовавших в выработ-

ке конвенции, в общем сходен, различны лишь детали.

Имеются в виду такие общепризнанные права, как право

на выпуск в свет, воспроизведение, публичное представ-

ление, распространение, перевод и тому подобное. Таким

образом, конференция не поддержала предложения ряда

стран (Канады, Греции, Италии) о перечислении в кон-

венции хотя бы основных прав автора: на воспроизведе-

ние и представление. Не поддержано было также и пред-

ложение Греции (док. DA/43) о личных правах автора,

так как законодательство англосаксонских стран их не

признает. Конвенция предусматривает лишь одно: право

на перевод, учитывая, что оно имеет огромное экономи-

ческое и социальное значение, а регулируется во многих

странах по-разному.

Определяя конкретные виды подлежащих охране ли-

тературных, научных и художественных произведений,

Всемирная конвенция воспринимает метод Бернской, ог-

раничиваясь лишь примерным перечнем. Такой прием

определения охраняемых произведений принят подавля-

ющим большинством национальных законодательств.

Вместе с тем в этой области в настоящее время наблю-

дается тенденция к более подробному перечислению кон-

кретных произведений. Так, в законе об охране авторско-

го права, одобренном в Перу в 1961 году, указаны че-

тырнадцать видов произведений с детальной разработкой

каждой категории. Подобная ситуация наблюдается в

законодательствах Доминиканской Республики, Эквадо-

ра, Сальвадора, Гватемалы, Индии, Кении, Малави,

Монако, Новой Зеландии, Норвегии, Пакистана, Филип-

пин, Румынии, Сьерра Леоне, Туниса, Арабской Респуб-

лики Египет, Танзании и некоторых других стран.

С другой стороны, законодательство таких стран, как

Бельгия, Боливия, Бразилия, Коста-Рика, Дания, Гре-

ция, Марокко, Никарагуа, Панама, Испания, Швеция,

Япония, и ряда других просто констатирует, что охране

подлежат либо интеллектуальные работы, либо литера-

турные и художественные произведения.

В примерном перечне подлежащих охране трудов

ст. 1 конвенции предусмотрены работы в области лите-

ратуры, музыки, драматургии, кинематографии, живопи-

си, скульптуры и графики. В связи с тем что этот список

носит примерный характер, под общую категорию лите-

ратурных, художественных и научных трудов подпадают

-65-

и другие их конкретные формы. Аналогично произведе-

ния, прямо указанные в ст. 1, могут, например, в области

музыки и драматургии существовать в виде опер, оперетт,

литературно-драматических постановок, различных му-

зыкально-драматических форм. Подобные варианты мож-

но проследить на кинематографических, скульптурных,

графических и других работах.

В национальных законодательствах понятие письмен-

ных произведений обычно включает:

письменные литературные и научные труды вне зави-

симости от формы их выражения, ценности или назначе-

ния, как, например, рукописи, мемуары, книги, памфлеты,

газеты, различные периодические издания, сборники, ан-

тологии, личные письма и т. д.;

карты различных видов: географические, топографи-

ческие, навигационные, звездного неба и тому подобное,

планы, иллюстрации, скетчи, пластические работы, отно-

сящиеся к географии, топографии, архитектуре, науке и

так далее, при условии, что они не подпадают под кате-

горию творений искусства.

В этом отношении нужно отметить, что законодатель-

ства некоторых стран, например США, включают в поня-

тие <письменные произведения> любые музыкальные ком-

позиции, картины, скульптуры, фотографии и тому подоб-

ное.

Музыкальные и драматические произведения обычно

включают драматические, музыкально-драматические,

музыкальные и хореографические работы и пантомимы.

В некоторых странах (Австралии, Ирландии, Канаде

и т. д.) в их число включают кинематографическую про-

дукцию. Все они обычно охраняются национальными за-

конодательствами. Однако в отношении произведений хо-

реографии и пантомимы некоторые национальные зако-

нодательства предусматривают в качестве условия охра-

ны их форму, которая должна позволять воспроизведе-

ние продукта интеллектуального творчества без участия

автора (обычно имеется в виду письменная форма).

Кинематографические произведения охраняются прак-

тически во всех странах, несмотря на то что законода-

тельство некоторых из них специально об этом не упо-

минает. В то же время ряд стран предусмотрел специ-

альные законы либо в отношении кинематографических

работ вообще, либо лишь в отношении <коммерческихфильмов>. Очень часто к кинематографическим произве-

-66-

дениям примыкает фотография, хотя некоторые страны

предусмотрели для нее специальные правовые режимы.

Под разряд произведений живописи, скульптуры и

графики обычно подпадают все виды художественных

работ в области архитектуры, прикладного искусства,

графики, литографии и тому подобное. Они охраняются

национальными законодательствами. Неясности возника-

ют с такими видами художественных произведений, как

архитектурные, так как некоторые законодательства не

упоминают их в числе охраняемых. Однако это не озна-

чает, что они не пользуются охраной авторского права.

Теоретически архитектурные работы включают в себя не

только строения, но также планы, эскизы и чертежи,

относящиеся к зодчеству, парковую и ландшафтную ар-

хитектуру, планирование городов и тому подобное. В этом

отношении следует подчеркнуть, что авторское право рас-

пространяется лишь на художественную сущность про-

изведений и не предусматривает охрану процессов и ме-

тодов строительства.

Следует особо остановиться на ст. VII, установившей

принцип, согласно которому правила конвенции не при-

меняются в отношении произведений или прав на них,

охрана которых ко времени вступления в силу этого до-

кумента в договаривающемся государстве, где испраши-

вается защита, окончательно прекратилась или никогда

не существовала.

Необходимо подчеркнуть, что установление факта на-

личия или отсутствия охраны происходит по правилам

страны, где она испрашивается, в отличие от Бернской

конвенции, которая в ст. 18, п. 1, Брюссельского текста

исходит из законов страны происхождения произведения.

Поэтому на основании ст. VII Всемирной конвенции нель-

зя лишить охраны какую-либо работу потому, что в стра-

не происхождения она сама или права, связанные с ней,

не охраняются.

Основания, по которым произведение или права на

него не пользуются охраной, могут быть самыми раз-

личными: невыполнение необходимых формальностей

при оформлении авторского права, истечение сроков

действия самого права и тому подобное. Однако основ-

ное значение рассматриваемого правила состоит в том,

что оно закрепило отсутствие обратной силы у конвен-

ции. Действительно, произведения страны, не участвую-

щей в конвенции, не охраняются в других странах, так

-67-

же как и иностранные работы не охраняются в этой стра-

не. Теперь представим, что эта страна присоединилась

к Всемирной конвенции. По правилам ст. VII это произ-

ведение продолжает оставаться неохраняемым во всех

странах-участницах, и лишь работа, впервые опублико-

ванная после вступления в силу конвенции, подлежит

охране во всех этих странах.

В заключение следует охарактеризовать правила про-

токолов I и II, прилагаемых к конвенции. Протокол I

предусматривает охрану произведений лиц без граждан-

ства и беженцев, которые постоянно проживают на тер-

ритории государства -участника конвенции. В этом слу-

чае происходит правовая ассимиляция их с гражданами

страны, где они проживают, что позволяет им пользо-

ваться охраной по конвенции в полном объеме. Однако

для вступления положений протокола в силу заинтере-

сованное государство должно специально его подписать

и ратифицировать (либо присоединиться к нему). Анало-

гичным же образом вступают в силу положения прото-

кола II, который признал, что правила ст. II (п. 1 и 2)

конвенции, определяющей круг произведений, подлежа-

щих охране, применяются к работам, впервые опубли-

кованным ООН, ее специализированными организациями

(ЮНЕСКО, МОТ, ВОЗ и т. п.), а также Организацией

американских государств (ОАГ).

Лица, охраняемые конвенцией. Определяя круг субъ-

ектов авторского права, ст. 1 конвенции упоминает на-

ряду с авторами других носителей авторских прав. В тех

случаях, когда речь идет об авторах – физических лицах,

указавших свое имя, или если на произведении стоит

общеизвестный псевдоним, национальные законодатель-

ства придерживаются в общем сходных позиций, призна-

вая за этими лицами право авторства. Причем, многие

законодательства вообще обходят эту проблему ввиду ее

очевидности. В случаях, когда речь идет об анонимных

авторах либо лицах, пользующихся псевдонимами, боль-

шинство стран признает носителями авторских прав из-

дателей до тех пор, пока действительное имя автора не

становится известным. Для установления владельца ав-

торского права на произведение, выпущенное в свет пос-

ле смерти автора, обычно применяется принцип наследо-

вания либо законного правопреемства. При их отсутствии

это право признается за государством. В некоторых

странах право авторства признается за владельцами

-68-

рукописи (Австралия, Бельгия, Гаити, Греция, Лаос,

Люксембург, Марокко, Панама, Сингапур, США, Того,

Шри Ланка. Эквадор и др.).

В случаях создания произведения юридическим лицом

авторское право обычно признается за ним, несмотря на

то что некоторые законодательства прямо об этом не го-

ворят; поэтому на конференции по принятию конвенции

отмечалось, что государство вправе под <гражданами>

понимать наравне с ними и юридических лиц.

Всемирная конвенция, признавая наряду с автором и

<других носителей авторского права>, имеет в виду обес-

печить интересы тех, к кому это последнее переходит в

силу соглашений. Издатели, кинематографические и фо-

нографические фирмы, радио- и телекорпорации и прочие

<производные> владельцы авторских прав пользуются

охраной наравне с непосредственными творцами науч-

ных, художественных и музыкальных произведений.

Национальный режим. Один из основных принципов

конвенции – принцип национального регулирования за-

креплен в ст. II и предусматривает, что опубликованные

произведения граждан любого государства-члена, а так-

же работы, впервые опубликованные на территории та-

кой страны, пользуются в каждом другом договариваю-

щемся государстве охраной, которую она предоставляет

произведениям своих граждан, впервые выпущенным в

свет на ее собственной территории (ст. II, п. 1).

Что касается неопубликованных произведений, то они

также пользуются в странах-участницах, где испрашива-

ется охрана, теми же правами, что и неопубликованные

произведения отечественных авторов, но при условии, что

автор его является гражданином государства -члена

конвенции (ст. II, п. 2). Кроме того, любое государство,

участвующее в конвенции, вправе в своем национальном

законодательстве предусмотреть положения, приравнива-

ющие права любого лица, проживающего на его терри-

тории, к правам своих граждан (ст. II, п. 3).

Как видно из правила п. 1 ст. II, конвенция различает

два типа опубликованных произведений: а) авторы ко-

торых являются гражданами других государств-членов и

б) авторы которых не являются гражданами других го-

сударств-членов, но впервые опубликовали свои работы

на территории других стран-участниц. Таким образом,

произведения, автор которых является гражданином

страны – участницы конвенции, подлежат охране неза-

-69-

висимо от того, где они опубликованы, даже если их

публикация осуществлена в государствах, не участвую-

щих в конвенции. Например, работа американского ав-

тора подлежит охране во всех государствах-членах вне

зависимости от того, что он впервые опубликовал ее в

Монголии, не присоединившейся до настоящего времени

к конвенции. С другой стороны, если произведение, ав-

тор которого не является гражданином страны-участни-

цы конвенции, впервые опубликовано на территории ка-

кого-либо государства-участника, то это произведение

пользуется охраной во всех государствах-участниках, за

исключением самой страны, где оно опубликовано. На-

пример, работа монгольского автора, впервые опублико-

ванная в стране-участнице, пользуется охраной во всех

других странах, за исключением первой, при условии, что

ее внутреннее законодательство не охраняет права авто-

ров-граждан стран, не присоединившихся к конвенции.

В этом положения Всемирной конвенции отличаются от

соответствующих положений Бернской, которая возла-

гает обязанность на государство-участника охранять про-

изведение, впервые опубликованное на территории Берн-

ского союза, вне зависимости от национальности автора.

На практике случается довольно часто, что то или

иное произведение опубликовано в целом ряде стран.

В этих случаях важно установить, где оно опубликовано

впервые. При таких обстоятельствах большое значение

приобретает правильное определение понятия одновре-

менной публикации. В соответствии с п. 6 ст. IV счи-

тается выпущенным одновременно в нескольких странах

всякое произведение, вышедшее в двух или более стра-

нах в течение 30 дней после первого выпуска в свет.

Применение принципа национального регулирования

на практике могло бы привести к двум отрицательным

последствиям для владельцев авторских прав; во-пер-

вых, в случаях, когда гражданин страны, где достаточно

высокий уровень охраны, ищет таковую в стране с отно-

сительно низким уровнем: во-вторых, в случаях, когда

срок охраны авторского права в стране, где таковая ис-

прашивается, меньше, чем в стране происхождения ра-

боты.

Первое отрицательное последствие преодолевается за

счет правил ст. 1 конвенции об обязанности государств-

участников предоставлять <достаточную и эффективную>

охрану авторских прав. Второе же последствие нейтрали-

-70-

зуется в значительной степени правилами ст. IV конвен-

ции, установившей обязательный минимальный 25-лет-

ний срок охраны авторского права.

Формальности. Как уже отмечалось, целый ряд стран

ставит признание и охрану авторских прав в зависимость

от выполнения заинтересованным лицом так называемых

формальностей (депонирование, залог, регистрация, объ-

явление, нотариальное засвидетельствование, уплата по-

шлин и тому подобное). При обсуждении этой проблемы

на конференции представители ряда стран отмечали, что

от того, как она будет разрешена в конвенции, зависит

присоединение этих стран к ней (такое заявление было

сделано, например, представителем Великобритании).

Некоторые государства (например, Индия) предлагали

вообще отказаться от них в новой конвенции. Другие же

(Мексика) настаивали на признании необходимости ря-

да ограниченных формальностей. В результате долгих

дискуссий была выработана компромиссная статья III,

создающая своего рода инструмент, который позволяет

преодолевать различия в национальных законодательст-

вах по вопросу о формальностях и является исключени-

ем из общего принципа национального регулирования,

установленного ст. II. Вместе с тем конвенция не препят-

ствует добровольному выполнению носителями автор-

ского права установленных национальными законами

формальностей в тех случаях, когда они предпочитают

это делать, с тем чтобы в дальнейшем обладать лишни-

ми доказательствами при возможных опорах.

Пункт 1 ст. III конвенции не требует от стран, в на-

циональных законодательствах которых имеются указа-

ния о формальностях как о непременном условии охра-

ны авторского права, отказаться от них. Однако что ка-

сается иностранцев, то какие бы требования ни предъяв-

лялись национальными законодательствами, они считают-

ся выполненными в отношении любого, пользующегося

охраной произведения, которое впервые выпущено в свет

вне территории этого государства, если начиная с первого

выпуска его в свет все его экземпляры, выпущенные с

разрешения автора или другого носителя авторского пра-

ва, будут иметь знак c, сопровождаемый именем вла-

дельца авторских прав и годом (указание дня и месяца

не обязательно) первичной публикации. Причем все эти

указания должны быть сделаны таким образом и на та-

ком месте, где они были бы ясно видны. Имея в виду зна-

-71-

чение последнего фактора, ЮНЕСКО выработала в 1957

году рекомендации о размещении символа c в опреде-

ленных местах в зависимости от вида произведения. Так,

предлагается, чтобы при публикации книг или памфле-

тов он был расположен либо на титульном листе, либо

на странице, идущей за ним, либо в конце; что касается

газетных, журнальных и других периодических публика-

ций – под основным названием статьи; в кинофильмах-

на кадре с изображением названия, и тому подобное.

Однако не лишне еще раз подчеркнуть, что эти рекомен-

дации не носят обязательного характера, но обычно со-

блюдаются. При этом следует отметить, что конвенция

проводит различие между формальностями материально-

правового характера, то есть теми, без которых автор-

ское право не может быть реализовано, и процессуаль-

ного характера, относящимися к реализации права на ох-

рану. Примерный перечень формальностей первого рода

дан в п. 1 ст. III и включает депонирование экземпляров,

регистрацию, нотариальное засвидетельствование, уплату

сборов, производство или выпуск в свет на территории

данного государства. Пункт 3 ст. III конвенции не пре-

пятствует тому, чтобы договаривающееся государство

могло требовать от лица, участвующего в судебном деле,

выполнения в интересах судебного производства процес-

суальных правил, как-то: участия в деле на стороне ист-

ца допущенного к практике в данном государстве адво-

ката или депонирования истцом экземпляра произведе-

ния в суде или административном органе, или в том и

другом одновременно. Однако, если истец получил отказ

в удовлетворении своих исковых требований по процес-

суальным соображениям, он может снова обратиться в

суд после надлежащего соблюдения юридической про-

цедуры. Вместе с тем ни одно из упомянутых требова-

ний не может быть предъявлено гражданину другого

договаривающегося государства, если такое требование

не предъявляется гражданам государства, где испраши-

вается защита.

Пункт 2 ст. III конвенции разрешает странам-участни-

цам требовать выполнения формальностей и других ус-

ловий для приобретения и реализации авторских прав по

отношению ко всем произведениям, впервые опублико-

ванным на их территории, и по отношению к произведе-

ниям отечественных авторов, независимо от места их

опубликования. Например, если американский гражда-

-72-

нин проживает в Италии и там впервые опубликует

свою работу, то для признания своих прав в Италии он

должен выполнить итальянские формальности, а для при-

знания своих прав в США-американские. Более того,

может возникнуть ситуация, при которой автор, впервые

опубликовавший труд у себя в стране, но не выполнив-

ший установленных внутренним законодательством фор-

мальностей, не приобретает авторских прав у себя в стра-

не, но пользуется ими во всех других странах-участницах

при условии, что он выполнил требования п. 1 ст. II кон-

венции.

Неопубликованные произведения иностранцев охраня-

ются в странах-участницах без соблюдения формально-

стей вообще. Пункт 4 ст. III обязывает государства пре-

дусмотреть в национальных законодательствах соответ-

ствующие правовые нормы.

Законодательство некоторых стран предусматривает

возможность охраны авторских прав более чем на един

срок. Так, в настоящее время на Филиппинах предусмат-

риваются два срока охраны (2 раза по 30 лет). Причем

второй срок вступает в силу лишь после выполнения це-

лого ряда формальностей, которые должны быть выпол-

нены в течение последнего года действия первого срока

авторского права. Пункт 5 ст. III, имея в виду вышеука-

занные случаи, предусматривает, что страны, в которых

первый срок охраны авторского права превышает 25 лет,

установленных конвенцией, вправе не соблюдать правило

п. 1 этой же статьи в отношении второго или любого по-

следующего срока действия авторского права. Это озна-

чает, что владелец авторских прав, желающий продлить

срок их действия на следующий период, обязан выпол-

нить все формальности, существующие на этот счет в

конкретных странах.

Срок охраны авторского права. Правила конвенции о

сроке действия авторского права основаны на общем

принципе национального регулирования, что означает, что

этот срок определяется законодательством страны, где

ищется защита (ст. IV, п. 1). Однако эта же статья уста-

навливает ряд исключений из общего принципа. Прежде

всего в п. 2 признается, что срок охраны авторского пра-

ва не может быть короче периода, охватывающего время

жизни автора и 25-летний период после его смерти. Та-

ким образом, если какая-либо страна предусматривает

меньший срок, то он должен быть соответственно уве-

-73-

личен минимум до 25 лет после присоединения к конвен-

ции. Однако, как правило, эти сроки в национальных

законодательствах значительно выше. Так, в Никарагуа

и Португалии он длится постоянно без какого-либо огра-

ничения; в Испании, Колумбии и Панаме – 80 лет: в Фе-

деративной Республике Германии-70 лет; в Брази-

лии-60 лет. Однако основная группа стран установила

срок охраны авторского права Б 50 лет; известны случаи

его установления в 40 лет (Уругвай), 30 лет (Боливия,

Доминиканская Республика, Мексика, Шотландия), 25

лет (Замбия, Кения, Либерия, Малави, Танзания).

Ряд стран связывает срок охраны авторского права с

фактом выпуска в свет или публичного исполнения (Га-

на, Новая Зеландия).

Большинство стран исчисляет начало течения автор-

ского права со дня смерти автора. Однако ряд стран свя-

зывает это начало для определенных категорий произве-

дений с другими обстоятельствами, например временем

выпуска в свет. В соответствии с ч. 2 п. 2 ст. IV эти стра-

ны вправе сохранить такой порядок либо даже распро-

странить его и на другие категории работ, но при условии,

что срок охраны будет не меньше 25 лет, исчисляемых

со дня первичной публикации произведения. Если же ка-

кая-либо страна связывает действие авторского права

вообще для всех категорий работ не со смертью автора,

она вправе исчислять срок охраны с момента первичной

публикации произведения либо регистрации его еще до

публикации при условии, что он не будет менее 25 лет

(ст. IV, п. 2, ч. 3).

Правила конвенции не уточняют, с какого момента

следует его исчислять. В то же время законодательство

ряда стран останавливается на этой проблеме специаль-

но. Для большинства из них это не связано непосредст-

венно со днем смерти автора, а начинается с 31 декабря

текущего или 1 января следующего за смертью автора

года (Австрия, Великобритания, Венгрия. Дания, Зам-

бия, Франция, Федеративная Республика Германии, Га-

на, Греция, Ирландия, Кения, Лихтенштейн, Малави.

Монако, Новая Зеландия, Норвегия, Тунис, Турция, Уру-

гвай, Пакистан, Польша, Сьерра Леоне, Швеция, Швей-

цария, Югославия, Япония и ряд других стран). Вместе

с тем известны страны, когда срок охраны начинает ис-

числяться с 1 января года, в котором умер автор.

Для случаев соавторства начальный период исчисле-

-74-

ния срока обычно связывают со смертью последнего из

соавторов, а в некоторых странах он начинается со

смертью первого из них (Австралия, Бирма, Кипр, Непал.

Сингапур и Шри Ланка).

Когда речь идет о выпуске в свет серии публикаций,

ряд стран связывает исчисление срока с выходом каждо-

го издания (Венгрия, Доминиканская Республика, Ко-

лумбия, Италия, Марокко, Португалия, Таиланд, Фран-

ция и др.), а некоторые государства (Аргентина, Дания,

ФРГ, Греция, Исландия, Лихтенштейн, Норвегия, Па-

рагвай, Уругвай, Япония и др.)-с момента выпуска в

свет последнего издания.

Особые правила предусмотрела конвенция для произ-

ведений фотографии и прикладного искусства, так как

постановления п. 2 ст. IV на них не распространяются.

Эти работы не всегда пользуются охраной в странах-уча-

стницах, а если и пользуются, то часто в течение лишь

относительно коротких периодов. Срок охраны может ис-

числяться либо со дня смерти автора, либо с момента

производства фотографии или ее регистрации. Учитывая

это, п. 3 ст. IV предусмотрел, что в договаривающихся

государствах, предоставляющих охрану произведений

фотографии и прикладного искусства, она не может быть

короче 10 лет.

Установление конвенцией принципа национального ре-

гулирования при определении срока охраны авторского

права может привести к тому, что некоторые страны обя-

заны гарантировать его авторам-иностранцам в большем

размере, чем в своем собственном государстве. Напри-

мер, если в стране А срок охраны установлен в 50 лет,

а в стране Б-30 лет, то при строгом применении прин-

ципа национального регулирования авторские права

граждан страны Б будут охраняться в стране А на 20

лет дольше, чем в своей стране. Учитывая это, конвенция

в п. 4 ст. IV предусмотрела так называемое правило о

<более коротком сроке> либо правило о <сравнении сро-ков>. Смысл его заключается в том, что государства —

члены конвенции не обязаны гарантировать охрану в

течение периода, превышающего срок, установленный

для конкретной категории работ.

Следует подчеркнуть, что указанное правило устанав-

ливает право, а не обязанность государства применять

<сравнение сроков>. Оно должно быть реализовано во

внутреннем законодательстве стран, не допускающих не-

-75-

посредственное применение норм международных согла-

шений.

Если какая-либо страна допускает два или более по-

следовательных срока охраны авторских прав, то при их

сравнении период охраны определяется всей их суммой.

Однако если какие-либо конкретные виды произведений

не подлежат охране в последующий срок, то государства-

члены не обязаны их охранять по истечении -первого

(ст. IV, п. 4, ч. 2).

Для облегчения применения ст. IV п. 5 и 6 содержат

определения понятий, используемых в тексте. Так, <стра-ной происхождения> для неопубликованных произведе-

ний считается страна – участница конвенции, граждани-

ном которой является автор, для работ, впервые опубли-

кованных в государстве-члене, ею является место первой

публикации. Если же произведение впервые опубликова-

но вне стран-участниц, но автор является гражданином

государства-члена, страна происхождения определяется

гражданством автора. При одновременной публикации

в двух или более государствах-членах страной проис-

хождения признается та, которая предусматривает наи-

меньший срок действия авторского права.

Право перевода. Характеризуя дискуссию, имевшую

место на конференции при обсуждении положений ст. V

конвенции, регулирующей право на перевод, основной

докладчик отмечал, что обсуждение выявило необычай-

но широкое различие взглядов на эту проблему, что сде-

лало ее самой сложной.

Именно при обсуждении этой проблемы столкнулись

противоречивые интересы издателей, с одной стороны, и

авторов – с другой, радио- и телеорганизаций – с треть-

ей, кинематографических фирм – с четвертой и так

далее. Причем каждая группа стремилась добиться для

себя наиболее выгодных условий. Более того, дискуссии

выявили существенные различия в правовом регулиро-

вании этой проблемы национальными законодательства-

ми. Подавляющее большинство стран, используя раз-

личные правовые методы, признает право автора на пе-

ревод своего произведения или на разрешение такого пе-

ревода другим лицам. Целый ряд государств в своих

законодательствах предусматривает в этой области до-

вольно существенные ограничения, которые связаны с

переводом произведений для целей исследования, обуче-

ния и литературной критики, а также в отношении пе-

-76-

ревода газетных статей (Ирландии, Новая Зеландия,

Сьерра Леоне, Великобритания, Сальвадор, Гватемала,

Мексика, Таиланд, Тунис).

Одним из методов ограничения прав на перевод яв-

ляется ограничение срока их действия. Например, в

Арабской Республике Египет он установлен в 5 лет, ис-

числяемых с момента выхода произведения в свет, в

Аргентине и Колумбии – 10 лет, исчисляемых со дня

смерти автора, а в Греции, Люксембурге, Никарагуа,

Таиланде, Турции, Югославии он равен 10 годам после

выхода в свет. В других странах право на перевод дей-

ствует в течение всего срока действия авторского права.

Законодательству ряда государств было известно

ограничение права на перевод путем принятия системы

принудительных лицензий на его осуществление вне за-

висимости от согласия автора (Аргентина, Индия, Мек-

сика, Непал, Пакистан, Португалия). Однако эти лицен-

зии выдаются при наличии определенных условий, таких

как неопубликование носителем авторского права пере-

вода своего произведения в течение 7 лет, исчисляемых с

момента первой публикации (Аргентина, Индия, Мекси-

ка, Пакистан, Португалия), либо невозможность для хо-

датайствующего получить разрешение на это право или

найти владельца авторского права (Аргентина, Индия,

Мексика, Непал, Пакистан, Португалия). При этом в

некоторых случаях национальные законодательства со-

держат указания о необходимых условиях, направлен-

ных на охрану личных прав носителей авторского права

при переводе их произведений. Для таких целей в ряде

стран созданы специальные органы, в функции которых

входит оценка компетентности переводчика (Аргентина,

Индия, Мексика, Непал, Пакистан, Португалия). Как

правило, национальные законодательства, предусмотрев-

шие систему дополнительных лицензий на перевод, тре-

буют помещения имени автора оригинального произведе-

ния на всех экземплярах переводов. На охрану личных

прав авторов направлено также требование о невозмож-

ности выдачи лицензии на принудительный перевод про-

изведения, если владелец авторского права изъял все его

копии из обращения.

При переводе работ без согласия автора компетент-

ные органы должны контролировать факт выплаты но-

сителю авторских прав соответствующих денежных воз-

награждений (гонораров). Размер их обычно определяет-

-77-

ся суммами, которые выплачиваются при нормальном

порядке получения разрешения на перевод.

На конференции при обсуждении вопроса о праве на

перевод делегации Мексики и Индии предложили об-

легчить странам, находящимся на относительно низком

уровне экономического развития, доступ к произведениям

иностранных авторов. В связи с этим предлагалось уста-

новить более короткие сроки для перевода научной и тех-

нической литературы, так как содержащиеся в них дан-

ные быстро устаревают. Конкретные предложения об ус-

тановлении срока охраны права на перевод колебались

от 3 до 20 лет. Кроме того, некоторые страны, в том числе

Япония, отмечали, что они руководствуются правилами

о прекращении действия права на перевод тогда, когда

автор не опубликует в течение 10 лет, исчисляемых со

дня первой публикации, перевода своего произведения на

конкретный язык.

Результатом обсуждения на конференции вопроса о

праве на перевод явилась ст. V, положения которой в то

время носили оригинальный характер, не встречавшийся

раньше в международно-правовых документах по автор-

скому праву. Пункт 1 этой статьи признал, что в субъек-

тивное право автора на перевод входит право делать пе-

ревод и выпускать его в свет, а также разрешать другим

лицам переводить и публиковать его.

До Женевской конвенции право перевода лимитиро-

валось только путем уменьшения срока, в течение кото-

рого оно охранялось. Новая же конвенция установила

особый порядок, при помощи которого любое государ-

ство-участник вправе в своем внутреннем законодатель-

стве предусмотреть ограничение права перевода, однако

оно может относиться лишь к языковым произведениям,

выраженным в письменной форме и опубликованным.

Основной смысл таких ограничений состоит в том,

что любое произведение может быть переведено без раз-

решения владельца права перевода либо даже при его

возражении при следующих двух условиях:

1) если перевод произведения на национальный язык,

либо языки не был осуществлен в течение 7 лет, исчис-

ляемых со дня первичного опубликования произведения;

2) если перевод был опубликован в течение 7 лет, но

все его экземпляры разошлись и не могут быть приобре-

тены в данной стране (ст. II, п. 2, ч. 1).

-78-

Санкционируя перевод на национальные языки, кон-

венция подчеркивает, что если в каком-либо государстве

несколько национальных языков, то принудительный пе-

ревод может быть осуществлен на любой из них. В слу-

чае если какой-либо язык, не являясь родным для насе-

ления, все же пользуется статусом официального языка

(например, английский или французский в некоторых

бывших колониях), то он может подпадать под категорию

национального языка. С другой стороны, конвенция

предусматривает, что перевод произведения в течение

7 лет со дня его публикации должен быть произведен ли-

бо автором, либо с его разрешения. Таким образом, не-

санкционированный перевод течение семилетнего срока

не прерывает.

Разрешение (лицензия) на перевод выдается <ком-петентными органами> заинтересованного государства

лицу, как физическому, так и юридическому, обратив-

шемуся за таким разрешением. Эта лицензия носит не

исключительный характер, что допускает, с одной сторо-

ны, право автора на выдачу разрешения перевести и

опубликовать свое произведение, даже если соответству-

ющие органы уже выдали кому-либо лицензию на при-

нудительный перевод. А с другой стороны, это означает,

что допускается выдача принудительной лицензии сразу

либо последовательно нескольким лицам на перевод од-

ного и того же произведения.

Выдача принудительных лицензий на перевод осу-

ществляется с соблюдением ряда условий, также опре-

деленных ст. V конвенции.

Прежде всего ходатайствующий о выдаче лицензии

должен доказать, что он либо обращался к владельцу

права с просьбой разрешить перевод и публикацию про-

изведения и в разрешении было отказано, либо он не мог

найти владельца, несмотря на предпринятые усилия. Под

отказом понимается не только прямой отказ, но и непо-

лучение ответа от владельца права в течение достаточ-

ного периода, необходимого для такого ответа. Однако

если неполучение ответа вызвано неправильным или нс-

точным определением владельца права на перевод, то

отрицательные последствия возлагаются на обращающее-

ся лицо. В том случае, когда ходатайствующий о выдаче

лицензии утверждает, что он не может найти владельца

права на перевод, он должен доказать, что со своей сто-

роны он принял для этого все меры, в том числе посылал

-79-

свое обращение автору, чье имя указано на произведении,

и, если национальность владельца авторского права из-

вестна, что он обращался к дипломатическому или кон-

сульскому представителю страны, гражданином которой

является носитель права на перевод, либо к конкретной

организации, которая охраняет авторские права по пору-

чению правительства этой страны. Во всех этих случаях

принудительная лицензия не может быть выдана ранее

двух месяцев, исчисляемых с момента отправки обра-

щения.

В соответствии со ст. V, п. 2, ч. 4, национальные за-

конодательства обязуются предусмотреть охрану имуще-

ственных прав носителей права на перевод, осуществляе-

мый по принудительной лицензии. Другими словами, на-

циональные законодательства должны обеспечить, во-

первых, <справедливую> денежную компенсацию вла-

дельцу права на перевод в размерах, соответствующих

<международным> и не зависящим от местных условий

стандартам; и, во-вторых, должен быть предусмотрен по-

рядок перевода этой компенсации в международную ва-

люту.

Неимущественные личные права автора охраняются

путем признания: а) права на авторство (оригинальное

название и имя автора либо его псевдоним должны быть

напечатаны на всех экземплярах опубликованного пере-

вода); б) права на обеспечение целостности текста (на-

циональные законодательства должны обеспечить <пра-вильный> перевод оригинала); в) права автора на изъя-

тие из обращения всех экземпляров своего произведения

(лицензия на перевод не выдается тогда, когда автор

произвел такое изъятие).

Определяя территориальную эффективность выданной

принудительной лицензии, конвенция отмечает, что она

имеет силу для опубликования перевода лишь на террито-

рии государства, выдавшего лицензию. Экземпляры пере-

вода могут быть импортированы или продаваться в дру-

гую страну-член при условии, что один из ее националь-

ных языков идентичен тому, на котором сделан перевод,

и при условии, что внутреннее законодательство импорти-

рующей страны допускает систему принудительной ли-

цензии на перевод и не запрещает такой импорт и прода-

жу. Рассматриваемое правило носит противоречивый ха-

рактер, так как возможность экспорта перевода произве-

дения, осуществленного по принудительной лицензии, не

-80-

соответствует общему принципу об ограничении действия

лицензии территорией страны, выдавшей ее.

Заканчивая рассмотрение вопроса о правах перевода

по принудительной лицензии, следует отметить, что она

не может быть передана другому лицу тем, кто ее полу-

чил. Это правило вызвано стремлением ограничить дей-

ствие лицензии как территориально, так и субъективно,

устранив возможность рассмотрения лицензии в качестве

объекта коммерческой деятельности.

Охрана прав переводчиков. Всемирная конвенция об

авторском праве, признавая за автором или его право-

преемником <исключительное> право на перевод своего

произведения, относит охрану прав переводчиков к ком-

петенции национальных законодательств.

Как уже отмечалось, Бернская конвенция об охране

литературных и художественных произведений преду-

смотрела более детальные правила охраны прав пере-

водчиков. В ней находятся положения, которые закреп-

лены в ст. V Всемирной конвенции и которые сводятся к

тому, что <авторы литературных и художественных произ-ведений, охраняемых настоящей конвенцией, в течениевсего срока действия их прав на оригинальное произведе-ние пользуются исключительным правом делать или раз-решать делать перевод> (ст. VIII). Вместе с тем п. 2

ст. II Брюссельского текста 1948 года установил, что

<переводы... пользуются охраной наравне с оригинальны-ми произведениями без ущерба для прав автора ориги-нального произведения>. Конвенция предусматривает ряд

исключений из правил охраны переводов, например прин-

цип свободы перевода официальных текстов законода-

тельного, административного и правового характера.

Здесь можно упомянуть также право стран на оговорку,

в соответствии с которой исключительное право автора

на перевод прекращается, если он не воспользуется им

в течение десяти лет с момента первичной публикации его

произведения. Срок охраны личных и имущественных

прав переводчика исчисляется его жизнью и 50 годами

после его смерти.

Учитывая исключительную социальную значимость пе-

реводческого труда (без него невозможно представить

развитие современной многоязычной культуры и вообще

весь межнациональный обмен литературами и научными

ценностями), ряд международных организаций, в первую

очередь ЮНЕСКО, Международная организация труда

-81-

и Всемирная организация интеллектуальной собственно-

сти, занялись изучением проблем международной регла-

ментации охраны прав переводчиков. Проводимые с

1959 года исследования показали, что охрана, предостав-

ляемая переводчикам международными конвенциями и

национальными законодательствами, может расценивать-

ся как вполне удовлетворительная. Однако целый ряд

трудностей существует при применении общих правовых

принципов на практике. Исходя из этого в 1976 году спе-

циальный межправительственный комитет экспертов по

подготовке международных рекомендаций для охраны

переводчиков констатировал, что основная задача в этой

области состоит в определении мер по обеспечению прак-

тического претворения в жизнь общих положений об их

правах. При этом государства обязуются без ущерба

правам авторов оригинальных произведений предостав-

лять переводчикам в отношении их переводов охрану,

подобную той, которая предоставляется авторам между-

народными конвенциями и национальными законодатель-

ствами.

К числу конкретных, довольно многочисленных, ре-

комендаций комитета относятся:

1. Желательность заключения письменного соглаше-

ния между переводчиком и юридическим (либо физиче-

ским) лицам, для которого перевод производится.

2. Включение в соглашение условия о справедливом

вознаграждении переводчика вне зависимости от его пра-

вового статуса.

3. Определение метода оплаты нештатных переводчи-

ков в зависимости от конкретных правовых систем. Это

может быть оплата путем отчисления от экономической

прибыли, полученной от перевода, либо единоразовые

выплаты, не зависимые от такой прибыли, либо каким-

либо другим способом. При этом выплаченный аванс в

любом случае остается у переводчика вне зависимости от

методов оплаты его труда.

4. Выплата дополнительного вознаграждения пе-

реводчику при использовании перевода за пределами ус-

ловий первоначального соглашения.

5. Точное указание тех правомочий, которые пере-

водчик передает правопреемнику.

6. Признание того, что в случае, если переводчик не

сможет получить разрешение на перевод оригинального

произведения, это разрешение должен получить издатель.

-82-

7. Закрепление прав переводчика препятствовать лю-

бым изменениям текста перевода.

8. Указание имени переводчика на видном месте на

всех экземплярах опубликованного перевода, при объяв-

лениях, рекламах, радио- и телепередачах, титрах филь-

мов, театральных афишах и т. п.

9. Возложение на пользователя обязанностей по вы-

полнению необходимых формальностей в странах, где пе-

ревод будет использован.

10. Установление таких процедур по разрешению мо-

гущих возникать споров, в частности по качеству перево-

да, которые бы предоставляли возможность участия в них

самого переводчика и были бы недорогими и легкодо-

ступными.

11. Поощрение создания и развития профессиональ-

ных организаций переводчиков и других институтов, пред-

ставляющих их интересы, охраняющих их материальные

и личные права, облегчающих языковый, культурный, на-

учный и технический обмен между переводчиками и меж-

ду переводчиками и авторами произведений, подлежащих

переводу.

С этой целью крайне желательна разработка типовых

контрактов и заключение коллективных соглашений, ос-

нованных на предлагаемых мерах. Рекомендуется разра-

ботать и принять стандарты, определяющие работу пере-

водчиков, которые должны возлагать на них обязанность

выполнения переводов высокого качества, как с лингви-

стической, так и со стилистической точек зрения; содей-

ствовать обмену опытом между переводчиками путем пуб-

ликации информационных бюллетеней, организации со-

вещаний и других методов; развивать контакты с регио-

нальными и международными организациями и ассоциа-

циями, представляющими интересы переводчиков. Обра-

щается внимание правительств, фондов, университетов,

международных орган.изаций и других учреждений на

необходимость распространения переводов произведений,

имеющих особую важность для образования, науки, тех-

ники и культуры, но которые могут оказаться нерента-

бельными.

Особое внимание уделяется вопросу подготовки и ус-

ловиям работы переводчиков. В частности, предлагается

поощрение разработки специальных программ подготов-

ки переводчиков в университетах, институтах и других

высших учебных заведениях; рекомендуется создание

-83-

терминологических центров, через которые облегчалась

бы работа по стандартизации и развитию международной

технической и научной терминологии, поощрение перево-

дов с оригинала произведения, прибегая к переводу с пе-

ревода лишь в исключительных случаях, а также перево-

дов на родной язык переводчика.

Рассматриваемые рекомендации по правовой охране

улучшения статуса (последних были одобрены Генераль-

ной конференцией ЮНЕСКО (1976 г., Найроби). Эти

решения развивают положения Заключительного акта

Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудниче-

ству в Европе, который является широкой программой

деятельности государств по укреплению мира и бе-

зопасности народов Европы, где специально предусмот-

рено: <Поощрять расширение перевода произведений вобласти литературы и в других областях культурнойдеятельности с языков других государств-участников, вчастности произведений, созданных на менее распро-страненных языках, а также издания и распространенияпереводных произведений>. (*20). В качестве мер, направ-

ленных на реализацию этих положений, рекомендуется:

<содействие более регулярным контактам между за-интересованными издательствами;развитие их усилий в подготовке и совершенствованиипереводчиков:оказание содействия подходящими средствами изда-тельствам их стран в публикации переводных произве-дений;поощрение обмена между издателями и заинтересо-ванными учреждениями списками книг, которые могли быбыть переведены;содействие профессиональной деятельности и сотруд-ничеству переводчиков их стран:проведение совместного изучения путей дальнейшегоразвития перевода и распространения переводных произ-ведений...>. (*21).

Выпуск в свет. Статья VI конвенции специально посвя-

щена определению понятия <выпуск в свет> (<публика-ция>). Нужно отметить, что оно играет важную роль в

определении того правового режима, который должен

быть распространен государством-членом на охраняемое

авторским правом произведение, так как после опубли-

кования оно пользуется охраной в объеме, предоставляе-

мом отечественным авторам. А неопубликованные произ-

-84-

ведения пользуются той же охраной, что и неопублико-

ванные произведения авторов – граждан страны, где

ищется защита. Аналогичные проблемы возникают и при

рассмотрении вопроса о формальностях, сроках охраны

и праве перевода. Кроме того, на необходимости опреде-

ления понятия <выпуск в свет> настаивала на конферен-

ции американская делегация, так как американское за-

конодательство употребляет его в смысле, отличном от

того, что под ним подразумевает большинство западно-

европейских правовых систем. (*22). Редакция же ст. VI кон-

венции в основном соответствовала американским крите-

риям, существенно сужающим понятие <публикация>.

Это особенно проявилось в стремлении исключить из по-

нятия <выпуск в свет> такие действия, как выпуск грам-

пластинок, публичное представление, радиотрансляция и

тому подобное. Вместе с тем следует отметить, что в со-

временных законодательствах явно заметна тенденция к

расширению этого понятия.

В соответствии с этой статьей <выпуск в свет> озна-

чает воспроизведение работы в материальной форме и

предоставление неопределенному кругу лиц возможности

читать ее или знакомиться с ней иным способом зритель-

ного восприятия. Исходя из того, что воспроизведение

само по себе немыслимо без существования нескольких

экземпляров произведения, понятие <выпуск в свет> сле-

дует связывать с понятием <размножение экземпляров>.

Таким образом, ни работа, которая существует лишь в

единичном экземпляре (картина), ни устные произведе-

ния, ни звукозаписи, ни другие подобные работы не могут

быть выпущены в свет в понимании ст. VI конвенции.

Таким же образом публичное представление, чтение и

тому подобное не являются публикацией, так как не но-

сят материальной формы и не являются распространени-

ем экземпляров произведения.

Правила ст. VI о распространении экземпляров про-

изведения неопределенному кругу лиц обычно рассмат-

ривают как требование о передаче, в пределах возможно-

сти, копий любому, кто пожелает их приобрести и выпол-

нить для этого требования, определенные лицом, распро-

страняющим эти экземпляры (например, оплата). Одна-

ко если даже передача копий производится лишь опреде-

ленному кругу лиц, выпуск в свет все же имеет место при

условии, что этот круг достаточно обширен. Более того,

в случаях, когда выпущено лишь несколько экземпляров

-85-

произведения без широкого распространения, но когда

они доступны для неопределенного круга лиц (например,

находятся в библиотеках), то в данном случае имеет ме-

сто публикация.

Последним определяющим признаком понятия <пуб-ликация> является положение ст. VI о придании экзем-

плярам произведения формы, позволяющей его читать ли-

бо другим способом зрительно воспринимать. Таким об-

разом, и это требование направлено на исключение из

сферы действия понятия публикации таких работ, как

грампластинки, различные звукозаписи и тому подобное,

что соответствует американским правилами противоре-

чит большинству западноевропейских законодательств.

В то же самое время требование о визуальности вос-

произведенных экземпляров может привести к тому, что

визуальная часть охраняемого авторским правом произ-

ведения пользуется охраной по правилам ст. VI, тогда

как звуковая часть, являясь не выпущенным в свет произ-

ведением, не пользуется охраной конвенции при условии,

что его автор не является гражданином страны – участ-

ницы конвенции. Подобная ситуация может возникнуть

при охране кинематографических произведений, а также

аудиовизуальных работ, широко используемых в настоя-

щее время, в частности, в учебных целях. В Соединенных

Штатах охрана звуковых дорожек фильмов достигается

путем предварительного выпуска в свет сценария кино-

картины, который получает охрану как внутри страны,

так и вне ее пределов. Таким образом, охрана сценария

как бы распространяется на весь фильм, включая зву-

ковую дорожку.

Всемирная конвенция, депонированная у Генерального

директора ЮНЕСКО, была открыта для подписания в те-

чение 120 дней начиная с 1 сентября 1952 г. За этот

период под ней поставили подписи 40 государств. (*23). Как

известно, ее подписание не влечет за собой юридических

последствий. Статья IX предусмотрела, что конвенция

вступает в силу для конкретного государства лишь после

депонирования документов о ратификации, принятии или

присоединении. Правовой эффект различных способов

возложения на себя обязательств по конвенции (рати-

-86-

фикация, принятие или присоединение) один и тот же.

Различие состоит лишь в том, что ратифицировать или

принять этот документ могут государства, подписавшие

его, а присоединиться вправе все другие страны в любой

момент после вступления его в силу.

В соответствии со ст. XIII каждое участвующее госу-

дарство при депонировании документов о присоединении

к конвенции вправе заявить путем нотификации Гене-

ральному директору ЮНЕСКО о том, что настоящий до-

кумент подлежит применению по всей стране или в части

страны или территории, за внешние сношения которой это

государство ответственно. В таком случае конвенция

вступает в силу в отношении участвующих государств

или территорий по истечении предусмотренного в ст. IX

трехмесячного срока.

Советский Союз при присоединении к конвенции спра-

ведливо заявил, что положения ст. XIII являются уста-

ревшими и противоречат Декларации о предоставлении

независимости колониальным странам и народам (резо-

люция 1514/XV от 14 декабря 1960 г.), провозгласившей

необходимость незамедлительно и безоговорочно поло-

жить конец колониализму во всех его формах и проявле-

ниях.

Регулирование проблемы охраны авторских прав с

учетом много- и двусторонних соглашений. Как уже от-

мечалось, к моменту выработки Всемирной конвенции по

авторскому праву, кроме Бернской и межамериканских,

в мире существовали многочисленные двусторонние до-

говоры, относящиеся в целом или в части к авторскому

праву, поэтому встал вопрос о разграничении Всемирной

и других многосторонних конвенций. Этой проблеме по-

священы ст. XVII, XVIII, XIX и прилагаемая декларация

к ст. XVII.

Статья XVII, регулирующая связь между Всемирной

и Бернской конвенциями, затрагивает две проблемы:

а) защиту Бернского союза от конкурирующего влия-

ния Всемирной конвенции установлением своего рода

санкций к странам, покинувшим Бернский союз и при-

соединившимся к Всемирной конвенции:

б) установление порядка применения Всемирной кон-

векции странами Бернского союза.

Пункт 1 ст. XVII подчеркивает, что как положения

Бернской конвенции, так и членство в Бернском союзе

являются исключительно внутренним делом стран-участ-

-87-

ниц и ни в коей мере не зависят от Всемирной кон-

венции.

Основную правовую нагрузку в установлении связей

между Бернской и Всемирной конвенциями несет при-

лагаемая к ст. XVII декларация. Подписание, а также

ратификация, принятие или присоединение к Всемирной

конвенции государства означает то же самое и в отноше-

нии прилагаемой декларации. Она подчеркивает, что го-

сударства выражают желание укрепить их взаимное от-

ношение и избежать любых конфликтов, которые могут

возникнуть из факта наличия Бернской и Всемирной кон-

венций.

Укрепление Бернского союза достигается в первую

очередь установлением санкций за выход из него. В со-

ответствии с п. а прилагаемой декларации произведения,

страной происхождения которых является страна, вы-

шедшая из Бернского союза после 1 января 1951 г., не

пользуются охраной, предоставляемой Всемирной конвен-

цией, в странах Бернского союза. Напомним в связи с

этим, что в соответствии с Брюссельским текстом Берн-

ской конвенции страной происхождения неопубликован-

ного произведения является та, гражданином которой

является автор, а для опубликованного произведения –

страна первой публикации.

Анализируя положения прилагаемой декларации,

прежде всего следует обратить внимание на то, что они,

по существу, налагают обязательства на страны в обход

их национального суверенитета, что явилось одной из ос-

новных причин отказа многих стран присоединиться к

Всемирной конвенции.

На укрепление Бернского союза направлено и второе

правило декларации, установившее порядок применения

положений Всемирной конвенции странами этого союза.

Пункт b декларации устанавливает, что Всемирная

конвенция не распространяется на взаимоотношения меж-

ду странами Бернского союза в случаях, когда речь идет

об охране произведения, страной происхождения кото-

рого является одно из государств, входящих в его состав.

Таким образом, если речь идет об охране итальянской

работы во Франции (обе страны – участницы как Берн-

ского союза, так и Всемирной конвенции), то для этого

можно применять лишь положения Бернской конвенции.

Однако если речь идет о произведении французского ав-

тора, впервые опубликованного в США, то Италия долж-

-88-

на при его охране пользоваться положениями Всемирной

конвенции. Но и в этом случае возникает противо-

речивая ситуация, подобная той, которая затронута нами

при анализе п. а декларации. Если следовать буквально-

му толкованию, то работы, страны происхождения кото-

рых присоединились к различным текстам Бернской кон-

венции, не пользуются охраной ни этой конвенции, .ни

Всемирной. Представляется, что толковать .положения

п. b декларации следует таким образом, что правила

Бернской конвенции применяются для охраны лишь

произведений, страны происхождения которых связаны

с этой конвенцией идентичными текстами.

Статья XVIII регулирует связи между Всемирной и

межамериканскими конвенциями по охране авторского

права. В соответствии с этой статьей в случае различий

между постановлениями одной из действующих или бу-

дущих латиноамериканских конвенций или одного из су-

ществующих или будущих соглашений, с одной стороны,

и постановлениями Всемирной конвенции, с другой сто-

роны, будет иметь преимущество последняя по времени

заключения конвенция либо последнее по времени за-

ключения соглашение. Все латиноамериканские конвен-

ции и соглашения заключены ранее Всемирной, поэтому

положения последней пользуются приоритетом в случае

расхождений в правовых регулированиях. Однако

ст. XVIII подчеркивает, что права, приобретенные на ка-

кое-либо произведение согласно конвенциям или согла-

шениям, действующим в одном из договаривающихся го-

сударств до вступления в силу Всемирной конвенции в

этом государстве, не затрагиваются.

Много- и двусторонние соглашения, существовавшие

между двумя или более государствами-членами ко време-

ни вступления в силу Всемирной конвенции, не аннули-

руются ею. В случае же какого-либо расхождения между

их положениями и правилами Всемирной конвенции, пре-

имущество сохраняется за последними. При этом права

на какие-либо произведения по действующим конвенциям

или соглашениям не затрагиваются (ст. XIX). (*24).

Наличие расхождений между Всемирной конвенцией

и соглашениями, заключенными до ее вступления в силу,

дает возможность различного толкования их примене-

ния.

В первом случае положения ст. XVIII и XIX могут дать

основания к толкованию, по которому положения конвен-

-89-

ции должны применяться в том случае, когда результат

применения правового режима, предлагаемого каким-

либо соглашением, отличается от предусмотренного кон-

венцией. Так, если ранее заключенное соглашение не ох-

раняет конкретное произведение, а Всемирная конвенция

охраняет, то последняя и должна применяться. Либо,

наоборот, если более раннее соглашение предусматрива-

ет охрану, а Всемирная конвенция нет, то эта последняя

также подлежит применению.

Второй вариант толкования сводится к тому, что в

случае различия в результатах применения положений

предыдущих соглашений и Всемирной конвенции, заклю-

ченной позднее, положения последней применяются толь-

ко тогда, когда они предоставляют автору более благо-

приятный правовой режим. Так, если ранее заключенное

соглашение предусматривает охрану какого-либо кон-

кретного произведения, а Всемирная конвенция не дела-

ет этого, то ее положения не применяются, так как ее ре-

жим менее благоприятен для автора.

Третье толкование основано на применении так на-

зываемого принципа <несовместимости> (incompatibility),

означающего, что для применения правил соглашения,

заключенного позже, требуется наличие в нем прямого

указания на отрицание правил предыдущего. Так, при-

меняются положения Всемирной конвенции, если она со-

держит правило об охране какого-либо произведения, а

предыдущее соглашение такого не предусматривает. Ни

если предыдущее соглашение предоставляет охрану, а

Всемирная конвенция – нет, то следует установить, со-

держит ли она прямое указание на непредоставление ох-

раны. И лишь в этом случае можно ею руководствовать-

ся. Но если такое прямое указание отсутствует, то при-

меняются положения предыдущего соглашения, так как

они не находятся в противоречии с положениями конвен-

ции.

Рассматривая эту проблему, следует отметить, что по-

ложения конвенции сформулированы таким образом, что

h1/4

h1/4

h1/4

h1/4

h1/4

n

p

L

?

`

E

$

?

oe

f I 6

?

ue

th

?

o

8

?

B

D

¬

L

?

?

o

r

O

v

a

му

же результату в связи с провозглашением принципа на-

ционального регулирования основных правил Всемирной

конвенции, тем более что она не затрагивает прав, при-

обретенных на какое-либо произведение по конвенциям

или соглашениям, действующим в договаривающихся го-

сударствах до вступления ее в силу. До настоящего вре-

-90-

мени споров по толкованию ст. XVIII и XIX не возникало.

Оговорки и порядок разрешения споров по толкова-

нию или применению Всемирной конвенции 1952 года.

В соответствии со ст. XX оговорки к конвенции не раз-

решаются. Таким образом, страна, присоединяющаяся к

конвенции, связывает себя всеми без исключения ее по-

ложениями.

Все споры между государствами, участвующими в

конвенции, по поводу ее толкования либо се применения,

не разрешенные самими сторонами, передаются на рас-

смотрение Международного Суда ООН (ст. XV). Однако

с согласия конфликтующих государств может быть дру-

гой порядок разрешения возникшего спора. Следует от-

метить, что в Международный Суд могут обращаться

лишь государства, а нс физические или юридические ли-

ца, непосредственно вовлеченные в возникшие разно-

гласия.

Кроме рассмотрения споров между государствами –

членами конвенции Международный Суд может выраба-

тывать рекомендации по ее применению в связи с запро-

сами Генеральной Ассамблеи, Совета Безопасности ООН

или любого другого органа, например ЮНЕСКО, с раз-

решения Генеральной Ассамблеи. Эта компетенция опре-

делена Уставом ООН и Международным Судом.

Каждое государство, присоединившееся к конвенции,

обязуется принимать необходимые для обеспечения ее

применения меры в соответствии со своей конституцией

(ст. X). Во всяком случае, имеется в виду, что ко време-

ни вступления в силу конвенции на территории присое-

динившегося государства оно должно быть в состоянии

по своему внутреннему законодательству применять ее

постановления. Такое обязательство возлагается на госу-

дарство при депонировании документов о присоединении

к конвенции, а не к моменту вступления ее в силу на его

территории.

Депозитарием конвенции является Генеральный ди-

ректор ЮНЕСКО, а исполнительным органом – межпра-

вительственный комитет по авторскому праву, состоящий

из представителей двенадцати государств-членов, изби-

раемых с учетом справедливого географического пред-

-91-

ставительства (ст. XI). Обычный срок полномочий пред-

ставителей – шесть лет с обновлением одной трети со-

става каждые два года.

В компетенцию межправительственного комитета

входит: изучение проблем, связанных с применением и

действием конвенции: подготовка периодических пере-

смотров ее: изучение любых проблем, связанных с меж-

дународной охраной авторского права, в сотрудничестве

с различными заинтересованными международными ор-

ганизациями; информация присоединившихся к конвен-

ции государств о своей работе.

Конференция по пересмотру Всемирной конвенции со-

зывается либо по инициативе и решению межправитель-

ственного комитета, либо по требованию не менее десяти

договаривающихся государств (ст. XII).

На 1 января 1977 г. следующие государства присоеди-

нились к Всемирной конвенции: Австралия, Алжир, Ан-

дорра, Аргентина, Багамские острова, Бангладеш, Бель-

гия, Болгария, Бразилия, Ватикан, Великобритания,

Венгрия, Венесуэла, Гаити, Гана, Гватемала, ГДР, Гре-

ция, Дания, Замбия, Израиль, Индия, Ирландия, Ислан-

дия, Испания, Италия, Камерун, Кампучия, Канада, Ке-

ния, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Лаос, Либерия, Ливан,

Лихтенштейн, Люксембург, Малави, Мальта, Маврикий,

Мексика, Монако, Марокко, Нигер, Нидерланды, Ника-

рагуа, Новая Зеландия, Норвегия, Пакистан, Панама,

Парагвай, Перу, Польша, Португалия, Сенегал, СССР,

США, Тунис, Фиджи, Филиппины, Финляндия, Франция,

ФРГ, Чехословакия, Чили, Швеция, Швейцария, Эквадор,

Югославия, Япония.

-92-

ПАРИЖСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ПО ОДНОВРЕМЕННОМУ ПЕРЕСМОТРУ БЕРНСКОЙ

И ВСЕМИРНОЙ КОНВЕНЦИЙ (1971 г.)

Подготовка к конференции. Сложившаяся система

международной охраны авторского права, в основе кото-

рой лежали Бернская и Всемирная конвенции, в большей

или меньшей мере удовлетворяла потребности развитых

стран Западной Европы, Северной Америки и некоторых

стран Азии. Эти системы представляют собой довольно

действенный инструмент в руках владельцев авторских

прав для охраны их интересов в международном обороте.

Однако, как уже отмечалось, выход на международную

арену развивающихся стран выявил тот факт, что суще-

-92-

ствующие конвенции не учитывали их экономических,

социальных и культурных особенностей.

Как известно, главной трудностью, с которой сталки-

ваются развивающиеся страны, является преодоление по-

следствий колониального ига и экономической отстало-

сти. Они испытывают острый недостаток валюты, необхо-

димой для покрытия заказов на товары и промышленное

оборудование. Вместе с тем ликвидация экономической

отсталости немыслима без преодоления отсталости куль-

турной, что в свою очередь требует значительных капи-

таловложений для организации системы образования,

строительства и оборудования школ и университетов.

И здесь со всей остротой встает вопрос о публикации книг

и учебных пособий. Эти страны в настоящее время еще

не имеют возможности обеспечить потребности в обуче-

нии путем публикации произведений отечественных авто-

ров. Это вынуждает их обращаться за помощью к быв-

шим метрополиям. Естественно, что помощь эта не без-

возмездная. Даже при наличии полиграфической базы

национальные издания испытывают жестокую конкурен-

цию со стороны могущественных издательских компаний

капиталистических держав, стремящихся к полному за-

хвату обширного книжного рынка развивающихся стран.

При этом часто складывается ситуация, когда националь-

ные издательства вынуждены печатать книги за рубежом,

так как внутри страны конкуренция иностранных фирм

слишком сильна. Положение осложняется еще и тем,

что в связи с низким жизненным уровнем населения це-

ны на книги, журналы и газеты должны быть здесь срав-

нительно невысокими. В этих условиях государство не-

избежно должно брать на себя большую часть расходов.

По данным ЮНЕСКО, в 1964 году в Азии выпуска-

лось 32 книжных издания на миллион населения, а в Аф-

рике лишь 22 наименования, в то время как в Европе

этот показатель достигал 418. (*25). В развивающихся стра-

нах объем книжной продукции на душу населения состав-

лял от 1/3 до 1/16 того, что приходилось на душу населения

в развитых странах. (*26). Более того, их доля в мировом

объеме выпуска все более уменьшается. Так, если в

1974 году количество изданных в мире книг удвоилось

по сравнению с 1965 годом, то общее число названий

книг на 1 млн. человек в Европе составило 587, а в Аф-

рике-лишь 28. (*27).

Недостаток книжной продукции особенно разителен

-93-

в области просвещения и науки. Так, например, в Афри-

ке импорт книжной продукции в три раза превышает то,

что издается там, а импорт учебников составляет 90%

общего их числа. Не говоря уже о том, что сами издания

очень редко учитывают специфические особенности стран-

импортеров, последние вынуждены выплачивать большие

суммы иностранным издателям.

Резолюция 14С/5-122 Генеральной конференции

ЮНЕСКО 1966 года, (*28), ссылаясь на рекомендации, одо-

бренные Африканским совещанием по изучению проблем

авторского права (Браззавиль. 1963 г.), а также комите-

том экспертов африканских государств, созданным для

выработки проекта типового закона об охране авторских

прав развивающихся стран (Женева, 1967 г.), еще раз

подчеркнула, что для народов развивающихся стран ис-

пользование произведений человеческого разума являет-

ся <насущной потребностью, позволяющей улучшать ихусловия жизни и эффективно участвовать в установлениивзаимоотношений между нациями>. Указанная резолю-

ция Генеральной конференции ЮНЕСКО особо отмети-

ла, что ст. XVII Всемирной конвенции вместе с относя-

щейся к ней декларацией приводит к последствиям, про-

тиворечащим интересам государств, которые являются ее

участниками, так как в соответствии с этой статьей про-

изведения, которые по условиям Бернской конвенции

происходят из страны, вышедшей после 1 января 1951 г.

из Бернского союза, не будут в его странах охраняться

Всемирной конвенцией. Основываясь на вышеизложен-

ном, Генеральная конференция предложила Генераль-

ному директору ЮНЕСКО в самое ближайшее время

представить проблему международной охраны авторско-

го права на рассмотрение компетентных органов, с тем

чтобы они изучили возможность пересмотра Всемирной

конвенции с целью более полного учета интересов разви-

вающихся стран.

Состоявшиеся вслед за XIV Генеральной конферен-

цией ЮНЕСКО заседания межправительственного коми-

тета по авторскому праву совместно с постоянным коми-

тетом Бернского союза в свою очередь отмечали возрос-

шую сложность проблем международного авторского пра-

ва в связи с заключением различных многосторонних

конвенций по этому вопросу, а также <необходимостьпроанализировать и выяснить их последствия и их взаи-мосвязь>. (*29). На этих заседаниях вновь прозвучало требо-

-94-

ванне развивающихся стран учитывать их неотложные

потребности в использовании литературных и художест-

венных произведений для целей развития, образования,

науки и культуры. Однако здесь же выяснилось стремле-

ние западных стран не допустить невыгодных для них

изменений Всемирной конвенции. Так, представитель

США заявил, что его страна <имеет четкие намеренияпрепятствовать изменению Всемирной конвенции в пла-не, подобном Стокгольмскому протоколу>. (*30).

В результате острых дискуссий оба комитета пришли

к выводу о необходимости проведения исследований всей

совокупности проблем международной охраны авторско-

го права. Для этой цели в феврале 1969 года была обра-

зована так называемая совместная группа по междуна-

родному авторскому праву, состоящая из представителей

26 государств. Она имела своей задачей рассмотреть сле-

дующие вопросы: а) разработка международного меха-

низма, облегчающего развивающимся странам доступ к

произведениям, охраняемым авторским правом, при со-

блюдении последнего; б) потребности развитых и раз-

вивающихся стран в области международного авторско-

го права; в) проблемы, возникающие в силу существова-

ния двух конвенций по авторскому праву, носящих меж-

дународный характер, а также методы, которых следует

придерживаться в случае необходимости при урегулиро-

вании связанных с этим вопросов.

При обсуждении общих проблем международного ав-

торского права особое внимание комитетов привлекло

предложение представителя Великобритании о создании

единой конвенции с двумя уровнями охраны авторского

права: более высоким-для развитых стран и умерен-

ным – для развивающихся; (*31), причем, уровень, устанав-

ливаемый для развитых стран, должен быть не ниже оп-

ределенного Стокгольмским текстом Бернской конвенции

без протокола.

Внеочередное заседание межправительственного ко-

митета по авторскому праву (февраль 1969 г.) особое вни-

мание уделило регулированию вопросов, возникающих в

связи с наличием Всемирной и Бернской конвенций. Для

этой цели был организован подкомитет, которому специ-

ально поручалось рассмотреть предложения о пересмот-

ре ст. XVII и относящейся к ней декларации. Была при-

нята резолюция, основные положения которой заключа-

лись в следующем.

-95-

1) только развивающиеся страны должны пользовать-

ся преимуществами, вытекающими из приостановления

действий охранной статьи, причем определение этих

стран должно основываться на практике, установленной

Генеральной Ассамблеей ООН;

2) приостановление действия охранной статьи уста-

навливается на период в 10 лет, автоматически продле-

ваемый по усмотрению заинтересованной страны. Однако

как только она уже не будет рассматриваться как разви-

вающаяся по окончании текущего десятилетия либо три

года спустя после утраты ею этого качества, вышеука-

занное приостановление действия статьи прекращается;

3) развивающиеся страны, получающие преимущества

от приостановления действия охранной статьи, ни в коем

случае не должны пользоваться режимом взаимности;

4) поскольку приостановление действия охранной

статьи не снимает проблему регулирования вопросов, воз-

никающих в связи с наличием Всемирной и Бернской

конвенций, международному комитету по авторскому

праву надлежит глубоко изучить этот вопрос, а конфе-

ренции по пересмотру Всемирной конвенции принять ре-

шение о целесообразности дальнейшего урегулирования

вышеназванных проблем, а в случае признания необходи-

мости этого, дать конкретные рекомендации;

5) поскольку Всемирная конвенция была принята

большинством в 2/3 голосов, любой пересмотр этого доку-

мента, в том числе и охранительной оговорки, не может

требовать большего числа голосов.

Совместная исследовательская группа по вопросам

международного авторского права провела заседания в

Вашингтоне с 27 сентября по 3 октября 1969 г.

Еще до начала ее работы представители ряда запад-

ных стран, и особенно США и Великобритании, неодно-

кратно выражали опасения, что приостановление дейст-

вия охранительной оговорки в отношении развивающихся

стран может привести к тому, что последние покинут

Бернскую конвенцию с ее высоким уровнем охраны ав-

торского права и присоединятся к Всемирной, а впослед-

ствии, использовав <стокгольмский опыт>, изменят ее в

духе Стокгольмского протокола. В связи с этим делегаты

западных стран стремились поднять уровень охраны ав-

торских прав во Всемирной конвенции, с тем чтобы при-

близить ее в какой-то мере к Бернской. Их усилия с

самого начала работы исследовательской группы были

-96-

направлены, с одной стороны, на доказательство сущест-

вования в настоящее время на практике <особых отно-шений> между развитыми и развивающимися странами;

и что якобы и при существующих международных кон-

венциях запросы развивающихся стран удовлетворяются

максимально; с другой стороны, они стремились сбить

политический накал дискуссий и перевести обсуждение

проблемы авторского права в сугубо формально-юриди-

ческое русло.

В принятых группой рекомендациях, получивших на-

звание <вашингтонских>, вновь отмечалась срочная необ-

ходимость найти для развивающихся стран в области ав-

торского права решения, которые могли бы удовлетворить

их потребности в области образования, науки и культур-

ного развития. Однако в действительности рекомендации

были направлены на официальное лишение Стокгольм-

ского протокола каких-либо перспектив на будущее, а

также на повышение уровня охраны авторского права во

Всемирной конвенции и сохранение Бернского союза от

распада, в чем были заинтересованы лишь развитые стра-

ны. Как отмечали многие комментаторы, вашингтонские

рекомендации нашли удобную форму, сохраняющую меж-

дународную систему охраны авторских прав, поставлен-

ную под угрозу требованиями развивающихся стран о

радикальных ее изменениях.

Всемирная конвенция об авторском праве и Бернская

конвенция должны были быть пересмотрены одновремен-

но в ходе конференций по их изменению, созванных в од-

ном и том же месте и в одно и то же время. Конкретно

предложения по изменению Всемирной конвенции своди-

лись к трем моментам: приостановить в интересах раз-

вивающихся стран действие ст. XVII и относящейся к ней

декларации: включить основные авторские права на вос-

произведение, радиовещание или публичное представле-

ние и исполнение; предусмотреть положения, позволяю-

щие приспосабливать вышеперечисленные права, а также

права на перевод в интересах развивающихся стран без

материальной взаимности.

В Бернской конвенции рекомендовалось: пересмотреть

ст. 21 Стокгольмского текста с целью отделения от этого

документа протокола, касающегося развивающихся

стран: включить положение, согласно которому пересмотр

ст. 21 может вступить в силу только после ратификации

Испанией, США, Францией и Великобританией пересмот-

-97-

ренной Всемирной конвенции: предусмотреть пункт, по-

зволяющий развивающимся странам – членам Бернской

конвенции применять в своих отношениях с другими стра-

нами этого союза пересмотренный текст Всемирной кон-

венции; приостановить обязательство выплачивать взно-

сы Бернскому союзу для развивающихся стран.

Следует отметить, что некоторые делегации, в частно-

сти Франции, Италии и Великобритании, высказали ого-

ворки по принятым рекомендациям, с тем чтобы не быть

связанными последними на предстоящих конференциях

по изменению Всемирной и Бернской конвенций.

В заключение совместная исследовательская группа

с целью облегчения развивающимся странам доступа к

охраняемым авторскими правами произведениям реко-

мендовала ЮНЕСКО создать информационный центр но

вопросам авторского нрава. Он был образован на осно-

вании решения 83-й сессии Исполнительного совета

ЮНЕСКО и приступил к работе с 1 января 1971 г.

Выводы подкомитета межправительственного комите-

та по авторскому праву, рассмотревшего вопросы, свя-

занные с предложениями о пересмотре ст. XVII Всемир-

ной конвенции и прилагаемой к ней декларации, а также-

рекомендации совместной исследовательской группы бы-

ли представлены на обсуждение межправительственному

и постоянному комитетам обеих конвенций, заседавших

в Париже в штаб-квартире ЮНЕСКО с 15 по 19 декабря

1969 г.

Межправительственный комитет высказал мнение о

том, что подготовка пересмотра Всемирной конвенции

должна осуществляться в соответствии с положениями

вашингтонских рекомендации. Он выразил также поже-

лание, чтобы конференция по этому вопросу состоялась

не позже мая-июня 1971 года в том же месте и в те же

сроки, что и конференция по пересмотру Бернской кон-

венции. В связи с этим для подготовки этого пересмотра

межправительственный комитет предусмотрел, в частно-

сти, создание специального подготовительного комитета,

которому поручалось разработать предварительный ва-

риант предложений по пересмотру Всемирной конвенции.

В его состав вошли Индия, Италия. Кения, Мексика,

США, Великобритания, Франция и Тунис и наблюдатели

от ФРГ и Югославии.

Постоянный комитет Бернского союза также одобрил

текст резолюции о подготовке к конференции по пересмот-

-98-

ру Бернской конвенции, который, по существу, является

таким же, что и текст, одобренный межправительствен-

ным комитетом. Состав специального подготовительного

комитета Бернского союза был идентичен составу коми-

тета Всемирной конвенции и включал представителей Ин-

дии, Италии, Мексики, Великобритании, Туниса, Югосла-

вии, ФРГ и Франции с наблюдателями от Кении и США.

Заседания специальных комитетов Всемирной и Берн-

ской конвенций проходили соответственно в Париже и

Женеве с 11 по 16 и с 19 по 21 мая 1970 г.

В итоге дискуссии оба специальных комитета приня-

ли тексты предложений по пересмотру обеих конвенций.

В соответствии с предложениями подкомитета меж-

правительственного комитета и совместной исследова-

тельской группы по вопросам международного авторского

права проект предложений по пересмотру Всемирной

конвенции предусматривал:

1. Включение в новую ст. IV bis правил, касающихся

гарантий основных экономических прав автора на вос-

произведение, публичное представление или исполнение

и радиовещание.

2. Введение более широких исключений в права на

перевод и воспроизведение в интересах развивающихся

стран. Относящиеся к этому вопросу положения являют-

ся предметом трех новых статей (V bis, V ter и V quater).

3. Изменение ст. XI Всемирной конвенции, принятой в

1952 году, с тем чтобы увеличить с 12 до 18 количество

государств – членов межправительственного комитета

по авторскому праву.

4. Приостановление в интересах развивающихся стран

действия охранительной оговорки, предусмотренной

ст. XVII Всемирной конвенции и относящейся к ней де-

кларацией.

В итоге дискуссии межправительственный и постоян-

ный комитеты выработали окончательные варианты пред-

ложений для дипломатических конференций по пересмот-

ру Бернской и Всемирной конвенций, которые можно из-

ложить следующим образом:

1. Положения ст. V bis, п. 1, принятые специальным

подготовительным комитетом, дополнены таким образом,

что основные права на воспроизведение, публичное пред-

ставление или исполнение и радиотрансляцию, которые

гарантируются этой статьей, охватывали произведения в

их оригинальной и производной форме.

-99-

2. Положения ст. V ter, касающейся исключений, ко-

торые развивающиеся государства могут вносить в право

на перевод, предусматривали, что лицензия может быть

предоставлена по истечении трех лет, причем этот срок со-

кращается до одного года в тех случаях, когда речь идет

о переводе на язык, который не имеет общего пользова-

ния в одной или нескольких странах. Во всех случаях

лицензия может быть предоставлена только для школь-

ных, университетских и исследовательских целей, при-

чем ни один экземпляр не может быть экспортирован.

Она не может быть получена ранее истечения внести ме-

сяцев, исчисляемых с момента запроса о разрешении на-

перевод. Этот шестимесячный срок увеличивается до де-

сяти месяцев, когда речь идет о приобретении лицензии

на перевод после истечения годичного срока с момента

публикации оригинала.

На заседаниях комитетов было предложено вырабо-

тать иной режим для работ, состоящих в основном из ил-

люстраций, чем для произведений, где основу составляет

текст. В этом вопросе развивающиеся страны пошли на

дальнейшие уступки, согласившись с тем, что конвенция,

устанавливая трех- или одногодичный срок для получе-

ния принудительной лицензии на перевод обычных про-

изведений, приравнивает выдачу лицензии на воспроизве-

дение иллюстраций к предоставлению лицензий на репро-

дуцирование произведений (т. е. 3,5 года или 7 лет в за-

висимости от вида работы). Еще одно ограничение, реко-

мендованное в отношении лицензии на перевод, сводилось

к тому, что она не может быть выдана на произведение,

которое было опубликовано без согласия владельца ав-

торского права. Таким образом, если французская работа

опубликована в Индии в переводе на английский язык по

принудительной лицензии, то другая развивающаяся

страна не может получить такую лицензию на перевод ее

английского варианта, так как он произведен без согла-

сия носителя авторского права.

3. В части, касающейся права на воспроизведение

(ст. V quater), было предложено установить связь между

типом произведения, подлежащего воспроизведению, и

сроком, по истечении которого обязательная лицензия мо-

жет быть предоставлена (три года для трудов в области

естественных наук и техники; семь лет для произведений

искусства и литературы, таких как романы, поэтические,

драматические, музыкальные произведения, а также кни-

-100-

ги по искусству; пять лет для всех других произведений).

Лицензия не распространяется на вывоз репродукций и

действует лишь на территории того государства-участни-

ка, которым она была запрошена. Были ограничены слу-

чаи, в которых перевод может быть осуществлен на осно-

вании лицензии, предоставленной согласно положениям

этой статьи. Предусматривалось также, что исключения

ст. V распространяются на аудиовизуальные произведе-

ния, созданные и опубликованные исключительно для

целей преподавания в школах и университетах.

Парижские конференции по пересмотру Бернской и

Всемирной конвенций. Дипломатические конференции по

изменению Всемирной и Бернской конвенций проходили в

Париже с 5 по 24 июля 1971 г. Новые тексты были под-

писаны на заключительном совместном заседании 26 го-

сударствами (Всемирная конвенция) (*32) и 28 государства-

ми (Бернская конвенция). (*33). Учитывая настроения неко-

торых делегаций, стремившихся к радикальным измене-

ниям всей системы международной охраны авторского

права, документы, представленные на рассмотрение кон-

ференций, всячески подчеркивали ограниченный харак-

тер предстоящих изменений конвенций. При этом особо

отмечалась необходимость принципиального сохранения

существующей системы авторского права, особенно в от-

ношении развитых стран. Такая тактика <ограниченногоманевра> позволила западным государствам успешно

противостоять стремлению представителей некоторых

развивающихся стран добиться результатов, подобных

стокгольмским.

Открывая конференцию по изменению Всемирной кон-

венции, Генеральный директор ЮНЕСКО отметил явное

противоречие, существующее в большинстве развиваю-

щихся стран между огромными нуждами в знаниях для

преодоления экономической и культурной отсталости и

теми возможностями, которыми располагают эти страны.

Он призвал всех участников к выработке таких правил

международной регламентации авторского права, кото-

рые бы не только облегчили и стимулировали распростра-

нение культурных и научных знаний среди народов, за-

воевавших за последние десятилетия политическую не-

зависимость, но и создали необходимые условия для со-

хранения и развития всех видов интеллектуального

творчества и национальных культур с их многовековыми

традициями.

-101-

С самого начала работы конференций представители

развитых стран Запада стремились ограничить обсужде-

ние проблем международного авторского права лишь тех-

ническими вопросами, взяв за основу рекомендации, под-

готовленные предыдущими совещаниями. В этом отноше-

нии характерно заявление представителя Великобрита-

нии, выступившего первым в общей дискуссии по изме-

нению Всемирной конвенции. В своем заявлении, во мно-

гом задавшем тон всей конференции, англичанин прямо

заявил, что развитые страны рассматривают выработан-

ные межправительственным комитетом рекомендации

<удачно сбалансированными и находящимися на границеприемлемого>. Это означало, что любая попытка по даль-

нейшему снижению уровня охраны авторского права

приведет к отказу развитых стран от участия в конвен-

ции. Представители Италии, Бельгии, США, Франции

и ФРГ немедленно поддержали выступление англичани-

на. Более того, делегаты ФРГ и Японии высказались за

дальнейшее сближение Всемирной и Бернской конвенций

за счет повышения уровня охраны первой, что, естест-

венно, не имеет ничего общего с интересами развиваю-

щихся стран.

Развивающиеся страны не были подготовлены к тако-

му нажиму и оказались разобщенными. По сути дела. их

представители согласились на роль пассивных наблюда-

телей. Ими не было внесено на конференциях ни одного

предложения, которое принципиально отличалось бы от

подготовленных рекомендаций.

Позиции присутствующих на конференциях представи-

телей социалистических стран отличались от позиций

представителей Запада. (*34). Так, представитель Чехосло-

вакии заявил, что он не считает себя связанным решения-

ми предыдущих совещаний и оставляет за собой право

вносить и поддерживать любые предложения, которые

будут направлены на облегчение развивающимся стра-

нам доступа к произведениям, охраняемым авторским

правом. Эту же точку зрения высказал и делегат Венгрии,

который, кроме того, подчеркнул, что проблемы, стоя-

щие в настоящее время перед развивающимися странами

в области образования и культуры, возникли в результа-

те колониального гнета со стороны империалистических

государств. С целью оказания помощи развивающимся

странам в деле преодоления экономической и культур-

ной отсталости он выразил готовность венгерских авто-

-102-

ров предоставить право свободного перевода их произве-

дений на национальные языки развивающихся стран, а

компетентные органы Венгерской Народной Республики

готовы выплачивать соответствующее вознаграждение ав-

торам, произведения которых используются развивающи-

мися странами.

Представитель Кубы в свою очередь заявил, что вся

система охраны авторского права по Всемирной конвен-

ции (а тем более по бернской с ее более высоким уров-

нем охраны) основана на поощрении <эксплуатации ра-ботников интеллектуального труда в интересах капита-листических или монополистических предприятий>. В свя-

зи с этим он выразил пожелание своего правительства

о замене всей системы международного авторского права,

с тем чтобы ликвидировать экономические и географиче-

ские барьеры, стоящие на пути доступа к произведениям

интеллектуального творчества. К сожалению, позиции

социалистических стран не оказали воздействия на ход

и результаты конференций.

Изменения, внесенные во Всемирную конвенцию.

Статьи I и III конвенции были оставлены конференцией

без изменений. Однако ст. II, п. 1 и 2, установившая прин-

цип национального регулирования охраны как опублико-

ванных, так и неопубликованных произведений, была из-

менена путем включения в ее текст дополнительного

упоминания о предоставлении владельцам авторского

права <охраны, специально предусмотренной настоящейконвенцией>.

Охрана основных имущественных прав автора. Пер-

вым важным решением конференции по изменению Все-

мирной конвенции можно считать принятие ст. IV bis.

В соответствии с вашингтонскими рекомендациями она

в настоящее время содержит положения по охране ос-

новных прав, обеспечивающих имущественные интересы

автора, включая исключительное право на воспроизведе-

ние любыми способами, публичное исполнение, радио-

трансляцию. Эти права распространяются на произведе-

ние как в его оригинале, так и на все другие формы, на

нем основанные. При обсуждении ст. IV bis делегация

Аргентины предложила предусмотреть охрану также и

личных прав автора на: авторство, препятствование лю-

бому искажению, извращению и другим подобным изме-

нениям своего произведения либо любому вмешательству,

противоречащему авторской чести и его имени. Ряд деле-

-103-

гаций поддержали это предложение, исходя из того, что

личные права автора относятся к наиболее важным.

С другой стороны, как отмечал делегат Италии, личные

права неизвестны законодательству ряда стран, в част-

ности США. В связи с этим конференция приняла реше-

ние не предусматривать охрану личных прав, так как

это поставило бы под сомнение присоединение к конвен-

ции некоторых стран, и в первую очередь США.

Статья IV bis предусмотрела возможность для госу-

дарств-членов в своих внутренних законодательствах до-

пустить исключения из правил об охране основных прав

автора. При этом необходимо соблюдение следующих об-

щих условий:

1. Исключения не должны противоречить <духу и бук-ве> конвенции 1971 года. Наряду с ее обязательствами

по ст. 1 об обеспечении <соответствующей и эффективнойзащиты> дух конвенции должен определяться, кроме того,

ст. 27 Всеобщей декларации прав человека ООН, обес-

печивающей любому лицу право свободно участвовать в

культурной жизни общества.

2. Каждое государство-член должно обеспечить <при-емлемый> уровень эффективной охраны прав автора. При

этом имеется в виду, что договаривающееся государство

нс может изъять полностью право автора на воспроизве-

дение, публичное представление или радиотрансляцию

своего произведения. Кроме того, исключения, допускае-

мые национальным законодательством, должны быть

произведены <на логичной основе> и не могут приме-

няться <произвольно>. <Приемлемый> уровень охраны

также предусматривает наличие эффективных юридиче-

ских средств для реализации всех основных прав.

3. Конференция специально обратила внимание и

одобрила , выработанный межпра-

вительственным комитетом по авторскому праву и сводя-

щийся к тому, что включение в конвенцию специальных

положений, разрешающих развивающимся странам пре-

дусматривать систему принудительных лицензий на пере-

вод и публикацию произведений, означает, что за исклю-

чением возможностей ст. V конвенции развитые страны

не вправе допускать систему принудительных лицензий

для перевода и публикации литературных, научных и

художественных произведений.

Национальные законодательства, определяя круг кон-

кретных правомочий носителя авторского права, обычно

-104-

имеют в виду такие права, как выпуск в свет произведе-

ния, публичное представление и исполнение произведе-

ний, а также публичное его выставление либо разреше-

ние другим лицам производить такие действия: воспро-

изведение любыми способами или разрешение такого вос-

произведения; радио- или телетрансляция произведений

или разрешение этого другим лицам.

Признание в ст. IV исключительного права разрешать

воспроизведение любыми способами, публичное исполне-

ние или исполнение по радио не означают одного и того

же для различных стран – участниц конвенции. Нацио-

нальные законодательства употребляют эти понятия в

различных смыслах, как-то: печатание и перепечатывание

произведений: размножение и распространение их копий,

не подпадающих под <выпуск в свет>; производство копий

отдельных частей работы любыми способами; <производ-ство> произведений искусства; размножение копий звуко-

записей или кинофильмов; изготовление копий вообще.

При этом некоторые национальные законодательства

закрепляют право на воспроизведение в общем по фор-

муле: авторское право означает право на воспроизведе-

ние (Аргентина, Лихтенштейн, Ливан, Кения). Другие же

законодательства рассматривают его как часть более об-

щего права на использование произведения любыми спо-

собами (Парагвай, Франция, ФРГ): <Автор имеет исклю-чительное право на воспроизведение, распространение,выставление и т. п.>

Право на публичное представление или исполнение

произведения также формулируется национальными за-

конодательствами по-разному. Обычно используются тер-

мины: представление или исполнение, произнесение, вы-

ставление, публичное оглашение, чтение, использование

работы и представление ее средствами кинематографа

или телевидения и прочее. Некоторые законодательства

содержат обстоятельное определение конкретных дейст-

вий, выключенных в общее понятие представления.Так, во

Франции считается, что представление состоит в непо-

средственном донесении содержания работы до широкой

публики путем: публичного чтения музыкального или

драматического представления: распространения любыми:

способами слов, звуков или изображений; публичной про-

екции изображения; передачи произведения средствами

громкоговорителей либо телевизионных экранов, распо-

ложенных в общественных местах.

-105-

Некоторые законодательства в понятии <представле-ние> особо выделяют элементы коммуникации, связи лю-

быми пригодными для этого способами.

Право на радиовещание определено в сравнительно

незначительном числе государств. При этом обычно под-

черкивается элемент распространения содержания про-

изведения по радио. К числу типичных определений та-

кого рода можно отнести законодательство Индии, кото-

рое понимает под ним коммуникацию широкой публике

произведения любыми средствами беспроволочного рас-

пространения в форме звуков, изображении либо того и

другого совместно.

В Италии в общее понятие распространения на-

ряду с радио и телевидением включаются телеграф, те-

лефон и прочие аналогичные средства связи.

Право перевода. К наиболее сложным проблемам, раз-

решавшимся на конференции 1952 года, относились по-

становления ст. V, вызвавшие оживленную дискуссию.

На всех подготовительных совещаниях по выработке про-

екта изменения Всемирной конвенции правила ст. V не

затрагивались. На самой конференции эта статья, по сути

дела, не претерпела каких-либо изменений, за исключе-

нием незначительных уточнений в терминологии в связи

с появлением новых ст. V ter и V quater.

Конференция 1971 года не поддержала предложение

представителя Индии о том, что любой гражданин может

ходатайствовать о выдаче принудительной лицензии на

перевод по аналогии с тем, что таким же правом поль-

зуются кроме физических также различные виды юриди-

ческих лиц: государственные органы, корпоративные объ-

единения, а также некоторые хозяйственные единицы.

Участники конференции предпочли толкование, содержа-

щееся в предложении Председателя Женевской конфе-

ренции 1952 года и сводящееся к тому, что понятие <лю-бой гражданин> определяется внутренним законодатель-

ством государств-членов, которые должны распростра-

нять его на иностранных субъектов в объеме, установлен-

ном для отечественных.

Ограничения авторских прав. (*35). В соответствии с ва-

шингтонскими рекомендациями одной из основных целей

конференции по изменению Всемирной и Бернской кон-

венций являлось создание системы ограниченных прину-

дительных лицензий на перевод и воспроизведение про-

изведений развивающимися странами. Статья V bis Все-

-106-

мирной конвенции является первой из трех устанавлива-

ющих эту систему. В Бернской конвенции это предусмот-

рено ст. 1 приложения к Парижскому акту. Эти статьи

устанавливают критерии, по которым государство опре-

деляет, относится ли оно к развивающимся странам или

нет. Кроме того, они определяют процедуру, которую

должна соблюдать развивающаяся страна, для того что-

бы иметь возможность воспользоваться правилами при-

нудительных лицензий.

При обсуждении критериев, которые должны быть по-

ложены в основу определения факта принадлежности

какой-либо страны к категории развивающихся, на кон-

ференции были высказаны мнения о том, что положения

Стокгольмского текста, основанные на практике Гене-

ральной Ассамблеи ООН, не содержат четких правил.

В связи с этим делегаты некоторых государств (напри-

мер, Канады) высказались за расширение этих крите-

риев, с тем чтобы предоставить возможность обращаться

к системе принудительных лицензий странам, не явля-

ющимся основными экспортерами произведений, охраня-

емых авторским правом, по зависящих по целому ряду

причин от импорта таких произведений. Аналогичное по-

ложение существует в настоящее время в бывших анг-

лийских доминионах, некоторых государствах Латинской

Америки и ряде других. Таким образом, речь шла о соз-

дания системы принудительных лицензий нескольких

уровней. Предложения подобного рода не были поддер-

жаны. Однако значение их очевидно, и некоторые ком-

ментаторы решений Парижских конференций склонны

видеть в подобных требованиях симптомы последующих

этапов изменения международной системы охраны автор-

ского права.

Понятие развивающейся страны определено в и. 1, 3

и 5 ст. V bis Всемирной конвенции н соответствующих

параграфах приложения к Бернской конвенции. В соот-

ветствии с п. 1 в основу определения положена установив-

шаяся практика Генеральной Ассамблеи ООН. В Париж-

ском акте Бернской конвенции эта формула дополняется

еще и тем, что конкретная страна должна признать, что

экономическая ситуация, культурные н социальные нуж-

ды не позволяют ей обеспечить полный объем охраны

прав, предусмотренных по конвенции. Это добавление

вызвано тем, что уровень охраны Бернской конвенции вы-

ше того, который предусмотрен Всемирной.

-107-

Однако конференции отказались от составления пе-

речня стран, считающихся развивающимися. Этот воп-

рос должен будет рассматриваться применительно к каж-

дой стране на основании практики Генеральной Ассам-

блеи на момент принятия решения.

Пункт 1 ст. V bis устанавливает для стран, являющих-

ся развивающимися в соответствии с практикой Генераль-

ной Ассамблеи ООН, при присоединении к Всемирной

конвенции либо в любой более поздний момент право из-

вестить Генерального директора ЮНЕСКО о том, что эта

страна намерена воспользоваться системой принудитель-

ных лицензий (ст. V ter и V quater) в полном объеме или

частично. Это извещение действует в течение 10 лет,

исчисляемых с момента вступления в силу конвенции,

либо в течение той части 10-летнего периода, которая

остается па момент депонирования нотификации. Этот

10-летний срок подлежит возобновлению в целом либо в

части на следующие 10 лет при условии, что развиваю-

щаяся страна не более чем за 15 и не менее чем за 3 ме-

сяца до истечения первого срока известит об этом Гене-

рального директора ЮНЕСКО. (*36). Более того. развиваю-

щаяся страна вправе впервые обратиться к системе при-

нудительных лицензий в течение действия второго и пос-

ледующих 10-летних периодов.

В тех же случаях, когда развивающаяся страна пере-

стает быть ею и переходит в разряд развитых, она о со-

ответствии с п. 3 ст. V bis не вправе возобновить срок дей-

ствия принудительных лицензий. В этом случае вне за-

висимости от того, изъяло ли оно официально свою ноти-

фикацию или нет, это государство не вправе пользоваться

исключениями, установленными в ст. V ter и V quater, по

истечении 10-летнего периода. Однако если оставшийся

период превышает 3 года с момента перехода развиваю-

щейся страны в разряд развитых, то страна не вправо

обратиться к принудительным лицензиям после истечения

3 лет с момента такого перехода. При этом экземпляры

произведений, уже выпущенных по правилам исключений,

могут продолжать распространяться после истечения пе-

риода, на который имеет силу нотификация, до тех пор

пока их запасы не исчерпаются.

Во время обсуждения на конференции правил ст. V bis

делегация Швеции подняла вопрос о целесообразности

включения в текст Всемирной конвенции положений, по-

добных тем, которые имеются в Бернской, относительно

-108-

запрещения применения между государствами-членами

принципа взаимности (reciprocity) в случаях обращения

одного из них к системе принудительных лицензий. В ос-

новном все участники конференции были единодушны в

том, что принцип взаимности не может быть применим.

Более того, отмечалось, что он уже закреплен текстом

конвенции 1952 года, установившей правила приравнива-

ния работ иностранных авторов к отечественным. Вместе

с тем на конференции было достигнуто понимание того,

что отказ от принципа взаимности не влияет на примене-

ние права сравнения сроков.

При этом участники конференции сочли нужным еще

раз подчеркнуть в общем докладе тот факт, что приме-

нение каким-либо развивающимся государством правит

принудительных лицензий ни в коей мере не означает

предоставление возможности развитым странам приме-

нять принудительные лицензии либо другие способы сни-

жения уровня охраны авторского права в отношении ра-

бот, имеющих страной происхождения ту, которая при-

меняет принудительные лицензии. Так, например, если

Индия переводит по принудительным лицензиям работы

английских авторов, то Великобритания не вправе в свою

очередь воспользоваться подобным способом перевода ра-

бот, имеющих страной происхождения Индию. Таким

образом, исключения, допустимые ст. V ter и V quater, рас-

пространяются лишь на развивающиеся страны и лишь

в их пользу.

Принудительные лицензии на перевод. Как и следова-

ло ожидать, основные дискуссии на конференции развер-

нулись по проблемам прав на перевод и воспроизведение

произведений, так как именно они имеют первостепенное

значение. Естественно, что развивающиеся страны в сво-

их требованиях по изменению международной системы

охраны авторского права имели в виду изменение усло-

вий доступа к произведениям с точки зрения облегчения

перевода и воспроизведения работ, необходимых им для

преодоления всех видов отсталости.

Многие правила ст. V Всемирной конвенции 1952 года,

регулирующие вопросы, относящиеся к праву перевода.

распространяются и на ст. V ter. Бернская конвенция ана-

логичных положений не предусматривала, поэтому в со-

ответствующем тексте ст. II приложения к ней правила

о получении развивающимися странами принудительной

лицензии на перевод включают основные положения ст.V

-109-

и V ter Всемирной конвенции. Как уже отмечалось ранее,

для получения принудительной лицензии на перевод по

ст. V Всемирной конвенции 1952 года необходимо прежде

всего истечение семилетнего срока, исчисляемого с ми-

мента первичной публикации. Как и было предусмотре-

но подготовительными рекомендациями, ст. V ter умень-

шала этот срок для развивающихся стран до трех лет

при переводе на язык общего пользования в одной или

нескольких развитых странах либо до одного года для

перевода на другие языки.

Основное различие между трехлетним и однолетним

сроками для получения принудительных лицензий своди-

лось к языку, на который произведение должно перево-

диться. Правила п. 1 а ст. V ter, устанавливающие трех-

летний период, имеют в виду языки общего пользования.

то есть такие, которые употребляются в одной или более

развитых странах – участницах конвенции. Годичный

период применяется для всех других языков. Определение

понятия <общее употребление> обсуждалось неоднократ-

но в ходе конференций, однако ни более четкая языковая

формула, ни общеприемлемое значение его не были най-

дены. В конце концов было решено в качестве <общеупот-ребимого понимать любой язык, официально признанныйодним из национальных языков страны>. Кроме того,

посчитали возможным считать в качестве такового язык,

на котором говорит 10% населения страны. Однако эти

решения не всегда применимы в связи с необходимостью

учитывать как весь комплекс демографических факторов,

так и остальные социальные и политические условия. На

конференциях было достигнуто общее понимание по воп-

росу о так называемых мировых языках (английский,

французский и испанский), которые в любом случае нахо-

дятся в общем употреблении в одной или более развитых

странах.

Было установлено также, что понятие <развитые стра-ны> относится ко всем государствам, которые не рас-

сматриваются практикой Генеральной Ассамблеи ООН

как развивающиеся. Однако участники конференции не

согласились с предложением делегации Японии о закреп-

лении вышеуказанного принципа непосредственно в тек-

сте конвенции, так как это могло бы, по их мнению, вне-

сти лишний элемент неопределенности.

На конференции по изменению Всемирной конвенции

было принято компромиссное предложение Кении о пре-

-110-

дусмотрении возможности уменьшения трехлетнего срока

для получения принудительной лицензии на перевод про-

изведения. В соответствии со ст. V ter, п. 1, п/п. b, разви-

вающаяся страна может получить такую лицензию в го-

дичный срок вместо трехлетнего при следующих усло-

виях: 1) перевод производится на языки не общего поль-

зования, то есть не на английский, испанский или фран-

цузский; 2) оригинал произведения должен быть на язы-

ке общего пользования в одной или нескольких разви-

тых странах – участницах Всемирной конвенции 1952

или 1971 годов; 3) развитые страны должны достигнуть

единогласного соглашения о применении однолетнего пе-

риода вместо трехлетнего: 4) Генеральный директор

ЮНЕСКО должен быть информирован о таком соглаше-

нии письменно.

Характеризуя указанные условия приобретения при-

нудительной лицензии в годичный срок, прежде всего сле-

дует указать на абсолютную малоэффективность правил

ст. V, п. 1, п/п. b. Практика международных отношений

фактически вообще не знает случаев соглашений, приня-

тых единогласно, не говоря о соглашениях, затрагива-

ющих важные и подчас антагонистические экономические

интересы. Более того, даже если предположить такую

возможность, то, во-первых, эффект окажется довольно

незначительным, так как исключается перевод на англий-

ский, французский и испанский языки, что особенно важ-

но для большинства развивающихся стран, где языки

бывших метрополий и по сей день играют важную роль;

во-вторых, подготовка такого соглашения займет доволь-

но продолжительное время, тогда как развивающиеся

страны ставят вопрос о как можно более оперативном

доступе к объектам, охраняемым авторским нравом.

Получение принудительной лицензии по правилам

ст. V ter отличается от процедуры, закрепленной ст. V

Всемирной конвенции, тем, что первая более детально

разработана и более сложна. Вначале обе статьи преду-

сматривают для лица, обращающегося за принудитель-

ной лицензией, предоставление доказательств того, что

он обращался к владельцу права с просьбой разрешить

перевод произведения и не получил такового. Если же

владелец авторского права не может быть найден, то об-

ращающийся за лицензией должен доказать, что он до-

бросовестно принял все меры к тому, чтобы его найти.

Однако в отличие от ст. V, которая просто требует (при

-111-

том условии, что владелец права известен), чтобы обра-

щающийся за лицензией направил соответствующую

просьбу и ожидал ее удовлетворения, ст. V ter предусмат-

ривает, чтобы запрос был послан им для информации

либо Международному информационному центру по во-

просам авторского права, созданному при ЮНЕСКО,

либо любому другому национальному или региональному

центру, которые могут быть созданы, с извещением об

этом Генерального директора ЮНЕСКО правительством

страны, где, по предположению, издатель имеет штаб-

квартиру своей фирмы.

В тех случаях, когда владелец авторского права не

может быть найден, ст. V предполагает посылку копии

обращения за принудительной лицензией издателю, имя

которого имеется на экземплярах произведения, а если

известно гражданство владельца права на перевод, ко-

пия обращения должна быть послана дипломатическому

или консульскому представителю государства, гражда-

нином которого является владелец, либо другой органи-

зации, которая может быть создана государством для

охраны прав автора. По ст. V ter копия обращения долж-

на быть послана заказной авиапочтой издателю, чье имя

имеется на экземпляре произведения, и другой экземп-

ляр-национальному или региональному центру, а при

его отсутствии-в Информационный центр, созданный

при ЮНЕСКО.

Следующим условием выдачи принудительной лицен-

зии является установление ст. V ter своего рода претен-

зионных сроков. В отличие от ст. V, которая определяет,

что принудительная лицензия не может быть выдана ра-

нее истечения двух месяцев со дня отправки копий обра-

щений, ст. V ter, п. 2, предусматривает более длительный

период. Когда срок выдачи лицензии равен 3 годам, она

не может быть выдана до тех пор, пока не истекут 6 ме-

сяцев. При выдаче лицензии через один год претензион-

ный срок увеличивается до 9 месяцев. Течение вышеука-

занных сроков начинается либо со дня, которым датиро-

ван запрос, если владелец авторского права и его адрес

известны, либо со дня отправки запроса, если ни владе-

лец, ни его адрес не известны. Таким образом, трех- и

однолетний периоды начинают исчисляться лишь с мо-

мента окончания претензионных сроков, что еще дальше

отодвигает возможность получения принудительной ли-

цензии на перевод.

-112-

По предложению представителя Швеции конференция

одобрила правило, согласно которому лицензия на пере-

вод не выдается тогда, когда владелец авторского права

сам опубликовал перевод своего произведения либо раз-

решил публикацию в течение претензионных сроков.

Следующим условием выдачи принудительной лицен-

зии является правило ст. V ter, п. 3, по которому она мо-

жет быть выдана лишь для школьных, университетских

или исследовательских целей (teaching, scholarship and

research). Как уже отмечалось выше, эти ограничения

были выработаны подготовительными к конференциям

совещаниями, в частности, в Вашингтоне. Особо в связи

с этим следует отметить интерпретацию слова scholarship

(обучение), данную ему на конференции и сводящуюся

к тому, что оно относится нс только к педагогической дея-

тельности всех уровней, включая начальное, среднее и

университетское образование, но также к широко органи-

зованной системе преподавания, направленной на обуче-

ние людей всех возрастов по неограниченному кругу объ-

ектов изучения. Конференция пришла к выводу, что слово

<исследование> должно употребляться лишь в смысле,

препятствующем переводу произведений с использовани-

ем их в индустриальных исследовательских институтах

либо частными фирмами, ведущими исследования для

коммерческих целей. (*37).

Одним из основных положений вашингтонских реко-

мендаций, получивших закрепление в последующих под-

готовительных совещаниях, был запрет экспорта экземп-

ляров произведений, переведенных по принудительной

лицензии, имеющей силу лишь на территории страны, ее

выдавшей. В связи со сложностью этой проблемы было

решено на конференциях создать объединенную группу из

представителей государств как Всемирной, так и Берн-

ской конвенций. Рекомендации этой группы нашли иден-

тичное отражение в текстах обеих конвенций и примени-

мы не только к случаям перевода, но и к воспроизведению

работ по принудительным лицензиям.

Результатом данных дискуссий явились тексты

ст. V ter, п. 4, п/п. а, и V quater, п. 1, п/п. f, во Всемирной

конвенции и идентичные статьи в Бернской. Согласно

выработанным правилам, экспорт экземпляров запрещен,

а лицензия действительна для публикации лишь в стране,

на территории которой она действует, и теряет силу на

всех других территориях. Однако это запрещение не дей-

-113-

ствует при наличии следующих условий, позволяющих

одному государству печатать и воспроизводить копии на

территории другого;

а) государство – участник конвенции не имеет па

своей территории возможностей для печатания или вос-

произведения или такие возможности существуют, но не-

доступны по экономическим либо другим причинам:

б) страна, где произведение воспроизводится, являет-

ся членом Бернского союза или участницей Всемирной

конвенции;

в) все воспроизведенные копии отсылаются лицензо-

держателю в упакованном виде одной или несколькими

отправками для распространения исключительно на тер-

ритории страны, где действует лицензия. При этом не-

обходимо наличие договора между лицензодержателем

и предприятием, выполняющим заказ, где последнее

должно гарантировать, что воспроизведение работы осу-

ществляется в соответствии с законами страны, в кото-

рой заказ выполняется:

г) получивший лицензию не вправе поручить воспро-

изведение работы предприятию, которое обычно специа-

лизируется на производстве работ, подлежащих переводу

л воспроизведению по правилам ст. V ter и V quater;

д) все копии воспроизведенных работ должны носить

обозначения, требуемые ст. V ter, п. 4, п/п. b, и V quater,

п. 2, п/п. а.

Все вышеуказанные условия распространяются лишь

на работы, выпущенные в свет в печатной или подобной

форме воспроизведения. Кроме того, общее соглашение

на конференции было достигнуто и о том, что положения

ст. V ter и V quater не запрещают лицу, получившему ли-

цензию, поручить перевести произведение кому-либо,

проживающему в другой стране. Точно так же получив-

ший право на перевод произведения в какой-либо стране

вправе использовать тот же перевод, который уже был

сделан в этой стране, при условии, что он еще не был

опубликован.

По предложению делегации Бразилии конференция

одобрила принцип ст. V ter, п. 4, п/п. с, по которому госу-

дарственные или общественные организации вправе по-

сылать переводы произведений по принудительной лицен-

зии в другую страну для использования среди своих

граждан, там проживающих. Однако это возможно лишь

при следующих условиях:

-114-

1) произведение переведено на любой язык, кроме

английского, французского или испанского:

2) экземпляры посылаются исключительно лишь для

школьных, университетских пли исследовательских це-

лей:

3) посылка переводов и их последующее распростра-

нение не преследует коммерческих целей:

4) страна, в которую переводы посылаются, выразила

согласие на принятие и распространение экземпляров пе-

ревода, о чем было сообщено Генеральному директору

ЮНЕСКО или ВОИС одной из сторон.

Одним из важных решений конференции, позволяю-

щих владельцам авторского права сохранять контроль

над своим произведением даже в случае его перевода по

принудительной лицензии, является положение, по кото-

рому лицензия прекращает свое действие тогда, когда

владелец права на перевод опубликует либо разрешит

опубликование перевода на тот же язык и, по существу,

с тем же содержанием, что и издание, в отношении ко-

торого выдана лицензия, при условии, однако, что цена

перевода будет соответствовать той, которую обычно

устанавливают в этой стране на произведения подобного

типа. Требование о существенном сходстве содержания

имеет в виду не только идентичность, но также улучше-

ния, добавления и прочие изменения, которые оправданы

характером переводимого произведения. Все экземпляры,

уже вышедшие до того, как лицензия потеряла силу при

указанных обстоятельствах, могут продолжать распро-

страняться до тех пор, пока их запасы не истощатся

(ст. V ter, п. 6). Развивающиеся страны пошли на кон-

ференции в этом отношении на дальнейшие уступки, так

как первоначально предполагалось, что владелец автор-

ского права мог опубликовать <конкурирующие> экземп-

ляры, что не лишало силы принудительную лицензию.

Положения ст. V ter, п. 5, устанавливающие обязан-

ность приобретателя лицензии выплачивать владельцу

авторского права справедливое денежное вознагражде-

ние, не подвергались долгому обсуждению на конферен-

циях. Условие о выплате гонорара было принято разви-

вающимися странами уже на подготовительных этапах

конференции. Более того, представители западных стран

неоднократно указывали, что это условие рассматрива-

ется ими как отправное для обсуждения всех других пред-

ложений по изменению международной системы автор-

-115-

ского права. А между тем именно обязательства по вы-

плате гонораров были одними из тех, на изменение кото-

рых первоначально были направлены усилия развиваю-

щихся стран, испытывающих острый недостаток валюты.

В этом отношении следует еще раз отметить, что в Сток-

гольме развивающимся странам удалось отстоять поло-

жение о выплате иностранным авторам гонораров в мест-

ной валюте по местным стандартам с соблюдением мест-

ных правил вывоза валюты за рубеж. Таким образом,

решения Парижских конференций прямо противополож-

ны положениям протокола о развивающихся странах, ибо

устанавливают, что в их национальных законодательст-

вах должны быть предусмотрены следующие два условия,

позволяющие пользоваться правилами принудительных

лицензий:

1) выплата справедливого вознаграждения владельцу

права на перевод в размерах, которые практикуются при

<свободных> переговорах между сторонами, заключа-

ющими соглашение на разрешение перевода произведе-

ния;

2) выплата вознаграждения в международной кон-

вертируемой валюте либо его эквиваленте. В тех случа-

ях, когда внутреннее законодательство развивающейся

страны устанавливает ограничения на вывоз валюты, со-

ответствующие компетентные органы должны обеспечить

беспрепятственный перевод гонорара владельцу права

на перевод.

Особое внимание на конференциях было уделено про-

изведениям, <состоящим в основном из иллюстраций>, та-

ких как книги по искусству и тому подобное. Пункт 7

ст. V ter допускает возможность перевода сопровождаю-

щего иллюстрации текста, однако выдача лицензий на

перевод производится по правилам ст. V quater, которая

регулирует воспроизведение работ, защищаемых автор-

ским правом. Что же касается того, кто должен опреде-

лять, относится та или иная работа к тем, сущность ко-

торых определяют в основном иллюстрации, а не текст,

то эта проблема оставлена в компетенции соответствую-

щих органов страны, где предполагается выпустить ли-

цензию.

Значительную часть времени конференции уделили

обсуждению проблем, связанных с выдачей радиовеща-

тельным организациям принудительных лицензий на пе-

ревод.

-116-

На предварительных совещаниях, подготовивших про-

екты изменений обеих конвенций, эта проблема не обсуж-

далась. На самих конференциях она была выдвинута

делегацией Кении, которая отмечала важную роль радио-

и телетрансляций в общеобразовательных программах

развивающихся стран, испытывающих острый недостаток

как учебных пособий, так и квалифицированных препо-

давателей. В этих условиях, по мнению представителя

Кении, радиовещательные организации должны пользо-

ваться правом на получение принудительных лицензий

на перевод и последующую трансляцию в такой же мере,

как и издатели. Здесь нелишне отметить, что Всемирная

конвенция вообще не предусматривает особых правил,

относящихся к праву на радиотрансляцию или ретрансля-

цию произведения. В Стокгольмском тексте Бернской кон-

венции (ст. 1 bis, п. 2) имеются положения, разрешающие

странам Бернского союза ограничивать указанные права

путем установления <признанных законом лицензий> при

условии соблюдения личных прав автора п выплаты ему

соответствующего вознаграждения. Считается, что по

аналогии такие же ограничения допустимы и по Всемир-

ной конвенции. Что же касается использования перевода

произведения для радиотрансляции, то эта проблема не

была решена ни в одной из конвенций. Оживленные деба-

ты вызвала на конференциях сама постановка вопроса о

возможности предоставления лицензии на перевод про-

изведения для этих целей. При этом многие представите-

ли развивающихся государств указывали, что лицензии

такого рода имеют не меньшее значение для этих стран,

чем лицензии для опубликования. С другой стороны,

представители ряда западных держав, соглашаясь с важ-

ностью поставленной проблемы, старались не допустить

принятия на конференции правил, разрешающих прину-

дительный перевод произведений для радиотрансляции.

Их основной довод сводился к тому, что эти проблемы

необычно сложны и требуют серьезного изучения на на-

циональном и интернациональном уровнях. В конце кон-

цов был выработан компромиссный вариант решения, за-

крепленный в п. 8 ст. V ter. Характеризуя общую направ-

ленность принятых правил, следует прежде всего отме-

тить, что в п. 5 речь идет не о лицензии, разрешающей

радиотрансляцию переводов, а о переводах, сделанных

для целей трансляции.

В соответствии с п. 8, п/п. а, лицензия на перевод про-

-117-

изведения, подлежащего охране по правилам конвенции

1971 года и опубликованного в <печатной или аналогич-ной форме>, может быть выдана радиотрансляционной

организации в развивающейся стране – участнице кон-

венции при следующих условиях:

1) экземпляр произведения, подлежащего переводу,

должен существовать на законных основаниях в стране.

выпускающей лицензию. Таким образом, этот экземпляр

сам по себе не должен появиться в нарушение установ-

ленного правопорядка;

2) единственным назначением перевода должна быть

радиотрансляция для целей <обучения> либо <распрост-ранения результатов специальных технических или науч-ных исследований среди специалистов определенной про-фессии>;

3) радиотрансляция перевода, произведенного с выше-

указанными целями, должна предназначаться лишь для

слушателей на территории государства, выпускающего

лицензию. Правда, в этом случае не считается наруше-

нием закона, если радиопередачу воспринимают на тер-

ритории других стран: главное при этом. чтобы ее целью

не была трансляция на другие страны;

4) радиопередача может быть непосредственной (пря-

мой) либо предварительно записанной при помощи аппа-

ратов, регистрирующих звуки и изображения. При этом

важно, чтобы цели ее не расходились с указанными во

втором пункте условиями, что особенно существенно для

случаев трансляций с записи, формы которой могут быть

самыми разнообразными: фильмы, фонограммы, видео-

записи и тому подобное:

5) радиовещательные организации могут при условии,

что их штаб-квартиры находятся на территории государ-

ства, выпустившего лицензию, обмениваться записанны-

ми звуко- и видеопрограммами. Ни при каких обстоятель-

ствах записи не могут быть использованы за пределами

страны либо быть объектом продажи, проката и тому

подобных коммерческих операций;

6) использование переводов для радиотрансляции и

обмен записями должны производиться без коммерческих

целей. Это означает, что радиовещание не может быть

частным и функционировать в целях получения прибыли.

Помещение рекламных объявлении в программы с ис-

пользованием переводов не допускается. Это, однако, не

-118-

воспрещает радиовещательным организациям передавать

рекламные программы и объявления в другое время.

Точно так же тот факт, что владельцы радио- и телепри-

емников обязаны уплачивать соответствующие взносы за

пользование ими, не имеет значения.

В соответствии с п. 8, п/п. b, лицензия может быть вы-

дана при таких же условиях и на перевод текста, явля-

ющегося частью аудиовизуальных работ, которые сами

предназначены и выпущены в свет с единственной целью

использования их для систематического обучения. В дан-

ном случае речь идет о таких учебных пособиях, как, на-

пример, учебные фильмы, видеозаписи, слайды и тому

подобное, которые содержат текстуальный элемент, со-

провождающий изображение.

Как неоднократно подчеркивалось на конференции,

лицензии на перевод произведения для радиотрансляции

не распространяются на адаптацию и другие способы ис-

пользования работ.

В заключение следует остановиться на проблеме свя-

зи между ст. V и V ter Всемирной конвенции. Пункт 9

ст. V ter устанавливает правило, согласно которому по-

ложения ст. V применяются во всех случаях к переводам

по принудительным лицензиям, за исключением тех, ко-

торые прямо предусмотрены ст. V ter. Практически такая

отсылка имеет довольно значительный правовой эффект.

Прежде всего ст. V конвенции предусматривает возмож-

ность принудительного перевода лишь письменных тру-

дов: (англ.), (фр.). Как уже отмеча-

лось ранее, этот термин в понятии ст. 1 конвенции не

включает в себя музыкальные, драматические и кинема-

тографические произведения. Статья V ter в этом отно-

шении предусмотрела лишь возможность перевода тек-

ста, составляющего часть книг по искусству или аудио-

визуальных работ (п. 7 и 8, п/п. b).

Кроме того, конференция недвусмысленно высказа-

лась за то, что словесная часть музыкальных произведе-

ний не подпадает под рассматриваемые правила.

Правила п. 9 означают также, что ст. V имеет в виду

лишь перевод на язык общего пользования в стране, вы-

дающей лицензию.

Многочисленные условия, предусмотренные ст. V для

случаев выдачи обычных принудительных лицензий, рас-

пространяются и на выдачу лицензий по ст. V ter. Это, в

частности, означает:

-119-

а) обязательность помещения первоначального назва-

ния произведения и имени его автора па все экземпляры

работы, переведенной по принудительной лицензии;

б) недопустимость передачи или перекупки права на

перевод;

в) обеспечение правильности перевода;

г) невозможность выдачи лицензии на произведение,

изъятое автором из обращения;

д) невозможность выдачи лицензии, если перевод,

произведенный с согласия автора на конкретный язык,

опубликован в течение сроков, установленных ст. V ter,

либо если предыдущее издание перевода находится в

печати;

е) невозможность выдачи лицензии тогда, когда вла-

делец авторского права сам выступил инициатором

разумного предложения на перевод произведения;

ж) в случаях, когда речь идет о переводе произведе-

ния, которое само является переводом, необходимость

обращения за разрешением как к владельцу права на

промежуточный перевод, так и к владельцу авторского

права на оригинал.

Кроме того, конференция подчеркнула, что в случаях

предоставления лицензии на перевод или воспроизведе-

ние работы автор либо другой владелец авторского права

должен быть поставлен в известность об условиях вы-

дачи лицензии, включая условия о выплате гонорара и

порядка перевода его в международную валюту.

По истечении семилетнего срока со дня первичной пу-

бликации, произведенной согласно ст. V ter, развиваю-

щаяся страна имеет право либо обратиться к положени-

ям ст. V конвенции и приобрести принудительную лицен-

зию по ее правилам, либо продолжать применять прави-

ла ст. V ter. Естественно, что при выборе первого вариан-

та обращающийся за лицензией на перевод должен вновь

соблюсти все предписания ст. V конвенции вне зависи-

мости от выполнения им требования ст. V ter в прошлом.

Принудительные лицензии на воспроизведение. Прави-

ла, регулирующие порядок выдачи развивающимся стра-

нам принудительных лицензий на воспроизведение работ,

во многом напоминают те, которые относятся к переводу.

Поэтому после длительных дискуссий по ст. V ter текст

ст. V quater не вызвал особых дебатов на конференции.

Имевшее моего обсуждение было направлено в основном

на уточнение деталей варианта, предложенного подгото-

-120-

вительными совещаниями, и на как можно более полное

сближение текстов Всемирной и Бернской конвенций по

этой проблеме. Различия между ст. V ter и V quater были

вызваны тем, что они регулируют различные виды прав

автора: с одной стороны, перевод произведения и опубли-

кование этого переиода, с другой стороны, воспроизведе-

ние работы. Однако в обоих случаях можно отметить це-

лый ряд аналогичных решений, имеющих своей основой

либо правила ст. V Всемирной конвенции, либо общее

стремление развитых стран сузить эффект применяемых

решений.

Среди условий предоставления принудительной ли-

цензии на воспроизведение прежде всего обращает на

себя внимание срок, по истечении которого возможна ее

выдача. Исчисляемый с момента первичного выпуска в

свет литературного, научного или художественного произ-

ведения, он должен быть не менее 5 лет, за исключением:

1) трехлетнего периода для работ естественных и точ-

ных наук, включая математику и технику;

2) не менее семилетнего срока для произведений ху-

дожественных, поэтических, драматических и музыкаль-

ных, а также для книг по искусству.

При этом в тех случаях, когда имеет место несколько

последовательных изданий одного и того же произведе-

ния, срок, истечение которого необходимо для выдачи

лицензии, исчисляется по каждому изданию отдельно.

Таким образом, если со времени первого издания этот пе-

риод закончился, а лицензия предназначается на воспро-

изведение второго, то сроки исчисляются применительно

к этому второму изданию.

После истечения вышеуказанных сроков принудитель-

ная лицензия может быть выдана лишь тогда, когда но-

ситель права на воспроизведение или кто-либо с его раз-

решения распространяет экземпляры конкретного изда-

ния в государстве, где испрашивается лицензия. При этом

цены на них должны быть нс выше тех, которые обычно

устанавливаются в этой стране для подобных произведе-

ний. Таким образом, имеется в виду, что копии воспроиз-

веденного по принудительной лицензии издания будут

распространяться по этим обычным или более низким

ценам.

Следующим условием выдачи принудительной лицен-

зии является использование воспроизведенных работ для

систематической деятельности по обучению. Во француз-

-121-

ском тексте употреблен более ясный термин – <для обу-чения в школах и университетах>. Таким образом, ком-

петентные органы государства, выдающие принудитель-

ную лицензию, прежде всего должны убедиться в необ-

ходимости распространения произведения для вышеука-

занных целей.

По предложению делегаций Японии и ФРГ конферен-

ция согласилась уточнить, что принудительная лицензия

может быть выдана при соблюдении прочих условий лишь

тогда, когда в течение шестимесячного периода ни одни

экземпляр конкретного издания не был в широкой про-

даже в указанном государстве либо не продавался в свя-

зи с систематической деятельностью по обучению по це-

нам, обычно применяемым к таким работам в данном

государстве (п, 1, п/п. b).

Для получения лицензии на воспроизведение без со-

гласия автора также установлена сложная процедура,

несколько отличающаяся от той, которая предусмотрена

для перевода.

Прежде всего обращающийся за лицензией на вос-

произведение должен доказать, что он обращался к вла-

дельцу авторского права с соответствующей просьбой и

получил отказ от него либо, несмотря на должное стара-

ние, не смог найти владельца авторского права. Эти два

правила аналогичны тем, которые установлены и преды-

дущими ст. V и V ter.

Если же владелец авторского права не может быть

найден, ст. V конвенции обязывает обращающегося за

лицензией подать копию соответствующего обращения

издателю, чье имя находится на экземплярах произведе-

ния. Однако если национальность владельца авторскою

права известна, копия обращения должна отсылаться

дипломатическому или консульскому представителю

страны, гражданином которой является владелец автор-

ского права. Аналогичное извещение должно быть посла-

но и организациям, охраняющим права авторов, если,

конечно, таковые имеются в стране, гражданином кото-

рой является владелец авторского права. Статья V quater,

следуя за ст. V ter, уточняет, что копии обращения за

принудительной лицензией должны быть посланы заказ-

ной авиапочтой и, кроме того, направлены не только из-

дателю, но и национальному или региональному центру

по вопросам авторского права, а при отсутствии тако-

вых – в центр, созданный при ЮНЕСКО.

-122-

Поскольку установленная для получения принуди-

тельных лицензий процедура очень сложна, некоторые

делегации на конференции постарались несколько упрос-

тить ее, однако эти попытки не были одобрены. Так,

представитель Индии предложил выработать новую ста-

тью, согласно которой попытки выполнить необходимые

процедурные требования могут быть признаны достаточ-

ными в тех случаях, когда они хоть и не вполне соответ-

ствуют порядку, закрепленному в ст. V, V ter и V quater,

но предприняты <добросовестно>, с искренним желанием

выполнить все необходимые требования. Конференция не

поддержала эти предложения.

Как и в случаях с принудительными лицензиями на

перевод, ст. V quater предусматривала, что при сроке,

установленном для получения лицензии в три года, раз-

решение на принудительное воспроизведение не может

быть выдано ранее шести месяцев, исчисляемых с момен-

та отправки запроса о лицензии. В этом отношении, по

мнению конференции, в отличие от шести- и девятиме-

сячных сроков, установленных ст. V ter, п. 2, шестимесяч-

ный период идет одновременно с трехлетним сроком. В

случае когда владелец авторского права не может быть

найден, принудительная лицензия на воспроизведение вы-

дается в сроки, отличные от тех, которые установлены

для аналогичных ситуаций ст. V и V ter. Статья V уста-

навливает, что лицензия не может быть выдана до ис-

течения двухмесячного срока, исчисляемого с момента

отправки запроса.

Во время обсуждения на конференции проблемы вы-

дачи принудительных лицензий развитыми странами бы-

ла высказана озабоченность по поводу того, что после

вступления конвенции 1971 года в силу в конкретной раз-

вивающейся стране вся литература, опубликованная три,

пять или семь лет назад, теоретически может подлежать

принудительному лицензированию. В связи с этим разви-

тые страны добились того, что владельцы авторских прав

будут иметь в своем распоряжении время для принятия

соответствующих мер по ведению переговоров о добро-

вольных лицензиях. Это время складывается из периодов

между подписанием конвенции и вступлением ее в силу

(три месяца после того, как 12 государств ратифицируют

или присоединятся к конвенции, плюс дополнительных

три месяца, следующих за временем, когда каждое кон-

кретное государство заявит о своем присоединении к кон-

-123-

венции и она вступит в силу в этом государстве). Конфе-

ренция также отметила, что обращение за принудитель-

ной лицензией не может иметь места до вступления кон-

венции в силу на территории конкретного развивающего-

ся государства.

Статья V quater, п. 1, п/п. f объединила несколько

процедурных требований для выдачи лицензий, которые

нашли свое отражение в статьях, посвященных лицен-

зиям на перевод.

Так, все экземпляры воспроизведенного (опублико-

ванного) произведения должны содержать имя автора и

первоначальное название работы. Кроме того, лицензии

не подлежат обсуждению и передаче. И, наконец,

ст. V quater еще раз подчеркнула, что лицензия не рас-

пространяется на экспорт экземпляров произведения и

имеет силу лишь на территории государства, которое вы-

дало лицензию.

Статья V quater п. 1, п/п. h, содержит еще одно важ-

ное ограничение возможности принудительного лицензи-

рования воспроизведения и выпуска в свет переводов в

следующих двух случаях: 1) когда перевод не опублико-

ван владельцем авторского права пли с его разрешения;

2) когда перевод существует не на языке общего пользо-

вания в государстве, которое правомочно выдавать ли-

цензию.

Таким образом, основное значение указанных ограни-

чений сводится к тому, что не может быть предметом

принудительной лицензии перевод, который сам был про-

изведен на основании принудительной лицензии. Следо-

вательно, при воспроизведении перевода разрешение

должно быть затребовано от владельцев авторских прав

как оригинала, так и перевода произведения.

Дополнительные процедурные требования и условия

для выдачи принудительной лицензии на воспроизведе-

ние определены ст. V quater, п. 2.

Аналогично ст. V ter, п. 4, п/п. b, все экземпляры про-

изведения, опубликованные по правилам настоящей ста-

тьи, должны содержать указания на соответствующем

языке о том, что они подлежат распространению только

на территории государства – члена конвенции, которое

выдало лицензию. Точно так же аналогично ст. V ter раз-

вивающиеся государства, применяющие систему принуди-

тельных лицензий, должны обеспечить выплату владель-

цу авторского права <справедливого вознаграждения>,

-124-

размер которого определяется по правилам, применяе-

мым между странами при обычном порядке получения

разрешения на воспроизведение работ. Кроме того, раз-

вивающиеся страны должны обеспечить выплату гонора-

ра в свободно конвертируемой валюте. Таким образом,

если валюта развивающейся страны таковой не является,

то должны быть предусмотрены меры по переводу этой

валюты в международно-конвертируемую или ее экви-

валент.

Согласно ст. V ter, п. 6, принудительная лицензия на

воспроизведение прекращает действовать, если владелец

авторского права издает сам или добровольно разрешает

издание своего произведения в конкретной развивающей-

ся стране. В соответствии с п. 2, п/п. с, прекращение дей-

ствия принудительной лицензии возможно при условии,

что копии произведения, выпущенные добровольно, до-

ступные широкой публике или предназначенные для це-

лей систематического обучения, реализуются по нормаль-

ным ценам, опубликованы на том же языке и их содер-

жание принципиально не отличается от содержания про-

изведений, выпущенных по принудительной лицензии

Однако все экземпляры, уже вышедшие в свет до того,

как лицензия потеряла силу, могут продолжать распро-

страняться до тех пор, пока их запасы не будут исчер-

паны.

Последнее ограничительное условие п. 2 относится к

случаям изъятия автором всех экземпляров своего произ-

ведения из циркуляции. При таких обстоятельствах ли-

цензия выдана быть не может (согласно последнему па-

раграфу ст. V quater).

По правилам ст. V quater воспроизведение без согла-

сия владельца авторского права возможно лишь в отно-

шении тех литературных, научных и художественных

произведений, которые выпущены в свет в печатной или

аналогичной форме (п. 3, п/п. а). В соответствии с

п. 3, п/п. b, постановления настоящей статьи применяются

и к воспроизведению изготовленных на законном осно-

вании аудиовизуальных работ. Имеется в виду прежде

всего текст, сопровождающий аудиовизуальное изобра-

жение. Однако эта ассимиляция допускается лишь в том

случае, если аудиовизуальные фиксации изготовлены ис-

ключительно для целей систематического обучения. При

таких обстоятельствах эта фиксация может быть вос-

произведена в аудиовизуальной форме для тех же огра-

-125-

ничейных целей обучения. Подпункт b также допускает

принудительное воспроизведение – публикацию перево-

да текста, сопровождающего изображение, при условии.

что сам перевод существует на языке общего пользова-

ния страны, выпускающей лицензию.

Проблема принудительной лицензии на перевод тек-

ста, являющегося частью аудиовизуальной фиксации, вы-

звала довольно серьезную дискуссию на конференции, в

частности относительно сроков, применяемых для выда-

чи лицензии, так как две статьи-V ter, п. 8, п/п. b, и

V quater, п. 3, п/п. b, регулируют эту проблему. В связи

с этим участники конференции согласились со следующей

интерпретацией относительно вышеуказанных сроков:

1) правила ст. V ter распространяются лишь на пере-

вод материала для целей радиотрансляции. Например,

они применяются для перевода текста, содержащегося на

звуковой дорожке учебного фильма или видеомагнито-

фонной ленте:

2) правила ст. V quater распространяются на воспро-

изведение аудиовизуальной фиксации в целом для раз-

личных целей, кроме радиотрансляционных, а перевод

сопровождающих текстов представляется частью общего

процесса воспроизведения, так как он дается устно или

визуально одновременно с изображением. Сроки, приме-

няемые в подобной ситуации, зависят от вида произведе-

ния в соответствии со ст. V quater, п. 1, п/п. с, то есть,

как правило, составляют пять лет. А для работ по есте-

ственным и точным наукам, включая математику и тех-

нологию. этот срок уменьшается до трех лет. Для работ

же в области художественной литературы, поэзии, дра-

матургии, музыки, искусства этот период увеличивается

до семи лет.

На конференции было также еще раз подчеркнуто,

что ни при каких обстоятельствах правила ст. V quater,

п. 3, п/п. b, не могут распространяться на воспроизведе-

ние в коммерческих целях фильмов либо звучаний, изго-

товленных для театральных и других коммерческих це-

лей. Не распространяются вышеуказанные правила и на

воспроизведение кинематографических работ, основан-

ных на экранизации художественных произведений, так

как они созданы и опубликованы не для целей система-

тическою обучения.

Обсуждение проблемы аудиовизуальных произведений

на конференции было закончено уточнением интерпре-

-126-

тации некоторых понятий, употребляемых в тексте кон-

венции; <выпуск в свет>, как он определен в ст. V при-

менительно к аудиовизуальным произведениям, включа-

ет наличие на открытом рынке копий фиксаций, содер-

жащих изображение либо сочетание изображения и зву-

ка, которые могут быть объектом купли-продажи, про-

ката и других гражданско-правовых сделок: <издание>

в отношении аудиовизуальных работ означает конкрет-

ный вариант произведения.

Характеризуя общую систему, выработанную на кон-

ференциях для получения принудительной лицензии, сле-

дует отметить три главных момента:

1) развивающиеся страны не получают каких-либо

экономических преимуществ, так как выдача принуди-

тельных лицензий сопровождается обязанностью выпла-

ты в свободно конвертируемой валюте гонорара владель-

цу авторского права.

2) выдача принудительных лицензий затруднена не-

обычайно сложным порядком ее получения.

3) выработанная система фактически лишает разви-

вающиеся страны возможности оперативного доступа к

необходимым им произведениям литературы, науки и

техники, так как принудительные лицензии могут быть

получены лишь после довольно продолжительного време-

ни со дня выхода в свет того или иного произведения.

Интересны высказывания западных авторов об итогах

работы конференций по проблеме получения принуди-

тельных лицензий. Журнал английских издателей <Бук-селлер> прямо указывает на то, что эта система не носит

сколько-нибудь эффективного характера и является ско-

рее <тенью, чем сущностью>. <Действительно, - отмеча-ет журнал, - предположим, что какая-либо работа полу-чила признание и заинтересовала соответствующих лицв развивающихся странах. Элементарная логика изда-тельскою дела обязывает владельца права на перевод,продать произведение, так как это экономически выгод-но, и тем самым установить монопольный контроль нетолько над публикацией, но и над распространением пе-ревода. Вряд ли какой-либо здравомыслящий издательбудет дожидаться того, что ею принудительно лишатправа, составляющего сущность самой его деятельности.Таким образом, созданная система вряд ли внесет что-либо новое в практику взаимоотношений между разви--127-тыми и развивающимися странами в области междуна-родно-правовой охраны авторских прав>. (*38).

Такой видный специалист в области авторского права,

как проф. Ульмер (ФРГ), (*39), заключает, что выработанная

сложная система принудительных лицензий направлена

в основном не на применение к конкретным странам, а

для нажима на стороны в их переговорах о получении

разрешения использовать те или иные произведения в

развивающихся государствах. На исключительную труд-

ность толкования положений Парижских текстов кон-

венций, а также на сложность их применения указывал

и такой видный юрист, как В. де Санктис (Италия). (*40).

Необходимо также отметить и то, что после 1971 года

обе конвенции, регулирующие отношения в области меж-

ду народного авторского права, стали ближе друг к дру-

гу, если иметь в виду, с одной стороны, включение во

Всемирную конвенцию признания основных прав автора,

а с другой стороны, принятие Бернской системой правил

принудительных лицензий, подобных тем, которые име-

ются во Всемирной. Многие обозреватели видят в этом

условие для дальнейшего сближения двух конвенций с

перспективой создания единой системы международно-

правовой охраны авторских прав. Вместе с тем коммен-

таторы решений Парижских конференций единодушны

в том, что удалось преодолеть кризис международной

системы охраны авторского права, вызванного Сток-

гольмским протоколом о развивающихся странах.

На 1 января 1977 г. к Парижскому тексту Всемирной

конвенции присоединились: Алжир, Багамские о-ва, Бан-

гладеш, Бразилия, Болгария, Великобритания, Венгрия,

Испания, Камерун, Кения, Колумбия, Мексика, Монако,

Марокко, Норвегия, Польша, Сенегал, США, Тунис,

Франция, ФРГ, Югославия.

Для характеристики общей системы доступа разви-

вающихся стран к произведениям, охраняемым авторским

правом, представляет интерес деятельность Международ-

ного информационного центра по авторскому праву, ко-

торый был создан при ЮНЕСКО в 1971 году в соответ-

ствии с решением 83-й сессии Исполнительного советы

ЮНЕСКО и во исполнение резолюции 4.122 XVI сессии

Генеральной конференции.

Основной целью центра является содействие более эф-

фективному доступу развивающихся стран к произведе-

ниям, охраняемым авторским правом, в области образо-

-128-

вания, науки и культуры. Информационный центр непо-

средственно или через национальные комиссии по делам

ЮНЕСКО проводит консультации с издателями и пред-

ставляющими их организациями, образовательными уч-

реждениями и государственными служащими в развива-

ющихся странах, с тем чтобы выявить, какие работы ка-

кого типа и в каком количестве необходимы им прежде

всего. После этого Информационный центр проводит

консультации с владельцами авторских прав, издателями

и т. п. в развитых странах с целью выявления условий и

процедуры, при которых они согласны представить разви-

вающимся странам необходимые им работы.

С другой стороны, Информационный центр непосред-

ственно запрашивает соответствующие лица и организа-

ции в развитых странах с целью получения информации

о работах, которые могут быть полезны развивающимся

странам: в частности, уточняются виды работ (книги, пе-

риодические издания, аудиовизуальные материалы

и т. п.), область знаний (математика, литература и т. п.),

способы использования (перепечатка, перевод, радио-

трансляция), ограничения различного рода и финансовые

условия. Информационный центр вырабатывает простые

типовые договоры для получения лицензий, способствует

организации в развивающихся странах курсов переводчи-

ков, специалистов в различных областях издательского

дела, а также содействует организации совместных пу-

бликаций различными развивающимися странами. Кроме

того. Информационный центр способствует созданию по-

добных центров в развитых и развивающихся странах и

служит связующим, а впоследствии и координирующим,

звеном между ними.

В целях выявления различных проблем, возникающих

в развивающихся странах в связи с доступом к произве-

дениям, охраняемым авторским правом, Генеральный ди-

ректор ЮНЕСКО в 1972 году обратился с соответству-

ющим запросом к государствам-членам, на который отве-

тили 47 государств. Согласно результатам этого опроса,

трудность развивающихся стран связана с 4 категориями

проблем: а) сбор данных затруднен в связи с недостаточ-

ностью информации библиографического характера и

сложностями в выборе наименований и установлении

владельцев прав, б) международные отношения в обла-

сти авторского права связаны с проведением переговоров

о получении необходимого разрешения на публикацию,

-129-

перевод, адаптацию и т. д.: в) возможность перевода и

адаптации ограничена нехваткой квалифицированных пе-

реводчиков и редакторов, как с точки зрения их лингви-

стических знаний, так и с точки зрения их специализации

по сути предмета; г) наличие экономической конъюнкту-

ры в связи с низкой покупательной способностью при вы-

плате авторских гонораров после получения разрешения

на использование произведения, имеющиеся высокие та-

моженные пошлины, налоги на импортные товары, тран-

спортные тарифы и регламентация валютных операций.

В связи с указанными трудностями Информационный

центр намерен предпринять ряд конкретных действий.

Так, в сотрудничестве с заинтересованными межправи-

тельственными и неправительственными организациями,

а также действующими документационными организаци-

ями он изучает в настоящее время вопрос о создании ап-

парата по снабжению государств-членов по их просьбе

тематическими перечнями имеющейся учебной и научной

литературы н произведений, способствующих росту куль-

турного уровня. Кроме того, предполагается предоставле-

ние издателям развивающихся государств и всем другим

лицам, пользующимся услугами центра, необходимых им

сведений относительно имени н адреса того или иного

издателя, того или иного названия произведения и соот-

ветствующего владельца авторских прав, а также имени

издателя, приобретшего право первого издания.

В целях облегчения переговоров о получении необхо-

димого разрешения на использование произведений, ох-

раняемых авторским правом, Международный информа-

ционный центр разработал предварительные проекты ти-

повых контрактов о передаче по договору некоторых эле-

ментов авторского права издателями книг в развитых го-

сударствах развивающимся странам:

1) контракт на передачу правительству или издателю

развивающегося государства права на издание на иност-

ранном языке:

2) контракт об использовании права на воспроизведе-

ние правительством или издателем развивающегося госу-

дарства:

3) контракт на совместное издание произведений из-

дателями страны, публикующей книги, и издателями или

правительством развивающегося государства.

В основу разработки этих типовых контрактов поло-

жены нормы, принятые во время пересмотра в Париже в

-130-

1971 году Бернской и Всемирной конвенций по авторско-

му праву.

В сотрудничестве с Международной федерацией пе-

реводчиков (МФП) Международный информационный

центр ставит перед собой задачу создать специальный

орган по удовлетворению запросов развивающихся стран

в предоставлении им квалифицированных переводчиков,

а также организации курсов по их подготовке.

Примером деятельности Международного информа-

ционного центра по авторскому праву может служить со-

званное в мае 1973 года совещание представителей ре-

гиональных или национальных информационных центров

по авторскому праву, ассоциаций или учреждений изда-

телей и организаций, представляющих авторов. Цель

этого совещания заключалась в том, чтобы: 1) рассмот-

реть вопрос о формах сотрудничества, которые можно

установить между Международным информационным

центром, с одной стороны, а с другой-национальными

пли региональными информационными центрами по ав-

торскому праву, ассоциациями или учреждениями, пред-

ставляющими авторов; 2) разработать предложения от-

носительно будущей ориентации деятельности Междуна-

родного информационного центра.

Совещание предложило развивающимся странам ин-

формировать этот центр о проблемах и трудностях, воз-

никающих при подготовке к изданию школьных учебни-

ков, учебных пособий, произведений науки, техники и

культуры. С другой стороны, страны – экспортеры книж-

ной продукции приглашались представить перечни про-

изведений, которые могут быть незамедлительно переда-

ны развивающимся странам.

Совещание выразило пожелание, чтобы Международ-

ный информационный центр изучил вопрос о нуждах раз-

вивающихся стран в переводах, адаптации и воспроизве-

дении иностранных книг в области образования и произ-

ведений общего характера. Кроме того, центру предлага-

лось изучить экономические проблемы книгопроизводства

и книгораспространения, с тем чтобы выявить базу для

переговоров издателей в странах-импортерах с издателя-

ми стран-экспортеров книжной продукции. Совещание

считало необходимым изучить возможность выработки и

принятия многостороннего соглашения с целью избежать

двойного обложения налогами гонораров, переводимых

из одной страны в другую.

-131-

Совещание специально обратило внимание центра на

необходимость рассмотрения вопроса о произведениях в

аудиовизуальной обработке, ибо за последнее десятиле-

тие все более возрастает их роль в качестве средства

обучения и распространения культуры. Новые аудиовизу-

альные методы особенно важны в тех странах, где по-

прежнему преобладают устные традиции, ибо в этих ус-

ловиях звуковые и аудиовизуальные записи являются

основным средством отражения и распространения их

устной культуры, а также удовлетворения потребностей

в области образования.

Совещание рекомендовало государствам – членам

ЮНЕСКО создать па двусторонней основе фонды для оп-

латы гонораров за использование произведений их граж-

дан в развивающихся странах. В связи с этим следует

отметить заявление правительства Венгерской Народной

Республики Генеральному директору ЮНЕСКО, в кото-

ром оно предложило, что, в случае когда литературные,

научные, образовательные и технические произведения

венгерских авторов будут опубликованы в развивающих-

ся странах либо на языках этих стран, либо на европей-

ских языках, используемых в этих странах, гонорар, при-

читающийся венгерскому автору от издателя развиваю-

щейся страны, будет выплачивать венгерское правитель-

ство при соблюдении следующих двух условий:

1) уважении личных неимущественных прав венгер-

ского автора (право на имя, на неприкосновенность

и т. п.):

2) распространении и использовании произведений,

выпущенных в их странах на европейских языках, только

на территории конкретной развивающейся страны.

Отмечая несомненные положительные стороны дея-

тельности Международного информационного центра, все

же следует подчеркнуть, что его создание вызвано от-

сутствием эффективного правового инструмента по об-

легчению развивающимся странам доступа к охраняемым

авторским правом произведениям. Примечательно, что и

сама идея создания такого центра была выдвинута аме-

риканскими издателями, обеспокоенными возможными

радикальными изменениями международной системы за-

щиты авторского права.

Изменения, внесенные в Бернскую конвенцию об охра-

не литературных и художественных произведений. Как

уже неоднократно отмечалось, в соответствии с вашинг-

-132-

тонскими рекомендациями пересмотр Всемирной и Берн-

ской конвенций состоялся одновременно в ходе конферен-

ций, созванных в одном и том же месте, в одно и то же

время, практически с одним и тем же составом делега-

тов. При этом предполагалось в Бернской конвенции:

1) пересмотреть ст. 21 Стокгольмского акта с целью

отделения от этого документа протокола о развивающих-

ся странах;

2) включить положение, согласно которому изменен-

ная ст. 21 пересмотренной Всемирной конвенции может

вступить в силу лишь после ратификации Испанией,

США, Францией и Великобританией:

3) включить пункт, позволяющий развивающимся

странам, входящим в Бернский союз, применять в своих

отношениях с другими государствами, его членами, пе-

ресмотренный текст Всемирной конвенции.

На Парижской конференции были представлены 48

стран – членов Бернского союза, 27 государств присла-

ли своих наблюдателей.

Учитывая ограниченный характер конференции, было

решено в новый текст конвенции, получившей название

<Парижский акт>, включить без изменений ст. 1-20

Стокгольмского акта Бернской конвенции, а также адми-

нистративные правила (ст. 22-26).

Следуя вашингтонским рекомендациям, конференция

решила заменить протокол о развивающихся странах до-

полнительным протоколом, который в соответствии со

ст. 21 представляет собой неотъемлемую часть Париж-

ского акта. Все предписания дополнительного протокола

сформулированы аналогично соответствующим правилам

Всемирной конвенции, за исключением некоторых редак-

ционных изменений, вызванных терминологией, употреб-

ляемой Бернской конвенцией. В связи с этим дискуссии

по принципиальным вопросам международно-правового

режима развивающихся стран в области авторского пра-

ва не возобновлялись.

Как уже отмечалось ранее, ст. 28 Стокгольмского тек-

ста предусмотрела возможность для стран – участниц

Бернского союза при присоединении к Всемирной конвен-

ции не применять положения ст. 1-21 и протокола о раз-

вивающихся странах, а также административные пред-

писания (ст. 22-26). Однако ко времени Парижской кон-

ференции последние вступили в силу, поэтому Парижский

акт не допускает возможности отказываться от их при-

-133-

менения, оставляя право за присоединяющимися государ-

ствами не быть связанными ст. 1-21 и приложением.

В соответствии со ст. 28, п. 2, п/п. а, ст. 1-21, допол-

нительный протокол входит в силу спустя три месяца

после того, как пять стран Бернского союза ратифици-

руют этот акт либо к нему присоединятся, а также после

того, как Франция, Испания, Великобритания и США

будут связаны положениями измененной Всемирной кон-

венции. Обращает на себя внимание тот факт, что

вступление в силу Бернской конвенции поставлено в за-

висимость от позиции страны, не являющейся ее чле-

ном, – США. Однако это решение было принято под

давлением развивающихся стран, заинтересованных в

том, чтобы один из главных мировых экспортеров пе-

чатной продукции связал себя обязательствами, вырабо-

танными для облегчения доступа развивающимся стра-

нам к произведениям, охраняемым авторским правом.

-134-

МЕЖДУНАРОДНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ

ФОТОГРАФИЧЕСКОЙ РЕПРОДУКЦИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ,

ОХРАНЯЕМЫХ АВТОРСКИМ ПРАВОМ

Использование современных средств репродукции, и

в частности фотографирования, микрофильмирования и

других аналогичных способов, придает актуальный ха-

рактер поискам решений, которые могли бы примирить

права авторов воспроизводимых таким образом произ-

ведений и других носителей авторского права, например

издателей, с интересами потребителей. При этом следует

иметь в виду, что охрана прав владельцев авторского

права не должна приводить к тому, чтобы осуществляе-

мый ими контроль за использованием произведений ста-

новился препятствием на пути развития эффективности

их использования в самых различных целях. Таким об-

разом, проблема состоит в сочетании интересов авторов

и их правопреемников, с одной стороны, и с другой – в

использовании преимуществ, которые фоторепродукция

дает потребителям, библиотекам, центрам документа-

ции, учебным заведениях, научно-исследовательским ра-

ботникам и так далее.

По данным ряда исследователей, количество фотоко-

пий, производимых в западных странах, неуклонно воз-

растает. Так, в ФРГ в 1973 году было произведено около

8,75 млрд. фотокопий, в 1974 году-около 10,1 млрд.,

а в 1975 году эта цифра достигла 12,7 млрд.; в США в

-134-

1967 году было сделано 27,5 млрд. фотокопий; а в Гол-

ландии в 1972 году-4 млрд. копий. (*41).

Национальные законодательства регулируют -пробле-

му фотографического репродуцирования произведений

отнюдь не единообразно. Ранее авторское право США не

содержало статей, регламентирующих копирование раз-

личных материалов. Поэтому американские издатели

проявляли понятное беспокойство то поводу репродуци-

рования в больших масштабах печатных материалов.

Не без основания они опасались, что развитие тех-

ники может привести к тому, что книгу будет дешевле

репродуцировать, чем купить. В настоящее время в США

введен закон об авторском праве, в основу которого по-

ложена идея так называемого добросовестного пользо-

вания материалами, принимающая во внимание объем,

цель и вид копирования материала, а также финансовые

интересы автора.

Во Франции действует закон, по которому допускает-

ся фотокопирование литературных произведений. Статья

41-2/0 указывает на то, что после опубликования произ-

ведения автор не может препятствовать фотокопирова-

нию с целью индивидуального использования.

В Италии ст. 68 действующего закона об авторском

праве разрешает воспроизведение отдельных работ или

отрывков из них только для личного пользования, но нс

для сбыта или распространения. Библиотеки же могут

производить фотокопирование только для служебного

использования. (*42).

Указ Верховного Совета СССР от 21 февраля 1973 г.,

внесший изменения в советское законодательство об ав-

торском праве в связи с присоединением Советского Со-

юза к Женевской конвенции, предусмотрел возможность

репродуцирования печатных произведений в научных,

учебных и просветительных целях без извлечения при-

были. Репродуцирование допускается без согласия ав-

тора и без выплаты ему вознаграждения. Эта норма со-

ветского права предусматривает также такие виды вос-

произведения, как фотокопирование, ксероксирование,

микрофильмирование и другие подобные способы репро-

графии, (*43), исключая воспроизведения типографским спо-

собом.

В международных конвенциях по охране авторских

прав регламентация фотографической репродукции про-

изведений также далека от единообразия. Статья 9

-135-

Стокгольмского и Парижского текстов Бернской конвен-

ции закрепила за автором литературных и художествен-

ных произведений исключительное право разрешать во-

просы их воспроизведения <любым образом и влюбой форме>. Однако п. 2 этой же статьи предоставил

право странам Бернского союза разрешать воспроизве-

дение в определенных случаях при условии, чтобы оно

не наносило ущерба <нормальной эксплуатации произ-ведения и не ущемляло необоснованным образом закон-ные интересы автора>. Так, например, если количество

фотокопий превысит какой-то уровень <нормальной эк-сплуатации произведения>, то это может быть признано

противоречащим нормам Бернской конвенции. Однако

сам термин <нормальная эксплуатация> крайне рас-

плывчат и неопределенен, что, естественно, снижает эф-

фективность применения этой статьи.

В тексте Всемирной конвенции об охране авторского

права 1952 года право на воспроизведение вообще не упо-

минается. Парижский же текст (1971 г.) в ст. IV

включил в основные права, обеспечивающие охрану иму-

щественных интересов авторов, <исключительное правона разрешение воспроизведения любыми способами>. Од-

нако п. 2 ст. IV bis разрешил договаривающимся госу-

дарствам при обязательстве <придерживаться разумногоуровня эффективной охраны> признаваемых прав делать

<не противоречащие духу и положениям настоящей кон-венции> исключения из них. Необходимо отметить также

и то, что конвенция в ст. V quater предусмотрела необы-

чайно детализированный список условий, при которых

возможно получение развивающимися странами лицен-

зии на воспроизведение той или иной работы.

Исследования, проводимые в области фотографиче-

ской репродукции произ.всдений, учитывали целесообраз-

ность и своевременность принятия по этому вопросу ме-

ждународной регламентации. Созванный в 1968 году

комитет экспертов принял ряд важных рекомендаций по

даному вопросу. Им рассматривались случаи, когда:

а) репродукции выполнены исключительно в личных

целях копирующего;

б) репродукции выполнены библиотеками в различ-

ных целях (в том числе в коммерческих);

в) репродукции сделаны в педагогических целях в об-

разовательных или учебных заведениях, не преследующих

получение прибыли.

-136-

Рекомендации комитета сводились к следующему:

1. Полное освобождение от уплаты авторского гоно-

рара при репродукциях, выполненных исключительно для

личного использования копирующего лица.

2. Разрешение производить микрофильмирование

журналов или периодических изданий, а также книг из

коллекции библиотек, не преследующее коммерческих це-

лей. Эти библиотеки вправе предоставлять пользователю

без оплаты авторского права один экземпляр (фотоко-

пии) при условии, что он не будет превышать размеров

одной статьи или <разумно допустимой> части книги.

В случаях, преследующих коммерческие цели, должно

соблюдаться авторское право, то есть выплачиваться го-

норар.

3. Разрешение свободного репродуцирования, осу-

ществляемого с педагогическими целями в учебных заве-

дениях или учреждениях по подготовке кадров, не пре-

следующих получение прибыли.

Следует отметить, что многочисленные условия сопро-

вождали все эти рекомендации.

На основании этих последних XVI сессия Генеральной

конференции ЮНЕСКО (Париж, 1970 г.) предложила Ге-

неральному директору изучить проблему целесообразно-

сти и своевременности принятия международной регла-

ментации в отношении фоторепродукции произведений,

охраняемых авторским правом, сферы охвата и масштаба

ее, а также определить метод, который надлежит избрать

для осуществления этой задачи. Кроме того, межправи-

тельственный комитет по авторскому праву и исполни-

тельный совет Бернского союза на своих сессиях в 1971 го-

ду приняли решение о том, что регламентирование фото-

графической репродукции произведений, охраняемых ав-

торским правом, должно осуществляться в международ-

ном плане не путем принятия международной конвенции,

а с помощью рекомендаций, которые могли бы служить

руководством для национального законодательства.

XVII сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО (Па-

риж, 1972 г.) вынесла решение о необходимости дальней-

шего изучения рассматриваемой проблемы, для чего в

Париже со 2 по 4 мая 1973 г. под совместным руковод-

ством ЮНЕСКО и ВОИС состоялись заседания рабочей

группы по репрографическому воспроизведению работ,

охраняемых авторским правом. Была отмечена возрос-

шая срочность решения рассматриваемой проблемы в свя-

-137-

зи с расширением использования многообразного репро-

графического оборудования и постоянного снижения

стоимости машин и воспроизведения.

Было признано, что в принципе репрография являет-

ся формой воспроизведения, которое регламентируется

Бернской конвенцией, пересмотренной в Стокгольме в

1967 году и в Париже в 1971 году, а также Всемирной

конвенцией об авторском праве, пересмотренной в том же

году в Париже. В связи с этим рабочая группа полагала,

что именно национальное законодательство должно опре-

делять необходимые положения по регламентации репро-

графического воспроизведения работ, охраняемых автор-

ским правом. Вместе с тем она рекомендовала учитывать

определенные правила:

1) воспроизведение репрографическим способом вле-

чет за собой <справедливое вознаграждение>;

2) исключением из этого может быть:

а) воспроизведение отдельными лицами отдельных

экземпляров какой-либо статьи из периодических изда-

ний или разумной части любого другого произведения для

личного пользования. Подобное воспроизведение может

быть предоставлено лицу библиотечным центром или

центром документации. Национальное законодательство

может предусмотреть эту возможность только для науч-

ных работников:

б) производство преподавателями в педагогических

учреждениях всех уровней ограниченного числа репрогра-

фических копий произведений, охраняемых авторским

правом, но исключительно для целей преподавания в со-

ответствии с неограниченной лицензией, выдаваемой по-

сле переговоров между руководством той или иной отрас-

ли образования и соответствующей организацией, пред-

ставляющей авторов и издателей. Эти же правила могли

бы применяться к органам государственного управления,

организациям и коммерческим предприятиям;

в) возможность для развивающихся стран не преду-

сматривать выплату вознаграждений за репрографиче-

ское воспроизведение.

Эти рекомендации были подвергнуты обсуждению на

проходившем в декабре 1973 года заседании межправи-

тельственного комитета Всемирной конвенции. В связи

с этим участвующие в его работе представители разви-

вающихся стран отмечали, что рассматриваемая пробле-

ма должна решаться таким образом, чтобы были преду-

-138-

смотрены для этих стран возможности наиболее эффек-

тивного доступа к культурным и научным ценностям, не-

обходимым для преодоления последствий колониализма

во всех областях. Это мнение было поддержано большин-

ством делегаций, в связи с чем межправительственный

комитет решил не рекомендовать предстоящей XVIII сес-

сии Генеральной конференции выносить окончательное

решение по рассматриваемой проблеме.

В 1975 году в Вашингтоне под эгидой межправитель-

ственного комитета Всемирной конвенции и постоянного

комитета Бернского союза состоялись заседания подко-

митета, где были представлены .правительственные экс-

перты из 23 стран и наблюдатели целого ряда неправи-

тельственных международных организаций. Подкомитет

продолжил изучение проблемы целесообразности приня-

тия международной регламентации о репродуцировании

произведений, охраняемых авторским правом.

Его выводы сводились к тому, что существующие ме-

ждународные конвенции об авторском праве содержат

общие положения относительно права на воспроизведе-

ние. Естественно, что они должны распространяться и на

репрографический способ. Таким образом, эксперты ис-

ключили возможность разработки нового международно-

го соглашения в этой области.

Было также отмечено, что проблемы в правовой ре-

гламентации репродуцирования особенно остры лишь в

развитых капиталистических странах и не характерны

для социалистических и развивающихся государств.

Наконец, эксперты пришли к выводу, что националь-

ные законодательства отдельных государств вполне мо-

гут решать проблему фоторепродуцирования без между-

народных рекомендаций. Примерами этого могут быть:

включение в стоимость фотоматериалов части авторского

гонорара, заключение писательскими организациями спе-

циальных договоров с государственными органами, кото-

рые будут производить соответствующие компенсацион-

ные отчисления. Отмечались и другие способы.

Рекомендации подкомитета были приняты без особого

энтузиазма в развитых капиталистических странах. Мно-

гие комментаторы предсказывают неизбежность возвра-

щения к проблемам международной регламентации ре-

продуцирования произведений. Во всяком случае, и

ЮНЕСКО, и ВОИС в своих программах предусматрива-

ют дальнейшую .разработку рассматриваемого вопроса.

-139-

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА

ТАК НАЗЫВАЕМЫХ <СМЕЖНЫХ> ПРАВ

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНВЕНЦИЯ ПО ОХРАНЕ ПРАВ

АРТИСТОВ-ИСПОЛНИТЕЛЕЙ, ИЗГОТОВИТЕЛЕЙ- ФОНОГРАММ

И РАДИОВЕЩАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИИ

(Рим, 1961 г.)

В сложной международной системе отношений меж-

ду лицами, организациями и странами по использова-

нию произведений литературы и искусства огромную

роль играют радиовещательные и телевизионные орга-

низации, а также производители фонограмм, пропаган-

дирующих, рекламирующих и использующих произведе-

ния для радио и телевидения (пластинки, видео- и маг-

нитные пленки и тому подобное). В этой же системе

важнейшее значение отводится артистам и интерпрета-

торам, непосредственно исполняющим конкретные лите-

ратурные, художественные и музыкальные произведе-

ния. Права, которыми располагают указанные категории

субъектов, тесно связанные с авторскими, но не относя-

щиеся к ним, получили в международной практике на-

звание <смежные>. (*1). По сути своей они тесно смыкаются

друг с другом, но по характеру своему противоречивы,

а очень часто даже антагонистичны. Действительно, с

одной стороны, артист-исполнитель заинтересован преж-

де всего в более полном и эффективном контроле над

исполнением, являющимся плодом его интеллекта, ма-

стерства, таланта и вдохновения. С другой стороны, ра-

диовещательные и телевизионные организации, а также

изготовители фонограмм (пластинок, магнитных пле-

нок) стремятся к более свободному и монопольному ис-

пользованию результатов труда артистов-иополнителей в

своих программах и передачах.

Аналогичный антагонизм присущ также взаимоотно-

шениям между радио- и телевизионными организациями,

с одной стороны, и изготовителями фонограмм-с дру-

гой.

-140-

В международном плане охрана прав, примыкающих

к авторским, осуществляется в соответствии с Конвен-

цией по охране прав артистов-наполнителей, изготовите-

лей фонограмм и радиовещательных организаций, за-

ключенной в Риме в 1961 году. Эта конвенция, представ-

ляющая собой попытку сбалансировать охрану интере-

сов трех категорий носителей прав, не получила до на-

стоящего времени широкого признания, хотя и вступила

в действие 18 мая 1964 г.

Основные положения конвенции. (*2). Подобно Бернской

и Всемирной конвенциям, Римская базируется на прин-

ципе национального регулирования с гарантированием

обязательного минимума охраны. Статья 2, п. 1, опреде-

ляет, что понятие национального регулирования означа-

ет режим, устанавливаемый внутренним законодатель-

ством государства-члена, где ищется защита, для:

1) отечественных артистов в отношении исполнений,

имевших место, радиотранслированных или впервые за-

фиксированных на своей территории;

2) имеющих на данной территории штаб-квартиру

отечественных изготовителей фонограмм, впервые за-

крепленных или впервые выпущенных в свет в пределах

своей страны;

3) радиовещательных организаций, имеющих штаб-

квартиры в своей стране, в отношении радиопередач,

осуществленных передатчиками, расположенными на

этой территории.

Таким образом, государства-члены могут своими

внутренними законодательствами определять различные

условия предоставления охраны владельцам <смежных>

прав. Они могут предусматривать необходимость осу-

ществления первичного исполнения, звукозаписи или

радиопередачи лишь с национальной территории либо

только отечественными радиовещательными организаци-

ями и тому подобное.

Статьи 7, 10, 12, 13 и 14 конвенции уточняют общий

принцип национального регулирования, устанавливая

определенный минимум охраны для владельцев <смеж-ных> прав.

Так, ст. 7 очень осторожно формулирует минимум ох-

раны прав артистов-исполнителей, ибо, как это неодно-

кратно подчеркивалось на всех стадиях выработки кон-

венции, даже на национальном уровне довольно трудно

определить конкретные меры по охране их прав. В об-

-141-

щем плане ст. 7 признала за исполнителем право на

санкционирование использования при радиотрансляции

или других способах публичной коммуникации, фикса-

ции и воспроизведении результатов их творчества. При

этом охрана прав исполнителей от неразрешенной радио-

трансляции или других способов публичной коммуника-

ции предоставляется лишь для случаев осуществления

этих последних с места непосредственного исполнения.

Исполнители имеют право разрешать фиксацию их ис-

полнения лишь в отношении еще не зафиксированных

результатов их творчества. Использование уже произве-

денных фонограмм, фиксаций или радиотрансляция то-

го, что специально создано для этих целей, может про-

изводиться и без согласия исполнителя, если: 1) фикса-

ция произведена с его согласия, 2) воспроизведение

осуществляется в соответствии с целями, для которых

оно произведено, и .в других случаях. Что касается взаи-

моотношений исполнителей, когда им является одно ли-

цо или когда представление осуществляется с одновре-

менным участием нескольких лиц: хор, спектакль, ор-

кестр, давших согласие на радиотрансляцию, с радиове-

щательными организациями в отношении ретрансляции,

фиксации для целей трансляции и воспроизведения та-

ких фиксаций, то конвенция относит эту проблему к ве-

дению национальных законодательств. (*3). При этом под-

черкивается право исполнителей контролировать радио-

вещательные организации на основе контрактов.

Объем правомочий изготовителей фонограмм в Рим-

ской конвенции определен в очень общей форме. Ста-

тья 10 предоставляет им право <разрешать или затре-щать непосредственное или непрямое (*4) воспроизведениеих фонограмм>. Такой широкий подход не разрешал од-

ну из самых сложных проблем, стоящих перед конфе-

ренцией,-проблему так называемого <вторичного ис-пользования фонограмм>, то есть воспроизведения в ра-

диопрограммах и других коммуникациях для широкой

публики. Результатом долгих дебатов явились положе-

ния ст. 12, в соответствии с которыми <использователь>

фонограммы обязывался выплачивать единовременное

вознаграждение либо исполнителям, либо изготовителям

фонограмм, либо обоим. Причем на национальные зако-

нодательства возлагалось определение условий и долей,

выплачиваемых каждой из сторон, при условии, что меж-

ду ними не достигнута соответствующая договоренность.

-142-

Указанное единовременное вознаграждение выплачива-

ется лишь для случаев выпуска фонограммы для ком-

мерческих целей либо если воспроизведение ее исполь-

зуется непосредственно для радиопередачи или другого

способа коммуникации для широкой публики.

Учитывая огромное экономическое значение правил

ст. 12, а также отсутствие единого подхода к проблеме

вторичного использования в национальных законода-

тельствах, ст. 16 конвенции предусмотрела возможность

для государств-членов в любое время известить Гене-

рального секретаря ООН, что оно не намерено приме-

нять положения ст. 12 конвенции вообще либо в отноше-

нии определенных случаев. Договаривающееся государ-

ство может ограничить применение правил ст. 12 лишь

изготовителями фонограмм – граждан государств –

членов конвенции. Более того, оно вправе поставить

охрану прав изготовителей фонограмм-граждан Дру-

гих государств-членов в зависимость от того объема

прав, который предоставляется в этих последних его

гражданам -изготовителям фонограмм.

Подобные ограничения возможны и в отношении

срока охраны.

Проблему формальностей конференция разрешила

сравнительно легко. Статья 11 конвенции предусмотрела

правило, по которому формальности считаются выпол-

ненными, когда все выпущенные и предназначенные для

продажи экземпляры фонограмм либо их упаковка носят

символ c с указанием даты первой публикации. Этот

символ должен быть размещен так, чтобы он был легко

различим. Если на экземплярах либо упаковке нет ука-

зания имени изготовителя либо его лицензии (с указа-

нием его имени, товарного знака или других соответст-

вующих символов), то помещаемый знак c должен так-

же включать имя владельца права на изготовление фо-

нограммы. Более того, если экземпляры фонограммы или

их упаковка не указывают основного исполнителя, то в

знаке c должно быть указано имя лица, которому в

стране, где произведена запись, принадлежит право ис-

полнения. Все вышеуказанные положения применимы

для стран, которые в качестве условия предоставления

охраны прав изготовителей фонограмм, либо исполните-

лей, либо и тех и других предусматривают соблюдение

формальностей. Таким образом, в странах, где таких

условий нет, конвенционная охрана предоставляется и

-143-

при отсутствии знака (Р) с соответствующими указа-

ниями. –

Характеризуя охрану прав изготовителей фонограмм,

следует коротко остановиться также и на конвенции об

охране их интересов при незаконном использовании при-

надлежащей им продукции.

Указанная конвенция была подписана 29 октября

1971 г. в Женеве и направлена на борьбу с усилившимся

незаконным производством и распространением фоно-

грамм, достигшим за последние несколько лет, по дан-

ным Международной федерации фонографической инду-

стрии, ста миллионов пластинок, кассет и других видов

фонограмм. (*5). Вместе с тем в конвенции предусмотрены

правила, направленные на снижение отрицательного эф-

фекта уже действующих международных соглашений со

сходными объектами регулирования (прежде всего Рим-

ской конвенцией 1961 г.).

В соответствии со ст. 1 конвенции участвующие госу-

дарства обязуются охранять посредством своих нацио-

нальных законов, предотвращающих <недобросовест-ную> конкуренцию или предоставляющих право собст-

венности, интересы производителей фонограмм, являю-

щихся гражданами других государств-участников.

При этом охрана их интересов предоставляется на-

циональным законодательствам, которые определяют

для этого юридические меры. Срок охраны этих интере-

сов определяется также национальными законами стра-

ны, где ищется защита. Однако он не должен быть менее

20 лет, начиная с конца года, в котором сделана первая

запись фонограмм.

В случаях, когда какое-либо участвующее государ-

ство предусматривает необходимость выполнения фор-

мальностей относительно условий, при которых обеспе-

чивается охрана интересов производителей фонограмм,

то эти требования считаются выполненными, если все

разрешенные копии фонограммы, находящиеся в торго-

вом обращении, или их упаковка имеют на видном ме-

сте знак (Р) с указанием года первого издания. Этот

знак ставится на видном месте, с тем чтобы было отчет-

ливо видно, что данная фонограмма находится под ох-

раной. Если же копии и их упаковка не позволяют уста-

новить производителя фонограммы либо его правопреем-

ника, то соответствующее упоминание должно включать

-144-

также фамилию изготовителя, его преемника в должно-

сти или обладателя лицензий.

Национальные законодательства стран-участниц

вправе предусмотреть ограничения, касающиеся охраны

интересов производителей фонограмм. Они должны

быть аналогичны тем, которые охраняют интересы авто-

ров литературных и художественных произведений. Вме-

сте с тем создатели конвенции постановили, что прину-

дительные лицензии на воспроизведение фонограмм мо-

гут выдаваться исключительно для использования в це-

лях образования или научных исследований (ст. 4, п. 1).

Объем правомочий радиотрансляционных организа-

ций определен ст. 13. Римской конвенции и включает

право <разрешать или запрещать>:

1) ретрансляцию своих программ;

2) фиксацию своих программ;

3) воспроизведение зафиксированных без их согла-

сия программ либо зафиксированных на надлежащем ос-

новании, но воспроизведенных не в соответствии с целя-

ми, при которых была сделана запись программ;

4) публичное представление телевизионных про-

грамм, если оно производится в местах с платным вхо-

дом. Статья 16, п. b, предоставила возможность участ-

вующему в конвенции государству оговорить неприем-

лемость последнего правила у себя в стране. В таком

случае другие государства-члены не обязаны гаранти-

ровать соответствующее право тем радиовещательным

организациям, штаб-квартира которых находится в стра-

не, сделавшей оговорку к ст. 13, п. d.

Минимальный срок конвенционной охраны установ-

лен ст. 14 и равен 20 годам, исчисляемым с конца года:

а) в котором была произведена фиксация фонограмм

и использованных в них исполнении;

б) в котором имело место исполнение, не закреплен-

ное в фонограммах;

в) в котором была произведена радиопередача.

Учитывая то обстоятельство, что внутреннее законо-

дательство стран может предусмотреть срок охраны

прав, смежных с авторскими, больший, чем он установ-

лен конвенцией, участники конференции пришли к вы-

воду, что государства, установившие более длительный

срок, не обязаны распространять его целиком на субъ-

ектов тех стран, где он меньший.

-145-

Критерии применимости правил конвенции определе-

ны в ст. 4, 5 и 6. Основной вопрос, который пришлось

решать участникам конференции, сводился к тому, при-

менимы ли правила конвенции лишь к международным

ситуациям либо и к внутринациональным тоже. Други-

ми словами, применяются ли правила конвенции лишь

к иностранным исполнителям изготовляемых фонограмм

и радиовещательным организациям либо и к отечест-

венным также. Результатом дискуссии явились правила

о применимости положений конвенции лишь к иностран-

ным субъектам, в то время как на граждан своей стра-

ны распространяется лишь внутреннее законодательство

стран-участниц.

Статья 4 конвенции относит к лицам, на которых рас-

пространяется охрана, исполнителей при условии, что:

1) исполнение имело место в другом государстве-

члене, либо

2) исполнение является частью фонограммы, охра-

няемой по правилам настоящей конвенции, либо

3) исполнение, не закрепленное фонограммой, про-

звучало в радиопрограмме, охраняемой по правилам

настоящей конвенции.

Следует обратить внимание на то, что 2-е и 3-е пра-

вила фактически направлены на то, чтобы исполнение,

закрепленное в фонограмме или прозвучавшее в радио-

программе, охранялось лишь в том случае, если сама

фонограмма и радиопередача подлежали охране в госу-

дарствах – участниках конвенции.

Для охраны изготовителей фонограмм конвенция

установила один из трех критериев: национальность,

фиксация и выпуск в свет. В соответствии с таким под-

ходом каждое договаривающееся государство получило

возможность, путем извещения об этом Генерального

секретаря ООН, применять любой из этих критериев,

если национальные законодательства не позволяют при-

менять какой-нибудь из них, например выпуск в свет

или фиксацию. Таким образом, фонограммы охраняют-

ся в соответствии либо с критерием национальности

(изготовитель фонограмм является гражданином дру-

гого договаривающегося государства), либо в соответ-

ствии с критерием фиксации (первая фиксация звука

была произведена в другом договаривающемся государ-

стве), либо в соответствии с критерием выпуска в свет

(фонограмма впервые выпущена в свет на территории

-146-

договаривающегося государства). Если же в государст-

ве-участнике исключается критерий выпуска в свет, то

могут применяться критерии национальности и фикса-

ции. И, наконец, для государств, не применяющих прин-

цип фиксации, предоставляется возможность применять

критерии национальности и выпуска в свет.

Естественно, что в случае охраны невыпущенных в

свет фонограмм критерий выпуска в свет применяться

не может. Значит, договаривающееся государство впра-

ве обратиться либо к критериям национальности и фик-

сации, либо к одному из них.

Уточняя критерий выпуска в свет, ст. 5, п. 2, закреп-

ляет правило, в соответствии с которым даже если фоно-

грамма впервые выпущена в свет на территории госу-

дарства, не участвующего в конвенции, но в течение 30

дней с момента первичной публикации осуществлена в

договаривающемся государстве (одновременный выпуск

в свет), то такая фонограмма считается впервые выпу-

щенной в свет в государстве – участнике конвенции.

Довольно много внимания конференция уделила оп-

ределению круга возможных исключений, которые до-

говаривающиеся государства вправе своим внутренним

законодательством допускать в отношении охраны, пре-

доставляемой конвенцией. В соответствии со ст. 15, п. 1,

такие исключения допускаются для случаев:

1) личного использования;

2) использования коротких выдержек в связи с вы-

пусками последних известий;

3) временной фиксации радиовещательными органи-

зациями своими средствами для своих радиопрограмм;

4) использования исключительно для образователь-

ных целей и научных исследований. Кроме этого, кон-

венция допускает распространение на <смежные> права

тех же исключений, которые существуют в договарива-

ющихся государствах в отношении прав на литератур-

ные и художественные произведения. Например, если

какое-либо государство-участник своим внутренним за-

конодательством допускает свободное использование

охраняемых авторским правом произведений для благо-

творительных целей или литературной критики, то по-

добного рода исключения допускаются в отношении объ-

ектов творчества артистов-исполнителей, программ ра-

диовещательных организаций и фонограмм.

-147-

Для правильного толкования материально-правовых

положений конвенции имеют большое значение понятия,

которые применяются в ее тексте, в частности такие, как

<исполнители>, <фонограмма>, <изготовитель фоно-грамм>, <выпуск в свет>, <воспроизведение>, <радио-трансляция> и <ретрансляция>. Все они определены в

ст. 3.

Под исполнителями понимаются актеры, певцы, му-

зыканты, танцоры и другие лица, которые представля-

ют, поют, произносят, декламируют, играют или каким-

либо другим образом исполняют литературные или ху-

дожественные произведения. Причем, как это было со-

гласовано на конференции, под последними понимают-

ся, в частности, музыкальные, драматические и музы-

кально-драматические работы, которые имеются в виду

в Парижской и Всемирной конвенциях. Было достигну-

то также понимание по вопросу о том, что дирижеры

музыкантов или певцов также подпадают под категорию

исполнителей, хотя и специально не указаны в ст. 3.

Не вызвало сомнений и то, что понятие <исполнение>

включает и такие частные формы, как декламация или

представление.

Фонограмма в тексте конвенции означает любую

<исключительно устную> фиксацию звукового исполне-

ния или других звуков. Причем запись пения птиц и

других естественных звуков не подпадает под категорию

<фонограммы> в смысле конвенции.

Изготовитель фонограмм означает лицо либо объе-

динение (юридическое лицо), которое осуществляет пер-

вичную фиксацию звуков исполнения или других зву-

ков. При этом на конференции подчеркивалось, что в

случае если фиксацию звуков непосредственно выпол-

няет служащий объединения (юридическое лицо), то

изготовителем фонограммы в смысле конвенции являет-

ся это юридическое лицо, а не непосредственный испол-

нитель.

Выпуск в свет означает предложение копий или эк-

земпляров фонограмм широкой публике в достаточном

количестве. Что понимать под терминами <широкая пуб-лика> и <достаточное количество>, в конвенции не опре-

деляется.

Воспроизведение означает производство (изготовле-

ние) копии или копий фиксаций. В данном случае важ-

но, что в понятии <воспроизведение> подчеркивается

-148-

элемент копирования, что исключает такие действия как

представление, показ, выставление, то есть действия

не ведущие к появлению экземпляров в объективной

форме.

Радио- и телетрансляция предполагает беспроволоч-

ную передачу для публичного приема звуков или изо-

бражений и звуков. В данном случае важно подчерк-

нуть, что из понятия исключены передачи частного ха-

рактера, то есть предназначенные не для широкой пуб-

лики, такие как сообщения с морских кораблей, поли-

цейские радиопереговоры и тому подобное. В докладе

главного докладчика говорится, что слова <передача вцелях принятия ее населением (слушателями)> означа-

ют, что если передача предназначена одному лицу или

четко выраженной группе: морским кораблям, самоле-

там в воздухе, также работающим в городе и так далее,

то она не должна рассматриваться как радиопередача

в смысле конвенции.

Ретрансляция означает одновременное транслирова-

ние одной радиоорганизацией передачи другой радио-

станции. К числу основных трудностей при применении

понятия <ретрансляция> относится проблема, возника-

ющая тогда, когда радиооборудованне (радиопередат-

чик) принадлежит одной организации, а сама программа

подготовлена и представлена (исполнена) другой. Кто

в данном случае является передающей организацией?

Участники конференции пришли к выводу, что таковой

в смысле конвенции является та радиостанция, которая

подготовила и представила программу, а не та, пере-

датчики которой были использованы. Аналогично, если

программа фиксируется кем-либо, а передастся какой-

либо радиостанцией, то последняя и является той, пере-

дачи которой нельзя использовать (ретранслировать)

без ее разрешения.

Как уже отмечалось, Римская конвенция не поль-

зуется большой популярностью, к ней присоединились

на январь 1977 года 19 государств. Часто говорят поэ-

тому, что конвенция является практически мертворож-

денной. Каковы причины этого? Обычно отмечаются три

главные. Прежде всего Римская конвенция открыта

лишь для государств, участвующих либо в Бернском со-

юзе, либо во Всемирной конвенции. Естественно, что это

фактически сужает круг возможных се участников. За-

крытый характер конвенции неизбежно поднимает про-

-149-

блему нарушения национального суверенитета госу-

дарств.

Кроме того, против присоединения к Римской кон-

венции выступает целый ряд организаций, охраняющих

права авторов, которые противятся предоставлению ох-

раны субъектам, творчески не участвующим в создании

произведений литературы и искусства.

В данном случае идет речь о так называемой <теориипирога>, которая рассматривает вознаграждение за про-

изведение интеллектуального творчества в виде кусков

пирога. В этом смысле, чем больше участников <трапе-зы>, тем меньше им перепадает. Наконец, против конвен-

ции активно выступают радиовещательные организации,

которые полагают, что Римская конвенция фактически

не предоставляет им никакой охраны.

Ряд комментаторов отмечают также, что конвенция

охраняет несовпадающие интересы трех групп субъек-

тов: прав радиовещательных организаций, производите-

лей фонограмм и артистов-исполнителей. При этом, если

все страны мира, в том числе и развивающиеся, распо-

лагают радиовещательными организациями и могут про-

явить интерес к охране их передач, то не все страны

располагают фонографической промышленностью, экс-

портирующей свою продукцию, или артистами-исполни-

телями, регулярно выезжающими на гастроли за рубеж.

В этом случае у них нет экономической заинтересован-

ности стать участниками конвенции, охраняющей инте-

ресы субъектов права лишь в другой стране-участнице.

На охрану прав артистов-исполнителей, изготовите-

лей фонограмм и радиовещательных организаций пер-

воначально были направлены усилия при создании Кон-

венции о распространении несущих программу сигналов,

передаваемых через спутники (Брюссель, 1974 г.). Более

того, результатом работы двух сессий комитета прави-

тельственных экспертов (Лозанна 1971 г. и Париж

1972 г.) явился проект, предусмотревший целый ряд

конкретных обязательств, которые должны принимать

на себя государства-участники для охраны интересов

носителей <смежных> прав при использовании резуль-

татов их творчества и деятельности в передачах через

спутники.

Однако III сессия комитета правительственных экс-

пертов (Найроби, 1973 г.) и вслед за ней дипломатичес-

кая конференция в Брюсселе (1974 г.) полностью пере-

-150-

смотрели правовые принципы, представленные предыду-

щими совещаниями. Разработанные правила переноси-

лись из сферы международного частного права в об-

ласть публичного путем оставления государствам сво-

боды самим решать вопрос о наиболее подходящих

средствах запрещения несанкционированного распрост-

ранения и использования несущих программу сигналов.

Правда, ст. 6 конвенции предусмотрела, что меры, при-

нимаемые договаривающимися государствами, не долж-

ны никоим образом ограничивать или наносить ущерб

охране, предоставленной авторам, артистам-исполните-

лям, изготовителям фонограмм или органам вещания в

силу национального законодательства или международ-

ных соглашений.

К Брюссельской (1974 г.) конвенции о распростране-

нии несущих программу сигналов, передаваемых через

спутники, на 1 января 1977 г. присоединилось 4 государ-

ства: Кения, Мексика, Никарагуа и Югославия.

-151-

ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИСОЕДИНЕНИЯ СССР

К ВСЕМИРНОЙ (ЖЕНЕВСКОЙ) КОНВЕНЦИИ

ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ 1952 ГОДА

Великая Октябрьская социалистическая революция

поставила перед Советским государством и правом за-

дачу – быть главном организующей силой построения

социалистического и коммунистического общества в на-

шей стране. Выполнение этой исторической задачи мно-

гократно усложнялось унаследованными от царской Рос-

сии экономической отсталостью и послевоенной разру-

хой, многонациональным характером страны, населен-

ной народами, находящимися на различных ступенях

развития. Вот почему обеспечение как можно более ши-

рокого доступа трудящихся к произведениям литерату-

ры и искусства, достижениям науки и культуры всех

стран и народов приобретало первостепенное значение.

Именно из этих требований исходило Советское го-

сударство при создании нового авторского права, в ко-

тором обеспечивалось бы оптимальное сочетание инте-

ресов всего общества с интересами отдельных авторов.

При этом имелись в виду прежде всего интересы авто-

ров – творцов литературных и иных интеллектуальных

произведений, а нс каких-либо других лиц. (*1).

Декрет ЦИК РСФСР от 29 декабря 1917 г. <О го-сударственном издательстве>, (*2), а также декрет СНК

РСФСР от 26 марта 1918 г. <О признании научных, ли-тературных, музыкальных и художественных произведе-ний государственным достоянием> (*3) и другие законода-

тельные акты первых лет Советской власти установили

принцип свободы перевода (*4) в качестве одного из основ-

ных начал нового, советского авторского права. Он на-

шел свое отражение и в постановлении ЦИК и СНК

СССР от 30 января 1925 г. <Об основах авторского пра-ва>. В условиях многонационального государства такой

подход, несомненно, способствовал не только взаимному

обмену культурными ценностями между народами

СССР, но и ознакомлению советских читателей с совре-

менной зарубежной художественной литературой, с до-

стижениями науки и техники других стран. (*5).

-152-

Эта позиция советского авторского права самым не-

посредственным образом повлияла на подъем общего

образовательного и культурного уровня народа, разви-

тие образования, расцвет многонациональной социали-

стической литературы, искусства и науки. Не случайно

поэтому наша страна занимает в этом отношении первое

место в мире; в СССР издается литература на 89 язы-

ках народов СССР и на 56 иностранных языках. (*6). Ши-

роко издаются у нас произведения писателей социалис-

тических государств, стран Западной Европы, Америки

и других континентов. (*7). По данным ЮНЕСКО, в СССР

издается переводных книг в 9 раз больше, чем в Японии,

в 4 раза больше, чем в США.

Существенной особенностью советского авторского

права до июня 1973 года, то есть до присоединения к

Всемирной конвенции об авторском праве 1952 года, яв-

лялось ограничение круга субъектов авторского права.

К ним относились тогда лишь авторы, их наследники, а

также Советское государство в целом. За юридически-

ми лицами авторское право признавалось лишь в слу-

чаях и пределах, установленных законодательством

СССР и союзных республик (авторское право Телеграф-

ного Агентства Советского Союза на распространяемую

им информацию, авторское право издательств, выпус-

кающих журналы и другие периодические издания, эн-

циклопедические словари, научные сборники и т. п.).

До июня 1973 года авторское право принадлежало

автору пожизненно, а после его смерти переходило по

наследству на 15 лет, считая с 1 января года его кон-

чины.

В вопросах охраны произведений советских граждан

за рубежом либо иностранных граждан в СССР совет-

ское авторское право до 1973 года последовательно ис-

ходило из следующих принципов:

1. Авторское право гражданина СССР признается

как на произведение, выпущенное в свет за границей,

так и на невыпущенное, но находящееся там в какой-либо

объективной форме.

2. Авторское право гражданина иностранного госу-

дарства признается в отношении произведения, впервые

выпущенного в свет на территории СССР либо находя-

щегося на территории СССР в какой-либо объективной

форме, если произведение не выпущено.

3. Авторское право за гражданином иностранного го-

-153-

сударства признается на произведение, впервые выпущен-

ное за рубежом, лишь на основании и в пределах соот-

ветствующих международных соглашений, заключенных

СССР. Примером этого могли служить соглашения с

Венгрией (1967 г.) и с Болгарией (1971 г.).

Присоединение Советского Союза к Всемирной кон-

венции об авторском праве 1952 года вызвало необходи-

мость внесения в советское законодательство довольно

существенных изменений.

Документ о присоединении СССР к конвенции был

депонирован Генеральному директору ЮНЕСКО 27 фев-

раля 1973 г., а сама конвенция вступила в силу для СССР

через три месяца после этого, то есть 27 мая 1973 г.

Основные изменения в советское авторское право бы-

ли внесены указом Президиума Верховного Совета СССР

<О внесении изменений и дополнений в Основы граждан-ского законодательства СССР и союзных республик>

от 21 февраля 1973 г. Они касались следующих момен-

тов:

I. Субъекты советского авторского права. Как уже от-

мечалось, до Указа от 21 февраля 1973 г. субъектами со-

ветского авторского права, согласно ст. 97 Основ граж-

данского законодательства (далее: Основ), признавались

авторы, их наследники, Советское государство в целом и

юридические лица в случаях и пределах, установленных

законодательством СССР и союзных республик.

Указ от 21 февраля 1973 г., изменивший ст. 97 Основ,

расширил круг лиц, за которыми признается авторское

право. В числе субъектов авторского права на произведе-

ния включены помимо авторов и их наследников, незави-

симо от их гражданства, и другие правопреемники авто-

ра (например, издательства).

В настоящее время советское законодательство преду-

смотрело возможность перехода авторского права к пра-

вопреемникам при жизни автора лишь на основании до-

говоров: договора о передаче произведения для использо-

вания и лицензионного договора. Причем, в последнем мы

сталкиваемся уже с новым типом соглашения, ибо, не-

смотря на то что прежнее законодательство упоминало

о нем (ст. 516 ГК РСФСР), сейчас сфера его действия

была существенно расширена и изменена. (*8). В настоящее

время лицензионный договор определен законом как со-

глашение о любом использовании произведения (вклю-

чая его перевод, а также его переделку, обработку

-154-

и т.п.). По нему автор или его правопреемник предостав-

ляет произведение за вознаграждение в обусловленных

пределах и на определенный срок. Условия такого согла-

шения определяются самими сторонами при его заклю-

чении, если иное не предусмотрено законом. Это каче-

ственно отличает лицензионный договор от договора об

использовании, положения которого определяются типо-

выми соглашениями (договорами о публичном исполне-

нии, издательскими, сценарными и т. п.). Другой особен-

ностью лицензионного договора является принципиаль-

ная возможность взыскания убытков за его нарушение.

Следует отметить также и то, что получившая лицензию

сторона может и не брать на себя обязательств по срокам

и фактическому использованию произведения.

Важно подчеркнуть, что действующий закон предо-

ставляет советскому автору право на использование за

рубежом ранее опубликованного на территории СССР его

произведения только с разрешения первопользователя

этой работы, то есть той организации, которая в соответ-

ствии с авторским договором впервые осуществляет ее

выпуск в свет. (*9). Таким образом, если второе и последую-

щие издания какого-либо произведения были осущест-

влены не тем издательством, которое впервые выпустило

произведение в свет (например, первое издание выпуще-

но издательством <Международные отношения>, а вто-

рое – <Юридическая литература>), то при использова-

нии его в других государствах следует испрашивать

разрешение у издательства, осуществившего первичную

публикацию (т. е. <Международные отношения>).

Говоря о расширении круга субъектов советского ав-

торского права, необходимо отметить, что присоединение

Советского Союза к Всемирной конвенции возложило на

него соответствующую обязанность по охране авторского

права граждан всех стран – участниц Всемирной кон-

венции, а также лиц, хотя и не являющихся гражданами

стран-участниц, но впервые опубликовавших свои произ-

ведения на территории этих стран. Кроме того, в соответ-

ствии с новой редакцией ч. III ст. 97 Основ СССР предо-

ставляет защиту гражданам стран, с которыми он за-

ключил двусторонние соглашения о взаимной охране ав-

торского права (Болгария, Венгрия, ГДР, Польша и Че-

хословакия).

II. Право на перевод. Изменение ранее действовавших

начал советского авторского права, в частности субъек-

-155-

тивного права автора на перевод, относится к числу наи-

более радикальных изменений, внесенных Указом от

21 февраля 1973 г. Новый указ отошел от ранее действо-

вавшего принципа свободы перевода и установил, что от-

ныне <перевод произведения на другой язык в целях вы-пуска в свет допускается не иначе, как с согласия авто-ра или его правопреемников> (ст. 102, ч. 1, Основ).

Как правильно отмечает М. М. Богуславский, (*10), при-

знание права перевода (включение его в объем субъек-

тивных прав автора) нельзя рассматривать лишь как

следствие присоединения СССР к конвенции, так как это

расширение объема прав автора было подготовлено всем

ходом развития культуры народов, населяющих нашу

страну. В частности, в последние годы, предшествовав-

шие присоединению СССР к Всемирной конвенции, в

гражданских кодексах союзных республик было признано

право автора <потребовать перевод для просмотра>.

Кроме того, в большинстве союзных республик с 1969 го-

да автору выплачивался гонорар при переводе его произ-

ведения с одного языка народов СССР на другой. Такое

же правило было установлено для случаев перевода с

русского на другой национальный язык народов СССР.

По действующему ныне закону автор получил теперь

право на вознаграждение за использование его произведе-

ния и на других языках. Здесь мы также сталкиваемся

с радикальным изменением позиции советского законода-

тельства: ранее за использование произведения в пере-

воде на другой язык автор оригинала имел право на воз-

награждение лишь в случаях, прямо предусмотренных

республиканским законодательством, теперь все союзные

республики предусмотрели, что <право на вознагражде-ние за использование произведения в переводе на другойязык принадлежит автору оригинала во всех случаях,кроме указанных в законе (ст. 491 ГК РСФСР и соответ-ствующие ей статьи в ГК союзных республик в редакцииУказа от 21 февраля 1973 г.).Согласно Указу от 21 февраля 1973 г., предусматри-вается выплата гонорара за использование переводоввсех видов произведений (в том числе технических, науч-ных, учебных и других) при переводе на любые языки, втом числе и иностранные. (*11).Присоединение Советского Союза к Всемирной кон-венции объясняет также появление в советском автор-ском праве нового института - института принудитель--156-ной лицензии на перевод произведения. В соответствиисо ст. V конвенции в ст. 102 Основ включено правило овозможности в определенных случаях перевода произве-дения на другой язык без согласия автора. По новомуправилу <компетентные органы СССР могут в порядке,предусмотренном законодательством Союза ССР, разре-шать перевод произведения на другой язык и выпуск егов свет с соблюдением в соответствующих случаях усло-вий международных договоров и международных согла-шений, в которых участвует СССР>.

III. Срок действия авторского права. Изменение сро-

ка действия авторского права можно также отнести к

числу важнейших новелл Указа от 21 февраля 1973 г.

Для приведения в соответствие советского законодатель-

ства с правилами Всемирной конвенции ранее предусмот-

ренный в СССР срок охраны авторского права (действо-

вавшего в течение жизни автора и 15 лет после его смер-

ти) был изменен. Указ от 21 февраля предусматривает,

что авторское право действует в течение всей жизни ав-

тора и 25 лет после его смерти. Исчисление этих 25 лет

начинается с 1 января года, следующего за годом смерти

автора.

Вместе с тем указ сохранил право союзных республик

устанавливать в отношении некоторых произведений (в

области фотографии и прикладного искусства) сокращен-

ные сроки действия авторского права. Как уже отмеча-

лось выше, они не могут быть менее 10 лет с момента

выпуска в свет такой работы путем воспроизведения.

Некоторые республики (Азербайджан, Грузия, Казах-

стан, Молдавия и Узбекистан) ввели это правило в прак-

тику. (*12). В большинстве же республик в отношении этих

видов произведений действуют общие сроки охраны ав-

торского права. Однако исчисляются они с момента вы-

пуска в свет таких работ. Указ от 21 февраля 1973 г.

предоставил право союзным республикам устанавливать

также круг прав автора, не переходящих по наследству.

IV. Бездоговорное использование произведений, охра-

няемых авторским правом. Как уже отмечалось, одним

из руководящих принципов советского авторского права

является последовательное сочетание интересов автора

с интересами всего социалистического общества. Это со-

четание выражается прежде всего в установлении до-

вольно широкого числа случаев использования произве-

дений, охраняемых авторским правом, без согласия авто-

-157-

ра и в ряде случаев без выплаты ему авторского возна-

граждения. При этом, однако, обязательно должны ука-

зываться фамилия автора, произведения которого исполь-

зуются, и источник заимствования.

Указ от 21 февраля 1973 г. сохранил и вместе с тем

уточнил эти случаи. В настоящее время подобное нс-

пользование произведений возможно:

а) при использовании чужого изданного труда для

создания новой творчески самостоятельной работы, кро-

ме переработки повествовательного произведения в дра-

матическое либо в сценарий и наоборот, а также пере-

работки драматического произведения в сценарий и на-

оборот. Это правило не претерпело сейчас изменений по

сравнению с ранее действовавшим законодательством;

б) при воспроизведении в научных и критических ра-

ботах, учебных и политико-просветительных изданиях от-

дельных опубликованных произведений науки, литерату-

ры и искусства и отрывков из них в пределах, устанавли-

ваемых Советами Министров союзных республик. Это

обусловливается целью издания, а воспроизведение в

ином виде, в том числе и в сборниках, допускается в объ-

еме, не превышающем в общей сложности одного автор-

ского листа из произведений одного автора. Такая ре-

гламентация указа произведена в настоящее время всеми

союзными республиками. Эти правила заменили ранее

действовавшие нормы, предполагавшие возможность за-

имствования 10 тыс. типографских знаков из каждого

произведения одного автора, а при цитировании из капи-

тальных трудов объемом не менее 30 авторских листов,

норма допустимого заимствования увеличивалась до

30 тыс. знаков;

в) при информации в периодической печати, кино, по

радио и телевидению о выпущенных в свет произведениях

литературы, науки и искусства. Это правило не претер-

пело изменений по сравнению с прошлым, но республи-

канские законодательства развили и детализировали его.

Так, в РСФСР уточняется, что подобная информация мо-

жет быть выражена, в частности, <в виде аннотации, ре-фератов, обзоров и в иных документально информацион-ных формах> (*13) (п. 4 ст. 492 ГК);

г) при воспроизведении в кино. по радио и телевиде-

нию публично произнесенных речей, докладов, выпущен-

ных в свет произведений литературы, науки и искусства,

а также транслированию по радио и телевидению публич-

-158-

но исполняемых произведений непосредственно из мест

их исполнения;

д) при воспроизведении в газетах публично произне-

сенных речей, докладов, а также выпущенных в свет про-

изведений литературы, науки и искусства в оригинале и

переводе. Эта норма действовала п ранее, но была вклю-

чена в пункт, предусматривавший подобного рода вос-

произведение в кино, по радио и телевидению. В настоя-

щее время правило о воспроизведении в газетах допол-

нено словами <в оригинале и переводе>;

е) при воспроизведении каким-либо способом, кроме

механически контактного копирования, произведений изо-

бразительного искусства, находящихся в местах, откры-

тых для свободного посещения, за исключением выставок

и музеев. Эта норма не претерпела изменений по сравне-

нию с ранее действовавшим порядком;

ж) при репродуцировании печатных произведений в

научных, учебных и просветительских целях без извле-

чения прибылей. Эта норма ранее не была известна со-

ветскому авторскому праву. В данном случае особое зна-

чение приобретает определение репродуцирования, ибо

оно ограничивается размножением печатной продукции

путем фотокопирования, ксерокопирования, микрофиль-

мирования и другими способами, известными под назва-

нием <репрографирование>. (*14). В это понятие не входит

воспроизведение типографским способом либо каким-ли-

бо подобным образом. Правда, по этому вопросу воз-

можны различные точки зрения, особенно потому, что,

как отмечалось выше, техника репродуцирования разви-

вается очень быстро. В принципе возможно появление но-

вых методов, представляющих собой сочетание репроду-

цирования с типографским воспроизведением. При таких

обстоятельствах, по всей вероятности, на первый план

должны выходить цели размножения печатных произве-

дений. Однако и здесь возможны осложнения, так как

понятие <научные, учебные и просветительские цели>

позволяет распространить его на размножение печатных

произведений по правилам настоящего пункта на не-

оправданно широкий круг обстоятельств. Очевидно, что

законодательство имеет в виду репродуцирование печат-

ных произведений в библиотеках, научных информаци-

онных центрах, научных институтах и университетах,

школах, медицинских учреждениях и тому подобное.

Однако все это при условии неизвлечения прибылей.

-159-

V. Действие Всемирной конвенции и соотношение ее

норм с внутренним законодательством СССР. Положе-

ния Указа Президиума Верховного Совета СССР от

21 февраля 1973 г., а также соответствующие республи-

канские нормы не имеют обратной силы и затрагивают

лишь те правоотношения, права и обязанности, которые

возникли после 1 июня 1973 г.

Как уже отмечалось, Всемирная конвенция для прео-

доления различий в национальных законодательствах по

вопросу о формальностях выработала правило, согласно

которому все экземпляры произведения, выпущенные с

согласия владельца авторского права, должны носить

знак конвенционной охраны (С), сопровождаемый именем

владельца авторских прав и годом первичной публика-

ции. Эти указания должны быть сделаны таким образом

и на таком месте, где они были бы хорошо видны. В свя-

зи с этим Государственный комитет Совета Министров

СССР по делам издательств, полиграфии и книжной тор-

говли утвердил Инструкцию о порядке применения знака

охраны авторского права на произведениях литературы,

науки и искусства, издаваемых в СССР. (*15). Эта инструк-

ция предполагает, в частности, что в случае публикации

книг, знак охраны должен быть расположен либо на ти-

тульном листе, либо на странице, идущей за ним.

VI. Структура и деятельность ВААП. Решающее зна-

чение для охраны произведений советских авторов и их

правопреемников имеет деятельность Всесоюзного агент-

ства по авторским правам (ВААП), созданного в 1973

году. Учредителями этой общественной организации яв-

ляются все творческие союзы (писателей, композиторов,

художников, журналистов, кинематографистов и архи-

текторов) , а также Академия наук СССР, ВЦСПС, агент-

ство печати <Новости>, Государственный комитет Совета

Министров СССР по делам издательств, полиграфии и

книжной торговли. Государственный комитет Совета Ми-

нистров СССР по науке и технике, Государственный ко-

митет Совета Министров СССР по телевидению и радио-

вещанию, Государственный комитет Совета Министров

СССР по кинематографии, Министерство культуры

СССР и Министерство внешней торговли СССР.

Высшим руководящим органом ВААП является кон-

ференция его учредителей, которая созывается не реже

одного раза в пять лет. Конференция избирает совет

агентства, учреждает сеть республиканских и межреспуб-

-160-

ликанских отделений, а в автономных республиках, краях

и областях, а также в крупных городах страны – сеть

уполномоченных. В Ленинграде, Новосибирске и Хаба-

ровске созданы межобластные отделения. ВААП имеет

зарубежные представительства.

Устав определяет основные функции ВААП:

1) обеспечение соблюдения и представительства за-

конных прав и интересов советских и иностранных авто-

ров и их правопреемников при использовании произведе-

ний литературы, науки и искусства в СССР, а также со-

ветских авторов и их правопреемников при использова-

нии их произведений за рубежом и принятие необходи-

мых мер по предотвращению нарушений и восстановле-

нию нарушенного права;

2) посредничество при подготовке договоров (контрак-

тов) и заключение их с иностранными юридическими и

физическими лицами об использовании произведений со-

ветских авторов за рубежом и иностранных – в СССР. (*16).

Кроме того, на ВААП возложено получение и выплата

авторского гонорара, принадлежащего наследникам со-

ветских авторов, за использование их произведений в

СССР или за рубежом. ВААП осуществляет регистра-

цию публично исполняемых произведений советских ав-

торов, ведет учет других, принадлежащих как советским,

так и иностранным авторам произведений, за использо-

вание которых он выплачивает авторское вознагражде-

ние. ВААП информирует советские зрелищные предприя-

тия о новых драматических работах за рубежом и обес-

печивает ими, а также знакомит зарубежных книгоизда-

телей с произведениями советских авторов. С этой целью

издаются на русском, английском и французском языках

бюллетень ВААП, различные каталоги, буклеты и тому

подобное. На ВААП возложено представительство .и уча-

стие в работе международных организаций по вопросам

авторского права, (*17), подготовка и заключение междуна-

родных соглашений и договоров о взаимной охране ав-

торских прав и рабочих .соглашений в пределах своей

компетенции с соответствующими организациями стран-

участниц Всемирной конвенции и стран, с которыми

СССР заключил двусторонние соглашения о взаимной

охране авторских прав. (*18). Не менее важной является так-

же его работа по изучению практики применения совет-

ского законодательства об охране авторских прав и раз-

работка предложений по его совершенствованию.

-161-

VII. Порядок передачи права использования произве-

дения советского автора за пределами СССР. Этот поря-

док зависит от того, было ли произведение ранее выпу-

щено в свет или нет. Если оно было ранее опубликова-

но на территории СССР, то советский автор или его

правопреемник может предоставить право использова-

ния иностранной фирме или гражданину другой страны

через ВААП и только с разрешения советского перво-

пользователя произведения или иного обладателя автор-

ского права на него.

Если же работа советского автора не была опублико-

вана ни в СССР, ни за его пределами, то она может быть

передана автором или его правопреемником для исполь-

зования за рубежом только через ВААП. Изъятия из это-

го правила установлены для Государственного комитета

Совета Министров СССР по кинематографии, Государст-

венного комитета Совета Министров СССР но телевиде-

нию и радиовещанию, а также агентству печати <Ново-сти>. Эти организации в пределах своей компетенции не-

посредственно передают права на использование за рубе-

жом произведений советских авторов.

Кроме того, рукописи лекций, докладов и выступлений

на конференциях, симпозиумах, съездах и совещаниях.

вывозимые за рубеж и ввозимые в СССР в установленном

порядке, могут быть опубликованы в материалах этих

конференций, симпозиумов, съездов и совещаний помимо

ВААП. Однако договорные отношения по последующей

публикации таких произведений должны осуществляться

только через ВААП с согласия учреждений и организа-

ций СССР, в которых рукописи подготовлены.

Использование произведений иностранных авторов

(как опубликованных, так и неопубликованных) советски-

ми издательствами, театрами, киностудиями, радио- и те-

левещательными организациями и тому подобными допу-

скается также только через ВААП.

Нарушение порядка передачи советскими авторами

и их правопреемниками права на использование за рубе-

жом произведений, как опубликованных в СССР, так

и неопубликованных, а также несоблюдение правил при-

обретения права использования иностранных произведе-

ний в СССР влечет за собой признание сделки недействи-

тельной, а также иную ответственность в соответствии

с действующим законодательством. (*19).

-162-

Краткий заключительный обзор

Созданная в конце прошлого столетия международная

система охраны авторского права долгое время считалась

областью, в которой уживались интересы его носителей в

рамках традиционных, классических теорий и принципов.

Характерным для начального периода развития между-

народного авторского права является стабильный, тради-

ционный состав участников, к которым прежде всего от-

носились развитые капиталистические государства За-

падной Европы: Англия, Германия, Италия, Франция,

и др. Именно они задавали тон и определяли не только

генеральное направление развития международного ав-

торского права, но и конкретные его методы. Западно-

европейская доктрина и практика служили той базой, на

основе которой вырабатывались тексты не только раз-

личных редакций Бернской конвенции, но в значительной

мере и межамериканских соглашений.

Вторая мировая война и бурные послевоенные годы,

приведшие к коренным социально-политическим измене-

ниям в мире, не могли нс отразиться и на международ-

ном авторском праве, которое все более отчетливо ста-

новится неотъемлемой частью сложных социально-эконо-

мических отношений в мире. Кроме того, на развитие ав-

торского права оказывает непосредственное влияние и

общий технический прогресс в области полиграфии и кни-

гопечатания, кинематографии, радио и телевидения, про-

изводства фонограмм и тому подобное. Появление новых

носителей авторских прав, их стремление обеспечить как

можно более эффективную охрану своих имущественных

и личных интересов (часто за счет ограничения прав не-

посредственных создателей произведений литературы,

искусства, науки и техники) в значительной мере обус-

ловливали изменения и дополнения существующих меж-

дународных конвенций.

-163-

Дальнейшему развитию международной системы ав-

торского права способствовало создание Всемирной (Же-

невской) конвенции 1952 года, которая предусмотрела

сравнительно невысокий уровень охраны авторского пра-

ва и упростила саму охрану, определив ее исходным на-

чалом принцип ассимиляции, или .национального регули-

рования.

Всемирная конвенция получила довольно широкое

распространение в связи с тем, что она имеет более уни-

версальный характер и более приемлема для стран с раз-

личными системами авторского права.

Однако выход на международную арену многочислен-

ного отряда развивающихся стран выявил тот факт, что

существующие международные конвенции не учитывали

их экономических, социальных и культурных особенно-

стей. Большинство из них оказались втянутыми в свое

время в международную охрану авторского права еще

их бывшими метрополиями, которые распространяли дей-

ствие международных соглашений на все принадлежав-

шие им территории, колонии и доминионы. Вследствие

этого развивающиеся страны ощущали на себе отрица-

тельные последствия традиционного правового регулиро-

вания охраны авторского права, так как существовавшие

нормы были препятствием на пути использования крайне

необходимых развивающимся странам произведений че-

ловеческого разума для преодоления последствий коло-

ниального гнета в области экономики, культуры, образо-

вания и науки. Развивающиеся государства справедливо

расценивали существовавшие в области авторского пра-

ва международные соглашения как юридическое закреп-

ление продолжения колониальной политики развитых ка-

питалистических стран.

Участники Бернской конвенции не могли совсем не

считаться с требованиями, выдвигаемыми развивающими-

ся странами, и были вынуждены под их давлением и при

поддержке социалистических стран включить в Стокголь-

ме в новую редакцию конвенции специальный протокол

о развивающихся странах, который предусмотрел до-

вольно радикальные правила, открывшие развивающимся

странам доступ к произведениям, необходимым им для

целей развития.

Принятие Стокгольмского протокола вызвало крайне

отрицательную реакцию со стороны заинтересованных

кругов в развитых империалистических государствах.

-164-

В дальнейшем им удалось заблокировать правила прото-

кола путем отказа присоединиться к нему.

В связи с этим развивающиеся страны предприняли

шаги по изменению Всемирной конвенции 1952 года с

целью включения в нее правил, устанавливающих для них

особый режим. Однако, в отличие от Стокгольмской кон-

ференции, империалистическим государствам удалось

при пересмотре Всемирной конвенции в Париже в 1971

году отстоять свои экономические и политические инте-

ресы. Это было достигнуто путем: 1) установления не-

обычайно сложных, запутанных и крайне неэффективных

правил, регулирующих возможность получить принуди-

тельную лицензию на использование произведения без

согласия автора или его правопреемника; 2) включения

положения о выплате развивающимися странами спра-

ведливого вознаграждения в международной валюте или

ее эквиваленте за использование произведения по прину-

дительной лицензии; 3) внесения в измененную Бернскую

конвенцию правил, аналогичных Всемирной.

Решение Советского правительства о присоединении

СССР к Всемирной конвенции-одно из мероприятий,

направленных на осуществление взаимопонимания и со-

трудничества между народами в сфере культурного об-

мена. Большое внимание в нашей стране уделяется при-

общению советских людей к лучшим, подлинным дости-

жениям мировой культуры. Об этом говорят такие, на-

пример, цифры: <Только за послевоенные годы у нас вы-пущено около 7 тыс. произведений американских авто-ров, по 4,5 тыс. - английских и французских. Общийтираж их книг, изданных в СССР, давно превзошел600-миллионный рубеж. Лишь в 1975 году в нашей стра-не увидело свет около полутора тысяч произведений за-рубежных авторов общим тиражом свыше 60 миллионовэкземпляров>. (*1). Советский Союз, всемерно развивая куль-

турные связи с другими странами и народами мира, ру-

ководствуется ленинским указанием о том, что каждая

национальная культура не может успешно развиваться

без постоянного взаимообмена культурными и духовны-

ми ценностями.

Однако нельзя забывать, что современный этап миро-

вого развития характеризуется усилением классовой

борьбы на международной арене. Поскольку междуна-

родное авторское право является прежде всего социаль-

ной категорией, в нем находит отражение острая идео-

-165-

логическая борьба. Наглядным примером этого является

тот факт, что империалистические государства пытаются

всячески ограничить доступ трудящихся масс своих стран

к правдивой информации об успехах реального социа-

лизма. Это проявляется в игнорировании современных

произведений литературы, кино и изобразительного ис-

кусства, театральных постановок и т. д. стран социали-

стического содружества, в которых отражаются героиче-

ские будни народа, его созидательная деятельность, ус-

пехи социалистического общества. В качестве подтверж-

дения вышесказанного приведем несколько сравнений.

Так, например, <в настоящее время в театрах СоветскогоСоюза идут спектакли, поставленные по 129 произведе-ниям современных западных авторов, в том числе 35 пьесамериканских авторов, 21 пьеса французских авторов,15 - итальянских. А пьесы современных советских авто-ров, поставленные в западных странах, можно буквальнопересчитать по пальцам>. (*2). <В 1974-1975 годах в СССРбыло выпущено в массовый прокат 10 новых американ-ских фильмов, 3 - английских, 14 - французских, 7 -итальянских, не считая демонстрации купленных ранеефильмов. Советские же фильмы, купленные западнымистранами, на широкий экран практически не выпущены,за исключением одного-двух>. (*3). Количество книг совет-

ских писателей, издаваемых в западных капиталистиче-

ских странах (США, Англии, ФРГ, Франции, Италии), в

несколько раз меньше количества книг западных авторов,

издаваемых в СССР. Там издаются книги Ф. Достоевско-

го, Л. Толстого, А. Чехова и некоторых других русских

классиков, что же касается современных советских авто-

ров, то приходится сталкиваться с тенденциозным подхо-

дом к ним на Западе. (*4). Более того, прибегают там и к

услугам сомнительных лиц, предателей родины, постав-

ляющих в погоне за заработком нужную империалисти-

ческим кругам низкопробную продукцию, основу которой

составляет клевета на социализм.

Империалистические государства стремятся всячески

препятствовать развивающимся странам приобщиться к

необходимым им знаниям мировой культуры, поднять уро-

вень экономического н культурного развития своих на-

родов. Мир капитализма старается максимально исполь-

зовать эту область с целью наживы. Советский Союз и

другие социалистические страны полностью поддержива-

ют законные устремления пародов развивающихся стран

-166-

к знаниям, культуре, прогрессу. Учитывая, что социаль-

ная, экономическая и культурная отсталость стран

<третьего мира> является результатом длительного угне-

тения и эксплуатации этих стран со стороны метрополии

империалистических государств, социалистические стра-

ны считают необходимым внести в международное ав-

торское право такие коррективы, которые бы открыли

развивающимся странам доступ к необходимой им инфор-

мации, а также мировым достижениям культуры, науки

и техники.

Увеличение удельного веса мирового социализма в

современной мировой экономике и культуре и активное

участие СССР и других социалистических стран в меж-

дународной системе охраны авторского права, несомнен-

но, окажет положительное воздействие на это право. Без-

условно, на нем скажется влияние специфических черт

регулирования этой проблемы в странах социалистиче-

ского содружества.

-167-

Примечания

Введение

(**1) Л. И. Брежнев. О пятидесятилетии Союза Советских Социали-

стических Республик. М., 1972, с. 39.

(**2) <Во имя мира, безопасности и сотрудничества. К итогам Совеща-ния по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшегося вХельсинки 30 июля-1 августа 1975 г.> М., 1975, с. 77.

(**3) Б. И. Стукалин. Великая книжная держава. – <Литературнаягазета>, 30 января 1974 г.

(**4) См. М. М. Богуславский. Участие СССР в международной

охране авторских прав. М., 1974, с. 8.

(**5) <За мир, безопасность, сотрудничество и социальный прогресс вЕвропе. К итогам Конференции коммунистических и рабочих пар-тий Европы. Берлин, 29-30 июня 1976 г.>. М., 1976, с. 11, 12.

(**6) См. Б. Панкин. ВААП-за работой.-<Литературная газета>,

2 октября 1974 г.

(**7) Статья 129 Основ гражданского законодательства Союза ССР и

союзных республик.

(**8) Анализ основных положений Всемирной конвенции об авторском

праве 1952 года, а также изменений в советском законодательстве

по данному вопросу в связи с присоединением СССР к Всемирной

конвенции дан в брошюре М. М. Богуславского <Участие СССР вмеждународной охране авторских прав>.

Проблемы охраны авторского права в Советском Союзе анали-

зируются также в ряде журнальных статей последних лет. Име-

ются в виду прежде всего следующие из них: Э. П. Гаврилов.

Авторское право на современном этапе. – <Правоведение>, 1974 г.,

№4; В. Харуто. СССР-участник Всемирной конвенции об ав-

торском праве.-<Советская юстиция>, 1974 г., № 14: М. М. Бо-

гуславской, Э. П. Гаврилов. Авторское право: изменения

и дальнейшее развитие. – <Советское государство и право>, 1975 г.,

№6; Э. Гаврилов. Наследование в авторском праве. – <Совет-ская юстиция>, 1975 г., № 18; М. В. Воронкова. Типовые автор-

ские договоры, – <Советская юстиция>, 1975 г., № 22 и др.

(**9) М. М. Воguslavskу. Copyright and the Development of Fran-

co-Soviet Cultural, Scientific and Technical Cooperation. – , vol. LXXXII, 1974, p. 68-86;

E. Gavrilov. Organization of the Office for the Protection of

Copyright in the USSR. – , No 2/3, 1974,

p. 25-30: E. Gavrilov. Letter from the USSR. – ,

No 10. 1976. p. 96 -111: Y. Matveev. Copyright Protection in the

USSR. – , No 4,

1973.

-168-

Международная охрана авторского права

до второй мировой войны

(**1) К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 26, ч. 1, с. 139.

(**2) См. P. Recht. Copyright, A New Form of Property. – ,

1969, No 5, p. 94-101; Stephen P. Ladas. The International

Protection of Literary and Artistic Property. N. Y., 1938, p. 1-12;

A Bogsch. The Law of Copyright under the Universal Conven-

tion. N. Y., 1964, p. 3.

(**3) См T. Hesser. Intellectual Property Conference of Stokholm,

1967. – , 1967,

No 3, p. 272-273. Руководящая роль издателей-книготорговцев в

создании международной охраны авторского права всегда подчер-

кивается при анализе положений Бернской конвенции (см.

М. М. Богуславский. Вопросы авторского права в междуна-

родных отношениях. М., 1973, с. 73-74).

(**4) Под формалностями обычно понимается выполнение определен-

ных действий: регистрация, уплата пошлин, внесение залога, пу-

бликация объявлений в специальных изданиях и в специальный

срок и т. п.-как условия для признания авторского права.

(**5) Под личными правами обычно понимают нрава на авторство и

право автора препятствовать искажению и любому другому изме-

нению его произведения. Иногда отмечают три элемента личных

прав: право требовать указания своего имени на своем произве-

дении, право на запрещение изменять название работы и право за-

прета на использование названия своего произведения другими ав-

торами для их работ.

(**6) См. . – , Oct. 1971, p. 677.

(**7) В литературе было высказано мнение о том, что, применяя прин-

цип lex soli, Гаванская конвенция не отступает прямо от принципа

lex fori (см., например, Д. Сиджанский и С. Кастанос.

Международная охрана авторского права. М., 1958, с. 31-32).

(**8) См. , p. 134.

Международная охрана авторского права

после второй мировой войны

(**1) См. S. Rothenherg. Copyright Law, Basic and Related Mate-

rials. N. Y., 1956, p. 477; М. Сanyes, P. A. Colborn,

L. G. Piazza. Copyright Protection in the Americas. Wash., D. C.,

1950, p. 17-22.

(**2) О возможности применения правил ст. 11 bis к радио- и теле-

передачам через искусственные спутники Земли см. A. Lok-

рantz-Berintz. Les telesatellites et le droit dauteur. –

, vol. LXVIII, avr. 1971, p. 90-104; von Ungern-Stern-

berg. La transmission demissions de radiodiffusion par satellites

et le droit dauteur. – , vol. LXXV, jan. 1973, p. 14-16.

(**3) См., например, С. Joubert. La Convention de Berne en mal de

desequilibre: laubus du droit de reserve. – , vol. LXVI,

oct. 1970, p. 45-50.

-169-

(**4) См. I. Henneberg. The Scope of Protection According to the

Stokholin Act of the Berne Convention. – , 1968, No 7,

p. 69.

(**5) Многие комментаторы расценили эти исключения как фактически

лишающие право на воспроизведение какого-либо смысла. См.

например, J. P. Tournier. Ryksdag 67 ou la fin dun mythe? –

, vol. LIV-LV, oct. 1967/jan. 1968, p. 697-698.

(**6) См. M. M. Богуславский. Вопросы авторского права в меж-

дународных отношениях, с. 153.

(**7) В последнее время все настойчивее стали высказываться мнении

о целесообразности принятия системы международных принуди-

тельных лицензий для воспроизведения работ без согласия автора

при использовании их для личных, общеобразовательных и би-

блиотечных целей (см., например, D. de Freitas. Reproductions

for Private Use and for Educational and Library Purposes. –

, vol. LXXI, jan. 1972, p. 31-57). См. об этом подробнее

в разделе, связанном с репродуцированием произведений.

(**8) См. . – , 1963, No 2, p. 171-

186; . – ,

vol. LIV-LV, oct. 1967/jan. 1968, p. 129; A. L. Кaminstein.

Global Copyright: Recent International Copyright Conferences in

Africa, Europe and Asia. – , 1964, No 12, p. 225-226.

(**9) См. . New Delhi, 1967.

(**10) См. В. Ringer. The Role of the United States in Internatonal

Copyright. – , 1968, No 10, p. 224.

(**11) См. . Doc. DA 29/2, Dec. 20, Geneva, 1968.

(**12) Развивающаяся страна может установить и более длительный срок.

(**13) См. В. Ringer. The Stockholm Intellectual Property Conference

of 1967. – , 1967,

No 8, p. 417.

(**14) См. R. Barker. The Revised Berne Convention. – , Aug. 12, 1967, p. 1132.

(**15) См. , Sept. 20, 1969, p. 1836.

(**16) R. Barker. Copyright Concession for the Developing Countries.-

, June 13, 1970, p. 259.

(**17) См. . –

, 1968, No 8, p. 190.

(**18) См. S. Rothenberg. Copyright Law, Basic and Related Materi-

als, p. 130.

(**19) См. R. M. Milgrim. Territoriability of Copyright, An Analysis

of Assignability under the UCC. – , 1962, No 4, p. 288.

(**20) <Во имя мира, безопасности и сотрудничества. К итогам Совеща-ния по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшегося вХельсинки 30 июля-1 августа 1975 г.>, с. 78.

(**21) Там же.

(**22) См. Т. Ilosvay. Vers une eventueile revision limitee de la Con-

vention Universelle. – , vol. XXVI, jan. 1966, p. 74-76;

W. Derenberg. The Status of US Authors and Works first Pub-

-170-

lished in the USA under the UCC. – , 1958, No 4, p. 206-216.

(**23) Андорра, Аргентина, Австралия, Австрия, Бельгия, Бразилия, Ва-

тикан, Великобритания, Гаити, Гватемала, Гондурас, Дания, Ин-

дия, Израиль, Ирландия, Испания, Италия, Куба, Канада, Либерия,

Люксембург, Мексика, Монако, Нидерланды, Никарагуа, Норвегия,

Перу, Португалия, Сан-Марино, США, Финляндия, Франция, ФРГ,

Чили, Швеция, Швейцария, Сальвадор, Уругвай, Югославия, Япо-

ния.

(**24) См. R. С. Dixon. The Relationship between the UCC and US Bi-

lateral Copyright Arrangements with other Countries. – , 1955, No 4, p. 103-106.

(**25) См. , P., 18 July, 1969.

(**26) См. ,

Doc. UNESCO 14 C/21, p. 1.

(**27) См. .

(**28) См. , 1967, No 1, p. 13-14.

(**29) См. , 1968, No 1, p. 11-18.

(**30) , Doc. UNESCO IX (11). B. Ringer. A. New

Horizon for International Copyright. – , 1969. No 2, p. 81-87; Olian (I. A.). Interna-

tional Copyright and the Need of Developing Countries: The Awa-

kening at Stockholm and Paris. – ,

vol. 7, 1974, No 2, p. 81-112.

(**31) См. R. Barker. International Copyright, The Way Ahead. –

. Febr. 22, 1969, p. 1431-1432.

(**32) Бразилия, Ватикан, Великобритания, Венгрия, Дания, Гватемала,

Индия, Израиль, Испания, Италия, Кения, Коста-Рика, Ливан, Ли-

берия, Лихтенштейн, Маврикий, Мексика, Монако, Нидерланды,

Тунис, Франция, ФРГ, Швеция, Швейцария, Югославия. Бельгия

подписала Конвенцию 28 июля 1971 г.

(**33) Берег Слоновой Кости, Бразилия, Ватикан, Великобритания, Венг-

рия, Дания, Камерун, Кипр, Индия, Израиль, Испания, Италия,

Ливан, Лихтенштейн, Люксембург, Мексика, Монако, Марокко.

Нидерланды, Республика Конго, Сенегал, Тунис, Франция, ФРГ,

Швеция, Швейцария и Югославия. Бельгия подписала Конвенцию

29 июля 1971 г.

(**34) На конференции по изменению Всемирной конвенции приняли уча-

стие представители Венгрии, Кубы, Чехословакии и Югославии.

Представитель Советского Союза участвовал как наблюдатель.

В конференции по изменению Бернской конвенции участвовали

представители Венгрии, Чехословакии и Югославии, где делегаты

первых двух стран выразили официальный протест против того,

что на нее не был приглашен представитель Германской Демокра-

тической Республики, присоединившейся к Стокгольмскому акту

Бернской конвенции.

(**35) Анализ системы принудительных лицензий будет производиться

одновременно по обеим конвенциям ввиду их идентичности. При

этом. ссылки в основном будут даваться на Всемирную конвенцию.

(**36) В рекомендациях, одобренных межправительственным комитетом

-171-

по авторскому праву, этот срок был равен одному году. Предложе-

ние об установлении <гибкого> периода (от 3 до 15 месяцев) было

выдвинуто делегацией Японии.

(**37) См. М. С. Dock. The Revised Universal Copyright Convention. –

, May 1972, vol. XVII, No 5, p. 180-181.

(**38) , Aug. 14, 1971, p. 1206-1207.

(**39) См. E. Ulmer. The Revision of the Copyright Conventions. –

,

Vol. 2, 1971, No 4.

(**40) См. V. deSantis. The Paris Revision (July 1971) of the Univer-

sal Copyright Convention and the Berne convention. – , 1972, No 12, p. 259.

(**41) См. G. Коlle. Reprography and Copyright Law, a Comparative

Law Study Concerning the Role of Copyright Law in the Age of

Information. – , vol. 6, 1975, No 4, p. 382-417: S. Gerbran-

dy. La Solution neerlandaise du probleme des photographies – , 1975, NЇ2, p. 47-52; Melichan (F.). Das Foto-

kopieren urherberrechtlich, Geschutzter, Werke, GEMA Nachrichten,

1975, Nr. 102, p. 23-33.

(**42) См. G. Merlini. Due importanti sentenze straniere in materia di

fotocopie. – , 1974, N 4, p. 82-83. Однако,

после того как в конце января 1974 года Парижский суд высшей

инстанции удовлетворил иск ряда издательств к Национальному

центру научных исследований, признав, что широкая деятельность

этого центра по фотокопированию в библиотеках печатного мате-

риала наносит ущерб экономическим интересам авторов, возник

вопрос об ограничении свободы фотокопирования. См. также

Н. W. Koch. Reprographic et droit dauteur: vers une nouvelle le-

gislation. – , Oct. 1975, No. 287, p. 27-31;

Н. Arntz. Reprographic et droit dauteur. – ,

1975, № 4, p. 95-103.

(**43) См. Э. П. Гаврилов. Авторское право на современном

этапе, с. 72: М. М. Богуславский, Э. П. Гаврилов. Автор-

ское право: изменения и дальнейшее развитие, с. 26-27.

Международная охрана так называемых <смежных> прав

(**1) <Смежные> права получили свое название потому, что они не мо-

гут быть сведены к авторским, но аналогичны им. Их содержание

сводится к тому, что использование третьим лицом фонограмм,

радио- и телепрограмм, а также творческих результатов исполни-

телен требует согласия либо артиста, осуществляющего исполнение,

либо организации, сделавшей звукозапись, либо радиотелеоргани-

зации. Термин <смежные> права в основном употребляется в пра-

вовых системах романо-германской ориентации. В англосаксонской

системе, в частности в США и Англии, это понятие неизвестно (см.

1974 No 4, p. 237-

249).

(**2) Об основных положениях конвенции см. A. Tournier. La Con-

ference de Rome sur la protection Internationale des artistes inter-

pretes ou executants, des producteurs de phonogrammes et des or-

ganismes de radiodiffusion. – , vol. XXVI, oct. 1962 p. 48-

92; E. Ulmer. The Rome Convention for the Protection of Per-

forms, Producers of Phonograms and Broadcasting Organization. –

-172-

, 1962, No 3,

p. 90-101; 1963, No 2, p. 165-176, 219-248.

(**3) Более подробно об охране прав артистов-исполнителей см. С. Ма-

souye. Les droits des artistes interpretes ou executants dans la

convention de Rome. – , vol. XXVIII, oct. 1964, p. 168-

174.

(**4) Непрямое или косвенное воспроизведение означает, что право из-

готовителя нарушается не только в случае непосредственного вос-

произведения фонограммы, но также воспроизведения записи, сде-

ланной при проигрывании уже существующей фонограммы.

(**5) По положению на январь 1977 года конвенция была ратифициро-

вана: Австрией, Аргентиной, Бразилией, Великобританией, Венг-

рией, Гватемалой, Данией, Индией, Испанией, Италией. Кенией,

Люксембургом, Мексикой, Монако, Новой Зеландией, Панамой,

США, Фиджи, Финляндией, Францией, ФРГ, Чили, Швецией, Эква-

дором.

Последствия присоединения СССР к Всемирной (Женевской)

конвенции об авторском праве 1952 года

(**1) См. об этом М.В.Гордон. Советское авторское право. М., 1955.

В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права.

М., 1956; Б. С. Антидонов, Е. А. Флейшиц. Авторское пра-

во. М., 1957; О. С. Иоффе. Основы авторского права. М., 1960;

М. П. Никитина. Авторское право на произведения науки, ли-

тературы и искусства. Казань, 1972.

(**2) См. СУ РСФСР 1918 г.. № 14, ст. 201.

(**3) См. СУ РСФСР 1918 г.. № 86, ст. 900.

(**4) Этот принцип означает, что перевод чужого произведения на дру-

гой язык не считается нарушением авторского права и сам пере-

вод возможен без согласия автора и выплаты ему соответствующе-

го вознаграждения.

(**5) См. В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского пра-

ва, с. 46-47; М. М. Богуславский. Новое в советском автор-

ском праве (к присоединению СССР ко Всемирной конвенции об

авторском праве). – <Советское государство и право>, 1973 г.,

№ 7, с. 58-60.

(**6) См. М. М. Богуславский. Участие СССР в международной

охране авторских прав, с. 3.

(**7) Примером может служить уникальная 200-томная <Библиотека все-мирной литературы>, 140 томов которой составляют произведения

писателей зарубежных стран. За годы Советской власти только

произведения художественной литературы писателей США изда-

вались тиражом 157 млн. экз. на 55 языках народов СССР

(Б. И. С тукалин. Великая книжная держава, – <Литературнаягазета>, 30 января 1974 г.).

(**8) См. Э. П. Гаврилов, Авторское право на современном этапе,

с. 73; М. М. Богуславский. Участие СССР в международной

охране авторских прав, с. 78-80; Э. П. Гаврилов. Новые нор-

мы авторского права РСФСР. – <Издательское дело. Экспресс-информация>, 1974 г., № 6, с. 5-8; М. В. Воронкова. Типовые

авторские договоры, с. 5-6.

(**9) См. Э П Гаврилов. Авторское право на современном этапе,

с. 68-69.

-173-

(**10) См. М. М. Богуславский. Новое в советском авторском праве

(к присоединению СССР ко Всемирной конвенции об авторском

праве), с. 58-59.

(**11) См. М. М. Богуславский, Э. П. Гаврилов. Авторское пра-

во: изменения и дальнейшее развитие, с. 24.

(**12) В Молдавии и Узбекистане гражданские кодексы установили для

защиты работ в области фотографии и прикладного искусства

15-летний срок, исчисляемый с момента их воспроизведения. В Ка-

захстане сокращенный 10-летний срок защиты установлен для фо-

тографических произведений и 15-летний срок-для сборников та-

ких произведений.

(**13) Как отмечает Э. П. Гаврилов, подобная конкретизация дозволен-

ной информации очень важна, <поскольку тем самым определенывозможные формы переложения произведения в целях информа-ции> (Э. П. Гаврилов. Авторское право на современном этапе,

с. 73; его же. Новые нормы авторского права РСФСР, с. 4-5).

(**14) См. Э. П. Гаврилов. Авторское право на современном этапе,

с. 72.

(**15) См. Р. М. Горелик. О знаке охраны авторского права на про-

изведениях, выпускаемых в СССР.-<Издательское дело. Экспресс-информация>, 1973 г., № 6.

(**16) Так, в октябре 1974 года в агентство поступило свыше полутора

тысяч заявок на издание произведений и постановку музыкально-

драматических произведений советских авторов. Заключено более

400 контрактов на издание как отдельных работ, так и многотом-

ных произведений, комплектов научно-технических журналов и т. п.

(см. Б. Панкин. ВААП – за работой). По соглашению с одним

из крупнейших книгоиздательских концернов в США-<Макмил-лан. Инк> предусмотрено издание серии книг советской технической

литературы, музыкальных произведений советских авторов, как уже

существующих, так и тех, которые будут изданы в течение бли-

жайших 10 лет (см. <Деловые контакты>. –<Литературная газета>.

6 августа 1975 г.). За время работы Московской международной

книжной выставки-ярмарки (Москва, 1977 г.) при посредничестве

ВААП было заключено 1245 контрактов по приобретению прав на

перевод и издание в СССР произведений зарубежных авторов и

советских-за границей (ом. <Литературная газета>, 31 сентября

1977 г.).

(**17) В апреле 1974 года ВААП было принято в члены межнациональ-

ной организации – Международной конфедерации обществ авторов

и композиторов (СИЗАК). Эта организация объединяет более 60

авторско-правовых организаций 45 стран мира. Прочные контакты

установлены также и с ЮНЕСКО (см. <Авторское право - эк-спорт и импорт>. – <Новое время>, 1974 г., № 40, с 28-30).

(**18) ВААП подписало двустороннее соглашение о взаимной охране ав-

торских прав с ГДР, договоры о взаимном представлении инте-

ресов с авторскими организациями Франции (Общество авторов.

композиторов и музыкальных издателей – САСЕМ, Общество дра-

матических авторов и композиторов США-САКД, Общество по

обеспечению охраны прав авторов, композиторов и издателей на

механическое воспроизведение – СДРМ), Англии, ФРГ (Общество

по охране авторских прав при публичном исполнении и механиче-

ском воспроизведении музыкальных произведений – ГАМА), Ар-

гентины,. Австралии, Швейцарии, Финляндли, Швеии, Дании, Нор-

-174

вегии, Португалии, Италии и других стран. Интенсивно развива-

ются двусторонние отношения СССР и США. Подписаны согла-

шения с Американским обществом композиторов, авторов и изда-

телей – АСКАП, Би-Эм-Ай, а также с другими фирмами, защи-

щающими интересы авторов и других владельцев авторских прав.

(**19) См. М. М. Богуславский. Участие СССР в международной

охране авторских прав, с. 65.

Краткий заключительный обзор

(**1) <Коммунист>, 1977 г., № 9, с. 124.

(**2) <Правда о культурном обмене>. М., 1976, с. 41.

(**3) Там же, с. 29.

(**4) Там же, с. 19.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019