.

Луспеник Д.Д. 2005 – Судопроизводство по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 34150
Скачать документ

Луспеник Д.Д. 2005 – Судопроизводство по делам о защите чести,
достоинства и деловой репутации

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 5

I. ВОЗБУЖДЕНИЕ ГРАЖДАНСКИХДЕЛОЗАЩИТЕЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ
РЕПУТАЦИИ

Честь, достоинство и деловая репутация

как объекты судебной защиты 12

Субъекты права на возбуждение гражданских дел

о защите чести, достоинства и деловой репутации 30

Предпосылки права на предъявление иска по делам о защите чести,
достоинства

и деловой репутации 47

Порядок реализации права на предъявление иска по делам о защите чести,
достоинства

и деловой репутации 74

И. СТОРОНЫПОДЕЛАМОЗАЩИТЕЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

Правовое положение сторон по делам

о защите чести, достоинства и деловой репутации 94

Процессуальное соучастие по делам

о защите чести, достоинства и деловой репутации 119

III. ДОКАЗЫВАНИЕ, ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
ПОДЕЛАМОЗАЩИТЕЧЕСТИ,ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

3.1. Предмет доказывания по делам о защите чести,

достоинства и деловой репутации 138

3.2. Средства доказывания по делам о защите чести,

достоинства и деловой репутации 192

3.3. Судебное решение по делам о защите чести,

достоинства и деловой репутации 218

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 255

Приложение А. Постановление Пленума

Верховного Суда Украины № 11 від 29.12.76

«Про судове рішення» 275

Приложение Б. Постановление Пленума Верховного Суда Украины № 7 від
28.09.90 «Про застосування судами законодавства, що регулює захист
честі, гідності

і ділової репутації громадян та організацій» 282

Приложение В. Постановление Пленума Верховного Суда Украины № 4 від
31.03.95 «Про судову практику в справах

про відшкодування моральної (немайнової) шкоди» 293

Приложение Г. Рішення Конституційного Суду України у справі за
конституційним зверненням громадянина

Сердюка В А про офіційне тлумачення положення

частини першої статті 7 ЦКУРСР (справа

про поширення відомостей) від 10 квітня 2003 року. 306

Приложение Д. Закон України «Про внесення змін

до деяких законодавчих актів України

з питань забезпечення та безперешкодної реалізації

права людини на свободу слова» 313

Да здравствует право читать,

Да здравствует право писать.

Правдивой страницы

Лишь той и боится,

Кто вынужден правду скрывать.

Роберт Берне

Замало сказати: “Ти маєш право”; необхідно надатиможливості, датизасоби
користування цим правом» М.Г. Черншиевськш

ВВЕДЕНИЕ

Всеобщая декларация прав человека, которая принята Организацией
Объединенных Наций 10 декабря 1948 г., провозгласила как фундаментальное
право человека на неприкосновенность от своевольных посягательств на его
достоинство и репутацию, закрепив, что каждый имеет право на защиту
закона от вмешательства или других посягательств (ст. 12 Декларации).

Действующее гражданское законодательство предусмотрело, что каждый имеет
право на уважение к его достоинству, чести и деловой репутации.
Достоинство и честь физического лица являются неприкосновенными.
Физическое лицо имеет право обратиться в суд с иском о защите его
достоинства, чести и своей деловой репутации (статьи 297 и 299 ГК
Украины).

Юридическое лицо имеет право на неприкосновенность ее деловой репутации
(ст. 94 ГК Украины).

В новом ГК права на эти ценности определяются как таковые, которые
обеспечивают социальное бытие физического лица. При этом ГК впервые
рассматривает эти личные неимущественные права не только в аспекте
охранительной (негативной) функции права, связанной с регулированием
этих прав в нарушенном состоянии, но и в процессе их нормального
осуществления, что является следствием дальнейшего развития положения
ст. 28 Конституции Украины о том, что каждый имеет право на уважение
своего достоинства. Вместе с тем, законодательное развитие положительных
аспектов составных субъективного личного неимущественного права, а
именно правомочности владеть и пользоваться им самим уполномоченным
лицом, должно корреспондироваться с правом на защиту этих прав в случае
их нарушения.

Наиболее часто честь, достоинство и деловая репутация могут быть
нарушены в результате распространения о лице недостоверной информации.

В соответствии со ст. 4 ГПК, осуществляя правосудие, суд защищает права,
свободы и интересы физических лиц, права и интересы юридических лиц,
государственные и общественные интересы способом, определенным законами
Украины.

Как правило, собственник нарушенного права имеет право использовать не
любой, а конкретный способ защиты своего права. Чаще всего защита
нарушенного права прямо определена специальным законодательством,
которое регламентирует конкретные гражданские правоотношения.
Относительно защиты чести, достоинства и деловой репутации
законодательство использует одновременно с наиболее распространенными
общими способами защиты — возмещение материального и морального вреда
(деликтные правоотношения) и так называемые специальные способы защиты.

Такими специальными способами, согласно ст. 277 ГК, являются
опровержение недостоверной информации и право на ответ.

Новый ГКв некоторой степени более детально, но, с другой стороны,
сложнее для восприятия и применения судебной практикой подошел к
правоотношениям относительно защиты достоинства, чести и деловой
репутации, урегулировав их в отдельной Книге второй «Личные
неимущественные права физического лица». При этом, в ГК сначала
определены общие положения о личных неимущественных правах физического
лица (глава 20) и отдельно зафиксировано регулирование личных
неимущественных прав, обеспечивающих естественное существование
физического лица (глава 21), и его социальное бытие, куда входит право
на уважение достоинства и чести, право на неприкосновенность деловой
репутации (глава 22).

Целью данной монографии является не анализ того, насколько разумно,
целесообразно и полно законодатель урегулировал эти отношения, поскольку
в работе исследуется только вопросы судопроизводства относительно защиты
личных неимущественных прав, таких как честь, достоинство и деловая
репутация , в случае распространения недостоверной информации способом
их опровержения и права на ответ (ст. 277 ГК).

Такие существенные правовые блага как честь и достоинство стали
предметом регулирования конституционных норм (статьи 3, 28 Конституции
Украины). Статья 32 Конституции Украины определяет, что каждому
гарантируется судебная зашита права опровергнуть недостоверную
информацию о себе и членах своей семьи и право требовать изъятия любой
информации, а также право на возмещение материального и морального
вреда, причиненного собиранием, хранением, использованием и
распространением такой недостоверной информации.

Такое же право предоставляется и статьями 94, 277 ГК Украины для
юридических и физических лиц.

Наряду с этим следует отметить, что конституирование и реальный механизм
осуществления фундаментальных прав, предусматривает эффективную судебную
защиту, поскольку в соответствии с Конституцией Украины каждому лицу
гарантирована судебная защита его прав и свобод (ст. 55), а право на
справедливый суд, как международный стандарт правосудия, предусмотрен
Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, которая
является частью действующего законодательства Украины (ст. 9 Конституции
Украины).

Важность затронутой темы исследования усиливается в связи с тем, что в
последние годы, после принятия Конституции Украины, наблюдается
увеличение в судах количества гражданских дел по искам о защите чести,
достоинства и деловой репутации. Как пример, в 2002 г. по данным
судебной статистики по делам по искам о защите чести, достоинства и
деловой репутации постановлено 1978 решений (удовлетворены иски по 1116
делам), в том числе к средствам массовой информации — 356 (удовлетворено
исков — 223). Иски удовлетворены на сумму 1 млн. 191 тыс. грн.1 В 2003
г. поданным судебной статистики по делам по искам о защите чести,
достоинства и деловой репутации постановлено 2000 решений (удовлетворены
иски по 1100 делам), в том числе к средствам массовой информации — 308
(удовлетворено исков — 187). Иски удовлетворены на сумму 4 млн. 535 тыс.
грн.2

Разумеется, при этом возникают вопросы применения как материального, так
и процессуального права, нормы которых действуют в структуре права.

При этом нормы материального права обеспечивают возникновение, развитие
ипрекращение правоотношений, анор-мы процессуального права определяют
механизм правоприменения в случае отклонения от установленного правом
порядка реализации материальных норм права.

Проблема защиты чести, достоинства и деловой репутации изучалась
цивилистами лишь в материально-правовом аспекте, хотя не меньшее
значение имеет гражданско-процессуальный аспект ее исследования в
контексте реализации права на судебную защиту,
какконституционномуправукаждого. Этапробле-ма является актуальной и
потому, что она непосредственно связана с принятием 18 марта 2004 г.
нового Гражданского процессуального кодекса Украины, который вступает в
законную силу с 1 января 2005 года, но не ранее вступления в силу
Админист-

1 Вюник Верховного СудуУкраши. – № 3. – 2003. – С. 51.

2 Вюник Верховного СудуУкраши. – № 5. – 2004. – С. 33.

ративного процессуального кодексаУкраины (п. 1 Заключительных и
переходных положений к ГПК).

Известно, что судебная власть при защите гражданских прав судами
осуществляется посредством гражданского судопроизводства.

Автором монографии исследовался механизм функционирования
судопроизводства по делам о защите чести, достоинства и деловой
репутации вследствие распространения недостоверной информации в аспекте
применения его общих правил и процессуальных особенностей рассмотрения и
разрешения дел данной категории; а также определялись и исследовались
основные компоненты судопроизводства по делам о защите чести,
достоинства и деловой репутации, исходя из характеристики объекта
судебной защиты, предмета судебной деятельности и средств судебной
защиты по этим делам.

Указанные аспекты процессуальной судебной деятельности при рассмотрении
дел данной категории исследовались с учетом нового ГПК. Однако не
зависимо оттого, когда данный кодекс вступит в законную силу,
практически все основные аналогичные судебные процедуры предусмотрены и
в действующем на январь 2005 г. ГПК.

Целью исследования являлось определение и научный анализ вопросов
применения институтов гражданского судопроизводства применительно ктаким
специфическим объектам судебной защиты, как честь, достоинство и деловая
репутация; формулирование теоретическихположений и практическихвыводов,
направленных на эффективное судопроизводство по этимделам.

С учетом цели научного исследования автором были поставлены и разрешены
следующие задачи:

• исследовать механизм функционирования судопроизводства по делам о
защите чести, достоинства и деловой репутации в результате
распространения недостоверной информации в аспекте применения его
общихправил и процессуальные особенности рассмотрения и разрешения дел
данной категории;

• определить и исследовать основные компоненты судопроизводства по этим
делам, исходя из характеристики объекта судебной защиты, предмета
судебной деятельности и средств судебной защиты по этим делам.

Объектомисследованияявляетсяпроцессуальная форма судебной зашиты права
на честь, достоинство и деловую репутацию при заявлении иска об
опровержении недостоверной информации.

Предмет исследования — процессуальные особенности судебной процедуры
рассмотрения и разрешения дел данной категории.

Исследование построено на использовании ряда научных методов в той мере,
в какой они адекватны объекту, предмету и задачам исследования.

Теоретической базой исследования стали труды ученых в области
гражданского процессуального права: М.А. Гурвича, A.A. Добровольского,
П.Ф. Елисейкина, И.А. Жеруолиса, СЮ. Каца, А.Н. Кожухаря, В.В.
Комарова,АА. Мельникова, Л.Я. Носко, Е.Г. Пушкаря, В.И. Тертышникова,
М.К. Треушни-кова, Д.М. Чечета, Н.А Чечиной, В.М. Шерстюка, М.И.
Ште-фана и других ученых, а также теоретиков права и специалистов иных
отраслей права.

Эмпирической базой исследования стала опубликованная судебная практика
по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, правовые
позиции Верховного Суда Украины и постановления Пленума Верховного Суда
Украины. Автором также использованы материалы проведенного им обобщения
судебной практики за 2002-2004 годы рассмотрения судами Харьковской
области и некоторых других областей Украины дел о защите чести,
достоинства и деловой репутации (более 400 дел).

Практическое значение предлагаемая читателю работа определяется
задачами, новизной исследования и состоит в разработке актуальных
вопросов гражданского процессуального и гражданского права, формирования
судебной практики при рассмотрении гражданских дел данной категории.

РАЗДЕЛ I

Возбуждение

гражданских дел

о защите чести,

достоинства

и деловой репутации

1.1.

Честь, достоинство и деловая репутация как объекты судебной защиты

Защита прав человека становится одной из доминант общественного
прогресса, основой которого является приоритет общечеловеческих
ценностей.

Согласно ст. 3 КонституцииУкраинь1честьидостоинство признаются наивысшей
социальной ценностью, а ее ст. 28 предусматривает, что каждый имеет
право на уважение его достоинства.

Право человека на защиту от посягательств начесть, достоинство и деловую
репутацию закреплено в таких актах, как Всеобщая декларация прав
человека от 10 декабря 1948 года, Европейская Конвенция о защите прав
человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и др. Согласно ст. 12
Всеобщей декларации прав человека никто не может подвергаться
произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным
посягательствам на неприкосновенность его

жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый
человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких
посягательств.1

По действующему законодательству защита чести, достоинства и деловой
репутации осуществляется гражданско-правовыми средствами.

Статья 277 ГК Украины предусматривает, что физическое лицо, личные
неимущественные права которой нарушены в результате распространения о
нем и (или) членов его семьи недостоверной информации, имеет право на
ответ, а также право на опровержение этой информации.

Право на неприкосновенность деловой репутации имеет и юридическое лицо в
соответствии со ст.ст. 94,201 ГК.

Отдельные нормативные акты также рассматривают честь, достоинство и
деловую репутацию как объекты охраны и защиты. Например, в Законе
Украины «Об информации» в ст. 47 указано, что ответственность за
нарушение законодательства об информации несут лица, виновные в
распространении сведений, не соответствующих действительности, порочащих
честь и достоинство лица. Статья 37 ЗаконаУкраины «О печатных средствах
массовой информации (прессе) в Украине» предоставляет гражданам,
юридическим лицам и государственным органам, атакже их законным
представителям право требовать от редакции сред-ствамассовой информации
опубликования ими опровержения о них сведений, которые не соответствуют
действительности либо унижают их честь и достоинство.

Непременным условием единообразного и правильного применения судами норм
ГК и других законов при рассмотрении и разрешении дел о защите чести,
достоинства и деловой репутации является уяснение правовой сущности
таких понятий как «честь», «достоинство» и «деловаярепутация». В
судебной практике, в том числе и в обобщениях, постановлени-

1 Правачеловека: Сборникмеждународныхдокуменгов. — М.: Юрвд-лит., 1998.
— С. 14.

ях Пленума Верховного Суда Украины, даются различные толкования этих
ключевых понятий.

Понятия «честь», «достоинство», «репутация» определяют близкие между
собой нравственные категории.

С И. Ожеговым честь определяется как достойные уважения и гордости
моральные качества человека, его соответствующие принципы,
какхорошая,незапятнаннаярепутация,доб-рое имя, как целомудрие,
непорочность, почет, уважение.2

В цивилистике под честью понимают устойчивую моральную оценку личности.3
Причем оценка ее достоинства должна быть дана обществом, другими людьми4
и отражают качества лица в общественном сознании.5

Некоторые авторы определяют честь как определенную социальную оценку
личности, которая формируется в процессе деятельности общения людей и
организаций по таким объективным показателям, какпоступки, взгляды
идругие явления общественнойжизни.6

Таким образом, честь — объективная оценкаличности, определяющая
отношение общества к гражданину, это социальная оценка моральных и иных
качеств личности.

Достоинство — положительное качество, совокупность моральных качеств
личности, а также уважение этих качеств в самом себе.7 Под достоинством
понимается также ценность и

2ОжеговСИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. -М.:АЗЪ 1995
-С.870.

‘БелявскийА.В. Судебная защита чести и достоинства граждан. – М.: Юрид
лит 1966. – С. 6

4 Цивільне право України: Заред.Ч.Н.Азімова,СН. ПриступиіВ.М. Ігнатенка.
-Харків: Право, 2000. – С. 137

5 Гобешия Н. Носителичести идостоинства или деловой репутации: в
общетеоретическом и юридическом смысле// Судова практика у справах за
позовами до’ЗМІ: Матеріалинауково-практичноїконференції 13-14травня
1999. – К., 1999.Т.2. – С.285.

Домбровский I. Понятая честі і гідності та ділової репутації за
законодавством України. Особливості підготовки справ до судового
розгляду. Підвідомчість справ // Судова практика у справах за позовами
до ЗМІ: Матеріали науково-практичної конференції 13-14травня 1999. –
Київ, 1999.Т. 1. – С 104.

‘Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.:АЗЪ,
1995. общественная значимость человека (какчеловека вообще, как
конкретнойличности, какпредставителя общественной социальной группы,
страны) и осознание им своей значимости.8

Некоторые авторы уже определяют понятие достоинства. Так, Н. Полуденный
полагает, что достоинство это самооценка лицом своих социальных и
моральных качеств, как члена общества.9

Следует согласиться с тем, что достоинство — внутренняя самооценка
личности своих личных качеств, способностей мировоззрения, выполненного
долга, котораядолжнаосновы-ваться на социально-значимых критериях оценки
моральных и иных качеств личности.

Категории чести и достоинства определяют отношение к человеку, как
значимой общественной ценности.

Понятия чести и достоинства имеют определённую направленность. Их
объектом является, прежде всего, человек или группа людей, или
коллектив, или в более широком плане говорят о чести нации.

Чувства чести и достоинства не только переживаются, но и осознаются,
поэтому при толковании понятия чести разграничивают чувство чести и
осознание собственного достоинства. У человека сознание и чувство чести
и достоинства как бы органически слиты воедино, но их нельзя
отождествлять.

Так, честь как философская категория выражает, с одной стороны, высокую
оценку обществом деятельности и поведения человека, а с другой, —
самооценку, т.е. понимание и осмысление человеком своего общественного
значения.10

При определении понятия чести, на наш взгляд, необходи-

8 Белявский A.B. Судебная защита чести и достоинства граждан.-М.: Юрид.
лит.,1966.-С5-6.

‘ Полудьонний М. Юридичні особи як об’єкт посягання з боку засобів
масової інформації// Судова практика у справах за позовамидо З МІ
(Матеріали науково-практичної конференції 13-14 травня 1999р.).-К.,
1999.Т.1.-С.93.

10 Стремякова И. Честь и достоинство – категории марксистской этики //
Категории марксистской этики.-М.:Мысль,1965.-С97.

мо различать такие два аспекта — объективный и субъективный, то есть
личностный. Честь — это и общественная оценка общественного признания и
стремление поддержать свою репутацию. Её поддержание является
социальным, то есть не зависящим от индивидуального человека, а
принадлежащим нравственным принципам. Честь, прежде всего, выступает как
оценочная категория, направленная от общества кличности.

Источникомданной оценки является информация о конкретных деяниях лица и
его поведении в целом, поскольку его внутренний мир, который не имеет
объективированной формы выражения, не может расцениваться какисточник
информации. При этом во внимание должны приниматься только социально
значимые факты.11

Что же касается субъективной, то есть личностной стороны чести, то она
заключается в способности человека оценивать свои поступки, подавлять в
себе эгоистические, безнравственные стремления и намерения,
осуществление которых в данном обществе расценивалось бы как бесчестье,
и в его способности действовать в соответствии с принятыми в этом
обществе моральными нормами, правилами и требованиями.12

Личностная сторона чести всегда неразрывна с социальной, подчиняется и
обуславливается последней и оказывает на неё определённое воздействие,
так как человек не может «уклониться» от суждений окружающих его людей,
которые оценивают его поступки, от общественного мнения.

Положительная оценка деятельности и поведения человека со стороны
общества возвышает его в глазах окружающих, благотворно воздействует и
на чувство собственного достоинства.

Таким образом, честь является категорией, отражающей достоинство
индивида в сознании других людей, общественная его оценка, положительная
репутация человека.

ь Стефанчук P.O. Захист честі, гідності та ділової репутації в
цивільному праві. -К.: Науковий світ, 2001. – С. 8.

12 Огремякова. И. Честь идостоинство – категории марксистской этики //
Категории марксистской этики. – М.: Мысль, 1965. – С. 99-100.

Вместе с честью, понимаемой в обществе как определённая социальная
оценка человека, находится категория достоинства.

Идея человеческого достоинства как большой ценности, независимо от
социального предназначения лица, была выдвинута и разработана ещё
гуманистами 16-18 веков.13 В философской науке понятие «достоинство»
определяет моральную ценность и общественную значимость личности, и
осознание ею этой значимости.14

Достоинство — это самооценка личности, основанная на его оценке
обществом. Такая неразрывная связь чести и достоинства вполне объяснима
и естественна, так как, находясь в определённом коллективе, в обществе в
целом лицо (человек) не может не считаться с тем, как оценивает его
коллектив, общество. В силу этой общественной оценки в сознании человека
складывается представление о себе, как члене определённого коллектива,
общества, и своём месте и значении для коллектива и общества в целом.

Достоинство того или иного человека заключается в духовных и физических
качествах, ценных с точки зрения потребностей общества. Эти личные
качества и составляют то, что принято называть личным достоинством.
Однако человек обладает определённой ценностью и безотносительно к его
индивидуальным качествам, социальному положению, профессиональной
принадлежности. Такой ценностью и является человеческое достоинство.

Достоинство, также какичесть, сочетаете себе и социальную, и
индивидуальную стороны. Его социальный характер проявляется в том, что
как моральная ценность и общественно-значимое качество личности
достоинство определяется существующими общественными отношениями и
нередко не зависит от человека. Но данная категория выступает ещё и как
сознание и

13 Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация:
гражданско-правовая

защита. – М.: Юристь, 1994. – С. 14-16.

14 Серебрешкова-Миготіна С А. Гідність як об’єкт соціально-етичного
досліджен-

ня: Автореф. дис канд. філос. наук: 09.00.05 /Київський гос. ун-т. – К.,
1993. — 14 с.

чувство собственного достоинства. Эти субъективные стороны достоинства
представляют собой осмысление и переживание человеком своей моральной
ценности и общественной значимости, они обуславливаются общественными
отношениями и зависят от них.

Признание обществомдостоинстваличности, означает определённую оценку
моральных качеств, которыми она обладает.

В литературе вопрос о соотношении чести и достоинства является спорным.
Одни авторы считают, что данные категории охватываются одна одной. Так,
ВА Лозовой и М.Б. Цен-ко полагают, что понятия чести и достоинства тесно
взаимосвязаны и очень сложно чётко определить их содержание.15 М А.
Цанава не относит честь и достоинство к самостоятельным понятиям. По его
мнению, достоинство является внутренней, субъективной стороной чести16,
и посягательство, по мнению Безлепкина Б.Т., направлено не на
достоинство, а на чувство достоинства.17

Другие авторы считают, что понятие «достоинство» охватывает понятие
«честь».18

С мнением вышеуказанных авторов трудно согласиться, поскольку ими так
широко трактуется названные категории, что не позволяет определить их
сущность.

Честь и достоинство между собой имеют неразрывную связь в силу того, что
в их основе лежит единый критерий нравственности. Междутем, несмотря на
неразрывную связь, существующую между общественной оценкой лица и его
са-

15 Етика. – К.: Юршком 1нтер, 2002. – С. 99.

16 Цанава МЛ. Уголовная ответственность за преступления против чести и
досто-

инства граждан по советскому уголовному праву: Автореф. дисс. канд.
юрид. наук. —

М., 1990. – С. 12.

17 Безлепкин Б.Т. Судебная защита чести и достоинства граждан в
охранительном

правоотношении// Правоведение. – 1990. – № 1. – С. 33.

18 Мархотин В.И. Охрана чести и достоинства личности по советскому
уголовно-

муправу: Автореф. дисс..канд. юрид. наук:12.00.08 /Киевск. гос. ун-т. –
К., 1980. – 25

с; Марогулова И.Л. Защита чести идостоинстваличности. -М.: Правовое
просвеще-

ние, 1998.- 76 с.

мооценкой, между честью и достоинством существуют различия. Они
заключаются в том, что честь — объективное общественное свойство, а в
достоинстве на переднем плане — субъективный момент, самооценка. Отсюда
можно сделать вывод, что достоинство человека находится в определённой
зависимости от его воспитания, внутреннего духовного мира, особенностей
психического склада.

Неразрывно с честью и достоинством и такое понятие, как репутация.

Репутация (фр. Reputation //лат. Reputatio — обдумывание,
размышление)—создавшееся общее мнение о достоинствах или недостатках
кого-либо, чего-либо, общественная оценка.19 Репутация на сегодняшний
день является наименее исследованной категорией какв философии, таки в
правовом понимании.

При этом, как уже отмечалось, если представление о достоинстве личности
исходит из принципа равенства всех людей в моральном отношении и их
самооценки, то понятием чести, наоборот, дифференцировано оценивает
людей, что тем или иным образом находит отражение в их репутации.
Поэтому понятие репутации в известном смысле совпадает с понятием чести
в её внешнем, объективном значении.

Однако это нетождественные понятия, как полагают некоторые авторы.20
Отличие чести от репутации заключается в том, что честь определяет
человека, какличность, гражданина, индивидуума без указания на
определённый род занятий, профессию или другую социальную роль в
обществе, тогда как репутация напрямую зависит от того, каклицо
исполняет возложенные на него профессиональные, служебные либо другие
обязанности, а не вообще придерживается этико-моральных норм, как член
общества.

Отличается честь от репутации и тем, что честь может быть

” Словарь иностранных слов: Под ред. Лехина И.В., Локшиной СМ., Петрова
Ф.Н. и ШаумянаЛ.С. – М.: Русскийязык, 1983. – С. 431.

20Тагайназаров Ш. Проблемы фажданско-правового регулирования личных
неиму-щественньгхправ граждан: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. –
Ташкент, 1993. — С. 33.

лишь положительной, а её объём может изменяться в пределах, так сказать,
от нуля до бесконечности, тогда как репутация может быть как
положительной, так и отрицательной. В этой связи некоторые авторы
считают, что закон защищает только положительную репутацию.21 С таким
мнением трудно согласиться, поскольку в законе отсутствует такое
указание. Судебная практика таких примеров также не знает.

Кроме сказанного, честь отличается от репутации и тем, что честью
наделено только физическое лицо, а репутация характерна как физическим,
таки юридическим лицам.22

Относительно понятия «деловая репутация» в литературе существуют
различные мнения. Одни авторы под «деловой репутацией» понимают оценку
любых профессиональных качеств лица. Так, М.Н. Малеина считает, что под
деловой репутацией следует понимать совокупность качеств и оценок, с
которыми их носитель ассоциируется в глазах своих контрагентов,
клиентов, потребителей, коллег по работе, почитателей (для шоу-бизнеса),
избирателей (для избирательных должностей) и персонифицируется
средидругих профессионалов в этой сфере.23 Л.О. Красавчикова также
определяет деловую репутацию как общественное мнение, сложившееся о
профессиональной, производственной, торговой, коммерческой,
посреднической и другой служебной деятельности лица.24

Другие авторы несколько уже толкуют понятие «деловой репутации».
Например, В.П. Нагребельный полагает, что понятие «деловая» указывает на
то, что оценивается не любая деятельность физического или юридического
лица, а имен-

21 Тагайназаров Ш. Указанная работа. – С. 33; Гражданское право:
Подред.ТИ. Илларионовой, Б.М. Гонгало, ВА. Плетнёва. – М.: Норма-Инфра,
1998. – Ч. 1. – С. 186.

!! Стефанчук Р.О. Захист честі, гідності таділової репутації в
цивільному праві. — К.: Науковий світ, 2001. – С 18.

23 Малеина М.Н. Защита чести, достоинства и деловой репутации
предпринима-

теля // Законодательство и экономика. – 1993. – №№ 23-24. – С. 18.

24 Красавчикова Л. О. Понятие и система личных, не связанных с
имущественны-

ми, прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской
Федерации:

Дисс.д-раюрид.наук: 12.00.03. – Екатеринбург, 1994. – 43с.

но та, которая связана местом (ролью) в предпринимательских
отношениях.25

Следует согласиться с мнением первых авторов, поскольку в правовом
государстве, в котором господствующим конституционным принципом является
принцип равенства всех перед законом и судом, не имеет значения, какая
репутация пострадала — служебная, профессиональная или иная. На все
сферы деятельности, где возможно причинить ущерб лицу, вследствие
нарушения права на адекватную оценку со стороны общества или других
социальных групп, не как ординарного субъекта права, как субъекта
определённой деятельности, наделённого в данной отрасли знаниями,
навыками и умением, должна распространяться гражданско-правовая защита
репутации.

Репутация человека зависит от него самого, так как формируется на основе
его поведения. С учётом того, что человек дорожит своей репутацией,
судят по его поступкам.

Репутация может быть положительной или отрицательной и поэтому имеет
подвижный характер в зависимости от того, на какой информации она
формируется.

Репутация «завоёвывается» делом, отсюда, вероятно, и было введено в
законодательстве такое понятие, как деловая репутация. Его возрождение
естественно и, более того, — необходимо. Некоторые исследователи
связывают это с развитием делового оборота, расширением
предпринимательских прав и свобод субъектов рыночных отношений. Нам
представляется, что это само по себе не обуславливает появления таких
тонких аспектов отношений в жизнедеятельности общества.

На наш взгляд, можно выделить несколько отличий деловой репутации от
чести и достоинства.

Первое — это субъектный состав правоотношений. Носителем деловой
репутации может быть только субъект — производитель материальных благ
(товаров, услуг, работ). Хотя дело-

25 Нагребельний В.П. Ділова репутація //Юридична енциклопедія. – К.:
Українська енциклопедія, 1999, — Т.2. – С. 211.

вая репутация — термин общегражданский и все-таки, учитывая сказанное,
его необходимо конкретизировать применительно к специфическому кругу
субъектов. Носителем же чести и достоинства может быть любое лицо.

Второе отличие состоит в том, что деловая репутация не является личным
благом, принадлежащим всем и каждому, а является специфическим по
субъекту и по содержанию. Честь и достоинство приобретаются
автоматически. Деловая репутация формируется в течение определённого
времени в той или иной среде деятельности, и в известной мере
идентифицирует субъект деловой активности.

Третье отличие заключается в том, что нарушение деловой репутации
возможно не только в конкретной среде деятельности, но и в конкретный
момент деятельности, и не связываться с общей оценкой в сфере деловой
или иной активности того или иного субъекта права.

Деловая репутация представляет собой частный случай репутации вообще и
отражает сложившееся мнение о качествах (дос-тоинствахинедостатках)
коллектива, организации, предприятия, учреждения, конкретного
физического лица в сфере делового оборота, в том числе в сфере
предпринимательства, иных сферах.

Носителем деловой репутации может быть любой индивидуально-определённый
субъект права: а) гражданин-предприниматель; б) гражданин, работающий по
общегражданскому договору. (При этом не имеет значение то, насколько
систематичен такой труд и какую роль играют для гражданина доходы от
такой деятельности (последние могут быть минимальными), важна именно
известность работника в среде потребителей продуктов его деятельности);
в) гражданин, работающий по контракту; г) юридическое лицо.

Таким образом, в каждом конкретном случае можно и нужно говорить
отдельно о защите чести, достоинства и деловой репутации как объектах
судебной защиты, что позволит отграничить случаи защиты чести,
достоинства или деловой репутации как таковых друг от друга, а также от
требований об опровержении информации, не соответствующей
действительности, однако не ущемляющей честь, достоинство или деловую
репутацию. В таких случаях речь может идти, в частности, об опровержении
этой информации в порядке ст. 37 Закона Украины «О печатных средствах
массовой информации (прессе) в Украине».

Примером того, что честь, достоинство и деловая репутация могут быть
самостоятельными объектами судебной защиты, свидетельствует судебная
практика. Так, с иском в суд обратил ся директор ЧСХП (частное
сельскохозяйственное предприятие) «Г.» кШ. и П. о защите чести,
достоинства и деловой репутации, возмещении морального вреда, ссылаясь
нато, что для производственной деятельности он использует земельные и
имущественные паи граждан, в том числе и ответчиков. Ш., учредив
собственное ЧХСП, которое не работало, создав инициативную группу
граждан, при помощи работника исполкома П., длительный период
дискредитируют его среди жителей сел, членов его частного предприятия,
распространяя о немне-достоверную информацию, связанную с его
деятельностью, унижая его честь, достоинство и деловую репутацию, чем
причинили ему моральный вред. Решением Двуречанского районного суда
Харьковской области от 6.05.2003 г. исккШ. был удовлетворен частично, в
иске к П. было отказано. Районный суд признал не
соответствующимидействительности часть сведений, распространенных об
истце ответчиком Ш., как порочащие деловую репутацию директора частного
предприятия, поскольку они подрывают его авторитет среди подчиненных. В
то же время, суд признал, что эти сведения не унижали его честь
идостоинство, так какие влекли отрицательныхдля него последствий с точки
зрения оценки и самооценки его качеств как физического лица.

Не вдаваясь в подробности распространенных сведений, поскольку все они
касались только деятельности Б., какдиректора предприятия, следует
отметить, что Апелляционный суд Харьковской области в своем определении
от 23.07.2003 г. по делу № 22-а-2208 согласился с мнением районного суда
о том, что честь, достоинство и деловая репутация могут быть
самостоятельными объектами судебной защиты. Вместе с тем, апелляционная
инстанция отменила решение суда в части удовлетворения иска и своим
решением отказала в иске по тем основаниям, что, так званая
«инициативная группа Щ.» имела право критиковать должностное лицо,
производственную деятельность директора предприятия по оплате арендной
платы, таккакимелась задолженность по оплате, по процессу распаевания
земель, о нецелевом использовании кредитов, об убыточности предприятия и
т.п. Судебная коллегия указала на то, что эти вопросы имели общественное
значение для жителей сел и работников предприятия.26

Кроме того, в судебной практике имеют место и иные случаи, когда следует
различать требования о защите чести, достоинства и деловой репутации от
других требований о нарушении прав в сфере информационной деятельности,
в частности, в случае распространения информации, но без согласия лица,
которого она касается. Примером такой ситуации является решение
Ильичёвского городского суда Одесской области по иску Б. к Ильичёвскому
морскому торговому порту и редакции газеты «1шпч1вець» о защите чести,
достоинства и деловой репутации и возмещении морального вреда. Сущность
иска: в публикации «Кто есть кто» была помещена информация отдела кадров
порта, в которой без согласия истца изложены данные о его личности (дата
и место рождения, национальность, изменение фамилии, прежняя судимость).
Суд отказал в иске о защите чести, достоинства и возмещении морального
вреда, считая, что опубликованная информация соответствовала
действительности. Судебная коллегия областного суда при рассмотре-

26АрхивДвуречанскогорайсудаХарьковской области за 2003 г.

нии дела в кассационном порядке согласилась с таким решением, но в
обобщении Одесского областного суда указанное решение суда и определение
коллегии квалифицированы как ошибочные, поскольку истец ссылался в
исковом заявлении на публикацию как сведений, соответствующих
действительности, но распространённых без его согласия, так и тех,
которые не соответствуют действительности и порочат его честь,
достоинство и деловую репутацию. Однако суды безотносительно к этому
приняли решения только относительно требований о защите чести,
достоинства и деловой репутации.27

Как видно, судам в каждом конкретном случае необходимо отграничивать
требования о защите чести, достоинства и деловой репутации, связанные с
распространением информации, от других нарушений прав граждан и
юридических лиц в сфере информационной деятельности.

Гражданско-правовое понимание и толкование чести, достоинства и деловой
репутации как объектов судебной защиты и правовых благ основывается на
ст. ст. 200,269,270 ГК, которые, устанавливая право начесть, достоинство
и деловую репутацию, относят их к гражданским неимущественным правам,
разновидности субъективных прав.

В юридической литературе относительно правовой природы права на честь,
достоинство и деловую репутацию сложилось, в основном, две точки зрения.
Одни авторы полагают, что личные неимущественные права, в том числе и
право на честь, достоинство и деловую репутацию, являются элементами
правоспособности28, другие – квалифицируют эти права

“Домбровський І.П. Розгляд судами справ за позовами до засобів
масовоїінфор-маціїпрозахистчесті,
гідностійділовоїрепутаціїтакомпенсаціюморальноїшкоди// Вісник Верховного
Суду України. – 1998. – № 2(8). – С 45.

28 Иоффе О.С. Советское гражданское право: Общая часть. — Л.: ЛГУ, 1958.
-С. 101; МицкевичА.В. Субъекты советско го права. — М.: Юрид. лит.,
1962. — С. 59; Гражданское право Украины: Подред.АА. Пушкина, В.М.
Самойленко. —Харків: Основа, 1996. – Ч. 1. – С. 199.

как самостоятельный вид субъективных прав.

Теория о том, что личные неимущественные права являются элементами
правоспособности, приобрела своё развитие через определённые тенденции в
литературе, что субъективные права не являются единственным видом
гражданских прав.

Конечно, в правоспособности заключена известная правовая возможность
(возможность иметь право, быть его носителем, обладателем), но это вовсе
не та возможность, которая выступает как субъективное право,
предполагающее юридическую обязанность надругой стороне.
Правоспособность как возможность не имеет самостоятельного значения, она
не представляет и не обеспечивает сама по себе никакого реального блага,
а служит лишь предпосылкой правообладания.

Как правильно отметил О А Красавчиков, в понятии правоспособности
существо заключается не «в праве», а «в способности».30

Сторонники указанной теории едины в том, что личные неимущественные
субъективные права реализуются не в правоотношении, а помимо него и по
своей сущности являются элементом гражданской правоспособности и, что
включение этих прав в элементы правоспособности снимает проблему
абсолютного правоотношения относительно неимущественных благ.

Право на честь, достоинство и деловую репутацию, как субъективное право,
включает в себя возможность гражданина требовать, чтобы правовая,
нравственная, профессиональная и иная оценка его личности формировалась
на основе правильного восприятия его поступков и уважения его какчело-

2,Малеина М.Н. Загщтталичныхнеимущественныхправсоветскихграждан. – М.:
Знание, 1991 .-С. 14-15; Егоров Н.Д. Личные неимущественные
праваиихзащита//
Проблемысовершенствованиязаконодательстваозащитесубъективныхгражданс-ких
прав. – Ярославль:Ярославск. гос.ун-т, 1988. – С. 25-31; РафиеваЛ .К.
Граждане-ко -правовая защита чести и достоинстваличности в СС СР:
Автореф. дисс… канд. юрид. наук.-Л.,
1966.-С.7-Ю;Цившьнеправо:Пщред.Д.В.Боброво1,О.ВДзери,Н.С.Куз-нецово1,
ОА. Пщопригори,. – К.: Вентур1, 1997. – С. 403.

30 Красавчиков О А Социальное содержание
правоспособностисоветскихграж-дан. – Правоведение. – 1960. – № 1. – С.
22.

века вообще.31 Каждый гражданин, как отметил Н.С. Мале-ин, имеет
субъективное право на честь и достоинство. Это право относится к
абсолютным правам: оно неотделимо от личности, непередаваемо
(неотчуждаемо), ему корреспондирует обязанность всех и каждого не
умалять честь и достоинство другого, оно подлежит защите от всяких
нарушений, не зависимо от их давности.32 При этом государством
охраняются не названные выше блага (честь, достоинство, деловая
репутация), а прежде всего право на них, что с юридической точки зрения
важнее. Разумеется, субъективное право на честь, достоинство и деловую
репутацию и их объект тесно взаимосвязаны, но не тождественны. Как
отмечал Г.Ф. Шер-шеневич, субъективное право есть средство для
обеспечения пользования благами, но последние также мало принадлежат к
понятию прав, как сад к садовой ограде.33

Субъективное право — гарантированная законом мера поведения и вместе с
тем мера обладания социальным благом. В мере поведения выражается
функциональное, а в мере обладания благом — социальное назначение
субъективного права. При этом само благо (в какой бы конкретной форме
оно не выступало) в содержание субъективного права не входит, а служит
лишь его объектом.34

Специфичностью права на честь, достоинство и деловую репутацию, на наш
взгляд, является то, что оно всегда возникает и функционирует в рамках
общерегулятивных правоотношений. Эти правоотношения определяют
фундаментальность правового статуса личности, выражают её
взаимоотношения с государством, с другими членами общества, способствуют
реализации предоставленных правом возмож-

31Г5щиевВ.Е.,РудинскийФ.М.Демократияидоиоинстволичности.-М.,1983.-С.150.

32 Малеин Н.С. Охранадостоинства, здоровья итайны личнойжизни граждан //

Социализм и личность. – М.: ИГПАН СССР, 1979. – С. 98.

33 ШершеневичГ.Ф. Общаятеорияправа. — М: Изд-воБр. Башмаковьгх, 1912. —
С. 613.

34МатузовН. И.Теоретические проблемы субъективного права: Автореф. дисс.

д-раюрид. наук. — Харьков, 1973. — С. 21.

ностей. Когда же права нарушаются, то на основе общих возникают
конкретные правоотношения, связанные с защитой и восстановлением этих
прав. После разрешения конфликта конкретное правоотношение прекращается,
а общее остаётся и продолжает функционировать дальше.

Таким образом, право начесть, достоинство и деловую репутацию является
субъективным правом и относится к
разновид-ностиличныхнеимущественныхправ. Оно есть абсолютным правом,
возникающим и существующим в общерегулятивном правоотношении до момента
его нарушения, после чего вступает в силу субъективное право на защиту
вышеуказанного права.

Между тем в юридической литературе высказаны и другие мнения
относительно правовой природы чести, достоинства и деловой репутации.
Так, P.O. Халфина пришла к выводу, что закреплённые в Конституции личные
права — это не права, а фактические социальные блага и употреблять к ним
термин «право» нельзя, поскольку он не соответствует существу отношений.
Обеспечивается и охраняется государством, по её мнению, не право на
неприкосновенность, честь, достоинство, а сами эти социальные блага.35

С таким выводом трудно согласиться потому, что традиционно эти и другие
социальные блага называются правами и свободами. Конституционные права
являются определёнными субъективными правами. Конституция не содержит
норм, которые закрепляли бы за гражданами не права, а нечто иное, что не
поддаётся не только определению, но и наименованию при помощи принятых
юридических категорий и обычной терминологии.

Кроме того, следует отметить, что социальные блага являются объектами
субъективных прав, а не самими правами. Благо — это то, на что
направлено данное право или что составляет его цель. Социальные блага —
это материальные, духовные и иные ценности, обладание которыми связано с

“Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. – М.: Юрид.лит., 1974. – С.
124.

удовлетворением потребностей людей, развитием их способностей.
Стремление пользоваться благом — центральный элемент в содержании и
структуре субъективного права, ибо только он способен предоставить
субъекту то, что ему нужно для нормальной жизнедеятельности. При этом
пользование социальным благом надо понимать в широком смысле. Оно может
состоять не просто в обладании теми или иными предметами (ценностями),
но, прежде всего, в самой свободе поведения, в свободе совершения (в
рамках закона) определённых действий и поступков. Само благо находится
вне содержания и структуры субъективного права.

Как правильно отметил Н.И. Матузов, честь, достоинство,
неприкосновенность личности и другие права и свободы — это действительно
фактические социальные блага, а гарантированная государством возможность
пользоваться ими — это субъективное право, право на обеспечение
названных ценностей, право требовать их должной охраны, защита от
нарушений, причём не только тогда, когда они нарушены, но и постоянно.36

В связи с этим, по нашему мнению, названные социальные блага
неправомерно выделять в самостоятельную специфическую категорию наряду с
субъективным правом.

36 Матузов Н.И. Правовая система и личность. — Саратов: Изд-во
Саратовского ун-та, 1987. – С. 96.

1.2.

Субъекты права на возбуждение гражданских дел о защите чести,
достоинства и деловой репутации

Конституция Украины предусматривает, что права и свободы человека и
гражданина защищаются судом (ч. 1 ст. 55).

Право на обращение в суд за судебной защитой – важнейшее субъективное
право в области правосудия. Как справедливо отмечает Л.А. Ванеева, право
на судебную защиту – это обеспеченная законом возможность пользоваться
таким социальным благом, как правосудие.1

1 Ванеева Л А. Реализация конституционного права граждан на судебную
защиту в гражданском судопроизводстве. Владивосток, 1988. – С 15-16.

Поэтому в ст. 3 ГПКуказано, что каждый имеет право в порядке,
установленным настоящим Кодексом, обратиться в суд за защитой своих
нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод или интересов.

В случаях, предусмотренных законом, в суд могут обращаться органы и
лица, которым предоставлено право защищать права, свободы и интересы
других лиц, или государственные или общественные интересы. Отказ от
права на обращение в суд за защитой недействителен.

Это означает, что заинтересованное лицо, считающее своё право
нарушенным, имеет право выбора: обратиться или не обратиться в суд за
защитой. Но субъекты права, вступая в те или иные правовые отношения, не
могут обусловить, что в случае спора о праве они не будут обращаться в
суд. Именно такой отказ от обращения в суд за защитой недействителен.

Право на обращение в суд принадлежит только действительно
управомоченному лицу. По действующему гражданско-процессуальному
законодательству этим правом обладают лица, утверждающие, что спорное
право принадлежит им или иным лицам, в отношении которых есть основание
предполагать, что спорное право принадлежит им и что имеются
предпосылки, которые необходимы для предъявления иска.

В соответствии с ч. 1 ст. 11 ГПК, определяющей диспози-тивность
судебного разбирательства, суд рассматривает гражданские дела не иначе
как по обращениям физических или юридических лиц, поданных в
соответствии с настоящим Кодексом, в пределах заявленных ими требований
и на основании доказательств, представленных сторонами и иными лицами,
участвующими в деле.

Эта нормадаёт основание сделать вывод о том, что заинтересованным лицом
является лицо, которое обращается в суд за защитой своих прав или
охраняемых законом интересов, а также лицо, обращающееся в установленных
законом случаях в суд за защитой прав и охраняемых законом интересов
другого лица.

В науке гражданского процессуального права является традиционным
исследование проблем судопроизводства отдельных категорий гражданскихдел
с анализом общих положений гражданского процесса, особенностей
рассмотрения и разрешения такихдел. Это касается и круга лиц,
управомоченных возбудить дело о защите чести, достоинства и деловой
репутации.

Правильное определение круга лиц, управомоченных возбудить дело о защите
чести, достоинства и деловой репутации в результате распространения
недостоверной информации, имеет важное теоретическое и практическое
значение. Оно позволяет в значительной мере избежать ошибок в применении
норм материального и процессуального права и тем самым способствует
повышению качества судопроизводства по этой категории дел.

С учётом норм, содержащихся в ст. ст. 94,277,297 и 299 ГК, к правомочным
субъектам, которые вправе требовать по суду опровержения
распространенной недостоверной информации2 , а также права на ответ,
относятся физические или юридические лица, личные неимущественные права
которых нарушены. Из содержания данных статей, по нашему мнению,
вытекает, что круг субъектов, имеющих право возбуждать дела о защите
чести, достоинства и деловой репутации является ограниченным.3 Ими могут
быть лишь граждане (физические лица) и организации (юридические лица).
Поэтому непосредственно из указанных норм права не вытекает право на
судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации иностранных
граждан, лиц без гражданства, иностранных предприятий и организаций.

В соответствии со статьями 410 и 411 ГПКиностранцам, ино-

2 По ст. 7 ГК Украины 1963 г. опровержению подлежали сведения, не
соответствующие действительности или неправдиво изложенные.

3 Луспеник Д.Д. Субъекты права на возбуждение в суде гражданскихдел о
защите чести и достоинства// Проблеми вищої юридичної освіти: Тези доп.
та наук, повідом, учасників наук.-метод, конф. (м.Харків 18-19 грудня
2001 року)/За ред. В.В. Комарова. – Харків: Нац. юрид. акад. України,
2002. – С. 153-154.

странным юридическим лицам и лицам без гражданства предоставляется
процессуальная защита принаддежашдх им прав и охраняемых законом
интересов наравне с гражданами Украины. В судопроизводстве иностранные
граждане, а равно и лица без гражданства, как участники процесса,
пользуются такими же процессуальными правами, как и граждане Украины.

Таким образом, на иностранных граждан и лиц без гражданства, иностранные
предприятия и организации распространяется национальный режим
законодательства Украины, а поэтому они могут возбуждать гражданские
дела о защите чести, достоинства и деловой репутации. Но при этом
следует сделать одну оговорку: если международным договором Украины
установлены иные правила, чем те, которые содержатся в законодательстве
Украины о гражданском судопроизводстве, то применяются правила
соответствующего международного договора (ст. 8, ч. 2 ст. 410 ГПК).

Иск об опровержении недостоверной информации, может быть предъявлен
лицом, в отношении которого эта информация распространена, а также
близкими родственниками этого лица и другими заинтересованными лицами,
когда сведения прямо или опосредствованно порочат их. К близким
заинтересованного лица необходимо относить не только членов семьи и
родственников, но и не являющихся таковыми соавторов, соратников по
организации, партии, движению, иныхлиц.4

В этой связи возникает вопрос о возможности защиты чести, достоинства
или деловой репутации третьих лиц (например, в случаях, когда лицо не
желает защищать эти блага в силу служебной или иной зависимости) или
заступничество брата за брата, отца за сына и т.п. Имеют ли в таких
случаях эти субъекты право на возбуждение дела в суде? На наш взгляд, в
случае распространения информации, затрагивающей интересы семьи, с иском
может обратиться в суд кто-либо из её чле-

4 Николаев С. Лица, участвующие в делах по спорам о защите чести и
достоинства // Российская юстиция. – 1995. – № 4. – С. 42.

нов, поскольку плохая репутация одного из членов семьи, как правило,
влияет на добрую репутацию других членов семьи. Этот вывод базируется на
общепринятых моральных представлениях, а также на конституционном
положении о том, что каждому гражданину гарантируется судебная защита
права опровергать недостоверную информацию о себе и членах своей семьи
(ст. 32 Конституции Украины).5 Между тем следует учесть существенное
дополнение некоторых авторов, которые считают, что возбуждение дела
такого типа возможно лишь в случаях согласования с правомочными
субъектами,6 которое должно опосредствоваться поручением, устной
просьбой или соглашением этих лиц.7

Заинтересованное лицо имеет право на судебную защиту в указанном порядке
также в случае распространения сведений относительно члена его семьи или
иного родственника, который умер (ч. 2 ст. 277 ГК).

Иск об опровержении распространенной недостоверной информации или иск о
праве на ответ в отношении несовершеннолетнего или лица, признанного
недееспособным, может быть предъявлен законным представителем
(родителями, усыновителями, опекунами, попечителями), а также
прокурором, органами государственной власти, органами местного
самоуправления в случаях, предусмотренных ст. 45 ГПК.8

Так, в случае распространения сведений, порочащих

5 Прянишников ЕЛ. Совершенствование гражданско-правовьж норм о защите
честиидостоинстваграждан//Советскоегосударство и право. — 1990. —№ 7. —
С. 31; Гражданское право Украины. В 2 частях. Ч. 1. / Под ред. А А.
Пушкина, Самойленко В.М. – Харьков: Основа, 1996. – С. 201.

6 Ерошенко АА Гражданско-правовая защита чести и достоинства //
Советское государство и право. – 1990. – № 7. – С. 138.

7 БелявскийА.В., ПридворовНА. Охрана чести и достоинства личности в
СССР. – М.: Юрид. лит., 1971. – С. 94.

8 См.: п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 28.09.1990
г. «О применении судами законодательства, регулирующего защиту чести,
достоинства и деловой репутации граждан и организаций»: Постанови
Пленуму Верховного Суду України в кримінальних та цивільних справах //
Бюлетень законодавства і юридичної практики України. – 1995. — № 1. — С.
106.

честь, достоинство малолетних в возрасте до 14 лет, а также
недееспособных физических лиц, защищают эти права в суде их законные
представители – родители, усыновители, опекуны или иные лица,
определенные законом (ч. 1 ст. 39 ГПК). Между тем некоторые авторы
полагают, что условием защиты в таком случае должно быть понимание
лицом, относительно которого распространены сведения, порочащие его
честь, достоинство и репутацию, сущности порочащих сведений. Если лицо
не понимает порочащего характера этих сведений (то есть сути
недостоверности распространенной информации), то нельзя возбуждать дело
в суде.9

Другие авторы связывают это право с пониманием порочащего характера
сведений в моменты просветления.10 Существует мнение, что не всегда
порочащие сведения для здорового человека являются таковыми для
душевнобольного,11 а поэтому дела должны решаться с учётом степени
деградации больного как личности.12

На наш взгляд, защита чести, достоинства и репутации недееспособных лиц
в суде во всех случаях может осуществляться законными представителями
независимо от осознания недееспособным порочащего
характерараспространенных о нём сведений и других условий. Вопрос о
возбуждении дел о защите чести, достоинства и репутации недееспособных
должен зависеть от волеизъявления законного представителя.

Этот вывод объясняется тем, что согласно ст. 29 ГПК несовершеннолетние
лица в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а также лица,
гражданская дееспособность которых ограничена, могут лично осуществлять
гражданские

‘ Гродзинский М.М. Преступления против личности //Уголовный кодекс
РСФСР. Практический комментарий. – М., 1924. — С. 55.

10 Сергеев А.П. Право на защиту репутации. – Л.: Знание, 1989. – С. 8.

11 Ной И.С. Охрана чести идостоинстваличности в советском уголовном
праве. –

Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1959. — С. 13.

12 Белявский A.B., Придворов НА. Охрана чести и достоинства личности в
СССР.

-М.:Юрид.лит., 1971.-С.90-91.

процессуальные, права и исполнять свои обязанности в суде по делам,
возникающим из отношений, в которых они лично принимают участие, если
иное не установлено законом. Исходя из содержания указанной статьи,
несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а
также лица, гражданская дееспособность которых ограничена, могут
защищать в суде свою честь, достоинство и деловую репутацию только через
своих законных представителей. Между тем несовершеннолетние в этом
возрасте активизируют свою трудовую и общественную деятельность. По
достижении шестнадцати лет несовершеннолетние обладают в полном объёме
трудовой дееспособностью, вправе быть членами и учредителями
общественных и иных организаций в соответствии с законодательством о
таких организациях и их уставами.

Некоторые авторы полагают, что законные представители должны ставить
вопрос о защите чести, достоинства и деловой репутации
несовершеннолетних лишь с их согласия.13 Другие считают, что нужно
ввести правило, в соответствии с которым, если обращение за
представительством к законным представителям является усложнённым
различными обстоятельствами (нахождение в другой местности, на учёбе и
т.д.), защита чести, достоинства и деловой репутации лиц от пятнадцати14
до восемнадцати лет может проводиться ими самостоятельно.15 Нам
представляется, что с учётом специфики объектов судебной защиты защита
чести, достоинстваиделовой репутации

13 БелявскийА.В. Судебнаязащитачестиидостоинстваграждан. – М.: Юрид.
лит.,

1966.-С. 19.

14 По ГПК 1963 г. неполная дееспособность наступала с 15 лет.

15 Чефранова ЕА. Охрана личных прав несовершеннолетних //Вопросы
граждан-

ского права и процесса. – М., 1977. – С. 65; Суховерхий В.Л. Личные
неимуществен-

ные права в советском гражданском праве: Автореф.дис…канд.юрид.наук –
Сверд-

ловск, 1970. — С. 9; БелявскийА.В., Придворов НА. Охрана чести
идостоинствалич-

ности в СССР. – М.: Юрид. лит., 1971. – С. 90; РафиеваЛ.К.
Гражданско-правовая

защитачести и достоинстваличностив СССР: Автореф.дисс… канд. юрид.
наук. -Л.,

1966. – С. 19; Стефанчук P.O. Захистчесті, гідності та репутації в
цивільному праві. –

К.: Науковий світ, 2001. – С. 106.

несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет должна
осуществляться в суде самими несовершеннолетними во всех случаях.
Привлечение к участию в таких делах законныхпредставителей
несовершеннолетнихдля оказания им помощи должно зависеть от суда. В
связи с изложенным представляется необходимым дополнить ч. 2 ст. 29 ГПК.

Также является спорным вопрос о субъекте, который может возбудить в суде
дело о судебной защите чести, достоинства и деловой репутации лиц,
гражданская дееспособность которых ограничена, которые злоупотребляют
спиртными напитками, наркотическими средствами, токсическими веществами
и т. п. итем ставят себялибо свою семью, а также других лиц, которых они
по закону обязаны содержать, в тяжелое материальное положение. Нам
представляется, что они могут обратиться в суд с требованием об их
защите самостоятельно,16 поскольку ограничения касаются его права на
совершение сделок по распоряжению имуществом, права на получение
заработной платы, пенсии и других видов дохода и распоряжение ими. Эти
действия он вправе осуществлять лишь с согласия попечителя (ст. 37 ГК).

Такой вывод вытекает из содержания дееспособности, которая включает в
себя способность лица своими действиями осуществлять все другие права,
исполнять обязанности, атакже способность нести ответственность за
противоправное поведение.

Длительное время к спорным в литературе относился вопрос о защите чести,
достоинства и репутации умерших лиц. Некоторые авторы категорически
исключают возможность судебной защиты этих неимущественных прав,
поскольку они тесно связаны с личностью и прекращаются с прекращением её
существования.17 Другие, наоборот, признают право на защиту чести,
достоинства и деловой репутации умерших лиц.18

16 Пронина М.Г., Романович А.Н. Зашитачести и достоинства граждан. –
Минск:

Белоруск. гос. ун-т, 1976. — С. 39.

17 РазиньН.Н. Обьоскорбленшчести. Общаячасть. Опозореніе. -Томск, 1910.
— С. 359.

18 Стефанчук P.O. Захистчесті, гідності та репутації в цивільному праві.
— К.: Нау-

ковий світ, 2001. – С. 107.

Так, P.O. Стефанчук считает, что круг лиц, имеющих право защищать честь,
достоинство и репутацию умершего, следует ограничивать наследниками. При
этом, отмечает автор, что целесообразно было бы обеспечить право
умершего на назначение в завещании лиц, на которых он возлагает защиту
своих личных неимущественных прав в том числе — чести, достоинства и
репутации.19 В данном случае автор связывает право по защите чести,
достоинства и репутации умершего с его прижизненным волеизъявлением.

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 28 сентября 1990
г. «О применении судами законодательства, регулирующего защиту чести,
достоинства и деловой репутации граждан и организаций» указано, что
заинтересованное лицо имеет право на судебную защиту чести, достоинства
и в том случае, когда порочащие сведения распространены в отношении
умершего члена его семьи или другого родственника.20 Как видно, Пленум
Верховного Суда Украины право на обращение в суд о защите чести,
достоинства и деловой репутации умершего связывает только с родственными
отношениями истца и умершего. Такой подход, на наш взгляд, является
половинчатым, ибо он ущемляет право на судебную защиту других граждан.

Некоторые авторы более широко толкуют это право и считают, что право на
обращение в суд за защитой чести, достоинства и репутации умершего
должны иметь не только наследники и родственники умершего, но и другие
лица: соавторы, соратники по партии, движению, однополчане и другие
лица.21

По нашему мнению, перечень лиц, имеющих право обра-

” Стефанчук P.O. Там же. – С. 109.

20 Постанови Пленуму Верховного Суду України в кримінальних та цивільних
спра-

вах//Бюлетень законодавстватаюридичноїпрактики України.- 1995. —№ 1.—С.
106.

21 Новый гражданский кодекс Российской Федерации. Краткий научно-практи-

ческий комментарий. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. — С. 180;
МолочковЮ.В. За-

щита чести и достоинства в гражданском процессе: Автореф. дисс… канд.
юрид. наук.

– Екатеринбург, 1993. – С. 7.

щаться в суд за защитой чести, достоинства и репутации умершего не
должен быть ограничен. Всякое заинтересованное лицо может обращаться в
суд с таким иском. Любое другое решение этого вопроса будет ущемлять
право на судебную защиту, что является недопустимым с конституционной
точки зрения о всеобщности судебной формы защиты.

Именно такая позиция закреплена в ч. 2 ст. 277 ГК, гласящая, что право
на ответ, а также на опровержение недостоверной информации об умершем
лице принадлежит членам его семьи, близким родственникам и другим
заинтересованным лицам. В связи с изложенным, представляется необходимым
внести изменения в вышеизложенный пункт постановления Пленума Верховного
Суда Украины.

При рассмотрении проблем возбуждения гражданских дел о защите чести,
достоинства и деловой репутации возникает вопрос о возможности судебной
защиты чести, достоинства и деловой репутации лица как члена
определённого-кол-лектива в случаях, когда распространённая
недостоверная информация касаются не самого лица, а коллектива или
социальной группы в целом, членом которой это лицо является. По сути
речь идёт об использовании косвенного иска.22 В законодательном порядке
этот вопрос не разрешён. В литературе же он освещается по-разному.

Так, P.O. Стефанчук считает, что вопрос о том, имеет ли лицо право на
защиту чести, достоинства и деловой репутации должен решаться только
судом.23 Н. Шарыло и Л. Про-кудина полагают, что если в критических
публикациях речь идёт не о том или ином гражданине, а о неопределённых
лицах, круг которых ограничен, то в таких случаях следует при-

22 Колесов П. П. Многосторонние (множественные) иски в США// Проблемы
за-

щиты прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы
международ-

ной научно-практической конференции 23-26 мая 2002 г. — Краснодар:
Кубанский

государственный ун-т, 2002. – С. 208-214.

23 Стефанчук P.O. Захистчесті, гідності та репутаціїв цивільному праві.
— К.: Нау-

ковий світ, 2001. – С. 97.

нимать заявления от лиц, которые считают, что речь идёт именно о них.24
Р. Вандерет несколько уточняет это положение, считая, что этот вопрос
должен быть решён как в США. Суды США не удовлетворяют требования лица о
восстановлении его репутации, когда сведения распространены относительно
определённой группы, членом которой лицо является, когда численность
этой группы более 25 человек.25

Представляется, в данном случае право на предъявление иска в суде о
защите чести, достоинства иделовой репутации не должно зависеть от
субъективной оценки судом порочащих сведений, то есть распространенной
недостоверной информации, которая нарушает личные неимущественные права
субъектов права. Не должно оно связываться и с количественным
показателем группы, членомкоторойявляетсясубъектправанапредъявлениеиска.
По нашему мнению, единственным критерием этого правадол-жно быть
субъективное восприятие лицом распространенной недостоверной информации,
которая порочит его честь, достоинство или деловую репутацию. Иное
решение этого вопроса в той или иной мере будет ограничивать право на
судебную защиту чести, достоинства или деловой репутации.

Именно таким образом разрешено дело по иску супругов Б. к ЗАО
«Комсомольская правда Украины», С. о защите чести, достоинства, деловой
репутации и возмещении морального вреда решением Дзержинского районного
суда г. Харькова от 4.10.2002 г., которым иск был удовлетворен частично.
Судом было установлено, что ответчики опубликовали в газете статью под
названием «Кровавая ванная для гомосексуалистов», в которой речь шла о
том, что убитый в результате совершенного преступления оказался
гомосексуалистом и преступление было совершено на этойже почве. Истцы,
родители погибше-

24 Шарьгао Н., ПрокудинаЛ. Гражданско-правовая защитачести и
достоинстваграж-

дан: проблемы, проблемы… // Вестник Верховного Суда СССР. – 1991. – №
2. – С. 23.

25 Вандерет Р. Американское диффамационное право и судопроизводство.
Обзор

законодательства и практики судебной защиты чести и достоинства в США //
Зако-

нодательство и практика средств массовой информации. – 1997. – № 1. – С.
11.

го, считали, что данной публикацией распространены сведения, которые не
соответствуют действительности, унижается их честь, достоинство и
деловая репутация, так и светлая память их сына. Ответчики иск не
признали по тем основаниям, что в публикации не указывались фамилии
участников имевшего место события, преступления, поэтому она не могла
затронуть неимущественные права истцов.

Судебная коллегия Апелляционного суда Харьковской области, оставляя
указанное решение суда первой инстанции без изменения в основной его
части и уменьшив сумму морального вреда, в своем определении от
27.02.2003 г. по делу № 22-а-648 относительно изложенных выше возражений
ответчиков указала следующее. Действительно в указанной публикации
изложено только то, что труп 33-летнего нейрохирурга был найден в его
квартире в центре города Харькова, с изложением дальнейших подробностей
преступления, по их мнению, на гомосексуальной почве. Вместе с тем,
апелляционная инстанция определила, что указание в публикации наместо
события, профессию погибшего, изложение обстоятельств его смерти, не
вызывало сомнений у лиц, которые были знакомы с убитым и его родителями,
о ком шларечь. Данная информация не соответствоваладействительности,
порочила честь и достоинство как погибшего, так и его родителей, истцов
по делу.26

В ст. 7 ГК Украины 1963 г., которая действовала довольно длительное
время и которую некоторое время дословно применяла судебная практика,
указано, что, наряду с гражданами, и организации вправе требовать по
суду опровержения сведений, не соответствующих действительности или
неправдиво изложенных, которые порочат их честь, достоинство или деловую
репутацию. Исходя из этого законодательного положения, некоторые авторы
делали вывод о том, что законодатель очень широко толкует это положение
закона, считая, что не только граждане, но и юридические лица вла-

26 АрхивД зержинского районного суда г. Харькова за 2002 г.

деют правом на честь, достоинство и требованием их защиты в судебном
порядке.27

Своеобразную позицию занимает В.К. Волчинский. По его мнению, честь
организации — это оценка её со стороны общества, которая основывается на
сопоставлении результатов деятельности данной организации с
предъявленными обществом к ней требованиям, а достоинство — совокупность
степени технического вооружения, степени применения новейших технологий
и передовых методов в организации процесса производства, а также степени
осознания трудовым коллективом данной организации поставленных обществом
социально-экономических задач на данном этапе своего развития.28

С таким мнением вряд ли можно согласиться, поскольку данная
характеристика чести и достоинства организации ничем не отличается от
характеристики её деловой репутации.

М.Г. Пронина и А. Н. Романович полагают, что говорить о защите чести и
достоинстве юридического лица можно с учётом лишь того, что юридическое
лицо — совокупность граждан, которые являются носителями чести и
достоинства. При этом, очевидно, что авторы исходят из теории
юридического лица как «теории коллектива»29 и допускают, что честь и
достоинство юридического лица — совокупность чести и досто-инствалиц —
граждан, стоящих за этим юридическим лицом.

К тому, что говорилось в предыдущем подразделе добавим, что
невозможность зашиты чести и достоинства юридического лица связано с его
сущностью. Юридическое лицо, в отличие от физического, — это
искусственная правовая конструкция, не имеющая телесной оболочки и не
обладающая ни сознанием, ни психикой. Всё, что совершается юридическим
лицом в сфе-

“ЭрделевскийА.О. Окомпенсацииморальноговредаюридическимлицам//Хозяйство
и право. -1996.-№ П.—С. 104; Гражданское право’Украиныв 2 частях. Часть
1 / Подред.А/7/. Пушкина, В.М. Самойленко. —Харків: Основа, 1996. — С.
201.

28 Волчинский В. К. Неимущественные права хозяйственных организаций:
Авто-

реф.дисс.канд. юрид. наук. — М., 1973. — С. 23.

29 Пронина М.Г, Романович А.Н. Защитачести и достоинства граждан. –
Минск:

Белоруск. гос. ун-т, 1976. – С 40-41.

ре гражданского оборота является результатом действий физи-ческихлиц,
являющихся органами или работниками юридического лица. Поэтому волевые и
виновные действия физических лиц могут лишь считаться (а не являться)
действиями самого юридического лица, и только в тех случаях, когда
соответствующая норма права предписывает считать их таковыми.30

Так, например, ст. 92 ГК предусматривает, что юридическое лицо
приобретает гражданские права и обязанности и осуществляет их через свои
органы, действующие в соответствии с учредительными документами и
законами. Именно эта норма позволяет считать волеизъявление физического
лица, действующего в качестве органа юридического лица, волеизъявлением
самого юридического лица. Если бы в законе не было специального
указания, неправомерно было бы говорить о совершении юридическим лицом
волевых действий.

К сожалению, судебная практика не всегда обращает на это внимание. Так,
решением Печерского районного суда г. Киева от 5.05.2003 г.
распространенные ДП «СМ Столичні новини», А. и К. сведения признаны
такими, которые не соответствуют действительности, которые порочат
честь, достоинство и деловую репутацию юридических лиц — Межрегиональной
Академии управления персоналом и Международной Кадровой Академии,
которые причиняют им вред. Указанное решение районного суда в этой своей
части осталось без изменения определением Апелляционного суда г. Киева
от 7.10.2003 г., определением Верховного Суда Украины от 9.12.2003 г.31

В литературе высказывалось мнение, что субъектом права на защиту чести,
достоинства и деловой репутации может быть коллектив, не являющийся
юридическим лицом, но обладающий организационным единством.

Так, к примеру, порочащие сведения могут затрагивать интересы группы
граждан (например, бригады) либо структур-

30ЭрделевскийА.О.Заггштаделовойреггутаггии//Закон.-1998. — № 11-12.-С.
104. 31 Архив Печерского районного суда г. Киеваза2003г. (дело№
2-106/03).

ных подразделений организации (кафедры, цеха и т.д.)- Представляется,
что защита деловой репутации в этом случае должна осуществляться
юридическим лицом, частью или структурным подразделением которого они
является. Кроме того, каждый член коллектива индивидуально может
требовать судебной защиты чести, достоинства или деловой репутации при
условии, что те или иные сведения порочат его лично как члена этого
коллектива.

Некоторые авторы в таком случае предлагали для защиты коллективных
интересов ввести институт соучастия, а также институт группового иска.
Такое нововведение, по их мнению, было бы положительным моментом при
защите личных неимущественных благ участников манифестаций, собраний,
митингов, других образований, которые имеют разовый или нестабильный
характер, когда круг заинтересованных лиц большой и невозможно
установить всех соучастников.32 Использование данных институтов
представляется необоснованным, поскольку основанием для их применения
является наличие общего блага, чего в данном случае нет. Совокупность
личных неимущественных благ не создаёт новое совместное неимущественное
благо, хотя бы потому, что каждое указанное благо является строго
индивидуализированным и принадлежащим исключительно одному носителю.33 А
поэтому и в данных случаях следует говорить о защите индивидуального
интереса определённого лица, которое вправе обращаться в суд за защитой
чести, достоинства или деловой репутации.

Таким образом, в связи с тем, что честь и достоинство напрямую связаны с
осознанием общественной оценки, что характерно лишь физическим лицам,
следует прийти к выводу, что юридическое лицо может иметь право на
предъявление в

32 Молочков Ю.В. Защита чести и достоинства в гражданском процессе:
Автореф.

дисс… канд. юрид. наук – Екатеринбург, 1993. – С. 8.

33 Стефанчук P.O. Захист честі, гідності та ділової репутації в
цивільному праві. –

K.: Науковий світ, 2001. – С.

суде иска о защите только деловой репутации. Данное положение
поддерживается рядом учёных34 и должно применятся судебной практикой.
Так, например, в п. 5 постановления №7 Пленума Верховного Суда Украины
от 28 сентября 1990 г. «О применении судами законодательства,
регулирующего защиту чести, достоинства или деловой репутации граждан и
организаций» указано, что в случаях распространения сведений, которые
порочат репутацию организации, последняя, если она является юридическим
лицом, имеет право обратиться в суд с требованием об их опровержении,
независимо от того, каким лицом (юридическим или физическим)
распространены эти сведения.

В связи с изложенным, полностью целесообразным представляется
регулирование в ГК Украины 2003 г. права физического лица на обращение в
суд в иском о защите его достоинства, чести и своей деловой репутации
(статьи 297, 299), а юридического лица — права на неприкосновенность его
деловой репутации (ст. 94). При этом способы зашиты указанного личного
неимущественного права юридического лица определяются по правилам,
установленными главой 3 ГК.

Несмотря на вышеизложенное, сознательно трудно воспринять новое
регулирование права юридического лица на защиту только деловой
репутации, поскольку суды длительное время приучали к тому, что
юридическое лицо может защищать честь, достоинство. Поэтому ничем иным
невозможно объяснить, что, зная о такой трактовке права юридического
лица на защиту только своей деловой репутации, зная о наличии такого
регулирования права юридического лица в ГК, законода-

34 Дудник А. Моральный вред: понятие и порядок возмещения // Юридическая
практика. – 1997. – № 12. – С. 1-2; ШимонС.І. Відшкодування моральної
(немайно-вої) шкоди як спосіб захисту суб’ективнихцивільних прав:
Авторефдис… канд. юрид. наук. – К., 1998. – С 72; ГуменюкВ. Розгляд
справ про захист честі, гідності і ділової репутації громадян та
організацій за позовами до засобів масової інформації. Постановления
рішень та проблеми їх виконання // Судова практика у справах за позовами
до ЗМІ: Матеріали науково-практичної конференції 13-14 травня 1999 р. Т.
1. – К., 1999.-С 123.

тель все же снова Законом Украины от 3 апреля 2003 г. № 676-1У«0
внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по вопросам
обеспечения и беспрепятственной реализации права человека на свободу
слова», внося изменения в ст. 49 Закона Украины «Об информации»,
указывает о праве юридического лица (органов государственной власти и
местного самоуправления) на предъявление исков о защите чести,
достоинства и деловой репутации.35

Кроме этого, статьей 91 ГК указывается, что юридическое лицо способно
иметь такие же гражданские права и обязанности (гражданскую
правоспособность), как и физическое лицо, кроме тех, которые по своей
природе могут принадлежать лишь человеку.

Відомості Верховної Ради України. – 2003. – № 28. – Ст. 214.

1.3.

Предпосылки права на предъявление иска по делам о защите чести,
достоинства и деловой репутации

Деятельность юрисдикционных органов по разрешению юридических дел, как
правило, начинает осуществляться в связи с обращением к этим органам
лиц, заинтересованных в защите своих прав, свобод или интересов.
Конституция Украины закрепляет право каждого на судебную защиту (статьи
55,124).

Каждый имеет право в порядке, установленным настоящим Кодексом,
обратиться в суд за защитой своих нарушенных, непризнанных или
оспариваемых прав, свобод или интересов (ст. 3 ГПК).

Как отмечает Л.А. Ванеева, изучение механизма осуществления права на
судебную защиту является одной из централь

ных проблем науки процессуального права, поскольку, будучи само
субъективным правом и элементом правового статуса наряду с другими
правами, в то же время служит гарантией реальности последних.1

Наиболее глубокому анализу правоведов подвергался важнейший этап в
осуществлении судебной защиты — возбуждение дела в суде первой
инстанции. Распространенным в науке процессуального права является
понимание права на предъявление иска (права на обращение в суд) как
субъективного процессуального права, которое возникает у
заинтересованного лица при наличии указанных в законе обстоятельств,
именуемых в процессуальной литературе предпосылками.

Таким образом, в теории гражданского процессуального права право на
предъявление иска связывают с наличием определённых предпосылок.
Предпосылки права на предъявление иска — это обстоятельства, при наличии
или отсутствии которых у лица имеется право на обращение в суд за
судебной защитой.

Предложенная впервые в процессуальной литературе М.А. Гурвичем система
предпосылок дифференцировалась на общие и специальные в зависимости от
характера их действия, а также по иным критериям.2 К общим автор
относит: процессуальную правоспособность; подведомственность дела суду;
отсутствие вступившего в законную силу постановленного по спору между
теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям решения суда
либо определения суда о принятии отказа истца от иска или об утверждении
мирового соглашения сторон и отсутствие между сторонами договора о
передаче данного спора на разрешение третейского суда.

Первые две из названных предпосылок носят положительный характер, две
остальные — отрицательный характер. Кспе-

1 Ванеева Л А. Реализация конституционного права граждан на судебную
защиту в гражданском судопроизводстве. Владивосток, 1988. — С. 4.

2 Гурвич МЛ. Право наиск. – М.: Изд-воАН СССР, 1949. – С. 87; Советский
гражданский процесс: Подред. МА. Гурвича. — М.: Высшая школа, 1975. — С.
112-113.

циальным — возможность предъявления иска может быть обусловлена
предварительным внесудебным разрешением дела.

Е.Г. Пушкарь, рассматривая проблему права на обращение в суд в
комплексе, как право на возбуждение судебной деятельности во всех видах
гражданского судопроизводства, пришёл к выводу, что предпосылки
реализации права на обращение в суд следует делить на:

универсальные, необходимые во всех видах судопроизводства;

специальные, необходимые для отдельных категорий дел.

К универсальным он относит процессуальную правоспособность
заинтересованных лиц, подведомственность дела суду, правовой характер
требования, отсутствие вступившего в законную силу судебного решения,
вынесенного по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тем
же основаниям, отсутствие определения суда о принятии отказа
заинтересованного лица от заявленного требования и отсутствие в суде
дела между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

К специальным — наличие спора о праве или о факте, отсутствие
определения суда об утверждении мирового соглашения между сторонами,
отсутствие заключённого между сторонами договора о передаче данного
спора на разрешение третейского суда, невозможность осуществления
субъективных прав без установления определённых обстоятельств,
невозможность получения или восстановления утраченныхдокументов,
удостоверяющих юридический факт.3

Учитывая современное состояние судебной власти, а также факт
законодательного закрепления и последовательной реализации принципа
приоритетности судебной защиты перед иными формами разрешения
юридических дел, теория предпосылок требует переосмысления. Долгое время
эта теория

3 Пушкарь Е.Г. Конституционное право на судебную защиту. – Львов:
«Вищашко-ла», 1982. – С. 29-30.

была исторически оправдана и имела прогрессивное значение, позволяя при
помощи достаточно определенных критериев (предпосылок) ограничить
свободное усмотрение судей при разрешении вопроса о возбуждении или об
отказе в возбуждении производства по делу.

Однако сейчас, в условиях признания права каждого на судебную защиту
конституционным и установления общей судебной юрисдикции на разрешение
практически любого спорного вопроса, теория предпосылок права на иск не
выглядит в полной мере отвечающей современным требованиям процессуальной
науки. По справедливому замечанию К. И. Комиссарова, теория предпосылок
права на иск создает ложное впечатление, будто возможность обращения с
иском в суд является делом весьма сложным.4

Поэтому, на наш взгляд, проблема предпосылок имеет прикладной характер и
её все таки важное значение определяется правоприменительной
деятельностью судов. К общим (универсальным) предпосылкам следует
отнести: 1) процессуальную правоспособность заинтересованных лиц и 2)
гражданскую юрисдикцию, то есть подведомственность дела суду.

Для того чтобы физическое либо юридическое лицо имело право обратиться в
суд с исковым заявлением о защите чести, достоинства или деловой
репутации в результате распространения недостоверной информации, оно
должно обладать гражданской процессуальной правоспособностью.

Под гражданской процессуальной правоспособностью понимается признанная
государством законная возможность быть истцом, ответчиком, третьим лицом
и другим участником процесса, т.е. возможность обладания
соответствующими гражданскими процессуальными правами и обязанностями.
Таким образом, гражданская процессуальная правоспособность как правовое
свойство может относиться только к тем,

4 Комиссаров К. И. Полномочия суда второй инстанции в советском
гражданском процессе. Автореф. дис…канд. наук. М., 1962. – С. 7-8.

кто в будущем при определённых условиях займёт в процессе положение того
или иного субъекта процессуальных прав и процессуальных обязанностей.

Вместе с тем в теории гражданского процессуального права сделан
обоснованный вывод, что, специфика гражданской процессуальной
правоспособности состоит в том, что онадиф-ференцируется применительно
ктем или иным субъектам процессуальной деятельности. Другими словами,
процессуальная правоспособность устанавливается применительно к каждому
конкретному участнику процесса.5

В юридической литературе иногда процессуальная правоспособность
отождествляется с гражданской правоспособностью6 или же отрицается
вообще.7

Эти суждения являются спорными: гражданская правоспособность и
гражданская процессуальная правоспособность неразрывно связаны между
собой, так как материальное право не может существовать без возможности
его принудительного осуществления и без процесса, но они не
тождественны. Как правильно подчёркивал М А Гурвич, процессуальная
правоспособность тесно связана с материальной правоспособностью: тот,
кто способен быть субъектом гражданских прав, не может не быть
правоспособен и к защите этихправ, и, наоборот, —тот, ктоспо-собен
защищать свои права, не может не быть правоспособен, иметь защищаемь1е
права. Однако связь обоих видов правоспособности не означает их
тождества.8

5 Викуг МА. Проблема правового регулирования процессуального положения и
деятельности сторон в советском гражданском судопроизводстве: Автореф.
дисс… д-ра юрид. наук. — Свердловск, 1971. — С.7-8; Гукасян P.E.
Соотношение материальной и процессуальной правоспособности //
Материальное право и процессуальные средства егозащиты. — Калининград,
1981. — С. 11; ОсокинаГЛ. Проблемыискаиправанаиск. – Томск: Томский
ун-т, 1989. – С. 174.

6 Флейшиц ЕА. Соотношение правоспособности и субъективных прав //
Вопросы общей теории права. — М., 1960. — С. 274.

7 Ринг М.П. К вопросу о гражданских процессуальных отношениях//Учёные
записки ВИЮН, 1969, вып. 16. – С. 56.

8 Гурвич МА. Право на иск. – М.:ВЮЗИ, 1978. – С.15.

М.С. Шакарян, анализируя мнения авторов, отрицающих самостоятельное
значение гражданской процессуальной правоспособности, правильно пишет,
что они не учитывают, во-первых, что суд осуществляет защиту не только
гражданских прав и что правоспособность в различных отраслях
материального права возникает не одновременно; во-вторых, что не все
гражданские права защищаются в судебном порядке; в-третьих, что закон
наделяет процессуальными правами и обязанностями не только стороны, но и
других участников процесса.9

Есть и другое отличие гражданской от гражданско-процессуальной
правоспособности. Известно, что в отличие от физических лиц организации,
признаваемые юридическими лицами, обладают специальной
правоспособностью. Так, в силуч. 3 ст. 91 ГКюридическое лицо может
осуществлять отдельные виды деятельности, перечень которых
устанавливается законом, после получения им специального разрешения
(лицензии).

Не вызывает сомнения, что юридические лица могут иметь лишь такие
гражданские права и обязанности, которые отвечают целям их деятельности,
предусмотренных в уставе (положении), в других учредительных документах.
В этих документах имеется и конкретный перечень гражданских
правоотношений, участником которых может быть данное юридическое лицо в
соответствии с его целями и задачамидеятельности, хотя этот перечень не
является исчерпывающим. Юридические лица вправе вступать и в другие
правоотношения, которые не предусмотрены в этом перечне. В системе
рыночной экономики все юридические лица имеют право без ограничений
принимать решения и осуществлять самостоятельно любую деятельность, не
противоречащую действующему законодательству (ст. 3 Закона Украины «О
предпринимательстве»). Однако законодательство Украины не допускает
свободного отступления от принципа специальной правоспособности
юридических лиц.

‘ШакарянМ.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. –
М.: Юрид.лит, 1970. – С . 10.

Выбор видов деятельности свободен, но выбранный и надлежащим образом
закреплённый в учредительных документах вид деятельности связывает
юридическое лицо и обязывает его действовать только в рамках избранного
вида деятельности.10 Однако это не означает, что юридические лица не
могут принимать участия в гражданском процессе по сделкам, если они
вышли за пределы своей правоспособности. Применительно к гражданскому
процессу, как правильно отметили А.А. Добровольский и С.А Иванова,
указанные юридические лица обладают неограниченной способностью искать и
отвечать в суде. Поэтому понятие специальной правоспособности в процессе
неприменимо.11

Гражданская процессуальная правоспособность, то есть способность иметь
гражданские процессуальные права и обязанности стороны, третьего лица,
заявителя, заинтересованного лица принадлежит всем физическим и
юридическим лицам (ст. 29 ГПК). При этом суд обязан уважать честь и
достоинство всех участников гражданского процесса и осуществлять
правосудие на началах их равенства перед законом и судом независимо от
расы, цвета кожи, политических, религиозных и иных убеждений, пола,
этнического и социального происхождения, имущественного положения, места
проживания, языковых и иных признаков.

В данных положениях ГПК определена гражданская процессуальная
правоспособность только физических и юридических лиц, которые имеют
право участвовать в гражданском деле в качестве истцов, ответчиков,
третьих лиц, заявителей, заинтересованных лиц и правопреемников, и
которая является предпосылкой права на предъявление иска, в том числе и
по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Однако, как отмечалось выше, с заявлением в суд может

10 Гражданское право Украины: Под ред. АА Пушкина, В.М. Самойленко. –
М.:

Юридлит., 1970.-С. 10.

11 Добровольский АА., Иванова С А. Основные проблемы исковой формы защи-

ты права. – М.: МГУ, 1979. – С. 95.

обратиться не только участник спорного правоотношения по защите чести,
достоинства и деловой репутации, но и лица, не являющиеся таковыми:
представители, наследники, другие заинтересованные лица, а в случаях,
предусмотренных законом, Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам
человека, прокурор, органы государственной власти и местного
самоуправления, физические и юридические лица в защиту прав и охраняемых
законом интересов других лиц. Для указанных субъектов недостаточно одной
правоспособности. Для того, чтобы получить судебную защиту, нужно
вступить в процесс и самостоятельно осуществлять свои права.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что предпосылкой
права на предъявление иска в суд о защите чести, достоинства и деловой
репутации, выступает не процессуальная правоспособность, а
правосубъектность — специфическое свойство субъектов гражданского
процессуального права, котораяде-лает ихносителями прав и обязанностей,
даёт возможность вступать в гражданские процессуальные правоотношения.12

Право на предъявление иска о защите чести, достоинства и деловой
репутации зависит не только от наличия гражданской процессуальной
правосубъектности.

В соответствии сп. 1 ч. 2 ст. 122 ГПК судья отказывает в возбуждении
производства по делу, если заявление не подлежит рассмотрению в судах в
порядке гражданского судопроизводства. В приведенной правовой норме
законодатель не употребляет понятие «подведомственность», хотя это имеет
в виду. Поскольку этоттермин, взятый из ГПК 1963 г., противоречил
конституционному положению о всеобщности судебной формы защиты (статьи
55,124 Конституции), в ГПК2004г. вместо понятия подведомственности,
имевшее место в ст. 24 ГПК 1963 г., введено понятие гражданской
юрисдикции, что следует признать верным (глава 2 ГПК).

12 Комаров В.В.,РадзенкоПЛ. Цивільні
процесуальніправовідносинита&суб’єии. -К.:НМКВО,1991.-С. 15.

То есть понятие «подведомственности» трансформировано в понятие
«гражданская юрисдикция», которая и определяет компетенцию судов по
рассмотрению гражданских дел (ст. 15 ГПК). Таким же образом это сделано
в проекте Хозяйственного процессуального кодекса Украины (глава 3, ст.
26), таки в проекте Административного процессуального кодекса Украины
(глава 2, ст. 17). То есть, законодатель дает определение
«подведомственность» через «юрисдикцию и компетенцию», ставя между ними
знак равенства.

Следует заметить, что твердо устоявшей терминологии терминов
«подведомственность», «юрисдикция» ни в законе, ни в правовой науке не
существует. Часто как равнозначные употреблялись термины
«подведомственность», «подсудность», «компетенция», «юрисдикция»,
«ведомство», «власть».13

Следует также заметить, что в юридической литературе под
подведомственностью (а в настоящее время гражданской юрисдикцией)
понимается круг споров о праве, возникающих из гражданских, жилищных,
земельных, семейных, трудовых, кооперативных и иных правоотношений, а
также требований об установлении юридических фактов и состояний,
разрешение которых отнесено на основании общих правил, установленных
гражданским процессуальным кодексом, к ведению суда.14

С учетом положений ГПК и проектов ХПК, АПК можно говорить, что
законодатель пошел на разграничение предметной компетенции судов общей
юрисдикции, но разной специализации.

Юрисдикцию, как элемент гражданской процессуальной правосубъектности
суда, которая конституционно определяет сферу деятельности органов
судебной власти, Чечина НА от-

13 Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. – Свердловск, 1973. —
С. 7.

14 Тимченко П.М. Проблеми судової підвідомчості: Автореф. дис… канд..
юрид.

наук. – Харків, 2000. – С. 9.

носила к весьма сложным, неоднозначно рассматриваемым понятиям,
требующим тщательного анализа.15

В переводе с латинского языка юрисдикция означает «судоговорение», то
есть разбирательство правовых вопросов судом.16 В.П. Воложанин под
юрисдикцией понимает деятельность всех правоприменительных органов по
рассмотрению и разрешению гражданских, уголовных и административных
дел.17 То есть, существенным признаком юрисдикционной деятельности
является то, что она осуществляется в связи с реализацией
правоохранительной функции. Юрисдикционная деятельность суда в
гражданском судопроизводстве характеризуется только правоохранительной
функцией, поскольку правосудие имеет место там, где осуществляется
юрисдикцион-ные полномочия, то есть когда рассматривается спор о праве.

Таким образом, юрисдикция и подведомственность (равно как и компетенция)
являются тесно связанными категориями, но выражают различные плоскости
правового явления одного порядка.

Нормы права, закрепляющие правила о гражданской юрисдикции или же о
подведомственности суду споров и иных правовых требований составляют
институт гражданского процессуального права. На основании этих правил
суд решает вопрос о возбуждении гражданского дела. Иначе говоря,
подведомственность или гражданская юрисдикция является предпосылкой
реализации права на предъявление в суде иска, в том числе и о защите
чести, достоинства и деловой репутации.

Подтверждением сделанного вывода являются санкции, применяемые судом за
нарушение норм о подведомственное-

15 Чечина НА. Основные направления развития гражданского процессуального
права // Проблемы защиты субъективных прав и советское гражданское
судопроизводство. – Ярославль.” Изд-во Ярославского государственного
университета, 1978. — С. 107-118.

” Воложанин В.П. Понятие юрисдикции погражданскимделам//проблемы защиты
гражданских прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль,
1979. – С. 105.

17 Воложанин В.П. Понятие юрисдикции по гражданскимделам//проблемы
защиты гражданских прав и советское гражданское судопроизводство.
Ярославль, 1979. – С. 10.

ти (гражданской юрисдикции), которые по своей сути являются
процессуальными.

Так, согласно п. 1 ч. 2 ст. 122 ГПК судья отказывает в возбуждении
производства по делу, если требование, о защите которого просит истец,
неподведомственно суду, то есть не подлежит рассмотрению в судах в
порядке гражданского судопроизводства.

Например, К. обратился в Одесский областной суд с иском к прокурору
Любашовского района и Любашовскому районному суду о защите чести и
достоинства. В исковом заявлении он указал, что прокурор внёс в
управление государственного страхования Одесской области представление о
совершении им преступления, а районный суд постановил обвинительный
приговор, который был отменен и уголовное дело в отношении его было
прекращено по п. 2 ст. 6 УПК из-за отсутствия состава преступления.
Поскольку как представлением, так и приговором суда унижены его честь и
достоинство, истец просил удовлетворить его требования.

Определением Одесского областного суда в принятии искового заявления
отказано на основании п. 1 ст. 136 ГПК (1963 г.) по неподведомственности
спора суду.

Жалобу К. на определение областного суда судебная коллегия по
гражданским делам Верховного Суда Украины оставила без удовлетворения и
в определении указала следующее. В исковом заявлении К. ссылался на то,
что изложенные в представлении прокурора и приговоре суда сведения о
совершении им преступления унижают его честь и достоинство и стали
основанием увольнения его с работы. Отказывая в принятии искового
заявления, областной суд правильно исходил из того, что такие действия
прокурора и суда обжалуются в порядке, установленном уголовным
процессуальным законодательством, а не путём предъявления иска по
основаниям ст. 7 ГК (1963 г.).18

” Практика судів України в цивільних справах // Бюлетень законодавства і
юридичної практики України. – Ч. 1. – 1995. – № 2. – С 19.

В том случае, когда суд вынесет решение по делу при условии, что
требование истца суду неподведомственно, апелляционный суд или суд
кассационной инстанции должен отменить такое решение и прекратить
производство по делу (ст.ст. 310, 340 ГПК).

При определении подведомственности суду требований о защите чести,
достоинства или деловой репутации (гражданской юрисдикции), суды нередко
допускают ошибки.

Для решения вопроса о возбуждении производства по делу о защите чести,
достоинства или деловой репутации в результате распространения
недостоверной информации, суд должен определить его гражданскую
юрисдикцию (как ранее говорили — его подведомственность). Общие правила
(критерии) гражданской юрисдикции, то есть компетенции судов по
рассмотрению гражданскихдел, установлены в ст. 15 ГПК. Согласно части
первой указанной статьи суды рассматривают в порядке гражданского
судопроизводства дела о защите нарушенных, непризнанных или оспариваемых
прав, свобод или интересов, возникающих из гражданских, жилищных,
земельных, семейных, трудовых отношений, а также из иных правоотношений,
крое случаев, когда рассмотрение таких дел осуществляется по правилам
иного судопроизводства. Часть вторая этой же статьи указывает, что
законом может быть предусмотрено рассмотрение иных дел по правилам
гражданского судопроизводства.

Из содержания ст. 15 ГПК следует, что судам подведомственны исковые
требования по спорам о праве гражданском. По тем требованиям, где
отсутствует спор о праве, законодатель либо исключает их из судебной
подведомственности, либо устанавливает упрощенный порядок разрешения.

Таким образом, первым критерием, при наличии которого суд положительно
решает вопрос о том, что требования о защите чести, достоинства или
деловой репутации подлежат гражданской юрисдикции, является наличие
спора о праве между истцом и ответчиком.

Относительно сущности этого критерия в науке процессуального права нет
единого мнения. Так, одни учёные полагают, что понятием спора о праве
охватываются такие реальные явления, как различного рода сопротивления,
намёки и препятствия осуществлению права, а, кроме того, самое
правоотношение, пришедшее в состояние спорности вследствие перечисленных
обстоятельств.19

Другие утверждают, что понятием спора охватываются взаимоисключающие
утверждения заинтересованных лиц по поводу своих прав и обязанностей.
Само же материально-правовое отношение, относительно которого
высказываются такие утверждения, составляет предпосылку спора и для
возникновения гражданского процесса нужны лишь упомянутые утверждения,
тогда как существование самого материально-правового отношения в этом
случае может только предполагаться.20

По мнению П.Ф. Елисейкина, спор о праве представляет собой известное
общественное отношение, возникающее в сфере правового регулирования
между субъектами юридических прав и обязанностей. Это общественное
отношение (спор о праве) может быть следствием как правонарушений, так и
разногласий субъектов по поводу своих прав и обязанностей. Сами
правонарушения и разногласия в этой связи, по мнению автора, правильнее
бы рассматривать в качестве значимых обстоятельств, с наступлением
которых закон связывает возникновение спора о праве.21

19 Гурнич МЛ. Лекции по советскому гражданскому процессу. – М.:
Госюриздат, 1950. – С. 68-69; КурылёвС.В.
Формьгзагцитыипринудительногоосугцествленияправа и право на иск//Труды
Иркутского ун-та. — Т. 22, вып. 3. — Иркутск, 1957. – С. – 60; ЧечинаНА.
Нормыправаи судебное решение. —Л.:ЛГУ, 1961. —С. 13-14.

203ейдер И.Б. Судебное решение по гражданскому делу. — М.: Юрид.лит.,
1966. – С. 10.

21 Елисейкин П.Ф. Спор о праве как общественное отношение // Вопросы
эффективности судебной защиты субъективных прав. -Свердловск: УрГу,
1978.-С. 116,119.

Некоторые учёные полагают, что спор о праве возникает всегда как
известное состояние субъективного права.22

Следует согласиться с мнением вышеуказанных авторов, что для спора
характерно наличие двух элементов: 1) обстоятельств, создающих спорную
ситуацию и 2) невозможности для определённого лица осуществить своё
субъективное право.

В этой связи гражданско-правовой спор можно определить как разногласия
между участниками общественных отношений по поводу наличия или
отсутствия самого правоотношения или по поводу совершения
определённыхдействий, связанных с исполнением обязательства, а также как
любая помеха в осуществлении права или создание неопределённости в
праве.

Процессуальное понятие спора, как правильно отметил H.A. Земченко,
несколько шире материально-правового и, кроме двух элементов, присущих
последнему – обстоятельств, создающих конфликтную ситуацию, и
невозможности для определённого лица осуществить своё субъективное
право, имеет ещё один признак — принятие его к рассмотрению,
соответствующим компетентным органом.23

Такого мнения придерживаются и другие учёные.24

Таким образом, спору о праве присущи три элемента: 1) обстоятельства,
создающие спорную ситуацию, 2) невозможность для определённого лица
осуществить своё субъективное право и 3) принятие его к рассмотрению
соответствующим компетентным органом. Поэтому наличие спора о праве
следует

22Жеруолис И А. К вопросу о сущности исковой формы советского
гражданского процесса//Правоведение. – 1966. – № 4. – С. 61; Онже.
Сущность советского гражданского процесса. — Вильнюс: Минтис, 1969. — С.
93-101; МорейнИ. Б. Квопросуо понятии трудового спора // Правоведение. –
1966. – № 4. – С. 90; Елисейкин П.Ф.
Понятиеспораоправе//Советскаяюстиция. – 1969.-№ 10.—С. 17; Онже. Предмет
судебной деятельности в советском гражданском процессе: Автореф. дисс…
д-ра юрид. наук.-Л., 1974.-С. 13.

23 Земченко М А. Деятельность суда первой инстанции по предупреждению
граж-

данско-правовыхспоров:Автореф.дисс… канд. юрид. наук.—Свердловск,
1970.-С. 5.

24 Матиевский М .Д. Спор о праве в советском гражданском процессе:
Автореф.

дисс… канд. юр. наук. — М.,1978.-С.13; Тимченко П. М. Проблеми судової
підвідом-

чості: Автореф. дис…канд. юр. наук. – Харыв, 2000. – С. 12.

рассматривать как один из признаков (критерия), определяющих гражданскую
юрисдикцию, то есть подведомственность суду исковых требований, в том
числе и требований о защите чести, достоинства и деловой репутации.

При определении гражданской юрисдикции споров о защите чести,
достоинства и деловой репутации берётся во внимание также характер
материального правоотношения, из которого возник спор, под которым
следует понимать положение субъектов в материальных правоотношениях по
отношению друг кдругу. Этот критерий позволял до принятия нового УК
Украины разграничивать гражданскую юрисдикцию и уголовную. Так,
например, в один из судов г. Минска поступило исковое заявление Кирковой
к Грузневич о защите чести и достоинства. В заявлении истица указала,
что ответчица сообщила в адрес института сведения, порочащие её честь и
достоинство, и просила суд обязать ответчицу принести извинения,
признать сведения не соответствующими действительности.

В судебном заседании было установлено, что истица ранее уже обращалась в
суд с заявлением о привлечении ответчицы к уголовной ответственности. По
нему было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного
дела.

Районный суд пришёл к выводу, что истица уже использовала своё право на
защиту чести и достоинства, поэтому прекратил производство по делу,
ссылаясь на то, что в случае, когда действия лица, распространившего
порочащие другое лицо измышления, содержат признаки преступления,
предусмотренного уголовным законом, потерпевший вправе просить суд
привлечь виновного к уголовной ответственности либо предъявить иск о
защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства.

Кассационная инстанция определение районного суда обоснованно отменила,
так как отказ суда в возбуждении уголовного дела в отношении лица,
распространившего порочащие сведения, не препятствует возбуждению дела
по защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства.

Примерно аналогичный случай ошибочной судебной практики имел место в
одном их судов г. Харькова. Ленинский райсуд г. Харькова своим
определением от 28.11.2001 г. отказал в приеме искового заявления К. к
Д. и др. о защите чести, достоинства и возмещении морального вреда,
полагая, что по основаниям ст. 7 ГК Украины (в редакции 1963 г.)
подобный иск может быть предъявлен только гражданином к органу СМИ, но
не к такому же гражданину (физическому лицу), который имеет право только
требовать привлечения лица (ответчика) к уголовной ответственности за
ложный донос. Определение было отменено в апелляционном порядке, по делу
вынесено частное определение.26

В настоящее же время названный выше критерий имеет ограниченное значение
и конкуренция гражданской и уголовной юрисдикции возможна лишь в
случаях, аналогичных приведенному ранее в этом подразделе работы примеру
судебной практики по иску К. к прокурору, рассмотренном Одесским
областным судом.

Кроме спора о праве и характера правоотношений, из которых он возник,
критерием определения подведомственности суду исковых дел, то есть
гражданской юрисдикции, выступает и субъектный состав спорного
правоотношения. Практически субъектный критерий необходим для
разграничения предметной компетенции споров о защите чести, достоинства
и деловой репутации между судом общей юрисдикции и специализированным —
хозяйственным судом.

В п. 5 постановления № 7 Пленума Верховного Суда Украины от 28 сентября
1990 г. “О применении судами законодательства, регулирующего защиту
чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций” указано,
что в случаях распро-

25 Шарило Н., ПрокудинаН. Гражданско-правовая
защитачесшидостоинстваграж-

дан: проблемы, проблемы… // Вестник Верховного Суда СССР. – 1991. – №
2. — С. 22.

26 АрхивЛенинскогорайонногосудаг.Харьковаза 2002г. (дело№ 2-840).

странения сведений, унижающих репутацию организации, последняя, если она
является юридическим лицом, имеет право обратиться в суд с требованиями
об их опровержении, независимо оттого, какимлицом (физическим или
юридическим) распространены эти сведения.27

Несмотря на то, что данное разъяснение высшего судебного органа Украины
является для судебной системы обязательным и оно применяется, следует
заметить следующее. В данном случае Пленум Верховного Суда Украины
сделал исключение из общих правил подведомственности, установленных в
ст. 24 ГПК 1963 г., отнеся к юрисдикции гражданских судов споры, в
которых сторонами являются юридические лица. На наш взгляд, Верховный
Суд Украины несколько превысил свои полномочия, ибо в указанной статье
было определено, что исключения из общих правил подведомственности
должны содержаться в законе. Споры о защите деловой репутации, в которых
сторонами являются юридические лица, по нашему мнению, должны
рассматриваться хозяйственными судами. В подтверждение этого тезиса
свидетельствует практика рассмотрения дел хозяйственными судами. Так,
согласно п. 4 разъяснения президиума Высшего арбитражного суда Украины
от 29.02.1996 г. №02-5/95 “О некоторых вопросах практики разрешения
споров, связанных с возмещением вреда” указано, что хозяйственные суды
рассматривают дела о возмещении морального вреда, связанного с
нарушением неимущественных прав. Наиболее характерными случаями
причинения морального вреда является распространение информации, не
соответствующей действительности или неправдиво изложенной, которые
порочат их деловую репутацию либо причиняют вред их интересам (ст. 7 ГК
1963 г., ст.49 Закона Украины “Об информации”).28

27 Постанови Пленуму Верховного Суду України в кримінальних справах //
Бюле-

тень законодавства і юридичної практики України. — 1998. – № 11. – С.
37.

28 Роз’яснення Вищого арбітражного суду України (1991-1998) //
Правовісник. –

1998. – № 1(4). – С 156.

В связи с вышеизложенным, следовало бы дополнить часть первую ст. 12
Хозяйственного процессуального кодекса Украины пунктом «2-1» указанием
«дела о защите деловой репутации». Вместе с тем, следует отметить, что
данное предложение частично уже воспринято, так как в ст. 26 проекта
ХПКУкраины, определяющей юрисдикцию хозяйственных судов, до компетенции
хозяйственных судов отнесены дела о защите деловой репутации в сфере
хозяйственной деятельности. При этом указано, что эти дела
рассматриваются хозяйственными судами и в случаях, когда субъектами
спорных правоотношений является физическое лицо, не являющееся
предпринимателем.29

Таким образом, наличие спора о праве, его характер и субъектный состав
спорного правоотношения — основные критерии гражданской юрисдикции или
подведомственности суду споров о защите чести, достоинства и деловой
репутации.

В юридической литературе ряд авторов рассматривает юридическую
заинтересованность в качестве предпосылки права на предъявление иска.30
Так, В.М. Семёнов прямо указывает, что закон рассматривает юридическую
заинтересованность в судебной защите как общее условие возникновения
самого права конкретного лица на обращение в суд.31

Наиболее крайнюю точку зрения высказала М.Ю. Розова, которая считает,
что юридическая заинтересованность выступает в качестве единственного
обстоятельства, определяющего возникновение права на обращение в суд.32

Учёные, полагающие, что юридическая заинтересованность

29 Газета «Законі бізнес”. № 33 (657) за 14-20 серпня 2004 р.

30 Пушкарь Е.Г. Конституционное право на судебную защиту. —Львов:
Вищашкола,

1982. – С. 42-46; КожухарьА.Н. Право на судебную защиту в исковом
производстве. –

Кишинёв: Штиинца, 1989. — С. 69-84; Щеглов В.Н. Иско судебной защите
гражданско-

го права. – Томск.: Изд-во Томск, ун-та, 1987. – С. 62-68; Викут МА.
Предпосылки

права на участие в гражданском процессе //Правоведение. – 1967. — № 3. –
С. 103.

31 Семёнов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства.

М.:Юрид.лит., 1982.-С. 111-112.

32 Розова М.Ю. Обращение за судебной защитой по советскому гражданскому
про-

цессуальномуправу: Автореф. дисс… канд. юрид. наук, Свердловск, 1983.
– С. 2,8.

является предпосьглкой права на обращение в суд, вкладывают в это
понятие различное содержание.

Так, М.А. Викут пишет, что юридическая заинтересованность истца имеет
как материально-правовое, так и процессуальное значение.
Материально-правовое значение юридического интереса стороны, основанное
на её связи со спорным материально-правовым отношением, состоит в том,
что судебное решение способно принести стороне положительный правовой
результат. Процессуальное значение юридического интереса состоит в том,
что он обуславливает право на участие в качестве стороны. Для
обращающегося в суд лица, по мнению автора, это означает, что 1) наличие
юридической заинтересованности в деле будущий истец должен удостоверить
своим заявлением, сославшись на связь со спорным правоотношением и 2)
отсутствие юридической заинтересованности является основанием для отказа
в принятии искового заявления.33

Такой же позиции придерживается и Е.Г. Пушкарь, считающий, что в своём
заявлении лицо, обратившееся в суд, должно указать на свою
заинтересованность. При этом отсутствие заинтересованности он
рассматривает как основание для отказа в принятии заявления по п. 1 ст.
136 ГПК (в редакции 1963 г.).34

С таким пониманием юридической заинтересованности трудно согласиться.
Если юридическая заинтересованность в деле — простое утверждение лица,
не имеющее никаких объективных оценочных критериев, то его нельзя
рассматривать в качестве обстоятельства, имеющего процессуальное
значение. Лицо, обращающееся в суд за защитой прав, всегда утверждает,
что оно заинтересованное в деле. Такое утверждение естественно. Если бы
лицо такие считало, то оно и не обращалось бы в

33 Викут МА. Стороны – основные лица искового производства. — Саратов:
Изд-во Саратовск. ун-та, 1968. – С. 10.

“Пушкарь Е.Г. Конституционное право насудебную защиту. -Львов:
«Вищашко-ла», 1982. – С. 42,43.

суд. Признание заинтересованности в качестве предпосылки при указанном
подходе чревато негативными последствиями, ведь речь идёт о субъектах,
возбуждающих дело о защите чести, достоинства или деловой репутации. В
этом случае для определения заинтересованности необходимо установить
наличие субъективного права на защиту чести, достоинства или деловой
репутации, составляющего предмет защиты. Сделать-же это в момент
принятия заявления невозможно.

Таким образом, улиц, обращающихся в суд за защитой чести, достоинства
или деловой репутации, наличие юридической заинтересованности не может
служить предпосылкой права предъявления иска, так как у таких лиц
незаинтересованности в деле быть не может. Они все заинтересованы. Что
касается прокурора и других лиц, которые вправе в случаях,
предусмотренных законом, обращаться в суд за защитой прав, свобод и
интересов других лиц, или государственных либо общественных интересов
(ст. ст. 3, 45 ГПК), то они реализуют не собственное право обращения в
суд, а право другого лица.

При возбуждении дела указанными субъектами речь идёт не об их
заинтересованности, и не о выделении, как считает М.С. Шакарян,
специальной предпосылки в виде прямого указания закона.36 Выделяемая
специальная предпосылка есть не что иное, как само закрепление
непосредственно в законе в каждом конкретном случае права на обращение в
суд прокурора, органов государственной власти, органов местного
самоуправления, физических и юридических лиц в защиту прав и свобод
других лиц.

Судья же при принятии заявления от указанных субъектов проверяет не
наличие юридической заинтересованности, а наличие самого права на
обращение в суд, которое закреплено в норме права. Поэтому, P.E. Гукасян
правильно отме-

35 Защита прав личности в социалистическом гражданском процессе: Под
ред.

A.A. Мельникова. – М.: Наука, 1986. – С. ПО.

36 Шакарян М.С. Участие в советском гражданском процессе органов
государствен-

ного управления. – М.: ВЮЗИ, 1978. – С. 9.

чает, что нормативная конкретизация юридической заинтересованности и
определение ее с помощью других признаков может привести к тому, что
лица, заинтересованные в разрешении дела, окажутся лишенными возможности
обратиться в суд, поскольку все допустимые случаи заинтересованности
законодатель не может предусмотреть.37

Таким образом, вряд ли можно придавать правообразующее значение
заинтересованности для возникновения права на обращение в суд. Она
служит обстоятельством, обуславливающим потребность в судебной защите.

В юридической литературе в качестве предпосылки права на предъявление
иска для отдельных категорий гражданских дел указывается на то, что
процессуальное законодательство предусматривает соблюдение
предварительного внесудебного порядка разрешения споров. Несоблюдение
предварительного внесудебного порядка разрешения спора, который по
указанию закона обязательно должен предшествовать предъявлению иска в
суд исключает право истца на предъявление иска и влечёт за собой отказ
судьи в принятии искового заявления.

В пункте 2 ст. 136 ГПК 1963 г. содержался перечень категорий дел, по
которым был предусмотрен предварительный внесудебный порядок их
разрешения. Указанное процессуальное законодательство предусматривало
последствия несоблюдения этого порядка. Так, если это было выявлено во
время принятия заявления, судья отказывал в его принятии (п. 2 ст. 136
ГПК 1963 г.). Если несоблюдение этого порядка было выявлено в судебном
заседании, суд должен быт установить, утрачена ли возможность соблюдения
предварительного внесудебного порядка разрешения спора, что связано с
истечением определённого срока, указанного в законе. Если возможность
обращения в соответствующий орган для урегулирования спора уже утрачена,
суд прекращал производство по делу (п. 2 ст. 227 ГПК

37 Гукасян P.E. Проблема интереса в советском гражданском праве.
Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1971. – С. 12-13.

1963 г.), а если такая возможность ещё не утрачена, суд оставлял
заявление без рассмотрения (п. 1 ст. 229 ГПК 1963 г.).

С учётом конституционного положения о том, что правосудие в Украине
осуществляется исключительно судами, юрисдикция которьгхраспространяется
на все правоотношения, возникающие в государстве (ст. 124
КонституцииУкраиньї), судамподведомствен-ны все споры о защите прав и
свобод граждан. Суд не вправе отказать лицу в принятии искового
заявления или жалобы лишь по тем основаниям, что его требования могут
бьпь рассмотрены в предусмотренном законом досудебном порядке, о чем
указал в своем постановлении Пленум Верховного Суда Украины.38

Такой вывод также следует из решения Конституционного Суда Украины от 9
июля 2002 г. № 15-рп / 2002, в котором указано, что положения части
второй ст. 124 Конституции Украины относительно распространения
юрисдикции судов на все правоотношения, возникающие в государстве, нужно
понимать так, что право лица (гражданина Украины, иностранца, лица без
гражданства, юридического лица) на обращение в суд для разрешения спора
не может быть ограничено законом, другим нормативно-правовым актом.
Установление законом либо договором досудебного урегулирования спора по
волеизъявлению субъектов правоотношений является ограничением юрисдикции
судов и права на судебную защиту.39

Поэтому несоблюдение предварительного внесудебного порядка разрешения
дела не могло являться предпосылкой права на предъявление иска по делам
о защите чести, достоинства и деловой репутации, в связи с чем суды
указанную процессуальную норму (п. 2 ст. 136 ГПК 1963 г.) фактически не
применяли,

38 Постановление Пленума Верховного Суда Украины от 1.11.1996 г. № 9 «О
прак-

тике применения Конституции Украины при осуществлении правосудия» //
Право

Украины. – 1996. – № 12.

39 Рішення Конституційного Суду України у справі за конституційним
звертанням

Товариства з обмеженою відповідальністю “Торговий Дім” Кампус Котгон
Клаб” щодо

офіційного тлумачення положення частини другої статті 124 Конституції
України

(справапродосудовеврегулювання спорів)//ЮридичнийвісникУкраїни. -2002. —

№ 30(370). – С 22-24.

так как в соответствии с принципом диспозитивности сторонам
предоставлялось право совершить определенные действия с целью
согласования взаимных действий и ликвидации конфликта без вмешательства
органов правосудия. В редких случаях применения данной процессуальной
нормы вышестоящие суды отменяли такие акты правосудия. Так, определением
Новгород-Си-верского районного суда от 16.03.2001 г., оставленного без
изменения определением судебной коллегии по гражданским делам
Черниговского областного суда от 17.04.2001 г. производство по делу по
иску Е. к Новгород-Сиверскому районному военному комиссариату о защите
чести, достоинства и деловой репутации, возмещении морального вреда
прекращено. Иск обосновывался тем, что заключением аттестационной
комиссии от 1 августа 1996 г. Е. быт признан таким, что не отвечает
занимаемой должности и наказом от 18 ноября 1996 г. уволен в запас.
Полагая, что данное заключение не отвечает действительности, унижает его
честь, достоинство, истец просил признать его не соответствующим
действительности и возместить моральный вред. Отменяя вышеуказанные
судебные решения с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой
инстанции, Верховный Суд Украины в своем определении от 24.04.2003 г. по
делу № 6-4084кс01 указал следующее. Прекращая производство по делу в
связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению в судах, суды исходили из
наличия внесудебного порядка обжалования заключения аттестационной
комиссии и преждевременности возбуждения спора о защите чести,
достоинства и деловой репутации и возмещении морального вреда. Вместе с
тем, суды не учли, что в силу ст. 4 ГПК (в редакции 1963 г.) всякое
заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом,
обратиться в суд за зашитой нарушенного права или оспариваемого права
или охраняемого законом интереса. Согласно ст. 124 Конституции Украины
юрисдикция судураспространяется на все правоотношения, которые возникают
в государстве.40

°АрхивНовгород-СиверскогорайонногосудаЧерниговскойобластиза2001г.

Необходимо также отметить, что еще в 1996 г. был изменен п. 7
постановления Пленума Верховного Суда Украины «О применении судами
законодательства, которое регулирует защиту чести, достоинства и деловой
репутации граждан и организаций» от 28.09.1990 г. предусматривавший
ранее право на обращение в суд с иском к органу СМИ о защите чести,
достоинства и деловой репутации после предварительного обращения в орган
СМИ с требованиями об опровержении недостоверных сведений, что
предусматривает ст. 37 Закона Украины «О печатных средствах массовой
информации (прессе) в Украине» и отказа в этом.

Поскольку право выбора способа защиты предоставлено истцу и в силу ст.
124 Конституции Украины он имеет право обратиться непосредственно в суд
даже без предварительного обращения в орган СМИ.

Изложенное указывает на то, что законодателем установлены две формы
защиты чести, достоинства и деловой репутации: через суд или путем
непосредственного обращения с требованием об опровержении к органу СМИ
информации, осуществившему распространение оспариваемых сведений.
Процедура опровержения недостоверных сведений, установленная в ст. 37
указанного Закона, должна рассматриваться как альтернативный порядок
защиты нарушенных прав, а не как обязательный внесудебный порядок.

Ввиду этого ГПК 2004 г. не предусматривает вышеизложенного основания
(внесудебный порядокразрешения спора) для отказа в возбуждении
производства по делу или прекращения производства по делу.

К числу предпосылок права на предъявление иска по делам о защите чести,
достоинства или деловой репутации относятся обстоятельства,
перечисленные в п. 2 ст. 122 ГПК. Судья отказывает в возбуждении
производства по делу, если имеется вступившее в законную силу решение
или определение суда о прекращении производства по делу в связи с
отказом истца от иска или заключением мирового соглашения сторон по
спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

При анализе данной нормы права обращает на себя внимание неоднозначность
указанных в нём оснований, так как вступившее в силу решение или
определение суда об утверждении мирового соглашения сторон, является
препятствием для предъявления тождественного иска не только для истца,
но и для ответчика, поскольку спор между сторонами разрешён по существу.

Определение же суда о принятии отказа истца от иска является
препятствием для предъявления им повторного тождественного иска, но не
препятствует предъявлению того же иска бывшим ответчиком к бывшему
истцу, потому что спор между сторонами не был разрешён по существу. В
связи с этим, как правильно отметила ГЛ. Осокина, отказ истца от иска
как основание к отказу в принятии искового заявления и прекращения
производства по делу следует выделить в самостоятельный пункт ст. 136
ГПК (имелся в виду ГПК 1963 г.), так как отказ истца от иска, принятый
судом, препятствует предъявлению и принятию эквивалентного иска.41

В связи с применением этой предпосылки права на предъявление иска Е.Г.
Пушкарь, например, полагает, что если в момент предъявления иска у судьи
возникнут сомнения в тождественности данного иска, ранее рассмотренному,
судья не вправе отказать в принятии искового заявления, а обязан принять
дело к производству и в зависимости от конкретных обстоятельств либо
решить его по существу, либо прекратить его производством.42 Если
согласиться с автором, то предъявление иска не будет считаться
предпосылкой пра-

41 Осокина ГЛ. Понятие тождества исков//Вопросы теории и практики
граждан-

ско-правового регулирования. -Томск, 1985. – С. 220-221.

42 Пушкарь Е.Г. Исковоепроизводствовсоветскомгражданскомпроцессе. —
Львов:

«Вищашкола», 1978. – С. 84-85.

ва на предъявление иска, а скорее всего условием. Думается, что с таким
толкованием п. 3 ст. 136 ГПК 1963 г. нельзя было согласиться, поскольку
вопрос о праве на предъявление иска судья решает в момент подачи
искового заявления. При этом закон чётко определяет тождественность
исков: если в них совпадают стороны, основания и предмет. Изменение хотя
бы одного из этих элементов даёт право заинтересованным лицам обратиться
в суд.

Научной дискуссии по данному вопросу дан ответ в последнем предложении
п. 2 ст. 122 ГПК 2004 г., в котором однозначно указывается, что отказ от
иска не лишает другую сторону права предъявить такой же иск клипу,
отказавшему от иска.

Согласно п. 3 ст. 122 ГПК судья отказывает в возбуждении производства по
делу, если в производстве этого или иного суда имеется дело по спору
между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.
Указанное основание относится к числу предпосылок права на предъявление
иска, так как является препятствием к возбуждению гражданского дела и не
включено в перечень тех, которые могут быть устранены. Из этого можно
сделать вывод, что в п. 3 ст. 122 ГПК речь идёт о предпосылке, а не об
условии реализации права на предъявление иска. Однако данный вывод не
находит законодательно подкрепления, потому что перечень оснований
прекращения производства по делу (ст. 205 ГПК) в отличие от перечня
оснований оставления заявления без рассмотрения (ст. 207 ГПК) является
исчерпывающим. Статья 205 ГПК не предусматривает в качестве основания
прекращения производства по делу обстоятельство, указанное в п. 3 ст.
122 ГПК. Указанное основание является предпосылкой права на предъявление
иска, поскольку ч. 6 ст. 122 ГПК не допускает возможность повторного
обращения в суд лишь по основаниям. В то же время анализ ст.ст. 205 и
207 ГПК свидетельствуют о том, что наличие в производстве суда
тождественного искового требования законодатель отнёс к числу условий
реализации права на предъявление иска. Наличие в производстве того же
суда тождественного иска должно быть однозначно отнесено к числу
предпосылок права на предъявление иска, в связи с чем ст. 205 ГПК
следовало бы дополнить пунктом, предусматривающим такое основание для
прекращения производства по делу, как нахождение в производстве суда
тождественного искового требования, а из ст. 207 ГПК исключить пункт 4.

Таким образом, перечисленные предпосылки права на предъявление иска о
защите чести, достоинства и деловой репутации учитываются судьёй при
принятии исковых заявлений по этой категории дел.

1.4.

Порядок реализации права на предъявление иска по делам о защите чести,
достоинства и деловой репутации

Наличие права на предъявление иска о защите чести, достоинства и деловой
репутации, как было выяснено в подразделе 1.3. данной монографии,
обуславливается определёнными предпосылками, указанными в законе. Наряду
с этим, гражданское процессуальное законодательство предусматривает и
то, что право на предъявление иска должно быть осуществлено в
определённом процессуальном порядке (ст. 3 ГПК).

Если заинтересованное лицо обладает правом на предъявление иска, то при
его реализации должны быть соблюдены определённые условия, которые в
теории гражданского процессуального права называются условиями
осуществления (реализации) права на предъявление иска. Наличие этих
условий

судьёй проверяется при принятии искового заявления.

Такими условиями являются: 1) подсудность дела; 2) предъявление иска
дееспособным лицом; 3) при предъявлении иска представителем последний
должен обладать полномочиями на ведение дела; 4) исковое заявление
должно бьпь оплачено судебным сбором и расходами на
информационно-техническое обеспечение рассмотрения дела; 5) исковое
заявление должно отвечать предъявляемым к нему требованиям.

Согласно ст. 6 Закона Украины “О судоустройстве Украины” всем субъектам
правоотношений гарантируется защита их прав, свобод и законных интересов
независимым и беспристрастным судом, основанным в соответствии с
законом.

Подсудность дела данному суду — непременное условие реализации права на
предъявление иска о защите чести, достоинства и деловой репутации.
Подсудность — это относимость подведомственных судам дел к ведению
конкретного суда судебной системы для их рассмотрения и разрешения по
первой инстанции. В зависимости от рода дел, подлежащих разрешению, и от
территории, на которой действует тот или иной суд, подсудность
подразделяется на родовую и территориальную.

В юридической литературе есть и другие мнения относительно понятия
подсудности и её классификации. Так, М.И. Ште-фан считает, что
подсудность — это разграничение компетенции между отдельными звеньями
судебной системы и между судами одного звена относительно рассмотрения и
разрешения подведомственных им гражданских дел.1

Автор понимает несколько шире подсудность гражданских дел. Этот институт
регулирует вопросы, связанные не только с рассмотрением дел по первой
инстанции, но и в апелляционном, кассационном порядке, а также по вновь
открывшимся и в связи с исключительными обстоятельствами. Об этом
свидетельствует то, что автор наряду с родовой и территориальной
подсудностью, выделяет и функциональную. Функцио-

1 Штефан М.Й. Цшільний процес: Підручник. – К.: ІнЮре, 1997. – С. 200.

нальная подсудность определяет компетенцию отдельных звеньев судебной
системы Украины на основании исполняемых ими функций: рассмотрение и
разрешение дел по существу, проверка законности и обоснованности
судебных постанов-ленийв,, апелляционном икассационном порядке и
пересмотр вступивших в силу актов суда по вновь открывшимся и в связи с
исключительными обстоятельствами.

С таким мнением следует согласиться, поскольку любые гражданские дела, в
том числе и дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, могут
быть рассмотрены судами по первойинстанции, вапелляционном,
кассационномпорядкеи по вновь открывшимся или исключительным
обстоятельствам.

Родовая подсудность — это установленные в ГПК правила, в силу которых
распределяется вся совокупность гражданских дел, подведомственных суду,
между отдельными звеньями судебной системы.

Согласно ст. 107 ГПК все дела, подлежащие разрешению в порядке
гражданского судопроизводства, рассматриваются районными, районными в
городах, городскими и межрайонными судами.

Ранее, в соответствии с ч. 2 ст. 123 ГПК 1963 г. военным судам
гарнизонов в качестве судов первой инстанции были подсудны гражданские
дела о защите чести и достоинства, сторонами в которых являлись
военнослужащие или военные организации. Вместе с тем ГПК 2004 г. данной
подсудности не предусматривает в связи с ликвидацией военных судов.2

Другие звенья судебной системы в порядке гражданского судопроизводства
дела о защите чести, достоинства и деловой репутации по первой инстанции
не рассматривают.

Территориальная подсудность — это установленные в ГПК правила,
позволяющие распределять гражданские дела между

2 Следует обратить внимание на то, что Комитетпо вопросам правовой
политики внес на рассмотрение Верховной Рады Украины
законопроектнародногодепутатаД. Рудков-ского о внесении изменений в ст.
107 ГП К о подсудности дел военным судам, как судам первойинстанции
(см.: газета «Юридическая практика». – № 51 за 21.12.2004 г. – С. 5).

однородными судами одного и того же звена судебной системы. Подсудность
дела зависит от административной территории, на которую распространяется
юрисдикция данного суда.

С помощью территориальной подсудности разграничивается компетенция
однородных судов, т.е. судов одного звена судебной системы.

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает следующие её
разновидности: общая, альтернативная, договорная, исключительная и
подсудность нескольких требований, связанных между собой.

Общее правило территориальной подсудности закреплено в ст. 109 ГПК.
Согласно этому правилу, иски к физическому лицу подаются в суд по месту
его проживания. Иски к юридическим лицам подаются в суд по месту их
нахождения.

На дела по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации
распространяются правила общей территориальной подсудности. Эти дела
рассматриваются судами по месту жительства ответчика.

В соответствии со ст. 29 ГК местом жительства физического лица являются
жилой дом, квартира, другое помещение, пригодное для проживания в нем, в
соответствующем населенном пункте, в котором физическое лицо проживает
постоянно, преимущественно или временно.

Местом жительства физического лица в возрасте от десяти до четырнадцати
лет является место жительства его родителей (усыновителей) или одного из
них, с кем оно проживает, опекуна или местонахождение учебного заведения
либо учреждения здравоохранения и т.п., в котором оно проживает, если
другое место жительства не установлено соглашением между ребенком и
родителями (усыновителями, опекуном) или организацией, выполняющей в
отношении его функции опекуна.

Местом жительства физического лица, не достигшего десяти лет, является
место жительства его родителей (усыновителей) или одного из них, с кем
оно проживает, опекуна или местонахождение учебного заведения либо
учреждения здравоохранения, в котором оно проживает.

Местом жительства недееспособного лица является место жительства его
опекуна или местонахождение соответствующей организации, выполняющей в
отношении его функции опекуна.

Определенной сложностью для судебной практики будет иметь положение ч. 6
ст. 29 ГК, в которой указывается, что физическое лицо может иметь
несколько мест жительства. Однако в данном случае следует четко выходить
из требований ч. 1 этой же статьи, а в случае изменения своего места
жительства стороны и другие лица, участвующие в деле, обязаны уведомлять
суд об изменении своего места жительства или места нахождения во время
производства по делу (ст. 77 ГПК).

С местом жительства связывается общее предположение о том, что гражданин
находится в месте жительства, хотя бы в данный момент он находится в
другом месте. Последующая, после предъявления иска, перемена ответчиком
места жительства, не меняет подсудности дела.

Иски к ответчику, место проживания которого неизвестно, предъявляются по
месту нахождения имущества ответчика или по месту его пребывания, или по
последнему известному месту проживания ответчика или постоянного его
занятия (работы). Иски к ответчику, не имеющему в Украине
местожительства, могут быть поданы по месту нахождения его имущества или
по последнему известному месту его проживания или пребывания в Украине.

Не является местом жительства пребывание граждан, например, в
следственном изоляторе или в местах отбывания наказания. Иски к лицам,
отбывающим наказание, либо находящимся в следственном изоляторе,
предъявляются по последнему известному месту жительства или нахождения
имущества.

Местонахождение имущества и последнее известное место жительства или
пребывания ответчика должны быть в каждом случае достоверно установлены.
При установлении этих фактов решающее значение будет иметь регистрация и
место нахождения имущества.

Следует также обратить внимание на положения ст. 93 ГК, в соответствии с
которой местонахождение юридического лица определяется местом его
государственной регистрации, если иное не установлено законом.
Местонахождение юридического лица указывается в его учредительных
документах.

Альтернативная, договорная, исключительная и подсудность по связи дел,
как виды территориальной подсудности, не применяются к делам о защите
чести, достоинства и деловой репутации.

Вопрос о подсудности гражданского дела разрешается судьёй единолично при
открытии (возбуждении) производства по делу. Если судья признаёт, что
дело данному суду не подсудно, он возвращает исковое заявление истцу для
его подачи в надлежащий суд со всеми приложениями к нему вместе с
мотивированным определением о причинах возвращения искового заявления
(п. 4 ч. 3 ст. 122 ГПК). Возвращение искового заявления не препятствует
повторному обращению с заявлением в суд, если прекратят существовать
обстоятельства, которые стали основанием для возвращения заявления.

Всилуч. Зет. 116 ГПК запрещается передавать другому суду дела,
рассматриваемые судом, за исключением случаев, предусмотренных настоящим
Кодексом. Частью 1 этой же статьи предусмотрены случаи передачи дела на
рассмотрение другого суда, если: 1) удовлетворено ходатайство ответчика,
местожительство которого ранее не было известно, о передаче дела по
месту его проживания или нахождения; 2) после возбуждения производства
по делу и до начала судебного рассмотрения выяснилось, что заявление
было принято с нарушением правил подсудности; 3) после удовлетворения
отводов (самоотводов) невозможно создать новый состав суда для
рассмотрения дела; 4) ликвидирован суд, рассматривавший дело.

Ранее гражданское процессуальное законодательство допускало в отдельньгх
случаях еще дополнительные возможности передачи гражданского дела из
одного суда в другой. Так, согласно ч. 1 ст. 133 ГПК 1963 г.
председатель Верховного Суда Украины, его заместители, а также
председатель Верховного Суда Республики Крым, областного, Киевского и
Севастопольского городских судов, военного суда региона, Военно-Морских
Сил вправе в пределах своей компетентности по ходатайству сторон и
других участвующих в деле лиц, по заявлению прокурора или по собственной
инициативе истребовать любое гражданское дело, находящееся в
производстве того или иного суда, и передать его на рассмотрение в
другой суд Украины.

В литературе высказывалось мнение о том, что указанные в ч. 1 ст. 133
ГПК 1963 г. должностные лица Судане связаны правилами не только
территориальной, но и родовой подсудности и могут, например, истребовать
любое гражданское дело израйонного суда и передать в производство
другого местного суда или апелляционного суда.3 С таким мнением трудно
было согласиться, поскольку оно противоречило действующему
законодательству. Исходя из буквального толкования указанной нормы
процессуального права можно было прийти к выводу, что вышеуказанные
должностные лица судебной системы могли осуществлять такое
распорядительное действие только в пределах своей компетенции и при этом
не нарушая компетенцию возглавляемого суда.

В Законе Украины “О судоустройстве Украины” определены полномочия
апелляционных судов, где в п. 2 ст. 26 указано, что апелляционные суды
рассматривают по первой инстанции только те дела, которые определены
законом. То же можно сказать и о полномочиях судебной палаты по
гражданским делам Верховного Суда Украины (ст. 53 Закона Украины “О
судоустройстве Украины”). Из сказанного можно сделать вывод, что
должностные лица суда, перечисленные в ч. 1 ст. 133 ГПК 1963 г., вправе
были истребовать гражданское дело из суда и

3 Гражданский процессуальный кодекс Украины: Научно-практический
комментарий (автор комментария В. И. Тертышников). – Харьков: Консум,
2001. – С. 132.

передать на рассмотрение в другой, не нарушая при этом правил родовой
подсудности.

Вместе с тем ГПК 2004 г. не предусматривает таких полномочий должностных
лиц вышестоящих судов, в связи с чем и научные споры, подобные
изложенному, перестанут существовать.

Условием реализации права на предъявление иска, кроме подсудности,
выступает и процессуальная дееспособность заявителя. Согласно
действующего гражданского процессуального законодательства, в суд за
зашитой чести, достоинства и деловой репутации могут обратитьсятолько
лица, обладающие гражданской процессуальной дееспособностью. Процесс,
возбуждённый по заявлению недееспособного лица, является ничтожным, не
порождает для истца каких-либо процессуальных последствий.4

Гражданская процессуальная дееспособность — это способность лица лично
осуществлять гражданские процессуальные права и исполнять свои
обязанности в суде (ст. 29 ГПК).

В отличие от процессуальной правоспособности, процессуальной
дееспособностью обладают не все граждане — она принадлежит гражданам,
достигшим совершеннолетия, а также юридическимлицам. С моментадостижения
гражданами совершеннолетия они могут лично выступать в суде в качестве
сторон, третьих лиц, представителей сторон и третьих лиц, самостоятельно
распоряжаться принаддежашттми им процессуальными правами и нести
процессуальные обязанности.

Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
обладают ограниченной процессуальной дееспособностью. Они могут
выступать в суде лично как сторона только по делам, возникающим из
отношений, в которых они лично принимают участие, если иное не
установлено законом. Привлечение к участию в таких делах родителей,
усыновителей или попечителей несовершеннолетних для оказания им помощи
зависит от суда.

4АнисимоваЛ. Оставление иска без рассмотрения//Советская юстиция. –
1960. – № 6 . – С 5 3 .

Законодательное ограничение в процессуальнойдееспособно-сти граждан в
возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет в некоторой степени
противоречит интересам несовершеннолет-нихграждан. Вельвет. 29
ГПКуказано, что такие несовершеннолетние могут выступать в суде лично
как сторона только по делам, возникающим из отношений, в которых они
лично принимают участие, если иное не установлено законом. Не могут они
самостоятельно возбуждать и дела о защите их чести, достоинства и
деловой репутации, о чем указано в ст. 272 ГК.

Такое решение вопроса о процессуальной дееспособности граждан в возрасте
от четырнадцати до восемнадцати лет не соответствуют интересам самих
несовершеннолетних, а поэтому их следует наделить правом выступать в
суде лично как сторона и по делам о защите личных неимущественных прав,
о чём уже говорилось в подразделе 12 данной работы.

Исходя из толкования ст. 29 ГПК, дееспособность присуща сторонам — истцу
и ответчику. При этом закон предусматривает, что в случае
недееспособности истца судья возвращает заявление, поскольку в силу этих
причин истец не может быть субъектом гражданского процесса (п. 2 ч.З ст.
121 ГПК). М.А. Гурвич в своё время обосновал, что в отличие от
процессуальной правоспособности, наличие которой для возникновения
процесса требуется на стороне как истца, так и ответчика,
недееспособность ответчика не служит препятствием юридической
действительности обращения в суд.5

Условием реализации права на предъявление иска о защите чести,
достоинства и деловой репутации является наличие полномочий на ведение
дела у судебного представителя, если в суд обращается не сам истец, а от
его имени другое лицо.

Согласно ст. 38 ГПК, сторона, третье лицо, лицо, которое в соответствии
с законом защищает права, свободы или интересы других лиц, а также
заявители и иные заинтересованные лица в делах особого производства
(кроме дел об усыновлении)

s Гурвич МЛ. Правонаиск. – М.: Изд-во АН СССР, 1949. – С. 88.

могут участвовать в гражданском деле лично или через представителя.6
Личное участие в деле лица не лишает его права иметь в этом деле
представителя.

Дела юридических лиц ведут в суде их органы, действующие в пределах
полномочий, предоставленных им законом, уставом или положением, или их
представители.

Законодательное формулирование этого правила свидетельствует о том, что
органы юридических лиц не являются судебными представителями,
осуществляемые ими действия являются действиями самого юридического
лица, поскольку орган юридического лица и само юридическое лицо
составляют единый субъект права.7

Судебное представительство — это правоотношение, в силу которого одно
лицо (представитель) осуществляет в суде в пределах предоставленных ему
полномочий процессуальные действия от имени и в интересах другого лица
(представляемого) с целью предоставления юридической помощи при
рассмотрении гражданских дел и осуществления защиты субъективных прав и
охраняемых законом интересов.8

Необходимость в судебном представительстве обусловлена различными
обстоятельствами. Чаще всего потребностью заинтересованных лиц получить
квалифицированную помощь при рассмотрении гражданских дел в суде.

В юридической литературе довольно длительное время спорным являлся
вопрос о том, кто из субъектов процесса может иметь представителя,
поскольку в этом отношении ГПК 1963 г. быт не вполне совершенен. Так,
если исходить из буквального толкования содержания его статей 98, 112,
113, 117, то такое право имели только стороны и третьи лица.

‘ Следует обратить внимание на то, что в ст. ПО ГПК 1963 г. указывалось
о праве граждан вести свои дела через своих представителей, а не
представителя, что для судебной практики будет иметь определенное
практическое значение.

7 Цивільний процесуальний кодекс України: Науково-практичний коментар /
За ред. В.В. Комарова. – Харків: Одісей, 2002. – С. 234.

8 Гражданский процесе. Учебник: Под ред. В.В. Комарова – Харьков:
Одиссей, 2001.-С. 136.

По мнению профессорам. И. Штефана, положения ст.ст. 98, 112,113,117 ГПК
(1963 г.), которые предоставляют возможность осуществлять
представительство только сторон и третьих лиц, не отражают реальную
действительность и входят в коллизию с другими нормами ГПК, в частности,
статьями 100,121,255 ГПК 1963 г. Представительство, по его мнению,
возможно в любой стадии гражданского процесса и по любому делу, которое
рассматривается судом в порядке гражданского судопроизводства, начиная с
возбуждения дела и заканчивая исполнением судеб-ногорешения.9

Следует согласиться с мнением М.И. Штефана о необходимости
расширительного толкования норм, регулирующих институт
представительства. Однако, учитывая, что право на представительство не
является общим полномочием всех субъектов гражданского процессуального
права, им пользуются только те субъекты, реализация процессуальных прав
и обязанностей которых не требует обязательного личного участия их в
процессе исполнения своих функций.10

Исходя из вышеизложенного, судебная практика исходила из того, что вести
дела в суде через представителя могли стороны, третьи лица, а также
заявители и заинтересованные лица по делам, возникающим из
административно-правовых отношений, иделам особого производства. Именно
изтакихполо-жений судебной практики исходит и новый ГПК (ст. 38).

Представителями истцов по делам о защите чести, достоинства и деловой
репутации могут быть: адвокаты по делам граждан Украины, иностранных
граждан, лиц без гражданства, юридических лиц (ст. 1 Закона Украины “Об
адвокатуре”); любое другое лицо, достигшее 18 лет, имеющее гражданскую
процессуальную дееспособность и надлежащим образом удостоверенные
полномочия на осуществление представительства в суде, за

9 ШтефанМ.Й. Цивільний процес: Підручник. – К.:Інюре, 1997.-С. 140.

10 Цивільний процесуальний кодекс України: Науково-практичний коментар /
За

ред. B.B. Комарова. – Харків: Одісей, 2001. – С 232.

исключением лиц, указанныхв ст. 41 ГПК; один из соучастников по
поручению других соучастников (ст. 32 ГПК).

Решая вопрос о полномочиях представителей по этим делам, суд учитывает
вышеизложенное, что дает основание утверждать, что представителями в
суде не могут быть: 1) лица, не достигшие совершеннолетия; 2) лица, над
которыми установлена опека, попечительство. Кроме этого, в ст. 41 ГПК
определено, что не могут быть представителями в суде лица, участвующие в
деле в качестве секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта,
специалиста, свидетеля.

Судьи, следователи, прокуроры не могут бьпь представителями в суде,
кроме случаев, когда они действуют в качестве представителей
соответствующих органов, являющихся стороной или третьим лицом в деле,
или в качестве законных представителей.

Полномочия договорных представителей (ст. 42 ГПК) подтверждаются
доверенностью. В ч. 4 ст. 42 ГПК указано, что полномочия адвоката в
качестве представителя могут также удостоверяться ордером, выданным
соответствующим адвокатским объединением, или договором. Указ Президента
Украины от 30 сентября 1999 г. № 1240 “О некоторых мерах по повышению
уровня работы адвокатуры” предложил Высшей квалификационной комиссии
адвокатуры разработать и внедрить новый образец ордера, выдаваемый
адвокату для подтверждения полномочий по представительству.11

На наш взгляд, приведённая норма противоречит сущности адвокатуры в
Украине, на что уже обращалось внимание. В соответствии с Законом
Украины «Об адвокатуре» (ст. ст. 1,4, 6) при осуществлении
профессиональной деятельности адвокат имеет право представлять и
защищать права и интересы граждан и юридических лиц по их поручению,
следовательно, его полномочия как судебного представителя также могут
подтверждаться доверенностью.

11 Адвокатура в Україні // Бюлетень законодавства і юридичної практики в
Україні. – 2000.-№ 1. – С 38.

Вместе с тем в судебной практике имеют место случаи, когда суды не
допускают адвокатов в судебный процесс по тем основаниям, что они не
предъявили ордер юридической консультации.12

Анализ норм ГПК о представительстве указывает на то, что полномочия
представителя-адвоката могут удостоверяться как ордером (ч. 4 ст. 42),
так и доверенностью (п. 1 ч. 1 ст. 42). При этом в соответствии со ст.
44 ГПК адвокат на основании ордера (или доверенности) имеет право
совершать от имени лица, которое он представляет, все процессуальные
действия, которые может совершать это лицо.

Ограничения полномочий представителя на совершение определенного
процессуального действия должны быть предусмотрены в выданной ему
доверенности. То есть, только при ограничении какого-либо
процессуального действия лицо должно выдать адвокату доверенность с
указанием этого ограничения.

В том случае, когда по делу о защите чести, достоинства и деловой
репутации принимает участие адвокат, необходимо учитывать и действующее
законодательство об адвокатуре. В ст. 7 Закона Украины “Об адвокатуре”
указано, что адвокат не имеет права принять поручения об оказании
юридической помощи в случаях, когда он по данному делу оказывает или
ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат
интересам лица, обратившегося с просьбой о ведениидела, или участвовал в
качестве следователя, судьи, секретаря судебного заседания, эксперта,
специалиста, представителя потерпевшего, гражданского истца,
гражданского ответчика, свидетеля, переводчика, понятого, атакже, когда
в расследовании или рассмотрении дела участвует должностное лицо, с
которым адвокат находится в родственных отношениях.

Условием реализации права на предъявление иска о защите

12 Право на представника інтересів // Юридичний вісник України. – 2002.
– № 50. ^С^13;В. О/даков. Ордерное доверие к адвокату/ДОридическая
практика,-2004 чести, достоинства и деловой репутации является
надлежащее оформление искового заявления.

Ст. 119 ГПК указывает, что исковое заявление подаётся в письменной
форме13 и должно содержать следующие реквизиты: наименование суда, в
который подаётся заявление; имя (наименование) истца и ответчика, а
также имя представителя истца, если исковое заявление подается
представителем, их место жительства или местонахождение, почтовый
индекс, номер средств связи, если таковой известен; содержание исковых
требований; цену иска в отношении требований имущественного характера;
изложение обстоятельств, которыми истец обосновывает свои требования;
указание доказательств, подтверждающих каждое обстоятельство, наличие
оснований для освобождения от доказывания; перечень документов,
прилагаемых к заявлению; подпись истца или его представителя с указанием
времени подачи искового заявления.

К исковому заявлению, предъявляемому представителем истца, прилагается
доверенность или инойдокумент, подтверждающий его полномочия.

В случаяхпредъявления искалицами, действующими в защиту прав, свобод и
интересов другого лица, в заявлении должны быть указаны основания такого
обращения (ч. 6 ст. 119 ГПК). Данного императивного требования кисковому
заявлению в ГПК 1963 г. не было, что приводило кнеоднозначности судебной
практики в части принятия заявлений от таких лиц.

Статья 120 ГПК обязывает истца приложить к исковому заявлению его копии
и копии всех документов, прилагаемых к нему, в соответствии с
количеством ответчиков и третьих лиц.

13 В ч. 1 ст. 124 проекта ГПК содержалось требование о том, что исковое
заявление должно бьпь оформлено печатным образом, а статья 8 проекта ГПК
предоставляла право суду требовать от истца, подавшего заявление и иные
документы не на украинском языке, официального перевода на украинский
язык. Однако при окончательном принятии ГПК эти нормы не были приняты,
скорее всего, ввиду того, что они противоречили принципу доступности
судебной защиты, затрудняли бы реализацию права на предъявление иска,
являющегося важнейшим диспозитивньгм полномочием заинтересованных лиц.

Следует заметить, что в силу ст. 138 ГПК 1963 г. истец обязан был
представить только копии исковых заявлений и только по числу ответчиков,
а судья имел право, когда он признаёт необходимым, в зависимости от
сложности и характера дела, истребовать от истца копии всех документов,
приобщённых к исковому заявлению, соответственно числу ответчиков.

Положение ст. 120 ГПК 2004 г. более совершенно, направлено на
оптимизацию судопроизводства и отвечает дальнейшему развитию
принципадиспозитивности, так как приложение к иску копий всех
документов, прилагаемых к нему, необходимо для того, чтобы вручить копии
искового заявления и документы, прилагаемые к нему, ответчикам и третьим
лицам ещё до начала рассмотрения дела по существу, подготовиться к
защите против требований истца, собрать необходимые доказательства,
представить возражения против иска. В конечном итоге это направлено
надисцишпширование участников процесса, обеспечивает своевременность
ознакомления суда и сторон с доказательственным материалом и ускорить
рассмотрение дела по существу.

Вместе с тем, следует обратить внимание на то, что новый ГПК впервые
закрепляет процедуру раскрытия доказательств или так называемые в
научной среде или в хозяйственном судопроизводстве «процедуру обмена
состязательными бумагами». Однако законодателем это сделано в некоторой
степени непоследовательно и с технико-юридической точки зрения в
контексте развития стадий процесса не совсем логично.

Так, в ст. 120 ГПК указывается о необходимости приложения к исковому
заявлению всех документов, прилагаемых к нему. В таком звучании это
означает, что эти документы не обязательно должны быть
документами-доказательствами, подтверждающие обстоятельства, которыми
истец обосновы-ваетсвоитребования,таккакэтого не требует ст. 119 ГПК.
Тем не менее, понимается, что это должны быть именно такими документами,
их перечень должен определяться характером дела, подлежащего
рассмотрению в суде, и зависят оттого материально-правового требования,
которое истец предъявляет к ответчику, так как к иску не могут
прилагаться документы, не имеющее значения для дела (ч. 3 ст. 58 ГПК).

Вышеуказанный анализ следует из дальнейших норм процессуального права,
однако он закреплен в последующих стадиях процесса, а не на стадии
возбуждения производства по делу. В стадии производства по делу до
судебного рассмотрения (глава 3 ГПК) законодатель обязывает стороны
предоставить свои доказательства об обосновании своих доводов или
возражений или уведомить о них суд до или во время предварительного
судебного заседания по делу (статьи 130,131 ГПК). Важным является и то,
что законодатель закрепляет обязанность раскрытия доказательств,
поскольку в силу ч. 2 ст. 131 ГПКдоказательства, представлены с
нарушением требований, установленных частью первой настоящей статьи, не
принимаются, если сторона не докажет, что доказательства предоставлены
несвоевременно по уважительным причинам.

Учитывая изложенную некую непоследовательность законодателя в
констатации процедуры раскрытия доказательств и его четкого момента, с
учетом обязанности суда создать условия для действительно
состязательного процесса и оказывать содействие сторонам в осуществлении
их прав, то есть оказывать помощь сторонам в истребовании доказательств
(ст. 10 ГПК) и положения ст. 121 ГПК, определяющей основания для
возвращения заявления истцу, следует сделать вывод, что судьи не имеют
права оставлять исковые заявления, в том числе и по делам о защите
чести, достоинства и деловой репутации, без движения, а впоследствии
признавать их неподанными, если истец не предоставил необходимые по делу
доказательства.

Отсутствие указания на доказательства (п. 6 ст. 119 ГПК) и
непредоставление их при предъявлении иска – действия, различные по
характеру, по содержанию и по последствиям. Если в исковом заявлении
доказательство указано, но не представлено, то это не может служить
основанием для отказа в возбуждении производства по делу. Если же истец
не указывает в заявлении доказательств, подтверждающих его требования,
то судья не может осуществить подготовку дела к судебному
разбирательству.14 Такое исковое заявление должно признаваться
неподанным и возвращаться истцу.

К числу обстоятельств, которые проверяются судьёй при возбуждении
гражданского дела, относится и уплата судебного сбора (за ГПК 1963 г. —
государственной пошлины), и уплата расходов на информационно-техническое
обеспечение рассмотрения дела. В силу п. 5 раздела XI ГПК
«Заключительные и переходные положения» до вступления в законную силу
закона, который регулирует порядок оплаты и размеры судебного сбора,
судебный сбор при обращении в суд оплачивается в порядке и размерах,
установленных законодательством для государственной пошлины.

Согласно подпункту «ж» п. 1 ст. 3 Декрета Кабинета Министров Украины от
21 января 1993 г. “О государственной пошлине” в редакции Закона Украины
«О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по
вопросам обеспечения и беспрепятственной реализации права человека на
свободу слова» от 3 апреля 2003 г.15 по делам о защите чести,
достоинства и деловой репутации установлена ставка государственной
пошлины в размере 1 необлагаемого налогом минимума доходов граждан.

Как уже было сказано, к числу обстоятельств, которые проверяются судьёй
при возбуждении гражданского дела, относится и оплата расходов на
информационно-техническое обеспечение рассмотрения дела, чего не было в
ГПК 1963 г.

Исходя из положений ст. 79 ГПК расходы на информационно-техническое
обеспечение относятся красходам, свя-

14 Логинов П.В. Предварительная подготовка гражданских дел к слушанию в
суде.

– М.: Госюриздат, 1960. – С. 44.

15 Газета „Урядовий кур’єр” за 6 травня 2003 р.

занным с рассмотрением дела. В силуч. 1 ст. 81 ГПК к расходам на
информационно-техническое обеспечение рассмотрения дела относятся
расходы, связанные с информированием участников гражданского процесса о
ходе и результатах рассмотрения дела, а также расходы, связанные с
изготовлением и выдачей копий судебных решений.

Размер и порядок уплаты расходов на информационно-техническое
обеспечение рассмотрение дела в зависимости от категории дел
устанавливается Кабинетом Министров Украины.

ГПК не относит дела о защите чести, достоинства и деловой репутации к
категориям дел, по которым не оплачиваются расходы на
информационно-техническое обеспечение (части Зи4ст. 81).

Суд, исходя из имущественного положения стороны, может уменьшить размер
подлежащих уплате судебных расходов, связанных с рассмотрением дела, или
освободить от их уплаты (ч. 3 ст. 82 ГПК). Для решения этого вопроса не
установлена специальная процедура. По существу, уменьшение или
освобождение истца от уплаты судебных расходов по времени совпадает с
возбуждением дела. Вынося определение о возбуждении дела, судья должен
мотивировать как уменьшение, так и освобождение от судебных расходов.
Если же судья отклоняет ходатайство истца об уменьшении или об
освобождении от судебных расходов, исковое заявление должно быть
оставлено без движения и установлено строк для уплаты судебного сбора и
расходов на информационно-техническое обеспечение рассмотрения дела.

Многие судьи забывают положение гражданско-процессуального права о том,
что определение суда об оставлении иска без движения может быть
обжаловано только в одном случае, а именно – при решении вопроса об
определении размеров судебных расходов. Об этом указано в п. 9 ст. 293
ГПК, как и ранее указывалось в ст. 81 ГПК 1963 г.

Несоблюдение порядка предъявления иска по делам о защите чести,
достоинства и деловой репутации, может влечь различные процессуальные
последствия. Если дело неподсудно данному суду, если заявление подано
недееспособным лицом или если заявление от имени заинтересованного лица
подано лицом, не имеющим полномочий на ведение дела, судья возвращает
исковое заявление, о чём постановляет определение, в котором должны быть
указаны способы устранения обстоятельств, препятствующих возбуждению
дела. Возвращение искового заявления истцу по указанным основаниям не
препятствует повторному обращению в суд с заявлением по тому же делу,
если будет устранено допущенное нарушение (ст. ст. 122,123 ГПК).

На определение судьи о возвращении заявления истцу может быть подана
жалоба (п. 3 ст. 293 ГПК).

Несоблюдение требований, предъявляемых к исковому заявлению как
процессуальному акту—документу, как к его форме, так и к содержанию,
судья постановляет определение об оставлении заявления без движения, о
чём извещает истца и предоставляет ему срок для исправления недостатков.

Если истец в соответствии с указаниями судьи и в установленный
сроквыполнит все требования, исковое заявление считается поданным в день
первоначального предъявления его в суд. В противном случае заявление
считается неподанным и возвращается истцу, о чём судья постановляет
мотивированное определение (ст. 121 ГПК). Такое определение также может
быть обжаловано в силу п. 3 ст. 293 ГПК.

После возбуждения дела о защите чести, достоинства и деловой репутации в
результате распространения о лице недостоверной информации возникает
гражданское судопроизводство, в котором у суда и лиц, участвующих в
деле, возникают предусмотренные ГПК процессуальные права и обязанности,
подлежащие осуществлению в ходе процесса.

РАЗДЕЛ II

Стороны по делам

о защите чести,

достоинства

и деловой репутации

2.1.

Правовое положение сторон по делам о защите чести, достоинства и деловой
репутации

Гражданское процессуальное законодательство не содержит общего понятия
сторон. Согласно ст. 30 ГПК сторонами являются истец и ответчик. Стороны
— необходимые субъекты процесса, без них невозможно гражданское дело
искового производства.1

Некоторые учёные понятие сторон в гражданском процессе связывают с
субъектами материальных правоотношений по тем основаниям, что они
участвуют в деле как участники ма-

1 ВикугМА Стороны – основные лица искового производства. — Саратов:
Изд-во Саратовского ун-та, 1968. – 76 с.

териально-правового спора, поступившего на рассмотрение и разрешение
суда.2

Вместе стемлица, выступающие как стороны, не обязательно должны быть
участниками материальных правоотношений, из которых возник спор о праве.
Нередко имеют место случаи, когда суд устанавливает, что истцу не
принадлежит право требования, а лицо, привлечённое как ответчик, не
всегда является обязанным лицом в материальных правоотношениях. Поэтому
понятие сторон не может выводится из субъектного состава материальных
правоотношений, и не может быть сведено к субъектам материальных
правоотношений, хотя в большинстве случаев стороны — субъекты
материально-правовых отношений. Стороны – институт процессуального
права,3 а поэтому при определении сторон нужно соединять
материально-правовые и процессуальные признаки этого понятия. В
противном случае можно прийти к выводу, что при отсутствии материально
заинтересованных лиц в процессе нет и сторон.4

В юридической литературе многие авторы утверждают, что стороны —
предположительные участники спорныхматериаль-ныхправоотношений.5

Такая постановка вопроса, какправильно отметил В.В. Комаров,
противоречит законодательству. Действующее гражданско-процессуальное
законодательство не содержит норм, в которых это обстоятельство было бы
учтено и каким-то образом влияло на правовой статус сторон. Напротив,
ст. 105 ГПК 1963 г. позво-

2 Советский гражданский процесс: Подред. СЮ. Каца, Л.Я. Носко. – К.:
«Вища школа», 1982. – С. 47.

3 Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. –
М.: ВЮЗИ, 1970.-С. 120.

4 Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права.
-М.:ВЮЗИ, 1970.-С.120.

5 Викуг М А. Стороны – основные лица искового производства. – Саратов:
Изд-во Саратовск. ун-та, 1968. – С.4; Советский гражданский процесс:
Подред. АЛ. Добровольского. – М.: Изд-во Московского ун-та, 1979. – С.
40; Советский гражданский процесс: Подред. М.К. Треушникова. – М.:
Изд-во Московского ун-та, 1989. – С. 59; Штефан М.Й. Цивільний процес. –
К.: Ін Юре, 1997. – С. 82.

ляла сделать противоположный вывод, поскольку, согласно этой статье,
суд, установив во время рассмотрения дела, что иск предъявлен не тем
лицом, которому принадлежит право требования, или не ктомулицу, которое
должно отвечать по иску, мог с согласия истца, не прекращая дела,
допустить замену первоначального истца или ответчика надлежащим истцом
или ответчиком. Если истец не согласен на замену, суд не может лишить
ненадлежащих истца или ответчика возможности принимать участие в
гражданском процессе.6

Учитывая положение принципа диспозитивности и то обстоятельство, что
надлежащий истец не может быть привлечен в процесс без его согласия и
то, что ненадлежащий истец при несогласии на замену не может быть
устранен из процесса, а продолжает участвовать в деле, естественно с
вынесением решения об отказе ему в иске, новый ГПК даже не регулирует
вопросы замены ненадлежащего истца, а только замену ненадлежащего
ответчика (ст. 33 ГПК).

Таким образом, понятие стороны в гражданском процессе нельзя сводить
только к участникам материальных правоотношений. Правосубъектность
стороны могут иметь лица, не являющиеся участниками спорного
материального правоотношения, алишь предполагающие об их существовании.

Исходя из этого, по нашему мнению, истцами и ответчиками в гражданском
процессе могут быть как действительные субъекты материального
правоотношения, так и предполагаемые и в случаях не только
существовавшего в действительности, но и предполагаемого нарушения или
оспаривания их прав или охраняемых законом интересов. Д.Р. Джалилов
правильно пишет, что в момент возбуждения дела суд исходит из
предварительного суждения о нарушении материального права и
принадлежности его истцу и о причастности к этому нарушению лица,
привлекаемого в качестве ответчика. Предположе-

6 Гражданский процесс: Под ред. В.В. Комарова. – Харьков: Одиссей, 2001.
-С. 81-82.

ние суда основывается на сообщаемых в исковом заявлении данных, которые,
не будучи проверены в судебном заседании, не могут полностью исключить
возможности несоответствия этого предположения действительности.7

Таким образом, одним из существенных признаков сторон является то, что
они — участники спора о праве. Однако для выяснения сущности правового
положения сторон в гражданском процессе этого мало. Поскольку
предполагаемое гражданско-правовое отношение является спорным и,
следовательно, неопределённым, так как требуется решение суда, которое
могло бы внести ясность и определённость в отношения между истцом и
ответчиком, обе стороны должны иметь юридическую заинтересованность в
исходе дела. Эта юридическая заинтересованность имеет и
материально-правовой, и гражданско-процессуальный характер.

Материально-правовой интерес сторон выражается в получении или
сохранении того правового блага, по поводу которого суд вынес решение об
удовлетворении иска (для истца) или об отказе в нём (для ответчика).
Процессуальный интерес состоит в получении от суда решения, которым спор
между сторонами будет разрешён.8

Когда речь идёт о юридической заинтересованности сторон, трудно
разграничить материально-правовой и процессуальный интерес, т. к., по
существу, для сторон он является единым, органично соединяющим эти два
понятия, что отличает стороны от иных лиц, участвующих в деле. Так, не
вызывает сомнения, что Уполномоченный Верховной рады Украины по правам
человека, прокурор, органы, которые вправе в случаях, предусмотренных
законом, обращающиеся в суд за защи-

7 Джалилов Д.Р. Лица, участвующие в гражданских делах искового
производства. -Душанбе: Изд-во Душанбинского ун-та, 1965. – С. 13.

8 ЧечотД.М. Участники гражданского процесса. — М.: 1осюриздат, 1960. —
С. 29; МельниковАА. Правовое положение личности в гражданском процессе.
— М.: Наука, 1969. — С. 124; Гукасян P.E. Проблема интереса в советском
гражданском процессуальном праве. – Саратов: Приволжское книжное изд-во,
1970. – С. 42-44.

4 5-103

той прав, свобод и интересов других лиц, или государственных либо
общественных интересов (ст. 3 ГПК) материально-правового интереса в деле
не имеют, но процессуальная заинтересованность у них имеется, ибо они
добиваются постановления решения определённого содержания.

Несмотря на сущностное единство юридической заинтересованности сторон,
следует отметить, что истец и ответчик имеют противоположные,
взаимоисключающие друг друга материально-правовой и процессуальный
интересы, которые характеризуют исковое производство. Как правильно
отметил СВ. Курылев, юридический интерес сторон — это не только их
определённое правовое положение, в силу которого они имеют право на
обращение в суд за судебной защитой, но и определённая субъективная
направленность лица, стороны по делу, мотив, заставляющий его возбуждать
деятельность по осуществлению правосудия и добиваться вынесения решения
в свою пользу.9

К признакам сторон следует отнести и обязательность для них вступившего
в законную силу решения суда. По вступлении решения в законную силу
стороны не могут заявить в суде те же исковые требования по тем же
основаниям, а также оспаривать в другом суде уже установленные судом
факты. В случаях, когда дело рассмотрено по заявлению лиц, указанных в
статьях 3 и 11 ГПК, решение суда, вступившее в силу, обязательно для
лица, в интересах которого было начато дело.

Следует также отметить, что стороны несут по делу судебные расходы. Это
также существенный признак сторон, который характеризует их
процессуальное положение.

Таким образом, к характерным признакам сторон относятся: 1) стороны
находятся в состоянии спора о материальных правах и охраняемых законом
интересах; 2) они имеют материально-правовую и процессуальную
заинтересованность в

‘ Курылев СВ. Объяснения сторон как доказательство в советском
гражданском процессе. – М.: кююриздат, 1956. – С. 11, 12.

разрешении спора; 3) вступают в процесс для защиты своих субъективных
прав и охраняемых законом интересов; 4) прямое распространение на них
силы судебного решения; 5) несение судебных расходов по делу.

Гражданское процессуальное законодательство предоставило сторонам
широкие процессуальные права, позволяющие защищать в суде свои права и
охраняемые законом интересы.

Согласно ст. 27 ГПК стороны каклица, участвующие вделе, имеют право
знакомиться с материалами дела, делать из них выписки, снимать копии
приобщенных е делу документов, получать копии решений, определений,
участвовать в судебных заседаниях, представлять доказательства,
участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы другим лицам,
участвующим в деле, а также свидетелям, экспертам, специалистам,
заявлять ходатайства и отводы, давать устные и письменные объяснения
суду, представлять свои доводы, соображения по вопросам, возникающим во
время судебного рассмотрения, и возражения против ходатайств, доводов и
соображений других лиц, пользоваться правовой помощью, ознакомиться с
журналом судебного заседания, снимать с него копии и подавать письменные
замечания по поводу его неправильности или неполноты, прослушивать
запись фиксации судебного заседания техническими средствами, делать с
нее копии, подавать письменные замечания по поводу ее неправильности или
неполноты, обжаловать решения и определения суда, пользоваться другими
процессуальными правами, предоставленными законом.

Ст. 31 ГПК предусматривает процессуальные права, которыми наделены
только стороны, это ихдиспозитивные права. В соответствии с этой статьёй
истец имеет право в течение всего времени рассмотрения дела изменить
основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых
требований, отказаться от иска, а ответчик имеет право признать иск
полностью или частично, предъявить встречный иск. Стороны могут
заключить мировое соглашение на любой стадии граж