.

А.В. Поляков Введение в общую теорию права и государства (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
1 40149
Скачать документ

А.В. Поляков Введение в общую теорию права и государства

КУРС ЛЕКЦИЙ

Настоящий курс лекций не преследует цель охватить все вопросы
общей теории права и государства, обычно предлагаемые для изучения
студентам юридических факультетов. Задача настоящего «Введения» –
познакомить читателя лишь с узловыми аспектами правовой теории,
рассмотренными сквозь призму разрабатываемой автором онтологической
концепции права как одного из возможных вариантов интегративного
правопонимания. Именно поэтому ряд вопросов общей теории права и
государства, которые нашли отражение на страницах монографии, освещен
конспективно. Собственный дополнительный комментарий к тем или иным
проблемам теории права и государства, так или иначе затронутым в
лекционном курсе, набран петитом или убран в подстрочник, – он может
представить интерес для тех, кто углубленно изучает правовую науку.

Сознавая, что учебный курс не лучшее место для научной полемики, я,
по возможности, старался ее избегать, опираясь на близкие мне идеи, а не
отталкиваясь от тех, которые представляются ошибочными или
неконструктивными. Естественным препятствием на этом пути является
необходимость сохранения определенного минимума «доказательности», что
как раз и предполагает диалог с инакомыслящими. Именно поэтому некоторые
принципиальные моменты уточняются в сопоставлении с контр идеями заочных
оппонентов.

Основу курса составили лекции, на протяжении ряда лет читаемые мною
студентам юридического факультета СПбГУ. Это обстоятельство
предопределило сознательный исследовательский интерес к петербургской
школе философии права. Со временем пришло убеждение, что многие идеи
мыслителей этого круга сохраняют свою научную актуальность и, будучи
синтезированы с традиционными интенциями русской правовой мысли, вполне
могут быть использованы для модернизации отечественной правовой теории,
стоящей на пороге нового тысячелетия. Тем не менее, правовая концепция,
отстаиваемая в данном курсе, – а) опирается на все доступные автору и
работающие на его правовидение дискурсы и б) не является «закрытой», а в
силу этого и окончательно сложившейся, продуманной во всех нюансах.
Может быть, подумают многие, это последнее обстоятельство является
достаточным основанием для того, чтобы не спешить с данной публикацией.
В этом есть свой резон. Единственным моим оправданием является
устойчивый скептицизм относительно того, что «окончательный» вариант
вообще возможен. Уже стала легендой история о том, как один выдающийся
русский ученый всю жизнь изучал земляного червя, но так и не успел
познать объект своего научного интереса до конца, сетуя незадолго до
смерти на то, что червь такой длинный, а жизнь такая короткая… «Червь»
юриспруденции locus natura munitus не имеет конца. И если студентам с
моей помощью удастся на него хотя бы заинтересовано взглянуть, буду
считать свою задачу на данном этапе выполненной.

Автор должен выразить особую благодарность И.Ю. Козлихину, Е.В.
Тимошиной и И.Л. Честнову, любезно согласившимся прочитать текст
рукописи и сделавшим в этой связи ряд ценных замечаний.

22 августа 2000 г.

Лекция 1. Проблема правопонимания в истории человеческой

мысли

Природа правового знания. Наука и идеология. Понятие типа
правопонимания. Основные типы правопонимания: этатистский,
естественно-правовой и социологический. Проблема правопонимания в
ретроспективе западной правовой мысли. На пути к интегральному
правопониманию.

Лекция 2. Основные этапы развития общей теории права и государства в
России

Возникновение общетеоретических знаний о праве и государстве в
России. Правовой этатизм (Г.Ф. Шершеневич). Социологическая школа
правоведения (Н.М. Коркунов, М.М. Ковалевский, С.А. Муромцев).
Психологическая теория права Льва Петражицкого. Неоидеализм в русской
правовой теории (Б.Н. Чичерин, В.С. Соловьев, П.И. Новгородцев, Е.Н.
Трубецкой). «Плюралистические» концепции права (Б.А. Кистяковский, Н.Н.
Алексеев). Марксистское правоведение в России. «Меновая» теория права
Е.Б. Пашуканиса. Официальная советская правовая доктрина. Современные
российские правовые теории.

Лекция 3. Возникновение права и возникновение государства

Проблема правогенеза. Общесоциальные (социо-психические и
социо-культурные) условия возникновения права. Государство как
специфическое социальное условие для возникновения цивилизованного
права. Возникновение государства: социально-экономические предпосылки.
Признаки, отличающие государство от догосударственных политических
обществ. Специфика политогенеза на «Западе» и «Востоке».

Лекция 4. Право и его онтологический статус

Многообразие образов права и единство его природы. Право как
психосоциокультурная система. Элементы права: общезначимые нормы и
межсубъектные правоотношения (субъективные права и коррелятивные
правовые обязанности). Определение права. Проблема принуждения в праве.

Лекция 5. Право и ценности

Понятие ценности. Виды ценностей. Иерархия ценностей. Правовые
ценности: эйдетические (формальные) и социокультурные (содержательные).
Право и свобода. Право и справедливость. Право и равенство. Право и
мораль.

Лекция 6. Правосознание

Правосознание и право. Понятие правосознания. Структура
правосознания: правовая онтология, правовая аксиология, правовая
праксиология. Правовая идеология и ее виды. Правовая психология.
Правовая установка. Коллективное и индивидуальное бессознательное в
правосознании. Виды правосознания. Субъекты правосознания. Особенности
российского правосознания и российской правовой культуры.

Лекция 7. Право и закон

Формальное и сущностное различение права и закона. Право и закон:
соотношение понятий. Право и закон в системе русских ценностей. Виды
права.

Лекция 8. Государство и право

Неотъемлемая связь государства и права. Право в государстве:
специфические признаки. Правовые возможности государства. Понятие
государства и его признаки: внешние и внутренние.

Лекция 9. Концепция правового государства

Формирование идеи правового государства. Признаки либерального
правового государства: гарантированность естественных прав и свобод
личности, разделение властей, верховенство правового закона, взаимная
ответственность личности и государства. Государство правовое,
социальное и социалистическое.

Лекция 10. Формы государства

Понятие формы государства. Основные формы государственного правления.
Монархия и ее виды. Республика и ее виды. Идеократия. Основные формы
территориального государственного устройства. Понятие унитарного
государства. Понятие федерации и ее виды. Понятие конфедерации. Формы
государственного (политического) режима. Демократический режим.
Либерально-демократический режим. Авторитаризм и его виды.
Идеократический режим.

Лекция 11. Функции государства и его механизм

Понятие функции государства. Виды функций государства. Понятие
механизма государства. Государственные органы и их виды. Функции
российского государства на современном этапе.

Лекция 12. Действие права

Право как система. Понятие действия права. Понятие социального
регулирования. Объект социального регулирования. Нормативное и
ненормативное регулирование. Правовое регулирование и правовое
воздействие. Предмет социального и правового регулирования: общественные
отношения и общественное поведение. Предмет и методы правового
регулирования. Способы и типы правового регулирования. Стадии правового
регулирования. Механизм правового регулирования (механизм действия
права).

Лекция 13. Нормы права

Понятие нормы. Законы и правила. Природа долженствования. Социальные
нормы. Субъекты и объекты социальных норм. Содержание социальных норм.
Языковые формы. Проблема индивидуальных норм. Виды социальных норм:
моральные, нравственные, правовые и утилитарные нормы. Технические
нормы. Понятие правовой нормы. Признаки правовой нормы и
государственно-признанной правовой нормы. Структура правовой нормы. Виды
гипотез, диспозиций и санкций. Виды правовых норм.

Лекция 14. Система норм права (система объективного права)

Правовая действительность и правовая система. Система права и система
норм права. Частное и публичное право. Материальное и процессуальное
право. Отрасли и подотрасли права. Институты права.

Лекция 15. Источники права

Понятие источника права: многообразие смыслов. Источник права как
правовая форма. Виды источников права: правовой обычай, судебный
прецедент, нормативный правовой договор, правовая доктрина, священные
книги, принципы международного права, нормативный правовой акт. Понятие
правового акта. Признаки нормативно-правового акта. Действие
нормативно-правового акта во времени, в пространстве и по кругу лиц.
Понятие закона. Стадии законотворчества. Виды законов. Подзаконные акты:
понятие и виды.

Лекция 16. Законодательство

Понятие законодательства. Система законодательства (система
нормативно-правовых актов) и система норм права. Систематизация
законодательства и ее виды: учет, инкорпорация, консолидация,
кодификация.

Лекция 17. Правовые отношения

Различные теоретические подходы к проблеме правоотношения. Понятие
правового отношения. Структура правового отношения. Понятие
правосубъектности. Правоспособность и ее виды. Понятие дееспособности.
Виды субъектов правоотношений. Объект правового отношения. Содержание
правового отношения. Субъективное право и его структура. Правовая
обязанность и ее структур. Виды правовых отношений. Правовые факты и их
виды. Правовые презумпции и фикции.

Лекция 18. Применение права

Применение права как особая форма его реализации. Понятие
правоприменительной деятельности и ее признаки. Стадии
правоприменительной деятельности. Акты применения права и их виды.
Пробелы в законодательстве и способы их восполнения. Аналогия права и
аналогия закона.

Лекция 19. Толкование права

Понятие толкования права. Объект толкования. Способы толкования:
филологический, систематический, логический, исторический,
функциональный. Толкование по объему: буквальное, распространительное,
ограничительное. Субъекты толкования. Виды толкования. Официальное и
неофициальное толкование. Аутентическое (авторское) и легальное
(делегированное) толкование. Нормативное и казуальное толкование.
Обыденное, профессиональное и доктринальное толкование.

Лекция 20. Правонарушение

Различные теоретические подходы к понятию правонарушения. Понятие
правонарушения. Признаки правонарушения. Структура правонарушения:
объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Лекция 21. Правовая ответственность

Различные теоретические подходы к понятию правовой ответственности.
Социальная ответственность и ее виды. Понятие правовой ответственности.
Признаки государственно-правовой ответственности.
Государственно-правовая ответственность как правоотношение. Принципы
государственно-правовой ответственности. Виды государственно-правовой
ответственности.

Лекция 22. Законность и правопорядок

Различные теоретические подходы к понятию законности. Понятие
законности. Содержание законности. Субъекты законности. Принципы
законности. Обеспечение законности. Понятие правопорядка. Содержание и
форма правопорядка. Структура правопорядка.

ЛЕКЦИЯ 1. Проблема правопонимания в истории человеческой мысли

Природа правового знания. Наука и идеология. Понятие типа
правопонимания. Основные типы правопонимания: этатистский,
естественно-правовой и социологический. Проблема правопонимания в
ретроспективе западной правовой мысли. На пути к интегральному
правопониманию.

Природа правового знания. Для того, чтобы правоведение можно было
рассматривать как науку, необходимо опираться на достоверное знание,
понимающее и объясняющее суть правовой реальности. Только в этом случае
возможно наиболее эффективное использование всего потенциала права. Ведь
от того, истинные или ложные представления о праве и его возможностях
складываются в обществе, зависит не только правовая политика, но и сам
порядок отношений, облегчающий или, наоборот, затрудняющий возможность
облечь социальную энергию в правовые формы. Что представляет собой
право? Является ли оно установлением государства, творческим актом суда,
природным свойством человека или индивидуальным психическим явлением?
Где искать право? Эти вопросы значимы не только для ученого-теоретика,
но и для законодателя, судьи, адвоката, истца и потерпевшего…

Таким образом, определение сути феномена права является важной
теоретической задачей, имеющей практическое значение. Однако до сих пор
в науке нет единого представления о природе права, и это обстоятельство
заставляет подчас усомниться в самой возможности получения достоверного
юридического знания. С чем связано такое положение вещей? Имеется
несколько серьезных причин для существования теоретико-правового
плюрализма. Они имеют как субъективный, так и объективный характер.

1. Социокультурные различия общественных систем. Различия в образах
права, представленных в науке, в значительной степени обусловливаются
разными социокультурными условиями формирования и функционирования
национальных правовых систем. Эти особенности проявляются и на уровне
правосознания общества, и в способах и типах нормативной регуляции
общественных отношений, и в специфике правоприменительной практики.
Наиболее ярко они отражаются в правопонимании «Востока» и «Запада».

Следует особо подчеркнуть, что только в западной цивилизации право
является основной социальной ценностью. И этому есть соответствующее
объяснение. Социально-экономические, политические и духовные условия
формирования древнегреческого полиса – колыбели западной цивилизации –
способствовали зарождению античного «либерализма». Человек при этом
понимался как самостоятельный индивидуум, наделенный разумом, свободой
выбора и способностью определять свою судьбу. Поэтому он жил для самого
себя, а не для того, чтобы служить какому-нибудь высокопоставленному
человеческому существу или сверхъестественной силе. Это и означало
появление индивидуализма. «Политическим последствием этого
индивидуализма была независимость полисного сообщества, граждане
которого в силу закона совместно обладали политическими и юридическими
правами. Следовательно, принцип законности (здесь – то же, что и принцип
права – А.П.) стал центральным для данного типа социальной организации».
Экономической основой такого общества, формировавшегося в течение веков,
является частная собственность, которая наиболее эффективно способна
развиваться в условиях свободного рынка; политической основой –
демократия (политический рынок); идеологической основой – духовный
плюрализм (рынок в сфере духа). Именно потому право и является
первоосновой индивидуалистического общества, что без него индивид не
может отстоять, утвердить и преумножить свою собственность, как
материальную, так и духовную. Право при этом понимается не только как
закон, а гораздо шире – как естественные права и свободы человека,
распространяющиеся как на сферу частной, так и публичное его жизни.

Иным путем развивались цивилизации на востоке. В этих обществах
индивидуализм не имел ни духовной, ни экономической, ни политической
почвы для своего развития и практически отсутствовал. Каждый член
общества воспринимал себя не как хозяина жизни, обладающего в этой связи
неотъемлемыми правами, а, скорее, работником, призванным исполнить свою
религиозно-нравственную обязанность – следовать высшей (божественной)
воле. Такие общества, которые в науке часто именуют коллективистскими и
традиционными, связаны общей религиозной идеологией, обычаями и
традициями, исходя из которой формируются и решаются стоящие перед
обществом задачи. Право (закон государства) здесь получает значение не
основного, а вспомогательного принципа; на первое место выдвигается
религиозная мораль, связывающая человека обязанностями, а также
традиции, обычаи, ритуалы. Образ права в традиционных обществах получает
значение, кардинально отличное от его значения на Западе. Оно понимается
больше как средство на случай крайней необходимости, чем основание
нормальной повседневной жизни. Во всяком случае, по отношению к
индивидууму право в таком обществе лишено всякого ореола «святости».

Сам факт существования т.н. «правоцентристских» (западных) и
«этикоцентристских» (восточных) цивилизаций не дает оснований для их
оценки ни как как «прогрессивных», ни как «отсталых», так как,
опять-таки, для этого отсутствуют универсальные критерии. Поэтому
современная наука должна исходить из цивилизационного плюрализма, т.е.
признавать не только наличие нескольких цивилизаций, но и их
принципиальную разность.

2. Эпистемологический анархизм. Для постоянной теоретической борьбы за
правопонимание имеются причины и гносеологического порядка. Дело в том,
что право представляет сложный объект для познания. Право многопланово
и, начиная изучение права с какого-то отдельного звена, очень трудно
используя понятийную логику охватить его целиком. Давно замечено, что
логические понятия, рассмотренные как система доказательств, в своих
истоках опираются на недоказуемые постулаты, и в силу этого все
логические построения оказываются построенными на металогических
основаниях. Очень часто эти постулаты получают вольно или невольно
идеологический характер.

Наука и идеология. Что в данном случае понимается под идеологией?
Нечто, отличное от беспристрастного объективного знания.

Понятие идеологии трактуется в общественных науках неоднозначно.
Идеологии пытались придать и научный статус, отождествить с точным
знанием, и, наоборот, представить ее ложным сознанием, фальсификацией
действительности. Поэтому для того, чтобы можно было использовать этот
термин, необходимо, по выражению французского политолога Ж.-М. Денкэна,
«вытряхнуть из него яд» и заключить его в ясные и недвусмысленные
границы по отношению к праву. Идеология не может быть объективным
знанием о природе права, так тогда она не отличалась бы от правовой
онтологии, т.е. от знания того, что есть право по своей природе (в своем
эйдосе). Смысл существования идеологии в другом. Как верно подметил тот
же Денкэн, идеологии являются объяснениями мира, и в этом заключается их
основная функция, в определенном смысле отделяющая их от науки.
Французский политолог объясняет это в экзистенциалистском ключе, который
с некоторыми оговорками может быть принят и использован: «Люди рождаются
в уже созданном естественном и общественном мире, – пишет Ж.М. Денкэн. –
Этот мир им не подчиняется. Напротив, он сопротивляется их желаниям и их
воле. Он потенциально опасен. Но вместе с тем он безразличен к человеку.
Угроза порождает страх. Безразличие вызывает нарциссистскую рану: каждый
индивид считает себя целью мира и страдает от того, что этот мир не
заботится о нем. Это двойственное явление порождает два типа поведения.
Первый тип благодаря объективному познанию дает возможность эффективно
действовать: ботаник, например, учится различать съедобные растения и
использовать их в терапевтических целях. Второй тип предполагает
противоположный смысл: благодаря ему человек кончает со своим
одиночеством метафизическим и вступает в диалог с невидимыми силами,
которые правят его судьбой. Для современной мысли обе эти позиции
глубоко различаются. Первая позиция есть рациональная позиция, с которой
связано рождение научного знания. Вторая – иррациональная позиция, ибо
претендует достичь целей, которые по своей природе недоступны человеку.
Тем не менее, …обе позиции имеют одну общую цель. В обоих случаях речь
идет о том, чтобы понять вещи и придать им смысл, найти средства для
воздействия на них». Таким образом рождается миф, который имеет даже
свою «имплицитную рациональность», так как давая объяснение злу, он
позволяет в какой-то степени его обуздывать. И все же идеология
противоположна науке. Идеология имеет нормативный характер: она ставит
вопрос о добре и зле, и поэтому даже внешне объективные ее анализы
«скрыто ориентированы ценностями», в то время как наука по своей природе
ненормативна. Наука допускает возможность действовать, но опосредованно.
Часто проходили века между научным открытием и его практическим
применением. Идеология же предназначена только для непосредственного
действия. Будучи нормативной, идеология предлагает идеал, который нужно
реализовать. Далекая от того, чтобы быть только чистым знанием,
идеология создает только такие идеи и ценности, которые могут приказать
перейти к действиям. Поэтому «идеология есть лозунг сроочной и тотальной
мобилизации». Вывод Денкэна неутешителен для идеологии – она есть ложное
знание, противоположное истинной науке. Представляется, что этот вывод
излишне категоричен. Идеология, действительно не является наукой, но она
и необязательно является ложным знанием. В конечном счете, все зависит
от того, о какой идеологии идет речь, насколько она «встроена» в систему
онтологического правового знания и насколько соответствует практической
философии права. (См. ниже).

Итак, идеология представляет собой разновидность ценностного знания,
т.е. знания, основанного на ценностных предпочтениях. Позитивная
ценность – это то, что эмоционально – интеллектуально воспринимается
человеком как значимое для него, т.е. желаемое, должное, сопричастное
добру. Сам факт ценности чего-либо не доказывается, а переживается.
Иными словами, в основании ценности отсутствуют рациональные
(логические) доказательства. Например, красота является ценностью, но
рационально обосновать, что является красотой и почему она значима для
человека – невозможно. Свобода также является ценностью, но доказать это
с помощью логических силлогизмов нельзя и т.д. Право само является
ценностным явлением, и из этого возникает теоретический соблазн все
право свести к определенным ценностям (равенства, свободы, прав
человека, общего блага, справедливости и т.д.). В науке представлены и
противоположные варианты, стремящиеся полностью исключить право из сферы
ценностей, обосновав его не органически, как многоединство (включающее и
ценностный аспект), а механистически, как совокупность каких-либо
однородных элементов – норм долженствования (нормативизм) или законов,
установленных государством (этатизм).

Отождествление права с какими-либо конкретными ценностями выводит
правоведение из области науки, т.к. такое теоретическое обоснование
права получает идеологический характер, т.е. оказывается основанным на
определенных (коллективных или индивидуальных) ценностных предпочтениях.
В разных обществах, как это было показано выше, имеются различные
системы ценностей, и право невозможно вписать в одну единственную,
выбранную с учетом приоритета определенных цивилизационных критериев.
Например, право нельзя отождествить с правами человека, т.к. права
человека не являются универсальной ценностью и тем более, никакое право
не исчерпываются ими. Но право невозможно свести и к правам
коллективным, а тем более – к обязанностям или приказам власти. Поэтому,
если право по своей природе всегда имеет ценностный аспект, то
теоретическое обоснование права не может быть построено на предпочтении
какой-либо конкретной ценности, т.к. это означало бы не создание научной
теории, а формулирование определенной идеологии.

Но и при теоретическом отрицании (или игнорировании) связи права с
ценностями избавиться от идеологических постулатов не так то просто.
Например, разновидностью волюнтаристского правопонимания является
марксистская теория права как выражения воли господствующего класса.
Ложность этой теории заключается не в том, что право не может выражать
волю господствующего класса, – определенные разновидности права при
определенных условиях вполне могут быть таковыми. Но такие специфические
условия проявления права выдаются за их сущность только тогда, когда им
придается определяющее теоретико- ценностное значение.

Идеология зачастую проявляет себя как форма социально-группового,
коллективного самосознания, функциями которого являются, в том числе,
осознание внутригрупповой идентичности, противопоставляемой субъектности
других групп (сословий, классов, обществ). В сфере группового сознания
определены границы между теми, кто «мы» и «они», «свой» и «чужой»,
«друг» и «враг» и т.д. Это и есть идеологические границы и связи, потому
что они, во-первых, устанавливаются на основе групповых интересов и
коллективных психологических переживаний, во вторых, являются основой
приобретения индивидом социального статуса, в-третьих, расставляют
«стрелки и указатели» в области социального поведения, определяют
движение массы человеческих действий (взаимодействий, содействий,
противодействий). «Кто не «свой» и не «чужой», не «друг» и не «враг», не
«полезен» и не «вреден», тот в плоскости определенных общественных
отношений выступает как случайный персонаж, неинтересный маргинал.
Идеологии зарождаются в группах и сфере их взаимоотношений; серьезные и
крупные идеологии связаны с существованием сословий, классов,
развертыванием общественных движений, конфликтов и борьбы».

Научное знание предполагает отделение идеологии от правовой онтологии
(т.е. от теории, определяющей, что есть право), но, с другой стороны,
необходимо сознательно культивировать и обосновывать определенную
правовую идеологию в правовой теории тогда, когда речь идет о правовых
идеалах (о том, каким должно быть право в тех или иных социокультурных
координатах). Научные методы для этой цели не годятся, и на помощь
следует призвать философию, которая, в идеале, должна быть посредницей
между наукой и идеологией, освободив последнюю от узко-партийного,
группового значения и интегрировав ее в систему целостного философского
знания. (См. ниже).

Но разграничить научное знание и идеологию не так-то просто.
Объясняется это спецификой правоведения и вообще социальных наук (наук о
духе), существенно отличающихся от наук естественных (наук о природе).

Ученый-естествоиспытатель противостоит миру наблюдаемых объектов как
внешней для него действительности, на которую он воздействует, используя
различный инструментарий и определяя условия эксперимента. Но он никогда
не бывает имманентной частью этого объекта или процесса воздействия на
объект. «Никогда математик, астроном или биолог внутренне не вживается в
объект своего наблюдения, не отождествляет себя с ним. Они смотрят на
него со стороны, и берут результат своего исследования таким, каков он
есть… Отношения ученого и объекта исследования в естественных науках
характеризуется, во-первых, определенной дистанцией между ними,
во-вторых, тем, что данное отношение развивается в границах фактического
и сущего.

В социальных науках отношение ученого (наблюдателя) и объекта
исследования (наблюдения) чрезвычайно усложнено. Исследователь
социальных отношений сам является их участником и нередко весьма
активным, т.е. он сам включен прямо или опосредствованно в объекты и
процессы, которые он изучает. Наблюдение осуществляется не со стороны, а
как бы изнутри объекта, общества, государства, нации. Оно ведется с
определенных позиций внутри общества, а это чаще всего позиция классов
или социальных групп, к которым принадлежит ученый-исследователь.
Социально-политическая, национальная, конфессиональная и иная
привязанность исследователя (экспериментатора или теоретика) к своей
группе, очевидно, сказывается на результатах его интеллектуальной
деятельности».

Задача, стоящая перед естествоиспытателем, состоит в установлении по
возможности простых и общих законов, позволяющих прогнозировать
закономерное протекание каких-либо процессов в будущем. При этом все
индивидуальное, ситуационное, не вписывающееся в определенные заданные
параметры – просто не принимается в расчет. Науки о духе принципиально
отличаются от наук о природе обращением к действительности во всей ее
полноте и неисчерпаемости. Но любой исследователь в этой области, как
это было показано выше, подходит к своему объекту с определенным
предварительным мнением, предпониманием, которое формируется из его
повседневного опыта, воспитания, окружающей научной среды.

Такое предпонимание неизбежно включает в себя и момент
идеологический. Задача исследователя, однако, состоит в том, чтобы
освободиться от всего, что мешает воспринять объект исследования
предметно, а применительно к правоведению, это означает, как было
отмечено выше, необходимость отделить научно-теоретическое рассмотрение
права как оно есть (в онтологическом смысле), от философско-практической
задачи определения того, каким право должно быть (т.е. какие принципы
справедливости в нем должны быть реализованы). Иными словами, правовая
онтология, которая сама гносеологична и аксиологична и потому
предполагает и соответствующую гносеологию и теоретическую аксиологию,
имеет в качестве коррелята практическую философию права, основанную на
онтологически и духовно укорененных ценностях и создающую в единстве с
теоретической философией (правовой онтологией) целостную философию
права. Это означает, что концепция права не может быть только наукой, но
должна быть и философией. П.А. Флоренский был недалек от истины, когда
утверждал, что наука – зачастую дело кружка, сословия, касты, мнением
которых она и определяется, и в этом схемостроительстве из себя, не
ведая нищеты духовной, наука может быть враждебна жизни.

Философия, по Флоренскому, а следовательно, и философия права, «есть
прямой рост бытового жизнепонимания, его непосредственная обработка, его
любимое чадо. Как и родитель ее, она существенно требует неопределенной,
бесконечной, целокупной полноты своей области; как и житейское
воззрение, философия требует живого, т.е. движущегося наблюдателя жизни,
а не застылой условной неподвижности. Философия, короче, утверждает
богатство и жизнь, соглашаясь с наукою лишь в необходимости пути.
Философия не довольствуется ни одной степенью описания, стремиться к
большей и большей полноте, ибо она последовательно углубляет плоскость
своего описания. Философия имеет предметом своим не один закрепленный
ракурс жизни, но ракурс переменный, подвижную плоскость мирового
разреза. Не фактически вынуждаемая историей, но по изволению своей
свободы, она избирает в удел себе переменную точку зрения.
Последовательными оборотами, философия ввинчивается в действительность,
впивается и проникает ее все глубже. Она есть умная медитация жизни,
претворяемой в текущее слово, ибо, чтобы быть умным, каждое движение
созерцающего духа – в духе дает свой словесный образ, необходимо
возникающий, как волна, что бежит за пароходным винтом.

И философия есть язык; но она – не одно описание, а множество
таковых, превращающихся одно в другое. Она – драма, ибо символы ее –
символы движущиеся. Диалектика – таково имя описания, свободно
определившего себя к углубляющемуся воззрению: так и драма есть
зрительно явленная диалектика. Если науки теснимы историей к тому же и,
сбитые напором необходимости, лишаются связности и внутреннего единства,
при многих точках и меняющемся поле зрения, то философия, напротив, по
своему почину определив себя к движению, сделав именно движение началом
своей связности, блюдет единство в беге жизни и одна только может с
истинным правом сознавать себя объяснительницей жизни».

Такое объединение и решение двух разных задач (теоретической и
практической) в единой философии права, позволит говорить о последней и
как о науке, изучающей правовую гносеологию, онтологию и теоретическую
аксиологию (теоретическая философия), и как о практической философии,
«искусстве добра и справедливости». В таком контексте философия права
должна восполнить ограниченные возможности науки права.

Понятие типа правопонимания. Основные типы правопонимания. Из
сказанного выше следует, что в теории сложились и сосуществуют различные
образы права, различные его концепции. Но, несмотря на все их
многообразие, можно выделить наиболее общие, наиболее типичные
теоретические представления о том, что есть право.

Тип правопонимания – определенный образ права, характеризуемый
совокупностью наиболее общих теоретических признаков права и наиболее
общих признаков практического к нему отношения. Исходя из этого можно
выделить, по крайней мере, два основания для классификации типов
правопонимания: практический и теоретический. Практический тип
правопонимания отражается в общественном правовом сознании, как наиболее
общие признаки характеризующие отношение общества к праву, особое
правовидение и правочувствование. Каждая цивилизация имеет свой тип
правопонимания. Можно выделить и более общие группы, например,
правопонимание «Востока» и «Запада».

В своем теоретическом развитии западная правовая мысль
сформулировала три основных теоретических подхода к правопониманию (три
типа правопонимания): естественно-правовой, этатистский и
социологический.

Естественно-правовой подход (юснатурализм). Один из древнейших вариантов
правопонимания. По своей сути является противоположностью правового
этатизма. С точки зрения последнего право есть нечто искусственное и
изменчивое, создаваемое волевым актом государства. Естественное
(природное) право, наоборот, трактовалось как постоянное и неизменное
и, подобно совершенным законам природы, такое же совершенное. В силу
этого оно воспринималось как абсолютная ценность: воплощение
справедливости, добра, нравственности и гуманизма.

На вопрос о происхождении естественного права ответы давались самые
разные. Начиная с античности, естественное право уподоблялось законам
природы, которым подчиняется все живое: и люди, и звери. Таковы
естественные законы, заставляющие людей защищать собственную
безопасность и свое имущество, вступать в брачные союзы, иметь детей и
заботиться о них и т.д. Естественное право отождествлялось с
естественной закономерностью, такой же как, например, рождение и
последующая смерть.

В Средние века естественное право получило теологическое
(божественное) обоснование. Его трактовали как волю Бога, которая
находит отражение в человеческом разуме и в Священном Писании (Ф.
Аквинский).

Еще позднее, в ХУ11-ХУ111 вв., естественное право связали с правами и
свободами человека, которые непосредственно вытекали из его природы.
Весь перечень этих прав, по мысли адептов юснатурализма, можно было
непосредственно вывести из человеческого разума, и он имел
исчерпывающий, постоянный и неизменный характер, как постоянны и
неизменны законы разума. Подобная гуманистическая интерпретация
естественного права доминирует в общественном правосознании Запада и
сегодня.

Уже в новейшее время значительное распространение получила точка
зрения, согласно которой естественное право представляет собой некий
правовой идеал, на который необходимо равняться позитивному
(государственно установленному) праву. Этот идеал зачастую понимался как
совокупность нравственных требований к действующему в государстве праву.

Несмотря на свое многообразие, концепции юснатурализма (естественного
права) имеют сходство в следующих моментах:

Естественное право как «хорошее», «настоящее», «правильное» право
противопоставляется «плохому», «неправильному» позитивному праву
(закону, установленному государством).

Естественное право понимается как существующее независимо от государства
и общества.

Естественное право постоянно и неизменно, не подвержено «порче».

Этатистский подход. Название происходит от французского слова «Etat» –
государство. По своей сути является идейной противоположностью
юснатурализма. Возникает как результат секуляризации правовой культуры,
когда государство стало пониматься как «человеческое, слишком
человеческое» дело. Согласно данному подходу, право всегда является
созданием государства или, по крайней мере, всегда опосредуется
государством для того, чтобы получить все свои правовые свойства и стать
именно правом. Право в этом случае понимается как совокупность норма
(правил поведения), установленных или санкционированных государством.

Основными признаками права признаются формальная определенность
(находит свое наиболее полное воплощение в писаном законе) и
защищенность публичной властью государства. Иными словами, право – это
внешний порядок, поддерживаемый при помощи физического принуждения со
стороны государства. В свое время кредо этатистского подхода афористично
сформулировал создатель СССР В.И. Ленин: «…Право есть ничто без
аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права (т.е. – без
государства. А.П.)». В своей волюнтаристской трактовке тот же вариант
правопонимания определяет право как волю государства (народа, класса),
возведенную в закон.

Такой подход вполне совместим с представлениями о произвольности
права, о возможности навязать его обществу принудительно, хотя бы оно и
воспринималось большинством населения как нечто чуждое и неприемлемое.
Указанный подход или обходит стороной ценностную проблематику в праве,
полагая, что она не затрагивает его природу, или придает ей
второстепенное значение, отдавая приоритет государственной воле.
Поэтому вопрос о справедливости права, его нравственной обоснованности,
соответствие существующим нормам правосознания, т.е. вопрос о ценностной
легитимации права – исключался сторонниками правового этатизма из
предмета юридической науки, или призвался несущественным.

Идеи, характерные для этого направления, высказывались уже
некоторыми древнегреческими софистами. Свое эмпирическое подтверждение
этатизм получил в период становления в Западной Европе абсолютистских
государств, а философское обоснование – в учении позитивизма.

Философский позитивизм возник в 30-х годах Х1Х века, и его
основателем являлся французский мыслитель О. Конт (1798-1857). Вслед за
известным немецким философом И. Кантом, Конт полагал, что человеческий
разум не способен проникать в сущность вещей, поэтому и наука должна
избегать «метафизики», претендующей на раскрытие причин явлений, а
заниматься лишь описанием этих явлений. Научное знание может быть только
позитивным, т.е. основанным на синтезе выводов из естественных и
общественных наук. Применительно к теории права это предполагало сужение
предмета данной науки до совокупности знаний об установленных
государством правовых нормах и их взаимосвязях между собой, т.к. все
иное могло быть отнесено к «метафизике». Видными представителями
правового этатизма на Западе в Х1Х – ХХ вв. были И. Бентам, Д. Остин, П.
Лабанд, К. Бергбом и др.

III. Социологический подход. Для социологического правопонимания
характерно стремление понять право как социальное явление, отражающее
закономерные условия социального бытия и относительно независимое от
государства. Право, с позиций такого подхода, возникает непосредственно
в обществе, через отдельные правовые отношения постепенно складываясь в
нормы обычаев и традиций. Часть из них получает государственное
признание и либо отражается в законах, либо санкционируется действующим
законодательством, получая значение официальных источников права. Для
социологического подхода право есть не просто нормативное установление,
приказ, «воля» и т.д., а то, что реально определяет поведение субъектов,
их права и обязанности, воплощаясь в правовых отношениях. Правовые
отношения предшествуют правовой норме. Право – это то, что реально
существует в жизни, а не то, что записано в книгах законов. Такое
книжное право вполне может быть «мертвым», т.е. фактически не оказывать
никакого воздействия на общественные отношения. Решающую роль в отличие
«правового» от «неправового», по мнению многих сторонников
социологической доктрины, должен играть суд. Суд своими решениями даже
может создавать право, основываясь на складывающихся в обществе
представлениях о должном и справедливом.

Проблема правопонимания в ретроспективе западной правовой мысли.

Как было отмечено выше, проблема правопонимания и, соответственно,
обоснования правовой теории во многом зависит от тех культурных кодов,
при помощи которых происходит интерпретация правовых феноменов. В
различных цивилизациях право играет различную роль, занимает разные
места в системе социальных ценностей и по-разному воспринимается и
объясняется.

Русская правовая мысль возникла значительно позже, чем в Европе и в
наиболее древних регионах Востока. Само российское государство
сформировалось тогда, когда на Западе государственность уже существовала
тысячелетия. Какое же влияние оказала западноевропейская правовая мысль
на российскую правовую теорию?

В рамках западной правовой традиции долгие годы доминирующую роль
играла идея естественного права, во многом определившая становление
западной теоретико-правовой мысли и правовой культуры в целом. Но сама
концепция естественного права, как чего-то принципиально отличного от
права, существующего в обществе и государстве, не является корректным
ответом на ту теоретическую проблематику, которой она была вызвана к
жизни. Необходимо иметь в виду, что правопонимание, характеризуемое как
«естественное», впервые возникает в обществах, где право, неотделяемое
еще от религиозного закона, являлось высшей социальной ценностью. Закон
имел сакральное значение и как архефакт древней культуры получал
признаки, свойственные Божеству. Так же как Божеству, закону
приписывались атрибуты совершенства: вездесущность, неизменность,
благостность. В силу этого закон понимался как действовавший повсюду: и
в природе, и в обществе, и в государстве (древнеримские юристы). Но лишь
в государстве человек оказывался соучастником Божьего дела и по мере
своих слабых сил мог также создавать законы, более или менее
соответствующие Божественным образцам. Неизменность закона также
рассматривалась как выражение совершенства: только пребывающее вовеки
могло господствовать над временным и преходящим. Не меньшее значение
имела и сопричастность закона Высшему благу, в силу чего он понимался и
как критерий морали, и как высшее выражение справедливости. Такое
мифологическое восприятие права и закона ушло в прошлое вместе с
развитием науки, и вместе с ним должна была уйти в прошлое и идея
естественного (природного или божественного, но – трансцендентного
обществу и государству) права, если бы не актуальность той проблематики,
на которой сформировалась идея юснатурализма и которая отражает реальные
аспекты правового бытия.

В этой проблематике стоит выделить два момента: онтологический и
аксиологический. В онтологическом плане идея естественного права была
призвана дать объяснение тому факту, что законы государства не
исчерпывают собой бытие права. Естественное право изначально и было
понято как право (закон), но возникающее независимо от государства и
общества, т.е. в генетическом плане как асоциальное. Такой ответ на
данную проблему неудовлетворителен, но сама проблема определения
внегосударственных границ бытия права остается.

Другой аспект онтолого-правовой проблематики связан с необходимостью
объяснения того исторического факта, что наряду с бесконечной
изменчивостью отдельных правовых норм и отношений в праве существует
нечто постоянное и неизменное, переходящее из одной правовой системы в
другую, – некие основополагающие принципы и правоположения, которым в
силу их онтологической укорененности в социальной системе придавалось
значение естественно-правовых (как, например, в философии Аристотеля).
Отметим, что и в этом случае естественно-правовая трактовка таких норм
становится излишней и не выдерживает конкуренции, например, с концепцией
феноменологической школы (см. об этом лекцию «Основные этапы развития
общей теории права и государства в России»), объясняющей существование
таких неизменных правовых феноменов, не прибегая к юснатурализму.

В аксиологическом аспекте большое значение имеет, впервые
сформулированная как естественно-правовая, проблема ценностной
легитимации (обоснования) права. Юснатурализм верно установил
неразрывную связь между правом и социальными ценностями, такими как
мораль, религия, справедливость, однако неправомерно ее абсолютизировал,
настаивая на возможности свести все право к конкретному набору
ценностей.

Итак, надо признать, что поразительная живучесть
естественно-правовой идеи объясняется непреходящей актуальностью
связанной с ней проблематики. Но сама концепция естественного права, как
права отличного от позитивного, содержит неустранимые противоречия, для
разрешения которых требуется или отказаться от самой идеи «естественного
права» в пользу, например, «правового идеала» (т.е. совокупности
представлений о должном праве), или признать естественным правом особую
разновидность права позитивного (имеющего соответствующую правовую
структуру и, следовательно, реально функционирующего в обществе) – что
обесценивает саму идею естественного (природного) права, как права
независимого от права позитивного.

Действительно, если право как специфическое явление, отличное от
других, даже и схожих явлений, обладает собственным набором
отличительных признаков, собственной структурой, то и естественное и
позитивное право, как право, должны обладать общими системными
элементами. Проблема подавляющего большинства теорий естественного
права заключается в том, что последнее в них предстает как некий феномен
в своих сущностных чертах отличный от права позитивного и, таким
образом, при помощи родового понятия “право” описываются структуры, хотя
и взаимосвязанные в определенных моментах, но принадлежащие к разным
реальностям. Таковы, например, трактовки естественного права или как
закона природы, или как идеи, олицетворяющей справедливость,
индивидуальную свободу, социальный компромисс, общественное согласие и
т.д. В первом случае отсутствует элемент долженствования, поскольку
законы природы представляют собой законы сущего и, как следствие, не
образуют никаких прав и обязанностей субъектов. Во втором случае
происходит смешение идеи справедливого права, с правом как неким
реальным действующим феноменом, объективной социальной реальностью. А
ведь всякое право, как верно подчеркивал в свое время известный
российский ученый Б.А. Кистяковский, “именно потому, что оно есть право,
является всегда действующим или осуществляющимся правом”.

Другой часто встречающейся ложной посылкой юснатурализма является
отмеченное выше убеждение в том, что право олицетворяет собой абсолютное
добро и не может выступать ни в какой иной роли. Здесь имеет место
смешение рационально-этических целей, реализуемых или в потенции могущих
быть реализованными в конкретной правовой системе, с правовой
действительностью, в которой эти цели всегда имеют лишь относительную
степень воплощения. Убедиться в том, что присущий многим концепциям
юснатурализма аксиологический максимализм не имеет ни научного смысла,
ни практического значения довольно легко – стоит только попробовать
применить эти критерии к каким-либо действующим правовым нормам. Таковых
в этом случае просто не окажется из-за их практического несовершенства и
возможности различной оценки.

Известным слабым звеном естественно-правовых теорий является и
неспособность отделить естественное право от морали, что зачастую ведет
к их прямому отождествлению. Но то, что было закономерно на заре
человеческой мысли, простительно в эпоху ее формирования, извинительно в
период перехода к современному научному знанию, недопустимо сегодня,
если только российская юриспруденция претендует на то, чтобы быть
наукой.

На исходе тысячелетия идея индивидуалистически истолкованного
естественного права, как в практике построения правового государства,
так и в правовой теории, выполняет, прежде всего, идеологическую функцию
легитимации политического строя либеральной демократии. Научное значение
концепции естественных прав человека, т.е. прав, дарованных ему природой
(Богом?), – ничтожно, но идеологическое значение – огромно, т.к. таким
образом, нравственно ограничивается возможность власти произвольно
посягать на свободу индивидуума. Подобное ограничение совершенно
необходимо, вопрос заключается лишь в том, какими средствами его
добиваться. И если наука будет по-прежнему служанкой идеологии, то ей не
останется ничего другого, как подгонять научные теории под
идеологический заказ. Но единственный ли это путь для упрочения прав и
свобод личности? Думается, что нет. Идея прав человека может и должна
быть философски обоснована и идеологически сформулирована как
необходимый момент общего статуса человеческой личности. И утверждение
этой идеи в общественном правосознании будет являться основной гарантией
того, что она не останется только идеей, а получит устойчивую правовую
форму. Но для своей социальной легитимации в стране со специфической (в
основе своей православной) культурой эта идея должна быть истолкована
только духовно, религиозно-нравственно, а не в духе западного,
юридического по своей сути, мировоззрения.

Далеко не случайно то обстоятельство, что в русской политико-правовой
мысли идея естественного права практически не находила своего отклика, а
если и находила, то в таком своеобразном преломлении, что от
естественного права в западноевропейском смысле ничего не оставалось
(например, «возрожденное естественное право» начала ХХ в.). Иначе и быть
не могло в исторически сложившейся культурной среде, и духовно и
социально отрицающей принцип индивидуализма (эгоизма, себялюбия) как
основы общественного уклада. Естественно-правовые веяния впервые
проникли в Россию вместе с протестантскими ересями ХУ1 в. и были
восприняты именно как ересь. Дальнейшая их судьба была связана с
западной ориентацией официальной российской идеологии и
государственности, и лишь в ХХ в. состоялась попытка возродить идею
естественного права как некоего нравственного идеала, т.е. вполне в
русле традиционного российского менталитета. (Само использование
словосочетания «естественное право» объяснялось отсутствием другой
сложившейся терминологии).

Но не более приемлемыми для российской правовой теории являются и
другие варианты западного правопонимания. Основной их недостаток
заключается в свойственной западному мышлению схематичности. К ним
вполне приложимо разработанное в свое время В.С. Соловьевым понятие
«отвлеченного начала». Действительно, и правовой этатизм и
социологической направление в правоведении представляются такими
началами, отвлеченными от живого организма права. Поэтому и в теории
права следует не пребывать в «эйфории восторгов перед «процветающим
Западом», а опираться на собственные философско-правовые традиции,
которые в лучших своих образцах как раз и ориентированы на целостное,
органическое восприятие правовой действительности.

На пути к интегральному правопониманию. ХХ век впервые поставил
теоретическую задачу обосновать целостную концепцию права, которая могла
бы объединить жизненные идеи основных правовых школ и направлений. Это
понимают и авторитетные ученые на западе. Так, например, Г.Дж. Берман
пишет в своем фундаментальном исследовании «Западная традиция права:
эпоха формирования»: «Нам необходимо преодолеть… заблуждение
относительно исключительно политической и аналитической юриспруденции
(«позитивизм»), или исключительно философской и моральной юриспруденции
(«теория естественного права»), или исключительно исторической и
социоэкономической юриспруденции («историческая школа», «социальная
теория права»). Нам нужна юриспруденция, которая интегрирует все три
традиционные школы и выходит за их пределы. Такая единая юриспруденция
подчеркивала бы, что в право надо верить, иначе оно не будет работать; а
это включает не только разум, но также чувства, интуицию и веру. Это
требует полного общественного осознания».

Серьезные шаги в этом направлении были сделаны уже в дореволюционной
России (правовая концепция В.С. Соловьева, школа «возрожденного
естественного права», феноменологическая концепция права,
«плюралистическая» теория права Б.А. Кистяковского, «синтетическая»
теория права А.С. Ященко и др.). Характерной особенностью почти всех
теоретиков указанных школ являлось стремление выйти за строгие рамки
одной доктрины и использовать сильные стороны конкурирующих теорий.
Особенно преуспели в этом, помимо выше упомянутых, Е.Н. Трубецкой, П.И.
Новгородцев, Н.Н. Алексеев. Особого внимания заслуживает концепция Л.И
Петражицкого и его последователей, в частности, П.А. Сорокина. Поэтому
задача нашего правоведения в ХХ1 в. –продолжить поиск в этом направлении
– поиск путей формирования нового, интегрального типа правопонимания,
возникающего на основе диалога всех школ и направлений в современном
правоведении, как западных, так и восточных. Смоделированная таким
образом интегральная правовая онтология может явиться основанием для
создания целостной концепции права, включающей в себя и его философию,
т.е. метафизически-ценностное обоснование правовых идеалов. Такое
правовидение, при всей своей возможной интеллектуальной утонченности и
абстрактности, в основе своей должно быть просто и применимо на
практике.

Решение этой задачи, направленной на осмысление права как единства,
существующего в разных ипостасях, формах и видах, не предполагает
создание единой теории права, пригодной на все времена и находящейся вне
определенных социокультурных рамок. Речь идет лишь о векторе развития
правовой мысли на исходе тысячелетия, и история ХХ в. подтверждает, что
это направление остается магистральным.

Дополнительная литература по теме:

Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1998.

Алексеев С.С. Право: азбука-теория-философия. Опыт комплексного
исследования. М., 1999.

Алексеев С.С. Право на пороге нового тысячелетия. М., 2000.

Анализ систем на пороге ХХI века: теория и практика. М., 1996.

Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М.., 1998.

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по
социологии знания. М., 1995.

Булгаков С.Н. Философия имени. Париж, 1953.

Бурдье П. Начала. М., 1994.

Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

Гадамер Х.-Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М.,
1988.

Гайденко П.П. Эволюция понятия науки. М., 1980.

Герлох А. О методах познания права // Правоведение. 1983. №1.

Графский В.Г. Интегральная (синтезированная) юриспруденция: актуальный и
все еще не завершенный проект // Правоведение. 2000. №3.

Гревцов Ю.И. Социология права: Статус. Метод. Предмет // Правоведение.
1996. №1.

Гревцов Ю.И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996.

Грязин И.Н. Текст права: Опыт методологического анализа конкурирующих
теорий. Таллин, 1983.

Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии.
Т.1. Общее введение в чистую феноменологию. М., 1999.

Деррида Ж. Голос и феномен и другие работы по теории знака Гуссерля.
СПб., 1999.

Ильин В.В. Критерии научности знания. М., 1989.

Казимирчук В.П. Право и методы его изучения. М., 1965.

Карпович В.Н. Системность теоретического знания. Новосибирск, 1984.

Кедров Б.М. Классификация наук. Кн. 1-3. М., 1961-1985.

Керимов Д.А. Философские основания политико-правовых исследований. М.,
1986.

Кнапп В. О возможности использования кибернетических методов в праве.
М., 1965.

Козлихин И.Ю. Право и политика. СПб., 1996.

Козлихин И.Ю. Позитивизм и естественное право // Государство и право.
2000. №3.

Козлов В.А. Проблемы предмета и методологии общей теории права. Л.,
1989.

Козлов В.А., Суслов Ю.А. Конкретно-социологические исследования в
области права. Л., 1981

Леонтьев К.Н. Византизм и славянство // Записки отшельника. М., 1992.

Лейст О.Э. Три концепции права // Советское государство и право. 1991.
№4.

Лосев А.Ф. Самое само. М., 1999.

Лотман Ю.М. Избранные статьи в 3-х тт. Т.1.: Статьи по семиотике и
типологии культуры. Таллинн, 1992.

Лукич Р. Методология права. М., 1981.

Луковская Д.И. Политические и правовые учения: историко-теоретический
аспект. Л., 1985.

Луковская Д.И. Принципы познания в науке истории политических и правовых
учений // Политическая организация и правовые системы за рубежом:
История и современность. Свердловск, 1987.

Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М., 1999.

Мамут Л.С. Анализ правогенеза и правопонимания // Историческое в теории
права. Тарту, 1989.

Манхейм К. Идеология и утопия // Манхейм К. Диагноз нашего времени. М.,
1994.

Матузов Н.И. Право в системе социальных наук // Правоведение. 1996. №

Методологические проблемы правоведения. М., 1994.

Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1997.

Новгородцев П. И. Кризис современного правосознания. Введение в
философию права. М., 1996.

Новгородцев П.И. Об общественном идеале // Сочинения. М., 1991.

Новгородцев П.И. О своеобразных элементах русской философии права //
Сочинения. М., 1995.

Новгородцев П.И. Право на достойное человеческое существование //
Сочинения. М., 1995.

Общее учение о праве Ганса Кельзена. Вып. 1-2. М., 1987.

Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1998.

Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени. М., 1993.

Поляков А.В. Петербургская школа философии права и задачи современного
правоведения // Правоведение. 2000. №2.

Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление. М., 1996.

Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике. М., 1995.

Садовский В.Н. Основания общей теории систем. М., 1974.

Самощенко И.С. Методологическая роль системного подхода к изучению
структуры законодательства // Вопросы философии. 1979. №2.

Самощенко И.С., Сырых В.М. О методах познания государственно-правовых
явлений // Советское государство и право. 1975. №9.

Соколов А.В. Введение в теорию социальной коммуникации. СПб., 1996.

Сорокин В.Д. Метод правового регулирования. М., 1976.

Социокультурное пространство диалога. М., 1999.

Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка (семиотические проблемы
лингвистики, философии, искусства). М., 1985.

Сурия Пракаш Синха. Юриспруденция. Философия права. Краткий курс. М.,
1996

Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т.1. Элементный
состав. М., 2000.

Тилле А.А., Швеков Г.В. Сравнительный метод в юридической дисциплине.
М., 1978.

Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М., 1978.

Философия и общество. 1998. №2.

Флоренский П.А. У водоразделов мысли. Т.2. М., 1990

Формации или цивилизации? (Материалы “круглого стола”) // Вопросы
философии. 1989. №10.

Франк С.Л. Введение в философию в сжатом изложении. Птб., 1922.

Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук. М., 1977.

Хабермас Ю. Теория коммуникативного действия // Вестник МГУ. Сер.7.
Философия. 1993. №4.

Хабермас Ю. Мораль и теория коммуникативного действия. М., 2000.

Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М., 1995.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис. 1994. №1.

Хеффе О. Политика. Право. Справедливость. Основоположения критической
философии права и государства. М., 1994.

Честнов И.Л. Постмодернистский вызов историко-юридической науке и
диалогическая методология как возможный ответ на него // Состояние и
методология историко-юридической науки. Труды теоретического семинара
юридического факультета СПбВЭСЭП. Вып. 1. СПб., 2000.

Честнов И.Л. Универсальны ли права человека? // Правоведение. 1999. №1.

Честнов И.Л. Право как диалог: к формированию новой онтологии правовой
реальности. СПб., 2000.

Шандыбин С.А. Постмодернистская методология и вопрос о политической
ангажированности социального исследования (на примере этнологии) //
Философия и общество. Научно-теоретический журнал. 1998. №2.

Шмитт К. Понятие политического // Вопросы социологии. Т.1. М., 1992

Шмитт К. Политическая теология. М., 2000.

Юридические понятия и язык права в современных зарубежных исследованиях.
Научно-аналитический обзор. М., 1986.

Явич Л.С. Сущность права. Л., 1985.

ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и государства в
России.

Возникновение общетеоретических знаний о праве и государстве в
России. Правовой этатизм (Г.Ф. Шершеневич). Социологическая школа права
(Н.М. Коркунов, М.М. Ковалевский, С.А. Муромцев). Психологическая теория
права Льва Петражицкого. Неоидеализм в русской правовой теории (Б.Н.
Чичерин, В.С. Соловьев, П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой).
«Плюралистические» концепции права (Б.А. Кистяковский, Н.Н. Алексеев).
Марксистское правоведение в России. «Меновая» теория права Е.Б.
Пашуканиса. Официальная советская правовая доктрина. Современные
российские правовые теории.

Возникновение общетеоретических знаний о праве и государстве. В
России теоретические знания о праве начали складываться относительно
поздно, в ХУ111 веке, благодаря открытию российской Академии наук,
учреждению университетов и началу преподавания в них юридических
дисциплин. Русское правоведение первоначально ограничивалось усвоением
того, что уже было разработано юридической наукой Запада. Учения Г.
Гроция, Т. Гоббса, С. Пуфендорфа, Х. Вольфа, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо,
И. Канта преподавались с университетских кафедр. Однако собственно
теории права тогда еще не было. Все теоретическое знание о праве
формировалось в рамках самостоятельной дисциплины – философии права.
Последняя исследовала как теоретические основы позитивного права, так и
право, каким оно должно быть с точки зрения тех или иных идеальных
критериев, т.е. имело своим предметом то, что исторически получило
название естественного права.

С философией права сближалась возникшая позже энциклопедия права –
дисциплина, под которой первоначально подразумевался краткий обзор
других юридических наук в виде механического сведения воедино
разрозненных сведений о праве. Позже энциклопедия права получила
значение самостоятельной юридической дисциплины, теоретически обобщающей
выводы других юридических наук. В этом своем значении понятие
энциклопедии права в Х1Х в. зачастую отождествлялось с понятием общей
теории права, чему способствовали упадок влияния философии права и
развитие юридического позитивизма.

Правовой этатизм. В России развитие общей теории права было
вызвано практическими потребностями систематизации законодательства
вследствие осуществления в 60-х гг. Х1Х в. реформ Александра II.
Необходимо было в первую очередь разработать теорию государственного
права (права, создаваемого государством), что и обусловило развитие
теории права на основе правового этатизма, уделяющего основное внимание
изучению правовых норм, как они выражены в нормативных актах
государства. Само право понималось как совокупность таких норм,
установленных и защищаемых государством. Подобное понимание права
называется в литературе также юридическим позитивизмом и юридической
догматикой.

Представители юридической догматики, основываясь на позитивистской
гносеологии, ограничивались формально-логической обработкой нормативного
материала путем его эмпирического обобщения, классификации и
систематизации и на этой базе создавали различные юридические
конструкции. В общей теории права сторонники данного подхода видели
науку, занимающуюся исследованием общих понятий, лежащих в основе
всякого положительного права. Философия права и энциклопедия права при
этом или отрицались, или рассматривались как подготовительные стадии на
пути формирования теории права, за которой только и признавалось научное
значение.

Видными представителями юридического позитивизма, оказавшими большое
влияние на формирование общей теории права в России, были Е.В.
Васьковский, Д.Д. Гримм, М.Н. Капустин, Н.И. Палиенко, С.В. Пахман, Н.К.
Ренненкамф, А.А. Рождественский. Свое «второе дыхание» юридический
позитивизм обрел в трудах Г.Ф. Шершеневича (1863 – 1912) – последнего
выдающегося представителя этого направления в дореволюционной России.
Государство, по Шершеневичу, единственный источник права, а право –
произведение государства и его функция. Как последовательный позитивист,
Шершеневич утверждал, что отличительной чертой права, понимаемого как
совокупность норм, установленных государством, является его
принудительный характер. Стремясь выдержать этот принцип до конца,
Шершеневич, в частности, полагал, что правила, определяющие устройство и
деятельность самой государственной власти (нормы конституционного
права), не могут иметь правового характера, т.к. государство не может
принуждать самого себя к их исполнению. На этом же основании Шершеневич
исключал из сферы права не только конституционное право, но и право
международное, не говоря уже о праве каноническом (церковном).

Социологическая школа права. Этатистский подход к праву подвергся
серьезной критике со стороны социологической школы права.
Социологическая теория, в отличие от правового этатизма, отказывалась
понимать право как произвольное волеизъявление суверена и старалась
доказать его социальную природу. Следует отметить, что хотя
социологическая теория права допускает различные философские
обоснования, в России она складывалась как, по преимуществу,
позитивистская. Как и все позитивисты, сторонники социологического
направления отрицали возможность познания умопостигаемой сущности права,
полагая, что наука может устанавливать только эмпирические связи между
явлениями. Именно с этих позиций «социологи», так же как и «этатисты»,
отрицали саму идею естественного права как права абсолютного, вечного и
неизменного в своей сущности. Но в отличие от юридического позитивизма,
исследующего, прежде всего, формальную сторону права, в центре внимания
социологического правоведения находилось изучение правовой динамики,
т.е. условий возникновения и развития правовых отношений, предшествующих
нормам государственного права. Само право при этом трактовалось как
широкое социальное явление, обусловленное рядом факторов: экономических,
социальных, политических, национальных, психологических и т.д. От этих
факторов непосредственно зависело и государственное право.

Одним из выдающихся представителей социологического направления в
общей теории права был Н.М. Коркунов (1853 – 1904) – профессор
юридического факультета Санкт-Петербургского Императорского
университета. Основываясь на учении немецкого правоведа Р. Иеринга,
Коркунов полагал, что главным содержанием общественной жизни является
столкновение различных интересов в политической, юридической,
экономической и других областях. Для возможности сосуществования
различных интересов они должны быть разграничены. Отсюда, по Коркунову,
вытекает необходимость права как средства разграничения интересов и
обеспечения социального порядка. Именно в разграничении интересов
Коркунов видел основную задачу права. Разграничение интересов, по мысли
ученого, предполагает признание их многообразия, в котором важное место
отводилось интересам личным. Личный интерес, полагал Коркунов, если он
не мешает другим интересам, вообще не должен подлежать юридической
регламентации.

Критикуя естественно-правовую доктрину, Коркунов утверждал, что
право, в отличие от нравственности, не дает масштаба для оценки
интересов с точки зрения этических требований. Оно лишь определяет
границы осуществления интересов, устанавливает определенные права и
обязанности субъектов правоотношения. Такой подход предполагает
признание релятивности (относительности) права. К праву, по Коркунову,
нельзя подходить с точки зрения абсолютных критериев (как это имеет
место у сторонников естественного права). То, что у одних народов
признается правовым, не признается таковым у других. Следовательно,
утверждал ученый, не может быть абсолютной противоположности права и
бесправия. Исходя из этого, Коркунов утверждал, что понятие права
охватывает собой всякое разграничение интересов, независимо от того,
справедливо оно, или несправедливо и кем установлено: обычаем, законом,
судебной практикой или просто субъективным правосознанием.

Коркунов выступал против отождествления права и закона, указывая на
то, что закон является лишь частной формой права и поэтому не может быть
к нему сведен.

Значительную роль в теории права Коркунова играл психологический
аспект, который дополнял его социологическую теорию интереса. Глубинные
основы права и власти ученый усматривал в психике человека. В этом
направлении его теория соприкасается с психологической теорией права
Л.И. Петражицкого.

Видную роль в развитии социологического направления в русской общей
теории права и государства сыграл М.М. Ковалевский (1851-1916) –
профессор государственного права Московского университета (несколько лет
читал лекции и в Петроградском университете). Ковалевский занимался
разработкой т.н. генетической социологии как части общей социологии. В
центре его внимания находились вопросы общественной жизни, связанные с
происхождением социальных институтов: семьи, собственности, государства,
права, нравственности, религии. Основу применяемой Ковалевским
методологии составлял историко-сравнительный метод, разработке и
обоснованию которого Ковалевский придавал первостепенное значение.

Ковалевский рассматривал право как продукт исторического развития
общества и отстаивал идею тесной зависимости между существующим правом и
тем или иным экономическим, политическим и религиозно-нравственным
укладами жизни. Развитие положительного права, по Ковалевскому, зависит
не от каких-либо идей, а от роста «гражданственности», определяемой
социальным укладом народа. В историко-сравнительном методе Ковалевский
видел ключ к ответу на вопрос, в какой мере данное право представляет
собой закономерное развитие предшествующих юридических норм, и в какой
мере оно противоречит «намеченным жизнью решениям». Сравнивая между
собой законодательства народов, стадии развития которых тождественны, с
законодательствами иных народов, менее развитых, можно, опираясь на
знание единых закономерностей социального развития определить, что в том
или ином законодательстве отмирает и должно быть устранено, а что
следует восполнить и усовершенствовать. Ковалевский связывал понятие
права с началом человеческой солидарности, которое всегда присуще
человеческому обществу. Однако это понятие, как и понятие справедливости
и прав человека, Ковалевский трактовал позитивистски, видя в них продукт
социального приспособления, имеющий исторически изменчивый характер.

Значительный вклад в развитие общей теории права в России внес С.А.
Муромцев (1850-1910) – профессор юридического факультета Московского
университета. В соответствии с социологической доктриной Муромцев
утверждал необходимость исследовать право эмпирически и во
взаимодействии с другими социальными явлениями. Право должно изучаться
не как чистая форма, а как одно из выражений всей социальной жизни
общества. Таким образом, Муромцев одним из первых сформулировал тезис о
взаимосвязи права и общества, показал обусловленность права
общественными отношениями.

Общество являлось у Муромцева исходным моментом и для формулировки
понятия права. Последнее он определял как порядок отношений, защищенных
организованным (юридическим) способом. Тем самым, отодвинув нормативную
сторону права на второй план, Муромцев отождествил право с фактически
существующими отношениями. Среди органов, осуществляющих юридическую
защиту, важнейшую роль Муромцев отводил суду, обладающему функцией
правотворчества. В задачу суда, по мнению Муромцева, входит приведение
действующего правопорядка в соответствие со справедливостью, под которой
он понимал совокупность господствующих в данном обществе представлений о
правовом и моральном порядке. Именно на суд возлагал Муромцев задачу
изменения действующего права, а теоретической базой для этого должна
была явиться политика права как прикладная наука, занимающаяся вопросами
желательного развития права.

Одним из выдающихся теоретиков права в России был Л.И. Петражицкий
(1867-1931). Петражицкий явился создателем оригинальной психологической
теории права, идеи которой получили признание не только в России, но и в
других странах. Право, по Петражицкому, это не государственные нормы
(как полагали защитники правового этатизма), не фактические правовые
отношения (позиция социологической школы), не нравственная идея (в
естественно-правовом смысле), а явление индивидуальной психики – особые
эмоции, обладающие специфическими признаками. Их отличие от других
эмоций Петражицкий видел в двустороннем характере: с одной стороны, они
авторитетно (императивно) возлагают обязанности, с другой стороны, они
также авторитетно отдают другому, предписывают ему как право то, чего
они требуют от нас. Такие эмоции Петражицкий называл
императивно-атрибутивными, в отличие от императивных моральных эмоций,
которые, предписывая определенное поведение как обязанность, не
предоставляют никому права требовать ее безусловного исполнения. В этой
части своей теории Петражицкий осуществил, фактически,
феноменологический анализ права, выявив его неизменную структуру как
связь правомочия и обязанности. Но общие субъективистские предпосылки
его теории не позволили сделать из этого научно корректные выводы. Право
фактически сводилось Петражицким к индивидуальным эмоциям (части
правосознания) и тем самым непомерно расширялась сама сфера правового.
Правовой характер приобретали не только, например, правила карточной
игры, правила поведения за обеденным столом, внутрисемейные отношения,
но и воровские правила и даже воображаемый договор человека с дьяволом о
продажи души. Такое право Петражицкий именовал неофициальным. Право,
имеющее официальную поддержку от государства – право высшего сорта –
получало статус права официального.

Петражицкий выделял также интуитивное и позитивное право. Позитивные
правовые эмоции осознаются обязательными в силу чужих авторитетных
велений (Бога, монарха и т.д.) или в силу иных внешних
авторитетно-нормативных фактов (например, обычая), чего нет в области
интуитивных (автономных) нравственных и правовых убеждений. Критикуя
естественно-правовые доктрины, Петражицкий полагал, что их содержанием
должны являться не отвлеченные нравственные принципы (свободы,
справедливости и т.д.), а «догматика интуитивного права», т.е.
«систематическое изложение автономно-правовых убеждений авторов». В
противовес концепциям «возрожденного естественного права», представители
которого утверждали, что естественное право – это совокупность
нравственных требований к позитивному праву, Петражицкий полагал, что
интуитивное право является более подходящим масштабом для критики
позитивного права, чем нравственность, ибо нравственность как
совокупность чисто императивных убеждений не знает притязаний и
представляет поэтому масштаб, не адекватный праву.

Но что превращает право из явления человеческой психики в регулятор
общественных отношений? Пытаясь ответить на этот вопрос, Петражицкий
указывал на природу атрибутивной стороны права, которая заставляет
расценивать неисполнение должного как нанесение вреда, ущерба, как
агрессивное действие. Поэтому носитель права не просит и не убеждает, а
требует исполнения помимо воли обязанного. В противном случае он жаждет
наказания нарушителя и обращается за помощью к сородичам, друзьям,
соседям. Отсюда, по Петражицкому, вытекает потребность в существовании
высшей власти, которая бы имела в своем распоряжении достаточную силу,
чтобы доставить удовлетворение атрибутивной стороне и эвентуально
(помимо этого) наказать нарушителя. Такую силу создает и отдает на
служение праву развитие «правовой психики социально-служебной власти» в
лице государства. Не государство, по Петражицкому, создает право, а,
наоборот, развитие права порождает государство. Право выступает
необходимой предпосылкой его возникновения и формой его защиты. В этом
моменте понимания основной функции права Петражицкий солидаризировался с
либеральной концепцией юснатурализма как она сформулирована, например, в
теории общественного договора, хотя, конечно, он не сводил все право к
индивидуальным правам и свободам. По мысли создателя психологической
теории, проблему определения того, какое право должно защищать
государство, необходимо разрешать при помощи политики права. Политика
права должна придти на смену концепциям естественного права и указывать
путь к общественному идеалу. Она призвана совершенствовать человеческую
психику, очищая ее от асоциальных наклонностей, и направлять
индивидуальное и массовое поведение посредством соответственной правовой
мотивации в сторону общего блага. Свой общественный идеал Петражицкий
видел в «достижении совершенного социального характера» и в «господстве
действенной любви в человечестве».

Психологическая теория права Петражицкого, несмотря на ее явные
просчеты, дала серьезнейший толчок развитию правовой мысли не только в
России, но и далеко за ее пределами. Интересно, что современник
создателя психологической теории, сам незаурядный мыслитель и правовед
Б.П. Вышеславцев, полагал, что наилучший анализ сущности права дал
“величайший современный русский юрист” Петражицкий. При этом Вышеславцев
был уверен, что если устранить субъективизм его теории, считающей себя
психологией права, “то мы получим настоящую феноменологию права,
формулированную с редкой отчетливостью и глубиной, со свойственной этому
ученому исключительным проникновением в стихию права”.

Начиная с ХIХ в. русское правоведение постепенно приходит к мысли о
невозможности ограничить общую теорию права лишь выявлением наиболее
общих знаний о праве, понимаемом как система норм, установленных
государством. Потребность во всестороннем научном познании права
вынудила обратиться за помощью к другим гуманитарным наукам и, в первую
очередь, к социологии и психологии. Таким образом, к правовому этатизму
добавились социологическое и психологическое направления в теории права.
Но они опирались лишь на эмпирический материал, не позволяющий делать
выводы об идеальной, сверхэмпирической стороне права и его ценностной
природе. Решению этой задачи были подчинены формировавшиеся в России в
начале века различные неоидеалистические, религиозно-метафизические и
феноменологические концепции права, стремящиеся понять его как сложное,
многоаспектное явление. Эту тенденцию в российском правоведении, в
частности, выражало течение «возрожденного естественного права». Его
сторонниками в той или иной мере являлись Н.А. Бердяев, Б.П.
Вышеславцев, В.М. Гессен, И.А. Ильин, Б.А. Кистяковский, С.А.
Котляревский, К.А. Кузнецов, И.В. Михайловский, П.И. Новгородцев, Е.В.
Спекторский, Е.Н. Трубецкой, А.С. Ященко и др. Исходя, подчас, из
различных методологических предпосылок, они были солидарны в критике
различных позитивистских теорий права за формализм, догматизм,
релятивизм и этатизм.

У истоков «возрожденного естественного права» стояли в России Б.Н.
Чичерин и В.С. Соловьев. Теория права Б.Н. Чичерина (1828—1904) целиком
покоилась на метафизических основаниях, как они были разработаны
Гегелем, но с существенными корректировками. Сама идея права, по мысли
Чичерина, возможна только при предположении, что человек есть носитель
безусловной ценности, определяющей его достоинство и делающей его целью
общественного развития, а не средством к достижению цели. Человеческому
разуму присуща идея Абсолютного, которая никаким опытом не дается, но
которая всегда существовала и существует в человеческом роде. На ней
основаны все религии и все философские системы. Отсюда Чичерин делал
вывод о необходимости признания в человеке духовного начала, которое
«полагает незыблемую грань между лицами и вещами». Другой необходимой
предпосылкой права, по Чичерину, являлся постулат свободной воли
человека. Свободная воля, утверждал он, составляет основное определение
человека как человека разумного. Идея права рождается из признания
человека носителем «сознания абсолютного», обладающего свободой и правом
требовать ее признания от других. Поэтому право определяется Чичериным
как «взаимное ограничение свободы под общим законом».

Однако в отличие от либеральных правовых теорий, стремившихся
утвердить естественные неотчуждаемые права человека, которым придавалось
непосредственно юридическое значение, теория права Чичерина неразрывно
связывала последнее с государством. В этом, в частности, проявились
гегельянские симпатии Чичерина, ибо, по его определению, свобода только
тогда становится правом, когда она освящена государственным законом. В
то же время, отдавая дань либерально-кантианским идеям, Чичерин особое
значение придает личным правам, так как он твердо убежден, что источник
права заключен все же не в законе, а в свободе. Понимание права как
внешней свободы человека, ограниченной законом, за которым стоит
принудительная сила государства, и заключает в себе, по Чичерину, его
главное отличие от нравственности.

Для разграничения области свободы Чичерин прибегал к понятию
справедливости, в которой (как и Аристотель) выделял два вида: «правду
уравнивающую» и «правду распределяющую». Справедливость, прежде всего,
есть равенство, которое вытекает из самой природы человеческой личности:
все люди – разумно-свободные существа, все созданы «по образу и подобию
Божьему» и, как таковые, все равны между собой. Признание этого
коренного равенства составляет высшее требование правды, которая с этой
точки зрения носит название «правды уравнивающей». Люди равны в свободе
– отсюда требование равенства всех перед законом. Однако равенство
необходимо соблюдать и между тем, что дается, и между тем, что
получается. Там, где происходит распределение прав, обязанностей и
почестей сообразно со способностями, заслугами и назначением, действует
«правда распределяющая» – начало, основанное на равенстве не
арифметическом, а пропорциональном. Люди, равные в одном отношении,
могут оказаться не равными в другом. Обоим видам равенства более всего
соответствует своя область государственной жизни: арифметическому
равенству – гражданская, пропорциональному – политическая, так же как и
своя область права – частного и публичного соответственно. Оба начала
должны гармонично сочетаться в государстве, основанном на союзе власти и
права.

Государство, по Чичерину, воздвигается над гражданами и общественными
союзами как высший порядок, который, однако, не уничтожает, а только
восполняет частные отношения, зиждущиеся на свободе. Именно государство
является в его теории носителем всех высших начал и представляет собой
«объективный организм» – воплощение развивающихся в истории человечества
мировых идей. Поэтому Чичерин не признавал либерального учения о
неотчуждаемых естественных правах человека, существующих помимо
государства, но не признавал и притязаний государства самовольно
распоряжаться этими правами, имеющими основание не в прихоти
законодателя, а в самой идее личности человека. Этот незаурядный
мыслитель как раз является в истории правовой мысли примером того, как
можно теоретически последовательно отстаивать права человека не прибегая
к идее естественного права.

Все это позволяет отнести Чичерина к представителям либерального
консерватизма, основная идея которого заключалась в обосновании
необходимости гармоничного сочетания интересов личности и общества
(государства), права и власти. К мыслителям этого направления можно
отнести также В.С. Соловьева, Н.М. Коркунова, И.А. Ильина, С.Л. Франка и
др.

Существенное влияние на формирование общей теории права в России
оказали идеи глубокого и разностороннего мыслителя В.С. Соловьева
(1853-1900). Правовые взгляды Соловьева, которые покоились на его
оригинальной философии, были заострены, прежде всего, против
юридического и социологического позитивизма и утверждали неразрывную
связь права с религиозно-нравственными ценностями. В соответствии со
своей концепцией «всеединства» Соловьев видел в праве необходимое
условие общественного бытия, самостоятельную идею, несводимую к
утилитарным целям.

Как и у других представителей либерального консерватизма, исходный
пункт правовой теории Соловьева заключался в понятии личности. Идея
права, по мысли Соловьева, неразрывно связана со свободой, которая
представляет собой характерный признак личности. Самоограничение свободы
и порождает право, ибо означает признание права на свободу другого лица;
отрицая свободу другого, нельзя иметь нравственных оснований для
утверждения собственной свободы. Следовательно, только равенство в
пользовании свободой может быть гарантией самой свободы. Отсюда следует
определение Соловьевым права как «свободы, обусловленной равенством»,
или «синтеза свободы и равенства». Но право у Соловьева определяется
также и справедливостью, которая не тождественна равенству и не носит
только формальный характер. Справедливость есть равенство в исполнении
должного, что соответствует, по Соловьеву, принципу альтруизма,
требующего признавать за другими то же право на жизнь и благополучие,
какое признается каждым за самим собой. В этом заключается центральный
пункт теории права мыслителя: нравственно-должное в ней трактуется как
необходимый признак права. Поэтому несправедливые законы, идущие вразрез
с нравственным понятием добра, не отвечают и существенным требованиям
права, не являются правовыми законами и подлежат отмене.

В то же время Соловьев проводил четкое отличие права от
нравственности. Нравственное требование есть по существу неограниченное
и всеобъемлющее, соответствующее идеалу совершенства; правовое
требование по существу ограниченно, оно требует лишь фактической
задержки известных проявлений зла. В этом отношении право есть
определенный минимум нравственности. Право требует объективной
реализации этого минимума добра, или действительного устранения
известной доли зла. Поэтому право допускает принуждение.

Исходя из вышеизложенного, Соловьев выводил общее определение права
как порядка, не допускающего известных проявлений зла (что, в свою
очередь, означает реализацию определенного минимального добра). По
Соловьеву, именно нравственный интерес требует личной свободы как
условия человеческого достоинства и нравственного совершенствования; но
человек не может существовать и совершенствоваться иначе как в обществе.
Поэтому, констатировал Соловьев, нравственный интерес также требует,
чтобы внешние проявления личной свободы сообразовывались с условиями
существования общества, прежде всего, с реальной безопасностью всех. Эта
безопасность не может быть обеспечена законом нравственным как не
имеющим силу для людей безнравственных и потому нуждается в ограждении
принудительным юридическим законом. Таким образом, в окончательном виде
понятие права формулируется Соловьевым как исторически подвижное
определение необходимого принудительного равновесия двух нравственных
интересов: личной свободы и общего блага. Этим, согласно его теории,
достигается как устранение крайнего индивидуализма, так и полного
подчинения личности обществу. В интересах общего блага возможно лишь
ограничение личного интереса, но не его уничтожение вообще, так как это
означало бы необратимое нарушение исходного принципа равновесия. (В этом
заключалась одна из причин, по которой Соловьев отрицал возможность
применения к преступнику смертной казни).

Исходя из того, что цель права заключается в максимальном
предоставлении свободы своим согражданам ради их всестороннего развития,
не противоречащего общему благу, Соловьев уделял особое внимание правам
человека, под которыми понимал не только традиционные для либерализма
права негативные (права, обязывающие, прежде всего, государство не
вмешиваться в сферу личной свободы индивидуума), но и права позитивные
(требующие определенных действий со стороны государства для своей
реализации). Среди последних особое место занимало сформулированное им
право на достойное человеческое существование, явившееся впоследствии
одним из краеугольных камней концепции социального государства.

Дальнейшее развитие правовых идей, заложенных Чичериным и Соловьевым,
имело место в творчестве П.И. Новгородцева (1866-1924) – главы школы
«возрожденного естественного права» в России. Отстаивая самостоятельное
нравственное и духовно-культурное значение права, не сводимое к
категориям силы и расчета, возрожденная естественно-правовая доктрина
должна была утвердить нравственное достоинство человека, наделенного
свободой и ответственностью. Поэтому в центре правовой теории
Новгородцева находилось понятие автономной нравственной личности,
трактуемое, первоначально, в неокантианском духе. Личность, которая не
есть средство, а всегда – цель общественного развития, которая
соединяется с другими личностями в «свободном универсализме» и тем самым
приобретает полную свободу и равенство – таков политико-правовой идеал
Новгородцева. Исходя их этого нравственного критерия и надлежит
оценивать позитивный закон, действующее право; в том же заключается и
основная идея «возрожденного естественного права», которое отнюдь не
рассматривалось Новгородцевым как право в собственном смысле слова, а
лишь как совокупность нравственных требований к действующему праву.

В последний период своей жизни Новгородцев переживает «переоценку
ценностей» и переходит на позиции православной философии права. «Когда
мы читаем «Дух законов» Монтескье, – писал уже будучи в эмиграции этот
незаурядный мыслитель, – или «Общественный договор» Руссо,
«Метафизические основные начала» учения о праве Канта или «Философию
права» Гегеля, то ни в одном из этих классических проявлений западной
философско-правовой мысли мы не найдем… русского воззрения. Все эти
труды говорят об осуществлении форм государства и права, естественных
законов, категорического императива, нравственной идеи и вообще
известного автономного закона западной культуры». (Выделено мною –
А.П.). Суть же русского духа в его понимании права и государства
покоится, по убеждению Новгородцева, на совершенном признании и
утверждении основ христианской религии. Но это одновременно означает
«решительное отрицание всех основ классической западноевропейской
философии права…».

Естественно-правовой подход в теории права по-своему разделял и Е.Н.
Трубецкой (1863-1920) – русский религиозный мыслитель и правовед.
Основываясь на идеях Чичерина и Соловьева, Трубецкой доказывал
невозможность существования права без признания духовной природы
человеческой личности. Поэтому, с его точки зрения, всякий позитивизм в
праве ведет к разрушению самой его идеи, так как в позитивизме
отсутствует субъект – носитель безусловной ценности.

Трубецкой стремился понять право как специфическое социальное
явление, имеющее трансцендентную природу. Право, по мнению мыслителя,
есть «внешняя свобода, предоставленная и ограниченная нормой». Из этого
следует, что, как и ряд других русских юристов, Трубецкой разделял
убеждение, согласно которому право может существовать вне и помимо
государства. Более того, по Трубецкому оно предшествует ему и
обусловливает само его существование. Защищая свое понимание права,
Трубецкой утверждал, что оно не является чрезмерно широким, хотя под это
определение подпадают и некоторые нормы нравственности.

Взгляд Трубецкого на право можно уяснить из его анализа различия
юридических и неюридических обычаев. Вот что он писал об этом в
неоднократно переиздававшейся до революции «Энциклопедии права»: «Никому
не придет в голову утверждать, чтоб такие обычаи, как, например, обычай
есть куличи или обмениваться красными яйцами на праздник Пасхи, обычай
наших крестьян креститься на все четыре стороны при входе в дом или наш
обычай надевать белый галстук, когда мы едем на бал, суть обычаи
юридические: кто не ест кулича на Пасху, тот, очевидно, не считается
нарушителем чьего-либо права; равным образом, если мой сюртук или
галстук будут несколько отличаться от общепринятого типа, то меня или
сочтут чудаком, или скажут, что я не знаю приличий, но никто не сочтет
меня нарушителем чужого права.

В чем же заключается разница между обычаями юридическими и
неюридическими? Ответ на этот вопрос сам собою предрешается данным уже
нами раньше определением права. Мы видели, что отличительная черта
всякой правовой нормы заключается, с одной стороны, в предоставлении, с
другой стороны – в ограничении внешней свободы лиц. Предоставляя
определенную сферу внешней свободы одним лицам (уполномоченным),
правовая норма соответственным образом ограничивает сферу внешней
свободы других лиц (обязанных). Юридическими, следовательно, должны
признаваться только те обычаи, которые заключают в себе оба этих
необходимых признака правовых норм, следовательно, только те, которые,
предоставляя известную сферу внешней свободы одним лицам,
соответственным образом ограничивают внешнюю свободу других лиц.

Само собой разумеется, что при таком понимании юридического обычая
сама область обычного права должна значительно расшириться: в нее войдет
многое такое, что с точки зрения господствующего учения вовсе не
относится к области права. Так, например, обучай дуэли в тех странах,
где дуэль не признается или даже прямо воспрещается государственной
властью, с точки зрения весьма распространенного в науке в науке мнения,
вовсе не является нормой права. Многие из современных юристов склонны
видеть в дуэли простой обычай, условное правило общежития, а не
юридическую норму. Это воззрение должно быть признано безусловно
ошибочным (выделено мною – А.П.): из того, что обычай дуэли не
признается государственной властью в тех или других государствах, вовсе
не следует, чтобы он был лишен юридического значения, ибо признание
государственной властью, как мы видели, вовсе не служит отличительным
признаком права. Если считать юридическими только те обычаи, которые
признаются государственной властью, то придется прийти к тому
заключению, что ранее образования государства право вообще не
существовало, – заключение, с которым трудно согласиться образованному
юристу. Мало того, с этой точки зрения пришлось бы признать лишенными
правового значения вообще все те нормы, которые не признаются
государством; на этом основании пришлось бы отвергать, например,
юридический характер норм права церковного и международного в тех
странах, где эти нормы не пользуются официальным признанием
государственной власти. Наконец, с точки зрения разбираемого воззрения,
пришлось бы признать, что сама государственная власть не имеет никаких
юридических оснований, так как права государственной власти, очевидно,
не могут обусловливаться ее собственным признанием; если государственная
власть имеет право повелевать своим подданным, то это обусловливается,
очевидно, не тем, что сама она признает за собой такое право.

Если признание или непризнание государственной властью того или
другого обычая за право не может служить признаком для различения
обычаев юридических от обычаев простых, то нет никаких оснований не
признавать обычай дуэли за обычай юридический. В этом обычае мы имеем
норму, которая, с одной стороны, предоставляет известную сферу внешней
свободы одному лицу – оскорбленному и подвергает соответственному
ограничению свободу другого лица – оскорбителя. Оскорбленный может
вызывать на поединок оскорбителя: ему, значит, предоставляется свобода
располагать определенными действиями последнего; с другой стороны,
оскорбитель обязан принять вызов: тем самым налагается на его внешнюю
свободу известное ограничение в пользу оскорбленного; следовательно,
здесь имеются налицо все необходимые признаки нормы права, притом права
обычного, так как обязательность дуэли всецело покоится на
авторитетности обычая, господствующего в той или иной среде… Указание на
безнравственность таких обычаев, как дуэль…, разумеется, не может
служить аргументом против их правового характера, потому что, как мы
видели, нравственность предписания вообще не служит необходимым
признаком правовой нормы: есть много норм, прямо безнравственных по
содержанию (например, крепостное право) и вместе с тем – несомненно
юридических» (Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998. С.80-81).

Ученый полагал, что право и нравственность не представляют собой
взаимоисключающих понятий, и правовая норма может быть в то же время и
нормой нравственности. Поэтому все те нравственные правила, которые
ограничивают произвол одних лиц во имя внешней свободы других, есть
одновременно и нормы правовые.

Трактуя право, прежде всего, как явление психическое, Трубецкой и
источник права усматривал в человеческом сознании. Сила и
действительность всякого позитивного права ставилась им в зависимость от
тех неписаных правовых норм, которые находятся в глубине сознания
человека. Лишь убежденность в необходимости положительного права делает
его правом действующим. Этим, полагал Трубецкой, неопровержимо
доказывается существование норм нравственного, или, по терминологии
мыслителя, естественного права. Естественное право – это то же, что и
правда. Оно заключает в себе совокупность тех нравственных норм, в
которых любой авторитет, всякая человеческая власть и всякое вообще
позитивное право находят себе оправдание.

Стремление понять право как многоаспектное явление являлось
отличительной чертой правового учения Б.А. Кистяковского (1868 – 1920),
разрабатывавшего т.н. «плюралистическую» концепцию права. Как теоретик
он во многом сформировался под влиянием т.н. «баденской» школы
неокантианства. Но в то же время на творчестве этого мыслителя отчетливо
сказались идеи, идущие от В.С. Соловьева и его школы. С этим отчасти
связано стремление мыслителя соединить абстрактный нормативно-ценностный
подход к праву с идеей общественного развития, что нашло свое отражение
в его правовой теории.

Отвергая односторонний подход к праву, свойственный, например,
классическому правовому этатизму, Кистяковский под правом понимал
сложное многоаспектное явление, не поддающееся однозначному определению.
Право, полагал он, необходимо изучать с различных сторон, включая его
социологическое, психологическое, государственно-организационное (право
как порядок) и нормативное проявления.

Если социологическое и психологическое изучение права призвано давать
сводку научных данных о праве как явлении причинно-обусловленном, то в
нормативном понятии, по Кистяковскому, выявляются знания о праве как
явлении телеологического порядка, обусловленного трансцендентальными
целями. Право при этом предстает как явление разумное и этически ценное.
Поэтому, полагал Кистяковский, одни из трансцендентальных целей присущи
интеллектуальному сознанию, другие – совести, или сознанию этическому.
Основное значение Кистяковский отводил целям этическим, определяя их как
свободу и справедливость. Отдавая дань причинным отношениям,
обусловливающим развитие общества, Кистяковский в то же время полагал
необходимым рассматривать социальные явления с точки зрения понятия
справедливости и связанного с ним понятия долга, так как о всяком
общественном явлении можно судить с нравственной точки зрения, т.е. с
точки зрения того, удовлетворяет оно идее справедливости, или нет.
Понятие нравственно-должного Кистяковский (в отличие, например, от
Трубецкого) связывал не с религиозно-ценностным обоснованием личности, а
с кантовским рационалистическим категорическим императивом, обязывающим
рассматривать каждого человека как самоцель и признавать, что все люди
равноценны. Поэтому идея прав личности приобрела у Кистяковского
трансцендентально—нормативный характер, но при этом не противополагалась
интересам общества и государства, а в духе русской философии права
требовала их гармоничного сочетания. Основу для этого мыслитель видел в
признании за гражданами субъективных публичных прав, среди которых
центральное место занимали права политические.

Свое плодотворное дореволюционное развитие русская правовая мысль
закончила на феноменологической концепции права, одним из видных
представителей которой был в те годы Н.Н. Алексеев (1879 – 1964). Его
основные труды по правоведению вышли в переломные революционные годы, а
затем – в эмиграции.

Н.Н.Алексеев, бесспорно, входит в плеяду выдающихся русских юристов,
внесших заметных вклад в развитие теоретических представлений о праве.
Спецификой его правопонимания является взгляд на право как на явление,
имеющее свой собственный смысл, независимый от того или иного
конкретного правового содержания, выражающего определенную политическую
волю, идеологический принцип или практику сложившихся общественных
отношений. В этом контексте феноменологическая концепция права
противостоит как юридической догматике, так и естественно-правовой школе
или социологическому направлению в правоведении. При этом важно
отметить, что феноменологическая составляющая теории права Алексеева не
представляет собой голое заимствование из немецкой философии (впервые
разработавшей феноменологический метод), а является результатом
творческого сплава достижений европейской философии с наработками
русской философской мысли, с традиционными русскими духовными
ценностями. (Подобный синтез характерен для русской философской и
философско-правовой мысли, вспомним хотя бы славянофилов, достаточно
радикально переработавших философию и Гегеля и Шеллинга).

Феноменологический подход к праву связан с критикой рационализма как
самодостаточного метода познания правовой действительности. Рационализм
сводит проблему познания права к проблеме определения его понятия.
Понятие права, с этих позиций, является той целостностью, которая, как и
всякое целое, имеет логическое первенство перед единичным и отдельным.
Основной прием, который, по мнению Н.Н.Алексеева, использует при этом
рационализм, есть смягченный вариант гегелевской диалектики, которая
исходит из рациональной связи всего со всем. Невозможно с этой точки
зрения определить какое-либо понятие само по себе. Определение есть
выяснение соотношения с “другим” и может быть сделано по различию с этим
“другим”. Такой метод, по Алексееву, основан на предположении, что вся
сумма познания представляет собой как бы замкнутый круг. “Двигаясь по
окружности в любом направлении, проходя последовательно ее точки,
неизбежно приходишь к исходной точке. Если же познание наше не есть
замкнутый круг, то ссылки на “другое” не дают никакой твердой
уверенности, что мы приближаемся к исходной точке, к определению
неизвестного. Напротив, при некоторых условиях мы можем при таком
движении постепенно удаляться от исходной точки. И далее, если даже
предположить, что направление ссылок выбрано удачно, что движение
происходит путем приближения к искомому, то все же избрание такого пути,
помимо того, что оно совершенно случайно, предполагает предварительное
знание “другого”, обладание понятием о нем. Таким образом, трудности,
заключающиеся в вопросе о первоначальном определении искомого, только
отодвигаются. Предположим, что Х не есть В. Но откуда же известно это В?
Определить его можно опять таки ссылками на новое “другое”, на С. Но это
последнее опять является неизвестным, снова требует новых ссылок. Если
знание наше не есть замкнутый круг, поставленный вопрос или приводит нас
к необходимости признать, что проблема конечного определения
неразрешима, так как ведет в бесконечность, или же мы наталкиваемся на
некоторую последнюю данность, которую уже нужно принять как
неопределимую, которую надо просто утвердить или описать”. Из этого и
исходит феноменологический подход к праву. Представители данного
направления полагают, что существуют содержания чисто идеального
характера данные нам в непосредственном содержании как даны, например,
дома и деревья. “Не понятие с необходимыми его излучениями, а различные
данные объективно структуры предмета – вот что составляет отправную
точку и принцип этой теории”. В этих структурах открываются некоторые
безусловные связи, которые можно выразить в самоочевидных суждениях. Эти
безусловные элементы предметного состава, по Алексееву, могут и не иметь
характера всегда и везде существующего, всеобщего в смысле повторяемого;
возможно также и “индивидуальное всеобщее”, т.е. безусловное утверждение
чего то совершенно единственного. Такие единичности не могут быть
членами некоторой рациональной единой системы и связь между ними не
может быть связью основания с обоснованным. Прообраз существующих здесь
отношений следует искать не в отношениях логической связи, а в тех
отношениях качественных данностей, какое наблюдается в области красок,
тонов, вкусовых ощущений, ценностей и т.п. Отношения ценностей,
например, никак не схожи с отношениями логическими: большая по степени
ценность не составляет причину, из которой выводится меньшая.
Качественный ряд просто существует, как некая необходимо данная
структура. Отсюда вытекает необходимость отказа от метода рационального,
логического построения как необходимого познавательного приема.
Предметные структуры и их соотношения” созерцаются, постигаются и
схватываются”. Для такого созерцания требуются не первоначальные
понятия, а правильная установка способов созерцания, в первую очередь,
полная сосредоточенность умственного взора на том, что является искомым
и полное отвлечение от “другого”. Результатом будет выявление особой
области правовых фактов (правовых феноменов) как некоторых
первоначальных правовых данностей. При этом моменты, отличающие право от
неправа, лежат не в области разума и не в области истин теоретических, а
познаются в особой интуиции, превосходящей силы теоретического разума.
Этот акт различения добра и зла, положительной и отрицательной ценности,
Алексеев называет актом заинтересованности, обнаруживающем положительное
или отрицательное отношение к ценностям. Поэтому право, по Алексееву,
есть область ценного, а не область истин чистого разума. Ценности в
праве не только усматриваются, познаются теоретически, но и чувствуются,
переживаются. Поэтому возможны различные степени соответствия с ними
человеческой души, начиная с поверхностного признания ценностных свойств
какой-либо данности и кончая полным погружением в нее вплоть до
самозабвения, характеризующего высшую стадию напряжения любви. С этой
точки зрения различие между нравственностью и правом сводится к
различным степеням глубины переживания ценностей. Если эта глубина
значительна, если она соответствует ступени эмоционального переживания
ценности, мы имеем дело с явлением нравственным. Если же переживание
поверхностно, если имеет место лишь усмотрение ценности, чисто
интеллектуальный расчет последствий, вытекающих из тех или иных
ценностных актов, мы имеем дело с явлением правовым. Интеллектуальный
момент гораздо более соответствует существу права, чем существу
нравственности. Право есть “интеллектуальный” подход к ценностям, а не
эмоциональный. Но, в то же время, право есть область ценного, и этим оно
отграничивается от области чисто теоретических истин, т.е. от того, что
по существу своему не открывается в актах любви и заинтересованности.
Особенности чисто правового, интеллектуального отношения к ценностям
Алексеев выражает через понятие “признания”. Под последним он понимает
особое отношение к ценностям, сводящееся к установлению
интеллектуального общения с ними. Так, например, можно “признавать”
какое-либо произведение искусства, не обладая способностью интуитивно
переживать его внутренний смысл. Такое содержание “закрыто” для души, но
открыто для интеллекта, признающего его достойной ценностью.

Все рационалистические или эмпирические определения права одинаково
имеют характер некоторой одномерности, так как сводят право к какому-то
одному моменту. Таковы определения права как нормы, как воли, как
интереса и т.д. Правовые феномены во всей их полноте никак не могут в
них уместиться. Право может быть не только нормой, но и волей, не только
волей, но и интересом, не только интересом, но и свободой, т.к. право не
сводимо к одному измерению. Чтобы уяснить сущность воззрения на
многомерную природу права, по мнению Алексеева, нужно вообще покинуть
почву определений. Взамен определений следует дать описание правовой
структуры в ее основных данностях. Феноменологическая структура права
предстает при этом как единство нескольких измерений, подобно единству
пространства, измерения которого являются некоторыми основными
данностями, определяющими его структуру.

Одним из важнейших элементов правовой структуры является субъект –
носитель обнаруживающихся в праве ценностей. Под субъектом при этом
понимается не традиционный субъект права юридической теории, а субъект
как деятель, как носитель актов, обнаруживающих ценности. Предположение
наличности такого субъекта является необходимой предпосылкой
обнаруживающих ценности актов. Ценности только тогда становятся живыми и
реальными, когда они находят живого носителя. Поэтому каждый реальный
правопорядок предполагает того деятеля, который обнаруживает свое
небезразличие к миру, обладает “признанием”. Любые правомочия и
правообязанности, если их рассматривать не как понятия, а как
определенную деятельность, опираются на такого субъекта. Идея его лежит
во всяком правопорядке, составляя один их необходимых элементов
структуры права.

Вторым элементом этой структуры, по Алексееву, являются сами
обнаруживающиеся в праве ценности. Наличность какой-либо ценности
является, по мысли Алексеева, безусловным предположением для правовых
явлений, т.к. иначе не существовало бы и самих проявлений
заинтересованности и небезразличия.

Наконец, третьим элементом правовой структуры Алексеев считает некоторые
первоначальные и в свою очередь уже неопределимые данности. По поводу
них можно создать только тавтологические определения, а существо их
доступно только феноменологическому описанию. Они неотделимы от любого
правового феномена и “ими как раз и характеризуются явления, поскольку
они вообще могут быть правовыми и могут иметь отношение к праву”. Такими
предикатами всякого правового феномена являются, по Алексееву,
“правомочия” и “правообязанности”. Единство этих трех элементов и
образует центральное понятие философии права Алексеева, понятие правовой
структуры. «То, что мы разумеем под правовой структурой или правовым
логосом, не есть сумма каких-то общих и вечных правовых норм, Правовая
структура для нас есть идеальная целостность явлений права. Когда мы
применяем понятие права, мы мним в нем, как и в различных других
понятиях, нечто бесконечное. Мы не можем в представлении нашем обозреть
всю сумму тех конкретных явлений, которые именуются правом. Мы даже не
знаем большинства их, как, например, китайского права или права
готтентотов. А между тем мы имеем идею права и с совершенной твердостью
владеем ею и пользуемся. Это значит, что бесконечные правовые явления
связаны между собою в какую-то целостность правовой идеей. В созерцании
отдельных моментов этой целостности и обнаруживается структура права.
Правовая структура есть то, что придает различным явлениям правовую
форму. И, в частности, нормы права являются «правовыми» только потому,
что в них отображается правовая структура. Мы называем «правовыми»
нормами, в отличие от других видов норм, те, которые предполагают
особого носителя (способность признания), в которых выражаются
реализованные ценности и которые формулируются в особых определениях
(права – обязанности)».

Такой подход к пониманию права объяснял его фактическое многообразие
при сохранении смыслового единства. Право, по Алексееву, всегда есть
там, где наличествует правовая структура. Разнообразие же в содержании
этих элементов и характере связей между ними и создает все многоцветие
правовой жизни.

Бурное и плодотворное развитие правовой теории в России в начале
ХХ в. испытало серьезный кризис после 1917 г., т.е. после Октябрьской
революции и победы большевиков. В науке восторжествовала марксистская
догма, заменившая правовую науку правовой идеологией. Этому
способствовало то обстоятельство, что в ортодоксальном марксизме
отсутствовала собственно правовая теория. По-видимому, можно говорить
лишь о марксистской интерпретации права, об определении его места в
жизни общества с позиций доктрины исторического материализма,
разработанной К. Марксом и Ф. Энгельсом.

Право и государство, согласно учению марксизма, возникают из способа
производства материальных ценностей, основанного на частной
собственности. Сосредоточение земли, нефти, газа, других природных
богатств, фабрик, заводов и т.д. в руках отдельных людей позволяет им
обогащаться за счет эксплуатации наемного труда, что приводит к
разделению всего общества на классы собственников-эксплуататоров и
трудящихся-пролетариев. Государство и право при этом понимаются как
инструмент классового насилия, как средство, необходимое для того, чтобы
экономически господствующий класс стал и политически господствующим
классом, продолжая с помощью государства и права эксплуатацию трудящихся
ради получения максимальной прибыли.

Государство и право, таким образом, выступают в марксизме как
надстройка над экономическим базисом. Каков базис – такова и надстройка.
Для кардинального улучшения общественного бытия необходима замена
частнособственнических отношений отношениями общественной собственности.
В этом случае, согласно марксизму, исчезнет основное социальное
противоречие – между общественным характером труда и
частнокапиталистической формой ее присвоения. Как следствие – исчезнет
деление общества на антагонистические классы и, следовательно, исчезнет
необходимость в праве и государстве. В этой связи Энгельс, например,
полагал, что настанет время, когда государство и право отомрут и займут
место в музее, рядом с прялкой и каменным топором.

Негативное отношение к частной собственности распространяется и на
все обслуживающие ее явления, включая право и государство. «На высшей
фазе коммунистического общества, – писал Маркс, – после того, как
исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда
исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического
труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет
сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием
индивидов вырастут и производительные силы, и все источники
общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет
совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество
сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по
потребностям!»

Видную роль в становлении марксистской теории права сыграл П.И.
Стучка (1865-1932). Вот его определение права, сформулированное им от
лица Наркомюста РСФСР еще в 1919 г.: «Право – это система (или порядок)
общественных отношений, соответствующая интересам господствующего класса
и охраняемая организованной силой его (т.е. классовым государством)».
Теоретическая проблема заключалась в определении того, что следует
понимать под правом: саму «систему (или порядок)» общественных
отношений, или ту «систему норм или законов», которая «устанавливает,
регулирует и охраняет этот порядок общественных отношений». Последний
вариант, к которому склонялся сам Стучка, более всего подходил к
трактовке права как средства классового господства.

Иную позицию занимал Е.Б. Пашуканис (1891-1937), автор своеобразной
«меновой» теории права. В своей книге «Общая теория права и марксизм»
Пашуканис обосновывает понятие товарного фетишизма и показывает как этот
товарный фетишизм неминуемо создает фетишизм права.

«Капиталистическое общество есть прежде всего общество
товаровладельцев. Это значит, что общественные отношения людей в
процессе производства приобретают здесь вещественную форму в продуктах
труда, относятся друг к другу как стоимости. Товар – это предмет, в
котором конкретное многообразие полезных свойств становится лишь простой
вещественной оболочкой абстрактного свойства стоимости, проявляющейся
как способность обмениваться на другие товары в определенной пропорции…
Но если товар приобретает стоимость независимо от воли производящего его
субъекта, то реализация стоимости в процессе обмена предполагает
сознательный волевой акт со стороны владельца товара… Таким образом,
общественная связь людей… для своей реализации требует особого отношения
людей как распорядителей продуктами, как субъектов, «воля которых
господствует в вещах». Поэтому одновременно с тем, как продукт труда
приобретает свойства товара и становится носителем стоимости, человек
приобретает свойства юридического субъекта и становится носителем
права».

Таким образом, по Пашуканису, из товарообмена возникает договорное
отношение. А раз возникнув, идея договора стремится приобрести
универсальный характер. Отсюда Пашуканис делает вывод: «…Развитие права
как системы было вызвано не потребностями господства, но потребностью
торгового оборота».

Право, по Пашуканису, возникает там и тогда, где имеет место общение
отдельных обособленных субъектов, связанных между собой посредством
эквивалентного обмена. В последнем «получает свое материальное основание
юридическая форма в ее простейшем, наиболее чистом виде. Акт обмена…
сосредоточивает в себе, как в фокусе, самые существенные моменты, как
для политической экономии, так и для права». Эквивалентный обмен, дающий
жизнь праву, возникает и упрочивается во взаимоотношениях
товаровладельцев – носителей автономного (частного) интереса. Поэтому
условия для расцвета юридической формы общественных отношений, по мнению
Пашуканиса, в полной мере создает лишь капитализм. Несмотря на свою
марксистскую методологию (вернее, благодаря достаточно адекватной ее
трактовке), Е.Б. Пашуканису удалось описать многие важные элементы
правовой структуры и показать их взаимосвязь.

«Право как объективное социальное явление, – писал Пашуканис, – не
может исчерпываться нормой или правилом, все равно записанным или
незаписанным. Норма как таковая, т.е. логическое содержание, или прямо
выводится из существующих уже отношений, или, если она издана как
государственный закон, представляет собой только симптом, по которому
можно судить с некоторой долей вероятности о возникновении в ближайшем
будущем соответствующих отношений. Но для того, чтобы утверждать
объективное существование права, нам недостаточно знать его нормативное
содержание, но нужно знать, осуществляется ли это нормативное содержание
в жизни, т.е. в социальных отношениях. Обычным источником заблуждения
является в данном случае способ мышления юриста-догматика, для которого
понятие действующей нормы имеет свой специфический смысл, не совпадающий
с тем, что социолог или историк понимает под объективным существованием
права. Юрист-догматик, решая вопрос, является ли данная норма права
действующей или нет, чаще всего совершенно не имеет в виду установить
наличность или отсутствие некоторого объективного социального явления,
но лишь наличность или отсутствие логической связи между данным
нормативным положением и более общей нормативной посылкой. Таким
образом, для юриста-догматика в узких пределах его чисто технической
задачи на самом деле не существует ничего, кроме норм, и он может
преспокойным образом отождествлять право и норму. В случае обычного
права он волей-неволей должен обращаться к действительности, но в
случае, когда высшей нормативной предпосылкой для юриста или, выражаясь
на его техническом языке, источником права является государственный
закон, рассуждения юриста-догматика о “действующем” праве вовсе не
обязательны для историка, который хочет изучать действительно
существовавшее право. Научное, т.е. теоретическое, изучение может
считаться только с фактами. Если известные отношения действительно
сложились, значит, создалось соответствующее право, если же был только
издан закон или декрет, но соответствующих отношений на практике не
возникло, значит, была попытка создать право, но эта попытка не
удалась…С другой стороны, если мы утверждаем, что намерение выстроить
здание и даже план этого здания еще не есть действительное здание, то
отсюда вовсе не вытекает, будто для постройки здания не нужно ни
намерения, ни плана. Но когда дальше плана дело не пошло, мы не можем
утверждать, что здание было выстроено.

…Нельзя сказать, что отношения между кредитором и должником
порождается существующим в данном государстве принудительным порядком
взыскания долгов. Этот объективно существующий порядок обеспечивает,
гарантирует, но отнюдь не порождает отношения. Что здесь не
схоластический спор о словах, лучше всего доказывается тем, что мы можем
себе представить – и найти тому в истории примеры – самые различные
степени совершенства в функционировании этого аппарата
внешнепринудительного социального регулирования, а следовательно, самые
различные степени гарантированности тех или иных отношений, причем сами
эти отношения по своему составу никаких изменений не претерпевают. Мы
можем себе представить такое предельное положение, когда, кроме двух
ступающих в отношение сторон, отсутствует какая-либо иная, третья сила,
способная установить норму и гарантировать ее соблюдение, например,
какой-нибудь договор варягов с греками, – отношение и в этом случае
остается. Но стоит лишь представить себе исчезновение стороны, т.е.
субъекта как носителя обособленного автономного интереса, и самая
возможность отношения точно также исчезает». (Курсив мой – А.П.).

В конце 30-х годов в СССР возобладала этатистская точка зрения на
право, одним из основных идеологов которой явился «рупор» Сталина А.Я.
Вышинский (1883-1954), в то время – прокурор СССР. Согласно его
определению, право – это «совокупность правил поведения, выражающих волю
господствующего класса, установленных в законодательном порядке, а также
обычаев и правил общежития, санкционированных государственной властью,
применение которых обеспечивается принудительной силой государства в
целях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков,
выгодных и угодных господствующему классу». Все правоведы, чьи теории не
вписывались в эту концепцию, причислялись к «троцкистско-бухаринской
банде» и были репрессированы. Не избежал этой участи и Е.Б. Пашуканис.
Сформулированное таким образом классовое и этатистское понятие права
сохраняло значение безусловной догмы вплоть до смерти В.И.Сталина в 1953
г.

С середины 50-х годов в советской науке предпринимались попытки
«узконормативному» пониманию права противопоставить его «широкую»
концепцию – как единства правовой нормы и правоотношения (С.Ф. Кечекьян,
А.А. Пионтковский), единства объективного и субъективного права (Л.С.
Явич), правовой нормы, правоотношения и правосознания (А.К. Стальгевич,
Я.Ф. Миколенко).

В современной российской правовой теории сосуществуют различные
направления. Наряду с модернизированным нормативистско-этатистским
подходом (М.И. Байтин, В.В. Лазарев, А.Ф. Черданцев), развивается
социологическое правоведение (Ю.И. Гревцов, Л.И. Спиридонов) и
естественно-правовое (Р.З. Лившиц, В.К. Бабаев, С.С. Алексеев ). На
самостоятельное место претендует либертарно-юридическая концепция права,
основывающаяся на различении права и закона и трактующая право как
всеобщую форму и равную меру свободы индивидов (В.С. Нерсесянц, В.А.
Четвернин). Имеет место сближение теоретических позиций представителей
разных направлений, насколько это возможно сделать, находясь в границах
определенного типа правопонимания. Выход за эти границы, не обеспеченный
ни концептуально, ни методологически, неизбежно порождает эклектизм
правовых концепций.

Как было отмечено выше, определенную перспективу имеет
формирующийся в настоящее время интегративный тип правопонимания,
призванный не эклектически объединить, а синтезировать теоретически
значимые моменты, проработанные конкурирующими научными теориями.

Дополнительная литература по теме:

Азаркин Н.М. История юридической мысли России. Курс лекций. М., 1999.

Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1998.

Алексеев Н.Н. Введение в изучение права. М., 1917.

Алексеев Н.Н. Общее учение о праве. Симферополь, 1919.

Алексеев Н.Н. Очерки по общее теории государства. Основные предпосылки
и гипотезы государственной науки. М., 1920.

Алексеев Н.Н. Собственность и социализм. Опыт обоснования
социально-экономической программы евразийства. Париж, 1928

Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. М., 1998.

Альбов А.П., Масленников Д.В., Сальников В.П. Русская философия права –
философия бытия, веры и нравственности // Русская философия права:
философия веры и нравственности. СПб., 1997.

Аннерс Э. История европейского права. М., 1996.

Антология феноменологической философии в России. Под общей ред. И.М.
Чубарова. М., 1998.

Бердяев Н.А. Русская идея. Основные идеи русской мысли Х1Х века и начала
ХХ века // О России и русской философской культуре. М., 1990.

Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца ХIХ
-начала ХХ веков // Вопросы философии. 1991. №8.

Величко А.М. Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых
культур. СПБ., 1999.

Гессен В.М. Возрождение естественного права. СПб., 1902.

Графский В.Г. Право, мораль, политика в социологизированной
юриспруденции П.А. Сорокина // Право и политика. 2000. №2.

Графский В.Г. Общая теория права П.А. Сорокина: на пути к
интегральному (синтезированному) правопознанию // Государство и право.
2000. №1.

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб., 1995.

Зеньковский В.В. История русской философии. Сост., послесловие и
комментарии А.В. Полякова. В 2 т. (4 кн.). Л., 1991.

Зорькин В.Д. Позитивистская теория права в России. М., 1978.

Ильин И.А. О сущности правосознания // Собр. соч. в 2 т. Т.1. М., 1993.

Кистяковский Б.А. Философия и социология права. СПб., 1998.

Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1898.

Луковская Д.И., Гуцериев Х.И., Козлов В.А., Поляков А.В. Введение в
теорию права. (Историко-методологический аспект). Учебно-научное
пособие. СПб., 1996.

Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. М., 1879.

Новгородцев П. И. Кризис современного правосознания. Введение в
философию права. М., 1996.

Новгородцев П.И. Об общественном идеале // Сочинения. М., 1991.

Новгородцев П.И. О своеобразных элементах русской философии права //
Сочинения. М., 1995.

Новгородцев П.И. Историческая школа юристов. СПб., 1999.

Палиенко Н.И. Учение о существе права и правовой связанности
государства. Харьков, 1908.

Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией
нравственности. СПб., 2000.

Поляков А.В., Козлихин И.Ю. Русская политико-правовая мысль и идея
правового государства // Власть и право: Из истории русской правовой
мысли / Сост. А.В. Поляков, И.Ю. Козлихин. Л., 1990.

Поляков А.В. Философия права Льва Петражицкого // Кодекс. Правовой
научно-практический журнал. 2000. №1.

Поляков А.В.К критике методологических основ школы возрожденного
естественного права в России (П.И. Новгородцев). Вестник ЛГУ.1986.
Сер.6. Вып. 2.

Поляков А.В. Особенности политической мысли в России // Козлихин И.Ю.
Современная политическая наука. СПб., 1994.

Поляков А.В. Естественно-правовая концепция В.С. Соловьева.
Правоведение. 1987. №4.

Поляков А.В. «Возрожденное естественное право» в России: (Критический
анализ основных концепций). Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. Л., 1987.

Поляков А.В. Может ли право быть неправым? / Некоторые аспекты
дореволюционного российского правопонимания // Правоведение. 1997. №4.

Поляков А.В. Петербургская школа философии права и задачи современного
правоведения //Правоведение. 2000. №2.

Поляков А.В. Политико-правовое учение Чичерина // Избранные труды Б.Н.
Чичерина. СПб., 1998.

Поляков А.В. Либеральный консерватизм Б.Н. Чичерина // Правоведение.
1995. №5.

Поляков А.В. Б.Н. Чичерин как историк политико-правовой мысли // Чичерин
Б.Н. Политические мыслители. СПб., 1999.

Рейснер М. Право. Наше право, чужое право, общее право. М., Л. 1925.

Соловьев В.С. Право и нравственность // Власть и право. Л., 1991.

Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

Сорокин П.А. Элементарный учебник общей теории права в связи с учением о
государстве. Ярославль. 1919.

Спекторский Е. Пособие к лекциям по энциклопедии права. Вып. 1. Киев,
1917.

Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории
права. Рига, 1964.

Тимошина Е.В. Политико-правовая идеология русского пореформенного
консерватизма: К.П. Победоносцев. СПб., 2000.

Тимошина Е.В. Онтологическое обоснование права в правовой теории К.П.
Победоносцева // Правоведение. 1997. №2.

Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998.

Флоренский П.И. Предполагаемое государственное устройство в будущем //
Собр. соч. в 4 т. Т.2. М., 1995.

Флоренский П.А. У водоразделов мысли. Т.2. М., 1990.

Флоренский П.А. Из богословского наследия // Богословские труды. Сб. 17.
М., 1977.

Франк С.Л. Духовные основы общества: введение в социальную философию //
Русское зарубежье: из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991.

Чичерин Б.Н. Избранные труды. Сост., ступ. статья и комм. А.В. Поляков и
Е.В. Тимошина. СПб., 1998

Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Рига, 1924.

Явич Л.С. Сущность права. Л., 1985.

Ященко А.С. Опыт синтетической теории права. Юрьев, 1912.

ЛЕКЦИЯ 3. Возникновение права и возникновение

государства

Возникновение права. Общесоциальные (социо-психические и
социо-культурные) условия возникновения права. Государство как
специфическое социальное условие для возникновения цивилизованного
права. Возникновение государства: социально-экономические предпосылки.
Признаки, отличающие государство от догосударственных политических
обществ. Специфика политогенеза на «Западе» и «Востоке».

Возникновение права. Проблема правогенеза – это проблема
возникновения права, его происхождения и становления как специфического
явления.

Право неразрывно связано с существованием человеческого общества, и,
таким образом, условия возникновения права являются условиями
социальными. Вне общества, в природе, право не существует. В природе
действует не право, а законы природы. Эти законы нерушимы и неизменны.
Право изменчиво и может быть нарушено. Право “проявляется” только в
обществе, как специфический порядок общественных отношений, участники
которых имеют определенную социальную свободу действовать тем или иным
образом, закрепленную в обязанностях других лиц. Причем мера этой
свободы (субъективные права и обязанности) определяется социально
признанными и обязательными для всех правилами должного поведения членов
общества.

Если гипотетически представить себе изолированного человека, не
находящегося ни в каких отношениях с другими людьми (например, на
недоступном для других необитаемом острове), то невозможно утверждать ни
о наличии у него каких-либо прав, ни, соответственно, о наличии
каких-либо правовых обязанностей. Это связано с тем, что всякое
правомерное действие, в отличие от простого проявления силы, мощи,
своеволия, предполагает соразмерную этому праву корреляцию поведения
других субъектов, обязанных действовать или не действовать определенным
образом в интересах управомоченного лица.

Но права и обязанности человек имеет не только по отношению к другому
человеку, но и по отношению к обществу. Может ли существовать общество,
члены которого не подчиняются никаким обязательным для всех правилам
поведения? Очевидно, что нет, так как это привело бы к распаду самого
общества. Любое общество представляет собой некую целостность, структуру
(строение) которой образуют внутренние связи (отношения), возникающие
между членами общества, направленные на поддержание этой целостности.
Следовательно, само понятие общества предполагает упорядоченность
отношений, основанную на необходимости социального взаимодействия.

В зависимости от целей того или иного общества, они могут быть
определены как первичные (публичные) и вторичные (частные) общества.

В рамках первичных обществ реализуются основные потребности их
членов, что делает невозможным существование индивидуумов вне такого
социума. В таких обществах необходимый социальный порядок поддерживается
с помощью норм, защищаемых властными органами такого общества и
обязательных для всех, кому они адресуются, независимо от их личного
желания или нежелания им следовать.

Вторичные общества существуют в рамках первичных обществ и преследуют
цели удовлетворения второстепенных потребностей, связанных со спецификой
тех или иных социальных групп (общество собаководов, клуб любителей
подводного плавания, оружейно-охотничий клуб и т.д.). Подобные общества
менее устойчивы, а установленные ими правила поведения часто носят
договорный характер.

С этих позиций первичное общество можно определить как исторически
сложившуюся, территориально организованную целостность людей, в рамках
которой удовлетворяются их основные, жизненно важные потребности.
Невозможность реализовать эти потребности индивидуально, необходимость
для этого совместных действий являются предпосылками для существования
общества: социальное и индивидуальное в этом случае совпадает. Этим же
обусловлено внутреннее единство, солидарность его членов, несмотря на
периодически проявляющиеся противоречия, конфликты, вражду. Поэтому
установление и охрана общественно значимых интересов, определяемых
необходимостью нормального биологического и социального воспроизводства
человека, являются целью всего общества, условием его существования и
развития.

В исторически первоначальных обществах упорядочение в этих
целях общественных отношений происходило при помощи общественной власти,
представлявшей общество во внешних и внутренних конфликтах. Эта власть
обладала монополией на физическое принуждение членов общества в случае
необходимости, но не имела для его реализации специальных органов.
Властные решения, исходившие от общественной власти, осуществлялись или
всем обществом или его уполномоченными представителями. Социально
значимые образцы поведения постепенно закреплялись и превращались в
определенные правила поведения (обычаи), которым следовали все члены
общества. Таким образом, возникало древнее, архаичное право, не имевшее
письменной формы и строгой системы, но носившее общеобязательный
характер, и обладавшее безусловным авторитетом в глазах членов
потестарного (догосударственного) общества.

Уже в этот древнейший период своего существования право, с одной
стороны, представляло собой систему отношений, основанную на праве
требовать безусловного соблюдения установленных в обществе запретов
(табу) и правом власти карать нарушителей таких запретов, а с другой
стороны, систему отношений, основанных на возможности индивидуума
самостоятельно выбирать тот или другой вариант поведения,
предоставляемый социальными нормами и требовать соответствующего
поведения от других членов общества (право выбора жены, право на часть
совместно полученных продуктов питания, право участвовать в выборах или
быть избранным на выборную должность, право требовать исполнения
заключенного договора и т.д.). Право, таким образом, формируется как
специфический социальный язык и как универсальная форма социального
взаимодействия (коммуникации). «Ubi societas, ibi jus» (где общество,
там право – лат.) говорили древние, и это изречение отражало реальное
положение вещей.

Анализ процесса возникновения права позволяет глубже понять его
природу и механизм функционирования в обществе. В современном российском
правоведении продолжает оставаться господствующей точка зрения, согласно
которой возникновение права связывается с определенным экономическим
состоянием общества, возникающим при переходе от “дикости” к
“цивилизации” и предполагающим наличие высокого уровня обменных
процессов, основанных на индивидуальной свободе, частной собственности,
наличии антагонистических классов и государства. С этих позиций до
возникновения государства не может возникнуть и право, т.к. процессы
правогенеза и политогенеза (отождествляемого с государствогенезом)
протекают одновременно. При этом утверждается, что в первобытных
обществах существовала нормативная система, основанная на запретах, при
отсутствии прав. Подобная позиция продолжает сохраняться в нашей науке и
при отказе от классовой трактовки природы права. Ее ошибочность вытекает
из признания права и, соответственно, прав феноменом, связанным
исключительно с индивидуальными (частными) межличностными отношениями.
Между тем, в потестарных обществах права носят преимущественно
коллективный (публичный), хотя и весьма специфический характер.

Недифференцированность, нерасчлененность норм потестарного общества
отнюдь не лишает их признаков права. Любое табу в такой системе,
безусловно, несет важный сакральный смысл. Но любое табу, в тоже время,
не только устанавливает запрет на совершение определенных действий, но и
управомочивает определенные органы социального управления на требование
их безусловного соблюдения, а в случае нарушения – применение к
правонарушителям справедливых санкций. В тоже время в рамках
потестарного общества возникают и права индивидуальные. Эти права,
действительно, связаны с обменными процессами, но, обмен не является
прерогативой только государственно-организованных обществ, с более-менее
развитой экономикой. Обмен является одним их способов коммуникации и в
той или иной форме существует в любом обществе.

Как в свое время было показано специалистами в области политической
этнографии, например, М. Моссом и К. Леви-Строссом, универсальный обмен
является неотъемлемой стороной архаических обществ, будь это обмен
брачными партнерами, с возникновением отсюда всего комплекса семейных
прав, или осуществление функции воина, охотника с получением в обмен
права на часть захваченной добычи. Подобные обменные процессы,
основанные на взаимных правах и обязанностях, имеют место и в
современных потестарных обществах.

Например, у аборигенов австралийских племен, живущих вокруг озера
Эйр, имеется специальный обычай “копара” (“долг”), с помощью которого
ведется учет всех “долгов”, возникающих во взаимоотношениях между
членами двух половин племени, причем копара могут взаимно приравниваться
одна к другой и взаимно аннулироваться, что является, по сути, правовой
процедурой. В этом случае, например, право кровной мести может быть
удовлетворено указанием на какую-нибудь старую, не возмещенную еще
копара. В этом случае конфликт улаживается, в ознаменование чего
происходит временный обмен женами между членами обеих групп, который
означает, что смерть не будет отомщена.

Общесоциальные условия возникновения права можно подразделить на
социопсихические и социокультурные. Право, как порядок должного,
принципиально отличается от природного порядка, в котором
долженствование отсутствует. Явления природного порядка таковы, каковы
они есть. Например, материя находится в движении не потому, что она
должна двигаться, а потому, что это способ ее существования. Право, как
сфера должного, представляет собой социальную ценность и невозможно без
наличия субъектов, обладающих определенными интеллектуальными,
эмоциональными и волевыми возможностями. Поэтому социо-психическими
условиями права являются возникновение у индивидуумов способностей: 1)
понимать идеальный смысл правил должного поведения, выраженных в
общеобязательных нормах, т.е. адекватным образом их истолковывать,
интерпретировать; 2) признавать их в качестве необходимых оснований
своих внешних поступков и 3) самостоятельно действовать, реализовывать
вытекающие из них полномочия и обязанности.

К социокультурным условиям относится наличие в обществе самих
общезначимых и общеобязательных правил поведения, определяющих права и
обязанности членов социума и выступающих в качестве общезначимых
ценностей, своеобразных культурных кодов, способных властно
воздействовать на поведение субъектов.

Появление права является одним из признаков перехода от первобытного
стада к человеческому обществу, так как свидетельствует о появлении
человеческих индивидуумов, обладающих определенной социальной свободой:
возможностью действовать, осуществляя сознательный выбор того или иного
варианта поведения на основе социально признанных норм должного.

Государство как специфическое условие для возникновения
цивилизованного права. С возникновением государства право вступает в
новый этап своего развития. Оно становится более формализованным и
системным. Возникает его письменная форма – законы. Государство получает
возможность следить за исполнением законов через профессиональную
деятельность специально уполномоченных на это лиц, прибегая в случае
необходимости к аппаратно-организованному физическому принуждению. Право
приобретает цивилизованный характер. (От лат. civilis – государственный.
Заметим, что эта характеристика отнюдь не указывает на какие-то гуманные
начала такого права, но предполагает его соответствие признаваемым в
государстве стандартам «граждансвенности»).

Условия возникновения государственно-организованного права связаны с
условиями возникновения самого государства. Следовательно, можно
сказать, что специфическим социальным условием возникновения развитых
форм права является наличие государства.

Возникновение государства. Государство представляет собой сложную и
зрелую форму организации человеческого общества и играет ключевую роль в
формировании цивилизации. Древнейшие человеческие общества
государственностью не обладали. Но возникновение государства является
столь же закономерным этапом развития любого «исторического» народа, как
и обретение отдельным человеком полной дееспособности после безмятежных
и безответственных лет отрочества. Объясняется это тем, что предпосылки
для возникновения государства заключены в природе самого общества.

Любое общество в силу своей природы вынуждено решать задачу
выявления, обеспечения и охраны общественно значимых потребностей,
направленных на нормальное биологическое, социальное и духовное
воспроизводство человека и самого общества. В исторически
первоначальных, т.н. потестарных (догосударственных) обществах,
упорядочение в этих целях общественных отношений происходило при помощи
специфического механизма социального регулирования, важным звеном
которого выступала общественная власть.

Такая власть, в отличие от любой другой власти в обществе (например,
в семье), являлась властью верховной, подчиняющей себе всех членов
общества. Она обладала монополией на применение принуждения к тем, кто
нарушал установленные в обществе обязательные правила поведения, хотя
еще и не имела для этого специальных органов. Такую власть можно
характеризовать как власть публичную (от лат. рublicus – общественный,
государственный). В научной литературе под публичной властью часто
понимается принудительная власть, осуществляемая аппаратом государства.
На наш взгляд, для характеристики власти как публичной достаточно
наличие у нее верховного характера, что позволяет ей выступать от имени
общества во всех внутренних и внешних конфликтах и осуществлять
легитимное (т.е. воспринимаемое обществом как правомерное) регулирование
социальных отношений, в том числе, регулирование правовое.

Властные решения, исходившие от потестарной публичной власти,
осуществлялись или всем обществом, или уполномоченными на это его
представителями. При этом социально значимые образцы поведения
постепенно закреплялись и превращались в обычаи, обязательные для
исполнения всеми. Обычаи, определяя права и обязанности как публичной
власти, так и самих членов общества, представляли собой примитивные
нормы первобытного (догосударственного) права. Поскольку их соблюдение
или несоблюдение затрагивало интересы всего общества, они охранялись
общественной властью. Такие первичные формы организации человеческого
общества, основанные на властном, общеобязательном и легитимном
нормативно-правовом регулировании поведения членов общества,
представляли собой политические образования, но еще не были
государствами.

Возникновение государства: социально-экономические предпосылки.
Первые формы человеческой организации в виде первобытных политических
общин возникли на земле примерно 40 тысяч лет назад. Первобытное
общество строилось на родовых отношениях. Во главе родов находились
наиболее авторитетные и уважаемые люди. Их власть, которую они
разделяли с другими органами социального управления (народным собранием,
советом старейшин и др.), была: 1) публичной; 2) имела сакральное
(религиозное) обоснование и 3) предполагала возможность принуждения всех
членов общества к соблюдению существующих обычных норм.

Такая социальная организация основывалась на т.н. присваивающей
экономике. Ее отличали примитивные орудия хозяйствования, направленного
в первую очередь на охоту, рыболовство и собирательство, т.е. на
присвоение готовых продуктов. Развитие материальной и духовной культуры
человеческого общества привело к тому, что примерно 10 тысяч лет назад
началась «неолитическая революция», знаменующая переход от присваивающей
– к производящей экономике. С этого времени охота, рыболовство и
собирательство постепенно заменялись земледелием и скотоводством,
возникли металлургия и металлообработка. Коллективные формы
хозяйствования пока оставались преобладающими, однако, все большее
значение приобретал труд отдельной семьи. Родовая община уступает место
соседской, которая в научной литературе получила название
протокрестьянской. Она уже основывалась не на кровном родстве, а на
территориальной общности. Хотя земля, вода, лес еще оставались общими,
орудия труда, рабочий скот постепенно переходят в собственность
отдельных патриархальных семей. Продукты земледелия и скотоводства,
различные ремесленные изделия начинают производиться в количестве,
превышающем потребности самих производителей. Обменные отношения между
общинами и отдельными производителями выходят на новый уровень. Развитие
материальной культуры идет параллельно с развитием культуры духовной, но
сопровождается усилением социальных конфликтов, которые обусловлены
возрастающими потребностями и возможностями, открывающимися перед
человеческой личностью, и ограниченными средствами для их реализации.

Признаки, отличающие государство от догосударственных политических
обществ. Подобное усложнение общественной жизни потребовало более
совершенной формы ее организации и стимулировало развитие тех
политических институтов, которые в рудиментарном виде содержались в
структуре первобытного общества. Так как развитие производящей экономики
заставляло вступать в более тесные обменные отношения людей, не
находящихся в близком родстве, а необходимость и в этом случае
регулировать общественные отношения оставалась, публичная власть
начинает распространяться не только на кровных родственников, но на всю
территорию, занимаемую взаимодействующими между собой людьми. Для ее
эффективного функционирования теперь требуется специальный аппарат,
состоящий из людей профессионально занимающихся управленческим трудом и
включающий в себя не только органы управления, но и органы принуждения.
Эти два признака – территориальное действие публичной власти и ее
специфически аппаратный характер, позволяющий в случае нарушения
общеобязательных предписаний использовать специальные органы
принуждения, – отличают государство от организации власти,
существовавшей в потестарном обществе.

Специфика политогенеза на «Западе» и «Востоке». Необходимо иметь в
виду, что описанный выше процесс политогенеза (возникновения
государственности) типичен для «западной» цивилизации. Ее колыбелью была
античная Греция. Для развития античной государственности характерен
переход от общинной собственности к частной собственности на землю и
орудия производства, включая рабов. Наличие частной собственности
явилось необходимым условием для формирования индивидуалистического
(гражданского) общества, политической доминантой которого служит идея
индивидуальной свободы и естественных неотчуждаемых прав
человека-собственника.

Иным путем формировалась государственность «восточной» цивилизации.
Первые государства на территории Древнего Востока возникают в 1У
тысячелетии до нашей эры и имеют свои специфические черты. К ним
относится сохранение земельной общины и слабое развитие индивидуальной
собственности на землю. Значительную роль играет коллективная
собственность, в частности, коллективная собственность на рабов, которые
принадлежали, в основном, государству. Таким образом, для первой формы
государственности, возникшей, например, в Древнем Египте, характерно
появление государства при отсутствии частной собственности на землю и
при отсутствии классов в понимании их как групп людей, различающихся по
признаку наличия или отсутствия собственности на основные средства
производства. Первые государства на Древнем Востоке в этом смысле были
внеклассовыми. В юридической литературе они получили название восточных
деспотий. Сам термин «деспотизм» происходит от древнегреческого
«деспотес», что означало «хозяин», «глава дома», т.е. тот, кто руководит
общим семейным хозяйством, распределяет обязанности. Деспотия
характеризуется неограниченностью и бесконтрольностью власти,
опирающейся непосредственно на авторитет и силу. Необходимой
предпосылкой для этого является господство государственной и
общественной собственности и зависимое (в экономическом и духовном
смысле) положение индивида. В таком обществе, «связанном» государством,
отсутствуют условия для формирования индивидуалистических начал, лежащих
в основе «западной» концепции правового государства и гражданского
общества. Религиозные, моральные и правовые нормы в деспотическом
государстве существовали слитно, а религиозный идеал в одинаковой мере
диктовал правила личной, общественной и государственной жизни, отражая
магические представления о некоем высшем, надчеловеческом порядке,
которому должны были следовать все, включая самого деспота.
Деспотическая власть освящалась не только «сверху», но и «снизу». Деспот
воплощал творческую мощь народа, его сокровенные чаяния и страх перед
ним зачастую сочетался с безграничной верой и любовью. От
древневосточных деспотий ведет свое начало государственный патернализм,
предполагающий отношения к подданным как к членам единой семьи,
нуждающимся в постоянной отеческой опеке.

Дополнительная литература к теме:

Аннерс Э. Примирительное право родового строя // Аннерс Э. История
европейского права М., 1994.

Бачило И.Л. Факторы, влияющие на государственность // Государство и
право. 1993. №7.

Белков П.Л. Раннее государство, предгосударство, протогосударство: игра
в термины? // Ранние формы политической организации: от первобытности к
государственности. М., 1995.

Библер В.О. О гражданском обществе и общественном договоре // Через
тернии. М., 1990.

Васильев Л.С. Проблема генезиса китайского государства. М., 1983.

Власть права в современном обществе. М., 1990.

Годинер Э.С. Политическая антропология о происхождении государства //
Этнологическая наука за рубежом: Проблемы, поиски, решения. М., 1991.

Дробышевский С.А. Политическая организация общества и право:
историческое место и начало эволюции. Красноярск. 1991.

Каменский В.Г. Государство как объект социологического анализа. М.,
1977.

Кашанина Т.В. Происхождение государства и права. Современные трактовки и
новые подходы. Учебное пособие. М., 1999.

Ковалевский М.М. Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом.
Вып. 1. СПб., 1911.

Ковалевский М.М. Первобытное право. Вып. 1-2. М., 1886

Кочакова Н.Б. Размышления по поводу раннего государства // Ранние формы
политической организации: от первобытности к государственности. М.,
1995.

Крадин Н.Н. Структура власти в государственных образованиях кочевников
// Феномен восточного деспотизма: Структура управления и власти. М.,
1993.

Кривушин Л.Т. Проблемы государства и общества в демократической мысли.
Л., 1978.

Куббель Л.Е. Очерки потестарно-политической этнографии. М., 1988.

Леви-Строс К. Первобытное мышление. М., 1994.

Мамут Л.С. Анализ правогенеза и правопонимания // Историческое в теории
права. Тарту, 1989.

Мосс М. Общество. Обмен. Личность. М., 1996.

Мэн Г.С. Древний закон и обычай. М., 1884.

Обычное право и правовой плюрализм /Отв. ред. Н.И. Новикова, В.А.
Тишков. М., 1999.

Першиц А.И., Алексеев В.П. История первобытного общества. М., 1990.

Першиц А.И. Проблемы нормативной этнографии // исследования по общей
этнографии.

Потестарность. Генезис и эволюция. СПб., 1997.

Ранние формы социальной стратификации. М., 1993.

Ранние формы политической организации: от первобытности к
государственности. М., 1995.

Рулан Н. Традиционная юридическая система // Юридическая антропология.
Учебник для вузов. М., 1999.

Синицина И.Е. Обычай и обычное право в современной Африке. М., 1979.

Спиридонов Л.И. Социальное развитие и право. Л., 1973.

Супатаев М.А. Обычное право в странах Восточной Африки. М., 1984.

Тэрнер В. Символ и ритуал. М., 1983.

Франк С.Л. Духовные основы общества: введение в социальную философию //
Русское зарубежье: из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991.

Халипов В. Введение в науку о власти. М., 1996.

Честнов И.Л. Природа и этапы развития государственности // Правоведение.
1998. №3.

ЛЕКЦИЯ 4. Право и его онтологический статус

Многообразие образов права и единство его природы. Право как
психо-социо-культурная система. Элементы права: общезначимые нормы и
межсубъектные правоотношения (субъективные права и коррелятивные
правовые обязанности). Определение права. Проблема принуждения в праве.

Многообразие образов права и единство его природы. Каждый человек,
сталкивающийся с правом и задумывающийся над природой этого явления,
отмечал многообразие значений, связанных с его понятием. Например, с
одной стороны, право ассоциируется с общеобязательными правилами
поведения. С другой стороны, говоря «право», зачастую подразумевают
оправданную свободу человека поступать тем или другим образом. Право
связывают то с государством, то с обществом. Все эти представления о
праве в соответствующем контексте верны и отражают определенные аспекты
(моменты) его бытия. Право – явление многообразное, полифоническое,
существующее в различных формах и видах. Оно пронизывает все сферы
жизнедеятельности общества, и лишь меньшая часть гигантского правового
«айсберга» находится на виду государства и активно контролируется им, но
эта часть является и наиболее важной для нормального существования
общества.

Такому интуитивно-непосредственному правовому восприятию на уровне
общественного правосознания мешают давно сложившиеся в этатистской
юридической науке догматические представления о праве, которые «вошли в
плоть и кровь» каждого и уже на уровне предпонимания задают искаженный
ракурс его видения. Наиболее распространенные из них суть следующие:

Право всегда есть принудительный государственный порядок;

Этот порядок произвольно устанавливается волевым актом государства;

Право всегда есть замкнутая и логически непротиворечивая система
правовых норм.

Нормальное правовидение позволяет увидеть право не только в государстве,
но и за его пределами; связать правогенез не только с государственным
волеизъявлением, но и с социальным признанием правового значения таких
актов, как и с возможностью непосредственно социального установления
права; понять право не только как логически взаимосвязанную систему
правовых норм, но и как становящуюся систему, как подчас конфликтный
процесс взаимодействия правовых норм разных подсистем, наконец, как
систему правовых отношений, объединяющих всех субъектов правового
организма.

Но при всем своем многообразии право едино по природе, симфонично,
обладает единой структурой, едиными сущностными признаками. Иными
словами, оно представляет собой многоединство.

Право как психосоциокультурная система. В современном правоведении
одним из методов познания права является системный подход. Его истоки
уходят в глубокую древность, хотя сама теория систем начала складываться
лишь в ХХ столетии. В настоящее время, как справедливо отмечает
современный исследователь, “«значение системного подхода в современной
науке и практике не может быть сведено к роли, хотя и общенаучного, но
рядового метода. Загадка системного подхода и его теоретическая и
практическая «экспансия» во многом объясняются тем, что он является
отражением и инструментом тех изменений, которые происходят в самом
процессе восприятия людьми окружающего мира. Системный подход выступает
здесь как средство формирования целостного мировоззрения, в котором
человек чувствует неразрывную связь со всем окружающим его миром».

Слово «система» в переводе с греческого означает «целое, составленное
из частей. Под системой понимают целостность, состоящую из элементов,
находящихся в отношениях (связях) между собой. Почти все объекты
окружающего мира можно рассматривать как системные явления. Но они могут
относится к разным системам. Так, в науке выделяют материальные и
абстрактные системы. Материальные системы, как целостные совокупности
материальных объектов, в свою очередь делятся на системы неорганической
природы (физические, химические и т.д.) и живые системы организмы, виды
организмов, экосистемы). Особый класс материальных живых систем образуют
социальные системы. Абстрактные системы являются продуктом человеческого
мышления (понятия, гипотезы, теория, наука в целом). Выделяют также
статичные и динамичные системы. Статичная система не меняет своего
состояния с течением времени (например, треугольник), динамичная –
изменяет свое состояние во времени (например, организм). По характеру
взаимоотношений системы и среды выделяют закрытые системы (внешняя среда
не оказывает воздействия на систему) и открытые системы (внешняя среда
оказывает воздействие на систему).

Особенностью большинства систем, особенно живых, технических и
социальных, является передача в них информации и наличие процессов
управления. К наиболее сложным видам систем относят целенаправленные
системы, поведение которых подчинено достижению определенных целей, и
самоорганизующиеся системы, способные в процессе функционирования
видоизменять свою структуру. Для многих таких систем характерно наличие
разных по уровню и часто не согласующихся между собой целей.

Системы, которые рассматриваются в правоведении, являются
целенаправленными. Цель – это конечный продукт деятельности системы, то,
что достигает система на основе своего функционирования, и не
обязательно ее наличие связано с разумом. Известно, например, что
физические системы объективно стремятся к максимуму энтропии, т.е.
действуют в этом смысле целенаправленно, но не разумно. Сознательная
цель – это высшая форма и в то же время частный случай целесообразности,
существующей в объективной действительности.

Поэтому, говоря о системном подходе в правоведении необходимо
использовать определенную, специально разработанную для этого
терминологию.

Система -–объект, функционирование которого, необходимое и
достаточное для достижения стоящей перед ним цели, обеспечивается (в
определенных условиях среды) совокупностью составляющих его элементов,
находящихся в целесообразных отношениях друг с другом.

Элемент – внутренняя исходная единица, функциональная часть системы,
собственное строение которой не рассматривается, а учитываются лишь ее
свойства, необходимые для построения и функционирования системы.
«Элементарность» элемента состоит в том, что он есть предел членения
данной системы, поскольку его внутреннее строение в данной системе
игнорируется, и он выступает в ней как «простое».

Структура – отношения между элементами в системе, необходимые и
достаточные для того, чтобы система достигла цели.

Функции – способы достижения цели, основанные на целесообразных
свойствах системы.

Функционирование – процесс реализации целесообразных свойств
системы, обеспечивающий достижение цели.

Говоря о понятии системы необходимо учитывать следующие системные
принципы: 1) целостности – означает принципиальную несводимость свойств
системы к сумме свойств составляющих ее элементов и невыводимость из них
свойств целого; 2) зависимости каждого элемента, свойства и отношения
системы от его места, функции и роли внутри целого; 3) структурности –
возможности описания системы через установление ее структуры, т.е.
совокупности связей и отношений системы; 4) обусловленность поведения
системы не столько поведением ее отдельных элементов, сколько свойствами
ее структуры; 5) взаимозависимость системы и среды – система формирует и
проявляет свои свойства в процессе взаимодействия со средой, являясь при
этом ведущим активным компонентом взаимодействия; 6) иерархичности –
каждый компонент системы в свою очередь может рассматриваться как
система, а сама система как компонент более сложной системы; 7)
множественности описания каждой системы – в силу принципиальной
сложности каждой системы ее адекватное познание требует построения
множества различных моделей, каждая из которых описывает лишь
определенный аспект системы.

Право можно описать как сложную, многомерную психосоциокультурную
систему, в которой слаженно действуют все элементы, и отсутствие хотя
бы одного из них разрушает сам феномен права. Право имеет собственную
структуру, в которой выражается его эйдетический смысл. В этом своем
аспекте право, как и любая идеальная сущность, вневременно и
внепространственно. Но эта идеальная сущность, чтобы быть правом, должна
получить «плоть и кровь», т.е. наполниться конкретным социокультурным
содержанием и получить свою легитимацию в акте признания социального
субъекта (общества в целом).

Центральным элементом системы является правомочие, т.е наличная
возможность для субъекта действовать оправданно тем или иным образом.
Совокупность взаимосвязанных полномочий образуют субъективное право
(конкретное право, принадлежащее субъекту). Правовая возможность
действия обеспечивается правовыми обязанностями тех субъектов, которые
находятся в поле действий управомоченного. Эти обязанности также имеют
сложную структуру и могут носить или пассивный характер (обязанность не
мешать действиям управомоченного субъекта), или активный характер
(обязанность совершить определенные действия в интересах
управомоченного). В этом смысле правомочие также невозможно без
поддерживающей его обязанности, как север невозможен без юга, а правое
невозможно без левого.

Но правомочие является правомочием, а обязанность обязанностью только
тогда, когда они вытекают из признаваемых обществом и потому
общезначимых и общеобязательных правил поведения. Социально признанные,
т.е. имеющие социально-ценностное значение правовые нормы следует
отличать от норм, признанных всеми. В любом обществе имеются субъекты,
не считающие для себя необходимым исполнять обязательные для всех нормы,
но и они знают, что от них требуется их соблюдение, поскольку это
установлено в данном обществе, данном государстве, поскольку сами нормы
объективно имеют такое общеобязательное значение. Правовые нормы
выступают как социальные ценности если они интегрированы в правовую
культуру общества.

Такие социальные правовые нормы определяют границы социальной
свободы индивидуумов, устанавливая их права и обязанности, причем
неисполнение последних, как правило, связано с возможностью применения
принудительных мер к правонарушителю.

Правовые нормы, действующие в данном обществе, называются
объективным правом. Наличные же права и обязанности, смоделированные
правовой нормой, но принадлежащие конкретным субъектам, именуются
субъективным правом.

Из изложенного выше следует, что право невозможно свести только к
нормам, хотя бы и установленным государством. В любом государстве
существуют и такие «нормы» законов, указов, постановлений и других
актов, которые никогда не применялись, не влияли на поведение членов
общества, не вызывали никаких правовых последствий. Про такие «правовые»
акты говорят, что они явились на свет «мертворожденными», поскольку
общество с момента их появления не признавало их социально-ценными и не
следовало им. Об их существовании быстро забывают, и они уходят в
небытие, так и не став правом. Иногда законы теряют свое правовое
значение с течением времени, в силу изменившихся социальных условий. Это
может происходить и при конфликте с иерархически более высокими
ценностями, например, моральными или религиозными. Но и в этом случае
они перестают быть правовыми не потому, что субъективно воспринимаются
кем-то как несправедливые или аморальные, а потому, что объективно
утрачивают правовые свойства, т.е. способность определять права и
обязанности субъектов социального взаимодействия. И наоборот,
функционирующая правовая норма, т.е. норма, по отношению к которой в
общественном правосознании устанавливается ценностное отношение,
порождает и межсубъектные правовые отношения, являясь источником
субъективных прав и правовых обязанностей.

Определение права. Таким образом, право, рассмотренное как система,
представляет собой основанный на социально признанных и общеобязательных
нормах порядок отношений, участники которого имеют взаимообусловленные
правомочия и обязанности.

Соответственно можно выделить следующие основные признаки права,
которые в тоже время раскрывают и его структуру:

наличие субъектов, обладающих взаимообусловленными (коррелятивными)
правами и обязанностями;

наличие социально признанных и общеобязательных правил поведения (норм).

Первый признак права указывает на то, что оно имеет социальную природу
и всегда возникает только при наличии правовых субъектов (субъектов
права) как специфическое отношение между ними. Такое правовое отношение
между субъектами означает, что если один субъект обладает принадлежащим
ему правом, то всегда имеется другой субъект (субъекты), который по
отношению к этому праву является носителем правовой обязанности. Там,
где отсутствует взаимообусловленность поведения членов общества через
реализацию субъективных (принадлежащих субъекту) прав и обязанностей,
там отсутствует и право.

В сегодняшней российской правовой теории широкое распространение
имеет точка зрения, согласно которой право (которое отождествляется с
правовыми нормами) может существовать и реализовываться и помимо
правовых отношений (например, в нормах, устанавливающие
уголовно-правовые запреты); что правовые отношения возникают лишь при
наличии определенных юридических фактов, т.е. конкретных жизненных
обстоятельств, которые могут до поры до времени и не наступать, а право,
тем не менее, якобы существует. Представляется, что это не так.

Правовая норма только тогда становится правовой, когда имеются
субъекты, которым она адресуется, и которые, обладая субъективными
правами и обязанностями, сообразуют свое поведение в соответствии с
правилом правовой нормы, т.е. вступают в правовые отношения. Нет
правовой нормы вне правовых отношений, и нет правовых отношений без
определяющей их как в качестве таковых нормы.

Во-первых, когда утверждается, что право не может существовать вне
правовых отношений, то под правом как уже было сказано ранее, понимаются
не отдельные нормы, и даже не их совокупность, а сложная система,
представляющая единый организм. Если в этом организме отсутствуют
правовые отношения, значит, этот организм мертв, это уже не право.

Во- вторых, и отдельно взятая норма не существует вне правовых
отношений. Таковы, например, правовые нормы, которые конституируют права
и обязанности субъектов безо всяких условий (не требуют наступления
юридических фактов), например, конституционные нормы, закрепляющие
права и обязанности человека и гражданина (право на жизнь, право на
неприкосновенность, на достоинство и т.д.). Норма, фиксирующая право
человека на жизнь, если она является правовой, может означать только то,
что каждый физический субъект имеет право требовать от всех других
субъектов исполнения своих правовых обязанностей – не посягать на его
жизнь. Но это означает также, что каждый является субъектом
соответствующей правовой обязанности – не совершать действий,
посягающих на жизнь другого субъекта.

В иных социокультурных условиях рассматриваемая норма может получить
иное значение, например, она может быть социально и официально
интерпретирована более широко – как священное право каждого на жизнь и
вследствие этого как запрет на лишение человека жизни даже в случае
совершения им тяжкого преступления. Или она может получить значение
права человека на получение от государства в случае нужды средств к
существованию и, соответственно, обязанности государства такие средства
предоставлять. В любом случае рассматриваемая норма, поскольку она
непосредственно конституирует права и обязанности субъектов,
конституирует и соответствующие правовые отношения. А поскольку эти
правовые отношения связывают каждого с каждым, они носят общий характер
и называются общими правовыми отношениями. (См. лекцию «Правовые
отношения»).

Сказанное относится и к тем нормам, которые порождают конкретные
права и обязанности у субъектов только при наличии предусмотренных
нормой жизненных обстоятельств. Действительно, если бы субъект не имел
никаких прав до возникновения определенных жизненных обстоятельств
(юридических фактов), то он и не мог бы и являться субъектом права. Ведь
быть субъектом права и означает иметь субъективные права и обязанности,
быть включенным в правовую жизнь общества. Такое основополагающее для
правового субъекта «право на права» является одним из элементов
правосубъектности. Поэтому приведенный выше тезис о том, что нет нормы
права без субъектов, которым оно адресуется и, соответственно, нет права
без субъектов, включенных в реализацию права, означает также, что нет
права без правосубъектности конкретных лиц. Для того, чтобы быть
субъектом права лицо должно быть способно понимать смысл существующих в
обществе правовых норм (правил поведения), способно оценивать их
социальную значимость, быть адресатом предусмотренных правовыми нормами
субъективных прав и обязанностей, иметь право своими действиями
приобретать эти права и обязанности, быть способным самостоятельно
реализовывать свои субъективные права и обязанности и своими действиями
порождать новые права и обязанности. Иными словами, такое лицо, на
основании соответствующей правовой нормы, должно находиться в общих
правоотношениях правосубъектности со всеми, кто находится под
юрисдикцией определенной правовой системы и самим государством.
(Подробности см. в лекции «Правоотношения»).

Второй признак права указывает на качественную специфику тех норм,
которые могут получить значение правовых. Социальная признанность норм
указывает на их социально-ценностное значение. Именно поэтому воля
законодателя, если она не «вписывается» в существующую систему
ценностей, не может породить право. Говоря другими словами, такие
произвольные нормы не получают ценностную легитимацию.

Сказать заранее, какие нормы получат в обществе такое значение,
достаточно сложно. Во всяком случае, правовое значение таких норм можно
лишь констатировать, исходя из их действия. Но правовая наука должна
стремиться понимать, должна изучать и раскрывать содержание тех
правовых ценностей, которые лежат в основе определенной правовой
культуры.

Общеобязательность правовых норм, с одной стороны, не отличается от
общеобязательности других нормативных систем, формулирующих правило
должного. В этом смысле нормы нравственности также общеобязательны, как
и нормы права. Но, с другой стороны, если соблюдение норм нравственности
предполагает самообязывание субъекта, то соблюдение норм права связано с
требованием управомоченного субъекта исполнить правовую обязанность.
Неисполнение такой обязанности влечет психико-социальное противодействие
со стороны управомоченных субъектов и сопряжено с внешним как
психическим, так и физическим принуждением. Принуждение при этом
выступает средством для достижения целей права, но не его онтологической
сущностью. Принуждение в праве выступает средством не только обеспечения
права, но и воздаяния за совершение правонарушающих действий. Другим
средством достижения целей права является поощрение, награда.

Общеобязательность государственно-признанных норм поддерживается, в
том числе, и возможностью государственного принуждения по отношению к
тем субъектам, которые не исполняют свои правовые обязанности.

Поэтому государственно-организованное право можно определить как
основанный на социально признанных и официально выраженных нормах
п&