.

Алисиевич В.И., Бронникова М. А. и др. 1968 – Судебная медицина (книга)

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 37717
Скачать документ

Алисиевич В.И., Бронникова М. А. и др. 1968 – Судебная медицина

ВВЕДЕНИЕ

Определение судебной медицины, ее задачи и значение. В
судебио-следственной практике нередко возникают вопросы, которые не
могут быть разрешены на основе одних лишь правовых познаний. Для их
разрешения требуются специальные познания в области науки, техники,
искусства или ремесла (например, в медицине, химии, товароведении). В
таких случаях обращаются к помощи экспертов, сведущих в указанных
областях.

Судебная медицина представляет собой особую отрасль медицины, специально
занимающуюся вопросами, возникающими в процессе правовой деятельности,
для разрешения которых требуются врачебные и естественнонаучные знания.
Кроме того, советская судебная медицина используется и для поднятия
качества лечебной работы.

Судебная медицина «отпочковалась» от общей меди-цины; она развивалась на
основе своих собственных научных исследований, используя в то же время
достиже-ния как других медицинских наук, так и смежных дисциплин —
химии, физики, техники, криминалистики.

Пути развития судебной медицины определялись за-просами и потребностями
развивающейся правовой на-уки и практики. Вот почему для эффективной
медицинской экспертной помощи правосудию недостаточно одних лишь
врачебных познаний; требуются еще теоретические и практические знания и
опыт в области судебной медицины.

Судебному медику приходится освещать возникающие в юридической практике
вопросы с таких точек зре-ния, которые совершенно чужды, например,
врачу-клиницисту. В то же время судебномедицинскому эксперту требуются
глубокие общемедицинские знания. Все это дает основание считать судебную
медицину самостоятельной медицинской дисциплиной, основной задачей
которой является помощь правосудию. Практически она находит свое
выражение в осуществлении судебномедицинской экспертизы, выполняемой по
требованию судебно-след-ственных органов.

Определенный минимум знаний в области судебной медицины обязателен для
каждого врача; изучение ее предусмотрено программой для высших
медицинских учебных заведений СССР. Однако далеко не каждый врач может
полноценно выполнять функции судебномедицин-ского эксперта. Изучение
судебной медицины студентами медицинских институтов преследует в
основном цель: дать возможность будущему врачу общего профиля при
необходимости эпизодически произвести по заданию следственных органов
осмотр трупа на месте происшествия, исследование трупа или
освидетельствование живого лица, знать, на что нужно обратить внимание в
данном конкретном случае, что и как описать, что и куда направить на
дополнительное исследование. Если даже врач не обладает достаточным
опытом для разрешения поставленных вопросов, то в дальнейшем на основе
добросовестно произведенного им исследования и полноценно составленного
описания специалисты — судебные медики смогут дать заключение по
интересующим следствие вопросам.

Однако судебный медик не является универсально сведущим лицом во всех
отраслях медицинских знаний. Поэтому в необходимых случаях он сам или
судебно-след-ственные органы привлекают в качестве консультантов
представителей других медицинских или смежных дисциплин. Если последние
привлечены лицом, назначившим экспертизу, или руководителем экспертного
учреждения в ходе осуществления комиссионной или комплексной экспертизы,
они также будут экспертами по данному делу.

Заключение судебномедицинского эксперта является одним из источников
доказательств по делу, оно подлежит оценке следователем и судом и не
является для них обязательным. Для того чтобы оценить достоверность и
доказательственное значение заключения, юрист должен быть знаком с
судебной медициной. Кроме того, знать судебную медицину ему необходимо
для того, чтобы иметь представление о действительных возможностях
судебно-медицинской экспертизы с тем, чтобы поручить экспертизу
надлежащим специалистам и правильно поставить перед ними вопросы.
Следует иметь в виду также, что не только эксперт помогает следователю,
но и следователь, знакомый с судебной медициной, использует свои
познания, например, при осмотре места происшествия и трупа. Он может
значительно облегчить проведение экспертизы, собрав по делу материалы
(показания, протоколы осмотра, медицинские документы, вещественные
доказательства) и осветив детали, имеющие судебномедицинское значение.

Поэтому изучение основ судебной медицины включено в программу
юридических вузов и факультетов.

Судебная медицина в дореволюционной России. Су-дебномедицинская
экспертиза в России, можно считать, законодательно начала оформляться в
1716 году, когда Петр I издал Воинский устав, в одном из артикулов
которого говорилось об обязательном вскрытии трупа в случаях смерти от
умышленных травматических повреждений. В этом отношении Россия оказалась
впереди большинства европейских государств. Однако ввиду нехватки
врачебных кадров такие вскрытия носили лишь эпизодический характер и
осуществлялись в немногих городах.

В 1801 — 1815 гг. было узаконено производство судеб-нопсихиатрической
экспертизы, правда, в довольно примитивной форме.

В 1812 году были введены в действие первые процессуальные нормы,
касающиеся производства судебномедицинской экспертизы по заданию
судебных органов. В 1829 году при участии известного анатома и судебного
медика И. В. Буяльского впервые были изданы написанные на достаточно
высоком научном уровне систематизированные правила вскрытия трупов —
«Наставление врачам к осмотру и вскрытию мертвых тел».

Судебную медицину врачам систематически начали преподавать с 1799 года.
В 1832 году появилось первое отечественное руководство по судебной
медицине С. А. Громова.

В 1865 году русские судебные медики получили свой первый журнал «Архив
судебной медицины и общественной гигиены». В это время проводятся
серьезные научные работы по различным вопросам судебной медицины.
Большой вклад в развитие судебномедицинской науки внесли, в частности,
Е. В. Пеликан, Е. О. Мухин, И. И. Нейдинг, И. М. Гвоздев, Н. А.
Оболонский, В. О. Мержеевский, Ф. Я. Чистович и др.

Параллельно с судебной медициной в XIX веке развивалась и судебная
химия. В 1824 году А. П. Нелюбин опубликовал «Правила для руководства
судебного врача при исследовании отравления», а в 50-х годах прошлого
столетия вышли части его руководства по токсикологии и судебной химии. К
этому же времени относится и защита первых диссертаций по судебной
химии. Во второй половине XIX столетия было выпущено руководство
Драген-дорфа по судебной химии, отдельные положения которого
используются в практической работе и в настоящее время. Д. И. Менделеев
придавал должное значение судебной химии, и сам иногда производил
судебнохимические экспертизы по заданию Медицинского совета.

В XX веке судебная медицина получила значительное развитие. Были изданы
руководства по судебной медицине Н. С. Бокариуса, А. С. Игнатовского, Д.
П. Косоро-това. Кроме того, для юристов специально был составлен Н. С.
Бокариусом учебник судебной медицины, выпущенный в 1915 году.

В конце XIX и первой половине XX века крупнейший судебный медик П. А.
Минаков возглавил кафедру судебной медицины в Московском университете, а
в дальнейшем и на высших женских курсах. Из его научных трудов
диссертация «О волосах в судебномедицинском отношении» (1894 г.)
является капитальным исследованием в данной области. Ему же принадлежит
открытие характерного признака смерти от острого малокровия, так
называемых пятен Минакова на внутренней поверхности сердца.

Несмотря на научные достижения, общее положение судебномедицинской науки
и организация судебномедицинской экспертизы в России до Октябрьской
революции продолжали оставаться неудовлетворительными. Научные
исследования велись разрозненно; Россия не имела судебномедицинского
научного общества, судебномеди-динские съезды не созывались (если не
считать эпизоди-

ческой работы маломощных судебномедицинских секций на Пироговских
съездах).

Не было курсов квалификации и усовершенствования по судебной медицине.
Практические работники судебно-медицинской экспертизы находились в
ведении министер-ства внутренних дел и выполняли функции не только
судебных медиков, но и другие обязанности. Контакта с кафедрами судебной
медицины они не имели, ни о каком их участии в научной работе, как
правило, не могло быть и речи.

При таких условиях не приходится удивляться, что практические судебные
врачи не всегда были объективны; известны случаи, когда их суждения
выносились под давлением полиции и крайних реакционных элементов.
Примером могут служить некоторые экспертные заключения по делу Бейлиса
(1913 г.), ложно обвиненного в ритуальном убийстве ребенка [Против этих
заключений выступал П. Л. Минаков].

Развитие судебной медицины в СССР. Великая Октябрьская социалистическая
революция открыла перед судебной медициной новые перспективы развития.
Была упорядочена организационная структура судебномедицинской
экспертизы. В 1918 году был учрежден Народный комиссариат
здравоохранения. В составе его имелся подотдел медицинской экспертизы,
руководивший, в частности, и судебномедицинской экспертизой. Аналогичные
подотделы создавались и в губернских отделах здравоохранения. Тем самым
обеспечивалась не только независимость экспертизы, но и возможность
неограниченного ее развития и совершенствования на основе успехов
медицинской науки. В 1934 году было издано Положение о производстве
судебномедицинских экспертиз, а в 1937 году учреждена должность Главного
судебномедицинского эксперта Наркомздрава СССР.

При Советской власти впервые в нашей стране стали созываться регулярно
судебномедицинские съезды. Первый съезд состоялся в 1920 году.

В 1925 году на Северном Кавказе было организовано судебномедицинское
общество. В дальнейшем общества стали возникать и в других городах. В
1946 году на Всесоюзном съезде судебных медиков в Одессе было
организовано Всесоюзное общество судебных медиков и криминалистов.

В 1925 году начал выходить журнал «Судебномеди-цинская экспертиза».

В годы Советской власти выпущен ряд учебников и руководств по судебной
медицине, например: «Судебная медицина» Н. С. Бокариуса (1930); «Основы
судебной медицины» под ред. Н. В. Попова (1938); учебник судебной
медицины Н.В.Попова (1940); «Судебная медицина» М. И. Райского (1953);
«Судебная медицина» В.М. Смо-льянинова, К. И. Татиева и В. Ф. Червакова
(1959); «Курс судебной медицины» М. И. Авдеева (1959) и др.

Специально для юристов выпущены учебники судебной медицины: Н. В.
Поповым (1938), К. И. Татиевым (1947), М. И. Авдеевым (1949); Н. И.
Гуковской и В. А. Свешниковым — «Судебномедицинская экспертиза трупа по
делам о насильственной смерти» (1957).

Вышел ряд руководств и монографий, посвященных отдельным специальным
разделам судебной медицины: «Судебномедицинская
акушерско-гинекологическая экспертиза» Е. Е. Розенблюма, М. Г. Сердюкова
и В. М. Смольянинова (1935); «Судебномедицинское исследование
вещественных доказательств» М. А. Бронниковой (1947) и др. По судебной
химии вышли учебники А. В. Степанова и в 1959 году М. Д. Швайковой.
Официальные и организационные материалы по судебноме-дицинской
экспертизе обобщены в сборниках.

Развитию судебной медицины в большой мере способствовало создание в
Москве в 1932 году Научно-исследовательского института судебной медицины
— научно-практического и организационно-методического центра всесоюзного
значения. Ни в царской России, ни в зарубежных странах подобного
учреждения не было.

Большое внимание уделяется подготовке судебноме-дицинских кадров. Помимо
общего увеличения числа медицинских институтов с кафедрами судебной
медицины в 1924 году была организована специальная кафедра судебной
медицины при Институте усовершенствования врачей в Ленинграде. В
дальнейшем такие же кафедры были созданы в Москве и Киеве.

В годы Великой Отечественной войны ряд кафедр и практических учреждений
судебномеднцинской экспертизы на временно оккупированной территории
оказался разрушенным, многие научные и практические работники ушли на
фронт. Однако деятельность судебномедицин-ской экспертизы и научная
работа в эти годы не прекращались. Успешно велась подготовка
судебномедицинских кадров в медицинских институтах, проводились
экспертизы, функционировал Институт судебной медицины в Москве.

Советские судебные медики участвовали в работе Чрезвычайной комиссии,
расследовавшей зверства немецко-фашистских захватчиков на временно
оккупированных территориях Советского Союза и Польши. Участие советских
экспертов в Нюрнбергском и других международных судебных процессах
сыграло важную роль в изобличении главных военных преступников.

Послевоенные годы ознаменовались быстрым восстановлением и дальнейшим
развитием судебномедицинской экспертизы, расцветом судебномедицинской
науки. Снова начали созываться всесоюзные съезды и конференции судебных
медиков, продуктивно работают филиалы Всесоюзного научного общества. С
1949 года Институт судебной медицины возобновил выпуск сборников научных
работ по судебной медицине. В 1958 году вновь начал выходить журнал
«Судебномедицинская экспертиза». Постоянно совершенствуется
Судебномедицинская экспертиза, внедряются новые методы исследования.
Научная работа ведется как в центре, так и на периферии; в этом
принимают участие не только научные и кафедральные работники, но и
практические судебномедицин-ские эксперты.

Советская судебная медицина неуклонно развивается.

Судебная медицина за рубежом. Еще в глубокой древности были случаи,
когда врачей привлекали для разрешения вопросов, представлявших интерес
для правосудия, Об этом имеются отдельные упоминания в древнейших
документах. Известно, что в Римской империи произвели врачебный осмотр
тела убитого Юлия Цезаря (44 г. до н. э.), причем было установлено, что
из имевшихся у него 23 ран только одна была смертельной. Однако впервые
производство судебномедицинских экспертиз было регламентировано в
законодательном порядке лишь в XVI веке н. э. в Каролинском кодексе
германского императора

Карла V. В средние века об обязательном производстве судебномедицинской
экспертизы по некоторым катего-риям дел говорится в ряде европейских
кодексов, а также в кодексе Иерусалимского королевства, основанного
крестоносцами в Палестине (XI в.). Однако в обязанности врачей тогда
входила не только экспертиза в современном ее понимании — они также
должны были присутствовать при производстве пыток и давать заключение о
приостановлении истязания, если допрашиваемый, теряя сознание,
переставал ощущать боль. Врач давал «заключение» при осуществлении
различных форм «суда божия» и иных проявлениях мракобесия, когда ему
приходилось свидетельствовать наличие всевозможных «печатей дьявола» на
теле безвинно привлекаемых женщин.

Наряду с этим в XVI — XVII вв. появились уже серьезные научные труды по
судебной медицине.

В XVII веке были разработаны объективные методики судебномедицинского
исследования при установлении живорожденности младенца, смерти от
отравления и т. п.

В XIX веке судебномедицинская наука стала быстро развиваться. К тому
времени было развеяно суеверное представление о якобы существующей
страшной опасности исследования разложившихся и особенно эксгумированных
трупов. До этого было принято переписывать из книги в книгу устрашающие
рассказы, подтвержденные свидетельствами весьма сомнительных
«очевидцев», о случаях внезапной гибели многих людей, присутствовавших
при вскрытии могилы, об исходящих из такой могилы «эманациях»
(излучениях), вызывающих «взрывообраз-ный» распад живой материи.

В XIX и начале XX века прославились ценнейшими трудами Орфиля, Тардье,
Бруардель (Франция), Тейх-майер, Хенке (Германия), Гофман (Австрия),
Тейлор (Англия).

В настоящее время в зарубежных странах успешно работают многие ведущие
ученые — судебные медики: Прокоп, Вамоши (ГДР), Грживо-Домбровский,
Ольбрыхт, Попельский (Польша), Крсек (Чехословакия), Экреш (Венгрия) и
др.

Выходят многочисленные журналы и книги по су дебной медицине.

Вместе с тем развитию судебной медицины и особенно экспертизы мешает ряд
существенных недостатков, главным образом организационного порядка.

Судебномедицинскую экспертизу трупов за рубежом производят только
работники кафедр, которые выезжают для этой цели из крупных центров в
районы. Практической судебномедицинской службы на местах не существует.

В большинстве стран судебномедицинская экспертиза подчинена или
министерству высшего образования, или же министерству внутренних дел. В
первом случае эксперты оказываются лимитированными в финансовом
отношении, поскольку органы высшего образования заинтересованы прежде
всего в преподавании судебной медицины, и поэтому техническому оснащению
практической судебномедицинской экспертизы не уделяется должного
внимания, а во втором — эксперты в определенной мере ограничены в смысле
независимости суждений. Кроме того, многие эксперты получают не твердый
оклад, а лишь плату за произведенную экспертизу, причем иногда
непосредственно от обвиняемого, потерпевшего, истца или ответчика. Этот
порядок ставит эксперта в какой-то мере в зависимое положение от
участников процесса и создает благоприятную почву для коррупции.

Во многих государствах возможность вскрытия трупа в ряде случаев
ограничивается согласием или несогласием родственников умершего, а,
например, в Англии, США — архаическим порядком досудебного рассмотрения
уголовных дел. В Англии экспертизу живых лиц в связи с телесными
повреждениями производят не судебные медики, а хирурги.

Давая заключение по делам о профессиональных правонарушениях медицинских
работников, эксперт иногда оказывается в плену ложно понятой врачебной
этики и корпоративности.

В ряде случаев врач лишен возможности сообщить властям об обнаруженных
им признаках преступных действии (например, жестокого обращения с
детьми), так как согласно законам буржуазных государств при этом он сам
может понести ответственность за разглашение врачебной тайны.

И, наконец, в капиталистических странах до сих пор продолжает
действовать канонический (церковный) кодекс, предусматривающий участие
судебномедицинских экспертов при констатации различного рода «чудесных»
исцелений, «воскрешений» и т. п., якобы совершенных лицами, которых
церковь намерена причислить к лику святых.

Только судебная медицина в социалистических странах, использующая
новейшие достижения современной науки, имеет все возможности для
плодотворного развития.

Отдел I

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ

СУДЕБНОМЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Глава 1

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ

Общие положения. Применение на практике специальных познаний в
медицинской науке для разрешения вопросов, имеющих судебномедицинский
характер и возникающих в процессе производства дознания,
предварительного следствия или судебного разбирательства, называется
судебномедицинской экспертизой. Она имеет важное значение в уголовном и
гражданском процессе.

Лицо, привлекаемое для производства экспертизы, является экспертом; оно
дает заключение, отвечая на вопросы, поставленные органом дознания,
следователем, прокурором или судом.

Производство судебномедицинской экспертизы регламентируется
Уголовно-процессуальным и Гражданским процессуальным кодексами [Здесь и
далее при ссылках на статьи УК, УПК, ГК и ГПК имеются в виду статьи УК,
УПК, ГК и ГПК РСФСР; в кодексах других союзных республик имеются
соответствующие статьи], а также специальными правилами и инструкциями,
издаваемыми Министерством здравоохранения СССР по согласованию с
Верховным Судом СССР и Прокуратурой СССР.

В качестве эксперта, обладающего необходимыми познаниями для дачи
заключения, может быть вызвано любое лицо (ст. 78 УПК). Но обычно
судебномедицин-ским экспертом назначается специалист из соответствующего
экспертного учреждения. Такой специалист, занимающий определенное
должностное положение и в силу этого постоянно привлекаемый к
производству экспертиз, совершенствует свои знания и опыт в процессе
экспертной практики и на курсах повышения квалификации. Кроме того, он
должен знать в необходимых пределах уголовное и гражданское
законодательство, что также имеет большое значение для его деятельности.

Виды судебномедицинской экспертизы. Уголовно-процессуальное
законодательство предусматривает первичную, дополнительную и повторную
экспертизы. Каждая из них может производиться как единолично, так и
комиссионно.

Первичная судебномедицинская экспертиза представляет собой впервые
произведенную экспертизу того или иного объекта. В некоторых случаях
судебномедицип-ский эксперт дает вначале заключение по данным
произведенного непосредственно им исследования объекта, а затем, получив
результаты лабораторных или иных: исследований, уточняет его.

Дополнительная судебномедицинская экспертиза назначается в случаях,
когда первичная экспертиза представляется недостаточно ясной пли полной
или когда у лица, производящего дознание, следователя, суда возникают
дополнительные вопросы. Она поручается тому же или другому эксперту.

Первичная и дополнительная экспертизы в большинстве случаев производятся
единолично.

Повторная судебномедицинская экспертиза назначается в случаях
необоснованности первичного заключения эксперта пли сомнений в его
правильности. Повторная экспертиза поручается другому или другим
экспертам (ст. 81 УПК). Если она производится комиссионно, надо
стремиться привлекать наиболее квалифицированных и опытных специалистов,
В комиссии допустимо участие эксперта, производившего первичную
экспертизу.

При проведении комиссионной судебномедицинской экспертизы несколькими
экспертами состав комиссии определяется следователем или руководителем
экспертного учреждения, которому поручено проведение экспертизы (ст.ст.
184 и 187 УПК).

Судебномедицинские экспертизы производятся в обязательном порядке
комиссионно по делам о привлечении лиц медицинского персонала за
профессиональные правонарушения, при определении состояния здоровья,
пригодности к физическому труду, определении степени стойкой утраты
трудоспособности, а также в особо сложных случаях по усмотрению
следователя, прокурора, суда или руководителя экспертного учреждения.

Если экспертиза производилась единолично, то эксперт дает заключение от
своего имени и подписывает его сам. При участии в комиссии нескольких
экспертов они совещаются между собой и при отсутствии разногласий
составляют общее заключение, которое подписывается всеми. В случае
разногласия между экспертами каждый из них дает свое заключение
отдельно.

Объекты судебномедицинской экспертизы. К объектам судебномедицинской
экспертизы относятся живые лица, трупы, вещественные доказательства и
материалы дела. О производстве экспертизы этих объектов следователь
выносит специальное постановление.

Судебномедицинская экспертиза живых лиц производится по различным
поводам. Законом предусматривается обязательное проведение
судебномедицинской экспертизы только для установления характера телесных
повреждений, возраста и физического состояния свидетельствуемого. При
наличии телесных повреждений устанавливается не только их характер, но и
степень тяжести, давность нанесения и по возможности определяется, чем
они причинены. Практически экспертиза назначается и во многих других
случаях, например, для определения степени стойкой утраты
трудоспособности, наступившей не в связи с производством; при симуляции
болезни, самоповреждениях; для установления девственности,
изнасилования, развратных действий, заражения венерическими болезнями,
мужеложства, беременности, бывших родов, аборта, способности к половому
сношению, оплодотворению, зачатию.

Судебномедицинская экспертиза живых лиц осуществляется, как правило, в
специальных судебномедицпн-ских амбулаториях, в кабинетах поликлиник,
выделенных для судебномедицинского амбулаторного приема, или в
стационарных лечебных учреждениях, если пострадавший находится там на
излечении. При некоторых экспертизах требуется производство таких
дополнительных исследований, как рентгенологическое или лабораторное,
осмотр врачами-специалистами, например невропатологом, а иногда и
стационарное обследование. В этих случаях судебномедицинский эксперт
заполняет вводную и описательную части заключения на день
освидетельствования, а составляет заключительную часть и заканчивает
заключение только после получения результатов дополнительного
исследования или стационарного наблюдения, данные о котором он должен
внести в описательную часть документа.

Некоторые виды экспертизы живых лиц регулируются специальными правилами:
в 1960 — 1961 гг. во всех союзных республиках введены Правила для
составления заключений о степени тяжести телесных повреждений, в 1966
году изданы общесоюзные Правила судеб-номед и пинской
акушерско-гинекологической экспертизы. Остальные виды экспертиз
производятся в соответствии с общими положениями и Инструкцией о
производстве судебномедицинской экспертизы в СССР 1952 года.

Судебномедицинский осмотр трупа на месте его обнаружения производится
следователем с участием врача — специалиста в области судебной медицины.
Специалист устанавливает факт смерти, выраженность трупных явлений,
наличие повреждений и других особенностей. Он помогает следователю
выявить, правильно изъять и упаковать такие вещественные доказательства,
как следы крови, волосы, выделения. Никакого заключения о причине смерти
врач-специалист давать не должен.

Судебномедицинская экспертиза трупа. Судебноме-дицинское исследование
трупа имеет большое значение для органов дознания и следствия: правильно
и полно проведенное исследование и подробное, аргументированное
заключение определяют иногда исход дела. Поэтому врач, привлекаемый к
экспертизе трупа, должен быть квалифицированным судебномедицинским
экспертом или иметь хорошую подготовку по судебной медицине.

Судебномедицинское исследование трупа производится обычно в специальных
судебномедицинских моргах или в моргах лечебных учреждений, а в сельской
местности — иногда в приспособленных для этой цели помещениях. В
отдельных случаях исследование трупа приходится производить и на месте
его обнаружения, используя для этой цели баню, сарай или производя
вскрытие непосредственно в поле, на кладбище и т. п.

Представитель органов дознания, следствия должен обеспечить при этом
судебномедицинскому эксперту хотя бы минимальные условия для проведения
вскрытия. В зимнее время или в ненастную погоду исследование трупа
следует производить только в закрытом, теплом помещении.

Экспертиза трупа регламентируется Правилами су-дебномедицинского
исследования трупов, а также Правилами направления, приема, порядка
исследования, хранения и выдачи трупов в судебномедицинских моргах 1962
года.

Судебномедицинская экспертиза вещественных доказательств производится в
судебномедицинских лабораториях, в большинстве которых имеются три
отделения: судебно-биологическое, судебно-химическое и
физико-техническое. Кроме того, при морге имеется
судебно-ги-стологическое отделение. В соответствии с профилем отделений
в них работают или судебно-медицинские эксперты, или судебные химики,
получившие специальную подготовку в области лабораторных методов
исследования. Судебномедицинские лаборатории функционируют почти во всех
республиканских, краевых и областных центрах, имеются и межобластные
лаборатории. Повторные и особо сложные экспертизы выполняются в
Научно-исследовательском институте судебной медицины Министерства
здравоохранения СССР, в Республиканских судебномедицинских лабораториях
Министерств здравоохранения РСФСР и УССР.

Исследование вещественных доказательств должно производиться только
специалистами лабораторий.

По вопросу об экспертизе вещественных доказательств изданы: Правила
судебномедицинской экспертизы вещественных доказательств 1957 года;
Правила су-дебно-химической экспертизы вещественных доказательств 1957
года; Правила взятия, фиксации, обработки, исследования, хранения и
документации трупного материала, предназначенного для
судебно-гистологиче-ского исследования 1957 года; Положение о
физико-техническом отделении бюро судебномедицинской экспертизы 1962
года.

Экспертиза по материалам дела осуществляется по документам в тех
случаях, когда судебно-следственные органы направляют
судебномедицинскому эксперту

материалы дела. Обычно такие экспертизы являются повторными, но они
могут быть и первичными, когда в деле имеются медицинские документы,
которые являются объектами экспертизы. При этом ст. 82 УПК предоставляет
эксперту право знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету
экспертизы, заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных
материалов, необходимых для дачи заключения.

Экспертизы по материалам дела, особенно повторные, необходимо проводить
комиссионно. Присутствие следователя на комиссии весьма целесообразно.
Порядок проведения этой экспертизы предусмотрен Инструкцией о работе
судебномедицинских экспертных комиссий бюро судебномедицинской
экспертизы 1959 года.

Судебномедицинские эксперты и врачи-эксперты. Судебномедицинскую
экспертизу могут производить лишь врачи — лица, имеющие законченное
высшее медицинское образование, независимо от избранной ими
специальности, т. е. как Судебномедицинские эксперты, так и врачи
другого профиля. Однако в тех местах, где имеются штатные
Судебномедицинские эксперты и их вызов не затруднителен, экспертизу
следует поручать только им. К экспертизе не могут привлекаться лица
среднего медицинского персонала — фельдшера, лаборанты и медицинские
сестры.

Судебномедицинский эксперт должен иметь соответствующую подготовку и
достаточный опыт по своей специальности, постоянно повышать свои знания
по судебной медицине и пограничным областям и быть объективным в своих
выводах и заключениях.

В тех районных центрах, где нет штатных судебномедицинских экспертов,
Судебномедицинские экспертизы выполняются судебномедицинскими экспертами
других районов или врачами лечебных учреждений.

Судебномедицинские эксперты — это врачи, занимающие штатные должности в
учреждениях судебномедп-цинской экспертизы. Они наиболее квалифицированы
в этой специальности, так как в течение первых трех лет после окончания
медицинского института прошли специализацию по судебной медицине, а
затем через каждые пять лет — усовершенствование. До прохождения
специализации в Институте усовершенствования врачей эксперт должен
вызываться на краткосрочные курсы в республиканский, краевой или
областной центр. Повышению квалификации штатных судебиомедицинских
экс-пертов способствует и то, что согласно Инструкции о производстве
судебномедицинской экспертизы в СССР копии составляемых ими
судебномедицинских документов проверяются вышестоящим руководителем
судебномедицинской службы. К штатным судебномеднцииским экспертам
приравнивается преподавательский состав кафедр судебной медицины высших
медицинских учебных заведений, а также научные сотрудники
Научно-исследовательского института судебной медицины Министерства
здравоохранения СССР.

Штатные должности судебномедицинских экспертов могут занимать по
совместительству врачи других специальностей, например хирурги,
терапевты.

Специализацию и усовершенствование эти врачи проходят, как правило, по
своей основной специальности, а не по судебной медицине. Но они должны
периодически вызываться на краткосрочные Судебномедицинские сборы. Копии
составляемых ими судебномедицинских документов также подлежат контролю.

Экспертиза может выполняться и так называемыми врачами-экспертами,
которые не только не являются судебными медиками, но и не занимают
штатных должностей судебномедицинских экспертов, поэтому не должны
именовать себя судебномедицинскими экспертами. Контроль за
судебномедицинской деятельностью этих врачей затруднителен. В связи с
этим лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или суд должны
назначать в качестве эксперта в первую очередь штатного
судебномедицинского эксперта и только при невозможности его вызова
привлекать для этой цели врача другой специальности. Очень важно в
каждом случае выяснить данные о специальности и компетентности врача, о
его судебномеднцинском стаже, на что прямо указывается в ст. 184 УПК.

Как судебномедицинский эксперт, так и врач-эксперг в равной мере несут
перед законом ответственность за выполняемые обязанности и имеют
одинаковые процессуальные права.

Обязанности, права, ответственность и отвод эксперта. Согласно ст. 82
УПК «эксперт обязан явиться по вызову лица, производящего дознание,
следователя, прокурора и суда и дать объективное заключение по
поставленным перед ним вопросам». Он имеет право отказаться от
производства экспертизы, если считает, что поставленные перед ним
вопросы выходят за пределы его специальных знаний или предоставленные
ему материалы недостаточны для составления заключения. «Эксперт вправе:
1) знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы;
2) заявлять ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов,
необходимых для дачи заключения; 3) с разрешения лица, производящего
дознание, следователя, прокурора или суда присутствовать при
производстве допросов и других следственных и судебных действий и
задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы».

В соответствии со ст.ст. 187, 189 и 275 УПК следователь или
председательствующий в судебном заседании или руководитель экспертного
учреждения разъясняет эксперту его права и обязанности и предупреждает
об ответственности за отказ или уклонение от дачи заключения по ст. 182
УК или за дачу заведомо ложного заключения по ст. 181 УК.

Эксперт не может разглашать также данные предварительного следствия или
дознания без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего
дознание (ст. 184 УПК).

По закону эксперт не вправе принимать участие в производстве по
уголовному делу, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в деле
(ст. 23 УПК); при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 59 УПК;
если он находился или находится в служебной или иной зависимости от
обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского
ответчика, участвовал в деле в качестве специалиста, за исключением
случая участия врача — специалиста в области судебной медицины в
наружном осмотре трупа, обнаружил свою некомпетентность. Вместе с тем
предыдущее участие в деле в качестве эксперта не может служить
основанием для его отвода в последующем (ст. 67 УПК).

Вопрос об отводе или самоотводе эксперта может возникнуть и при
назначении судебномедицинской экспертизы по делу о привлечении к
ответственности медицинского работника за профессиональное
правонарушение. В такой экспертизе не должен участвовать
врач-специалист, оказывавший больному медицинскую помощь, а также
руководители и консультанты того лечебного учреждения, в котором
произошло правонарушение.

Оценка заключения эксперта. Заключение эксперта не обязательно для лица,
производящего дознание, следователя, прокурора и суда, но свое
несогласие с заключением они должны мотивировать (ст. 80 УПК, ст. 78
ГПК).

Судебно-следственные органы оценивают заключение эксперта с точки зрения
научной достоверности и доказательственного значения выводов эксперта,
ибо факты, установленные экспертом и содержащиеся в его заключении,
служат доказательствами. Однако никакие доказательства для суда,
прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее
установленной силы. При оценке надо убедиться в том, что эксперт имеет
достаточную подготовку и является квалифицированным специалистом;
проверить, были ли представлены ему необходимые материалы, применил ли
он при проведении экспертизы современные методы исследования. Если
эксперт не владеет совершенными методами исследования или в силу
объективных причин не имеет возможности их осуществить (отсутствие
аппаратуры, реактивов и т. п.), он должен либо отказаться от экспертизы,
сообщив об этом следователю (суду), либо провести исследование так,
чтобы сохранить часть объектов для последующего исследования их
современными методами в надлежащих условиях.

Следователь должен убедиться, что заключение эксперта является
объективным, последовательным, полным, научно обоснованным и
соответствующим данным исследования. Вероятный вывод эксперта не может
быть принят как определенный, и каждый его вывод должен основываться на
достаточных и достоверно установленных результатах экспертизы
(доказательствах).

Знание основ судебной медицины и всех материалов дела является
непременным условием для правильной оценки заключения эксперта, так как
в противном случае следователь или суд не сумеют отнестись критически к
заключению и могут принять его за аксиому, либо, положив в основу своего
мнения другие доказательства, отнесутся к нему без всякого основания
отрицательно и отвергнут его, если оно не совпадает с этими
доказательствами.

Вместе с тем от эксперта нельзя требовать категорических ответов в тех
случаях, когда данные произведенной им экспертизы не позволяют прийти к
точным выводам. Надо иметь в виду, что некоторые вопросы разрешаются
только с известной долей вероятности.

Судебномедицинская экспертиза в уголовном процессе. Необходимость в
назначении судебномедицинской экспертизы возникает обычно при
производстве дознания и предварительного следствия по делам о
преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности.

По закону проведение экспертизы обязательно в следующих случаях:

1) для установления причины смерти и характера телесных повреждений;

2) для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого
в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или
способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих
действиях или руководить ими;

3) для определения психического или физического состояния свидетеля или
потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности
правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и
давать о них правильные показания;

4) для установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего
в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте
отсутствуют (ст. 79 УПК).

Участие врача — специалиста в области судебной медицины, а при
невозможности его вызова — врача другой специальности, предусмотрено
также при осмотре места происшествия, осмотре трупа на месте его
обнаружения, при эксгумации — извлечении трупа из места захоронения
(ст.ст. 179, 180 УПК в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от
31 августа 1966 г. «О внесении изменений и дополнений в
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» — «Ведомости Верховного Совета
РСФСР» 1966 г. № 36, ст. 1018), при освидетельствовании, если не
требуется назначения судебномедицинской экспертизы, производимой
следователем для установления на теле обвиняемого, подозреваемого,
свидетеля, потерпевшего следов преступления или наличия особых примет
(ст. 181 УПК), и при производстве следственного эксперимента (ст. 183
УПК).

Привлечение врача, особенно специалиста в области судебной медицины, к
осмотру трупа на месте его обнаружения имеет большое практическое
значение. Поэтому следователь должен обеспечить обязательное участие
врача при осмотре трупа во всех случаях насильственной смерти, в том
числе и при несчастных случаях. Врач должен участвовать в осмотре трупа
и в тех случаях, когда смерть наступила скоропостижно, при неясных
обстоятельствах.

Участие судебномедицинского эксперта в осмотре места происшествия или
трупа на месте его обнаружения не препятствует назначению его для
судебномедицинского исследования трупа или для дальнейшего участия в
деле как эксперта (ст. 67 УПК). Такое последовательное участие
судебномедицинского эксперта в одном и том же деле весьма полезно.

Помимо случаев, предусмотренных ст. 79 УПК, су-дебномедицинская
экспертиза назначается судебно-след-ственными органами и по многим
другим поводам, практически по всем делам, когда возникают вопросы
медицинского характера (например, определение половой зрелости,
нарушения целости девственной плевы, мужеложства).

Установив необходимость производства судебномедицинской экспертизы,
следователь составляет об этом постановление (ст. 184 УПК), указав в нем
основание для производства экспертизы; фамилию судебномедицинского
эксперта или врача, либо наименование учреждения, в котором должна быть
выполнена экспертиза; вопросы, поставленные перед судебномедицинским
экспертом; какие материалы предоставляются в распоряжение
судебномедицинского эксперта.

Перед составлением постановления следователь при необходимости может
посоветоваться с судебномедицинским экспертом с целью уточнения
вопросов, которые должны быть поставлены ему для разрешения. В свою
очередь судебномедицинский эксперт может рекомендовать следователю
включить дополнительно в постановление некоторые не предусмотренные им
вопросы.

Следователь вправе присутствовать при производстве экспертизы (ст. 190
УПК). Его присутствие во время судебно-медицинского исследования трупа
весьма желательно, поскольку при этом могут возникать и тут же
разрешаться некоторые вопросы, ответить на которые впоследствии бывает
затруднительно, а иногда и невозможно. Получив заключение
судебномедицинского эксперта, следователь может допросить его для
разъяснения того или иного вопроса или поставить дополнительные вопросы.
Эксперт имеет возможность в этих случаях изложить свои ответы
собственноручно (ст. 192 УПК).

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает право
обвиняемого на ознакомление с постановлением о назначении экспертизы,
причем обвиняемый может дать отвод эксперту, просить о назначения
эксперта из числа указанных им лиц, задавать дополнительные вопросы,
присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы,
давать объяснения эксперту и знакомиться с его заключением. Следователь
должен оформить протоколом ознакомление обвиняемого с постановлением о
назначении экспертизы, изменить или дополнить свое постановление в
случае удовлетворения ходатайства обвиняемого и вынести постановление,
предъявляемое под расписку обвиняемому, если последнему отказано в
удовлетворении ходатайства (ст. 185 УПК).

После ознакомления с заключением судебномедицинского эксперта и
протоколом его допроса обвиняемый может дать свои объяснения, заявить
возражения и просить о постановке дополнительных вопросов эксперту и о
назначении дополнительной или повторной экспертизы (ст. 193 УПК).

Судебномедицинская экспертиза в процессе судебного следствия может быть
назначена при необходимости определением суда независимо от того, было
ли заявлено подобное ходатайство обвиняемым, подсудимым и его защитником
или потерпевшим (ст. 276 УПК). При этом обычно вызывается тот
судебномедицинский эксперт, который проводил экспертизу на
предварительном следствии. Если экспертиза проводилась комиссионно с
участием нескольких экспертов, то в суд вызывается председатель комиссии
или член комиссии (желательно — докладчик по делу), а по делам о
привлечении к ответственности медицинского персонала — дополнительно
член экспертной комиссии — врач соответствующей специальности. В суд
может быть вызван и весь состав су-дебномедицинской экспертной комиссии,
а также эксперты, не дававшие заключение на предварительном следствии.

После получения повестки о вызове в суд эксперт имеет возможность
просить суд предварительно ознакомить его с имеющимися в деле
материалами, необходимыми для проведения экспертизы.

В начале судебного заседания председательствующий разъясняет эксперту
его права и обязанности и предупреждает об ответственности за дачу
заведомо ложного заключения и за отказ от дачи заключения (ст. 275 УПК).

Судебномедицинский эксперт участвует в исследовании обстоятельств дела,
относящихся к предмету экспертизы. С разрешения председательствующего он
может задавать вопросы подсудимому, потерпевшему и свидетелям об
обстоятельствах, имеющих значение для его заключения (ст. 288 УПК),
ходатайствовать о затребовании дополнительных материалов.

Допрос эксперта производится обычно после допроса обвиняемого,
потерпевшего, свидетелей. Председательствующий предварительно предлагает
обвинителю, защитнику, подсудимому, а также потерпевшему, гражданскому
истцу, гражданскому ответчику и их представителям изложить вопросы
эксперту в письменном виде. Вопросы оглашаются, и по ним заслушивается
мнение участников судебного разбирательства и заключение прокурора. Суд
может устранить те вопросы, которые не относятся к делу или к
компетенции эксперта, задать новые, после чего эксперту предоставляется
время для составления заключения. Последнее приобщается к делу.

Эксперт должен давать заключение только в письменном виде. После
оглашения заключения эксперту могут быть заданы составом суда,
обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком .и
их представителями, защитником и подсудимым вопросы для разъяснения или
дополнения данного им заключения (ст. 289 УПК). Если он не имел времени
ответить на эти дополнительные вопросы в письменном виде, то должен
проверить записи в протоколе судебного заседания и внести необходимые
исправления.

Эксперт вправе отметить в заключении те обстоятельства дела, относящиеся
к его компетенции, о которых ему не были поставлены вопросы. В тех
случаях, когда экспертиза в судебном заседании проводится несколькими
экспертами, которые приходят к общему заключению, последнее
подписывается всеми. При разногласии эксперты, имеющие особое мнение,
дают отдельное заключение.

В случае неправильного истолкования заключения кем-либо из участников
процесса эксперт обязан сделать соответствующее заявление суду.

Экспертиза в суде чаще всего производится по материалам предыдущих
экспертиз с учетом новых данных, выявленных в процессе судебного
следствия. Эксперт участвует со всем составом суда в осмотре приобщенных
к делу вещественных доказательств, в осмотре местности и помещения
(ст.ст. 291, 293 УПК). При необходимости он может произвести во время
судебного разбирательства освидетельствование потерпевшего, обвиняемого
или судебномедицинское исследование эксгумированного трупа. В последнем
случае судебное следствие прерывается.

В случае недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта может
быть назначена дополнительная экспертиза. Если суд находит заключение
эксперта необоснованным, сомневается в его правильности, а также если
имеются противоречия между заключениями нескольких экспертов, суд может
назначить повторную экспертизу, которую поручает другому эксперту пли
другим экспертам (ст. 290 УПК).

Судебномедицинская экспертиза в гражданском прей цессе назначается для
определения степени стойкой утраты трудоспособности, но только в
случаях, если утрата наступила не в связи с производством, так как
постановлением Совета Министров СССР № 921 от 9 октября 1961 г.
установление утраты трудоспособности рабочими и служащими на
производстве возлагается на вра-чебно-трудовые экспертные комиссии
органов социального обеспечения. В связи с экспертизами по поводу утраты
трудоспособности экспертам приходится решать иногда вопрос о нуждаемости
в постороннем уходе, дополнительном питании, санаторно-курортном
лечении.

Судебномедицинская экспертиза в гражданском процессе может производиться
также в делах о спорном отцовстве, для определения состояния здоровья,
пригодности к физическому труду, способности к оплодотворению и зачатию
и по другим поводам.

Суд назначает эксперта для разъяснения возникающих при рассмотрении дела
вопросов. Эксперт может быть вызван и по ходатайству лиц, участвующих в
деле.

Эксперты в гражданском процессе имеют те же права и обязанности, что и в
уголовном (ст.ст. 17, 75 — 78, 163, 180, 181 ГПК).

Судебномедицинская документация. Все судебноме-дицинские экспертизы
должны оформляться письменным документом, приобщаемым к делу. Статьей
191 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК большинства других союзных
республик предусмотрено, что после производства необходимых исследований
эксперт составляет заключение согласно УПК Казахской, Азербайджанской и
Латвийской ССР — «Акт экспертизы».

В этом документе различают три части (такое подразделение УПК не
предусмотрено): вводную, описательную и заключительную.

В вводной части указываются: дата, основание и место производства
экспертизы; должностное положение, звание, ученая степень, фамилия, имя
и отчество эксперта; фамилия, имя, возраст и место жительства
экспертируемого; а при экспертизе вещественных доказательств или при
экспертизе по материалам дела — наименование дела, фамилия, имя,
отчество, возраст потерпевшего, обвиняемого. Если при экспертизе
присутствуют другие должностные лица, то все они перечисляются с
указанием их служебного положения. Присутствие понятых при производстве
экспертизы УПК не предусмотрено. В этой части приводятся также
поставленные перед экспертом вопросы или указывается цель экспертизы.

Следователь вправе присутствовать при экспертизе.

К вводной части относятся и обстоятельства дела, где излагаются данные,
полученные от следователя или известные из постановления, протокола
осмотра и других следственных материалов, а также данные из медицинских
документов, если экспертизе подвергался человек, обращавшийся за
медицинской помощью в лечебное учреждение.

Описательная часть может иметь соответствующие подразделения с
самостоятельными заголовками. В этой части документа подробно без
употребления диагностических терминов и выводов излагаются все те
объективные данные, которые эксперт видит и получает при проведении
экспертизы; описывается методика и процесс исследования. Полно
составленная описательная часть позволяет в последующем при
необходимости проверить правильность проведения экспертизы и судить о
квалификации эксперта.

Если при производстве экспертизы какие-либо объекты изымаются для
дополнительного исследования пли с целью сохранить в качестве
вещественного доказательства, музейного препарата и т. д., то об этом
делается соответствующая запись в конце описательной части.

При производстве экспертизы трупа или живого человека вводная и
описательная части должны составляться тут же на месте, при экспертизе
вещественных доказательств они составляются по окончании экспертизы на
основании записей, сделанных в рабочем журнале эксперта, и должны
полностью им соответствовать (см. отдел VIII).

Заключительная часть документа должна содержать научно обоснованные,
мотивированные выводы, вытекающие из результатов произведенной
экспертизы, ответы на поставленные вопросы и обстоятельства,
установленные в процессе экспертизы, по поводу которых эксперту не были
поставлены вопросы.

Заключение подписывается судебномедицинскнм экспертом, заверяется
печатью и иллюстрируется схемами (при наличии повреждений на теле),
фотографическими снимками, таблицами и другими материалами, дающими
наглядное представление о проведенной экспертизе. К заключению должны
быть приложены также результаты киносъемки, если она применялась при
производстве экспертизы. Дубликат заключения (акта) остается у эксперта.

Глава 2

ОРГАНИЗАЦИЯ СУДЕБНОМЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В СССР

Судебномедицинская экспертиза в Советском Союзе является государственной
и входит в систему органов здравоохранения.

В 1939 году Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление «О мерах
укрепления и развития су-дебномедицинской экспертизы», которым были
предусмотрены конкретные мероприятия по улучшению судеб-номедицинской
экспертизы, установлена ее структура, ведомственная подчиненность
органам здравоохранения.

В 1951 году была осуществлена реорганизация службы судебномедицинской
экспертизы, на базе которой созданы бюро судебномедицинской экспертизы,
действующие и в настоящее время.

Бюро судебномедицинской экспертизы призвано оказывать помощь органам
дознания, прокуратуры и суда при разрешении вопросов, требующих
специальных су-дебномедицинских познаний. Вместе с тем советская
судебная медицина помогает органам здравоохранения повышать качество
лечебной помощи населению и проводить профилактические мероприятия.
Судебномедицин-ские эксперты обсуждают с лечащими врачами
судебно-медицинские случаи на совместных врачебных конференциях; доводят
до сведения органов здравоохранения об имеющихся недостатках лечебной
помощи и диагностики; извещают о выявленных случаях острозаразных
заболеваний; анализируют материалы скоропостижной смерти, транспортной
травмы, промышленных и бытовых отравлений; научно разрабатывают
конкретные проблемы патологии человека и специальные судебномедицин-ские
вопросы.

Бюро судебномедицинской экспертизы имеют следующую структуру (рис. 1):

1) при министерствах здравоохранения союзных и автономных республик,
краевых и областных отделах здравоохранения функционируют
республиканские, краевые и областные бюро судебномедицинской экспертизы;

2) при городских отделах здравоохранения Москвы и Ленинграда — городские
бюро судебномедицинской экспертизы.

Во главе бюро судебномедицинской экспертизы стоит начальник бюро,
являющийся одновременно старшим городским (Москва, Ленинград),
областным, краевым судебномедицинским экспертом, республиканским
судеб-номедицинским экспертом министерства здравоохранения автономной
республики или главным судебномедицинским экспертом министерства
здравоохранения союзной республики.

Начальник бюро судебномедицинской экспертизы: городского (Москва,
Ленинград), областного, краевого отделов здравоохранения и министерства
здравоохранения автономной республики назначается и смещается
руководителем соответствующего органа здравоохранения по согласованию с
главным судебномедицинским экспертом министерства здравоохранения
союзной республики.

Начальник бюро судебномедицинской экспертизы министерства
здравоохранения союзной республики назначается и смещается министром
здравоохранения союзной республики по согласованию с Министерством
здравоохранения СССР.

При Министерстве здравоохранения СССР состоит Главный судебномедицинский
эксперт Союза, который назначается и смещается министром здравоохранения
СССР.

В составе бюро судебномедицинской экспертизы имеются три отдела:
судебномедицинского освидетельствования живых лиц (амбулатория);
судебномедицинского исследования трупов с судебно-гистологическим
отделением (морг); судебномедицинского исследования вещественных
доказательств (судебномедицинская лаборатория).

Рис. 1. Схема организации судебномедицинской экспертизы в СССР

Районные, межрайонные и городские судебномедицин-ские эксперты,
работающие как в сельской местности, так в поселках и городах, в том
числе в республиканских, краевых и областных центрах, а также
судебномедицин-ские эксперты и судебные химики судебномедицинской
лаборатории входят в штаты бюро судебномедицинской экспертизы.

Межрайонные судебномедицинские эксперты обслуживают два-три района, но
по усмотрению органов здравоохранения, в зависимости от местных условий,
могут устанавливаться штаты районных судебномедицин-ских экспертов из
расчета одной должности на один сельский район. В городах
республиканского, краевого и областного подчинения введена одна
должность эксперта на ПО тыс. населения. Количество экспертов
лаборатории зависит от объема работы, и в каждом отделении лаборатории
установлены для экспертов нормы. С целью широкого внедрения в практику
дополнительных методов исследования установлены должности
эксперта-гистолога при морге и эксперта физико-технического отделения
лаборатории.

Бюро судебномедицинской экспертизы состоят в ведении органов
здравоохранения и в лице своего начальника подчинены в
административно-хозяйственном отношении: бюро судебномедицинской
экспертизы союзной республики — министерству здравоохранения союзной
республики; бюро судебномедицинской экспертизы автономной республики —
министру здравоохранения АССР или заместителю министра; бюро областной,
краевой судебномедицинской экспертизы — заведующему областным, краевым
отделом здравоохранения; бюро городской (Москва, Ленинград)
судебномедицинской экспертизы — заведующему городским отделом
здравоохранения.

Помимо административно-хозяйственного подчинения существует еще
организационно-методическое подчинение: старшие городские
судебномедицинские эксперты в Москве и Ленинграде, областные, краевые
судебномедицинские эксперты и республиканские судебномедицинские
эксперты министерств здравоохранения автономных республик подчинены
главному судебномедицинскому эксперту министерства здравоохранения
союзной республики; главные судебномедицинские эксперты министерств
здравоохранения союзных республик подчинены главному судебномедицинскому
эксперту Министерства здравоохранения СССР.

Районные, межрайонные, городские судебномедицинские эксперты и эксперты
судебномедицинских лабораторий подчиняются как в
административно-хозяйственном, так и организационно-методическом
отношении: старшему городскому (Москва, Ленинград), областному, краевому
судебномедицинскому эксперту и республиканскому судебномедицинскому
эксперту министерства здравоохранения автономной республики, а в
республиках, не имеющих областного деления, — главному
судебномедицинскому эксперту министерства здравоохранения союзной
республики, т. е. начальнику соответствующего бюро судебномедицинской
экспертизы.

Такая структура судебномедицинской службы Советского Союза позволяет
контролировать деятельность судебномедицинских экспертов и оказывать им
помощь, что способствует повышению качества экспертиз и общему улучшению
состояния работы.

Судебномедицинские эксперты вполне самостоятельны в своей деятельности и
должны давать заключение только в соответствии с результатами
произведенной экспертизы, за которую несут личную ответственность. Если
руководитель судебномедицинского эксперта, проверяя в порядке контроля
заключение, найдет, что оно не логично, не вытекает из исследовательской
части акта или противоречит ей, он обязан довести об этом до сведения
соответствующих судебно-следственных органов, обратив их внимание на то,
что выводы эксперта недостоверны.

Инструкция о производстве судебномедицинской экспертизы в СССР.
Судебномедицинская экспертиза в СССР осуществляется на основании
Инструкции, изданной в 1952 году по согласованию с Прокуратурой СССР и
бывшими Министерством юстиции СССР и Министерством государственной
безопасности СССР.

Инструкция определяет цели и задачи, стоящие перед судебномедицинскими
экспертами. Она подчеркивает, что Судебномедицинская экспертиза во всех
случаях производится только по предложению следственных и судебных
органов, на основе уголовного и гражданского, уголовно-процессуального и
гражданского процессуального законодательства, постановлений и
распоряжений правительства, а также положений, правил, приказов и
инструкций, издаваемых Министерством здравоохранения СССР.

В Инструкции сказано, что органы прокуратуры принимают активное участие
в деле организации и улучшения работы бюро судебномедпцннской
экспертизы, оказывая содействие в обеспечении условий для правильного их
функционирования. Органы следствия – при вызове судебномедицинского
эксперта для производства судебномедицинской экспертизы должны
предоставлять ему транспортные средства в случае невозможности
воспользоваться для проезда транспортом общего пользования (железная
дорога, автобус и т. п.),

Инструкция категорически запрещает подменять заключение эксперта (акт
судебномедицинской экспертизы) какими-либо краткими справками, выписками
или иными документами и употреблять бланки анкетного типа. Заключение
эксперта должно быть передано лицу, назначившему экспертизу, не позднее
трех дней после ее производства. Этот срок может быть удлинен экспертом
при наличии уважительных причин, к которым, в частности, относится
необходимость получения результатов дополнительных исследований
(судебно-химического, су-дебно-гистологического и др.). В Инструкции
рассматриваются вопросы, связанные с исполнением обязанностей
судебномедицинских экспертов.

Права, обязанности и ответственность судебномедицинских экспертов и их
взаимоотношения с следственными и судебными органами в процессе
проведения судебномедицинской экспертизы определяются и регулируются
соответствующим законодательством, а также приказами, правилами и
инструкциями Министерства здравоохранения СССР.

Судебномедицинский эксперт, являясь должностным лицом, несет за
служебные проступки дисциплинарную, административную и судебную
ответственность.

Инструкция обязывает судебномедицинских экспертов консультировать
работников органов дознания, прокуратуры и суда по вопросам
судебномедицинской экспертизы.

Отдел II

ПОВРЕЖДЕНИЯ И СМЕРТЬ ОТ ДЕЙСТВИЯ

МЕХАНИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

(СУДЕБНАЯ ТРАВМАТОЛОГИЯ)

Глаза 3

ОПРЕДЕЛЕНИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ

Значительную часть судебной медицины составляет учение о повреждениях —
судебная травматология. Значение судебной травматологии при экспертизе
повреждений как на живом человеке, так и на трупе исключительно велико.
Достаточно указать, что при всех видах насилия судебномедицинская
экспертиза характера и тяжести телесных повреждений является
обязательной.

В широком смысле слова повреждением или травмой называется нарушение
анатомической целости или нормальных функций организма человека,
вызванное какимлибо фактором внешней среды и повлекшее за собой
расстройство здоровья или смерть.

В зависимости от характера внешнего воздействия на организм все
повреждения можно подразделить на следующие группы:

1. Повреждения физическими факторами: механическими (тупыми и острыми
предметами), огнестрельным оружием, температурными (высокой и низкой
температурой), электричеством, различными видами лучистой энергии,
колебанием атмосферного давления.

2. Повреждения химическими факторами (ядовитыми веществами, вызывающими
химические ожоги и отравления),

3. Повреждения биологическими факторами (искусственное заражение
болезнетворными микроорганизмами и разнообразными паразитами).

4. Повреждения от психических факторов (сильного психического потрясения
— испуга, тяжелого переживания, гнева и т. п.).

Как видно из перечисленного, понятие «повреждение» охватывает самые
разнообразные виды воздействия на организм. К судебной травматологии,
однако, относят лишь повреждения, причиненные механическими факторами.

Известно, что некоторые травмы преимущественно связаны с определенными
условиями трудовой деятельности и быта. В этой связи можно выделить
следующие виды травматизма: промышленный (травмы, полученные в связи с
работой на производстве); сельскохозяйственный (повреждения в связи с
сельскохозяйственным производством); транспортный (автомобильный,
железнодорожный, авиационный и т. п.); спортивный; военный (боевые и
небоевые повреждения); бытовой.

В судебномедицинской практике наибольшее значение имеет бытовой и
транспортный травматизм.

Специфической особенностью судебной травматологии является то, что она,
изучая травму, стремится разрешить помимо общемедицинских специальные
судебно-медицинские вопросы, содержание которых определяется прежде
всего задачами, возникающими в процессе расследования или судебного
разбирательства.

Основными задачами судебной травматологии являются:

1. Установление у освидетельствуемого лица или на трупе тех или иных
повреждений.

2. Установление характера внешнего воздействия и механизма возникновения
повреждения (каким предметом или орудием они нанесены; с какой силой и в
каком направлении причинены повреждения, последовательность их нанесения
и т. д.). При изучении каждого из этих вопросов особое внимание обращают
на признаки, характеризующие индивидуальные свойства предмета,
причинившего травму.

3. Определение давности нанесения повреждений (при исследовании живых
лиц устанавливается время, прошедшее с момента травмы до
освидетельствования; при

исследовании трупа сначала решается вопрос о при-жизненности или
посмертности повреждений, а затем уже определяется давность их
нанесения).

4. Квалификация степени тяжести телесных повреждений в соответствии со
ст.ст. 108, 109, 112 и 113 УК.

В Уголовном кодексе приведена юридическая классификация телесных
повреждений. Судебномедицинская экспертиза определяет тяжесть телесных
повреждений только по медицинским критериям согласно Правилам
определения степени тяжести телесных повреждений. Вопросы умысла и
ответственности лица, виновного в нанесении повреждений, в компетенцию
судебномеди-цинского эксперта не входят.

К механическим относятся такие повреждения, которые происходят в
результате воздействия движущегося предмета на тело человека или
образуются при столкновении человека с неподвижным предметом. Они
отличаются крайним разнообразием, что зависит от многих факторов и
прежде всего от бесконечного разнообразия предметов, которыми наносится
травма. Однако с медицинской точки зрения все механические повреждения
можно свести к нескольким основным группам: ссадины, кровоподтеки, раны,
переломы костей, растяжения, вывихи суставов, разрывы и размозжения,
раз-мятия, отделения частей тела.

В судебной медицине механические повреждения принято классифицировать по
предмету (орудию), причинившему их. В зависимости от характера
травмирующего предмета (орудия) и механизма образования травмы все
механические повреждения подразделяются на три основных вида:
повреждения тупыми предметами, повреждения острыми предметами,
повреждения огнестрельным оружием.

При изучении и описании механических повреждений во всех случаях
необходимо отмечать:

1. Точное месторасположение каждого повреждения по отношению к
общепринятым анатомическим ориентирам на теле в сантиметрах. В случаях
огнестрельных повреждений, транспортной травмы и т. п. целесообразно
также указывать расстояние от подошвы стопы (например, ссадина
располагается на наружной поверхности левого бедра в средней трети на
высоте 65 см от по« дошвы стопы).

2. Форму повреждения, сравнивая ее с формой простейших геометрических
фигур (круглая, прямоугольная, овальная и т. д.). При линейной форме
повреждения или в случаях явного преобладания одного размера над другим,
например длины над шириной, отмечают направление длинной оси повреждения
по отношению к анатомическим ориентирам (например, ссадина линейной
формы располагается под острым углом к вертикальной оси тела). Если
форму повреждения описать точно нельзя, то помимо описания желательно
зарисовать его в масштабе.

3. Размеры повреждения — их длину, ширину и высоту (при возвышении над
уровнем кожи). Если повреждение имеет сложную форму, то производят
несколько измерений, например при звездообразной ране измеряют длину
каждого луча от центра. Глубину повреждения при наружном исследовании не
определяют, отмечают лишь, какое оно — поверхностное или глубокое;
измерять глубину раны зондированием нельзя, так как этим можно изменить
глубину, направление и форму повреждения.

4. Поверхность повреждения — цвет ссадин, кровоподтеков как в центре,
так и по краям; рельеф — припухлость, отечность, западения и т. д.;
выделения из раны (кровь, гной и др.), посторонние внедрения в ней
(остатки орудий, земля, мазут, ржавчина и пр.).

5. Состояние краев и дна повреждения. При ссадинах и кровоподтеках
отмечают своеобразие их контуров; при исследовании ран — характер краев,
углов и дна (например, края ровные, мелкозубчатые, лоскутообразные и т.
д.), наличие или отсутствие дефекта ткани, перемычек или насечек в углах
раны, наличие осаднений, кровоподтеков, размозжений и пропитывания
кровью краев, а также другие особенности повреждения.

6. Состояние окружающих тканей вблизи повреждения — наличие следов крови
(потеки, брызги, помарки) и посторонних загрязнений (земля, мазут и т.
д.). При огнестрельных повреждениях вокруг раны отмечают наличие или
отсутствие копоти, порошинок и т. д.

При исследовании механических повреждений необходимо широко пользоваться
масштабной фотографией.

Глава 4

ПОВРЕЖДЕНИЯ ТУПЫМИ ПРЕДМЕТАМИ

Травма тупыми предметами составляет наиболее многочисленную группу
механических повреждений, В качестве тупого орудия для нанесения
повреждений могут быть использованы самые разнообразные предметы,
встречающиеся в быту и на производстве (молоток, утюг, палка, камень и
т. п.), а также специально изготовленное для нападения оружие — кастет,
наладонник, кистень. Повреждения, причиняемые руками, ногами, зубами и
т. д., чаще всего также носят характер тупой травмы.

Большинство повреждений, причиняемых частями движущегося транспорта,
повреждения, образующиеся при падении с высоты или в результате
сдавления тела, например при обвалах, оставляют на теле человека следы,
характерные для действия тупого твердого предмета.

Для тупого орудия характерным является прежде всего наличие тупой
ударяющей поверхности (при наличии краев и граней — тупогранная), и
действие ее на тело выражается в сдавливании и смещении тканей.

В зависимости от силы, с которой действует тупой предмет, на теле
образуются чрезвычайно разнообразные по своему характеру повреждения,
начиная от легчайших и кончая самыми тяжкими (ссадины, кровоподтеки,
раны, переломы костей, вывихи суставов, разрывы и размозжения, размятия
и расчленения). Однако, несмотря на разнообразие тупых предметов и
причиняемых ими повреждений, механизм образования этих повреждений можно
свести в основном к трем видам: удару и сотрясению, сдавлению и трению.

При ударе в месте соприкосновения тела с тупым твердым предметом
возникают разнообразные повреждения, характер которых обусловлен силой
удара, размерами и формой ударяющей поверхности орудия, анатомическими
особенностями строения тела в области повреждения, состоянием одежды и
многими другими факторами.

Удар небольшой силы сопровождается образованием ссадин и кровоподтеков
без нарушения целости кожных покровов тела. Сильные удары тупыми
твердыми предметами непосредственно в месте приложения силы причиняют
раны, переломы костей, разрывы внутренних органов и другие повреждения.
Кроме того, они обычно сопровождаются сотрясением тела с образованием
множественных кровоизлияний в разных участках его, в том числе и в
отдалении от места удара.

Основным механизмом образования повреждений при переезде транспортными
средствами, в случаях обвала и придавливания тела тяжелыми предметами
является сдавливание тела, которое характеризуется прежде всего
размятием мягких тканей и внутренних органов, множественными
оскольчатыми переломами костей, а нередко, при переезде колесами
рельсового транспорта, разделением тела на части.

При соприкосновении тупого предмета с телом по касательной, а также в
случаях волочения тела по земле при транспортной травме основным
механизмом образования повреждений является трение. При этом чаще всего
образуются сравнительно поверхностные повреждения в виде ссадин и
неглубоких ран. Однако иногда в результате волочения и трения могут
возникать и глубокие повреждения, захватывающие не только мягкие ткани,
но и кости.

Судебномедицинская практика показывает, что описанные выше отдельные
виды механизмов возникновения повреждения при действии тупого твердого
предмета часто сочетаются друг с другом, что приводит к образованию
комбинированных повреждений и создает иногда большие трудности при
проведении экспертизы.

Одной из характерных особенностей травмы тупыми предметами является
часто обнаруживаемое несоответствие между сравнительно незначительными
повреждениями на поверхности тела в виде ссадин и кровоподтеков и
обширными разрывами и размозжениями внутренних органов, множественными
переломами костей и т.п., устанавливаемыми при вскрытии трупа.

Характеристика отдельных видов повреждений тупыми предметами. Ссадина
представляет собой поверхностное нарушение целости кожи или слизистых
оболочек; при более глубоких повреждениях кожи и слизистых оболочек
возникают поверхностные раны. Ссадины образуются в результате удара,
трения или сдавле-ния тела тупыми и твердыми предметами, имеющими
неровную (шероховатую) поверхность. Целость кожи и слизистых оболочек
может быть нарушена также при скольжении по поверхности тела
заостренного конца таких предметов, как игла, нож, ноготь и т. п.;
образующиеся при этом линейные ссадины принято называть царапинами.

Судебномедицинское значение ссадин и царапин весьма велико. Прежде всего
— это объективный показатель факта травмы и места приложения силы.
Форма, размеры, направление и место расположения ссадин помогают
выяснить механизм травмы — один из основных вопросов, интересующих
следствие.

Форма ссадин очень разнообразна и зависит во многом от характера
ударяющей поверхности предмета. Иногда форма ссадины отражает форму
повреждающего предмета, однако в практике это встречается редко.
Исключение составляют весьма характерные ссадины, причиненные ногтями и
зубами.

В некоторых случаях при детальном исследовании ссадины (по степени ее
выраженности на протяжении и у концов, рельефу поверхности, направлению
чешуек слущенного поверхностного слоя кожи и т. д.) представляется
возможным установить направление движения повреждающего предмета.
Решение этого вопроса облегчается при наличии множественных параллельных
линейных ссадин, образующихся нередко при волочении тела. Установление
направления движения повреждающего предмета имеет важное значение для
восстановления картины происшествия, например при автодорожных
происшествиях.

Иногда локализация и форма ссадин настолько типичны, что указывают даже
на определенный вид насилия. Так, полулунные ссадины от ногтей на шее, в
окружности рта и носа характерны для задушения; наличие подобных ссадин
и кровоподтеков на внутренней поверхности бедер и вблизи половых органов
у женщин свидетельствует о возможном изнасиловании или попытке к нему.

Осаднение может образоваться и после смерти в результате действия тупых
твердых предметов. Оно обычдо имеет вид однородных плотных
желто-коричневых пятен, несколько западающих по отношению к уровню
окружающей кожи. По виду и на ощупь эти пятна напоминают пергамент и
поэтому получили название «пергаментных пятен».

Доказательством прижизненного происхождения ссадины служат обнаружение в
подкожной клетчатке кровоподтека, а также признаки ее заживления, в
частности наличие корочки, приподнимающейся над уровнем кожи. Однако эти
признаки бывают выражены лишь в тех случаях, когда с момента повреждения
до наступления смерти прошло несколько часов. Отличить же ссадины,
причиненные непосредственно перед смертью или вскоре после нее, трудно,
а иногда и невозможно.

Последовательные изменения, происходящие в прижизненной ссадине в
процессе ее заживления, позволяют судить о давности нанесения
повреждения. Свежая ссадина имеет влажную поверхность, затем она
подсыхает и образуется корочка (через 12 — 24 часа). Под образовавшейся
корочкой идет процесс заживления ссадины. Постепенно, начиная с краев,
корочка отслаивается и спустя 7 — 12 суток после травмы отпадает. По
заживлении на месте ссадины образуется гладкое розоватое пятно, которое
через 10 — 15 дней становится незаметным.

Кровоподтек, представляет собой скопление под кожей некоторого
количества крови, излившейся в результате разрыва мелких кровеносных
сосудов. Просвечивая через кожу, он изменяет ее окраску, придает коже
сине-багровый цвет и поэтому в быту называется синяком.

Степень выраженности кровоподтека зависит прежде всего от количества
излившейся крови, глубины его расположения и локализации повреждения. В
местах, где имеется много рыхлой жировой клетчатки, например в области
век, молочных желез, половых органов, кровоподтеки возникают при
сравнительно легких ударах, достигают нередко значительных размеров и
сопровождаются сильной припухлостью.

Иногда при тяжелой травме наблюдаются размоз-жения и расслоения мягких
тканей с образованием полостей, заполненных кровью. Такие большие
скопления крови в полостях или в межтканевых прослойках называют
гематомой,

Судебномедицинское значение кровоподтеков и гематом в основном такое же,
как и ссадин. Прежде всего они являются объективными показателями
механического воздействия и указывают на место приложения силы.

Форма кровоподтека — неправильно-округлая или овальная. Лишь в некоторых
случаях она может указывать на предмет, которым наносились повреждения.
Так, весьма характерные кровоподтеки образуются при ударах пряжкой
ремня, цепью, палкой, петлей веревки и т. п. (рис. 2).

Небольшие округлые или овальные кровоподтеки образуются при сдавленны
мягких тканей пальцами рук. Локализация подобных кровоподтеков в
определенных местах, например на боковых поверхностях шеи, на внутренних
поверхностях бедер или в области половых органов женщины, позволяет
судить иногда о характере имевшего места насилия.

Определенное значение придается кровоподтекам при решении вопроса о
давности нанесения повреждения. В первые дни после травмы кровоподтек
обычно имеет сине-красноватый или багрово-синий цвет, который постепенно
изменяется: по периферии кровоподтек начинает приобретать зеленоватый
цвет, через 6 — 9 дней после травмы он становится желтым, а спустя 12 —
14 дней исчезает совсем. Эти изменения в окраске связаны с превращением
в кровоподтеке красящего вещества крови — гемоглобина.

Рис. 2. Кровоподтеки от ударов петлей ремня

Подавляющее большинство травм, нанесенных тупыми предметами,
сопровождается образованием кровоподтеков. Поэтому они служат важным
показателем прижизненности повреждений. Однако следует иметь в виду, что
повреждения, причиненные вскоре после наступления смерти (через 10 — 30
мин.), могут сопровождаться также образованием кровоподтеков, внешне
сходных с прижизненными. Поэтому в ряде случаев очень трудно решить
вопрос о прижизненном или посмертном происхождении повреждений.

И наконец, следует иметь в виду, что иногда за кровоподтеки ошибочно
могут быть приняты трупные пятна (см. гл. 25), которые внешне иногда
бывают на них очень похожи.

Рана представляет собой повреждение, сопровождающееся нарушением целости
всей толщи кожи или слизистой оболочки, а нередко и подлежащих мягких
тканей. Если рана проникает в какую-нибудь полость тела (черепную,
грудную или брюшную), ее называют проникающей раной.

В зависимости от механизма образования раны, причиненные тупыми твердыми
предметами, можно подразделить на два основных вида: ушибленные и
рваные. Ушибленные раны образуются в результате сдавливания,
растягивания кожи и нарушения ее целости. Чаще всего они возникают в тех
частях тела, где близко под кожей располагаются кости, например на
голове, передней поверхности голени, коленном суставе и т. п.

Величина и форма ушибленных ран очень разнообразны и зависят прежде
всего от размеров и формы ударяющей поверхности предмета и особенностей
строения тела в области повреждения. При ударах тупыми предметами с
более или менее широкой плоской поверхностью образуются ушибленные раны
дугообразной, звездчатой, зигзагообразной или неопределенной формы. При
ударах тупыми твердыми предметами с цилиндрической ударяющей
поверхностью (полено, труба и т. п.) наблюдаются ушибленные раны
неправильной формы с осад-нением кожи по краям и размозжением мягких
тканей в центре.

Иногда тупогранными предметами, такими, как молоток, обух топора, утюг,
причиняют ушибленные раны, отражающие некоторые особенности ударяющей
части предмета. Так, от удара четырехугольным молотком нередко
образуется рана П-образной формы, при ударе круглым молотком —
дугообразная ра-на и т. д.

Рис. 3. Ушибленные раны

Раны от тупых пред-метов имеют характер-ные края, углы и раневую
поверхность (дно). Края их неровные, осаднены, пропитаны кровью,
размозжены и часто отслоены отподлежащих тканей (рис. 3); дно неровное,
кровоподтечное; в глубине раны, особенно в ее углах, между краями

повреждения, обнаруживаются тонкие нитевидные перемычки неразорвавшихся
тканей. Раны, причиненные тупыми предметами, обычно мало кровоточат.

Описанные признаки дают возможность распознавать ушибленные раны при
внимательном их исследовании без особых затруднений. Исключение
составляют ушибленные раны линейной формы с относительно ровными краями
и заостренными углами. По внешнему виду они очень сходны с резаными или
рублеными ранами. Во избежание ошибки необходимо тщательно исследовать
дно и края на предмет обнаружения соеди-нительнотканных перемычек,
которые всегда имеют место в ушибленных ранах и не наблюдаются при
резаных и колото-резаных повреждениях.

Ушибленные раны имеют важное судебномедицин-ское и криминалистическое
значение. Они позволяют установить факт применения тупого орудия, часто
дают возможность судить об особенностях повреждающего предмета (наличие
граней, углов и т. п.), а месторасположение их, количество и тяжесть
нередко позволяют определить характер насилия.

Иногда в глубине и по краям раны можно обнаружить частицы предмета,
причинившего травму (щепки, осколки стекла, кирпича), что может помочь
при идентификации орудия преступления.

Если твердый тупой предмет действует под острым углом к поверхности
тела, то в результате натягивания и разрыва кожи образуются рваные раны.
Они имеют много общих признаков с ушибленными, но размозже-ние и
кровоподтечность краев, а также осаднение окружающей кожи выражены слабо
либо вообще отсут-ствуют. В судебномедицинской практике нередко
ветре-чаются ушибленно-рваные раны, в которых наблюдаются признаки тех и
других ран.

Разновидностью рвано-ушибленных ран являются укушенные раны, причиняемые
зубами животных и человека. Следы от укуса зубами человека могут иногда
служить предметом медико-криминалистической экспертизы с целью
идентификации лица, причинившего повреждение.

Рваные раны образуются также в результате разрыва мягких тканей и кожи в
направлении изнутри кнаружи обломками сломанных костей. В отличие от
ушибленных такие раны не имеют осаднения кожи и размозже-ния краев.

В судебномедицинской практике нередко приходится решать вопрос о
давности причинения раны. Делается это на основании изучения признаков
заживления. При этом следует иметь в виду, что сроки заживления
ушибленных и рваных ран во многом зависят от размеров, места
расположения, инфицирования, способа лечения и других факторов. Поэтому
к оценке давности нанесения ран, причиненных тупыми предметами,
необходимо подходить осторожно. Если рана зажила и на ее месте
образовался рубец, определить давность причинения травмы чрезвычайно
трудно.

Перелом кости часто возникает б результате воздействия тупых твердых
предметов. В длинных трубчатых костях верхних и нижних конечностей
наблюдаются поперечные, косые, оскольчатые и спиралевидные переломы.

Переломы костей, сопровождающиеся нарушением целости кожных покровов,
называются открытыми, а без нарушения — закрытыми. По механизму
происхождения различают прямые переломы, образующиеся в месте приложения
силы, и непрямые, или косвенные, возникающие на расстоянии от места
удара.

По характеру переломов иногда можно судить о механизме травмы,
направлении удара и положении потерпевшего в момент нанесения
повреждения.

В судебной медицине наибольшее значение имеют повреждения костей черепа:
трещины, расхождения швов и переломы — вдавленные, дырчатые и
оскольчатые. Трещины костей черепа бывают сквозными (проникающими через
всю толщу кости) и несквозными. Они образуются в результате прогибания
костей черепа в области сильного удара. Трещины часто разветвляются под
острым углом, причем вершина его, как правило, обращена к месту
приложения силы. Наибольшее зияние трещин наблюдается вблизи места
удара, а их направление обычно совпадает с направлением повреждающей
силы. Расхождение швов между костями черепа по механизму образования
сходно с происхождением трещин и часто сочетается с ними.

В результате ударов по голове тупыми твердыми предметами с небольшой
поверхностью, например молотком, на костях черепа образуются так
называемые дырчатые переломы, отражающие в той или иной степени форму и
размеры ударяющей поверхности, причем по форме и размерам они иногда
точно соответствуют ударяющей поверхности орудия, причинившего травму,
что имеет важное значение для идентификации.

При ударах тупыми твердыми предметами с ограниченной цилиндрической или
тупогранной поверхностью (ломик, кирпич и т. п.). на костях черепа
образуются вдавленные переломы, состоящие из нескольких соединенных
между собой обломков, вдающихся в полость черепа и травмирующих головной
мозг (рис. 4).

В результате удара массивными тяжелыми предметами, например, при
транспортной травме, падении с высоты образуются оскольчатые переломы
костей свода и основания черепа. Направление основных линий переломов,
как правило, совпадает с направлением внешнего воздействия. Оскольчатые
переломы могут возникать также в результате множественных ударов по
голове сравнительно небольшим тупым предметом; при этом характерно
наличие множественных ушибленных ран на мягких тканях головы.

Рис. 4. Вдавленный перелом черепа от удара камнем

Сильный удар предметом с широкой ударяющей поверхностью вызывает
образование многооскольчатого перелома в результате растрескивания
черепа (рис. 5). Крайняя степень сжатия черепа, например, колесом
автомобиля характеризуется сплющиванием головы и раз-мозжением головного
мозга. Такая травма в большинстве случаев заканчивается смертью уже на
месте происшествия.

В результате действия на тело человека тупой силы возникают также
растяжения и вывихи суставов. В су-дебномедицинской практике эти
повреждения встречаются реже, чем переломы костей, и обычно сочетаются с
ними. По вывихам иногда можно судить о механизме травмы и силе внешнего
воздействия.

Повреждения внутренних органов от действия тупых предметов бывают в виде
кровоизлияний, отрывов, разрывов и размозжений. Характер этих
повреждений имеет также определенное значение для установления механизма
травмы.

Кровоизлияния образуются как от ударов, так и от сотрясений и обычно
сочетаются с разрывами и размозжениями. При сильных ударах и
сотрясениях, нэп-» ример, при транспортной травме, падениях с высоты,
обвалах и сдавлениях тела тяжелыми предметами наблюдаются отрывы и
разрывы внутренних органов. Однако следует иметь в виду, что разрывы
могут возникать и от ударов сравнительно небольшими предметами, например
палкой, камнем, а также кулаком, обутой ногой.

Рис. 5. Многооскольчатьй пе релом

Характер повреждений зависит не только от силы удара, сдавления или
сотрясения, но и от анатомического строения самого органа. Чаще всего
разрываются печень, селезенка, реже — легкие, желудок, кишечник, мочевой
пузырь.

Сдавление тела с очень большой силой, например, при переезде колесами
транспорта или сдавлении между вагонами, при падении на тело тяжелых
предметов сопровождается размозжением и размятием отдельных ор- ганов и
даже всего тела.

При размозжений наблюдается полное разрушение органа, а в результате
размятая наряду с размозжением тканей и органов возникают также переломы
и раздробления костей.

Полное или неполное разделение тела на отдельные части происходит при
действии с большой силой тупого твердого предмета, имеющего ограниченную
поверхность, например при переезде колесом рельсового транспорта.

Удар тупым предметом по голове или удар головой о тупой предмет при
падении может вызвать сотрясение головного мозга. При этом в области
удара иногда и не наблюдается заметных следов повреждения.

Сотрясение головного мозга сопровождается потерей сознания
продолжительностью от нескольких минут до нескольких часов -и даже суток
(в зависимости от тяжести травмы). При тяжелых формах сотрясения
довольно быстро может наступить смерть вследствие нарушения функции
центральной нервной системы. При этом на вскрытии трупа заметных
анатомических повреждений в головном мозгу не обнаруживается.

Удары по голове нередко сопровождаются разрывами кровеносных сосудов с
кровоизлияниями под оболочки головного мозга. Кровь, вытекающая из
разорванного сосуда, накапливается в полости черепа, вызывает сдав-ление
головного мозга и нарушение его функций, что может привести к смерти.
Удары по голове тупым твердым предметом вызывают иногда ушиб головного
мозга с кровоизлиянием в вещество; при этом следует иметь в виду, что
ушиб мозга часто располагается не в месте удара по голове, а на
противоположной стороне, в области так называемого противоудара.

При наличии на трупе множественных повреждений тупыми предметами решить
вопрос о том, причинены ли они одним или несколькими предметами, трудно,
так как, с одной стороны, разные тупые предметы вызывают нередко сходные
повреждения, а с другой — следы действия одного и того же предмета могут
иметь различный вид. Лишь резкая разница в характере самих повреждении
позволяет судить о нанесении их не одним, а несколькими тупыми
предметами.

Основными задачами судебномедицинской экспертизы при повреждениях тупыми
предметами является установление признаков, по которым можно судить о
характере повреждающего предмета, его форме, размерах и индивидуальных
качествах, о направлении удара, последовательности нанесения повреждений
(при наличии на теле нескольких повреждений), о нанесении повреждений
одним или несколькими орудиями, о позе пострадавшего во время нанесения
травмы, о взаимном расположении потерпевшего и нападавшего и т. д.
Помимо этого, во всех случаях решается вопрос о степени тяжести телесных
повреждений у живого человека и о причине смерти у умершего.

Повреждения от ударов при падении с высоты сопровождаются образованием
характерных повреждений, позволяющих исключить другие виды механической
травмы. Типичным является преобладание внутренних повреждений над
наружными. На коже, в местах соприкосновения тела с ударяющей
поверхностью, образуются лишь небольшие ссадины, кровоподтеки, иногда
рвано-ушибленные раны. При внутреннем же исследовании, как правило,
обнаруживают глубокие массивные кровоизлияния, разрывы, а иногда и
отрывы внутренних органов, осколь-чатые переломы многих костей (ребер,
черепа, конечностей и др.).

Падение на ноги вызывает симметричные переломы пяточных костей, так
называемые вколоченные переломы голеней, бедер, переломы основания
черепа, при которых шейный отдел позвоночника вклинивается в полость
черепа и голова оказывается как бы насаженной на позвоночный столб.
Падение на ягодицы сопровождается переломами позвоночника, а падение на
голову — много-оскольчатыми переломами черепа, повреждениями головного
мозга и переломами шейного отдела позвоночника.

Падение с высоты — обычно несчастный случай, реже — самоубийство;
убийство путем сбрасывания с высоты встречается редко.
Судебномедицинских признаков, позволяющих судить о роде смерти при
падении с высоты, по существу не имеется, и эксперт на основании
исследования трупа нередко не может определить род насильственной
смерти. Однако он может обнаружить на трупе другие виды повреждений
(ножевые, огнестрельные ранения, следы на шее от давления пальцами и
др.), позволяющие предположить, что с высоты был сброшен труп убитого
ранее человека. При этом на трупе обнаруживаются как прижизненные
повреждения, приведшие к смерти, так и посмертные, образовавшиеся в
результате сбрасывания трупа с высоты.

При падении с небольшой высоты, например с высоты собственного роста,
также иногда наблюдаются переломы верхних и нижних конечностей, ребер,
сотрясения и ушибы головного мозга, трещины и переломы черепа. Последние
чаще располагаются в затылочной или височных областях, где в мягких
тканях соответственно месту удара, как правило, имеются кровоподтеки,
ссадины и ушибленные раны.

Причинами спортивной травмы чаще всего являются неправильная организация
спортивных занятий, игнорирование защитных средств и мер предупреждения
травматизма, несоблюдение правил «страховки» спортсмена, преждевременный
допуск к занятиям после перенесенной болезни, а иногда и сознательное
применение спортсменами запрещенных приемов.

Объектом судебномедицинской экспертизы спортивная травма становится
обычно в случаях причинения смертельных повреждений. Среди них чаще
всего встречаются переломы шейного отдела позвоночника с повреждением
спинного мозга (при прыжках головой в воду, при падении с гимнастических
снарядов), реже — тяжелая травма головы с переломами костей черепа и
кровоизлияниями под мозговые оболочки (при борьбе, боксе, падениях) и
еще реже — повреждения органов грудной клетки и живота.

При расследовании спортивных травм, кроме судебного медика, в качестве
экспертов следует привлекать физкультурных врачей, квалифицированных
спортсменов, инструкторов и тренеров и тщательно изучать обстоятельства
травмы. Строгое соблюдение спортивных правил и требований медицинского
контроля — лучшее средство дая предупреждения спортивного травматизма.

Глава 5

ПОВРЕЖДЕНИЯ ОСТРЫМИ ПРЕДМЕТАМИ

К острым орудиям относят различные твердые предметы, имеющие острую
повреждающую поверхность и (или) заостренный конец.

В зависимости от их формы, характера острой поверхности и заостренного
конца, способа причинения ими повреждений все острые орудия подразделяют
на режущие, колюще-режущие, колющие и рубящие. Соответственно различают
резаные, колото-резаные, колотые и рубленые раны.

Помимо повреждений острыми орудиями иногда встречаются ранения,
причиняемые пилящими (пила) и долбящими (долото, стамеска) предметами.

Учитывая возможности судебномедицинской экспертизы при исследовании
повреждений от острых орудий, следователь может ставить такие вопросы:
каким и одним или несколькими орудиями причинены ранения; одновременно
ли причинены все повреждения, если нет, то какова их последовательность;
какое повреждение явилось непосредственной причиной смерти; в каком
направлении наносились повреждения, каково возможное взаиморасположение
потерпевшего и нападавшего; какова примерная форма клинка орудия
(обоюдо-или односто-роннеострый), его длина и ширина; причинены ли
повреждения орудием, представленным на экспертизу; характерны они для
самоубийства или могли быть причинены только посторонним лицом и т. д.

Повреждения режущими орудиями. К режущим орудиям относятся ножи и
бритвы, осколки стекол и т. п. Они характеризуются наличием острого
режущего края — лезвия, которое при давлении и передвижении по
поверхности тела разрезает мягкие ткани и проникает в их толщу. При этом
возникают резаные раны, которые чаще всего располагаются на открытых
частях тела: шее, лице, предплечьях и кистях рук. Раны обычно имеют
прямолинейное направление, реже встречаются линей-ко-дугообразные,
лоскутные и щелевидные. Вследствие эластичности кожи и сократимости мышц
края ран расходятся, раны зияют и приобретают удлиненно –
веретенообразную или полулунную форму (рис. 6).

Для резаных ран ти- , пично преобладание длины над глубиной; при этом
глубина, как правило, ограничивается мягкими тканями. Важнейшими
признаками резаных ран являются ровные гладкие края и острые утлы.
Характерным является обильное наружное кровотечение из перерезанных
сосудов. Образующиеся при этом потеки крови на одежде и теле позволяют
судить о положении тела в момент нанесения повреждений

Иногда у одного из углов резаной раны на коже можно видеть поверхностный
линейный надрез, который образовался в результате движения орудия при
извлечении его из раны. Такие надрезы могут помочь судебномеди-цкнскому
эксперту при решении вопроса о направлении движения орудия в момент
нанесения раны

В некоторых случаях по краям и в углах основной глубокой раны на коже
обнаруживаются допочнитечь-ные поверхностные надрезы в виде насечек,
которые свидетельствуют о том, что повреждение было причинено в
результате нескольких движений режущего орудия Наличие таких
дополнительных надрезов кожи в углах и по краям раны, расположенной,
например, на передней поверхности шеи, весьма характерно для
самоубийства (рис.7).

Рис. 6. Множественные резаные раны. Убийство

Рис. 7. Резаная рана.

Множественные надрезы

в углах

С целью самоубийства иногда наносятся глубокие резаные раны с
повреждением сосудов на передней поверхности нижней трети предплечий.
Раны в этой области обычно бывают множественными, разной глубины и
располагаются в поперечном направлении, часто параллельно друг другу.

На дне глубоких резаных ран иногда при внимательном осмотре можно
обнаружить следы дополнительных разрезов на хрящах, стенках артерий,
надкостнице и других плотных тканях.

Повреждения костей режущими предметами встречаются редко и, как правило,
представляют собой ограниченные поверхностные линейные надрезы (насечки)
кости.

При исследовании трупа с резаными ранами одной из основных задач
является установление вида ранящего орудия, а если возможно, то и
определение его индивидуальных признаков. Эти судебномедицинские данные
иногда позволяют исключить применение того или иного орудия.

На дороге, в луже крови был обнаружен труп rp-на С. На щеке и шее справа
имелись две зияющие резаные раны, Возле трупа были разбросаны осколки
бутылки из зеленого стекла, среди них — один крупный, с горлышком
бутылки.

Следствием было установлено, что во время драки пострадавшего ударили
бутылкой по голове, после чего якобы гр-н Б. два раза ударил его ножом в
область щеки и шеи. Однако гр-н Б. свою причастность к убийству
категорически отрицал. При исследовании трупа в морге было установлено,
что резаная рана на шее проникает в глубь мягких тканей на 4 см и
повреждает на своем пути крупные артерии, кровотечение из которых и
явилось причиной смерти.

Через некоторое время недалеко от места происшествия обнаружили финский
нож. В связи с этим назначили повторную экспертизу с эксгумацией трупа.
Экспертная комиссия пришла к заключению, что смертельные ранения могли
быть нанесены представленным на экспертизу ножом, но не горлышком
разбитой бутылки.

Суд признал гр-на П. виновным в нанесении удара по голове бутылкой с
причинением легких телесных повреждений, а гр-на Б — виновным в
нанесении смертельных ножевых ранений щеки и шеи При повторной
судебномедицинской экспертизе в Научно-исследовательском институте
судебной медицины Министерства здравоохранения СССР в мягких тканях, в
глубине раневых каналов щеки и шеи были обнаружены мнкроосколки стекла.
Специальным исследованием (спектральным, люминесцентным) установлена
однородность их химического состава с осколками бутылки из зеленого
стекла обнаруженными на месте происшествия. Эти новые данные с учетом
характера ран на щеке и шее позволили заключить, что смертельные резаные
раны могли быть причинены осколками бутылки разбившейся при ударе по
голове. Настоящее заключение опровергло версию о виновности гр-на Б. в
убийстве и послужило основанием для его оправдания.

Повреждения колюще-режущими орудиями. К этой группе относят повреждения,
причиняемые орудиями, имеющими свойства колющих и режущих предметов. В
судебномедицинской практике они встречаются чаще, чем повреждения,
причиняемые другими видами острых орудий (режущими, колющими, рубящими и
др.).

К колюще-режущим орудиям относят ножи с заостренными клинками, кортики,
кинжалы. Различают орудия с обоюдоострым (заточенным с двух сторон)
клинком — кинжалы, кортики и с одностороннеострым клинком, у которых
имеется одно заточенное лезвие и затупленный край — обушек
(разнообразные ножи, финки, ножницы).

Причиняемые этими орудиями колото-резаные раны имеют линейно-щелевидную
или (при расхождении краев) веретенообразноовальную форму. Края
колото-резаной раны ровные. Углы в зависимости от свойств обушка и
лезвия бывают разного характера. Если рана причиняется ножом с
односторонней заточкой лезвия и толстым обушком, то один конец ее,
соответствующий обушку будет иметь закругленную или даже П-образную
форму, а другой — вид острого угла; вся рана в таких случаях приобретает
клиновидную форму (рис. 8).

При ранении обоюдоострым оружием колото-резаная рана имеет острые углы и
ровные края и иногда сходна с резаной. Отличительным признаком
колото-резаной раны от резаной в таких случаях служит значительное
преобладание глубины колото-резаной раны над ее

линейными размерами на коже; это является одним из характерных признаков
колото-резаных ран. Проникая в глубь тканей, клинок оружия образует в
них так называемый раневой канал.

Рис. 8. Множественные колото-резаные и колотые раны, причиненные
ножницами

Размеры колото-резаной раны на коже обычно больше ширины вошедшей в
ткани части клинка, так как одновременно с прокалыванием и внедрением
вглубь за счет движения оружия в сторону лезвия, особенно в момент
извлечения из раны, происходит режущее действие. В связи с этим по
размерам раны судить о ширине клинка трудно, и судебномедицинский
эксперт обычно вынужден ограничиваться указанием, что ширина клинка не
более длины кожной раны. Лишь при перпендикулярном введении клинка в
тело длина кожной раны примерно соответствует ширине клинка.

Вокруг раны на коже, как правило, не наблюдается ни кровоизлияний, ни
осаднений. Только когда оружие (нож, стилет, кортик) погружается в тело
до рукоятки, последняя образует вокруг отверстия на коже осаднение или
отпечаток, а в начальной части раневого канала — кровоизлияние
вследствие ушиба и сдавления тканей. По такому отпечатку рукоятки или
ограничителя на коже возможно утверждать, что клинок оружия вошел в тело
на всю свою длину.

В тех случаях, когда клинок при извлечении из раны поворачивается вокруг
своей оси или когда пострадавший в момент ранения совершает движения,
образуется дополнительный разрез под углом к основной ране, отходящий
или от угла ее или от одного из краев возле угла. Иногда конец раны
приобретает форму ласточкиного хвоста (рис. 9).

Длина раневого канала зависит от длины клинка и глубины его
проникновения в ткани. Однако судить по глубине раневого канала о длине

клинка не всегда возможно, так как он может быть введен в тело не на всю
свою длину. Поэтому судебномедицинский эксперт при наличии ранения
малоподатливых на сжатие областей тела человека (например, головы,
грудной клетки, спины) может лишь высказать предположение, что длина
клинка оружия была не менее глубины раневого канала. Если же повреждение
расположено в области живота, то по глубине раневого канала судить о
длине клинка оружия вообще не представляется возможным, так как раневой
канал в таких случаях может быть значительно больше длины клинка за счет
вдавления рукояткой легко поддающихся сжатию мягких тканей передней
брюшной стенки.

Проникая в глубь тела, колюще-режущие орудия нередко повреждают плоские
кости — череп, грудину, ребра и др. и образуют на них ранения, которые
по форме и размерам соответствуют поперечному сечению клинка. Это имеет
важное медико-криминалистическое значение для определения вида орудия,

Рис. 9. Колото-резаные раны на кисти при борьбе и самозащите

Иногда при повреждениях костей в толще их может остаться обломившийся
конец лезвия колюще-режущего орудия. В таких случаях возможно провести
трасологические исследования с целью идентификации орудия путем
установления целого по частям.

Для определения ранящего предмета наряду с другими экспертными данными
можно использовать также специальные исследования соскобов и смывов с
поверхности использованного орудия. В них нередко удается обнаружить
мельчайшие частицы раненых органов, например клетки печени, почек,
легких. Для решения вопроса о форме и размерах острого орудия важное
значение имеет также исследование характера повреждений на одежде (см.
гл. 36).

К колющим орудиям относят предметы, имеющие удлиненную форму и
заостренный конец (шило, игла, гвоздь, четырехгранный штык, зубья вил и
т. д.).

Колющее орудие внедряется в глубь тела путем расслаивания и раздвигания
тканей. При этом, как правило, образуется маленькое входное отверстие,
длинный раневой канал и в редких случаях выходное отверстие, которое по
размерам обычно меньше входного.

Очертания входного отверстия зависят прежде всего от формы орудия и его
поперечного сечения. Так, конические или цилиндрические предметы,
имеющие круглое или овальное сечение, причиняют щелевидную колотую рану,
которая вследствие зияния может принимать форму овала. В результате
ранения колющими орудиями, имеющими грани, например штыком, образуются
звездчатые входные раны с числом лучей, соответствующим количеству
граней. Вместе с тем колющие предметы с многочисленными неглубокими
гранями образуют раны щелевидной или овальной формы с мелкими, едва
заметными надрывами кожи по краям, причиненными гранями.

Поперечник колотых ран за счет сократимости кожи,, как правило,
оказывается меньше размеров поперечного сечения орудия.

При ранении очень узкими длинными предметами, например шилом, спицей, на
коже возникают маленькие точечные ранки, которые при беглом осмотре
можно и не заметить. Вместе с тем они могут служить началом колотой
раны, глубоко проникающей в ткани и повреждающей на своем пути сердце,
крупные сосуды и другие жизненно важные органы.

Ранение плоских костей (черепа, грудины, лопаток, таза) колющими
предметами сопровождается образованием отверстий, по форме сходных с
поперечным сечением ранящего орудия. При этом на кости иногда возникают
повреждения округлой формы, похожие на огнестрельные, что может привести
к экспертной ошибке. В подобных случаях необходимо тщательно исследовать
входное отверстие и раневой канал. Отсутствие дефекта ткани, поясков
обтирания и осаднения, а также других признаков входной огнестрельной
раны (см. далее) позволяет правильно установить характер повреждения.

Расположение колотых и колото-резаных ран на теле очень разнообразно.
Чаще всего в случаях убийства они находятся на спине, груди, шее и
животе. При самоубийствах колото-резаные раны обычно располагаются в
области сердца и бывают множественными; большинство из них поверхностные
и лишь отдельные глубокие раны вызывают повреждение какого-либо жизненно
важного органа. Смерть при колотых и колото-резаных ранах наступает чаще
всего от обильного кровотечения из поврежденных крупных сосудов, сердца
и других внутренних органов.

Повреждения рубящими орудиями. Рубящими орудиями являются относительно
тяжелые предметы с острым лезвием, например топор, сабля, действие
которых на тело осуществляется путем нанесения ударов. Образующиеся в
результате таких ударов рубленые раны имеют линейную форму, ровные края
и острые утлы.

На мягких тканях эти раны внешне очень напоминают резаные, но отличаются
от них большой глубиной и массивностью причиненных повреждений. Для
рубленых ран в отличие от резаных характерно повреждение костей.

При нанесении удара пяткой или носком топора углы рубленой раны на коже
будут неодинаковыми: со стороны лезвия угол будет острым, а со стороны
пятки или носка — несколько закругленным и может иметь дополнительный
надрыв, а сама рана часто приобретает удлиненно-клиновидную форму.

Если лезвие рубящего предмета недостаточно острое, а сам он имеет
широкое клиновидное основание (например, колун), то края раны могут быть
осаднены, а иногда даже иметь небольшие кровоизлияния. Такие раны
напоминают ушибленные, нередко возникающие на голове при ударах ребром
тупогранного предмета.

Повреждения костей рубящими предметами с острым лезвием весьма
характерны. Нередко они повторяют форму поперечного сечения
внедрившегося орудия (особенно на плоских костях). В месте разруба на
кости образуется ровная площадка-шлиф, на которой иногда путем
трасологических исследований удается выявить отдельные частные признаки
рубящего орудия: неровности, зазубрины и другие особенности, которые
могут быть использованы для целей идентификации.

В судебномедицинской практике чаще всего встречаются рубленые
повреждения черепа. В зависимости от силы удара на костях образуются
линейные надрубы или линейно-щелевидные разрубы, нередко проникающие в
полость черепа. При ударах пяткой или носком топора часто возникают
клиновидно-дырчатые переломы, проникающие в черепную полость. Следует
обращать внимание на дополнительные трещины костей черепа, отходящие от
углов или краев рубленой раны, так как направление их может указывать на
направление удара.

Помимо надрубов и разрубов при многочисленных ударах рубящим предметом
на костях образуются множественные трещины и оскольчатые переломы,
особенно при затупленном лезвии. Внешне их трудно отличить от
повреждений, наносимых гранью тупого предмета.

Рубленые раны чаще всего располагаются на голове, иногда на задней
поверхности шеи и, как правило, наносятся посторонней рукой.
Самоубийства путем причинения рубленых повреждений крайне редки.
Известны случаи самоубийства путем нанесения рубленых ран головы. При
этом наблюдаются множественные параллельные друг другу неглубокие
повреждения, расположенные в лобной и теменных областях головы,
проникающие в общей массе в полость черепа.

Глава 6

ТРАНСПОРТНАЯ ТРАВМА

Смертельные и несмертельные телесные повреждения, причиняемые частями
любого движущегося транспорта, а также возникающие при авариях
транспортных средств или в результате падения с движущегося транспорта,
относятся к транспортной травме.

В СССР благодаря четкой организации работы Государственной автомобильной
инспекции, строгим требованиям, предъявляемым к водителям, и проведению
соответствующих профилактических мероприятий успешно осуществляется
борьба с транспортным травматизмом.

Транспортные происшествия обычно являются результатом несчастного
случая.

Транспортную травму принято подразделять на травму от безрельсового
транспорта (автомобили, мотоциклы и др.) и травму от рельсового
транспорта (железнодорожную, трамвайную и др.). Наиболее часто в
настоящее время встречается автомобильная, несколько реже —
железнодорожная травма.

Значение судебномедицинской экспертизы при расследовании транспортной
травмы очень велико. По этим делам перед экспертом ставят следующие
основные вопросы: действительно ли обнаруженные повреждения являются
транспортной травмой, каким видом транспорта причинены, каков механизм
образования (наезд, переезд, падение из двигавшегося транспорта и т.
д.), в каком положении находился потерпевший по отношению к транспорту в
момент нанесения повреждений.

Успех расследования во многом предопределяется правильным и
своевременным проведением осмотра места происшествия. Участие в осмотре
судебномедицинского эксперта может помочь следователю установить время
наступления смерти, характер повреждений на теле и одежде, а также
отыскать следы крови, волос, частиц человеческого тела как на месте
происшествия, так и на транспортном средстве, изъять их и направить в
судебномедицинскую лабораторию для соответствующего исследования.

Нередко осмотр места происшествия при транспортной травме проводят без
трупа, который уже до этого был отправлен в морг во избежание нарушения
движения транспорта на дороге и скопления людей. В связи с этим особое
значение приобретает осмотр одежды су-дебномедицинским экспертом в морге
и исследование трупа. При этом на одежде пострадавшего могут быть
обнаружены отпечатки протектора шин, краски, покрывавшей машину, и
другие особенности, благодаря которым с помощью криминалистической
экспертизы иногда удается установить машину, совершившую наезд.

В случаях железнодорожного происшествия одежда пострадавшего бывает
обильно загрязнена смазочными веществами и угольной пылью.

При транспортных травмах иногда возникает вопрос о полноценности у
пострадавшего слуха и зрения, Для решения его данные вскрытия не всегда
бывают достаточны, и поэтому требуется изучить дополнительные
медицинские документы об умершем (амбулаторную карту, историю болезни и
др.).

Во всех случаях смертельной транспортной травмы необходимо направлять в
судебномедицинскую лабораторию кровь, мочу или части внутренних органов
(мозг, печень, почки) на предмет качественного и количественного
определения в них алкоголя.

Под автомобильной травмой понимают телесные повреждения, причиненные
частями движущейся автомашины, а также образовавшиеся при падении из
машины во время движения. Другие виды повреждений, встречающиеся на
автотранспорте (ожоги при воспламенении машины, отравления парами
бензина или выхлопными газами и пр.), к автомобильной травме относить не
следует.

Различают следующие основные виды автомобильной травмы: удар (наезд),
переезд колесами, прижатие тела автомашиной к неподвижному предмету
(стене, столбу и т. п.), падение из автомашины во время движения, травма
внутри автомашины (например, при столкновении ее с препятствием) и
комбинированные повреждения — удар (наезд) с последующим переездом тела
колесом или колесами.

Рис. 10. Ссадины от удара облицовкой радиатора автомобиля

При ударе (наезде) наблюдается отбрасывание тела с последующим падением
и скольжением его по дорожному покрытию. Удары чаще всего наносятся
передним буфером (бампером), фарами, крылом, радиатором, кузовом; реже —
задними частями автомобиля. При этом обычно образуются ссадины и
кровоподтеки, рвано-ушибленные раны, переломы костей, разрывы внутренних
органов.

Характер повреждений и их расположение на теле иногда позволяют
судебномедицинскому эксперту судить о том, какой частью автомашины
причинены удары и в каком положении находился пострадавший по отношению
к ней. Для этого требуется точно измерить высоту расположения
повреждений от подошвы и сопоставить с соответствующими частями
автомашины.

При ударах часто образуются односторонние повреждения мягких тканей и
костей в области нанесения удара.

В некоторых случаях при наезде на теле возникают повреждения, отражающие
особенности ударившей части машины — характерные ссадины при ударах
радиатором (рис. 10), дугообразные и округлые кровоподтеки, причиняемые
фарами, повреждения мягких тканей и переломы костей на уровне
расположения переднего буфера (так называемый бампер — перелом).

После удара и отбрасывания тела с падением на грунт возникают
разнообразны? повреждения главным образом на голове, руках и ногах.
Часто наблюдаются обширные осаднения в виде параллельных полос (следы
скольжения), по которым можно судить о направлении движения отброшенного
тела после падения. Следы скольжения в виде параллельных полос могут
быть видны также на одежде и обуви.

При наезде колесом в результате сдавления тела образуются весьма
характерные повреждения, по которым нередко представляется возможным
судить о механизме травмы и отличить ее от других видов механического
насилия. К ним относятся двухсторонние вертикальные переломы костей таза
при переезде через тазовую область, отпечатки протектора колеса на
одежде и на коже, отслоение кожи при переезде через конечность,
многооскольчатый перелом костей черепа с размозже-нием головного мозга и
сплющивание головы при ее переезде. Для переезда колесом автомашины
через грудную клетку характерны двухсторонние множественные переломы
ребер, с переломами каждого ребра в двух-трех местах, переломы позвонков
и лопаток. При переезде через грудную клетку или живот наблюдаются
массивные разрывы и размозжения внутренних органов, при переезде через
конечности — оскольчатые поперечные переломы трубчатых костей. Со
стороны въезда колеса обычно отмечаются более тяжелые повреждения с
отслоением кожи, массивными кровоизлияниями в мышцы; на противоположной
стороне они встречаются значительно реже.

В основе механизма травмы при падении из кузова лежит удар о землю и
сотрясение тела. Образующиеся при этом повреждения сходны с теми,
которые встречаются при падении с высоты. Прижатие тела автомашиной к
неподвижным предметам чаще всего характеризуется повреждениями органов
грудной клетки и живота в результате их сдавления.

Травмы в кабине или кузове наблюдаются обычно при происшествиях:
столкновении автомашин, наезде на неподвижное препятствие, резком
торможении и т. д. В результате удара о внутренние части и об устройства
автомашины образуются разнообразные по характеру и тяжести повреждения:
ссадины, кровоподтеки, раны, переломы костей и др., которые
располагаются преимущественно на передней поверхности лица, туловища и
конечностей. Иногда на лице и руках образуются множественные ранки от
осколков стекол.

При комбинированных повреждениях, например при ударе передней частью
автомашины с последующим падением и переездом через тело задним колесом,
обравуются повреждения, свойственные тому и другому виду автомобильной
травмы.

Следует иметь в виду, что почти при всех видах смертельной автомобильной
травмы наружные повреждения на теле обычно менее выражены, чем
внутренние. Это объясняется, с одной стороны, тем, что одежда защищает
кожные покровы от повреждений, а с другой__прочностью самой кожи.
Исследованием мягких тканей туловища и конечностей выявляются
дополнительные повреждения, незаметные при наружном осмотре трупа. Это
помогает решать вопрос о механизме автомобильной травмы.

Механизм травмы при наезде мотоциклом на пешехода заключается в ударе
выступающими частями мотоцикла (переднее колесо, руль, фара, цилиндры
двухцилиндровых мотоциклов, передняя часть коляски и ее рамы).
Возникающие в месте удара повреждения (так называемые первичные, или
контактные) в виде ссадин, кровоподтеков и ран, реже переломов костей
располагаются обычно на нижних конечностях на уровнях, соответствующих
высоте ударившей детали.

К характерным для рассматриваемого вида травмы повреждениям относятся
параллельные линейные ссадины, причиняемые ребристыми пластинами
воздушного охлаждения цилиндров, и округлые кровоподтеки от ударов
фарой. В результате последующего падения и удара о дорогу возникают
вторичные повреждения, чаще всего в области головы, в виде трещин и
переломов костей черепа и повреждений мозга.

Столкновение с встречным транспортом и падение с мотоцикла во время
движения нередко ведет к тяжелой черепно-мозговой травме, часто со
смертельным исходом.

Тракторная травма. В судебномедицинской практике иногда встречаются
повреждения, причиненные колесными и гусеничными тракторами.

Тракторная травма наблюдается преимущественно при сельскохозяйственных
работах и в лесной промышленности. Повреждения колесным трактором чаще
всего происходят в результате опрокидывания трактора и сдавления тела.
Они характеризуются множественными переломами костей, разрывами и
размозжениями внутренних органов. На теле иногда образуются характерные
штамп-отпечатки, более или менее четко воспроизводящие контуры
выступающих деталей трактора.

В случаях переезда колесом через грудную клетку возникают множественные
двухсторонние переломы ребер и повреждения внутренних органов, сходные с
повреждениями, причиняемыми колесом автомашины. При переезде через живот
наблюдаются разрывы кишечника, размозжения печени, селезенки, разрывы
почек. Иногда на одежде видны отпечатки покрышки-колеса. Переезд через
голову всегда сопровождаемся множественными переломами черепа с
размозжением головного мозга и сплющиванием головы.

Переезд гусеничным трактором характеризуется тяжелыми повреждениями в
виде переломов и раздробления костей, разрывов и размозжений внутренних
органов и, как правило, приводит к смерти уже на месте происшествия. В
результате давления поперечно расположенных на гусеницах трактора шпор
(почвозацепов) на коже образуются весьма характерные повреждения в виде
множественных параллельных полосовидных ссадин и кровоподтеков, характер
которых позволяет иногда устанавливать марку трактора, причинившего
повреждения.

На втором месте после автомобильной стоит железнодорожная травма. Чаще
всего она является следствием случайного попадания под движущийся
железнодорожный транспорт (при хождении по путям, посадке или
соскакивании на ходу) или крушения поездов. Значительно реже встречаются
случаи самоубийства, для которых характерны повреждения колесами в виде
отделения головы от туловища или разделения туловища человека на две
половины.

Случаи убийства с использованием в качестве орудия убийства
железнодорожного транспорта чрезвычайно редки; чаще встречается
подкладывание на рельсы трупа с целью инсценировки несчастного случая
или самоубийства.

По механизму различают несколько основных видов железнодорожной травмы:
переезд колесами, удары выступающими частями транспорта, сдавления между
вагонами (чаще всего между буферами или частями ме-, ханизма автосцепа),
падения с движущегося транспорт та, комбинированные повреждения (удар
частями транспорта с последующим переездом колесами), травмы внутри
вагонов в результате железнодорожных катастроф.

Железнодорожные повреждения можно подразделить на две основные группы:
повреждения типичные и нетипичные, образующиеся и при других видах
насилия.

Типичными являются повреждения, которые возникают в результате переезда
через тело колес железнодорожного транспорта. К ним относятся следы
давления на коже в месте переезда колесами. Они имеют характерный вид
широких плотных осадненных бурых полос, по краям которых часто
располагаются полосы обтирания, образующиеся от воздействия боковых
поверхностей колес. Выраженность полос давления зависит от характера
одежды: чем толще одежда, тем они слабее выражены.

Отделение головы от туловища в результате перекатывания колес через шею,
а также разделение туловища колесами на уровне груди или живота может
быть полным и неполным. В последнем случае голова и туловище или обе
половины туловища соединены друг с другом кожно-мышечными или кожными
перемычками (рис. 11). В местах переезда колесом наблюдаются раз-мятие
мягких тканей и внутренних органов, а также раздробление костей. В
мягких тканях при этом обнаруживаются массивные кровоизлияния, которые
служат доказательством прижнзненности травмы.

Отделение конечностей с характерным раздроблением костей на множество
крупных и мелких костных осколков в месте переезда колесом. Разделение
тела колесами на множество частей с разбрасыванием их иногда на
значительное расстояние друг от друга. В таких случаях на частях тела
часто обнаруживаются характерные следы протаскивания по полотну дороги.

К типичным железнодорожным повреждениям относят также сдавление тела
между буферами, в результате которого образуются обширные множественные
переломы грудной клетки, лопаток, позвоночника с тяжелыми повреждениями
органов грудной и брюшной полостей. Иногда на коже груди и спины
отпечатываются буферные тарелки. Сходные повреждения возникают и при
сдавлении в автосцепном механизме, Характерными являются следы волочения
в виде множественных параллельных ссадин и царапин.

Рис. 11. Разрывы кожи по ходу полосы давления колесом

К нетипичным повреждениям относятся рвано-ушибленные раны, ссадины и
кровоподтеки, переломы костей и иные повреждения, образующиеся от ударов
частями движущегося транспорта или в результате отбрась!ва-ния и удара
при падении тела на железнодорожный путь.

И наконец, общим признаком всех железнодорожных повреждений, как
типичных, так и нетипичных, является наличие на одежде и на теле следов
смазочных веществ, угля и материалов балластного слоя железнодорожного
пути.

Авиационная травма охватывает повреждения, возникающие при летных
происшествиях, среди которых различают катастрофу, аварию и вынужденную
посадку.

Повреждения, образующиеся на теле человека при падении самолета, очень
разнообразны и зависят от типа самолета, его скорости, высоты падения,
характера местности (водное пространство, лес, поле и т. д.) и многих
других условий.

При авиационных катастрофах часто наблюдается лолное разрушение тела с
разделением его на небольшие части, массивные разрушения с грубыми
разрывами кожных покровов, размозжениями мягких тканей и переломы
костей.

Повреждения при катастрофах реактивных самолетов в результате взрыва,
как правило, более тяжелые чем при катастрофах поршневых самолетов

Во время запуска мотора, разбега и взлета самолета иногда возникают
повреждения лопастями винта плоскостями и другими частями самолета.

Глава 7

ОГНЕСТРЕЛЬНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ

Огнестрельные повреждения как в мирное время так особенно в военное
время занимают важное место среди объектов судебномедицинской
экспертизы.

Под огнестрельными повреждениями понимают такой вид механической травмы,
который происходит в результате либо выстрела из огнестрельного оружия
лиоо взрыва снаряда, гранаты, запала или какого-нибудь взрывчатого
вещества.

Постоянное усовершенствование оружия и боеприпасов, принятие на
вооружение новых образцов использование для снаряжения боеприпасов
коллоидного и пи бездымного пороха существенно изменили ряд характерных
признаков огнестрельных повреждений как на одежде, так и на теле. По
существу исчез такой считавшийся ранее классическим, признак входной
огнестрельной раны, как опадение, стали менее выражены и другие признаки
близкого выстрела, как, например отложение копоти и порошинок. Поэтому
при судебномедицинской экспертизе огнестрельной травмы постоянно
требуется совершенствовать методы исследования используя новейшие
достижения физики, химии криминалистики и других смежных с судебной
медициной наук Судебномедицинская экспертиза огнестрельных повреждений с
учетом данных осмотра места происшествия и всех обстоятельств дела может
оказать большую помощь при расследовании.

Среди вопросов, предлагаемых судебно-следственньн ми органами на
разрешение судебномедицинского эко перта по делам об огнестрельных
повреждениях, имеет-: ся ряд основных: является ли повреждение
огнестрельным, с какого расстояния произведен выстрел, какое из
повреждений входное и какое выходное, каково направление раневого
канала, какой вид оружия и боеприпасов был применен, своей или
посторонней рукой причинено ранение.

Разумеется, что в каждом конкретном случае могут быть поставлены и
другие дополнительные вопросы. Так, при нескольких ранах необходимо
выяснить: из одного и того же ли оружия они причинены, в какой
последовательности, сколькими выстрелами и т. д.

Оказывая медицинскую помощь пострадавшему от огнестрельной травмы, любой
врач должен уметь правильно отразить в медицинском документе
первоначальный характер огнестрельной раны и принять необходимые меры
для сохранения одежды пострадавшего, исследование которой в дальнейшем
может оказать существенную помощь в раскрытии преступления. К сожалению,
имели место случаи, когда несоблюдение лечащими врачами необходимых
правил при описании в истории болезни огнестрельных повреждений,
особенно области входной огнестрельной раны, явилось причиной
невозможности решения в дальнейшем ряда специальных экспертных вопросов,
так как после хирургической обработки внешний вид огнестрельной раны
существенно изменяется.

Краткие сведения об огнестрельном оружии и боеприпасах [Более подробные
сведения приводятся в курсе криминалистики]. Судебномедицинскому
эксперту обычно приходится иметь дело с повреждениями, причиненными от
выстрелов из ручного огнестрельного оружия. Другие виды огнестрельной
травмы, например повреждения от взрывов снарядов, гранат, запалов и т.
п., в мирное время встречаются редко.

Ручное огнестрельное оружие по своему назначению подразделяется на
следующие основные группы: боевое — винтовки, карабины, автоматы,
пистолеты, револьверы; спортивное — малокалиберные винтовки, пистоле-

ты и револьверы (калибра 5,6мм), предназначенные для спортивных
тренировок и соревнований; охотничье — гладкоствольные ружья для
стрельбы дробью или картечью, нарезные (пулевые) охотничьи ружья,
комбинированные ружья с гладкими и нарезными стволами; атипичное
(самодельное) — разного рода обрезы и самопалы; специальное — ракетницы
и стартовые пистолеты.

Боевое и спортивное оружие бывает автоматическое и неавтоматическое.
Подавляющее большинство образцов современного оружия имеет нарезкой
канал ствола,

В зависимости от диаметра (калибра) ствола различают малокалиберное
оружие (4 — 6 мм), среднекалиберное (7 — 9 мм) и крупнокалиберное (10 —
20 мм). В охотничьих ружьях различают следующие номинала ные калибры:
10, 12, 16, 20 и 32; наиболее распространены 12 и 16-е калибры.

Стрельба из ручного огнестрельного оружия производится стандартными
патронами, которые подразделяются на винтовочные, промежуточные,
пистолетные, револьверные, спортивные, охотничьи и др. К винтовочным и
промежуточным патронам имеются пули обыкновенные и специального
назначения.

Обыкновенная (легкая или тяжелая) пуля состоит только из свинцового
сердечника и стальной оболочки. Пули специального назначения имеют
различного рода устройства, обусловливающие их особое действие —
трассирующее, бронебойно-зажигательное, пристрелочно-за-жигательное и
др.

Пистолетные и револьверные пули, а также пули для спортивного оружия
легче и короче винтовочных. Пистолетные и револьверные пули покрыты
стальной, латунной или мельхиоровой оболочкой; пули для спортивного
оружия — свинцовые, безоболочечные.

Для стрельбы из охотничьих гладкоствольных ружей чаще всего применяют
дробовые патроны, состоящие из латунной или папковой гильзы, капсюля,
заряда пороха, пыжей и дроби.

Дробь представляет собой мелкие свинцовые шарики диаметром от 1 до 5 мм.
Шарики диаметром 6 мм и более называются картечью. В зависимости от
калибра ружья и номера дроби количество дробин (или картечи) в патроне
различное.

Между зарядами пороха и дробью в патронах располагается картонная
прокладка, на которую помещают войлочный пыж. Сверху дробь также
покрывается верхним пыжом, который закрепляется в гильзе путем заливки
воском или парафином. При снаряжении дробовых патронов охотники нередко
применяют самодельные пыжи, изготовленные из газет, пакли, тряпок и
других материалов.

В большинстве видов современного ручного оружия применяются патроны,
снаряженные бездымным порохом, который приготовляется из нитроклетчатки
(пироксилина) с добавлением малых количеств графита или камфоры,
улучшающих горение и сохранность пороха.

Разные марки пороха имеют различные размеры и форму пороховых зерен в
виде тонких цилиндрических палочек, трубочек, четырехугольных пластинок
или кружочков серо-зеленоватого или желтоватого цвета. Иностранный порох
имеет иногда ярко-красный или изумрудный цвет.

В винтовочном патроне заряд пороха составляет 3,25 г, в промежуточном
(образца 1943 г.) — 1,6 г, в пистолетных, револьверных и спортивных
патронах — от 0,2 до 0,6 г.

Дымный или черный порох состоит из смеси калиевой селитры, серы и угля.
Он применяется для снаряжения лишь сигнальных и изредка охотничьих
патронов. В отличие от бездымного пороха, который при горении почти не
образует дымообразующих продуктов, дымный порох при выстреле дает много
дыма и яркую вспышку пламени.

Патронный капсюль-воспламенитель представляет собой латунную чашечку, в
которой впрессован специальный ударный состав. Он служит для
воспламенения заряда пороха в патроне при выстреле. Наиболее
распространены гремучертутные ударные составы из смеси трех компонентов:
гремучей ртути — как инициатора, бертолетовой соли — как окислителя и
трехсер-нистой сурьмы (антимония) — как горючего, а также инициирующие
составы, основным компонентом которых является тринитрорезорцинат свинца
(«ТНРС»). Вес ударного состава патронного капсюля-воспламенителя
составляет 0,028 — 0,032 г.

При выстреле давление пороховых газов внутри канала ствола оружия
достигает 1000 — 3000 атмосфер, вследствие чего огнестрельный снаряд
приобретает большую начальную скорость, что в свою очередь,
обусловливает дальность полета снаряда и силу его повреждающего
действия.

Помимо огнестрельного снаряда (пули, дроби) к повреждающим факторам
выстрела относятся также продукты сгорания пороха и капсюльного состава:
пороховые газы и воздух, выталкиваемый пулей в момент выстрела из
предпулевого пространства канала ствола оружия; копоть и мелкие частицы
металла с поверхности пули, стенок канала ствола оружия, капсюля и
гильзы; частицы обуглившихся и полусгоревших порошинок. В отличие от
огнестрельного снаряда (пули) эти факторы выстрела оказывают
повреждающее действие лишь в тех случаях, когда дульный срез канала
ствола оружия в момент выстрела располагался в непосредственной близости
к поражаемому объекту.

Помимо чисто механического действия пороховые газы, температура которых
в момент вспышки у дульного среза оружия достигает 1500 — 3000° С,
вместе со взвешенными в них частицами порошинок и металла могут
оказывать на поражаемый объект также термическое и химическое
воздействие.

В судебной медицине различают повреждения, которые образуются при
выстрелах с близкого и неблизкого расстояния. Все огнестрельные
повреждения в свою очередь подразделяются на сквозные, слепые и
касательные.

Повреждения при выстреле с неблизкого расстояния. Под выстрелом с
неблизкого расстояния понимают такой выстрел, когда повреждение на теле
и одежде причиняется главным образом огнестрельным снарядом (чаще всего
пулей).

В возникновении огнестрельных повреждений решающее значение принадлежит
большой кинетической энергии снаряда (пули). Эта энергия прямо
пропорциональна массе пули и квадрату ее скорости и определяется по
формуле Е = mV2. Характер огнестрельной раны зависит также от
анатомических особенностей поражаемой части тела и в первую очередь от
плотности тканей (мягкие ткани, хрящи, кости).

Обладая огромной скоростью, пуля при попадании в тело наносит сильный
удар, который сопровождается сжатием и разрывом тканей, выбиванием и
частичным выбросом их в стороны и по ходу полета пули. Распространяясь в
стороны, ударная волна вызывает повреждение тканей и органов,
расположенных вблизи огнестрельного раневого канала.

При попадании в кость пуля причиняет нередко оскольчатый перелом. При
этом основная масса выбитых пулей мелких осколков кости передвигается в
направлении движения снаряда и вызывает дополнительные повреждения в
мягких тканях и органах. Иногда в результате удара о кость пуля
деформируется или даже разрывается на отдельные фрагменты, которые,
действуя как самостоятельные «снаряды», усугубляют тяжесть
огнестрельного повреждения.

В случаях ранения органов, содержащих жидкость, например желудка или
наполненного кровью сердца, а также при повреждении тканей, богатых
жидкостью |(например, головной мозг), может проявиться так называемое
гидродинамическое действие огнестрельного снаряда, выражающееся в
передаче энергии пули жидкой средой по окружности на ткани поврежденного
органа. При этом иногда возникают массивные разрушения головы с
растрескиванием костей черепа и выбрасыванием наружу значительной части
вещества головного мозга, множественные разрывы сердца и желудка вплоть
до их полного разрушения.

Входные огнестрельные отверстия. В месте проникновения пули в тело на
коже образуется входное огнестрельное отверстие. Размеры и форма его
зависят от калибра оружия, расстояния, с которого произведен выстрел,
кинетической энергии пули, рельефа поверхности тела в месте ранения и
других факторов.

Если пуля при попадании в тело обладает большой живой силой, то в месте
внедрения она выбивает небольшой участок кожи и уносит его в глубь
раневого канала. При этом на коже возникает рана с наличием в ней
дефекта ткани, или «минус-ткани», являющимся одним из главных признаков
входного огнестрельного отверстия, Дефект ткани имеет обычно округлую
форму, и его диаметр на 1 — 2 мм меньше поперечника пули. В колотых и
колото-резаных ранах подобного дефекта ткани не наблюдается, так как
колющее оружие проникает в глубь тела, не пробивая кожу, а раздвигая и
разрывая ее. Приоритет в установлении этого признака принадлежит
русскому хирургу Н. И. Пирогову.

При ранении пулей, имеющей небольшую скорость, а следовательно, и малую
живую силу, дефект ткани в области входного отверстия не образуется, так
как кожа растягивается и разрывается, а не пробивается.

В типичных случаях, когда пуля внедряется головным концом и
перпендикулярно к поверхности тела, обычно образуется круглое входное
отверстие с дефектом ткани, по форме приближающееся к поперечному
сечению снаряда. Если же пуля входит в тело боковой поверхностью
(«плашмя»), то форма входной раны может соответствовать боковому профилю
пули. В ряде случаев входные огнестрельные отверстия могут иметь также
овальную форму, что обычно связано с внедрением пули в тело под более
или менее острым углом к поверхности кожи.

Входное отверстие чаще всего несколько меньше диаметра пули, так как
кожа благодаря эластичности при внедрении пули сначала растягивается, а
затем вновь сокращается. Поэтому размеры входной раны на коже редко
могут служить достаточным основанием для суждения о калибре оружия. Края
входного отверстия относительно ровные или слегка фестончатые из-за
мелких надрывов колеи.

Вокруг входной раны на коже, по краю ее, как правило, наблюдается еще
один чрезвычайно важный признак входного огнестрельного отверстия —
поясок осаднения, который имеет вид буровато-желтой или буровато-красной
кольцевидной ссадины шириною 1 — 3 мм.

Возникновение пояска осаднения связано с тем, что кожа в момент
внедрения пули несколько вдавливается и растягивается в направлении
полета снаряда и ее поверхностный слой в результате соприкосновения с
боковыми частями пули частично сдирается. В результате последующего
высыхания кожи уже через несколько часов после наступления смерти поясок
осаднения приобретает характерный буровато-красный цвет, пергаментную
плотность и становится хорошо различимым.

Если пуля внедряется в кожу под острым углом, то поясок осаднения может
быть выражен вокруг раны неравномерно: он будет шире со стороны входа
пули в кожу под острым углом, так как здесь ушиб и осадне-ние кожи более
значительны, чем с противоположной стороны. Это помогает иногда решить
вопрос о направлении выстрела.

Однако следует иметь в виду возможность образования ложного пояска
осаднения и у выходного отверстия. Это наблюдается в случаях, когда в
области выхода пули из тела кожные покровы вплотную прижаты к
какому-нибудь твердому предмету, например к стене, полу или к плотным
частям одежды — сапогу, ремню и т. п. Осаднение кожи при этом возникает
в результате прижатия и,удара о твердый предмет выпяченного пулей
участка кожи в момент выхода огнестрельного снаряда из тела.

Пуля на своей поверхности выносит частицы копоти, металла и другие
загрязнения, оставшиеся в канале ствола оружия от предыдущих выстрелов.
При внедрении в кожу большая часть этих загрязнений стирается с
поверхности пули, в результате чего вокруг входного отверстия образуется
серый или темно-серый поясок шириною 0,5 — 2,5 мм, получивший название
пояска обтирания или загрязнения. Чаще всего он совпадает с пояском
осаднения и как бы наслаивается на него. Когда поврежденная часть тела
покрыта одеждой, поясок обтирания на поверхности кожи обычно слабо
выражен, так как большая часть имевшихся на пуле загрязнений оседает на
наружном слое одежды в виде темно-серого или черного узкого кольца.

Специальными методами исследования (спектральным, электрографическим и
др.) в области пояска обтирания на одежде и на теле удается обнаружить
металлы, входившие в состав оболочки пули (медь, никель, цинк и др.),
что можно использовать для идентификации оружия и боеприпасов. Особенно
ярко выражено отложение металла вокруг входной раны при ранениях
безоболочечными свинцовыми пулями; с помощью рентгенографического
исследования отчетливо выявляется металлическое кольцо, содержащее
свинец.

Рис. 12. Выстрел в упор. Отпечаток дульного среза и кожуха пистолета
«ТТ» (слева), выходное отверстие (справа)

Поясок обтирания может оказать также существенную помощь и при решении
вопроса о последовательности выстрелов. Так, при первом выстреле из
вычищенного оружия поясок обтирания будет выражен слабо. При последующем
выстреле из этого же оружия пуля на своей поверхности вынесет
загрязнения, оставшиеся в канале ствола после первого выстрела, что
обусловит появление отчетливого пояска обтирания вокруг входной раны.

Выходные огнестрельные отверстия на мягких тканях по форме и величине
очень разнообразны. Форма их может быть неправильно звездчатой,
щелевидной, дугообразной, иногда округлой или овальной (рис. 12).

Выходные отверстия обычно больше, чем входные, но иногда могут быть
равными и даже меньше входных. Поэтому отличить входное отверстие от
выходного по величине нельзя. Края кожи у выходных отверстий обычно
неровные, с мелкими надрывами, часто вывернуты наружу. Из выходной раны
могут выступать костные обломки, мышцы и другие ткани, через которые
проходил раневой канал. Однако нахождение выступающих тканей не всегда
является достоверным признаком выходной раны, так как обломки костей и
обрывки мягких тканей иногда могут выступать и из входного отверстия. В
отличие от входных выходные раны, как правило, не имеют дефекта ткани,
пояска осаднения и никогда не имеют пояска обтирания.

При сквозных ранениях необходимо определить расположение входного и
выходного повреждений. При выстреле с неблизкой дистанции решить этот
вопрос иног-гда затруднительно, так как далеко не всегда бывают выражены
характерные признаки тех и других огне-: стрельных отверстий. Поэтому
нередко лишь тщательный анализ совокупности всех признаков каждого
отверстия на одежде и теле с учетом особенностей раневого канала
позволяет решить вопрос о расположении входного и выходного отверстий.

Раневой огнестрельный канал представляет собой ход, проделанный пулей в
теле. Его исследуют при вскрытии трупа, последовательно рассматривая
ткани и органы, через которые прошел огнестрельный снаряд. Канал может
быть как прямолинейным, так и дугообразным. Чаще всего дугообразные
каналы образуются в результате изменения направления движения пули в
теле при встрече ее с костью. Если кинетическая энергия пули ослаблена,
то ее отклонение от прямолинейного движения может быть вызвано не только
костью, но и другими, более или менее плотными тканями (хрящи, сухожилия
и т. п.) в результате внутреннего рикошета. Канал может иметь
направление и в виде неправильно-ломаной, ступенчатой линии вследствие
того, что различные слои тканей, в которых проходят отдельные его
участки, взаимно смещаются в связи с изменением положения тела после
ранения.

Характер раневого канала, его форма и размеры поперечного сечения
зависят от размеров пули и ее скорости, а также от свойств поврежденных
тканей. В просвете огнестрельного раневого канала содержатся обрывки
поврежденных тканей и кровь. Иногда в мягких тканях отмечается
конусовидное расширение огнестрельного канала в сторону его выхода. В
массивных внутренних органах (печень, почка) нередко образуются обширные
звездчатые раны с растрескиванием органа.

Рис. 13. Пулевые отверстия на черепе (вид со стороны наружной
поверхности); слева — входное, справа — выходное

Повреждение пулей костей характеризуется образованием оскольчатых и
дырчатых переломов. Раневой канал в кости обычно расширяется в сторону
полета пули, приобретая вид усеченного конуса, обращенного вершиной к
стрелявшему. Для плоских костей черепа характерен дырчатый перелом в
виде воронкообразной конусовидной пробоины. При этом у входного
отверстия широкое основание воронки обращено внутрь черепа, а у
выходного — наружу (рис. 13). По этим характерным признакам нередко
удается дополнительно судить о расположении входного и выходного
отверстия и о направлении раневого канала. В типичных случаях, когда
пуля внедряется в череп перпендикулярно к поверхности кости, образуется
входное огнестрельное отверстие, величина которого соответствует
диаметру пули. Это имеет важное значение для решения вопроса о ее
калибре.

В случаях, когда огнестрельный снаряд (пуля, дробь и т. д.) остается в
теле, образуется слепое огнестрельное ранение, имеющее входное отверстие
и раневой канал большей или меньшей длины. Если пуля обладает
достаточной кинетической энергией, то входная рана имеет те же признаки,
что и при сквозном ранении. Если же пуля попадает в тело на излете, она
иногда внедряется своей боковой поверхностью и входное отверстие может
иметь щелевидную или неправильную форму.

При слепых ранениях исключительное значение приобретает обнаружение
оставшегося в теле огнестрельного снаряда, так как на поверхности пули
всегда остаются следы, по которым в криминалистической лаборатории может
быть произведена идентификация оружия. При слепом ранении пуля чаще
всего располагается в конце раневого канала. Однако если раневой канал
заканчивается в полости сердца или крупного сосуда, то пуля силой
тяжести или током крови может переместиться на значительное расстояние
от конца раневого канала. То же может произойти и при попадании пули в
пищевод, желудок, кишечник, дыхательные пути, в плевральную или брюшную
полости. Поиски огнестрельного снаряда в таких случаях нередко сопряжены
с большими трудностями. Большую помощь при этом может оказать
рентгенологическое исследование.

Если пуля, попадая в тело, проходит по касательной к его поверхности, то
на коже и в подлежащих мягких тканях образуется касательное
огнестрельное ранение, имеющее вид овально-продолговатого желобка с
неровными осадненными и кровоподтечными краями. По внешнему виду такая
касательная огнестрельная рана напоминает иногда ушибленную рану,
причиненную гранью тупогранного предмета. Тщательное исследование
повреждения на теле и особенно на одежде с учетом обстоятельств
происшествия позволяет распознать истинный характер повреждения.

Наконец, следует иметь в виду, что в некоторых случаях даже при самом
тщательном наружном осмотре не удается выявить признаков огнестрельного
повреждения, хотя таковое имело место. Это наблюдается в случаях, когда
пуля внедряется в тело через какое-либо естественное отверстие, например
через слуховой проход, отверстие носа или рта. Распознать огнестрельную
травму в таких случаях нередко возможно лишь при вскрытии.

Повреждения при выстреле с близкого расстояния. Под выстрелом с близкого
расстояния в судебной медицине и криминалистике понимают такой выстрел,
при котором на поражаемый объект воздействуют не только огнестрельный
снаряд (пуля, дробины), но и пороховые газы, пламя, копоть, остатки
порошинок и некоторые другие вещества, выбрасываемые из канала ствола
оружия. Признаки их действия наблюдаются на пораженном объекте лишь при
выстреле с близкой дистанции, и поэтому их называют факторами близкого
выстрела. Они оказывают на поражаемый объект механическое, термическое и
химическое действие, а также вызывают отложение копоти и частиц металла,
пороховых зерен и ружейной смазки у входного отверстия.

Степень выраженности следов близкого выстрела зависит от многих условий
и прежде всего от расстояния, с которого произведен выстрел, количества
и качества пороха в патроне и конструкции оружия.

Пороховые газы вызывают разрывы кожи или одежды при выстрелах в упор или
с очень близкого расстояния (1 — 3 см); отложение копоти имеет место при
стрельбе с дистанций до 25 — 35 см, а отложение остатков порошинок
наблюдается при выстрелах с дистанции до 100 — 150 см.

Границей между близким и неблизким выстрелом принято считать то
наибольшее расстояние, при выстреле с которого наблюдается еще отложение
на объекте порошинок и частиц металла.

Под выстрелом в упор в судебной медицине и криминалистике понимают такой
выстрел, при котором дульный срез ствола оружия (или компенсатор)
соприкасается с поверхностью тела или одеждой. При этом он может быть
плотно прижат к поражаемому объекту или лишь прикасаться к нему, в
частности под углом.

При выстреле в упор или с очень близкого расстояния значительная часть
пороховых газов устремляется вслед за пулей в проделанное ею отверстие.
Распространяясь в толще подкожных мягких тканей, пороховые газы
приподнимают кожу в сторону входа пули и разрывают ее изнутри кнаружи.
При этом образуется рваное входное повреждение звездчатой,
крестообразной, веретенообразной или неправильно округлой формы.

В образовании рваных входных отверстий при выстрелах в упор и с очень
близкого расстояния, помимо пороховых газов, существенную роль играет
столб сжатого воздуха, который выталкивается пулей в момент выстрела из
предпулевого пространства канала ствола оружия. Этот столб сжатого
воздуха и часть пороховых газов, вырывающаяся из ствола оружия до вылета
пули, могут вызвать ряд повреждений еще до того, как пуля внедрится в
поражаемый объект (разрывы одежды, кожных покровов и т. д.).

Характер разрывов кожи при выстреле в упор во многом зависит от
поражаемой части тела. Если непосредственно под кожными покровами
располагается кость (например, на голове), то входное огнестрельное
отверстие имеет нередко вид обширной рваной крестообразной или
звездчатой раны с длиной лучей — разрывов 2 — 5 см (рис. 14). При
выстреле в упор в живот или грудную клетку чаще всего образуются
округлые входные отверстия с дефектом ткани значительно больших
размеров, чем диаметр пули. В образовании таких повреждений существенную
роль играют помимо огнестрельного снаряда сжатый воздух из предпулевого
пространства капала ствола и пороховые газы, выталкиваемые пулей в
момент выстрела.

Рис. 14. Входная рана. Выстрел в упор

На одежде при выстрелах в упор или с очень близкого расстояния также
образуются рваные входные отверстия, которые в зависимости от характера
переплетения нитей ткани имеют крестообразную, Т-образную или линейную
форму.

Безусловным признаком выстрела в упор является отпечаток на коже
(штанцмарка) дульного конца оружия, вплотную соприкасавшегося с кожей.
Механизм образования отпечатка дульного конца оружия заключается в том,
что при выстреле в упор пороховые газы, ворвавшиеся вслед за пулей,
приподнимают кожу изнутри кнаружи, прижимают и ударяют ее о дульный
конец ствола или о другие выступающие части оружия, например о кожух
ствола у пистолетов, о компенсатор у пистолетов-пулеметов. В некоторых
случаях образование штанцмарки, по-видимому, может быть связано также с
сильной отдачей при плохой фиксации оружия в руке стрелявшего.

Отпечаток дульного конца оружия на коже представляет собой ссадину,
которая обычно плохо заметна сразу после ранения. Спустя некоторое
время, по мере высыхания кожи, штанцмарка начинает отчетливо выступать,
приобретая вид пергаментного пятна (рис. 12).

Отпечаток дульного конца оружия имеет важное медико-криминалистическое
значение. По нему, кроме дистанции выстрела, иногда представляется
возможным судить о виде использованного оружия, а также о положенин, в
котором оно было прижато к телу в момент выстрела.

К признакам выстрела почти в упор и с очень близкого расстояния
относится также приглаживание ворса пороховыми газами, которое в
сочетании с закапчива-нием наблюдается вокруг входного отверстия на
проч-: ных ворсистых тканях типа солдатского шинельного сукна. Отложение
копоти на коже при выстреле в упор наблюдается обычно лишь по самому
краю огнестрельной раны в виде узкого темно-серого кольца. Основная же
масса копоти и порошинки устремляются вслед за пулей в раневой канал,
где они могут быть сравнительно легко обнаружены в начальной части
раневого канала, особенно на внутренней стороне отслоившегося кожного
лоскут та в области входной огнестрельной раны.

Если выстрел произведен при неполном упоре или с расстояния почти в
упор, то вокруг огнестрельного повреждения на коже и на одежде
наблюдается отчетливое отложение копоти на участке диаметром 3 — 5 см и
более.

Выстрел в упор из оружия, имеющего компенсатор, например из автомата ППШ
или ППС, сопровождается отложением на пораженном объекте вокруг входного
отверстия добавочных участков копоти, соответственно расположению окон
компенсатора.

Выстрел с расстояния от почти в упор и до 5 — 8 см патронами,
снаряженными бездымным порохом, иногда может сопровождаться опалением
ворсистой одежды и кожных волосков вследствие воздействия пороховых
газов, горящих порошинок и раскаленных частиц копоти. Термические
воздействия отчетливо проявляются при выстреле с близкого расстояния
патронами, снаряженными дымным порохом. В области входного поврежде-:
ния в таких случаях может наблюдаться тление или воспламенение одежды, а
также ожоги кожи II и III степени.

Пороховые газы, вылетающие из канала ствола оружия, содержат
значительное количество окиси углерода. При выстреле в упор или с очень
близкого расстояния она иногда вступает в соединение с красящим
веществом крови, образуя карбоксигемоглобин, который придает крови и
мышцам в области огнестрельной раны яркий красно-розовый цвет.

Важнейшим признаком выстрела с близкого расстояния является отложение
копоти вокруг входного отверстия на тканях одежды и на кожных покровах.
Копоть вокруг входного отверстия обычно наблюдается при поражении из
пистолетов с расстояния до 15 — 20 см, а из винтовки — с расстояния до
35 — 40 см.

Интенсивность закапчивания, форма и площадь отложения копоти зависят от
многих факторов и прежде всего от расстояния, с которого произведен
выстрел, положения оружия по отношению к поверхности поражаемого объекта
и характера его поверхности. Обычно копоть откладывается в виде черного
или темно-серого налета округлой, овальной, а иногда и кольцевидной
формы.

Если выстрел произведен перпендикулярно к поверхности пораженного
объекта, то копоть откладывается в форме круга, в центре которого
располагается огнестрельное отверстие. При выстреле под острым углом
площадь закапчивания имеет форму овала или эллипса, и огнестрельное
отверстие располагается ближе к тому краю, со стороны которого
произведен выстрел.

С увеличением дистанции выстрела площадь отложения копоти, как правило,
увеличивается, а интенсивность ее, наоборот, уменьшается. Так,
отчетливое отложение копоти в виде круга или овала черного или
серо-черного цвета диаметром 10 — 15 см наблюдается при выстреле с 5 —
10 см. При выстрелах же с расстояний 25 — 35 см отложение копоти имеет
вид отдельных серых или бледно-серых пятен, плохо различимых на фоне
кожных покровов и почти не заметных на темной одежде.

Вместе с пороховыми газами и копотыо из канала ствола оружия вылетают
также частицы неполностью сгоревших и обуглившихся пороховых зерен,
которые не только откладываются на поверхности объекта, но и пробивают
сравнительно тонкие ткани одежды и внедряются в кожу (рис. 15).
Порошинки в кожу могут внедряться при выстреле с дистанции до 50 см, а
отложение отдельных порошинок на поверхности пораженного объекта может
наблюдаться при выстреле с расстояния до 1 — 1,5 м. При этом частицы
пороховых зерен слабо фиксируются на одежде и кожных покровах, а потому
легко могут отделяться при снятии одежды с потерпевшего или при его
транспортировке.

Рис. 15. Внедрение порошинок. Выстрел с близкого расстояния

Отложение копоти, внедрение и отложение порошинок на одежде и кожных
покровах тела являются главными признаками выстрела с близкого
расстояния. Другие следы — отложение брызг ружейной смазки, отложение и
внедрение мельчайших металлических частиц — обычно менее демонстративны,
плохо или вовсе незаметны при исследовании невооруженным глазом и
выявляются только с помощью лабораторных методов исследования.

Ранения автоматной очередью встречаются при выстрелах из пулеметов,
автоматов и пистолетов-пулеметов. В отличие от множественных ранений,
причиняемых одиночными выстрелами, входные отверстия при ранении
автоматной очередью обычно располагаются на одной и той же поверхности
тела, чаще всего в виде цепочки.

Раневые каналы имеют более или менее одинаковое направление и
располагаются либо параллельно друг другу, либо веерообразно под
небольшим углом.

При выстреле с близкой дистанции поражение короткой очередью часто
сопровождается попаданием нескольких пуль в одно и то же место, что
вызывает образование одного общего входного отверстия неопределенной
формы, имеющего иногда вид восьмерки.

Расстояние между отдельными входными ранами, как правило, постепенно
увеличивается в сторону последнего повреждения, и поэтому по
взаиморасположению их иногда можно судить о последовательности нанесения
ран.

Влияние преград на характер огнестрельных повреждений. Типичная для
огнестрельных повреждений картина может существенно нарушаться, если
пуля до попадания в тело рикошетировала или преодолела ту или иную
преграду. Так, при выстреле с близкого расстояния в части тела, покрытые
одеждой, последняя может частично или полностью защитить тело от
воздействия факторов близкого выстрела. В таких случаях вопрос о
дистанции выстрела невозможно решить без тщательного исследования
одежды.

В результате пробивания достаточно прочной преграды или при рикошете
пуля деформируется, а иногда и разрывается на отдельные фрагменты. Если
разрыв происходит вблизи тела, то возникает несколько отдельных
повреждений, причиненных осколками пули. При этом на пораженном объекте
вокруг входного отверстия иногда отлагаются выбитые пулей мельчайшие
частички преграды, через которую прошла пуля, например частицы земли,
стекла. Возникающий налет — загрязнение вокруг входного отверстия может
имитировать отложение копоти при выстреле с близкого расстояния.
Тщательный осмотр таких повреждений с применением рентгенографического
исследования позволяет правильно решить вопрос о дистанции выстрела.

В некоторых случаях при выстреле с неблизкого расстояния из винтовки или
карабина пуля, пройдя наружный слой одежды, расположенный на расстоянии
0,5 — 1 см от тела, оставляет на коже, в области входного отверстия,
темно-серый налет (за счет загрязнений на пуле), который внешне сходен с
отложением копоти (феномен И. В. Виноградова). В отличие от выстрела с
близкого расстояния этот налет откладывается не на поверхности наружного
слоя одежды (верхней одежды), а лишь на последующих ее слоях (нижнее
белье) и на кожкых покровах. Отсутствие закапчивания на поверхности
верхнего слоя одежды, а также других признаков выстрела с близкого
расстояния позволяет в таких случаях правильно определить дистанцию
выстрела.

При непосредственном попадании пуль специального назначения в различные
объекты как с близкой, так и с неблизкой дистанции входные огнестрельные
отверстия ничем не отличаются от повреждений, причиняемых обыкновенными
пулями. Следов от разрыва пули в области входного отверстия и по ходу
раневого канала при этом, как правило, не наблюдается, так как за время,
необходимое для срабатывания специального разрывного устройства, пуля
успевает пробить насквозь пораженный объект и разрывается на некотором
расстоянии позади него. Лишь попадая по ходу движения в прочную кость,
пуля успевает иногда разорваться в теле, образуя огромную рваную
выходную рану.

Своеобразные повреждения возникают при выстрелах с неблизкой дистанции в
тех случаях, когда пули специального назначения, пройдя через преграду
(железный лист, доска, бревно и т. п.), разрываются непосредственно
вблизи тела. При этом образуется рваное, неправильной формы входное
отверстие с интенсивным темно-серым закапчива-нием и мелкоточечными
повреждениями от мелких осколков пули, иногда похожее на повреждение при
выстреле в упор или с очень близкого расстояния (рис. 16). Для их
отличия решающее значение имеет рентгенологическое исследование, с
помощью которого в толще пораженного объекта выявляются многочисленные
осколки разорвавшейся пули (рис. 17). Важное ди« агностическое значение
имеют также химическое и спектрографическое исследования, позволяющие
обнаружить в копоти химические элементы разрывного (зажигательного)
состава пули.

Ранения дробью нередко встречаются в судебноме-дицинской практике в
связи с широким распространением охотничьего оружия для целей промысла и
охоты. Обычно это несчастные случаи вследствие небрежного обращения с
оружием, но встречаются также убийства и самоубийства.

Рис. 16. Ранение разорвавшейся пристрелочно-зажигательной пулей, внешне
сходное с выстрелом в упор (выстрел с дистанции 15 м через
2-сантиметровую березовую доску)

В силу своеобразного устройства охотничьего патрона ранение причиняется
не одиночным снарядом, а множеством дробин, Поэтому на пораженном
объекте возникает типичная картина, и решение вопроса о входном и
выходном (если таковое имеется) отверстиях серьезных затруднений не
вызывает.

Расстояние, с которого произведен выстрел, устанавливается на основании
оценки входного повреждения и прежде всего по наличию следов близкого
выстрела и по степени рассеивания дроби. Выраженность следов близкого
выстрела во многом зависит от качества пороха. При дымном порохе
действие пламени в виде опаления и ожога может проявляться на дистанциях
50 — 100 см, а при бездымном — лишь до 5 см. Отложение копоти в области
входной огнестрельной раны при выстреле патроном, снаряженным дымным
порохом, наблюдается на дистанции до 150 см, внедрение и отложение
порошинок — на дистанции 200 см и более, в то время как для бездымного
пороха эти расстояния соответственно равны для копоти — 50 — 75 см, а
для порошинок — 100 — 150см.

Разрывы кожи в области входного отверстия от действия пороховых газов
при выстреле в упор встречаются довольно редко. При плотном упоре или
при выстреле с расстояния 1 — 1,5 см иногда может образоваться хорошо
заметный отпечаток дульного среза ствола.

При выстреле дробь или картечь вместе с пыжами первые 0,5 — 1 м летит
компактной массой и, попадая в тело, образует одно круглое или овальное
входное отверстие диаметром 2 — 4 см с довольно ровными или фестончатыми
краями, обычно покрытыми копотью. При выстреле с расстояния свыше 100 см
дробь начинает разлетаться и на пораженном объекте вокруг одного
большого входного отверстия появляются одиночные мелкие повреждения,
причиненные дробинами, отлетевшими от основной массы.

Рис. 17. Множественные осколки разорвавшейся пристрелочно-зажигательной
пули, рентгенограмма (тот же случай, что на рис. 16)

При выстреле с дистанции 2 — 5 м центрального отверстия, как правило,
уже не образуется, а имеются лишь множественные кучно расположенные
мелкие ранки, причиненные разлетевшимися дробинами. И наконец, выстрел с
дистанции нескольких десятков метров сопровождается обычно внедрением в
тело лишь единичных дробин.

Однако следует иметь в виду, что следы близкого выстрела и степень
рассеивания дроби подвержены большим колебаниям. Они зависят от калибра
и характера сверловки ствола (чок, получок, цилиндр), количества дроби,
сорта пороха и его качества, характера пыжей и т. д. Поэтому для
установления дистанции выстрела вряд ли можно пользоваться сводными
таблицами зависимости рассеивания дроби от дистанции выстрела. В каждом
конкретном случае для решения вопроса о расстоянии, с которого
произведен выстрел, необходимо провести экспериментальные выстрелы из
того же оружия и теми же боеприпасами в условиях, близких к
действительным.

Ранения из дробовых ружей в большинстве случаев бывают слепыми, и
поэтому при вскрытии трупа требуется обнаружить и изъять застрявшие
дробины, пыжи, остатки пороха и т. д. Эти объекты в дальнейшем можно
использовать для идентификации боеприпасов путем сравнения их с
боеприпасами, изъятыми у подозреваемого. Для диагностики дробовых
ранений важное значение имеет рентгенологическое исследование.

Повреждения от взрывов снарядов, мин, гранат, запалов и взрывчатых
веществ обычно являются результатом несчастного случая. Характерной
особенностью является прежде всего их множественность и
распространенность на теле. Нередко поражается почти вся поверхность,
обращенная в сторону взрыва.

Объем и характер повреждений зависит от величины заряда взрывчатого
вещества, свойств оболочки снаряда и расстояния взрыва от тела.
Наибольшие разрушения происходят при близкой дистанции, так как при этом
проявляют свое действие также взрывная волна и осколки снаряда.

В судебномедицинской практике чаще всего приходится сталкиваться с
повреждениями от взрывов снарядов в непосредственной близости от
пострадавшего. Для таких случаев характерны обширные разрушения частей
тела, которые непосредственно соприкасались со снарядом или находились
вблизи от него (рис. 18). Так, при взрыве снаряда в руке часто
наблюдается отрыв кисти или части руки и т. д. Доказательством взрыва в
непосредственной близости от тела, помимо множественности и обширности
повреждений, служит закапчивание одежды и поврежденных частей, опаление
одежды и кожных волосков.

При взрыве на неблизком расстоянии образуется одно или несколько
осколочных повреждений, которые внешне иногда напоминают пулевые.
Большую помощь при обнаружении в теле осколков снаряда оказывает
рентгенографическое исследование.

Повреждения из самодельного оружия, атипичными снарядами и холостыми
выстрелами встречаются в судебномедицинской практике редко. Самодельное
огнестрельное оружие очень разнообразно по конструкции и используемым
боеприпасам (дымный порох, соскобы спичечных головок, самодельные пули,
металлические шарики, гвозди и т. д.), и поэтому причиняемые повреждения
отличаются большим многообразием.

Рис. 18. Повреждения от разрыва мины

При выстрелах холостыми патронами (без пули) возникновение повреждений
обусловлено действием пороховых газов и других факторов близкого
выстрела. Такие повреждения обычно ограничиваются надрывами кожи и
мягких тканей, однако иногда наблюдс-штся переломы костей и разрывы
внутренних органов со смертельным исходом.

Методы исследования огнестрельных повреждений. Нередко следы близкого
выстрела в силу тех или иных причин плохо различимы либо вовсе
неразличимы. На темных ворсистых тканях копоть и порошинки при простом
осмотре глазом могут остаться необнаруженными, особенно если область
поражения обильно залита кровью. В таких случаях можно выявить копоть
фотографированием в инфракрасных лучах. В настоящее время для
исследования в инфракрасных лучах используются инфракрасные
преобразователи, с помощью которых быстро можно просмотреть значительные
участки присланных на экспертизу объектов.

На залитых кровью кожных покровах и одежде копоть и порошинки могут быть
выявлены также путем осторожного отмывания или вымачивания крови водой.
На отмытых таким образом от крови тканях начинает выступать
черно-сероватый налет копоти. Выявить ее в области огнестрельного
повреждения возможно также путем обтирания края раны куском белой бязи.
Если в области раны имелась копоть, то после отмывания в воде на белой
ткани отчетливо выступает черное пятно.

Копоть и порошинки на одежде и коже обнаруживаются также путем
непосредственного исследования поверхности объекта с помощью сильной
лупы или микроскопа. Частицы копоти и порошинок, внедрившиеся в кожу,
удается обнаружить при гистологическом исследовании. Следы ружейной
смазки выявляют иногда с помощью ультрафиолетовых лучей.

Для обнаружения частичек металла, отложившихся в области входного
отверстия и раневого канала, применяют рантгенологическое исследование.
Количество металла и его химический состав выявляют при химических,
спектральных, электрографических исследованиях, а также методом цветных
отпечатков. Полученные данные можно использовать для идентификации
оружия и боеприпасов.

Глава 8

ПРИЧИНЫ СМЕРТИ ПРИ ПОВРЕЖДЕНИЯХ

Ближайшими причинами смерти при механической травме являются
повреждения, которые либо непосредственно, либо через тесно связанные с
ними осложнения приводят к смерти.

При грубой механической травме, сопровождающейся нарушением целости
жизненно важных органов (головного мозга, сердца, легких и др.), при
размятии и расчленении тела непосредственной причиной смерти яв? ляется
само повреждение. В таких случаях смерть пат ступает очень быстро, чаще
всего на месте происшествия,

В других случаях ближайшими причинами смерти могут быть осложнения или
заболевания, непосредственно связанные с основным повреждением, например
кро-вопотеря, шок, расстройство функций жизненно важных органов, жировая
или воздушная эмболия, инфекционные осложнения и заболевания.

Наиболее частой причиной смерти при повреждениях является кровопотеря
вследствие наружного или внутреннего кровотечения из поврежденных
сосудов. При этом бросается в глаза резкая бледность кожи, слизистых
оболочек, внутренних органов и скелетной мускулатуры.

Ранение крупных кровеносных сосудов (аорты, полых вен, сонных артерий)
заканчивается смертью в течение нескольких минут. Кровопотеря при этом
сравнительно невелика (500 — 1000 мл} и при других условиях могла бы
быть несмертельной. Наступление смерти в таких случаях связано в первую
очередь не с обильным кровотечением, а с острым кислородным голоданием
центральной нервной системы, вызванным внезапным падением кровяного
давления и прекращением кровоснабжения головного мозга.

Нередко причиной смерти является шок. Он возникает, в частности, при
чрезмерном действии на центральную нервную систему сильных болевых
ощущений, например при тяжелых травмах таза, конечностей. Шок ведет к
угнетению жизненных функций организма с глубоким расстройством
сердечно-сосудистой деятельности, дыхания, обмена веществ и т. д. При
тяжелой механической травме он нередко сочетается с обильным
кровотечением из поврежденных сосудов; причина смерти в таких случаях
бывает комбинированной.

Наступление смерти может быть следствием расстройства деятельности
жизненно важных органов в результате сдавления их, сотрясения и т. д.
При черепно-мозговой травме, например, грозными осложнениями являются
сотрясение головного мозга, сдавление его кровью, излившейся в полость
черепа из разорвавшихся сосудов. Ранение сердца, как правило,
сопровождается излиянием крови в полость сердечной сумки, что ведет к
сдавлению сердца и прекращению его деятельности.

Ранения, проникающие в полость грудной клетки, часто осложняются
скоплением воздуха и крови в плевральных полостях, что приводит к
тяжелым нарушениям дыхания и кровообращения, а нередко и к смерти.
Резаные раны шеи, помимо большой кровопотери, опасны и тем, что часто
сопровождаются явлениями асфиксии (задушением) вследствие попадания в
дыхательные пути излившейся крови.

Причиной смерти при повреждениях нередко являются инфекционные
осложнения, возникающие в результате попадания микробов в поврежденные
ткани. Большую опасность для жизни представляет общее заражение
организма (сепсис), при травме головы — гнойное воспаление мозговых
оболочек (менингит), при ранении живота — воспаление брюшины (перитонит)
и т. д.

Наступление смерти при повреждениях может быть обусловлено иногда
жировой или воздушной эмболией, т. е. закупоркой в жизненно важных
органах (мозг, легкие и др.) кровеносных сосудов капельками жира или
пузырьками воздуха. Жировая эмболия обычно встречается при переломах
крупных трубчатых костей (бедро), реже при раздавливании и размятии
жировой клетчатки. Жировые капельки из области травмы попадают в
просветы поврежденных сосудов и током крови переносятся в легкие, мозг и
другие органы, где закупоривают мелкие кровеносные сосуды — капилляры,
нарушая тем самым нормальное кровоснабжение органа. Большую опасность
для жизни представляет жировая эмболия головного мозга, вызывающая
расстройство его функций и нередко заканчивающаяся смертью.

Воздушная эмболия возникает обычно при ранении крупных вен, например в
области шеи, а также при повреждении сосудов матки, например в связи с
производств