.

Лоер В. – Криминалистика (книга)

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 29936
Скачать документ

Лоер В. – Криминалистика

ГЛАВА 1 КРИМИНАЛИСТИКА КАК ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

N 1. Понятие, объект, предмет криминалистики

Криминалистика изучает и обеспечивает своими разработками
поисково-познавательную деятельность в уголовном судопроизводстве
(процессе). Эта деятельность осуществляется: а) в рамках так называемой
протокольной формы досудебной подготовки материалов; б) на стадии
предварительной, в т.ч. оперативно-розыскной, проверки (до возбуждения
уголовного дела); в) в ходе предварительного расследования; г) в случае
приостановления предварительного следствия по уголовным делам, когда
возникает необходимость принятия мер по розыску скрывшегося обвиняемого либо
установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; д) в ходе
судебного следствия по уголовным делам. Каждая из названных областей
правоприменительной практики имеет свою специфику. Однако все они объединены
тем, что являются составными частями общего поля практического следоведения.
Во всех случаях выполняемая работа исходит из необходимости поиска,
обнаружения, фиксации, исследования следообразующих и следовоспринимающих
объектов, самих следов (их изменений), получения, переработки, передачи и
использования содержащейся в них информации относительно устанавливаемых
фактов, событий, обстоятельств. И все, что связано с подобным следоведением,
лежит в сфере интересов криминалистики. Обусловленная практическими
потребностями, криминалистическая мысль находится в состоянии постоянного
поиска наилучших вариантов ответов на вопросы о том, как наиболее полно,
рационально, продуктивно и в кратчайшие сроки осуществлять указанную работу.
Получение правильных ответов на эти вопросы невозможно без глубокого
проникновения в природу, сущность и особенности закономерностей, лежащих в
основе организации и осуществления поисково-познавательной деятельности в
уголовном процессе. Необходимым условием эффективности данного научного
поиска является дифференциация, разделение объекта криминалистики на части
(элементы) и изучение своеобразия каждой из частей.
В качестве таких частей выступают две группы неоднородных
обстоятельств. В одну из них входят обстоятельства, являющиеся элементами
познающей системы следственные и иные криминалистические ситуации, субъекты,
цели, задачи предмет, структура и механизм деятельности органов дознания,
экспертов, субъектов предварительной проверки, предварительного и судебного
следствия, результаты их деятельности. В другую группу включаются
обстоятельства познаваемых в уголовном процессе событий, имеющих значение
для установления истины и принятия основанных на законе правовых и
криминалистических решений. Имеются в виду события, связанные с
предкриминальным, криминальным и посткриминальным поведением (деятельностью)
преступников, а также с поведением лиц, ставших жертвами преступлений других
общественно опасных акций, поведением свидетелей и некоторых других групп
населения. Эти события и их участники изучаются с точки зрения самых
различных научно и практически значимых аспектов, признаков, связей и
отношений (элементно-компонентного состава событий, их внутренней структуры,
внешних связей и взаимодействий, вызванных ими изменений в окружающей среде
и т.д.). Полученные при этом обобщенные данные позволяют определить,
сформулировать и описать как общие для всех отмеченных видов
поисково-познавательной деятельности закономерности, так и закономерности,
характерные для отдельных ее видов и познавательных ситуаций. Речь идет о
закономерностях организации и осуществления работы по поиску, обнаружению
фиксации, изъятию, исследованию носителей и источников информации,
получению, мысленной переработке и использованию содержащихся в них данных
относительно исследуемых о уголовном процессе событий (например, о
закономерных связях между криминальными и криминалистическими ситуациями,
между определенными видами следов преступлений и методами их обнаружения,
между особенностями криминальных последствий и принципов организации работы
по раскрытию преступлений). Важнейшая предпосылка успеха на этом пути –
получение глубоких знаний о закономерностях, лежащих в основе криминальных и
связанных с ними событий. Поэтому самое пристальное внимание в
криминалистике уделяется изучению с необходимостью повторяющихся
существенных связей между способами, механизмами совершения преступлений,
используемыми при этом орудиями и образующимися следами, другими элементами
исследуемых в уголовном процессе объектов.
На этой базе и разрабатываются адресуемые органам дознания,
предварительного следствия, судебным экспертам, судьям
технико-криминалистические, тактико-криминалистические,
методико-криминалистические средства, приемы, правила, методы и методики
решения поисково-познавательных задач в уголовном процессе, а также
рекомендации по наиболее целесообразному и эффективному их применению. Все
сказанное дает основание для определения криминалистики, как науки о
средствах и механизме (технологии) поисково-познавательной деятельности в
уголовном процессе.

N 2. Функции, источники, законы развития, методы криминалистики.

Как и любая наука, криминалистика имеет теоретическую и практическую
(прикладную) функции. В самом общем виде о прикладной функции сказано выше.
Она сводится к созданию таких видов научной продукции, разрабатываемых с
учетом потребностей работников органов дознания, предварительного следствия,
экспертов-криминалистов, прокуроров и судебных органов, которые поступают на
“вооружение” этих лиц и органов и используются ими в ходе осуществления
своей профессиональной деятельности в рамках уголовного процесса. В круг
такой продукции входят средства криминалистической техники, методы и
методики их применения, правила и приемы подготовки и производства отдельных
следственных действий и мероприятий, тех или иных комплексов подобных
действий и мероприятий (тактических операций), методики решения различного
уровня общих и ситуационных задач на тех или иных стадиях этапах
поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе. Что касается
теоретической функции криминалистики, то ее реализация исходит из двуединой
задачи развития науки и создания прочного теоретического фундамента для
разработок прикладного характера. В этих целях создаются и непрерывно
совершенствуются понятийно-терминологический аппарат криминалистики, методы,
подходы, концепции, процедуры, программы и методический инструментарий
(анкеты, вопросники и т.д.) получения, использования учеными знания об
объекте науки, его отдельных сторонах, элементах. В рамках этой функции идет
процесс формирования и развития общей и частных криминалистических теорий и
учений (теории криминалистической идентификации, кибернетики, виктимологии,
моделирования, учений о признаках преступлений, о криминалистической версии,
об организации расследования и т.д.), разрабатываются, совершенствуются
криминалистические систематики, классификации, типологии, характеристики.
Основными источниками, из которых исследователи черпают необходимую им
информацию, являются: 1) законы и другие нормативные акты (включая
подзаконные), регулирующие борьбу с правонарушениями, а также иные сферы
деятельности и отношения, исследуемые в уголовном процессе; 2) данные
уголовной, моральной и народнохозяйственной статистики: 3) материалы
уголовных дел, различных проверок, проводимых правоохранительными органами,
другие документы прокурорской, следственной, экспертной,
оперативно-розыскной, судебной практики, а также документы и данные
контролирующих органов, используемые в работе по выявлению, раскрытию,
предупреждению преступлений, других правонарушений: 4) теоретическая,
методическая, справочная литература, научно-технические достижения, иные
продукты научного творчества в сфере юридической и других наук, данные,

характеризующие опыт и результаты их практического использования в различных
областях народного хозяйства, оборонительного комплекса, в следственной
практике; 5) мнения, оценки, выводы, идеи, предложения, иные инициативы
определенных групп населения (следователей, прокуроров, экспертов, судей,
работников органов дознания, свидетелей, потерпевших, обвиняемых и т.д.),
полезные с точки зрения оптимизации научных исследований и внедрения
полученных результатов в практику борьбы с преступностью. Наряду с законами
(закономерностями) науки, как мысленными идеализированными образами,
моделями объективных законов, существуют и законы развития науки. В их круг
входят, во-первых, общие законы развития различных наук, определяющие общие
условия формирования, изменения и использования научного знания (закон
непрерывности накопления научного знания, закон интеграции и дифференциации
научного знания, закон связи и взаимодействия науки и практики и т.д.);
во-вторых, специфические законы развития конкретных наук. Последние отражают
особенности, своеобразие проявления общих законов в пределах той или иной
области научного знания. К числу специфических законов развития
криминалистики отнесены следующие законы: 1) обусловленность
криминалистических исследований потребностями практических органов, ведущих
борьбу с противоправными, общественно опасными деяниями; 2) связь и
преемственность между ранее существовавшими, существующими и возникающими в
криминалистике концепциями; 3) активное, целенаправленное, творческое
изучение криминалистами достижений других наук юридического и неюридического
профилей, приспособление их для целей своей науки и поисково-познавательной
деятельности в уголовном процессе; 4) освоение достижений и передового опыта
оперативно-розыскной деятельности, изучение экспертной, следственной и
судебной практики и использование в научных разработках; 5) учет и
использование в криминалистических исследованиях данных о состоянии,
структуре, динамике, тенденциях развития общественно опасных проявлений в
нашей стране и за ее пределами, данных о других социальных процессах; 6)
применение в научных разработках положений законов и другого нормативного
материала, регулирующих борьбу с преступностью, иными негативными явлениями,
а также использование данных об эффективности и результатах их применения на
практике.
Методы криминалистики – это способы решения научных задач в ходе
криминалистических исследований теоретического и прикладного характера.
По своему названию, процедурам реализации и некоторым другим признакам
методы криминалистики нередко совпадают с теми методами, которые
используются в практике правоприменительных органов. Однако методы науки
нельзя путать с методами практики, нельзя подменять методами практики методы
науки и наоборот, поскольку одни от других отличаются целями и задачами,
формой, субъектами применения, кругом и характером познаваемых объектов и
условий получения и использования знаний о них. Следует учитывать: часто то,
что является методом решения какой-либо задачи на практике, относится к
числу продуктов, результатов творчества, знаний, полученных на основе
применения каких-либо методов науки В криминалистических научных
исследованиях применяются: 1) общенаучные познавательные методы,
теоретически осмысленные философией и некоторыми другими науками (к их числу
относятся наблюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент,
моделирование, математические методы и т. д.): 2) отраслевые методы, теория
которых разрабатывается в физике, химии, социологии и других конкретных
отраслях науки (они подразделяются на естественнонаучные и методы
гуманитарных наук); 3) специфически криминалистические (специальные методы
криминалистики).
Как показывает анализ практики научных криминалистических исследований,

наиболее часто в последние годы используются следующие методы
логико-юридический анализ, системно-структурный подход, принципы
целостности, системности историзма, интервьюирование и анкетирование,
гипотеза, наблюдение, измерение, описание, эксперимент моделирование,
идентификация.

N 3. Система криминалистики

Для того чтобы система науки соответствовала требованиям, предъявляемым
к научному знанию, она должна адекватно отражать структуру
объектно-предметной области данной науки и ее социальную функцию. Система
науки строится с целью выявления и описания достигнутых результатов познания
во всей их полноте и, кроме того, для оптимального использования полученного
знания на пути продвижения к новым результатам. С учетом этого система
криминалистики как науки может быть представлена в виде связки следующих
элементов (подсистем): 1) теории криминалистики, 2) криминалистической
техники, 3) криминалистической тактики, 4) криминалистической методики.
Следует различать систему криминалистики как науки и систему криминалистики
как учебного курса, тем более, что и терминологически, и содержательно
данные системы не во всем совпадают. В систему криминалистики как учебной
дисциплины включаются 1) теоретические и методологические основы
криминалистики, 2) криминалистическая техника, 3) криминалистическая
тактика, 4) криминалистическая методика расследования. Имеющиеся между
указанными системами различия продиктованы необходимостью освещения в
учебном курсе истории криминалистики, ее места в системе других наук, их
связи и соотношений, а также привлечения внимания студентов к наиболее
актуальной сфере практического следоведения – предварительному расследованию
и другими обстоятельствами. В первом разделе курса криминалистики
рассматриваются три группы вопросов. Первая группа относится к области
науковедения (понятие криминалистики, ее задачи, функции, место в системе
других наук, история развития и т д ). Вторая группа вопросов связана с
рассмотрением теоретической проблематики Теория является важнейшей частью
науки как социального института. Теория науки – это модель ее объекта. В
качестве оригинала при этом выступает какой-либо фрагмент (кусок, часть)
окружающего мира, той или иной сферы практической деятельности, целям
совершенствования, преобразования, оптимизации которой служит данная наука.
Поэтому криминалистическую теорию можно рассматривать как типовую
информационную модель поисково-познавательной деятельности в уголовном
процессе. Иначе говоря, это знание об объективно-предметной области данной
науки а также о том, как добывается и в каких целях используется это знание.
Научное знание не есть предположительное, разрозненное, случайное,
интуитивное или обыденное знание. Оно отличается рядом существенных
признаков. Это, во-первых, положительное, не противоречивое, обобщенное на
соответствующем типологическом уровне знание. Во-вторых это – целостное
знание о всем комплексе существенных сторон, связей и отношений объекта.
В-третьих, это – систематизированное на основе соответствующей интегративной
идеи (системообразующего фактора) знание.
С учетом этого теорию криминалистики можно определить как систему,
несущую объективное знание об общих положениях и особенностях отдельных
видов сторон и элементов поисково-познавательной деятельности в уголовном
процессе.
Теория криминалистики – отрытая, развивающаяся система. Она состоит из
двух частей 1) общей части (общей теории), 2) особенной части, содержащей
совокупность частных учений и теорий. Общая теория криминалистики исходит из
задачи дать представление об основах, общих положениях, общих чертах
поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе и ее
закономерностях. Каждая из частных теорий также представляет собой
совокупность соответствующих теоретических положений, но более низкого
уровня. Одни из этих положений несут знание о том или ином признаке или
группе признаков указанной деятельности, другие – о ее видах или
относительно самостоятельных частях, элементах. В их число входят учения о
предварительной проверке и предварительном расследовании как специфических
видах поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе, учения об
этапах предварительного расследования, о следственной ситуации, о
криминалистической характеристике преступлений, о тактической операции и
тактическом приеме, о механизме и способе совершения преступлений, о
криминалистической модели и версионном мышлении следователя и т.д.
Третья группа вопросов, рассматриваемых в первом разделе курса
криминалистики, относится к методологии науки. Речь идет о средствах,
методах, процедурах, методическом инструментарии, которые используются в
ходе научных исследований для получения знания об объекте криминалистики и
его применения в научных и практических целях. Все это позволяет представить
теорию и методологию криминалистики в качестве открытой, развивающейся
системы, отражающей знание об объекте данной науки, о технологии получения и
использования этого знания при разработке соответствующей научной продукции
теоретического и прикладного характера. Второй раздел курса криминалистики
называется “Криминалистическая техника”. Он состоит из двух частей 1) общих
положений криминалистической техники, 2) отдельных отраслей данной области
криминалистики (трасологии, криминалистической баллистики и др). В третьем и
четвертом разделах курса рассматриваются проблемы криминалистической тактики
и методики расследования. Каждый из этих разделов также состоит из двух
частей, общей и особенной. В общей части (в общих положениях)
криминалистической тактики рассматриваются приемы, правила, которые могут
применяться при подготовке и проведении самых различных следственных
действий, а также определенных криминалистически сходных групп следственных
действий. Вторая часть третьего раздела посвящена особенностям подготовки и
проведения отдельных следственных действий. Проблематика заключительного
раздела исходит из потребностей следственной практики, нуждающейся в знаниях
из области общих и частных проблем алгоритмизации целостных циклов
расследования. Поэтому в начале анализируются общие вопросы (общие
положения) методики расследования, а также общие методики решения ряда
типичных для различных категорий дел задач (методика исследования алиби,
методика выявления и разоблачения инсценировки и ряд других методик этого же
типа). Затем предлагается материал, в котором рассматриваются общие методики
решения задач, типичных для дел определенных категорий (класса общеуголовных
преступлений и преступлений, связанных с профессиональной деятельностью).
Последние методики дополняются частными методиками расследования отдельных
видов и разновидностей преступлений (убийств, хищений и т.д.).

N 4. Криминалистика в системе наук

Криминалистика является отраслью юридической науки. На это указывает
ряд обстоятельств 1) объект и предмет криминалистики лежат в сфере правовых
явлений, 2) практическая функция, цели и задачи криминалистики
непосредственно связаны с правоприменительной деятельностью, с практикой
государственных органов, ведущих борьбу с преступностью, 3) разрабатываемая
криминалистическая научная продукция адресуется правоприменительной
практике, органам, ведущим борьбу с преступностью, все ее рекомендации носят
четко выраженный правовой характер, основаны на законе, соответствуют закону
и ориентируют практиков на безусловное выполнение законов, 4) правовые
науки, следственная, оперативно-розыскная, экспертная и судебная практика –
основная “питательная среда” для криминалистики, зародившейся в недрах
уголовно-процессуальной науки. Как составная часть юридической науки,
криминалистика входит в группу наук так называемого уголовно-правового
(криминального) цикла, куда наряду с криминалистикой отнесены
уголовно-правовая и уголовно-процессуальная науки, криминология, судебная
статистика, судебная медицина, судебная психиатрия, теория
оперативно-розыскной деятельности и ряд других. Будучи специфической
областью научного знания, криминалистика активно включена в систему
межнаучных связей. Наиболее тесно криминалистика связана с другими отраслями
юридической науки и прежде всего с уголовно-правовой и
уголовно-процессуальной науками. В криминалистических научных исследованиях
с успехом реализуются понятия, подходы, различные концепции и положения,
создаваемые в недрах уголовно-правовой, уголовно-процессуальной наук,
криминологии, юридической психологии. В свою очередь представители указанных
и иных юридических наук берут для своих разработок все полезное, что
создается в криминалистике и способствует на основе использования
криминалистических знаний и достижений эффективности материально-правовых,
процессуальных, криминологических и иных исследований. Исследования в
области права способствуют совершенствованию уголовного,
уголовно-процессуального и иных законов. Не стоят в стороне от этого
процесса и криминалисты.
Однако их главная забота – помогать своими разработками созданию
эффективного механизма реализации законов и другого нормативного материала,
регулирующего отношения в уголовном судопроизводстве. В то же время
результаты криминалистических исследований оказывают непосредственное
позитивное влияние на создание новых, уточнение и изменение действующих
законов, обогащают их разработчиков продуктивными идеями, отражающими реалии
жизни, правоприменительной практики. Большое значение для развития
криминалистики, совершенствования ее научной продукции как теоретического,
так и прикладного характера имеют достижения естественных, технических,
общественных наук. В криминалистике активно и плодотворно реализуются многие
идеи, теории, подходы, методы философской науки (в частности, логики),
психологии, психиатрии, медицины, науки управления, социологии, физики,
химии, других наук неюридического профиля, достижения технического и
социального прогресса.

N 5. История развития отечественной криминалистики

В своем развитии отечественная криминалистика прошла путь от первых
кабинетов научно-судебной экспертизы до современных научно-исследовательских
институтов и лабораторий, сформировавшись в самостоятельную науку,
помогающую успешно решать сложные и многообразные задачи, стоящие перед
правоохранительными органами. Зарождение криминалистики следует отнести к
концу ХIХ в, когда при расследовании преступлений стали применяться
естественнонаучные методы Их разработка в то время велась в ряде европейских
стран, и прежде всего во Франции, Англии, Германии Относительно быстрое
внедрение этих методов в практику работы правоохранительных органов России,
стимулировавшее отечественные научные разработки в данной области, позволило
российской криминалистике выйти по степени своего развития на европейский
уровень, а в отдельных областях и превзойти его. Уже в 1890г в составе
петербургской полиции начинает действовать антропометрическая станция, а с
1906 г в полицейских подразделениях организуются дактилоскопические бюро.
Одновременно с внедрением в следственную практику тех или иных технических
средств и тактических приемов создавались экспертные учреждения. В 1889г при
Петербургском окружном суде Е. Ф. Буринским организуется
судебно-фотографическая лаборатория, преобразованная в 1893г. в
правительственную.
Основным направлением ее деятельности явилось производство
криминалистических экспертиз (главным образом фотографических,
почерковедческих) и технического исследования документов. На базе этой
лаборатории в 1912г. создается кабинет научно-судебной экспертизы пои
прокуроре Петербургской судебной палаты. В 1913-1914г. кабинеты
научно-судебной экспертизы возникают в других крупных городах Российской
империи – Москве, Киеве, Одессе. К производству экспертиз привлекаются члены
Русского технического общества, видные ученые. В этот период выходят в свет
переведенные на русский язык работы Г. Гросса, Р. Рейса, А Вайнгардта и
других зарубежных криминалистов, стоявших у истоков криминалистической науки
и внесших значительный вклад во внедрение научных методов в практику
раскрытия преступлений Наряду с этим издаются работы отечественных
криминалистов – Е. Ф. Буринского, Б. Л. Бразоля, В. И. Лебедева, И. М.
Снегирева, С. Н. Трегубова посвященные вопросам судебных экспертиз,
криминалистической техники и тактики. Октябрьская революция и гражданская
война задержали развитие криминалистических исследований и в значительной
мере подорвали материальную базу экспертных учреждений. Слом старой
полицейской машины и создание новых органов борьбы с преступностью
обусловили доминирование практического направления в развитии криминалистики
послеоктябрьского периода. В системе органов внутренних дел, и прежде всего
в аппарате уголовного розыска, создаются научно-технические подразделения,
проводится работа по подготовке специалистов-криминалистов и внедрению в
практику расследования научно-технических методов и средств, в том числе
судебной фотографии, “словесного портрета”, дактилоскопии, уголовной
регистрации и др. В феврале 1919г при управлении уголовного розыска НКВД
РСФСР создается кабинет судебной экспертизы, на базе которого в 1922г
организуется научно-технический отдел, состоящий из фотохимического,
экспертного, дактилоскопического (уголовная регистрация), статистического и
музейно-кодификационного подразделений. Помимо производства экспертных
исследований и ведения дактилоскопического учета на отдел возлагалась работа
по подготовке работников аппарата уголовного розыска в области
криминалистической техники и организация научно-технических подразделений
уголовного розыска на местах. В 1923 г при НКВД начинают действовать курсы
дактилоскопистов, а с 1927г курсы по подготовке кадров научно-технических
экспертов-криминалистов. Это позволило перейти в 1927-1928 г к созданию
научно-технических отделов в областных и краевых учреждениях НКВД.
Одновременно с созданием научно-технических подразделений органов внутренних
дел формируется система экспертных криминалистических учреждений СССР.
Возобновляют свою работу Киевский и Одесский кабинете” научно-судебной
экспертизы. Аналогичный кабинет открывается в 1923г. в Харькове В 1929г. в
Минске начинает действовать Институт научно-судебной экспертизы Наркомюста
Белорусской ССР. Выходят в свет работы, посвященные исследованию отдельных
вопросов криминалистической техники и тактики “Дактилоскопия как метод
регистрации” П.С. Семеновского (1923 г), “Техника расследования
преступлений” Н.П. Макаренко (1925 г), “Судебная фотография” С.М. Потапова
(1926 г), “Криминалистика Уголовная тактика” И.Н. Якимова (1925-1929 г ) и
другие. Эти работы сыграли существенную роль в становлении научной базы
отечественной криминалистики, подготовке квалифицированных кадров
криминалистов, внедрении научных методов расследования в следственную
практику. Развитие криминалистики в этот период в значительной степени
сдерживалось нехваткой высококвалифицированных научных кадров, отрицательно
сказывалась узость исследования теоретических проблем, слабость
материально-технической базы, отсутствие единого научно-методического
центра. Характерная для того времени множественность взглядов на предмет
криминалистики как науки отразилась на деятельности и структуре ряда научных
криминалистических учреждений, нередко осуществляющих наряду с
криминалистическими разработками исследования в области криминологии,
судебной медицины, криминальной психологии и психопатологии. Значительное
число ученых-юристов придерживалось взглядов на криминалистику как на
прикладную дисциплину, особенную часть науки уголовного процесса, а не как
на самостоятельную отрасль научного знания. Самостоятельный курс
криминалистики в 20-е годы читался лишь в Московском и Иркутском
университетах в 30-е – 40-е годы продолжает развиваться и совершенствоваться
система научно-технических подразделений уголовного розыска НКВД СССР
Организуются первые научно-методические центры. Так, в 1935г в составе
Института уголовной политики при Прокуратуре СССР. Верховном суде СССР и НКЮ
РСФСР создается лаборатория научно-судебной экспертизы, осуществляющая
производство контрольных экспертиз по заданиям.
Прокуратуры СССР и НКЮ, а также научную разработку отдельных проблем
криминалистики. В 1937г. эта лаборатория преобразуется в лабораторию по
научно-следственной работе Прокуратуры СССР. Одновременно развивается
университетская наука. К 1935г. курс криминалистики в качестве
самостоятельной учебной дисциплины начинают преподавать в большинстве вузов
страны В 1936 г выходит в свет первый учебник по криминалистике
систематизировано излагающий основные разделы науки. К этому же периоду
относится создание при юридических вузах и факультетах университетов
криминалистических лабораторий, которые одновременно с подготовкой студентов
в области криминалистики и проведением научно-исследовательской работы
производили значительное количество судебных экспертиз по заданиям
следственных органов. На основе достигнутого уровня развития криминалистики
и накопленного опыта раскрытия преступлений криминалисты переходят от
рассмотрения практических вопросов криминалистики к исследованию ее
теоретических основ. Выходят в свет работы С.П. Митричева и Б.М. Шавера
(1938 г), посвященные предмету криминалистики, С. М. Потапова о принципах
криминалистической идентификации (1940г) Военно-юридической академией РККА в
1942г. была проведена первая научная дискуссия о предмете криминалистики. В
1944г создается центральная криминалистическая лаборатория Всесоюзного
института юридических наук (ЦКЛ ВИЮН), на которую помимо экспертных функций
возлагалась координация научно-исследовательской деятельности в области
криминалистики. В этом же году экспертные криминалистические подразделения
организуются в составе судебно-медицинских лабораторий Главного медицинского
управления Министерства обороны СССР. С цепью более полного использования
научно-технических средств в сфере охраны общественного порядка
научно-технические подразделения органов внутренних дел выделяются из
аппарата уголовного розыска в самостоятельную службу. В 1946г. при НТО ГУМ
НКВД СССР создается Научно-исследовательский институт криминалистики,
реорганизованный в 1956 г в НИИ милиции (в настоящее время – НИИ МВД РФ). В
то же время начинается организация научно-технических подразделений
городских и районных органов внутренних дел. В 1949г. создается Всесоюзный
научно-исследовательский институт криминалистики Прокуратуры СССР (в
настоящее время – Научно-исследовательский институт проблем укрепления
законности и правопорядка при Прокуратуре РФ), внесший большой вклад в
создание и оснащение средствами криминалистической техники следственного
аппарата органов прокуратуры, в разработку проблем криминалистической
тактики и методики расследования отдельных видов преступлений. В 1950 г.
начинается создание республиканских и областных (краевых) экспертных
криминалистических учреждений Министерства юстиции СССР, научно-методическим
центром которых стал созданный в 1962 г. на базе ЦКЛ ВИЮН Центральный
научно-исследовательский институт судебных экспертиз (в настоящее время –
Всероссийский научно-исследовательский институт судебных экспертиз МЮ РФ). В
послевоенные годы был сделан значительный шаг в развитии теоретических основ
криминалистики. Проведенные в начале 50-х годов дискуссии о предмете и
системе науки, месте криминалистики в системе юридических наук, работы С.П.
Митричева, А.Н. Васильева, А.И. Винберга и многих других
ученых-криминалистов способствовали выработке единого взгляда на предмет
науки. Весомый вклад в развитие научных основ трасологии, теории
криминалистической идентификации, криминалистической тактики внесли работы
Б. И. Шевченко, Н.В. Терзиева, Г. И. Кочарова и др. Серьезных успехов в
разработке и внедрении в практику экспертных учреждений новых методов

исследований, в разработке тактики следственных действий и создании
эффективных методик расследования преступлений добились коллективы
научно-исследовательских институтов. Подробно освещавшиеся в специальной
литературе итоги проводимых ими исследований во многом способствовали
совершенствованию следственной и экспертной практики. Криминалистика
находится в постоянном творческом развитии. Достижения гуманитарных,
естественных и технических наук, обобщение положительного опыта раскрытия
преступлений способствуют углубленным разработкам фундаментальных проблем
криминалистики, уточнению ее предмета и системы. Состоявшаяся в первой
половине 70-х годов дискуссия, посвященная предмету криминалистики, явившись
отражением нового уровня криминалистических знаний, создала условия для
дальнейших научных исследований. Криминалистами разрабатываются новые методы
исследования вещественных доказательств, тактические приемы производства
следственных действий, проблемы методики расследования отдельных категорий
преступлений, исследуются психологические основы следственной деятельности,
вопросы криминалистической характеристики преступлений, следственных
ситуаций, тактических операций, совершенствуются технические средства
расследования преступлений.
Научная разработка проблем криминалистики в Российской Федерации в
настоящее время осуществляется Научно-исследовательским институтом проблем
укрепления законности и правопорядка при Прокуратуре РФ,
Научно-исследовательским институтом МВД РФ, кафедрами криминалистики
юридических вузов и высших специальных учебных заведений МВД, службы
контрразведки и МО РФ, а также экспертными криминалистическими учреждениями.
В системе Министерства юстиции РФ такими учреждениями являются Всероссийский
научно-исследовательский институт судебных экспертиз (ВНИИСЭ),
осуществляющий организационно-методическое руководство экспертными
учреждениями и координацию их исследовательской деятельности, а также
производящий наиболее сложные виды криминалистических экспертиз, и
научно-исследовательские лаборатории судебных экспертиз, действующие в
краевых и областных центрах. В системе Министерства внутренних дел РФ
криминалистические экспертные исследования производятся экспертами
экспертно-криминалистических групп (ЭКГ) городских (районных) отделов
(управлений) внутренних дел, экспертно-техническими отделами (ЭТО) областных
(краевых) управлений внутренних дел, МВД автономных республик. Наиболее
сложные виды экспертиз проводятся Экспертно-криминалистическим центром (ЭКЦ)
МВД РФ. Помимо экспертной деятельности на указанные подразделения
возлагается ведение криминалистических учетов, разработка и внедрение
научно-технических средств в практику работы органов МВД и
оперативно-техническое обеспечение производства розыскных и следственных
действий.

N 6. Криминалистика в зарубежных странах

Большинство развитых зарубежных государств имеет широкую сеть научных
криминалистических учреждений. Они входят, как правило, в систему
министерства внутренних дел и включают в себя как центральные
научно-исследовательские учреждения (институты, центры, академии), так и
региональные научно-технические подразделения (лаборатории, институты).
Основными направлениями их деятельности является разработка новых средств
криминалистической техники, создание и совершенствование методик
исследования вещественных доказательств, производство экспертных
исследований. Помимо названных учреждений исследовательская работа в области
криминалистики осуществляется специальными учебными заведениями полиции и
рядом университетских лабораторий.
Характерной чертой зарубежных научных криминалистических учреждений
является их высокая техническая оснащенность, использование в ходе
исследований последних достижений науки, широкое применение средств
вычислительной техники. В экспертной практике используются газовая
хроматография, лазерная техника, радиоактивные изотопы, применяются
современные методы исследования состава и структуры вещества. Исторически
сложившиеся в ряде стран формы борьбы с преступностью, в основе которых
лежит раскрытие преступлений по горячим следам, обусловили высокое развитие
средств оперативной техники и разработку практических вопросов тактики
отдельных следственных и оперативных действий. Созданы и внедрены в практику
полицейских органов комплекты научно-технических средств, разнообразные
поисковые приборы, средства фиксации следов и обстановки места преступления,
экспресс-методы исследования вещественных доказательств, технические
средства задержания и т. д. Подробно разработаны тактические приемы осмотра
места происшествия, задержания подозреваемого, его обыска и допроса.
Полицией успешно используется разветвленная система криминалистических
учетов, действующая на основе электронно-вычислительной техники.
Использование полицейских компьютерных систем позволяет в течение нескольких
десятков секунд получить из центральных органов уголовной регистрации
данные, необходимые для розыска и задержания преступника. Рост международной
преступности потребовал объединения усилий полиции различных государств, что
привело к созданию Международной организации уголовной полиции – Интерпола,
членом которого в настоящее время является и Россия. Штаб-квартирой
Интерпола через его национальные бюро осуществляется координация действий

полиции стран – участников организации в борьбе с терроризмом, угоном
летательных аппаратов, фальшивомонетничеством, изготовлением и
распространением наркотиков, международными аферами и некоторыми другими
видами преступлений, ведется ряд криминалистических учетов. В рамках
организации осуществлена унификация технических средств и систем уголовной
регистрации. Значительное место в работе Интерпола занимает распространение
научно обобщенного опыта раскрытия преступлений, методик исследования
вещественных доказательств, информации о новых средствах криминалистической
техники.

ГЛАВА II КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ ПРОВЕРКИ И РАССЛЕДОВАНИЯ

N 1. Понятие, соотношение, структура предварительных проверки и расследования

Информация об обнаружении событий с признаками преступления поступает в
правоохранительные органы различными путями, из различных источников,
различными способами. Независимо от того, какой бы убедительной или,
наоборот, сомнительной она не представлялась, откуда и по каким каналам
поступила, передана устно или в письменном виде, персонифицирован или
анонимен ее источник, во всех случаях эта информация должна быть
зарегистрирована и поставлена на учет. Затем она изучается, оценивается и
проверяется. Такого рода проверки получили название предварительных
(доследственных). Предварительные проверки могут быть кратковременными
(экспресс-проверки) и более или менее длительными, но в пределах срока,
установленного уголовно-процессуальным законом.
Как специфическая разновидность поисково-познавательной деятельности,
предварительная проверка проводится с целью выяснения, действительно ли
совершено общественно опасное деяние и если совершено, содержит ли содеянное
признаки преступления.
Делается это по следующей схеме. Должностное лицо, в распоряжении
которого находится первичная (сигнальная) информация, на основе ее анализа
выделяет в ней две группы сведений: 1) об обстоятельствах содеянного (его
месте, времени, участниках и т. д.); 2) об источниках и носителях
информации. В круг последних включаются: а) лицо (лица в случае группового
заявления), от которого поступила первичная информация, б) другие лица, на
которые имеются прямые указания как на людей, могущих подтвердить изложенные
факты или сделать по ним дополнительные сообщения; в) документы, иные
предметы, информативные с рассматриваемой точки зрения. Кроме того,
полученная информация, а также знания типовых характеристик такого рода
событий и образующихся в связи с ними следов используются для построения
мысленной модели события, о котором идет речь, и модели обстановки, в
которой оно произошло. В результате изучения этих моделей выводятся
вытекающие из них следствия о возможном существовании той или иной
номенклатуры других носителей информации, на которые в первоисточнике
отсутствуют прямые указания. На этой базе формулируются версии (о природе
события, его видовой принадлежности, об отдельных обстоятельствах и т д) и
разрабатывается план их проверки. В нем отражаются вопросы, которые
необходимо выяснить (о месте, времени, участниках исследуемого события, его
последствиях и т. д. ), указывается, каким образом это должно быть сделано,
кем и в какие сроки. Намеченные в плане проверки вопросы исследуются путем
производства реально-практических действий. В их круг обычно входят 1) выход
на место происшествия и его осмотр (если это возможно и целесообразно), 2)
получение объяснений лиц, от которых поступила сигнальная информация, других
лиц, которые могут подтвердить или опровергнуть, дополнить, углубить,
уточнить исходные данные, 3) изучение необходимых документов по месту их
нахождения, 4) дача поручения специалистам провести в необходимых случаях
документальные проверки, лабораторные исследования, обследование каких-либо
объектов (цехов, баз, жилых помещений и т. д. 5) получение разъяснений,
консультаций у специалистов, 6) изучение специальной, справочной,
методической и иной литературы, нормативных актов (законов, инструкций,
приказов и т. д. ), регулирующих отношения, правила поведения и деятельность
в той сфере, которая входит в предмет проверки Раздельный и сравнительный
анализ данных, полученных таким путем из различных источников, позволят
составить представление об их содержании, степени полноты, достоверности,
относимости к исследуемым обстоятельствам и сделать на этой основе один из
трех выводов – о необходимости продолжения проверки в случае отсутствия
достаточных данных, указывающих на признаки преступления,
– об отказе возбуждения уголовного дела в случае отсутствия события
преступления и по другим законным основаниям,
– о возбуждении уголовного дела, принятии его к своему производству
либо о его направлении для расследования другому органу по подследственности
(при возбуждении уголовного дела определяется, под признаки какого
преступления или категории преступлений подпадает исследуемое деяние). После
возбуждения уголовного дела поисково-познавательная деятельность приобретает
новый правовой статус. С этого момента начинается предварительное
расследование.
Являясь развитием доследственной деятельности, предварительное
расследование осуществляется в режиме процессуального доказывания. Оно
проводится в целях установления истины по уголовному делу, создания
необходимых условий для правильного применения закона и его реализации на
основе раскрытия содержания исследуемого события, полного, объективного,
всестороннего установления всех его обстоятельств. Предварительное
расследование отличается по ряду параметров от предварительной проверки (по
правовому режиму, функциям, конечным целям, средствам познания, по
продолжительности, масштабу, тактическому потенциалу и возможностям его
реализации). Одной из существенных особенностей предварительного
расследования является то, что оно осуществляется в двух формах в форме
дознания и предварительного следствия. Субъектами дознания являются
оперативные работники и руководители органов дознания системы МВД, службы
контрразведки, дознаватели и командиры воинских частей, начальники
исправительно-трудовых учреждений, следственных изоляторов, органов
пожарного надзора и других официальных структур, перечисленных в
уголовно-процессуальном законе. Предварительное следствие проводится
следователями прокуратуры (территориальной, транспортной и т. д. ), а также
следователями органов внутренних дел и службы контрразведки. Функции
субъекта предварительного следствия могут осуществлять прокуроры, их
заместители и помощники, руководители следственных подразделений, принявшие
дело к своему производству. Полномочия субъектов предварительного
расследования регламентируются соответствующими нормами
уголовно-процессуального закона. Так, при наличии признаков преступления, по
которым производство предварительного следствия обязательно, орган дознания
возбуждает уголовное дело и производит необходимые следственные действия. По
их выполнению дело передается следователю. При производстве дознания по
уголовным делам, по которым предварительное следствие не обязательно, орган
дознания руководствуется правилами, установленными законом для
предварительного следствия. При производстве предварительного следствия все
решения о направлении следствия и производстве следственных действий
следователь принимает самостоятельно, за исключением, когда законом
предусмотрено получение санкции от прокурора (например, при производстве
обыска, ареста обвиняемого). Следователь несет персональную ответственность
за законное проведение, своевременность следственных действий и
расследование по делу в целом.
В структуре расследования по уголовному делу выделяются три этапа: 1)
первоначальный; 2) промежуточный: 3) заключительный. Различаясь по
продолжительности, направленности и содержанию, поисково-познавательная
деятельность на каждом из этих этапов тем не менее исходит из необходимости
осуществления следующих процедур: а) изучения имеющихся данных, построения
мысленной модели, анализа и оценки сложившейся ситуации; б) определения
основной, ключевой проблемы (проблем) и обусловленного ею направления
расследования; в) построения и изучения версий и других мысленных моделей
объектов поиска и познания, включая модель обстановки на месте происшествия;
г) разработки программы или корректировки программы предыдущего этапа
(определения номенклатуры задач, подлежащих решению, последовательности их
решения, построения моделей систем, выступающих в качестве средств и условий
решения намеченных задач); д) решения вопроса о кадровом,
технико-криминалистическом, оперативном и ином обеспечении предстоящей
работы; е) реализации намеченной программы: ж) оценки хода и результатов
реализации программы и принятия на этой основе соответствующих правовых и
криминалистических решений. Вопрос о направленности и содержательной стороне
реализации данной схемы зависит от того, на каком этапе она реализуется, к
какой категории относится исследуемое по делу деяние, а также от характера и
содержания исходной (входной) для данного этапа ситуации. Задачи
поисково-познавательной деятельности на первоначальном этапе расследования
формулируются исходя из необходимости: а) трансформирования процессуальным
путем собранных в режиме предварительной проверки фактических данных в
доказательства; б) проверки и уточнения, дополнения на основе доказывания
исходного информационного фонда в целях развития, углубления представлений о
месте, времени, целях, мотиве, субъекте (субъектах), предмете его
активности, орудиях, средствах, механизме содеянного и других
обстоятельствах расследуемого события (событий). На следующем этапе идет
процесс укрепления доказательственной базы относительно установленных
обстоятельств и формирования знаний о невыясненных обстоятельствах. Основные
пути решения этих задач: а) определение и реализация возможностей получения
новой, до этого отсутствовавшей в распоряжении следствия, дополнительной
доказательственной информации, содержащейся в уже обнаруженных и
исследованных источниках (например, путем нового осмотра ранее осмотренных
объектов, направления их на дополнительные, повторные экспертизы; б) поиск,
обнаружение и исследование других носителей информации, необнаруженных на
предыдущем этапе в силу упущения следствия, либо по причинам объективного
характера (например, в силу того, что определенная их часть может быть
выявлена лишь после установления личности потерпевшего, преступника,
непосредственной причины происшествия). Важным направлением на следующем
после первоначального ее этапа отрезке являются исследование версии о
возможности совершения данного деяния не только установленным лицом, но и
иными лицами, которые могли быть соучастниками, а также работа, связанная с
проверкой версии о возможности совершения обвиняемым (обвиняемыми) других не
раскрытых преступлений, о которых не было известно в момент возбуждения
уголовного дела. Как и во всех иных случаях поисково-познавательной
деятельности, эти задачи решаются путем:
– первоначальной, а в необходимых случаях дополнительной и даже
повторной отработки исходных носителей и источников информации, указания на
которые содержатся в материалах дела:
– определения (на основе криминалистического анализа имеющихся данных и
изучения мысленных моделей познаваемых объектов) круга иных возможных
носителей искомой информации;
– разработки и реализации программы (перспективной модели или модели
будущей деятельности) по обнаружению, фиксации, изъятию, исследованию
носителей информации, ее получению, фиксации, мысленной переработке;
– использования собранной на этой основе информации при осуществлении
дальнейшего расследования и прежде всего (если процесс доказательственного
познания не завершен) для определения круга, характера и места нахождения
новых, прежде неизвестных носителей информации и их отработки. Таким
образом, поисково-познавательная деятельность по уголовному делу
развивается: а) от имеющегося в начале минимума носителей-источников
информации к промежуточному, более многочисленному, но все же неполному
комплексу таких объектов, а затем к целостному, исчерпывающему их кругу; б)
от исходного минимума первичных данных к более широкому, а затем и полному
их кругу, к достаточной совокупности непротиворечивой доказательственной
информации; в) от установления первоначальной группы исследуемых
обстоятельств к установлению их целостной системы путем использования знаний
об известных обстоятельствах для выяснения неизвестных, находящихся в
закономерной связи с первыми; г) от знаний о фактах-последствиях к знаниям о
фактах, относящихся к категории ближайших, непосредственных, а затем и
основных с правовой точки зрения причин. Большое практическое значение имеет
вопрос, с каким моментом следует связывать завершение процесса реализации
поисково-познавательной функции следователя по уголовному делу. Такой
момент, если подходить к нему с криминалистических позиций, наступает при
наличии нескольких условий. Во-первых, когда все выдвинутые по делу версии,
включая конкурирующие, альтернативные, глубоко и всесторонне проверены.
Во-вторых, когда все имеющие значение для дела источники информации
определены, обнаружены и исследованы, а полученная доказательственная
информация надлежащим образом оценена и использована. В-третьих, когда по
делу установлены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, и
полученные знания о них не содержат пробелов, противоречий, не вызывают
сомнения в их достоверности. Предварительная проверка и предварительное
расследование опираются на соответствующую правовую основу – совокупность
норм ряда отраслей права (конституционного, материального, процессуального,
административного и др.), регулирующих ту и другую деятельность (УПК РФ,
постановления Пленума Верховного суда, приказы Генерального прокурора
Российской Федерации, приказы министра внутренних дел и т. д.). Научная
основа рассматриваемых видов деятельности состоит из двух частей. В одну из
них входят положения, общие для всех видов поисково-познавательной
деятельности в уголовном процессе. Вторая часть включает положения,
разрабатываемые для каждого из ее видов с учетом их специфики. В содержание
научной основы предварительных проверки и расследования входят идеи, теории,
подходы, методы, методики, научно-технические средства, иная научная
продукция, результаты конструктивной работы ученых-юристов, представителей
иных областей научного знания, применяемые в ходе указанных видов
деятельности в целях их оптимизации.
Таким образом, при всем различии предварительной проверки и
предварительного расследования у них имеется много сходных с
криминалистической точки зрения черт. И это не случайно. По своей
гносеологической и логической сущности и структуре предварительная проверка
и предварительное расследование ничем не отличаются друг от друга, так как
познание опирается на общие законы и положения формальной логики, теории
познания и человеческой деятельности, интерпретированные соответствующим
образом для целей конкретного вида поисково-познавательной деятельности. Не
менее важно и другое. И та, и другая деятельность строятся на базе обширного
комплекса общих принципов.

N 2. Принципы предварительных проверки и расследования

Субъекты поисково-познавательной деятельности в ходе предварительной
проверки и при производстве расследования по уголовному делу опираются на
две группы взаимосвязанных и взаимодополняющих принципов. Прежде всего это
обязательные для исполнения уголовно-процессуальные принципы (презумпция
невиновности, полнота, объективность исследования и др.). Наряду с ними
важное значение для предварительных проверки и расследования имеют
криминалистические принципы. Речь в данном случае идет о системе
определенных научно обоснованных, рекомендуемых криминалистикой положений,
которыми следователи руководствуются при организации и осуществлении своей
поисково-познавательной деятельности. Многие из принципов
криминалистическими можно назвать лишь условно, так как они применяются в
различных сферах научной и практической познавательной деятельности.
Определение “криминалистические” обосновывается тем, что они теоретически
осмысливаются и проверяются криминалистической наукой. После этого данные
принципы предлагаются правоохранительной практике и используются ею в
практическо-криминалистических целях. Криминалистические принципы
подразделяются на две группы: 1) базовые (воззренческие); 2)
технологические. К числу первых относятся законность, нравственность,
безопасность поисково-познавательной деятельности. Все решения и действия
субъектов предварительных проверки и расследования должны полностью
соответствовать требованиям регулирующих их норм права. Они также должны
руководствоваться критериями и установками прогрессивной гуманистической
морали, правилами поведения, принятыми в цивилизованном демократическом
обществе. Следователи, другие работники правоохранительных органов, хотя они
и выполняют свои обязанности в условиях повышенного риска, тем не менее
должны сделать все, чтобы исключить опасность для своей жизни и здоровья (в
крайнем случае свести ее к минимуму). Они не имеют права подвергать
опасности жизнь, здоровье, честь и достоинство других участников уголовного
процесса. Свою деятельность они призваны осуществлять таким образом, чтобы
исключить саму возможность причинения вреда людям, охраняемым законом
объектам и отношениям. Наряду с этим к числу базовых принципов относятся –
деятельностный подход ко всей системе поисково-познавательной деятельности в
уголовном процессе и к ее отдельным подсистемам (видам деятельности,
отдельным действиям, комплексам действий),
– принцип изоморфности структуры различных видов деятельности, как
созидательной, так и разрушительной, как социально полезной, одобряемой
обществом, так и общественно опасной, запрещенной законом;
– принципы системности, целостности, историзма как руководящие начала
при разрешении проблемы целей, задач поисково-познавательной деятельности и
средств их достижения,
– принцип обусловленности масштаба, содержания и пределов познания в
уголовном процессе системой обстоятельств, подлежащих установлению:
– принцип комплексного исследования обстоятельств познаваемых видов
деятельности, обстановки их реализации и связанных с ними других системных
образований в предкриминальный, криминальный и посткриминальный периоды.
Рассмотренные подходы относятся к числу универсальных, в равной мере
реализуемых как на уровне целей, так и средств поисково-познавательной
деятельности в уголовном процессе Не менее широк круг принципов
технологического характера, отражающих специфику механизма
криминалистического мышления и действий в уголовном процессе. В основном они
базируются на положениях теории человеческой деятельности, теории познания,
системологии и науки управления.
В систему принципов технологического характера входят:
– принцип познания событий прошлого по вызванным им в окружающей среде
изменениям (следам) на основе методов обратного причинного следствия,
– собирание, изучение и использование в комплексе различных видов
информации, содержащейся в следах исследуемых событий, а также в правовых,
криминалистических и иных типовых источниках;
– принципы приоритетности, альтернативности, конкурентности задач,
версий, иных мысленных моделей, в том числе вариантов решений, иных
компонентов мыслительной и предметно-практической деятельности в уголовном
процессе,
– принцип реализации целей предварительных проверки и расследования на
основе производства криминалистических комплексов следственных и других
действий;
– принцип системообразующей роли версионного мышления и
криминалистического моделирования в процессе поиска и познания в
доследственной и следственной деятельности,
– принцип обусловленности задач и средств познания особенностями
познаваемых объектов и криминалистических ситуаций,
– принцип неразрывности процессов поиска и познания с организационным,
материально-техническим, оперативным и иным обеспечением этих процессов;
– принцип кооперирования труда, объединения сил и возможностей
различных органов, иных официальных и неофициальных структур, широких слоев
населения и отдельных граждан для решения в необходимых случаях задач
предварительных проверки и расследования (по инициативе, под руководством,
при координации совместной деятельности со стороны лиц, в производстве
которых находятся соответствующие материалы, оперативно-поисковые и
уголовные дела). Этот перечень не является исчерпывающим. Он может быть
расширен и углублен за счет конкретизации приведенных положений, включения в
их круг дополнительных, “отпочковавшихся”, вновь сформулированных принципов.

N 3. Виды деятельности, реализуемые в ходе предварительных проверки и расследования

В ходе предварительных проверки и расследования реализуется поисковая
деятельность, а также деятельность по фиксации, удостоверению, исследованию
и использованию собираемой информации.
Поисковая деятельность
Активный целенаправленный поиск информации, имеющей значение в
уголовном процессе,
– одна из характерных черт предварительных проверки и расследования.
Информация о познаваемом событии прошлого чаще всего не лежит на
поверхности, не поступает как бы самотеком по заранее известным каналам в
распоряжение правоохранительных органов. Борьба за овладение информацией не
обходится без преодоления нередко серьезного противодействия со стороны лиц,
не заинтересованных в установлении истины и принятии правильных,
обоснованных правовых решений по делу. Эти лица стремятся скрыть,
завуалировать, уничтожить подлинные носители и источники искомой информации,
фабрикуют мнимые, фальшивые материально фиксированные доказательства,
осуществляют иные дезинформационные акции. Немалые трудности в обеспечении
процесса получения достоверной информации возникают и по иным причинам (в
силу малозаметности, а то и невозможности восприятия некоторых носителей
информации “не вооруженным глазом”, в результате отсутствия необходимых
технических возможностей ее обнаружения и “расшифровки”, ввиду определенных
погодно-климатических факторов, негативно сказывающихся на сохранении
носителей информации, по причине физических и психических недостатков
людей-носителей идеальных следов, снижающих возможность адекватного
запечатления в их памяти важных для установления истины обстоятельств и
воспроизведения хранящихся в ней сведений и т. д.) Поэтому поисковая
деятельность в уголовном процессе является необходимым атрибутом, важным
базовым звеном, элементом каждого его вида и этапа. Лишь после того, как
носители информации обнаружены, создается возможность их фиксации, изъятия,
исследования, получения, передачи, переработки и использования содержащихся
в них данных. Причем объектом поиска может быть не только неисследованный
носитель, но подчас и источник уже полученной информации, когда возникает
необходимость дополнительной или повторной его отработки, а его
местонахождение в этот момент неизвестно. (Подобные ситуации складываются,
например, когда возникает необходимость повторного допроса свидетеля,
убывшего в неизвестном направлении). Основная нагрузка по решению поисковых
задач по уголовным делам ложится на плечи следователя, выступающего в
качестве непосредственного субъекта поиска, а также работников органов
дознания, действующих по поручению следователя либо по собственной
инициативе в пределах своих полномочий (например, на основе заведения
оперативно-поискового дела в случае неустановления личности преступника по
“горячим следам”). В этих целях производятся следственные и иные действия
(например, опрос граждан, изучение документальных данных,
сводок-ориентировок и т. д.). В процессе поиска информации участвуют и
судебные эксперты, и прежде всего в тех случаях, когда поступившие к ним от
следственных и оперативных работников объекты исследуются на предмет
обнаружения микроследов, которые могут быть выявлены и изучены только с
помощью специальных технических средств и методик. В мероприятиях по поиску
носителей и источников информации до и после возбуждения уголовных дел могут
участвовать представители финансовых органов, различных контролирующих служб
и органов (органов санитарного надзора, инспекций водо- и рыбоохраны,
технического надзора и т. д.), привлекаемые для этой цели
правоохранительными органами. Объекты поиска – это те или иные материальные
образования, отразившие какие-либо элементы, обстоятельства расследуемого
события и в силу этого являющиеся носителями имеющей значение для дела
информации. Они подразделяются на три группы: 1) материальные объекты в
целостном состоянии либо в виде отдельных частей объектов (например, укрытые
части расчлененного трупа, огнестрельное оружие и стреляные гильзы); 2)
материально-фиксированные отображения (следы рук, ног и т. д.); 3)
комбинированные материальные объекты, т. е. объекты с имеющимися на них
следами-отображениями (например, пистолет со следами пальцев рук и запахов).
Поиск данных объектов осуществляется. 1) каким-либо одним субъектом
поисково-познавательной деятельности (например, единолично следователем,
экспертом) либо группой субъектов, объединяющих свои усилия и возможности
для решения общей задачи; 2) на основе использования отдельных приемов,
методов, методик либо путем комплексного использования различных приемов,
методов и методик; 3) с применением технико-криминалистических средств и без
них: 4) в лабораторных либо в так называемых полевых условиях; 5) в рамках
открытых, гласных действий и мероприятий или тайных, подчас
залегендированных действий и мероприятий; 6) в условиях начальной
информационной неопределенности о признаках устанавливаемого объекта либо в
условиях наличия конкретных данных о конкретных идентификационных признаках
объекта; 7) путем выполнения комплекса однотипных действий либо действий
различного характера; 8) с помощью, при нейтральной позиции правонарушителей
либо в условиях их активного противодействия: 9) в условиях риска для жизни
и здоровья субъектов поиска и вне их, по так называемым “горячим следам”, а
также по материалам и делам о преступлениях прошлых лет; 10) с
использованием криминалистического и иных видов учета либо без такового. И,
наконец, следует сказать о том, что эта работа проводится в различных
временных и пространственных границах и поиск может быть сплошным (например,
сплошное прочесывание какого-либо участка местности, сплошной опрос жителей
дома) и выборочным (допрос отдельных представителей каких-либо групп
населения, осмотр отдельных образцов исследуемой продукции и т. д ). Учет
указанных обстоятельств имеет важное значение для организации и
осуществления эффективной работы по поиску носителей имеющей значение для
дела информации.
Фиксация и удостоверение информации
Процесс поиска и обнаружения информации находит свое продолжение в ее
фиксации. Фиксация информации представляет собой систему действий субъектов
поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе, направленных на
процессуальное, криминалистическое и оперативное запечатление в
установленных законом и подзаконными (ведомственными) актами формах
информации, имеющей значение для правильного разрешения дела (ее характера,
объема и содержания на определенный момент, а также условий, средств и
методов обнаружения и закрепления). Из сказанного видно, что: 1) фиксация
информации – это не только мыслительная процедура запоминания каких-то
обстоятельств, событий, процессов, но и физическая деятельность; 2) эта
деятельность направлена на запечатление объекта фиксации в определенных
процессуальных и непроцессуальных формах: 3) объектами запечатления при
фиксации является: а) сами фактические данные (информация); б) действия по
их обнаружению и фиксации: в) условия их обнаружения и фиксации; г) средства
и методы обнаружения и фиксации данных и остальных объектов запечатлейся.
Эта деятельность направлена на решение следующих задач:
– материальное закрепление признаков объектов и иных данных, связанных
с исследуемым по делу событием, а также перевод информации из менее
устойчивой в более устойчивую систему (например, устной речи в
магнитозапись);
– обеспечение достоверности и адекватности отображения производимых
данных;
– обеспечение сохранности имеющих значение свойств и признаков
предметных источников информации в неизменном виде;
– обеспечение возможности накопления полученной информации до тех
пределов, которые необходимы для решения поставленных задач;
– обеспечение возможности многократного использования зафиксированной
информации ее потребителем (следователем, экспертом и т. д.). Различают
следующие формы фиксации информации: 1) вербальная (словесная); 2)
графическая; 3) предметная: 4) наглядно-образная. На практике часто
реализуются различные комбинации этих форм. При фиксации информации
применяются измерение, описание, протоколирование, звукозапись,
схематические и масштабные планы, чертежи, рисунки, включая рисованные
портреты, изъятие предметов в натуре и их консервация, изготовление
материальных моделей (копирование, получение слепков и оттисков,
фотографирование, киносъемка, видеомагнитофонная запись). Эти методы могут
применяться в виде комбинаций, комплексного использования одних методов с
другими. Данный процесс неразрывен с операцией перекодирования информации и
представления ее в другом коде. На практике часто перекодирование
осуществляется несколько раз в случае оперирования информацией, полученной
из материально-фиксированного источника-предмета. При этом информационный
сигнал, существующий в предметной форме, сначала перекодируется в одну
систему знаков (обычно в фотографическое изображение), затем в другую
(например, в цифровую как результат выражения свойств предмета в показаниях
измерительных приборов). После этого происходит перекодировка в новую
систему знаков – письменную речь. С фиксацией взаимосвязан процесс
удостоверения информации. Эти операции отражают две стороны единого процесса
закрепления информации: криминалистическую (фиксация) и процессуальную
(удостоверение и документирование собранных данных). Необходимо не только
фиксировать сведения о фактах, признаки носителей информации, предметов,
процессов, явлений, но и условия, в которых производилось действие и
применялись соответствующие средства, приемы, методы и процедуры.
Удостоверительная функция в отношении информации осуществляется путем
закрепления данных:
– о том, от кого (из чего) исходит информация;
– об источнике осведомленности допрашиваемых (опрашиваемых) лиц или о
месте обнаружения предмета-носителя информации:
-о существенных условиях проведения действия (участниках, месте,
времени, состоянии освещенности, примененных технико-криминалистических
средствах и т. д.).
Наряду с протоколами следственных, розыскных, судебных действий,
существуют еще и дополнительные средства удостоверения собираемой информации
помещение предметов в упаковочный материал, который опечатывается:
оставление в опечатанном состоянии в каком-либо хранилище большого
количества документов: снабжение удостоверительной надписью слепков,
приобщаемых к делу в качестве процессуальных заменителей
предметов-оригиналов, оттисков производных вещественных доказательств, а
также изымаемых в натуре объектов. Соответствующими надписями снабжаются
также и фотографические снимки, фототаблицы, фонограммы с записью показаний,
кино-и видеоленты).
Исследовательская деятельность
Обнаруженные носители информации исследуются с помощью различных
методов. Эти методы можно разделить на две группы: 1) методы, реализуемые в
рамках предварительного исследования, осуществляемого следователем
единолично либо с помощью специалиста в полевых условиях (непосредственно на
месте происшествия, в кабинете следователя, в кабинете криминалистики, в
передвижной криминалистической лаборатории); 2) методы, реализуемые в
процессе экспертного исследования в условиях стационара. Предварительное
исследование по ряду существенных признаков отличается от экспертного.
Предварительное исследование материально-фиксированных объектов (предметов,
документов и т. д.) может осуществляться следователем, работником органа
дознания, прокурором, судьей. Делается это в целях поручения информации,
имеющей ориентирующее значение, используемой для выдвижения версий,
формулирования вопросов, подлежащих разрешению в рамках экспертизы,
определения, какая экспертиза должна быть назначена, для подготовки других
следственных и иных действий (например, для определения круга лиц, которые
необходимо допросить, вопросов, подлежащих выяснению при допросе) и решения
других организационно-тактических задач. Документальное отражение такой
деятельности не предусмотрено законом. Собранная информация
доказательственного значения не имеет за исключением тех случаев, когда она
получена в ходе выполнения следственных действий (например, следственного
осмотра). Предварительное исследование может осуществляться с помощью
органов чувств (органолептическим методом). В ходе ею также применяются
методы измерения, мысленного моделированы и осмотре в косопадающем свете,
ряд других методов. Эффективность таких исследований повышается в случае
применения средств криминалистической техники Однако по этим необходимо
исключить возможность уничтожения объекта, внесения в него каких-либо
необратимых изменений. Экспертное исследование проводится лицом, обладающим
специальными познаниями в какой-либо научной области, технике и другой
профессиональной (неюридической) деятельности. Предварительное исследование
объекта может осуществляться и до возбуждения уголовного дела. Судебная
экспертиза производится только после возбуждения дела по постановлению
следователя, прокурора, судьи, органа дознания. Экспертиза производится для
установления существенных, а не любых обстоятельств, на основе применения
специальных познаний, которыми работники правоохранительных органов не
обладают. Вывод эксперта, отраженный в заключении экспертизы, имеет
доказательственное значение. В процессе исследования эксперт вправе
применять средства и методы, которые могут привести к разрушению и даже
полному уничтожению объекта. С предварительным и экспертным исследованием
тесно связано понятие “образец”. Образец – это материальный объект. Одни из
образцов отражают фиксированные признаки иного объекта, другие – собственные
признаки. В оперативно-розыскной и следственной практике понятие “образец”
используется в трех значениях. В одном случае образец рассматривается как
единица, один из точно таких же элементов какого-либо множества (в
частности, единица какой-либо партии продукции, товара, пущенных в
реализацию). В другом случае образец выступает в качестве невыделенной в
своем естественном состоянии какой-либо части веществ, материалов,
однородной неструктурированной массы. В таком виде образцы называются
пробами (воды, почвы, зерна, горючего и т. д.). И в том, и в другом случае
образцы являются объектом специального исследования, например, для
определения их состава. В третьем значении образец рассматривается в
качестве объекта как средства познания. В идентификации их называют
сравнительными образцами. Необходимость в них возникает, когда
непосредственное сравнение идентифицирующего и идентифицируемого объектов
невозможно или весьма затруднительно. Эта группа образцов подразделяется на
две подгруппы: 1) свободные (объекты, возникающие за рамками
поисково-познавательной деятельности, вне связи с ней, например, заявление о
приеме на работу); 2) экспериментальные (например, полученный для
почерковедческой экспертизы по инициативе следователя специалистом либо
самим следователем текст, исполненный проверяемым лицом под диктовку). В
следственной и экспертной практике применяются самые разнообразные средства
и методы исследования носителей информации. Они группируются по различным
основаниям: 1) по источнику происхождения – разработанные криминалистикой и
другими науками: в следственной и иной практике; 2) по содержанию –
технические, тактические и методические; 3) по целям применения –
используемые для выявления преступлений; для установления и идентификации
скрывавшихся с места происшествия преступников: для установления личности
трупов неизвестных лиц и т. д.; 4) по универсальности – применяемые при
исследовании различных объектов, применяемые при исследовании отдельных
видов и разновидностей объектов; 5) по уровню – общие средства и методы
познания (например, анализ, синтез, индукция, аналогия) и специальные (метод
ситуационного анализа обстановки места происшествия: метод анализа
управленческого решения: средства и методы исследования биологических
объектов, в частности, продуктов питания; средства и методы экспресс-анализа
наркотиков; методы биохимических анализов тканей трупов людей и т. д.). По
мере развития науки, совершенствования сфер практической деятельности круг
средств и методов, реализуемых для исследования рассматриваемых носителей
информации, все время изменяется. Уходят в прошлое одни и на их месте
появляются новые средства и методы, более совершенные, создаются их
эффективные модификации.
Все более активно и целенаправленно в последние годы применяются такие
методы, как криминалистический анализ преступления и обстановки его
совершения, виктимологический анализ, методы мысленного моделирования,
генная идентификация, кибернетические средства и методы и др.
Использование информации
Поступающая к лицу, производящему проверку или предварительное
расследование, информация используется при реализации самых различных
функций этой деятельности и решении конкретных задач в рамках каждой
функции. Так, в рамках поисково-познавательной функции она необходима для:
– выявления данного и других преступлений обвиняемого, которые могли им
быть совершены, но остались безнаказанными;
– определения характера, круга обстоятельств, подлежащих установлению,
оптимальной последовательности решения этой задачи;
– построения и изучения версий, других мысленных моделей познаваемого
события, его отдельных элементов, криминальных и следственных ситуаций и
иных мысленных моделей систем, выступающих в качестве средств познания
(программ расследования, планов производства отдельных действий и т. д.). –
обеспечения проверок, расследования необходимыми кадровыми, техническими,
иными ресурсами и возможностями, специалистами;
– определения круга, “Местонахождения и обеспечения поиска носителей
информации, получения содержащихся в них данных;
– оценки собранной по делу информации;
-опровержения лжесвидетельства, разоблачения иного противодействия
установлению истины, изобличения виновных лиц, устранения имеющихся в
собранных материалах противоречий относительно познаваемых фактов. Таким
образом, использование информации осуществляется в различных формах и
различными методами в режиме процессуального доказывания и за его пределами,
в мыслительных процессах и физических действиях, в процессе подготовки и при
производстве следственных действий, в целях установления истины по делу и
принятия обоснованных криминалистических и правовых решений, в интересах
правосудия и конкретных физических и юридических лиц, как средство
разоблачения в чем-либо и оправдания и т. д.

ГЛАВА III УЧЕНИЕ О КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

N 1. Понятие, виды и значение криминалистической характеристики преступлений

Каждая характеристика представляет собой описание существенных сторон,
свойств, закономерностей отражаемого в ней объекта реальной действительности
в целом или каких-то его компонентов, фрагментов, которыми он отличается от
других объектов окружающего мира. Своеобразие криминалистической
характеристики преступлений определяется двумя моментами: во-первых,
особенностями отражаемой в ней реалии и ее признаков; во-вторых, спецификой
целей подобного отражения. Существует три уровня (типа) криминалистической
характеристики: уровень отдельного, а также особенный и общий уровни. Подход
на уровне отдельного предполагает криминалистическую характеристику
конкретного деяния как единственного в своем роде, уникального явления
реальности. Это – не что иное, как мысленная модель данного конкретного
объекта, исследуемого в уголовном процессе, отражающая тот или иной комплекс
специфических признаков, которыми он отличается не только от других событий,
но и от событий того же порядка, т. е. других индивидуально определенных
преступлений. Совсем по иному выглядит проблема криминалистической
характеристики при ее рассмотрении на уровнях особенного и общего. Оба этих
уровня символизируют одну общую для них, но отличающуюся от предыдущей,
систему координат – рассмотрение криминалистической характеристики
преступлений в ее обобщенном типовом варианте. С этой точки зрения
криминалистическая характеристика преступлений может быть представлена в
качестве типовой информационной модели, которая отражает типичные, с
необходимостью повторяющиеся признаки определенного класса преступлений. Тем
самым, отвлекаясь от специфических, неповторимых черт конкретного деяния,
она несет знание о том, что характерно для всех явлений исследуемого
множества. На уровне особенного разрабатываются криминалистические
характеристики: 1) определенных групп криминалистически-сходных в той или
иной мере видов преступлений (преступлений, совершаемых осужденными в ИТУ;
преступлений, совершаемых несовершеннолетними; преступлений, совершаемых
рецидивистами; преступлений, совершаемых бродягами); 2) отдельных видов
преступлений (например, краж, убийств); 3) определенных разновидностей
преступлений (например, убийств, сопряженных с уничтожением трупа
потерпевшего: карманных краж; должностных хищений, совершаемых в
госторговле). И наконец, на уровне общего разрабатываются основы
криминалистической характеристики всей совокупности различных преступлений.
Они формируются путем изучения и сравнительного анализа криминалистических
характеристик отдельных групп, видов и разновидностей преступлений. Такого
рода характеристика играет ориентирующую роль, выступает в качестве
теоретической базы разработки и совершенствования типовых криминалистических
характеристик отдельных категорий преступлений, определяет единообразный
подход к пониманию сущности, структуры, форм и способов использования
содержащихся в них данных. С точки зрения научных исследований прикладной
направленности и следственной практики наиболее значимы криминалистические
характеристики определенных категорий преступлений. Каждая из таких
характеристик представляет собой систематизированное описание и объяснение
следственно и криминалистически значимого комплекса признаков данного
объекта (нескольких сходных видов, отдельного вида или разновидности
преступлений), его связей и отношений, существенных для научного и
практического решения проблемы выявления и раскрытия преступлений
соответствующей категории.

N 2. Криминалистическая характеристика отдельных элементов преступлений

В типовой криминалистической характеристике конкретной категории
преступлений отражаются данные о трех группах обстоятельств. Одну из этих
групп образуют элементы криминальной системы:
– лица совершающие преступления;
– мотивы и цели содеянного ими;
– объект (предмет) преступного посягательства:
– средства достижения преступного результата:
– механизм содеянного и его последствия.
Характеристика лиц, совершающих преступления
Лица, совершающие преступления (для краткости – преступники),
характеризуются с точки зрения их различных признаков. Имеется в виду
собственные свойства указанных лиц, а также их отношения. Признаки первой
группы подразделяются на две подгруппы: 1) не изменяющиеся естественные
(природные, биологические) свойства человека (например, пол, особенности
строения черепа); 2) изменяющиеся, социально обусловленные свойства
(профессиональная принадлежность, образовательный уровень, полученные в
процессе жизнедеятельности травмы и т. д.). Будучи разновидностью
собственных признаков, социально обусловленные признаки по своей природе не
однородны. Однако их объединяет то, что все они являются не врожденными, а
представляют собой продукт взаимодействия с социальной средой исходных
свойств, выражающих качественно-количественную определенность человека. С
этой точки зрения их можно определить как привнесенные, т. е. возникающие в
связи с воздействием на рассматриваемые объекты другого объекта (объектов).
К их числу относятся признаки, возникающие как по воле и в интересах
преступника, так и вопреки его желаниям, отражающие изменение связанные с
психическими и биологическим состоянием человеческого организма, с внешним и
внутренним обликом, общественным статусом, социализацией личности. К числу
существенных в данной группе признаков обычно относят социальную и
профессиональную принадлежность, образовательный уровень, должностное
положение, трудовые функции, увлечения, образ жизни, склонности, интересы,
наличие или отсутствие физических недостатков, психических аномалий,
возникших по тем или иным причинам в процессе жизнедеятельности (в
результате самообразования, трудовой деятельности, совершения преступлений,
заболеваний и т. д.). С точки зрения формирования криминалистической
характеристики преступлений также важен учет признаков, возникновение
которых связано с подготовкой и совершением преступления, дальнейшими
действиями преступников. В числе этих признаков особо выделяются изменения,
возникновение которых связано с реализацией намерений преступника
завуалировать, замаскировать, изменить черты своей внешности (например,
путем удаления шрамов на лице, татуировок, одевания масок во время
совершения преступлений), а также характер, вид, локализация повреждений на
теле, одежде, ином имуществе преступника, возникающие в процессе
взаимодействия с другими объектами при совершении преступления (например,
повреждения тела преступника, вызванные сопротивлением потерпевшего). Кроме
этого, для разработки проблемы целей и средств в методике выявления и
расследования преступлений важно учитывать, совершаются характеризуемые
преступления одним лицом или группой лиц; наличие или отсутствие возможности
легального доступа преступника к предмету посягательства: соотношение места
его жительства, работы, отдыха с местом совершения преступления; форму
психического отношения преступника к последствиям содеянного. Таким образом,
общая характеристика лиц, совершающих преступления определенной категории,
складывается из соответствующих характеристик сторон данного объекта: –
определенного комплекса социально-демографических,
нравственно-психологических и уголовно-правовых признаков упомянутых лиц:
– закономерной связи личностных свойств преступника и его деятельности
с другими элементами преступления и иными системами.

Объект (предмет) преступного посягательства

Объект (предмет) преступления в уголовно-правовой трактовке – это
общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Более близким
криминалистическому понятию объекта преступления является уголовно-правовое
понятие предмета преступления. Предмет преступного посягательства в
уголовном праве – элемент объекта посягательства, Бездействуя на который
преступник нарушает или пытается нарушить общественные отношения. Толкование
уголовного закона позволяет считать, что законодатель под предметом
преступления понимает лишь материальный субстрат объекта отношения,
подвергшегося уничтожению, похищению, видоизменению, созданию и т.д. в
процессе совершения преступления. Криминалистическая значимость изучения
объекта посягательства обусловлена прежде всего тем, что воздействие
преступника на этот объект сопряжено с возникновением различных изменений.
Эти изменения локализируются: 1) на месте преступного события; 2) на самом
объекте, его частях; 3) в местах последующего его нахождения, укрытия,
реализации: 4) на преступнике (его теле, одежде и др.); 5) на орудиях
преступления, технических средствах, использованных преступником. В
структуре объекта преступной деятельности особое место занимают люди,
ставшие жертвами преступных посягательств. Значение данных, получаемых при
изучении этого объекта, многопланово. Существенными для криминалистической
теории и практики являются не только свойства потерпевших, но и их поведение
до, в процессе и после совершения преступления, образ их жизни, окружение,
связи. Учет этих обстоятельств важен для быстрого и полного раскрытия
преступлений, поскольку в тех случаях, когда имеются потерпевшие, решение
указанной задачи обычно идет по цепи: потерпевший – заподозренный –
обвиняемый. Не менее важно изучение других материальных объектов
преступления. Они подразделяются на: 1) имущество (государственное,
общественное и т. д.); 2) природные богатства (лес, воздух, животный мир и
т. д.); 3) вещества, предметы, в отношении которых законодателем установлены
определенные запреты и ограничения с целью охраны общественной безопасности,
здоровья и нравственности людей (оружие, боеприпасы, наркотики, порнография
и г. д.); 4) произведения научного, литературного, музыкального,
художественного творчества, изобретения, а также предметы, являющиеся
источниками сведений, которые государство либо вообще запрещает
распространять, либо запрещает распространять с нарушением установленных для
этого правил: 5) предметы, являющиеся символом государственной власти (флаг,
герб), эмблемами международной организации, а также памятники культуры,
могилы и иные предметы, взятые под охрану государством.
Мотив и цель преступления

Уголовным законодательством воспринято определение мотива как
побуждения, которым руководствовалось лицо при совершении преступления.
Такое понятие мотива имеет и криминалистическое значение. В качестве
наиболее распространенного вида мотива выступают интересы преступников. Это
объясняется тем, что интерес является основным регулятором человеческого
поведения. С интересом человека связано все то, за что он борется. С точки
зрения разработки криминалистической характеристики преступлений
представляется существенным деление интересов на личные и общественные.
Определенное значение в этом отношении может иметь деление потребностей на
материальные и духовные, естественные и культурные, на витальные (присущие
человеку как представителю биологического вида), социальные и идеальные.
Мотив самым тесным образом связан с целью преступления. Мотив не является
целью, но он приводит к выбору, к постановке цели. Цель выполняет функции
предвидения, про граммы, регуляции, управления, корректировки преступного
поведения. Хотя уголовный закон не всегда включает цель в число элементов
состава преступления, она подлежит выяснению по всем делам. Установление
цели – важное условие правильной уголовно-правовой оценки деяния и
установления истины по делу. При совершении умышленных преступлений
преследуются различные цели (завладение чужим имуществом, получение
необоснованных льгот и преимуществ, лишение жизни другого человека и т. д.).
Цели, как и мотивы, при совершении неосторожных преступлений имеют, иную
окраску, чем при совершении умышленных. При умышленном преступлении,
сознавая смысл и значение совершаемых в данной ситуации действий
(бездействия), преступник намеренно преследует общественно опасную цель. При
неосторожном преступлении такая цель не преследуется. В этом случае вопрос
упирается не в отсутствие указанного элемента, а в присутствие таких целей,
которые с точки зрения за кона для данной ситуации неприемлемы. Причем, для
уголовно го закона и общества неприемлемы не только преступные в своей
основе цели, но и подчас такие цели, которые сами по себе не относятся к
категории осуждаемых и даже могут при определенных обстоятельствах
одобряться и вознаграждаться обществом. Все дело в том, в системе каких
отношений они рассматриваются. Не преступные в одних ситуациях, связанных с
какой-либо деятельностью, социально значимым поведением, они квалифицируются
как звенья преступной цепи в других ситуациях, если обусловленные ими
действия (или бездействие) привели к общественно вредным последствиям.
Рассматриваемый вопрос представляет интерес не только с теоретической точки
зрения. Он имеет важное практическое значение. На это прежде всего указывает
тот факт, что по каждому делу следователь должен установить, в чем
выразилось деяние преступника, какие и в какой последовательности со вершены
им действия, приведшие к преступному результату, а также определить их
смысловое значение, т. е. получить ответ на вопрос о том, какую цель
преследовал субъект, совершая эти действия, чего он хотел достичь с их
помощью, какую потребность удовлетворить. Решение этих вопросов позволяет, в
частности, составить представление о том, охватывается ли данной целью
наступивший результат, и на этой основе сделать вывод,
– относится ли деяние к числу умышленных или неосторожных преступлений.
При этом деяние может быть квалифицировано как неосторожное, если субъект не
стремился к наступившим вредным последствиям как к желаемому будущему
результату, либо вообще не предвидя его (при преступной небрежности), либо
предвидя, допуская, но легкомысленно рассчитывая на его предотвращение (при
преступной самонадеянности). Поэтому цель в неосторожных преступлениях
рассматривается не как идеальная модель реального преступного результата,
которым она материализована, а как представление того результата, ради
достижения которого совершены действия. Психологическая сторона
неосторожного поведения заключается в сознательной и целенаправленной
волевой активности человека, сознание и воля которого связаны с самим
деянием, но отнюдь не с наступившими вредными последствиями этого деяния.
Преступный результат при этом выступает как бы в качестве общественно
вредной “добавки” к тому результату, который преследовался в
действительности. Несовпадение цели и действительного результата – черта,
присущая не только преступной неосторожности. Применительно к любому виду
деятельности она может выступать и как “недовыполнение” и как
“перевыполнение” цели (в последнем случае это имеет место, когда
обнаруживается непредвиденный результат деятельности). Поэтому общественно
опасное последствие при совершении неосторожных преступлений можно
рассматривать в качестве своеобразного перевыполнения цели.
Средства преступления
Средства достижения преступного результата – это все то, что необходимо
для выполнения цели. Реализуя свои цели, преступники нередко составляют
планы подготовки и совершения преступлений, определяют способ своих
действий, подготавливают различные орудия, транспортные средства. В процессе
преступлений также используются другие возможности преступников. Это и
многое другое, что облегчает действия преступников, способствует достижению
поставленных ими целей, будучи охвачено активностью данных лиц,
приспособлено и использовано ими, можно рассматривать как средства
преступления. Важным элементом данной системы является способ преступления.
Способ преступления играет определяющую роль в формировании информации о
содеянном и лице, его совершившем. И поэтому познание способа совершения
преступления можно рассматривать как метод практической деятельности, как
один из путей установления истины по конкретному делу, расследование
которого может, в частности, идти от установления способа совершения
преступления к его раскрытию. Принципиальная возможность для этого создается
благодаря тому, что каждый способ совершения преступления оставляет только
ему присущие следы, являющиеся признаками его применения. Исследуя эти
признаки, субъект поисково-познавательной деятельности в стадии выявления и
расследования преступления может построить мысленную модель происшедшего,
выдвинуть версию о применявшемся способе, а в ряде ситуаций еще и версию о
личности преступника. Способ совершения преступлений – элемент не только
умышленных, но и неосторожных преступлений. Он представляет собой систему,
элементами которой являются действия, операции, движения, приемы. Поскольку
не только действие, но и бездействие суть та же целенаправленная
деятельность (поведение), оно также приводит к определенным последствиям и
вызывает соответствующие изменения в окружающей среде, оставляет после себя
следы, с помощью которых оно может быть выявлено и доказано. Являясь
важнейшим элементом объективной стороны состава преступления, способ
совершения преступления относится к внешней стороне общественно опасного
деяния, а неосторожность, как форма вины, характеризует внутреннюю сторону,

т. е. относится к субъективной стороне. Выражаясь в отказе от необходимых
общественно-полезных действий, пассивное поведение, бездействие является
негативной стороной деятельности. Все это дает основание для вывода о
правомерности отнесения понятия способа преступления не только к умышленным,
но и неосторожным преступлениям, совершенным как в активной, так и пассивной
форме. Обычно достижение преступных целей становится возможным на основе
применения комбинаций способов, реализуемых при подготовке, совершении,
сокрытии преступления и в других акциях. Так, хищение, совершаемое
должностными и материально-ответственными лицами, организованными в группы,
предполагает соответствующие способы формирования преступной группы (путем
подкупа, шантажа, использования служебной зависимости и т. д.), способы
создания резерва для хищения, завладения похищенным, его транспортировки,
сбыта, принятия мер против разоблачения со стороны работников
правоохранительных органов.
Механизм преступления
Преступление – динамичная, развивающаяся, обусловленная активностью
преступника система. Деятельностный, активный характер этой системы прежде
всего проявляется в ее функциях как интегративном результате возникновения и
функционирования ее компонентов. Поэтому при изучении преступления в
криминалистике интерес представляют самые различные виды и формы связей
генетические (связи порождения), структурные, функциональные и т. д. Решению
задач их выявления и творческого использования на практике в различных
теоретических и прикладных разработках и должно способствовать
криминалистическое понятие механизма преступления. Данным понятием
обозначается ход, порядок последовательной смены причинял функциональных
взаимосвязей существующих между компонентами преступления в процессе
возникновения и развития их взаимодействия. В наиболее развернутом виде
система механизма преступления состоит из трех частей, каждая из которых
может быть рассмотрена как относительно самостоятельная, законченная
деятельность 1) подготовка к совершению преступления, 2) совершение
преступления (в смысле непосредственной реализации преступного акта), 3)
деятельность после совершения преступления.
Преступный результат
Под преступным результатом (последствиями преступления) в
уголовно-правовом учении о преступлении понимаются те предусмотренные
уголовным законом изменения в окружающей среде (гибель, заболевание людей,
падеж скота и т. д. ), которые возникают под влиянием действия или
бездействия субъекта преступления и принадлежат к объективным признакам
состава преступления. Эти последствия прямо или косвенно причиняют ущерб тем
или иным охраняемым законом объектам или по крайней мере создают опасность
такого причинения. Криминалистическое понятие преступного результата по
объему шире уголовно-правового. Оно охватывает и вредные социально значимые
последствия, и иные изменения в окружающем мире, имеющие значение для
выявления и исследования преступлений. Такой подход представляется важным с
точки зрения разработки криминалистической характеристики преступлений,
которая может осуществляться с учетом, повлекли ли преступные действия
(бездействие) или не повлекли наступление вредных последствий, признаков
последствий и следов преступления. При изучении последствий и отражении
данных о них в характеристиках принимаются во внимание латентность или
очевидность, характер, виды, масштабы, причины вредных последствий,
соотношение мест их возникновения с местом совершения преступных деяний,
локализация вредных последствий с точки зрения социальных сфер общества (в
сфере труда, отдыха и т. д.) и другие признаки обстановки преступления (в
городах и на селе, на открытой местности, в помещениях и т. д. )
Обстановка совершения преступления
Каждое преступление совершается в той или иной обстановке, в тех или
иных условиях. Понятие обстановки совершения преступления имеет важное
научное и практическое значение, ибо оно самым тесным образом связано с
вопросом оптимизации как практической, так и научно-исследовательской и
дидактической криминалистической деятельности. В частности, дифференциация
объективной реалии, охватываемой данным понятием, позволяет определить круг
его составных элементов, а значит, и обстоятельств, подлежащих выяснению по
делу (времени суток, дня недели, месяца, места совершения преступления,
погодных условий, прилегающих к указанному месту коммуникаций, наличия
поблизости жилых, производственных и иных объектов и т. д. ). Определенные
признаки обстановки используются в качестве оснований классификации
преступлений на криминалистической основе при создании методик выявления и
расследования преступлений (примером того служат методики по выявлению и
расследованию хищений в определенных отраслях народного хозяйства, убийств,
совершенных на железнодорожном транспорте, в жилищах и вне жилых помещений и
др. ). Следовательно, сведения об обстановке совершения преступлений
исследуемой категории также должны включаться в ее криминалистическую
характеристику в качестве еще одной ее подсистемы.
Закономерности преступлений
В криминалистические характеристики преступлений включаются данные о
закономерностях, присущих криминальным событиям. Имеются в виду устойчивые,
необходимые, каждый раз повторяющиеся при сходных условиях внутренние и
внешние связи элементов таких событий. Эти связи в некоторых случаях
относятся к категории однозначных. Суть этих связей можно выразить следующим
образом: если есть то-то, то обязательно было (есть, будет) вот это.
Закономерные связи (причинно-следственные, информационные, энергетические и
т. д.) существуют между:
– предкриминальным, криминальным и посткриминальным поведением
(деятельностью) лиц, совершающих преступления какой-либо категории:
– преступлениями и другими видами поведения и деятельности
(предшествующими, сопутствующими, идущими за преступлениями);
– преступлениями и обстановкой их совершения;
– преступлениями различных категорий:
– отдельными элементами и группами элементов преступления:
– стадиями преступного поведения (деятельности). К числу таких
закономерностей относятся: устойчивая, повторяющаяся с необходимостью в
каждом случае связь, обусловленность отдельных видов следов способами
совершения преступления, а последних (способов) личными свойствами
преступников, особенностями криминальной ситуации и рядом других факторов:
закономерности, лежащие в основе преступного поведения несовершеннолетних, а
также лиц, имеющих психические аномалии; закономерности формирования и
функционирования преступных групп: обусловленность выбора оружия, других
средств преступлений преступным опытом и профессиональными навыками, видами
обстановки и объектов посягательства. С этой же точки зрения небезынтересны
закономерные связи, существующие между способами совершения тех или иных
категорий преступлений и определенными типами преступников, использованными
преступниками орудиями и следа ми их применения, преступными целями и
средствами их достижения, личными свойствами преступников и выбором ими
определенных способов подготовки, совершения и сокрытия преступлений,
предметами преступного посягательства и способами вступления с ними во
взаимодействие, определенными видами похищенного имущества и формами,
каналами их реализации. Системный подход предполагает изучение и описание не
только преступной деятельности, но и связанных с нею других видов
человеческой деятельности. Это объясняется тем, что в реальной жизни один
вид деятельности опирается на другой и, взятый в системе определенных
отношений, является основой, обусловливает новый вид деятельности, в то же
время выступая в виде продолжения, развития одного или нескольких видов
деятельности, предшествовавших ему. Различные виды деятельности могут не
только переходить один в другой, но и перекрещиваться, взаимодействовать,
сливаться, образуя порой сложные структуры. Сходство отдельных компонентов
преступных и непреступных видов деятельности, связанных так или иначе между
собой, позволяет устанавливать неизвестные виды деятельности, отправляясь от
знаний о других. Систематизация и изучение видов деятельности, имеющих
криминалистическое значение, может осуществляться применительно к отдельным
элементам системы криминальной деятельности. Дело в том, что как и вся
система, так и каждый ее элемент не возникают из ничего. Они имеют свою
предысторию. Далеко не все элементы криминалистического порядка исчерпывают
свое содержание, прекращают реальное функционирование и в послекриминальный
период. Сказанное прежде всего касается субъекта преступления, тех видов
поведения и деятельности в пред- и посткриминальный периоды, участником
которых он являлся (как в сфере выполнения профессиональных функций, так и в
быту). С ними нередко связано формирование его антиобщественных установок,
специфических личностных черт и наклонностей, жизненных планов и средств их
реализации, образа жизни, ближайшего окружения, преступных навыков и т.д. Во
многих случаях жизнедеятельность преступников в периоды до и после
совершения преступления, их деятельность во время преступления оказываются
связанными с другими элементами преступления (предметом посягательств,
орудиями преступлений и т. д.). Некоторые категории преступлений закономерно
связаны с другими категориями явлений того же порядка. Так, исследованием,
проведенным по делам о хищениях, совершаемых длительное время
организованными группами из числа должностных и материально-ответственных
лиц, установлено, что уже сам факт совершения на протяжении ряда лет такого
рода преступлений является признаком ненадлежащего выполнения своих
служебных обязанностей со стороны выше стоящих должностных лиц, а также
работников ревизионно-контрольного аппарата, в том числе по причине
получения ими взяток от расхитителей. Подкуп должностных лиц, от которых
зависит сама возможность и безопасное, благополучное функционирование
преступных групп, часто представляет собой одно из важных направлений
преступной деятельности последних, которое заранее планируется. В то же
время отдельные разновидности упомянутых хищений часто связаны с должностным
подлогом. Обман покупателей, совершенный работниками предприятий торговли,
как правило, сопряжен с последующим присвоением вырученных таким путем
денежных средств и материальных ценностей. Познание такого рода
закономерностей на типовом уровне применительно к преступлениям той или иной
категории – не самоцель научного исследования. Этот процесс подчинен решению
конкретных практических задач. Формируя знание о типичном проявлении
закономерных связей, ученый может продуктивно использовать его при
разработке методических рекомендаций, адресуемых следственной практике. В
свою очередь, изучив эти рекомендации, практики имеют возможность
использовать их при исследовании конкретного преступления данной категории,
в частности, для построения оптимальной системы типовых версий, и
обеспечивать их эффективную проверку.

ГЛАВА IV КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛЕДСТВЕННОЙ СИТУАЦИИ

N 1. Понятие и содержание следственной ситуации

Под следственной ситуацией понимается совокупность сложившихся на
определенный момент расследования обстоятельств, которые должны учитываться
при разработке и реализации программы дальнейшего расследования.
Следственная ситуация – сложное, многомерное образование. Как продукт
столкновения, стечения, сосуществования, взаимодействия и противодействия
обстоятельств различной природы, она имеет правовой, информационный,
технике- и тактико-криминалистический, методический,
организационно-управленческий, оперативно-розыскной и иные аспекты. Круг
обстоятельств, которые могут определять тип, вид и содержание ситуации,
довольно обширен. Среди них выделяются обстоятельства информационного,
криминалистического, психологического, материально-технического,
организационного, кадрового, правового и иного порядка. Характерная черта
следственной ситуации – объективность ее содержания, а также то, что его
образуют лишь такие обстоятельства, которые являются элементами системы
проводящегося по делу расследования (привнесенные в эту систему,
формирующиеся в ее недрах, функционирующие в рамках этой системы). К ним
относятся класс, вид и особенности познаваемых объектов, включая
криминальные ситуации, затраченный и оставшийся срок расследования,
собранные по делу доказательства, каналы и источники их поступления,
имеющиеся в распоряжении следователя средства криминалистической техники, их
достаточность, возможность эффективного применения и т. д. Однако в роли
детерминант, факторов, определяющих характер и специфику следственных
ситуаций, влияющих на их формирование и развитие, выступают обстоятельства
более широкого круга. В него входят не только обстоятельства внутреннего для
расследования порядка, но и элементы внешних по отношению к нему систем,
обусловливающие и положительные, и негативные факты, акты, тенденции,
процессы, свойства и взаимодействия которых и придают ситуациям их
своеобразие. В роли такого рода факторов могут выступать: наличие или
отсутствие на обслуживаемой территории экспертно-криминалистических
подразделений, моргов, тюрем; состояние и уровень развития системы
транспортных коммуникаций: этнический со став местного населения, его
реакция на производящееся рас следование; уровень профессионального
мастерства следователя, его общего развития, активности, его гражданская
позиция, состояние здоровья и другие компоненты объективного и субъективного
порядка. Главное в ситуации – это состояние расследования в данный момент,
что определяется уровнем решения его задач. Все остальные элементы
группируются вокруг этого показателя, играют подчиненную по отношению к нему
роль, выступают в качестве обстоятельств (условий, средств), способствующих
либо препятствующих достижению целей расследования. Следственная ситуация,
будучи сложным и неоднородным по своему составу образованием, в то же время
является подвижной, динамично развивающейся структурой. Сформировавшись в
том или ином виде к моменту возбуждения уголовного дела, она по ходу
расследования непрерывно трансформируется, приобретая одни и изменяя другие
признаки. По многим уголовным делам исходные ситуации начального этапа
расследования чаще всего формируются в силу стечения обстоятельств,
независящих от намерений, воли и действий следователя. Их содержание
определяется главным образом особенностями криминальной ситуации,
обстоятельствами события, по поводу которого возбуждено уголовное дело.
Однако во всех случаях то, в каком направлении развивается ситуация после
обнаружения события с признаками преступления, какой характер приобретает и
каким она наполняется содержанием, в значительной мере зависит от усилий
следователя. В сложившейся следственной ситуации, как в зеркале, всегда
отражаются два взаимосвязанных момента: 1) фактическое положение, реальное
состояние расследования – фактическая база; 2) стратегический и тактический
потенциал, зачатки, зародыши будущего состояния расследования, его
перспективное начало. Следователь, его внутренняя и внешняя активность
находятся в центре трансформирующихся одна в другую по ходу расследования
ситуаций, выступая в качестве связующего звена их фактической и
перспективной частей, объединяя их в одно неразрывное целое. Сложившаяся по
делу ситуация только тогда приобретает практическую значимость, с точки
зрения улучшения состояния расследования, когда она воспринята следователем,
когда он поставил ей точный диагноз, проник в содержание и конструктивно
использовал полученные знания. Это становится возможным на основе
построения, изучения и объективной критической оценки мысленной модели
ситуации. Составными частями общей модели ситуации незавершенного
расследования могут быть следующие модели:
– круга обстоятельств, подлежащих установлению:
– обстоятельств, которые установлены на данный период времени;
– собранной, а также отсутствующей, но необходимой информации об
обстоятельствах дела;
– источников полученной и носителей (в том числе возможных)
неполученной информации, каналов, по которым она поступила и может
поступить, затраченного времени, реализованных средств, методов, приемов
собирания имеющейся информации:
– факторов, как осложняющих, препятствующих, так и способствующих
собиранию необходимой информации и решению других задач расследования:
– состояния имеющихся и необходимых интеллектуальных,
технико-криминалистических, тактических, информационных, оперативных и иных
ресурсов и возможностей расследования:
– направлений, форм, путей, средств дальнейшей работы по делу. Поэтому
при изучении и оценке ситуации во внимание принимаются собранные и
отсутствующие данные относительно обстоятельств, подлежащих установлению, их
полнота, достоверность, наличие необходимых условий для быстрого и
результативного восполнения пробелов в знании относительно исследуемого
события в целом, его отдельных элементов и сторон, устранения допущенных
ошибок и т. д. Учитываются и иные обстоятельства (и их взаимосвязи), как
способствующие установлению истины, принятию и успешной реализации
обоснованных правовых и криминалистических решений, так и
неблагоприятствующие этому (например, оказание расследованию содействия со
стороны потерпевшего, очевидцев содеянного или противодействие установлению
истины со стороны сил, не заинтересованных в раскрытии преступления,
разоблачении всех его участников и привлечении их к уголовной
ответственности). Задача изучения и оценки мысленной модели ситуации
состоит, во-первых, в определении состояния расследования с позиции уровня
решения всех его задач, а также наличия проблем, требующих разрешения для
развития ситуации в нужную сторону; во-вторых, в разработке программы
дальнейшего расследования. В зависимости от круга, характера и содержания
выявленных проблем определяется цель (цели) будущей деятельности, намечается
перечень и последовательность подлежащих решению задач, моделируются
действия, средства и методы их решения. В программе разрешения ситуации
наряду с этим должны быть предусмотрены меры по кадровому, ин формационному,
оперативному и иному обеспечению пред стоящей работы. Таким образом,
ситуация выступает в качестве определяющего, фундаментального звена
следующей конструкции: исходная ситуация – проблема – цель – задачи –
программа дальнейшего расследования – реализация программы – достигнутые
результаты – новая по своему содержанию ситуация. Следственная ситуация
самым тесным образом связана с этапом расследования. Понятием этапа
расследования в криминалистической трактовке обозначается относительно
самостоятельный, выделяемый отрезок (часть, период) данной деятельности, в
рамках которого осуществлен переход от одной следственной ситуации к другой,
являющейся продуктом, результатом развития предшествующей ей ситуации, но
отражающей в отличие от нее качественно иное содержание (состояние)
расследования. Диалектическая связь этапов и ситуации протекает по линии
исходных и промежуточных целей и задач поисково-познавательной деятельности
по уголовному делу. Переход от одного этапа расследования к другому – это
переход от одной ситуации к другой, от одних целей и задач к другим. Каждый
этап имеет свое начало и свой конец. На “входе” в этап стоит одна ситуация,
а значит, и ситуационно обусловленный комплекс адекватных ей специфических
целей и задач, а на “выходе” -другая ситуация, являющаяся развитием
предшествующей ситуации, и обусловленные ею цели и задачи. При анализе
данной проблемы следует иметь в виду определенную условность положения о
смене ситуаций, пере хода от одной ситуации к другой. Эволюция ситуаций не
является абсолютной. Каждая последующая ситуация не есть в чистом виде новая
по всем показателям, параметрам ситуация, в корне отличающаяся от
предыдущей. Все промежуточные и даже конечная, заключительная ситуация
сохраняют какие-то элементы, черты, стороны, переходящие в неизменном или
частично измененном виде из предшествующих ситуаций, включая ту, что
сложилась на момент возбуждения дела. В то же время все ситуации,
развивающие исходную, всегда содержат в себе элементы нового, того, что не
было представлено вообще в предыдущей ситуации. В сущности механизм
расследования представляет собой процесс поэтапного развития исходной
следственной ситуации, изменения ее содержания, качественных характеристик.
Такое понимание не отрицает методологической и методической значимости
положения о различных ситуациях на различных этапах расследования. Идея, на
которую опирается это положение, важна с различных точек зрения, в
частности, потому, что она позволяет осуществить классификацию и типизацию
ситуаций по признаку их связи с тем или иным этапом расследования, поскольку
ситуации различных этапов расследования имеют существенные различия в
значительной части своего содержания.

N 2. Классификация и типизация следственных ситуаций

В качестве оснований общих и частных классификаций следственных
ситуаций используются их разнообразные признаки, а также такое специфическое
свойство, как связи и отношения, существующие между данным объектом другими
системными образованиями. К числу базовых, общих относятся, в первую
очередь, классификации, строящиеся по признаку очередности ситуаций, а также
по признаку связи ситуации с этапом расследования. На этой основе выделяются
исходные (начальные), промежуточные, конечные ситуации, а также ситуации
первоначального, последующего и заключительного этапов расследования.
Практика свидетельствует: каждому типу выделенных таким путем ситуаций
свойственна существенная специфика. Она в значительной мере определяется
несовпадением объема и содержания знаний об объектах поиска и познания
следователя, степенью полноты и результативности решения следственных задач.
Еще одна классификация исходит из учета различий уровня ситуаций,
обусловленных уровнем исследуемых по уголовным делам задач. На этой основе
выделяются ситуации стратегического значения и ситуации тактического
характера. Ситуации стратегического значения возникают в связи с решением
задач расследования как стадии уголовного процесса, включая установление
обстоятельств, входящих в предмет доказывания (например, ситуации,
возникающие в процессе установления личности и места нахождения преступника,
скрывшегося с места происшествия; обнаружения места сокрытия трупа
потерпевшего; розыска преступника, бежавшего из-под стражи: выявления и
раскрытия других преступлений обвиняемого, сведения о которых получены после
возбуждения уголовного дела).
Ситуации тактического порядка менее масштабны, имеют локальный
потенциал. Их отличительной особенностью является то, что они возникают при
подготовке конкретного следственного действия и в процессе его производства
в связи с решением задач этого действия. Имеются и другие общие
классификации рассматриваемого объекта. Следственные ситуации подразделяются
на проблемные и беспроблемные, благоприятные и неблагоприятные, конфликтные
и бесконфликтные, простые и сложные. Проблемной считается ситуация, несущая
в себе противоречие между знанием и незнанием, известным и неизвестным, а
также, когда искомое непосредственно в исходных данных не содержится, когда
отсутствует заранее определенная процедура решения, поиска. Это противоречие
может выражаться и в других формах, иметь иную природу и характеристику
(например, противоречие между имеющимися недостаточными средствами решения
какой-либо задачи и теми средствами, которые обеспечивают в идеале ее
оптимальное решение). Иными словами, речь идет о противоречии между
установленными нормами, криминалистическим, управленческим или иным порядком
вещей и тем, что имеется в данном случае, между идеальным и реальным, между
тем, что, как, на каких условиях должно осуществляться и осуществляется в
действительности. Проблема может состоять, например, в отсутствии
необходимых доказательств, достаточных для предъявления обвинения, принятия
решения о направлении дела в суд. Подобного рода проблема лежит в той
плоскости ситуации, которая непосредственно связана с доказательственным
познанием. В то же время проблематика, разрешаемая в ходе предварительного
расследования, может возникать не только в связи с реализацией
познавательной функции в режиме процессуального доказывания. Проблемы не
редко возникают в ходе реализации поисковой, организационной,
управленческой, профилактической и иных функций предварительного
расследования и могут носить правовой, тактический,
технико-криминалистический и иной характер. Так, в рамках реализации
познавательной функции подход к ситуациям осуществляется прежде всего с
точки зрения установленного и того, что еще требуется установить, имеющейся
и отсутствующей доказательственной информации, каналов поступления и
источников такой информации. Однако даже беспроблемная в этом смысле
ситуация может резко обостриться, а процесс расследования серьезно
осложниться по самым различным причинам, лежащим за пределами указанной
функции (например, в том случае, когда преступник совершил побег из-под
стражи). Но это уже другой, а не доказательственно-познавательный аспект
ситуации, другая ее сторона, поскольку появившаяся и изменившая ситуацию
проблема связана с функцией уголовного преследования. В итоге возможна
неблагоприятная ситуация с точки зрения последней функции. Под
благоприятными ситуациями понимаются такие сложившиеся в тот или иной момент
расследования обстоятельства, которые выступают в качестве условий,
факторов, способствующих оптимальному достижению целей расследования либо
целей одного или нескольких следственных действий. В подобных благоприятных
условиях протекает расследование, когда обвиняемый не только признал свою
вину в содеянном, но и активно участвует в раскрытии преступления,
изобличении соучастников, возмещении причиненного ущерба и т. д. Как
неблагоприятные следует рассматривать ситуации, которые содержат элементы
целенаправленного противодействия расследованию со стороны каких-либо лиц
(обвиняемых, их связей и т. д.), иные обстоятельства, оказывающие негативное
воздействие на эффективность расследования (наличие 5 производстве
следователя чрезмерно большого количества уголовных дел, утраченные по
недосмотру или чьей-то беспечности, нерасторопности, неумению важные
вещественные доказательства, неосновательный отказ надзирающего прокурора в
санкции на продление срока содержания под стражей опасного преступника,
ошибочное привлечение к уголовной ответственности невиновного и т. д.).
Действуя в условиях благоприятной ситуации, следователь стремится
максимально полно и быстро реализовать ее потенциальные возможности,
использовать их для достижения максимального результата. Если же условия
неблагоприятные, необходимо принять меры для воздействия на ситуацию с целью
ее изменения в нужную сторону, к устранению или хотя бы нейтрализации
факторов негативного характера (например, путем корректировки плана
расследования, путем создания следственной бригады по делу, в том случае
когда стараний и усилий одного следователя явно недостаточно для обеспечения
успеха, путем замены малоопытного, несправляющегося со своими обязанностями
следователя более опытным). К числу факторов, осложняющих расследование,
относится наличие конфликта между следователем и другими участниками
расследования. Для конфликтной следственной ситуации характерно столкновение
противоположных целей и интересов, сопряженное с противостоянием,
противоборством, противодействием сторон. Задача следователя в таких случаях
состоит в том, чтобы выявить причины конфликта, принять меры к их
устранению, сделать все возможное, чтобы на разумной, этичной и законной
основе разрядить конфликтную ситуацию, смягчить ее остроту и перевести
отношения в нормальное русло взаимопонимания и конструктивного
взаимодействия. Конфликтные ситуации как основная часть, специфический вид
неблагоприятных ситуаций в то же время тесно примыкают к другому их виду.
Имеются в виду сложные ситуации. Обычно конфликтная ситуация является не
только неблагоприятной, но и сложной. В отличии от простых ситуаций,
характеризующихся полной определенностью в отношении того, что нужно
сделать, как и при наличии каких условий должна проистекать деятельность,
сложным ситуациям свойственно наличие серьезных трудностей, отрицательно
сказывающихся на эффективности расследования, для преодоления которых порой
требуются огромные усилия, значительное время и немало иных затрат.
Критериями, позволяющими отнести ситуацию к числу сложных, являются
следующие обстоятельства: – сложный для оценки характер рассматриваемых
альтернатив; – недостаточная определенность, а тем более полная
неопределенность относительно последствий принимаемых решений: – наличие
совокупности разнородных факторов, которые следует принимать во внимание; –
наличие группы лиц, ответственных за принятие решения.
Элементы указанных и иных общих классификаций могут классифицироваться,
в частности, по признаку частоты встречаемости следственных ситуаций того
или иного класса. Таким путем выделяются типичные и атипичные
(специфические) ситуации. Сложные ситуации могут быть разделены на группы в
зависимости от природы, характера, содержания, степени сложности, причин
трудностей, которые преодолеваются в ходе расследования. Следственные
ситуации тактического характера могут подразделяться на группы применительно
к отдельным видам следственных действий (например, ситуации, возникающие при
допросе), а также группам криминалистически сходных следственных действий
(например, ситуации, складывающиеся при производстве вербальных следственных
действий). Наряду с общими существуют многочисленные частные классификации
следственных ситуаций, которые возникают при решении отдельных типичных для
дел различных категорий задач, а также при расследовании тех или иных групп
криминалистически сходных видов преступлений, их определенных видов и
разновидностей (например, в процессе исследования алиби, разоблачения лжи,
расследования по делам о преступлениях в сфере экономики, по делам об
убийствах и т. д.). Эти классификации рассчитаны на использование в первую
очередь при разработке методик расследования. В данную группу входят также
классификации ситуаций, возникающих при подготовке и производстве отдельных
видов следственных действий по делам определенных категорий (например,
ситуации, возникающие на очных ставках по делам об изнасиловании или о
вымогательстве имущества). Следственные ситуации в сходных условиях имеют
тенденцию к повторяемости. Это обстоятельство создает основу для различного
рода обобщений и типизации данного объекта. Операция типизации
осуществляется применительно не к любым, а только к существенным с той или
иной точки зрения чертам, признакам следственных ситуаций, что становится
возможным на основе выявления объективных внутренних и внешних связей
элементов следственной ситуации. С учетом этого выделяются и типизируются
ситуации, возникающие на момент возбуждения уголовного дела, ситуации,
складывающиеся после производства неотложных следственных действий, на
других этапах расследования (как по делам различных категорий, так и по
делам определенной категории). Указанные общие типологии дополняются общими
типологиями другого уровня – типичными ситуациями, складывающимися при
подготовке и производстве отдельных следственных действий (тактические
типологии), и типологиями ситуаций, складывающимися при подготовке и
проведении следственных действий по конкретным категориям дел( например,
типологии ситуаций, возникающих при допросе обвиняемых по делам о
корыстно-насильственных преступлениях, по делам о мошенничестве). Под
типичной понимается ситуация, в структуре которой преобладают общие,
повторяющиеся черты, свойственные всем ситуациям того же порядка. При
типизации следственных ситуаций учитывается их сходство по какому-то одному
существенному признаку либо сходство комплекса признаков. При этом во
внимание принимаются сходные признаки криминальных ситуаций, места, времени
и других обстоятельств преступлений, их последствий (связь преступлений с
гибелью людей, сходство способов совершения преступлений, орудий
преступлений и т. д.), а также признаки деятельности по выявлению и
раскрытию преступлений (периода времени, прошедшего с момента совершения
преступления до момента возбуждения уголовного дела. наличие или отсутствие
активного противодействия расследованию со стороны преступников и т. д.). К
числу общих типичных начальных ситуаций, складывающихся на момент
возбуждения уголовного дела, относятся, в частности, такие:
– имеются данные о событии преступления, но неизвестно, кем совершено
преступление;
– имеются данные о криминальном происхождении наступивших вредных
последствий, но указания на их причины отсутствуют;
– имеются данные о событии преступления и преступнике, но данные об
отдельных обстоятельствах содеянного (например, о способе совершения
преступления, мотивы содеянного) отсутствуют. Типизируются также ситуации
промежуточных и конечного этапов расследования. Так, на следующем после
неотложных следственных действий этапе могут возникать, в частности,
следующие типичные ситуации:
– преступник выявлен и изобличен, но свое участие в содеянном отрицает;
– преступник установлен, признал свою вину и дал развернутые показания
об обстоятельствах содеянного;
– преступление, по поводу которого возбуждено уголовное дело, раскрыто,
однако имеющиеся исходные данные о совершении обвиняемым других
преступлений, за которые он не понес наказание, не исследованы. Как типичные
квалифицируются ситуации, складывающиеся тогда, когда уголовные дела
прекращаются в отношении обвиняемых ввкщу отсутствия достаточных
доказательств их виновности. Весьма актуальной является типизация и
классификация ситуаций, складывающихся на различных этапах расследования
преступлений определенных видов и разновидностей. Так, в круг типичных
ситуаций, возникающих при возбуждении уголовных дел о должностных хищениях,
входят, в частности, такие:
– уголовное дело возбуждено на основании обнаружения преступления
работниками правоохранительных органов;
– уголовное дело возбуждено по материалам различных проверок, служебных
расследований контролирующих органов (ведомственных и вневедомственных
документальных ревизий, проверок, проводимых налоговыми инспекциями и т.
д.).

ГЛАВА V ТЕОРИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ. ВЕРСИЯ.

N 1. Понятие, особенности, виды криминалистической модели и криминалистического моделирования

Изучая объект, представленный в натуре, исследователь воспринимает его
непосредственно. В подобной ситуации знание об объекте формируется на основе
его осмотра, измерения, взвешивания и применения других методов
непосредственного познания. Однако объект может быть познан и тогда, когда
его непосредственное восприятие по какой-либо причине невозможно или
нецелесообразно (например, в силу того, что он уничтожен). В этом случае
исследователь может обратиться к аналогу объекта, замещающему оригинал.
Такого рода аналоги называются моделями. Модель – это материальный или
мысленный (идеальный) аналог, заместитель объекта, который в данный момент
субъектом познания непосредственно не ощущается. Модель – это другой объект,
не тот же самый, что оригинал. Это – другая система, отражающая лишь ту или
иную меру сходства с оригиналом. Исследование объектов познания на их
моделях называется моделированием. Изучение модели дает новую информацию об
оригинале, которая иным способом не может быть получена, что и позволяет в
конечном счете познать его. Криминалистическая модель представляет собой
искусственно созданную систему, воспроизводящую с определенной степенью
сходства заменяемый ею объект, изучение и проверка которой позволяет
получить новые знания об оригинале и использовать их для решения поисковых,
познавательных, распознавательных, идентификационных, управленческих и иных
задач в уголовном процессе, а также в научных криминалистических
исследованиях. Своеобразие криминалистических моделей определяется
спецификой поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе
(особенностями ее правового статуса и регулирования, целями, задачами,
средствами и условиями их достижения и другими обстоятельствами).
Как все иные модели, криминалистические модели подразделяются на: 1)
материальные: 2) мысленные (идеальные). Отличительной особенностью моделей
первого из числа упомянутых классов моделей является то, что они
воспроизводят объекты в материально-фиксированном виде. К их числу относятся
специально создаваемые уникальные криминалистические системы (конструкции,
предметы и т.д.), а также отобранные для использования вместо подлинных
образцы-оригиналы выпускаемых в серийном варианте предметов Выделяются две
группы моделей указанного плана. 1) пространственно-подобные: 2)
физически-подобные. Модели первой группы (макеты, муляжи, слепки и т. д.)
воспроизводят в натуре пространственные свойства и отношения объектов (их
соотношение с оригиналом характеризуется геометрическим подобием). В эту же
группу входят так называемые криминалистические реконструкции – комплексные
материальные воссоздания или воспроизведения каких-либо подсистем, сторон
познаваемых событий (места происшествия, отдельных обстоятельств, фрагментов
содеянного и т. д.) по их следам. Материальные модели второй группы
характеризуются не только и не столько пространственными свойствами
оригинала. В них в первую очередь отображаются динамика изучаемых процессов
и явления, свойства, предполагающие одинаковость, сходство физической
природы, тождественность законов движения. Материальные модели используются

для криминалистического анализа искомых, познаваемых объектов, построения
версий по результатам анализа, разработки программ по проверке версий. Они
также используются при проведении отдельных следственных действий (например,
путем предъявления для обозрения допрашиваемому), тех или иных комплексов
следственных и иных действий. Наиболее часто и продуктивно в
поисково-познавательной деятельности используются мысленные модели. И это
легко объяснить, если учесть, что все представления относительно познаваемых
объектов из разряда событий прошлого, а также представления о задачах,
подлежащих решению, будущих действиях, дальнейших шагах на пути познания, о
том, что и каким образом должно быть сделано, являются только моделями.
Данные модели предстают перед мысленным взором субъектов
поисково-познавательной деятельности в качестве суждений, образов, картин
объектов, давая пищу творческому воображению и целенаправленному проявлению
внутренней и внешней активности. Существуют три вида мысленных моделей: 1)
модели предметов и событий прошлого (например, событий, которые ранее
воспринимал какой-либо человек, по поводу которых он дает показания во время
его допроса); 2) модели предметов и событий настоящего (например,
представление следователя о том, что может происходить в соседнем кабинете
во время допроса, который производится его коллегой по следственной
бригаде); 3) модели предметов и событий будущего (например, представления
следователя о том, что ему предстоит сделать на следующий день). При
построении мысленных моделей используются различные по характеру знания. По
этому основанию выделяются модели, содержащие: 1) только положительное
(достоверное) знание: 2) только предположительное знание; 3) и положительное
(о каких-то признаках объекта), и предположительное (о других признаках)
знания. Модели могут строиться относительно события, предмета в целом либо
по поводу отдельных сторон, частей, элементов объекта. Мысленная модель, как
и материальная, является системой, но состоящей не из
материально-фиксированных, а из мысленных компонентов. В познании она
выполняет функцию отражения, интерпретации фактов, наглядного выражения
представлений, опосредованного источника информации. Мысленная модель может
быть материализована в виде схемы, рисунка, макета, формулы, чертежа,
описания. Важной особенностью мысленной модели, как формы мышления, является
ее свойство быть аналогом еще непознанных обстоятельств, скрытых связей,
невыявленных отношений. Это не значит, что указанная модель не может
отражать уже установленный факт, событие, обстоятельство. Модели, содержащие
достоверное, положительное знание, занимают важное место в структуре
мышления субъектов поисково-познавательной деятельности. Выступая в качестве
итога, результата познания в рамках законченного цикла указанной
деятельности, они играют промежуточную роль между заключительным этапом и
теми правовыми решениями, которые принимаются в этой связи и отражаются в
документах (о возбуждении уголовного дела, о завершении производства по делу
и предъявлении собранных материалов для ознакомления обвиняемому,
потерпевшему, о составлении обвинительного заключения и направлении дела в
суд для рассмотрения и т. д.). В то же время модели, содержащие
положительное знание, построенные на начальном и промежуточном этапах
поисково-познавательной деятельности, выступают в качестве средства познания
других, неизвестных на данный момент обстоятельств, решения иных ее задач. В
этом же качестве выступают и модели, содержащие только предположительное
знание, нуждающееся в проверке (гипотезы, версии), а также комбинированные
мысленные модели, в которые включены предположительное знание об одних
признаках объекта и положительное знание о других его сторонах. Модели,
строящиеся на первых порах познания, обычно содержат разрозненные сведения,
изобилуют массой пробелов. По мере их проверки они корректируются,
уточняются, совершенствуются путем исключения одних элементов,
переосмысления и переконструирования других, включения ранее отсутствовавших
частей, связей между компонентами. Источником нового знания модели
становятся потому, что в них, как и в интегративных системах, аккумулируются
и в комплексе увязываются в некую целостность собранные фактические данные,
собственный практические опыт субъекта поисково-познавательной деятельности,
обобщенные данные практики (коллективный опыт). Практика показывает, что чем
полнее, содержательнее и точнее отражает модель объект, тем выше
эффективность использования модели. Это, конечно, не значит, что модели,
содержащие минимум знаний о признаках оригинала, обречены во всех случаях на
низкий коэффициент полезного действия. Многое зависит не только от
характера, содержания, объема информации, заключенного в модели, но и от
того, насколько эффективно используется эта информация субъектом
моделирования. Как и материальные, мысленные модели могут классифицироваться
по различным основаниям: 1) по видам моделируемых объектов (модели событий и
модели предметов); 2) по степени абстрактности (модели конкретных,
единственных в своем роде объектов и типовые обобщенные модели определенных
групп населения, фактов, событий и т. п.); 3) по объему отражения объекта
(модели объекта в целом и модели каких-либо его частей, сторон, признаков);
4) по цели использования (модели поисковые, иллюстративные, дидактические,
идентификационные и т. п.); 5) по сфере построения и использования (модели
научные, модели практические). Модели группируются также по субъектам
криминалистического моделирования (модели следователя, эксперта и т. п.), по
отношению к видам и этапам поисково-познавательной деятельности (модели
предварительной проверки, модели предварительного расследования, модели
первоначального этапа расследования и т. п.), по криминалистическим
ситуациям, категориям уголовных дел (например, мысленные модели по делам об
убийствах, мысленные модели по делам об убийствах, совершенных в условиях
неочевидности). Названные виды, группы и разновидности моделей могут быть
подвергнуты внутренней группировке. Так, модели, строящиеся на практике,
подразделяются на следственные, оперативно-розыскные, экспертные, судебные.
Таким образом, в процессе классификации криминалистических моделей в
качестве оснований их деления используются самые различные существенные
признаки двух систем: 1) самих моделей; 2) деятельности, связанной с
построением, изучением и использованием моделей (моделированием). Метод
моделирования относится к числу общих, универсальных методов познания,
продуктивно реализуемых в различных областях науки и практики, включая
криминалистические научные исследования, а также практику органов дознания,
предварительного следствия, экспертных учреждений и судебных органов. Под
криминалистическим моделированием понимается процесс построения, изучения и
использования моделей познаваемых и познающих объектов в уголовном процессе.
Моделирование осуществляется в ходе предварительной проверки,
предварительного расследования, судебного следствия, в других сферах
уголовно-процессуальной деятельности. Криминалистическое моделирование
способствует:
– распознаванию (криминалистической диагностике) признаков
преступлений, определению видовой принадлежности содеянного, наличия в нем
признаков конкретного состава преступления, правильной уголовно-правовой
квалификации деяния:
– отграничению преступлений от иных общественно опасных деяний;
– выявлению и установлению событий, исследуемых в уголовном процессе
(выявлению и изобличению лиц, скрывшихся с места происшествия после
совершенного ими правонарушения; установлению личности неопознанных трупов;
выявлению потерпевших и свидетелей, местонахождение которых неизвестно);
– розыску похищенного имущества, предметов, использованных при
совершении общественно опасных деяний;
– установлению событий, которые предшествовали, сопутствовали
общественно опасному деянию, последовали вслед за ним;
– установлению целей, мотивов, обстановки, механизма преступного и иных
видов поведения различных лиц, образуемых при этом следов;
– установлению происхождения и связи между фактами, их временной и
пространственной характеристик, устранению противоречий между фактами;
– определению направления поисково-познавательной деятельности, общих и
частных тактических, организационных, управленческих задач, средств, путей и
методов их решений. Объектами криминалистического моделирования могут быть
самые различные обстоятельства. Они подразделяются на две группы: 1)
познаваемые объекты; 2) объекты, выступающие в качестве средств познания. В
группе познаваемых объектов моделируются самые различные события
(преступления, иные виды человеческой деятельности, акты поведения и т. п.),
а также их отдельные элементы, компоненты последних, структура, внешние
связи и отношения (предметы, функционировавшие в рамках криминальных
событий, результаты преступной деятельности, признаки внешности
отсутствующих потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, прижизненный облик
погибших людей, отдельные признаки трупов и т. п.). Моделируются также
криминальные и иные ситуации в уголовном процессе. Основное назначение
данной разновидности практического моделирования – обеспечить оптимальное
решение вопросов, связанных с предметом поиска и познания, с характером,
кругом и местом нахождения объектов, которые необходимо отыскать. Не менее
широка номенклатура объектов моделирования, выступающих в качестве средств
поисково-познавательной деятельности (средств поиска, познания этой
деятельности и управления). В структуру таких объектов, моделируемых в
научных и практических целях, входят поисково-познавательная деятельность в
уголовном процессе в целом, отдельные виды и этапы этой деятельности, ее
элементы, те или иные совокупности элементов, их признаки, внутренняя
структура (в частности, структура экспертного исследования, этапы
версионного мышления, структура доказательства, функции и отношения членов
следственно-оперативных групп). Среди систем этого плана в следственной
практике чаще всего встречаются:
– следственные версии, криминалистические и правовые решения;
– отдельные следственные и иные действия, их комплексы, средства
тактического обеспечения:
– следственные ситуации; – оперативно-розыскные мероприятия;
– специалисты и судебные эксперты:
– планы работы, разрабатываемые на очередной рабочий день, несколько
дней, планы этапов расследования и т. д.;
– постановления следователей, протоколы следственных действий,
обвинительные заключения и другие процессуальные документы. Модели
познаваемых и познающих объектов находятся в тесной взаимосвязи и
взаимозависимости. В ходе поисково-познавательной деятельности идет процесс
непрерывного взаимодействия тех и других моделей, движения от моделей одного
порядка к моделям другого. В этом процессе участвуют как материальные, так и
мысленные модели, для построения которых используются различные материалы,
средства и приемы. Процесс мысленного моделирования непосредственно связан с
построением и использованием материальных криминалистических моделей, так
как прежде чем построить материальные модели, необходимо составить о них
представление, обосновать и осмыслить мысленные образы будущих материальных
конструкций. Построенная материальная модель изучается субъектом
моделирования, отображается в его памяти. Моделирование начинается с
постановки проблемы и принятия решения прибегнуть к данному методу,
определения задачи, которая должна быть решена с его помощью. Сам же процесс
моделирования состоит из трех стадий: 1) построения модели объекта; 2)
изучение построенной модели: 3) реализации модели (проверки модельной
информации). Построить модель познаваемого объекта это значит, во-первых, на
основании собранных фактических данных, личного и обобщенного опыта
составить общее представление о характере, природе и групповой
принадлежности объекта: во-вторых, определить структуру, наполнить
необходимыми деталями созданный эскизный “портрет” объекта (в этих целях
используются положительное и предположительное знания); в-третьих,
зафиксировать тем или иным способом построенную модель (в памяти, в рисунке,
чертеже и т. д.). Состав компонентов (структурных элементов) модели
определяется исходя из представления о том, какие из них являются
существенными с точки зрения успешного решения поставленной задачи с помощью
модели. В процессе изучения модели она подвигается логическому анализу и
мысленному эксперименту с выведением и мысленной проверкой выводимых
суждений. В ходе мысленного эксперимента субъект моделирования выделяет
условия, которые воздействуют на объект, сознательно и планомерно изменяет
эти условия, определяет, какое воздействие они оказывают на объект и модель,
и, сопоставляя свои суждения с установленными фактами, осуществляет
корректировку модели. Осмыслив изученную модель, субъект моделирования
выводит из нее следствия, т. е. суждения о фактах, которые должны
существовать в реальной действительности при условии правильности модели, и
приступает к ее проверке. Указанная проверка предполагает осуществление
практических действий, направленных на обнаружение и исследование упомянутых
фактов. Проверить модель это значит выяснить, имели ли место в
действительности те факты (события, следы и т. д.), суждения о которых были
сделаны в процессе изучения модели. Оценка результатов проведенной в этом
направлении работы позволяет сделать вывод либо о достоверности, либо об
ошибочности, о неточности в какой-либо части построенной модели (и
необходимости ее корректировке в последних случаях). Модели о событиях
настоящего, как и модели о событиях прошлого (ретроспективные модели)
проверяются путем построения и реализации перспективных моделей деятельности
субъектов моделирования. Перспективное моделирование – второе направление
мысленного моделирования в уголовном процессе. Если ретроспективная модель
представляет собой логико-информационную и образную систему, воспроизводящую
объект поиска и познания в его главных, существенных с точки зрения решения
поставленной задачи чертах, то перспективная модель дальнейшей деятельности
самих субъектов познания отражает основные черты системы и средств познания
первого объекта. Это направление находит свое выражение в представлениях
участников поисково-познавательной деятельности о том, что, как, кому, на
основе применения каких средств, методов, приемов и в какие сроки необходимо
сделать в ходе дальнейшей проверки, расследования и т. д., какими кадровыми,
техническими, финансовыми, информационными и иными ресурсами должна быть
обеспечена планируемая деятельность.

N 2. Криминалистическая версия

Криминалистическая версия представляет собой обоснованное предположение
относительно какого-либо познаваемого события в целом либо его отдельных
обстоятельств, сторон, аспектов.
Гипотетический метод познания характерен не только для предварительного
и судебного следствия. В той же мере он присущ оперативно-розыскной
деятельности, а также работе эксперта. Версии, возникающие в процессе
дознания и предварительного следствия, называются следственными версиями.
Применительно к стадии судебного разбирательства выделяются судебные версии.
Версии, выдвигаемые и проверяемые в процессе оперативно-розыскных
мероприятий, получили название оперативно-розыскных. В экспертной практике
используются так называемые экспертные версии. Как всеобщая форма развития
человеческих знаний гипотеза (версия) находит широкое применение в
планировании расследования, в познании обстоятельств каждого совершенного
преступления. Версии в этом познавательном процессе выполняют роль вероятных
информационно-логических моделей расследуемых преступных деяний и делятся на
два вида: 1) общие версии – предположения, охватывающие устанавливаемый
объект в целом, и 2) частные версии, объясняющие его отдельные элементы,
обстоятельства. Логическая природа следственных, судебных, экспертных и
оперативно-розыскных версий едина. Некоторые их особенности и различия
определяются характером судебной, следственной, экспертной и
оперативно-розыскной деятельности и функциональными различиями ее субъектов.
В криминалистике существует также понятие типовых версий. Они характерны для
типичных криминальных, следственных и оперативно-розыскных ситуаций,
возникающих при совершении (криминальных) и в процессе раскрытия отдельных
видов (групп) преступлений. Типовые версии, являясь результатом научного
обобщения следственной, судебной, экспертной и оперативно-розыскной
практики, описываются в соответствующих пособиях и руководствах по
расследованию отдельных видов преступлений. Проводя же расследование по
конкретному уголовному делу, следователь выдвигает не типовые, а конкретные
версии, основанные на материалах данного дела, с учетом типовых версий.
Построение версий. Одним из условий полноты и объективности расследования
является соблюдение правил построения и проверки версий. В отношении каждого
неясного или сомнительного обстоятельства, исследуемого по делу, должны быть
выдвинуты и проверены все возможные в данный момент версии. Нельзя
увлекаться одними версиями и игнорировать другие на том основании, что они
кажутся маловероятными. Каждая версия должна быть достаточно обоснованной и
тщательно проверяться. Нарушение этого требования порождает обвинительный
уклон в расследовании, который чаще является не столько результатом
нарочитой тенденциозности следователя, сколько именно результатом его
одностороннего увлечения той или иной версией. Версия как идеальная
(мысленная) логическая модель познаваемого объекта проходит в своем развитии
три четко выраженные, последовательные стадии. Возникновение (выдвижение)
версии – первая стадия ее развития. Вторая включает анализ (разработку)
выдвинутого предположения и определение ряда следствий (обстоятельств,
событий, фактов), логично вытекающих из этого предположения. На третьей
стадии производится практическая проверка предполагаемых следствий и
сопоставление их с тем, что в результате проверки установлено в реальной
действительности. Если это сопоставление покажет, что следствия, логически
выведенные путем анализа содержания версии, в действительности не
существует, значит выдвинутая версия не соответствует объективной истине и
должна быть отвергнута. Если же предполагаемые следствия соответствуют
установленным фактам действительности, то это будет доказывать, что
выдвинутая версия состоятельна (вероятна). Считать ее достоверным знанием,
соответствующим действительности, пока нельзя, так как одни и те же

следствия могут вытекать из различных оснований и не исключено, что
установленные факты действительности обусловлены иной закономерностью
(причиной), не охваченной данной версией. Мыслительная деятельность при
выдвижении и анализе версии охватывает совокупность установленных по делу
фактов, их оценку и предполагаемую причину. Ввиду неясности подлинной
причины, природы, других признаков проверяемого явления (факта) возникает не
одна, а сразу несколько взаимоисключающих версий, конкурирующих между собой
до тех пор, пока не выяснится, какие из них несостоятельны и какая выражает
объективную истину. Познавательная роль версии заключается не только в том,
что она способна объяснить уже известные следствию обстоятельства
преступления, но и в том, что с ее помощью открываются новые обстоятельства
и факты, не известные следователю к моменту возникновения версии.
Способность версии не только объяснить ранее известные факты, но также
обеспечивать выявление новых, является важным условием возможности проверки
выдвинутого предположения, показателем высокого познавательного значения
криминалистических версий.
В основе версий должны лежать определенные фактические данные, которые
можно подразделить на две группы: 1) полученные из различных источников
данные, относящиеся к расследуемому преступлению. Они могут содержаться в
судебных доказательствах, материалах оперативно-розыскной деятельности,
служебных проверок, заявлениях граждан, сообщениях печати и других
источниках. При построении версий на основе данных этой группы используются
преимущественно такие логические приемы и формы мышления, как анализ и
синтез, непосредственные и опосредствованные (в основном индуктивные)
умозаключения; 2) сведения, являющиеся результатом научных обобщений,
непосредственно не относящиеся к конкретному уголовному делу. Это данные
естественных, технических и других наук (криминалистики, судебной медицины,
биологии, физики, химии и др.), а также сведения, почерпнутые из жизненного
и профессионального опыта следователя, обобщений следственной, судебной и
экспертной практики. В частности, большое значение при выдвижении
следственных версий имеют результаты криминалистического анализа и видовая
криминалистическая характеристика преступлений. С помощью аналогии,
сравнения и дедуктивных умозаключений эти сведения также могут быть
использованы в качестве основания для выдвижения версий. Процесс
установления истины с использованием гипотетического метода познания
предполагает, как правило, сначала оценку расследуемого события в целом и
выдвижение общих версий, каждая из которых потом детализируется,
расчленяется на ряд частных версий по отдельным обстоятельствам,
охватываемым данной общей версией. Объем частной следственной версии может
быть различен: она может касаться какого-то одного обстоятельства
проверяемого события или охватывать два и более взаимосвязанных
обстоятельств. Нередко в одной частной следственной версии объединяется
несколько предположений следователя о различных обстоятельствах преступления
(например, о субъекте и мотиве преступления, времени, месте и способе его
совершения и т. д.). Анализ содержания версии и определение вытекающих из
нее следствий. Логическая разработка выдвинутой версии приводит к мысленному
представлению о том, какие факты, явления, обстоятельства должны
существовать в реальной действительности, если данная версия выражает
объективную истину. Определение конкретных следствий, вытекающих из каждой
выдвинутой версии, – основная задача анализа (разработки) версий.
Важно предусмотреть все следствия из допущенного предположения, ибо
этим определяется степень надежности версии, которая тем выше, чем больше
следствий выводится из версии и находит подтверждение в ходе проверки.
Следствия, вытекающие из выдвинутой версии, должны быть максимально
детализированы, чтобы облегчить их сопоставление с фактами реальной
действительности. Следствия, логически выводимые из сделанного следователем
предположения относительно того или иного обстоятельства расследуемого
события, находят свое выражение в сформулированных вопросах, подлежащих
выяснению. Определить применительно к каждой выдвинутой версии исчерпывающую
совокупность вопросов, которые необходимо выяснить в процессе проверки,
практически очень важно, так как это является одним из условий
всесторонности и полноты расследования. Источники недочетов в расследовании
чаще всего относятся к стадии анализа версий. Во многих случаях недостатки
обусловлены поверхностным анализом содержания следственных версий и нечетким
определением совокупности подлежащих выяснению вопросов. Проверка версий.
Осуществляемая в ходе расследования проверка логически выводимых из
выдвинутых предположений следствий (фактов, явлений, закономерностей)
направлена на то, чтобы установить, существуют ли они в реальной
действительности. Конечная цель проверки общих и частных версий -установить,
какая из них выражает объективную истину и какие несостоятельны. Средства и
методы проверки криминалистических версий определяются в зависимости от
того, к какой разновидности они относятся. Следственные и судебные версии
проверяются в основном путем производства следственных и судебных действий,
оперативно-розыскные средства и методы при этом также используются, однако
носят вспомогательный характер. При проверке же оперативно-розыскных версий
используются главным образом средства и методы оперативно-розыскной
деятельности, процессуальные средства здесь могут быть использованы лишь
постольку, поскольку они применяются по параллельно ведущемуся уголовному

делу. Вне рамок судопроизводства применение процессуальных средств проверки
оперативно-розыскных версий недопустимо. При проверке следственных и
судебных версий специальные познания используются преимущественно в форме
экспертизы и привлечения специалиста к участию в производстве следственных
действий. Для проверки оперативно-розыскных версий характерна
непроцессуальная форма применения специальных познаний (различные
исследования по заданиям оперативно-розыскных органов). Проверка экспертных
версий осуществляется также в условиях определенной правовой регламентации с
применением общенаучных и специальных методов. Существуют общие правила
проверки криминалистических версий. В теории криминалистики предложен
принцип параллельной (одновременной) проверки версий, обеспечивающий
наиболее оптимальный темп расследования, экономию рабочего времени
следователя и затрачиваемых им сил и средств. Последовательная, поочередная
проверка версий не только не гарантирует получение этих преимуществ, но
более того – таит угрозу утраты следов преступления, ценной
доказательственной информации, вызывает необходимость повторных следственных
действий, приводит к нарушению процессуальных сроков. Ни одно из вытекающих
из выдвинутой версии следствий не может быть оставлено без проверки. До тех
пор пока версия не опровергнута и не отпала, каждый логически выводимый из
нее факт должен быть проверен с позиции соответствия (или несоответствия)
его реальной действительности. Ограничение проверки исследованием лишь
какой-то части следствий не создает полной уверенности в том, что
подтвердившаяся версия выражает объективную истину по делу. Если в ходе
проверки получены противоречивые данные, когда одни из них подтверждают
версию, а другие ее опровергают, прекращать проверку версии недопустимо, она
должна продолжаться до полного выяснения и устранения противоречий. В целях
более глубокой и всесторонней проверки вытекающих из выдвинутой версии
следствий необходимо использовать по возможности комплекс различных
процессуальных и непроцессуальных средств. В качестве первоочередных при
этом выполняются действия, направленные на обнаружение и фиксацию быстро
изменяющихся следов преступления, а также доказательств, которые могут быть
утрачены или умышленно видоизменены. В числе первых осуществляют также
действия, рассчитанные на пресечение готовящихся преступлений и на то, чтобы
помешать преступнику уничтожить вещественные доказательства, скрыться или
покончить с собой. Раньше других при прочих равных условиях выполняются
действия, результаты которых имеют значение для проверки нескольких версий,
а также действия, которые в том или ином конкретном случае заведомо могут
дать более существенные и надежные результаты. Действия, направленные на
выяснение более ранних эпизодов преступления, предпочтительнее выполнять
раньше тех мероприятий, которые рассчитаны на проверку более поздних фактов.
Версия признается достоверной, если: 1) все возможные предположения
относительно проверяемого обстоятельства преступления были выдвинуты и
никакой другой версии, касающейся того же обстоятельства, в процессе всего
расследования на основе новых, дополнительных данных не возникло; 2) все
выдвинутые версии о данном обстоятельстве были проверены и все, за
исключением одной, нашедшей объективное подтверждение, были опровергнуты и
отпали: 3) все следствия (обстоятельства), логически выводимые из
подтвердившейся версии, были всесторонне исследованы и нашли подтверждение,
т. е. обнаружены в реальной действительности: 4) подтвердившаяся версия
находится в полном соответствии со всеми другими обстоятельствами дела.
Только при наличии совокупности указанных условий можно признать
подтвердившуюся версию соответствующей действительности, выражающей
объективную истину по делу.

ГЛАВА VI КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ТАКТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ

N 1. Общие положения учения о тактической операции

Возникновение и развитие учения о тактической операции и опирающихся на
него разработок прикладной направленности обусловлено потребностями в
эффективных средствах достижения целей расследования, создаваемых на базе
комплексной реализации принципа системности, ситуационного подхода и идей
кибернетики. Научное исследование проблемы тактической операции
осуществляется на общем, групповом и видовом уровнях. На уровне общего
подхода рассматриваются понятие, научные основы, структура, классификация
тактической операции, история развития, место этого учения в системе
криминалистики, связи с другими областями криминалистического и иного
научного знания, практикой, нормами права. Целью таких исследований является
разработка общей модели тактической операции с точки зрения ее системной
характеристики. На групповом и видовом уровнях изучаются особенности
определенных типов и видов тактических операций, форм и возможностей
реализации полученных знаний в целях создания и применения на практике
соответствующих моделей указанных операций, проводимых для решения типичных
задач расследования по делам различных категорий, а также при расследовании
определенных групп тех или иных сходных видов, отдельных видов и
разновидностей общественно опасных деяний. Использование информации,
содержащейся в указанных моделях, позволяет следователям эффективно решать
общие и ситуационно обусловленные вопросы организации и осуществления
тактических операций по делам различных категорий. Практическая деятельность
в указанном направлении опирается на прочные научные основы. Помимо общих
положений теории тактической операции важное место занимают другие
криминалистические концепции и разработки (положения учения о следственной
ситуации, учения о криминалистической характеристике преступлений, теории
криминалистической модели, теории криминалистического прогнозирования,
теории тактического решения и т. д.).
Поскольку в практическом плане тактическая операция представляет собой
частный случай целенаправленной деятельности, следователь в процессе
разработки и осуществления тактической операции основывается также на
положениях логики, психологии, гносеологии, науки управления и организации
труда, иных областей научного знания. Учение о тактической операции, как
составная часть криминалистической теории поисково-познавательной
деятельности, имеет тесные связи с другими областями криминалистического
научного знания. В нем широко и продуктивно используются достижения самых
различных направлений и отраслей криминалистики, положения, разрабатываемые
в теориях криминалистической идентификации, моделирования, классификации и
т.д. В то же время разработки в области учения о тактической операции
обогащают другие теории, учения, отрасли, направления криминалистики,
способствуют их развитию. Важное значение это учение имеет, например, для
развития криминалистической теории взаимодействия следователя с другими
лицами и органами в процессе расследования. Потенциальные возможности для
этого создаются в силу того, что тактическая операция, реализуемая по
уголовному делу, в большинстве случаев выступает в качестве оптимальной
формы упомянутого взаимодействия. Это видно хотя бы из того, что она с
наивысшей отдачей позволяет реализовать следующие принципы взаимодействия:
1) принцип предельной полноты использования возможностей взаимодействия в
процессе расследования: 2) принцип максимального вовлечения всех органов и
организаций, способных реализовать функции, необходимые для решения
конкретной задачи расследования; 3) принцип обязательного планирования всего
процесса взаимодействия; 4) принцип обязательного соблюдения определяющей,
организующей роли следователя при осуществлении взаимодействия между
различными органами, организациями, лицами, привлеченными к участию в
расследовании: 5) принцип постоянного обмена первоначальной, промежуточной и
конечной информацией между участниками взаимодействия по ходу его развития и
использования достигнутых общими усилиями результатов в деятельности каждого
участника совместной деятельности. Достижения в области учения о тактической
операции оказывают заметное влияние на дальнейшее развитие
криминалистической теории методов расследования. Прежде всего это связано с
тем, что тактическая операция выступает в качестве теоретической основы и
реально-практической формы реализации метода расследования. С позиций
данного учения каждый метод расследования представляет собой созданную для
решения задачи расследования систему приемов, правил и средств,
последовательно реализуемых при проведении тактической операции. Такой
подход позволяет выявить следующие специфические особенности метода
расследования:
– метод расследования создается для решения какой-либо исходной,
промежуточной, заключительной задачи поисково-познавательной деятельности
следователя по уголовному делу;
– метод расследования реализуется в рамках определенного комплекса
следственных и/или иных действий, включенных в тактическую операцию;
– метод расследования является целостной, интегративной системой
приемов, правил, средств, элементами которых служат приемы, правила,
средства соответствующих отдельных действий субъектов тактической операции:
– структура метода расследования определяется структурой тактической
операции:
– полем применения метода расследования является та часть
поисково-познавательной деятельности следователя по уголовному делу, которая
“вписывается” в рамки проведения тактической операции. Не менее важно
значение учения о тактической операции и для дальнейшего развития учения о
следственной ситуации. Следственная ситуация выступает в качестве исходного
звена теоретических и практических конструкций относительно автономной
системы, содержащей связку следующих элементов: следственная ситуация –
задача (задачи) дальнейшего расследования – тактическая операция (операции).
Из этого видно, что учение о тактической операции органично связано с
учением о следственной ситуации. Процесс их взаимопроникновения,
взаимовлияния и взаимообогащения носит естественный, закономерный характер.
Не случайно поэтому в теории и практике тактической операции ключевым
является положение, соединяющее принцип системности с ситуационным подходом.
Воспринимая в учении о следственной ситуации все ценное и полезное для
собственного развития, учение о тактической операции оказывает самое
непосредственное, позитивное воздействие на его развитие.