.

Адвокат в уголовном деле : Учебно-практ. пособие. – М., Лубшев Ю.Ф.1997

Язык: украинский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
1 54758
Скачать документ

Лубшев Ю.Ф.

Адвокат в уголовном деле

: Учебно-практ. пособие. – М., 1997, 408 с.

Предисловие

Преступность на протяжении многих веков сопровождала развитие любого
общества, она тенью следовала за каждой цивилизацией. Ее причины,
ужесточение и распространенность люди объясняли то врожденной
греховностью человека, то его биологической склонностью к насилию,
жадностью, непризнанием запретов и т.п. Современная же криминология
считает реальными причинами преступности социальные противоречия.

Сегодняшнюю жизнь в России, как никакую другую, можно считать
средоточием, клубком различного рода противоречий, часть из которых
неизбежно порождает преступления.

Адвокатура призвана помогать суду, следователю, прокурору объективно
разобраться в уголовном деле и, тем .самым, определенным образом
способствует укреплению законности, социальной стабильности и
справедливости.

Видный дореволюционный адвокат П.А. Александров, выступая по делу Сарры
Модебадзе, так понимал суть своей профессии: “Я желал бы исполнить долг
мой не только как защитника, но и как гражданина, ибо нет сомнения, что
на нас, как общественных деятелях, лежит обязанность служить не только
интересам защищаемых нами, но и вносить свою лепту, если к тому
представляется возможность, по вопросам общественного интереса”
(Судебные речи известных русских юристов. М„1957.С. 115).

Адвокату намного легче работать с доказательствами при условии, когда
следователь, прокурор, суд хорошо знают дело, имеют объективное желание
проверить все версии содеянного, стремятся досконально изучить каждое
юридически значимое обстоятельство. И наоборот, субъективное,
одностороннее отношение следователя (прокурора, суда) к делу, нежелание
заниматься проверкой всех вариантов (версий) содеянного, поверхностный
подход к личности подсудимого мобилизуют адвоката не на помощь в
отыскании истины, а на преодоление лишь негативного отношения
следователя к ревизии его собственной работы. Зачастую бывает и так, что
борьба за улучшение качества, следственной работы “съедает” почти все
сроки следствия. И на саму защитительно-адвокатскую работу остается
совсем немного времени. А в суде же—у адвоката задачи иные.
Социально-правовое значение работы защитника отметил еще в 1885 г.
знаменитый адвокат С.А. Андреевский, который, выступая по делу
Мироновича, отметил, что “убежденная защита есть законный противник и
следственной власти, и прокурорского надзора, и обвинительной камеры. Он
вправе сказать им: до сих пор вы работали без нас, но мы пришли, как
люди свежие, обозрев то, что вы сделали, мы ясно видим, как вы глубоко
ошиблись, все, что вы нашли и усмотрели, только сбивает с дороги. Истина
вовсе не там, где вы ее искали. Вот в какой стороне, вот где она, по
нашему убеждению, эта истина!” (Судебные речи… С. 182).

Адвокатская практика выработала несколько процессуальных “звеньев”,
ухватившись за которые защитник может вытянуть всю цепь уголовного дела
и помочь суду верно разрешить его.

К числу самых, пожалуй, выигрышных можно отнести, грамотное
использование защитником такого процессуального принципа, как презумпция
невиновности. Несмотря на кажущуюся теоретическую “заезженность”,
“избитость”, “очевидность” его существа, следует с уверенностью заявить,
что практические возможности этого принципа поистине неисчислимы.
Причина довольно проста: в уголовных делах представлены лишь
своеобразные криминальные ситуации (сами преступления), различаются и
люди, их совершающие. Постоянным же должно оставаться само изначальное
отношение государства, закона к любому человеку, в том числе и
обвиняемому в криминальном деянии. Суть государственной оценки своего
гражданина сводится к тому, что он был, есть и будет добропорядочным до
тех пор, пока реальные факты не назовут обратное, не укажут на его
виновность, социально-правовую “непорядочность”. Это и есть, в самом
общем виде, презумпция невиновности, ее хорошо, в деталях, динамике и
вариантах, должен знать адвокат, с тем чтобы прослеживать ее судьбу в
период следствия и защищать ее, если она неосновательно игнорируется.
Ибо “непримиримый конфликт с обвинением — вот главное и, пожалуй,
единственное, ради чего защитник вступает в процесс.” (Юридическая
конфликтология, М., 1995. С, 176),

Адвокат как профессиональный защитник понимает и решающую роль суда в
отношении презумпции невиновности. Именно этот орган, и никакой другой,
полномочен определить — виновен человек, который до самого приговора
презюмировался добропорядочным, хотя и обвиняемым, или человек —
безвинный, причем не только предположительно невиновный, но и, что
важнее всего, — твердо, категорически невиновный в том; в чем его
обвиняли месяцами и даже годами. Ведь именно столько времени должен
обычный человек, обвиненный в чем-то, выдерживать тяжкое давление на
него уголовного судопроизводства.

Причем, если преступление серьезное, а доказательства очевидные и
гражданин сам добровольно признается в содеянном, — презумпция его
невиновности довольно быстро трансформируется в презумпцию виновности,
которая в суде оценивается полярным термином “виновен”. И в таких
случаях многомесячные следственно-судебные мучения человека как бы
оправдываются обвинительным приговором. Но если после полутора-двух лет
следствия и годового судебного разбирательства человека в итоге
оправдывают, т.е. удостоверяют его добропорядочность, рассуждения о том,
что он все это время следствием презюмировался невиновным — ханжество-
Фактически же оперативные работники и следователи считали (т.е.
презюмировали) человека виновным: сначала его бесчеловечно задержали и
“пристрастно” допросили, что в медицинской справке записано “как
почечные колики”, а в рапортах РУОПовцев — как “результат оказанного
сопротивления при задержании”. Затем, предъявив документальное обвинение
(постановление о привлечении в качестве обвиняемого) и не ознакомив с
доказательствами, этого человека препровождают в тюрьму, где рассуждать
о презумпции невиновности неуместно.

Таковы сегодняшние российские реалии с презумпцией невиновности
подследственного. Они ничуть не лучше отношений к обвиняемому в так
называемое застойное время, когда арестованного человека все официально
лицемерно-издевательски считали “полноправным советским гражданином,
временно ограниченного лишь в праве на свободу выбора места жительства”.
Но в те времена хотя бы соблюдались сроки следствия и суда, теперь же —
этого нет и в помине…

Поэтому следует признать, что цивилизованное понятие “презумпция
невиновности” в условиях нашей действительности — это по-прежнему всего
лишь светлая мечта, ибо реального обеспечения, как правило, данный
принцип пока не имеет. И адвокату каждый раз бывает неимоверно трудно
добиваться от следствия соблюдения презумпции невиновности человека, в
отношении которого нужно всесторонне, полно и объективно собирать
доказательства. Обвинительный уклон — это верный признак наличия у
следователя презумпции виновности.

В настоящей работе описаны лишь некоторые из многих возможных путей
защиты адвокатом лица, обвиняемого в совершении преступления.

Защита по уголовным делам — это проблема достаточно серьезная, ее
необходимо изучать со всех возможных сторон — социально-правовой,
криминологический, уголовно-процессуальной, криминалистической,
психологической и других. Только таким путем можно создать серьезные
научно-практические предпосылки к ее практическому разрешению.

В последние годы появились работы, посвященные адвокатуре, ее социальной
и правовой сущности. В то же время нет исследований по
уголовно-процессуальному аспекту работы адвокатуры, хотя необходимость в
этом очевидна.

“В судах уголовные дела занимают значительное место в общем количестве
всех дел. Их рассмотрение сопряжено с определенными трудностями и
ошибками. Именно в суде наиболее остро встают уголовно-процессуальные
вопросы работы адвокатов, поскольку здесь дается оценка работе защитника
при расследовании преступления, проходит с его участием судебное
следствие и разрешается дело по существу.

Все это, а именно: распространенность уголовных дел, острая
необходимость участия адвокатов в их разрешении, актуальность
научно-практической разработки этих взаимосвязанных проблем, наличие
большой практики участия адвокатов в расследовании и судебном
рассмотрении уголовных дел, а также отсутствие ее научного анализа и
обусловило выбор автором темы исследования.

Важность изучения поставленных в настоящей работе вопросов
подтверждается и тем, что социальные изменения привели к тому, что
сейчас, в основном, преодолена проявлявшаяся еще недавно многими судьями
недооценка роли адвоката в уголовном процессе. Однако еще имеются
серьезные недостатки в уголовно-правозащитном деле; устранение их должно
способствовать повышению эффективности охраны государством прав
личности.

Изучив определенную практику, автор попытался вскрыть и проанализировать
наиболее распространенные уголовно-процессуальные ошибки (следствия,
суда), с которыми сталкиваются адвокаты, и дать некоторые рекомендации
по их устранению.

Поскольку в своей работе адвокат сталкивается не только с чисто
процессуальными, но и с иными вопросами, автор счел возможным коснуться
некоторой части их в настоящей работе (вопросы проверки квалификации
деяния, методика рассмотрения отдельных категорий дел, некоторые
психологические особенности допросов, значение вы;-, явления причин и
условий, способствовавших совершению преступлений и некоторые другие).
Подобные аспекты освещены в работе еще и потому, что они, по мнению
автора, в определенной мере помогают адвокату решать основные,
принципиальные вопросы его работы в целом. В работе даются методические
рекомендации, способные, по мнению автора, оказать определенную помощь
адвокатам, участвующим в расследовании и судебном разрешении уголовных
дел.

Работа написана на основе изучения автором большого числа рассмотренных
в период 1985-1997 гг. уголовных дел, заслушанных с участием адвокатов.

Использована и опубликованная практика Верховного Суда РФ по

многим вопросам работы адвокатов за период 1990-1997 гг. В определенной
мере обобщен и собственный опыт работы автора в качестве адвоката
Московской городской коллегии.

Актуальность многих положений работы проверена посредством многолетнего
преподавания автором лекционного курса “Адвокатура в России” студентам
Московской государственной юридической академии.

Доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской
Федерации, Президент Союза криминалистов и криминологов В.Е. Эминов

От автора

Социальные изменения в России несут в себе много антисоциального.
Криминализаиия самых различных отношений, факторов и явлений стала
очевидным свойством современной жизни.

С сожалением, досадой и огорчением приходится констатировать, что образ
адвоката, сформированный за долгие годы правового нигилизма, сейчас
сильно искажен. Его часто считают крючкотвором, выгораживателем,
гонорарщиком и вообще помехой. Такое отношение к адвокату — вина не его,
а результат вот этих самых антисоциальных явлений.

Наступление преступности на людей терпеть нельзя. Она, эта
криминализация общества, сама по себе не пройдет. Нужны очень серьезные
силы, чтобы противостоять ей.

Делать же это надо только по закону. Иначе общеуголовная преступность
хорошо обогатится государственно-противоправным содержанием, произволом.
И станет от этого еще сильнее и непобедимее.

Бесчеловечное, жестокое обращение администрации старо-российских лагерей
с заключенными издавна называлось ими “беспределом”. Сейчас это понятие,
к сожалению, вошло в обычную жизнь наших людей. Но оно никогда не должно
быть на вооружении у государства. Власть способна существовать только
через закон и мораль. Этими средствами она должна бороться и с
преступностью.

Игнорирование права, злоупотребление им, отступление от его требований
или, наоборот, произвольное расширение обязанностей ~- никогда не могут
упорядочить какое-либо социальное явление.

В этом плане адвокатура как раз и является той системой, которая
призвана законом сдерживать “чрезмерную власть”, смягчать наносимые ею
удары по судьбам людей, удерживать правоохранительных работников от
непродуманных шагов.

Работа добросовестного адвоката сама по себе всегда улучшает
деятельность дознавателя, следователя, прокурора, суда. Ибо эти люди,
общаясь по делу с адвокатом, вынуждены контролировать свое поведение,
соразмерять его С законом. А другого ~ адвокату ничего и не нужно. Он
хочет только, чтобы дело решилось по государственному закону и
человеческой совести- то есть справедливо.

В настоящей книге рассказывается о том, как и что должен делать адвокат
по уголовному делу; чего нужно избегать и к чему стремиться.

С тем чтобы оправдать свое назначение в жизни.

Общая часть

3 а щ и т а

Явление, проблема, деятельность

 

Глава 1

Защита, адвокат и власть органов уголовного судопроизводства

§ 1. Сложности защиты.

1. Понятие и сущность защиты. Исследование проблем защиты, ее
взаимоотношений с обвинением, государством и правом, а также изучение
уголовного процесса как сферы действия средств защиты обвиняемого имеет
большое научное и практическое значение. Значение понимания этих проблем
определяется тем, что защита, ее сущность и средства представляют собой
важнейшую человеческую ценность. Отношение к ней со стороны общества и
государства свидетельствует о характере самого общества, степени его
демократизма, гуманизма, законности.

Научное и практическое значение рассмотрения этих проблем позволяет
правильно понять связь категорий защиты, обвинения, права, в частности
уголовно-процессуального. Это весьма важно для выявления его
защитительных свойств, а также соответствующей деятельности
законодательных и правоохранительных органов. Оно раскрывает значение
личности обвиняемого как объекта уголовно-процессуальной охраны и
субъекта ответственности. Ведь человек не только объект, но и субъект
права. Это, в свою очередь, способствует более точному и глубокому
уяснению таких вопросов, как обоснованное привлечение человека к
уголовной ответственности, назначение ему справедливого наказания, роль
самого уголовного процесса и соответствующих должностных лиц в охране
прав обвиняемого.

Необходимость широких научных обобщений и более глубокого познания
сущности защиты обусловливается тем, что только таким путем можно
удовлетворять все новые и новые запросы адвокатской практики.

При исследовании свойств защиты привлекается материал, накопленный как
естественными, так и общественными науками, содержащий новейшие данные о
личности, ее сущности и структуре, взаимоотношениях человека с обществом
и государством, его воле, свободе, потребностях, обвинении, принуждении,
ответственности и т.п. Ряд аспектов защиты так или иначе уже освещен,
например, вопрос о гарантиях прав личности в уголовном процессе (см.,
например, Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном
процессе. М., 1973).

Между тем необходимы комплексные исследования многих проблем защиты
человека от уголовного процесса. Наиболее рациональным средством таких
исследований является системный анализ, который наряду с другими
методами, в частности сравнительно-правовым методом, методом
конкретно-социологических исследований и др., способствует верному
уяснению проблемы.

На основе данных философии, социологии, других общественных наук можно
раскрыть сущность и основные свойства защиты личности, в частности волю
и свободу человека как ее условия; определить значение способностей
адвоката для формирования защиты в условиях уголовного процесса;
показать личность обвиняемого в качестве объекта уголовно-процессуальной
охраны; охарактеризовать защитительную ценность уголовного процесса и
роль его отдельных институтов и категорий в охране свободы личности и
некоторые другие вопросы. Детальное изучение этой проблемы может
способствовать более эффективной практической защите нрав и интересов
граждан как от преступных посягательств, так и от нарушений в уголовном
процессе.

2. Пути подхода к решению проблем защиты. Использование данных
философии, социологии, общей теории права, социальной психологии,
криминологии, других общественных наук и различных методов дает
возможность по-новому осветить отдельные проблемы защиты человека
средствами уголовного процесса.

На основе использования метода системно-структурного анализа можно
понять роль защиты в механизме уголовной ответственности;

раскрыть взаимосвязь личности и ее свободы с категорией обвинения,
составляющей сущность наказания; осмыслить проблему защиты при
привлечении человека к уголовной ответственности и назначении ему
наказания; сформулировать концепцию механизма индивидуальной защиты
обвиняемого.

Политические и юридические цели защиты, выраженные в праве и, в
частности, в уголовно-процессуальных законах, не всегда ясны. Люди могут
уважать законодательство, воспринимать как справедливые правовые и
нравственные идеи, если в них есть защитительные свойства. Побудительным
мотивом для соблюдения человеком требований закона должен быть не только
страх перед принуждением, которое может быть к нему применено, но и
уверенность в наличии защиты в этом законе, его внутренней разумности и
справедливости. Правосудие должно ставить своей целью не только
обвинение, но и защиту личности. Только так оно способно воспитывать у
людей уважение к закону и правопорядку. Государство посредством органов
судопроизводства должно защищать и общество от преступлений.

Уголовное судопроизводство так или иначе влияет на поведение граждан.
Сфера этого воздействия различна.

Для любого общества характерно наличие различных групп интересов и
отношений. В охране и защите определенной их части заинтересовано все
общество. Так, очевидно, к убийцам, насильникам, хулиганам и т.п. у
абсолютного большинства членов общества существует одинаково
отрицательное отношение.

Посягательства же на другого рода отношения не могут одинаково
оцениваться государством и, следовательно, защищаться. Правовые и
нравственные позиции закона в отношении некоторых процессуальных явлений
соответствуют противоположности интересов защиты и обвинения. При
рассмотрении любых уголовных дел правосудие должно быть таким, чтобы
каждый гражданин был поставлен в такие условия, которые бы отвечали
интересам государства, т.е. чтобы он был не только обязанным, но и
правомочным, защищенным.

Уголовное судопроизводство должно ставить перед собой задачи по
обеспечению защиты обвиняемого; активно насаждать взгляды, представления
и предписания защитительного характера. Идеологическая, правовая и
нравственная оценка человеком своей защиты должна быть направлена на то,
чтобы в известной мере и до определенного времени нейтрализовать
обвинение, подчинить волю и интересы “выживанию” в судопроизводстве.

Вопрос о влиянии уголовного судопроизводства на защиту личности — это
часть более общей проблемы, заключающейся во взаимодействии государства,
обвинения, права и человека.

На защитительных проявлениях личности сказываются конкретные условия
общественного развития. Культурный уровень населения, расстройство
хозяйства накладывают свой отпечаток на социальную и индивидуальную
защищенность человека.

Организуя условия для использования им своих прав, в т.ч. и на защиту,
государственная власть применяет самые различные средства.

Среди них есть указания и на то, что человек должен выполнять
возложенные на него обязанности отвечать за содеянное, но в условиях
закона, защиты.

3. Противоречивость защиты. Проблема защиты человека в обществе, его
взаимоотношения с обвинением, влияние ответственности на человека и
отношение субъекта к действующему законодательству является одной из
узловых, содержащей серьезные противоречия. Правильно решить вопрос о
воздействии обвинения на личность можно путем изучения соотношения
свободы человека и требований закона. Сводить защиту исключительно к
правоохранительной деятельности государства по отношению к обвиняемому
неверно. Не менее важно видеть закон глазами этого человека. Проблему
защиты личности нельзя толковать только с позиций формально-юридического
разграничения требований закона и интересов гражданина. Нужно знать и
фактические способности права, в том числе и уголовно-процессуального,
воздействовать на обвиненную личность, а также возможности личности
защищаться и тем самым влиять на судопроизводство- Любые индивидуальные
проявления свободы личности, которые противоречат интересам государства,
не могут соответствовать букве и духу уголовно-процессуального закона.
Поэтому силой органов правосудия они решительно пресекаются, а не
защищаются. Наоборот, органы судопроизводства поощряют действие тех
элементов свободы личности, которые соответствуют их интересам.
Существует определенная обусловленность защиты человека от объективно
существующей правовой политики, от действий государственно-правового
механизма. Изменения общественных отношений, законодательства и практики
его применения не способны отразиться на состоянии защиты личности. Эти
общественные отношения не могут быть производными от поведения
индивидов. Человек в уголовном судопроизводстве может только защищаться,
если он обвинен. Не более того.

Защита исходит из объективных законов общественного развития, из
определенного соотношения интересов государства, свободы личности и
задач уголовно-процессуального закона. Роль уголовно-процессуального
права состоит прежде всего в том, чтобы отграничить личные интересы
граждан от полномочий органов следствия и суда; установить принцип
известного невмешательства государства в дела личности. Свобода же
последней должна ограничиваться удовлетворением собственных интересов и
невмешательством в дела органов системы правосудия. В подобном
направлении и идет процесс законного обеспечения защиты личности
посредством наделения ее в соответствующих случаях определенными
уголовно-процессуальными полномочиями.

Государство в интересах общества в известной мере стесняет личность,
ограничивает ее свободу и даже лишает ее некоторых прав. Но обязательно
должно обеспечить ей возможность защищаться от обвинения. Нормы
уголовного процесса должны быть системой средств защиты граждан.

Разумеется, в ходе сложнейших и глубоких социальных преобразований
допускаются неудачи и просчеты, субъективистские ошибки, в том числе и в
сфере уголовного судопроизводства, нарушаются принципы защиты свободы
личности. Это вызывается отступлениями от демократических норм и
принципов. Но эти ошибки и нарушения не характеризуют природу
соотношения свободы личности и судопроизводства, защиты и обвинения.

В целом у нас существует позитивное влияние уголовного судопроизводства
на личность, ее защиту. Хотя и существует разрыв между природой
государства, его законами и наличием у человека собственных интересов,
свобод и права на защиту.

4. Правосудие, справедливость и защита. Уголовное судопроизводство
представляет собой одно из проявлений общественной жизни. По своему
характеру уголовный процесс ~ это “сложное, комплексное, многогранное,
многостороннее, многосубъективное общественное явление” (Шпилев В.Н.
Содержание и форма уголовного судопроизводства. Минск, 1974. С. 5). Его
главное назначение состоит в борьбе с преступлениями.

Этот вид государственной деятельности юридически нормирован.
Уголовно-процессуальное право является совокупностью норм, которые
регулируют отношения, возникающие в сфере возбуждения, расследования и
разрешения уголовных дел. Оно воздействует на фактические отношения,
возникающие между государственными органами, осуществляющими уголовное
судопроизводство (обвинение), и гражданином (защита). Здесь решаются
вопросы о том, было ли в конкретном случае совершено преступление, кто
его совершил и какое должно быть назначено виновному наказание.

Государственная воля проявляется в уголовно-процессуальном праве
благодаря тому, что оно всеобще, общеобязательно, конкретно. Эти
свойства уголовно-процессуальному праву придает его внутренняя правовая
форма, т.е. структурная организация уголовно-процессуальной нормы.

Уголовно-процессуальные нормы устанавливают правила поведения участников
уголовного процесса, независимо от того, что они делают — обвиняют или
защищаются. В основе этих норм лежит определенная политика государства.
Каждая процессуальная норма содержит конкретное правило поведения одного
или нескольких участников процесса. Норма — не рекомендация, не совет и
не просьба. Это — требование, имеющее властный характер и обеспеченное
силой государственного принуждения. Вследствие чего уголовное
судопроизводство является не только правоприменительной и системной
деятельностью, но и деятельностью строго упорядоченной, обвинительной и
защитительной. Уголовно-процессуальное право нельзя отождествлять с
уголовным процессом.

Уголовный процесс есть более сложное социальное явление, чем
соответствующая отрасль права. Термин “процесс” означает течение, ход
определенных явлений. Процесс (от лат. processus ~ продвижение) —
судебное дело; порядок осуществления деятельности следственных и
судебных органов. Юридическая наука понимает под уголовным процессом
определенную, строго последовательную деятельность конкретных субъектов
(органов, должностных лиц, граждан) и систему соответствующих этой
деятельности процессуальных правоотношений.

Уголовный процесс -~ это выполнение процессуальных действий в конкретных
условиях места и времени. В этом смысле уголовный процесс и уголовное
судопроизводство — понятия однозначные. Они по-разному именуют одну и ту
же государственную уголовно-процессуальную деятельность. Причем, понятие
“уголовный процесс” подчеркивает динамизм этого социально-правового
явления. Формула же “уголовное судопроизводство”: а) указывает на
существование определенной процедуры производства по уголовному делу и
б) отмечает решающую роль суда в окончательном определении исхода дела.

Традиционные термины “уголовный процесс” и “уголовное судопроизводство”
отражают важные стороны уголовно-процессуальной деятельности; они
проверены многолетней практикой и обеспечивают верное оперирование
другими процессуальными понятиями, в числе которых важнейшее место
занимает “обвинение и защита”.

Однако, учитывая социальные изменения, происшедшие в последнее время,
сейчас более правильно говорить об уголовно-процессуальной деятельности
государства (а не просто об уголовном процессе или уголовном
судопроизводстве). Думается, что такое название отражает существо
современной работы, проводимой по уголовному делу органами следствия,
дознания и судами. Это — проверка,’ расследование, обвинение, защита,
суд и его решение.

Уголовно-процессуальная деятельность — это система постоянно
развивающихся действий и связанных с ними правоотношений, базирующаяся
на нормах УПК. В динамике и результате совершения
уголовно-процессуальных действий устанавливаются, раскрываются,
конкретизируются и удостоверяются определенные, юридически значимые
факты и обстоятельства; формируется обвинение, организуется защита.

Уголовно-процессуальная деятельность слагается из двух основных
компонентов: познания конкретных фактов и применения к ним норм права. В
ходе этой работы достигаются общие, конкретные, ближайшие, перспективные
и иные процессуальные цели (Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в
советском уголовно-процессуальном праве. Л„ 1976. С. 27-60).

Кроме того, в уголовно-процессуальной деятельности реализуются
субъективные права и обязанности участников правоотношений. Каждый из
этих участников — это не только субъект права, но и носитель
определенных социальных свойств, т.е. личность. Обезличенных,
абстрактных субъектов процессуального права нет и не может быть.
Поэтому, говоря о следователе, прокуроре, адвокате, судье, обвиняемом,
свидетеле и пр., имеют в виду их процессуальные и социальные свойства. В
связи с этим можно говорить о личности прокурора (как человеке,
наделенном государством соответствующими процессуально властными
полномочиями); о личности адвоката (как гражданине, официально
правомочном защищать от обвинения интересы подсудимого) и т.п.

Та или иная личность, в том числе и защитник, соответствующим образом
участвует в уголовно-процессуальной деятельности; в этой деятельности
проявляет себя, отстаивает интересы, требует нужное. Иначе говоря,
личность действует в условиях уголовного процесса. А сам уголовный
процесс является уголовно-процессуальным правом в действии. Поэтому
такая личность находится в сфере активного применения
уголовно-процессуального законодательства. Уголовно-процессуальное
право, его применение и человек — вот слагаемые уголовно-процессуальной
деятельности.

Применяют процессуальные нормы специальные государственные органы в лице
конкретных должностных лиц. Благодаря осуществлению ими властных,
правоохранительных и правоприменительных полномочий “работает”
уголовно-процессуальный “механизм”.

Активная роль органа дознания, следователя, прокурора и суда наполняет
всю уголовно-процессуальную деятельность не только чисто юридическим, но
также и государственным, социальным и личностным содержанием. Посмотрим,
каково же основное существо этих свойств уголовно-процессуальной
деятельности и как оно соотносится с задачами защиты. Прежде всего нужно
отметить, что уголовно-процессуальная деятельность представляет собой
способ осуществления государственной власти. Процесс предполагает
участие в нем различных властных органов, должностных лиц и отдельных
граждан (обвиняемого. потерпевшего, свидетелей). Вне осуществления
определенной власти уголовный процесс невозможен. Точно так же немыслимо
сводить процесс только к властной деятельности. Большую роль в нем, как
уже отмечалось, играет человек, хотя и лишенный властных полномочий, но,
тем не менее, обладающий специальными правомочиями, благодаря которым он
в состоянии противостоять процессуальной власти, использовать ее
возможности в собственных законных интересах, обращаться к ней за
защитой. Основное свойство уголовно-процессуальной деятельности — это
особое, точное и регламентированное законом поведение, соответствующее
определенной процедуре, порядку. Поэтому уголовно-процессуальная
деятельность — это: а) специфическая государственно-правовая работа
органов уголовного судопроизводства и б) разновидность общесоциального
поведения человека (обвиняемого, адвоката и др.). Социально-личностные
начала уголовно-процессуальной деятельности состоят прежде всего в
практическом применении норм права к | гражданам, совершившим
преступление, потерпевшим от него или свидетельствующим его отдельные
обстоятельства.

Уголовно-процессуальная деятельность представляет собой не только
применение норм права. Она вместе с тем является формой жизни
уголовно-процессуальных отношений, т.е. отношений, существующих и
действующих вокруг процессуально значимых фактов.

Уголовно-процессуальные отношения отражают возникшую на основе
уголовно-процессуального права конкретную деятельность органов
следствия, прокуратуры, суда как между собой, так и с другими
субъектами. Эти правоотношения, как выражение государственной
деятельности, бывают двусторонними и многосторонними.

Уголовно-процессуальные правоотношения придают поступкам всех участников
процесса упорядоченный, целенаправленный и право обусловленный характер.
Каждое лицо, участвующее в деле, будь то прокурор, адвокат или
обвиняемый, обязано сообразовывать свои действия с нормами
уголовно-процессуального закона. Уголовно-процессуальная деятельность —
это и есть процесс возникновения, изменения и прекращения правовых
отношений, порождающих совершение определенных действий, производных от
них или сопутствующих им.

Уголовно-процессуальную деятельность нельзя отождествлять с понятием
“правосудие”. Правосудие является формой государственной деятельности,
которая заключается в рассмотрении и разрешении судом отнесенных к его
компетенции дел.

Правосудие охватывает лишь судебную деятельность. Причем как по
уголовным, так и по гражданским делам. Правосудие по уголовным делам
осуществляют суды первой, кассационной и надзорной инстанций. Цели и
задачи правосудия шире целей уголовного судопроизводства и
осуществляются путем разбирательства в судебных заседаниях конкретных
уголовных или гражданских дел.

Понятие “уголовно-процессуальная деятельность” отличается от понятия
“правосудие” еще и тем, что охватывает не только деятельность суда по
разрешению уголовных дел, но и деятельность прокурора, следователя,
начальника следственного отдела, органа дознания, адвоката, обвиняемого,
т.е. деятельность, предшествующую судебной, в которой, строго говоря, и
осуществляется правосудие.

5. Заметки по истории вопроса. Известно, что задачи того или иного
исторического типа уголовного процесса соответствуют направлению
политической деятельности государства. Для выполнения поставленных задач
уголовное судопроизводство происходит в специально приспособленных
сфераx, базирующихся на установленной государством системе
уголовно-процессуального законодательства, где находятся категории
защиты и обвинения.

Различные формы защиты человека — явление социальное, исторически
обусловленное ходом экономического и политического развития того или
иного общества. Правовое и нравственно-психологическое содержание защиты
человека определяются условиями его жизни, существующими общественными и
правовыми отношениями.

Так, при рабовладельческом строе важнейшей политической задачей
государства было обеспечение возможности всесторонней, в том числе и
самой жестокой, эксплуатации рабов свободными гражданами и подавления
сопротивления рабов, Этим целям и служили различные институты
действующего права, в которых предусматривалась надежная защита только
“свободных” людей.

Внешне демократическая форма судопроизводства в развитых
рабовладельческих государствах не меняла его сущности, создавала
выгодные для господствующего класса иллюзии законности. Раб же и бедняк
всегда были беззащитными.

В эпоху феодализма уголовное судопроизводство было одним из эффективных
орудий в проведении политики феодального государства, направленной на
поддержание режима жесткой эксплуатации крестьян со стороны
помещиков-феодалов, стремившихся законными путями подавить возможное и
реальное сопротивление угнетаемых классов и сословий. По мере
экономического развития феодального общества менялись формы государства
и права, а вместе с ними и формы уголовного судопроизводства.
Совершенствовался механизм защиты. Так, в период расцвета феодализма в
связи с централизацией государственной власти и сосредоточением ее в
руках абсолютных монархов обвинительную форму уголовного процесса
сменила розыскная. Она открыла широкие возможности для применения пыток
и других методов физического и психического воздействия на
допрашиваемых. О защите человека не могло быть и речи.

Действовавшие в то время законы закрепляли и самые жестокие виды
наказаний. Например, в “Каролине”, бывшей в течение трех столетий
(1532—1870) единственным общегерманским уголовным и
уголовно-процессуальным кодексом, содержались такие нечеловеческие
наказания виновных, как сечение розгами, отрезание ушей, выкалывание
глаз, отсечение носа, руки, пальцев и т.п. Многообразна была и смертная
казнь: утопление, сожжение, четвертование, обезглавливание погребение
заживо, терзание клещами, пробивание колом. В ряде случаев “для вашего
устрашения прочих” пробивание колом сопровождалось предварительным
погребением заживо; перед утоплением женщин их мучили с помощью
раскаленных щипцов, осужденного волочили к месту казни “неразумными
животными” (“Каролина”. Уголовно-судебное уложение Карла V. Пер. с нем-
Алма-Ата, 1967).

1. С учетом характера уголовно-правовых и процессуальных норм становится
понятным их резко отрицательное воздействие на положение граждан. Они
были беззащитны. Открытый внесудебный произвол господина,
судебно-следственный террор, нечеловеческие наказания крестьян, жестокие
процессуальные средства не могли вызвать у народа чувства уважения к
суду и закону. Они были способны порождать ожесточение, терпимость к
насилию в отношениях, ненависть к правящим классам, недоверие друг к
другу. При анализе влияния феодального процессуального закона на граждан
нужно различать подлинную направленность уголовного судопроизводства и
его внешнее “оформление”. Дело в том, что и тогда в некоторых нормах
открыто провозглашалось равное правосудие для всех, наличие в нем
защиты. Так, по “Каролине” в присяге судьи по уголовным делам
указывалось, что он должен “судить и выносить приговор в уголовных делах
равно для бедного и для богатого и не отступать от сего ни из любви, ни
из ненависти, ни из-за платы, ни из-за даров, ни по какой-либо иной
причине” (“Каролина”. С. 36).

Однако подобного рода декларации ничем не могли быть обеспечены, поэтому
становится попятной их демагогическая, а не подлинно защитительная
направленность.

Пришедший на смену феодализму капиталистический способ производства
привел к существенным изменениям в государственно-правовой надстройке, в
том числе в системе уголовно-процессуальных норм и в формах защиты в
уголовном судопроизводстве. Типичной для прежнего буржуазного общества
является состязательная форма судопроизводства, начала устности,
гласности, непосредственности, независимости судей, наличия защиты и
т.п. Все это внешне создавало впечатление демократичности правосудия,
которое якобы одинаково благотворно воздействует на все слои общества.
Процессуальные системы ряда стран Европы (Франция, Германия, Австрия,
Россия) были построены по форме так называемого “смешанного” (не чисто
состязательного) процесса, в котором состязательное начало почти не
касалось предварительного производства по делу.

Однако какими бы “демократическими” ни были формы того буржуазного
процесса, главным оставалось его содержание. Оно заключалось во
всесторонней защите интересов буржуазии и других собственников,
подавлении противников эксплуататорского строя. Фактическая деятельность
судей диктовалась классовыми интересами буржуазного государства и права,
а не потребностью защиты прав любого гражданина.

Защита исходит из объективных законов общественного развития, из
определенного соотношения интересов государства, свободы личности и
задач уголовно-процессуального закона. Роль уголовно-процессуального
права состоит прежде всего в том, чтобы отграничить личные интересы
граждан от полномочий органов следствия и суда; установить принцип
известного невмешательства государства в дела личности. Свобода же
последней должна ограничиваться удовлетворением собственных интересов и
невмешательством в дела органов системы правосудия. В подобном
направлении и идет процесс законного обеспечения защиты личности
посредством наделения ее в соответствующих случаях определенными
уголовно-процессуальными полномочиями.

Государство в интересах общества в известной мере стесняет личность,
ограничивает ее свободу и даже лишает ее некоторых прав. Но обязательно
должно обеспечить ей возможность защищаться от обвинения. Нормы
уголовного процесса должны быть системой средств защиты граждан.

Разумеется, в ходе сложнейших и глубоких социальных преобразований
допускаются неудачи и просчеты, субъективистские ошибки, в том числе и в
сфере уголовного судопроизводства, нарушаются принципы защиты свободы
личности. Это вызывается отступлениями от демократических норм и
принципов. Но эти ошибки и нарушения не характеризуют природу
соотношения свободы личности и судопроизводства, защиты и обвинения.

В целом у нас существует позитивное влияние уголовного судопроизводства
на личность, ее защиту. Хотя и существует разрыв между природой
государства, его законами и наличием у человека собственных интересов,
свобод и права на защиту.

4. Правосудие, справедливость и защита. Уголовное судопроизводство
представляет собой одно из проявлений общественной жизни. По своему
характеру уголовный процесс ~ это “сложное, комплексное, многогранное,
многостороннее, многосубъективное общественное явление” (Шпилев В.Н.
Содержание и форма уголовного судопроизводства. Минск, 1974. С. 5). Его
главное назначение состоит в борьбе с преступлениями.

Этот вид государственной деятельности юридически нормирован.
Уголовно-процессуальное право является совокупностью норм, которые
регулируют отношения, возникающие в сфере возбуждения, расследования и
разрешения уголовных дел. Оно воздействует на фактические отношения,
возникающие между государственными органами, осуществляющими уголовное
судопроизводство (обвинение), и гражданином (защита). Здесь решаются
вопросы о том, было ли в конкретном случае совершено преступление, кто
его совершил и какое должно быть назначено виновному наказание.

Государственная воля проявляется в уголовно-процессуальном праве
благодаря тому, что оно всеобще, общеобязательно, конкретно. Эти
свойства уголовно-процессуальному праву придает его внутренняя правовая
форма, т.е. структурная организация уголовно-процессуальной нормы.

Уголовно-процессуальные нормы устанавливают правила поведения участников
уголовного процесса, независимо от того, что они делают — обвиняют или
защищаются. В основе этих норм лежит определенная политика государства.
Каждая процессуальная норма содержит конкретное правило поведения одного
или нескольких участников процесса. Норма — не рекомендация, не совет и
не просьба. Это — требование, имеющее властный характер и обеспеченное
силой государственного принуждения. Вследствие чего уголовное
судопроизводство является не только правоприменительной и системной
деятельностью, но и деятельностью строго упорядоченной, обвинительной и
защитительной. Уголовно-процессуальное право нельзя отождествлять с
уголовным процессом.

Уголовный процесс есть более сложное социальное явление, чем

соответствующая отрасль права. Термин “процесс” означает течение, ход
определенных явлений. Процесс (от лат. processus ~ продвижение) —
судебное дело; порядок осуществления деятельности следственных и
судебных органов. Юридическая наука понимает под уголовным процессом
определенную, строго последовательную деятельность конкретных субъектов
(органов, должностных лиц, граждан) и систему соответствующих этой
деятельности процессуальных правоотношений.

Уголовный процесс -~ это выполнение процессуальных действий в конкретных
условиях места и времени. В этом смысле уголовный процесс и уголовное
судопроизводство — понятия однозначные. Они по-разному именуют одну и ту
же государственную уголовно-процессуальную деятельность. Причем, понятие
“уголовный процесс” подчеркивает динамизм этого социально-правового
явления. Формула же “уголовное судопроизводство”: а) указывает на
существование определенной процедуры производства по уголовному делу и
б) отмечает решающую роль суда в окончательном определении исхода дела.

Традиционные термины “уголовный процесс” и “уголовное судопроизводство”
отражают важные стороны уголовно-процессуальной деятельности; они
проверены многолетней практикой и обеспечивают верное оперирование
другими процессуальными понятиями, в числе которых важнейшее место
занимает “обвинение и защита”.

Однако, учитывая социальные изменения, происшедшие в последнее время,
сейчас более правильно говорить об уголовно-процессуальной деятельности
государства (а не просто об уголовном процессе или уголовном
судопроизводстве). Думается, что такое название отражает существо
современной работы, проводимой по уголовному делу органами следствия,
дознания и судами. Это — проверка,’ расследование, обвинение, защита,
суд и его решение.

Уголовно-процессуальная деятельность — это система постоянно
развивающихся действий и связанных с ними правоотношений, базирующаяся
на нормах УПК. В динамике и результате совершения
уголовно-процессуальных действий устанавливаются, раскрываются,
конкретизируются и удостоверяются определенные, юридически значимые
факты и обстоятельства; формируется обвинение, организуется защита.

Уголовно-процессуальная деятельность слагается из двух основных
компонентов: познания конкретных фактов и применения к ним норм права. В
ходе этой работы достигаются общие, конкретные, ближайшие, перспективные
и иные процессуальные цели (Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в
советском уголовно-процессуальном праве. Л„ 1976. С. 27-60).

Кроме того, в уголовно-процессуальной деятельности реализуются
субъективные права и обязанности участников правоотношений. Каждый из
этих участников — это не только субъект права, но и носитель
определенных социальных свойств, т.е. личность. Обезличенных,
абстрактных субъектов процессуального права нет и не может быть.
Поэтому, говоря о следователе, прокуроре, адвокате, судье, обвиняемом,
свидетеле и пр., имеют в виду их процессуальные и социальные свойства. В
связи с этим можно говорить о личности прокурора (как человеке,
наделенном государством соответствующими процессуально властными
полномочиями); о личности адвоката (как гражданине, официально
правомочном защищать от обвинения интересы подсудимого) и т.п.

Та или иная личность, в том числе и защитник, соответствующим образом
участвует в уголовно-процессуальной деятельности; в этой деятельности
проявляет себя, отстаивает интересы, требует нужное. Иначе говоря,
личность действует в условиях уголовного процесса. А сам уголовный
процесс является уголовно-процессуальным правом в действии. Поэтому
такая личность находится в сфере активного применения
уголовно-процессуального законодательства. Уголовно-процессуальное
право, его применение и человек — вот слагаемые уголовно-процессуальной
деятельности.

Применяют процессуальные нормы специальные государственные органы в лице
конкретных должностных лиц. Благодаря осуществлению ими властных,
правоохранительных и правоприменительных полномочий “работает”
уголовно-процессуальный “механизм”.

Активная роль органа дознания, следователя, прокурора и суда наполняет
всю уголовно-процессуальную деятельность не только чисто юридическим, но
также и государственным, социальным и личностным содержанием. Посмотрим,
каково же основное существо этих свойств уголовно-процессуальной
деятельности и как оно соотносится с задачами защиты. Прежде всего нужно
отметить, что уголовно-процессуальная деятельность представляет собой
способ осуществления государственной власти. Процесс предполагает
участие в нем различных властных органов, должностных лиц и отдельных
граждан (обвиняемого. потерпевшего, свидетелей). Вне осуществления
определенной власти уголовный процесс невозможен. Точно так же немыслимо
сводить процесс только к властной деятельности. Большую роль в нем, как
уже отмечалось, играет человек, хотя и лишенный властных полномочий, но,
тем не менее, обладающий специальными правомочиями, благодаря которым он
в состоянии противостоять процессуальной власти, использовать ее
возможности в собственных законных интересах, обращаться к ней за
защитой. Основное свойство уголовно-процессуальной деятельности — это
особое, точное и регламентированное законом поведение, соответствующее
определенной процедуре, порядку. Поэтому уголовно-процессуальная
деятельность — это: а) специфическая государственно-правовая работа
органов уголовного судопроизводства и б) разновидность общесоциального
поведения человека (обвиняемого, адвоката и др.). Социально-личностные
начала уголовно-процессуальной деятельности состоят прежде всего в
практическом применении норм права к | гражданам, совершившим
преступление, потерпевшим от него или свидетельствующим его отдельные
обстоятельства.

Уголовно-процессуальная деятельность представляет собой не только
применение норм права. Она вместе с тем является формой жизни
уголовно-процессуальных отношений, т.е. отношений, существующих и
действующих вокруг процессуально значимых фактов.

Уголовно-процессуальные отношения отражают возникшую на основе
уголовно-процессуального права конкретную деятельность органов
следствия, прокуратуры, суда как между собой, так и с другими
субъектами. Эти правоотношения, как выражение государственной
деятельности, бывают двусторонними и многосторонними.

Уголовно-процессуальные правоотношения придают поступкам всех участников
процесса упорядоченный, целенаправленный и право обусловленный характер.
Каждое лицо, участвующее в деле, будь то прокурор, адвокат или
обвиняемый, обязано сообразовывать свои действия с нормами
уголовно-процессуального закона. Уголовно-процессуальная деятельность —
это и есть процесс возникновения, изменения и прекращения правовых
отношений, порождающих совершение определенных действий, производных от
них или сопутствующих им.

Уголовно-процессуальную деятельность нельзя отождествлять с понятием
“правосудие”. Правосудие является формой государственной деятельности,
которая заключается в рассмотрении и разрешении судом отнесенных к его
компетенции дел.

Правосудие охватывает лишь судебную деятельность. Причем как по
уголовным, так и по гражданским делам. Правосудие по уголовным делам
осуществляют суды первой, кассационной и надзорной инстанций. Цели и
задачи правосудия шире целей уголовного судопроизводства и
осуществляются путем разбирательства в судебных заседаниях конкретных
уголовных или гражданских дел.

Понятие “уголовно-процессуальная деятельность” отличается от понятия
“правосудие” еще и тем, что охватывает не только деятельность суда по
разрешению уголовных дел, но и деятельность прокурора, следователя,
начальника следственного отдела, органа дознания, адвоката, обвиняемого,
т.е. деятельность, предшествующую судебной, в которой, строго говоря, и
осуществляется правосудие.

5. Заметки по истории вопроса. Известно, что задачи того или иного
исторического типа уголовного процесса соответствуют направлению
политической деятельности государства. Для выполнения поставленных задач
уголовное судопроизводство происходит в специально приспособленных
сфераx, базирующихся на установленной государством системе
уголовно-процессуального законодательства, где находятся категории
защиты и обвинения.

Различные формы защиты человека — явление социальное, исторически
обусловленное ходом экономического и политического развития того или
иного общества. Правовое и нравственно-психологическое содержание защиты
человека определяются условиями его жизни, существующими общественными и
правовыми отношениями.

Так, при рабовладельческом строе важнейшей политической задачей
государства было обеспечение возможности всесторонней, в том числе и
самой жестокой, эксплуатации рабов свободными гражданами и подавления
сопротивления рабов, Этим целям и служили различные институты
действующего права, в которых предусматривалась надежная защита только
“свободных” людей.

Внешне демократическая форма судопроизводства в развитых
рабовладельческих государствах не меняла его сущности, создавала
выгодные для господствующего класса иллюзии законности. Раб же и бедняк
всегда были беззащитными.

В эпоху феодализма уголовное судопроизводство было одним из эффективных
орудий в проведении политики феодального государства, направленной на
поддержание режима жесткой эксплуатации крестьян со стороны
помещиков-феодалов, стремившихся законными путями подавить возможное и
реальное сопротивление угнетаемых классов и сословий. По мере
экономического развития феодального общества менялись формы государства
и права, а вместе с ними и формы уголовного судопроизводства.
Совершенствовался механизм защиты. Так, в период расцвета феодализма в
связи с централизацией государственной власти и сосредоточением ее в
руках абсолютных монархов обвинительную форму уголовного процесса
сменила розыскная. Она открыла широкие возможности для применения пыток
и других методов физического и психического воздействия на
допрашиваемых. О защите человека не могло быть и речи.

Действовавшие в то время законы закрепляли и самые жестокие виды
наказаний. Например, в “Каролине”, бывшей в течение трех столетий
(1532—1870) единственным общегерманским уголовным и
уголовно-процессуальным кодексом, содержались такие нечеловеческие
наказания виновных, как сечение розгами, отрезание ушей, выкалывание
глаз, отсечение носа, руки, пальцев и т.п. Многообразна была и смертная
казнь: утопление, сожжение, четвертование, обезглавливание погребение
заживо, терзание клещами, пробивание колом. В ряде случаев “для вашего
устрашения прочих” пробивание колом сопровождалось предварительным
погребением заживо; перед утоплением женщин их мучили с помощью
раскаленных щипцов, осужденного волочили к месту казни “неразумными
животными” (“Каролина”. Уголовно-судебное уложение Карла V. Пер. с нем-
Алма-Ата, 1967).

1. С учетом характера уголовно-правовых и процессуальных норм становится
понятным их резко отрицательное воздействие на положение граждан. Они
были беззащитны. Открытый внесудебный произвол господина,
судебно-следственный террор, нечеловеческие наказания крестьян, жестокие
процессуальные средства не могли вызвать у народа чувства уважения к
суду и закону. Они были способны порождать ожесточение, терпимость к
насилию в отношениях, ненависть к правящим классам, недоверие друг к
другу. При анализе влияния феодального процессуального закона на граждан
нужно различать подлинную направленность уголовного судопроизводства и
его внешнее “оформление”. Дело в том, что и тогда в некоторых нормах
открыто провозглашалось равное правосудие для всех, наличие в нем
защиты. Так, по “Каролине” в присяге судьи по уголовным делам
указывалось, что он должен “судить и выносить приговор в уголовных делах
равно для бедного и для богатого и не отступать от сего ни из любви, ни
из ненависти, ни из-за платы, ни из-за даров, ни по какой-либо иной
причине” (“Каролина”. С. 36).

Однако подобного рода декларации ничем не могли быть обеспечены, поэтому
становится попятной их демагогическая, а не подлинно защитительная
направленность.

Пришедший на смену феодализму капиталистический способ производства
привел к существенным изменениям в государственно-правовой надстройке, в
том числе в системе уголовно-процессуальных норм и в формах защиты в
уголовном судопроизводстве. Типичной для прежнего буржуазного общества
является состязательная форма судопроизводства, начала устности,
гласности, непосредственности, независимости судей, наличия защиты и
т.п. Все это внешне создавало впечатление демократичности правосудия,
которое якобы одинаково благотворно воздействует на все слои общества.
Процессуальные системы ряда стран Европы (Франция, Германия, Австрия,
Россия) были построены по форме так называемого “смешанного” (не чисто
состязательного) процесса, в котором состязательное начало почти не
касалось предварительного производства по делу.

Однако какими бы “демократическими” ни были формы того буржуазного
процесса, главным оставалось его содержание. Оно заключалось во
всесторонней защите интересов буржуазии и других собственников,
подавлении противников эксплуататорского строя. Фактическая деятельность
судей диктовалась классовыми интересами буржуазного государства и права,
а не потребностью защиты прав любого гражданина.

§ 2. Сущность уголовно-процессуальной власти и задачи адвоката

1. Необходимость уголовно-процессуальной власти. Было бы ошибочно
считать, что уголовное судопроизводство осуществляется только на
добровольных началах, при полном согласовании желаний граждан с
действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и судов. У адвокатов
тем более нет единства интересов с этими органами. К тому же далеко не
все люди, в том числе и адвокаты, вовлеченные в процесс, правильно
понимают свои обязанности или должным образом их исполняют.
Расследование уголовного дела или рассмотрение его в суде — чрезвычайно
важная, обязательная и сложная деятельность. Исполнить ее только путем
обращения в чувству морального долга человека (обвиняемого,
потерпевшего, свидетеля), его желаниям, интересам и тому подобным
нравственным ценностям невозможно. И .это учитывает адвокат в своей
работе.

? Само по себе расследование или судебное рассмотрение уголовного дела ~
явление, малоприятное для обычных граждан, так или иначе вовлеченных в
судопроизводство. Значительная часть людей стремится избежать
соприкосновения с уголовным судопроизводством или свести до минимума
свое участие в нем. Способы поведения обусловлены процессуальным
положением гражданина. Обвиняемый (подозреваемый) нередко пытается
избежать уголовной ответственности. В связи с чем предпринимает
действия, препятствующие судопроизводству. Свидетель не хочет
“связываться с уголовным делом”, отрываться от обычной жизни, привычных
занятий и поэтому дает показания, которые позволяют ему “уйти” из
процесса. Потерпевший стремится быстрее компенсировать себе ущерб, не
проявляет особого интереса к другим обстоятельствам дела, не одобряет
длительных, по его мнению, сроков расследования или суда. Многим из
обвиняемых, потерпевших, свидетелей бывают непонятны те или иные
сиюминутные действия следователя, суда и даже адвоката, в связи с чем
образуется определенное противодействие, которое нужно преодолеть. И не
только с помощью напоминаний о гражданском долге, призывов говорить
правду, указаний на совесть и пр. Так или иначе, но в уголовном
судопроизводстве нужна определенная власть. И закон наделяет ею
работников органов дознания, следователей, прокуроров, судей. “ Адвокат
не имеет власти. Но подчиняется ей. Поэтому и должен хорошо понимать ее
суть.

По своей природе (происхождению) эта власть — общественная, т.к. исходит
от воли данного общества, определяется его интересами и направлена в
конечном счете на их обеспечение. По характеру (существу) следственная
или ей подобная власть является государственной, поскольку уголовное
судопроизводство — вид государственной деятельности. Она осуществляется
по указаниям (законам) государства и от его имени. По форме же, т.е. по
внешнему выражению, власть следователя, прокурора, судьи представляет
собой власть процессуально-правовую. Она применяется только в форме
уголовного судопроизводства |по данному делу, в отношении конкретных
лиц, и только в случае совершения ими недозволенных процессуальным (или
материальным) законом действий.

Участвующий в разбирательстве уголовного дела адвокат знает, что любые
властные полномочия органов уголовного судопроизводства должны
применяться в строгом соответствии с законом. Отступления от юридических
предписаний наносят ощутимый вред как правосудию, так и личности, В
одном из определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного
Суда РСФСР отмечено, что в нарушение ст. 17 УПК РСФСР следователь для
участия в допросах обвиняемого Андреева, потерпевшей Степановой М. и
свидетеля Степановой Л. не пригласил переводчика; сам сделал перевод их
показаний с марийского языка на русский. По существу одно и то же лицо
выполняло функции следователя и переводчика, что противоречит
требованиям ст. 59, 64, 66 УПК РСФСР. Суд также не обеспечил этих лиц
переводчиком, хотя необходимость в этом существовала. В итоге их
показания были отражены в протоколе неточно, из-за чего возникли
серьезные сомнения в доказанности мотивов убийства, что и повлекло
отмену приговора с возвращением дела для дополнительного расследования
(Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980. №1 C. 10). В данном случае
очевидно, что нарушение принципа языка судопроизводства было результатом
незаконного использования следователем и судом их полномочий,
некачественного выполнения стоящих перед ними задач, пренебрежения
правами и интересами личности, которая вследствие этого осталась
беззащитной.

Чтобы четко понимать специфику уголовно-процессуальной власти, адвокат
должен хорошо знать основные черты любой власти, власти вообще как
социального явления.

Власть нужна для организации судопроизводства по уголовному делу,
которое немыслимо без подчинения всех участников, в том числе и
адвоката, единой воле, а также для регулирования взаимоотношений между
определенными людьми, объединенными между собой необходимостью
обеспечения интересов правосудия (следователем, прокурором, судом).

2. Властно-сдерживающие функции адвокатуры. Власть — это явление,
обладающее возможностью подчинить своей воле, управлять или
распоряжаться действиями многих людей.

Власть появилась с возникновением человеческого общества и будет в той
или иной форме всегда сопутствовать его развитию. Власть необходима
прежде всего для организации общественного порядка, который немыслим без
подчинения всех участников единой воле, а также для регулирования
взаимоотношений между людьми, связанных с жизнью в обществе.

До возникновения классов и государства власть носила неорганизованный
характер. Не было аппарата, стоящего над обществом, и особых
принудительных учреждений. В первобытном обществе власть осуществлялась
всеми членами рода (племени), которые избирали старейшину. С появлением
классов и государства кровные, родовые связи были разрушены. Вместо
морального авторитета старейшины рода возник авторитет публичной власти,
которая отделилась от общества и стала над ним.В дальнейшем власть
совершенствовалась. Но она всегда оставалась у государственных органов.
Им подчинялись все. В том числе, и адвокаты. Но последние к тому же еще
и защищали людей от “беззаконий” власти, сдерживали ее давление,
противодействовали ей, боролись с ее слишком “ревнительными” носителями.
Это было всегда, но особенно заметно такое противостояние сейчас.

Термин “власть” применяется в различных формах и аспектах: родительская
власть; государственная, которая включает такие понятия, как власть
верховная, учредительная, законодательная, исполнительная, военная,
судебная и т.д.

Применительно к уголовному судопроизводству можно говорить о судебной,
прокурорской, следственной власти. Адвокат постоянно чувствует, что тот
или иной представитель органов уголовного судопроизводства наделен
огромной 1;ластью. Причем она может быть закреплена как в статьях закона
о правах данного должностного лица, так и в нормах УПК, регламентирующих
его обязанности. Например, следователь, прокурор, орган дознания, суд
обязаны возбудить уголовное дело и раскрыть преступление (ст. 3 УПК).
Эти же работники своей властью вправе прекратить дело (например, по
основаниям ст. 6—9 УПК). “В руках следователя сконцентрирована мощная и
грозная сила, готовая обрушить на голову обвиняемого (подозреваемого)
целый каскад достаточно ощутимых принудительных мер”-, довольно удачно и
образно отметил В.М- Савицкий. – Эта сила в состоянии вторгнуться в его
жилище, при обычных условиях почитаемое неприкосновенным, открыть чужому
взору свято оберегаемую тайну почтовых отправлений отстранить человека
от привычной работы и продиктовать ему множество других строгих
ограничений вплоть до лишения высшего блага — свободы. И все это может
быть пущено в ход быстро, незамедлительно, а иногда, к сожалению, — с
предосудительной поспешностью” (См.’. Савицкий В.М. Очерк теории
прокурорского надзора, М,, 1975. С.193). Такие же действия властного
характера может совершать орган дознания, прокурор, суд. Оберегать же
людей от “властных излишеств” призван адвокат.

Властные начала присущи уголовному судопроизводству любого типа
государства. Без них невозможно осуществление уголовно-процессуальной
деятельности. Причем подлинное назначение этой власти, степень и
характер выраженного в ней психо-физического воздействия на людей
определяются природой государства. А суды, тюрьмы и другие
принудительные учреждения есть вещественные придатки власти. • В
уголовном процессе властные требования применяются в интересах
правосудия. Но они нередко используются и в целях нейтрализации
поведения, неугодного государству. Помимо того, что следственная,
прокурорская и судебная власти используются далеко не по назначению, их
применение иногда лишено элементарных гарантий, охраняющих права и
интересы лиц, в отношении которых они применяются. В современном
уголовном процессе предварительное расследование не только предваряет,
но и в значительной степени и предопределяет разбирательство уголовного
дела в суде. С этим, к сожалению, часто сталкиваются адвокаты.

Практика показывает, что аресты, задержания, обыски производятся и
тогда, когда имеется “вероятная причина” или “разумное основание”, а не
только в случаях, прямо указанных в законе. Адвокаты хорошо знают, что
продолжительность содержания под стражей в качестве меры пресечения
нередко превышает установленные законом сроки. Это вредит и людям, и
государству. Ведь реальное обеспечение и широкое использование прав и
свобод граждан государства представляет собой одну из главных
закономерностей его развития. И наоборот, нарушение гражданских свобод
тормозит развитие государства.

Уголовно-процессуальная власть не только связана с определенным
стеснением прав личности, но и, что важнее, направлена на обеспечение
потребностей всего общества, которые соответствуют законным интересам
большинства его членов. Если эти условия не соблюдены, властное
воздействие само имеет общественно опасный характер.

Процесс властного воздействия органов уголовного судопроизводства на
обычного человека или даже адвоката — сложное социально-правовое
явление. Его научное познание возможно при условии, если исследователь
пользуется правильным, объективным методом. Этот же метод должны
применять и органы уголовного судопроизводства в своей практической
работе.

Лишь опираясь на принцип объективности, честности, органы уголовного
судопроизводства могут эффективно осуществлять свою власть в отношении
того единства многообразия, каким является человек — будь то гражданин
или даже адвокат. Использование объективного подхода позволяет
проникнуть в сущность властного воздействия органов уголовного
судопроизводства, а также обеспечивает более качественное выполнение
возложенных на органы уголовного судопроизводства задач. Деятельность
адвокатов не может замыкаться в рамках сугубо профессиональных
обязанностей, она должна активно служить совершенствованию
государственно-правового механизма, повышению его эффективности.

Большое значение для раскрытия специфики процессуально-властного
воздействия имеет анализ основных свойств системы органов уголовного
судопроизводства. Органы уголовного судопроизводства представляют собой
сложную целостную систему, состоящую из отдельных взаимосвязанных
звеньев — органов дознания, следствия, прокуратуры, судов. Адвокатура же
находится вне ее, но без нее немыслима. Эта система не является
застывшей, раз и навсегда данной. В той или иной мере она меняется в
зависимости от развития потребностей общества, от появления новых задач
государства. Постоянное совершенствование системы органов уголовного
судопроизводства — объективная закономерность любого общества. Эта
закономерность обусловлена рядом социально-экономических факторов, в
числе которых и работа адвокатуры.

Прежде всего на систему органов уголовного судопроизводства, в силу
обратных связей, воздействует общество. Масштабность и сложность
проблем, решаемых государством, динамизм в развитии общества увеличивают
объем работы, усложняют задачи, стоящие как перед адвокатурой, так и
перед органами уголовного судопроизводства. Они выдвигают новые,
повышенные требования к эффективности и качеству работы этих систем. В
свою очередь, характер деятельности системы органов уголовного
судопроизводства отражается на задачах и активности адвокатуры.
Совершенствование системы органов уголовного судопроизводства —
непрерывный, целенаправленный процесс решения проблем, выдвигаемых
жизнью. В ходе этого процесса постоянно повышается культура обновляются
стиль и методы деятельности адвокатов, улучшается исполнение стоящих
перед ними задач. Определяется оптимальное соотношение между началами
централизма государственных органов и демократизма адвокатуры, между
коллегиальностью и единоначалием, обязанностями должностных лиц и
правами защитников; между принципами их работы и взаимодействия друг с
другом, а также с иными органами государства.

Проблемы совершенствования системы органов уголовного судопроизводства
всегда должны быть в центре внимания государства. Оно призвано уделять
постоянное внимание улучшению деятельности милиции, прокуратуры, судов,
органов юстиции, адвокатуры. Ведь все эти органы стоят на страже
законности, интересов общества, прав граждан. Государство должно
настойчиво добиваться, чтобы деятельность органов уголовного
судопроизводства и адвокатуры базировалась на научных основах; чтобы
решения их должностных лиц были законными, обоснованными, справедливыми;
чтобы в каждом отдельном органе уголовного судопроизводства проявлялись
внимательное отношение к правам и интересам личности, благожелательное
отношение и уважение к ее достоинству. На обеспечение этого и направлены
усилия адвокатов.

3. Адвокатура и единоначалие в уголовном судопроизводстве. Из природы
государства вытекает характер системы органов уголовного
судопроизводства и наличие в них твердой власти. В единстве демократии и
властности заключена гарантия успешного функционирования систем органов
уголовного судопроизводства и адвокатуры- Демократия обеспечивает
непрерывную связь этих органов с адвокатурой, обогащает их деятельность
ее богатым практическим опытом. Уголовно-процессуальная власть придает
деятельности ее должностных лиц и адвокатов обязательность, точность,
слаженность и оперативность. Она цементирует их многостороннюю связь в
интересах успешного решения задач уголовного судопроизводства, Поэтому
властные начала в самой системе органов уголовного судопроизводства
должны быть эффективны как с точки зрения понимания их задач, так и
уровня требований к четкости и инициативности выполнения работниками
этих органов своих должностных обязанностей. Работа адвокатов, в
известной мере, дисциплинирует органы уголовного судопроизводства.
Специфика уголовного судопроизводства, как особого направления
государственной деятельности, состоит в том, что здесь объективно
требуется единоначалие, роль которого ни в коем случае нельзя принижать,
несмотря на возросшее в последнее время значение иных
уголовно-процессуальных участников (присяжных заседателей,,. различного
рода коммерческих адвокатов и т.п.).

Сущность единоначалия в уголовном судопроизводстве состоит в том, что
руководит расследованием или судебным рассмотрением дела одно лицо,
назначаемое для этого в установленном законом порядке. Оно правомочно
единолично решать вопросы в пределах своей компетенции и несет
ответственность за состояние, качество, ход и результат определенного
этапа уголовного судопроизводства но конкретному делу.

Высокой организованности и подчинения воле руководителя
уго-ловно-процессуальной деятельности требуют современные социальные
процессы, сроки и темпы судопроизводства. Основные тенденции
общественного и правового развития таковы, что эти требования не только
не утрачивают силу, а должны приобретать все большее значение.

Единоначалие — важнейшее средство обеспечения уголовно-про-цессуальной
власти и организованности судопроизводства. Полномочия
руководителя-единоначальника являются распорядительно-дисциплинарной
властью, под которой понимается совокупность особых властных полномочий
руководителей для обеспечения их управленческой деятельности-
Руководители уголовного судопроизводства и его органов наделены
необходимыми полномочиями для выполнения своих задач и обязанностей.
Знать существо этих полномочий должны и адвокаты.

Принцип единоначалия в нашем уголовном судопроизводстве выдержал
испытание временем и, безусловно, будет сохранен в процессе дальнейшего
совершенствования этого вида государственной деятельности. Вместе с тем
по мере социального развития может происходить дальнейшая демократизация
уголовно-процессуального единоначалия. Более глубокого сочетания
принципов единоначалия и демократизма в уголовном судопроизводстве
требуют:

— усложняющиеся задачи руководства уголовно-процессуальной
деятельностью;

— необходимость принятия высококвалифицированных, научно обоснованных
процессуальных решений;

— расширение демократизма, дальнейшее сближение задач органов
судопроизводства с функциями защиты; •

— возрастание ответственности руководителей уголовно-процессуальной
деятельности.

Диалектика состоит в том, что расширение участия работы адвоката требует
не ослабления, а усиления ответственности органов уголовного
судопроизводства и их должностных лиц за качество расследования и
судебного рассмотрения дел. В этом и состоит дисциплинирующая роль
адвокатуры.

4. Законность уголовно-процессуальной власти и деятельности адвоката.
Для понимания сущности уголовно-процессуальной власти и отношения к ней
адвокатуры следует определить ее место в системе смежных процессуальных
категорий, выявить ее роль и значение в осуществлении уголовного
судопроизводства.

Уголовно-процессуальная власть тесно связана с законностью. Строгое и
безусловное соблюдение всеми субъектами уголовно-процессуального права
законов — важнейшее требование как законности, так и
уголовно-процессуальной власти. Поэтому категории
“уголовно-процессуальная власть” и “законность” частично совпадают по
объему. Законность служит общей основой уголовно-процессуальной власти,
а последняя выступает конкретным проявлением в уголовном
судопроизводстве принципа законности.

Различие между этим принципом и категорией “уголовно-процессуальная
власть” состоит в социально-правовой природе. Уголовно-процессуальная
власть значительно глубже проникает в различного рода взаимоотношения
адвоката, его подзащитного с органами уголовного судопроизводства; она
теснее связана с личностными категориями (воля, мотивы, цели, интересы и
пр.), чем законность вообще. Она органически входит в систему различных
уголовно-процессуальных отношений адвоката. Придает им необходимую
индивидуальность, конкретность и целенаправленность. Сказанным и
объясняется правовая роль уголовно-процессуальной власти, ее способность
непосредственно влиять на эффективность решения адвокатом его задач. Их
качественное выполнение в значительной мере обусловлено правильным
использованием уголовно-процессуальной власти ее носителем.

Непосредственно связанная с судопроизводством, уголовно-процессуальная
власть опирается на законность. Она имеет государственный,
процессуально-правовой характер. Ее нормативную основу составляют
уголовно-процсссуальные правила, регулирующие процедуру разбора
противоправных деяний. Такие процедурные нормы едины для поведения
должностного лица, адвоката и его подзащитного.

В отличие от законности уголовно-процессуальная власть не сводится
только к соблюдению кем-то процессуально-правовых норм. Ее содержание
шире, Она включает в себя требования закона, органов уголовного
судопроизводства и их должностных лиц, а также необходимость подчинения
адвоката и его подзащитного властным повелениям. Уголовно-процессуальная
власть опосредует неодинаковую по сути деятельность адвоката и органов
по выполнению задач и функций уголовного судопроизводства. Подчиняться
ей должен и адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве или тесно
соприкоснувшийся с его осуществлением (например, адвокат, принявший
поручение только для написания надзорной жалобы). Законность же имеет
более широкую сферу действия. Так, защитник, оказавшись за рамками
уголовного судопроизводства, обязан исполнять многие различные
требования права, вообще не имеющие подчас прямого отношения к процессу
по данному уголовному делу.

Различия между уголовно-процессуальной властью и законностью можно
провести и по способам их обеспечения. Органическая связь
уголовно-процессуальной власти с соответствующими правовыми нормами и
органами выдвигает на передний план такие способы ее обеспечения, как
моральные и психологические стимулы. Принуждение здесь используется как
крайняя мера. Законность же опирается на более широкий круг органов и
систему мер государственного принуждения, чем в уголовном процессе.

Из сказанного следует, что уголовно-процессуальная власть и законность
не тождественны ни по содержанию, ни по характеру норм, их опосредующих,
ни по способам обеспечения. Все это, однако, не умаляет их единства и
глубокого взаимопроникновения.

5. Работа адвоката по укреплению уголовно-процессуального правопорядка.
Власть, применяемая в уголовном судопроизводстве и распространяющаяся на
адвоката, находится в определенных связях и взаимодействиях с другой
важной категорией — “процессуальный правопорядок”.

Уголовно-процессуальная власть и процессуальный правопорядок (порядок в
судопроизводстве, процессуально-правовой порядок) — в определенной мере
совпадающие понятия. Если законность — основа всего общественного
порядка, то процессуальный правопорядок есть часть общего социального,
т.е. правового, порядка. Процессуальный правопорядок, как результат
конкретного воплощения законности, есть одна из многочисленных сторон
общественной жизни, свидетельство упорядоченности связей и отношений,
стабилизирующих направление и принципы поведения всех лиц в уголовном
судопроизводстве. Процессуально-правовой порядок является основой
нормального осуществления уголовного судопроизводства и гарантией
эффективного участия в нем адвоката. Прочный и стабильный
процессуально-правовой порядок свидетельствует о том, что цели
судопроизводства, принципы процессуального права и законности воплощены
в поведении и поступках всех участвующих в процессе лиц (а не только
компетентных органов). А это гарантирует нормальную работу адвоката.

Процессуально-правовой порядок и уголовно-процессуальную власть можно
рассматривать как особое социально-правовое состояние, которое
складывается в результате практического действия
уголовно-процессуального законодательства, органов, его применяющих, и
адвокатуры. Оно характеризуется строгим и последовательным соблюдением
всеми и всех норм уголовно-процессуального права, своих обязанностей и
даже морального долга. Однако уголовно-процессуальная власть не сводится
только к требованиям внешнего порядка, соблюдения адвокатом чисто
правовых норм. Она формирует целый комплекс более глубоких, моральных,
социально-психологических и организационных целей, и тем самым побуждает
адвоката к эффективной защитительной деятельности.

Уголовно-процессуальная власть не только связана с определенным
стеснением прав личности, но и, что важнее, направлена на обеспечение
потребностей всего общества, которые соответствуют законным интересам
большинства его членов. Если эти условия не соблюдены, властное
воздействие само имеет общественно опасный характер.

Процесс властного воздействия органов уголовного судопроизводства на
обычного человека или даже адвоката — сложное социально-правовое
явление. Его научное познание возможно при условии, если исследователь
пользуется правильным, объективным методом. Этот же метод должны
применять и органы уголовного судопроизводства в своей практической
работе.

Лишь опираясь на принцип объективности, честности, органы уголовного
судопроизводства могут эффективно осуществлять свою власть в отношении
того единства многообразия, каким является человек — будь то гражданин
или даже адвокат. Использование объективного подхода позволяет
проникнуть в сущность властного воздействия органов уголовного
судопроизводства, а также обеспечивает более качественное выполнение
возложенных на органы уголовного судопроизводства задач. Деятельность
адвокатов не может замыкаться в рамках сугубо профессиональных
обязанностей, она должна активно служить совершенствованию
государственно-правового механизма, повышению его эффективности.

Большое значение для раскрытия специфики процессуально-властного
воздействия имеет анализ основных свойств системы органов уголовного
судопроизводства. Органы уголовного судопроизводства представляют собой
сложную целостную систему, состоящую из отдельных взаимосвязанных
звеньев — органов дознания, следствия, прокуратуры, судов. Адвокатура же
находится вне ее, но без нее немыслима. Эта система не является
застывшей, раз и навсегда данной. В той или иной мере она меняется в
зависимости от развития потребностей общества, от появления новых задач
государства. Постоянное совершенствование системы органов уголовного
судопроизводства — объективная закономерность любого общества. Эта
закономерность обусловлена рядом социально-экономических факторов, в
числе которых и работа адвокатуры.

Прежде всего на систему органов уголовного судопроизводства, в силу
обратных связей, воздействует общество. Масштабность и сложность
проблем, решаемых государством, динамизм в развитии общества увеличивают
объем работы, усложняют задачи, стоящие как перед адвокатурой, так и
перед органами уголовного судопроизводства. Они выдвигают новые,
повышенные требования к эффективности и качеству работы этих систем. В
свою очередь, характер деятельности системы органов уголовного
судопроизводства отражается на задачах и активности адвокатуры.
Совершенствование системы органов уголовного судопроизводства —
непрерывный, целенаправленный процесс решения проблем, выдвигаемых
жизнью. В ходе этого процесса постоянно повышается культура обновляются
стиль и методы деятельности адвокатов, улучшается исполнение стоящих
перед ними задач. Определяется оптимальное соотношение между началами
централизма государственных органов и демократизма адвокатуры, между
коллегиальностью и единоначалием, обязанностями должностных лиц и
правами защитников; между принципами их работы и взаимодействия друг с
другом, а также с иными органами государства.

Проблемы совершенствования системы органов уголовного судопроизводства
всегда должны быть в центре внимания государства. Оно призвано уделять
постоянное внимание улучшению деятельности милиции, прокуратуры, судов,
органов юстиции, адвокатуры. Ведь все эти органы стоят на страже
законности, интересов общества, прав граждан. Государство должно
настойчиво добиваться, чтобы деятельность органов уголовного
судопроизводства и адвокатуры базировалась на научных основах; чтобы
решения их должностных лиц были законными, обоснованными, справедливыми;
чтобы в каждом отдельном органе уголовного судопроизводства проявлялись
внимательное отношение к правам и интересам личности, благожелательное
отношение и уважение к ее достоинству. На обеспечение этого и направлены
усилия адвокатов.

3. Адвокатура и единоначалие в уголовном судопроизводстве. Из природы
государства вытекает характер системы органов уголовного
судопроизводства и наличие в них твердой власти. В единстве демократии и
властности заключена гарантия успешного функционирования систем органов
уголовного судопроизводства и адвокатуры- Демократия обеспечивает
непрерывную связь этих органов с адвокатурой, обогащает их деятельность
ее богатым практическим опытом. Уголовно-процессуальная власть придает
деятельности ее должностных лиц и адвокатов обязательность, точность,
слаженность и оперативность. Она цементирует их многостороннюю связь в
интересах успешного решения задач уголовного судопроизводства, Поэтому
властные начала в самой системе органов уголовного судопроизводства
должны быть эффективны как с точки зрения понимания их задач, так и
уровня требований к четкости и инициативности выполнения работниками
этих органов своих должностных обязанностей. Работа адвокатов, в
известной мере, дисциплинирует органы уголовного судопроизводства.
Специфика уголовного судопроизводства, как особого направления
государственной деятельности, состоит в том, что здесь объективно
требуется единоначалие, роль которого ни в коем случае нельзя принижать,
несмотря на возросшее в последнее время значение иных
уголовно-процессуальных участников (присяжных заседателей,,. различного
рода коммерческих адвокатов и т.п.).

Сущность единоначалия в уголовном судопроизводстве состоит в том, что
руководит расследованием или судебным рассмотрением дела одно лицо,
назначаемое для этого в установленном законом порядке. Оно правомочно
единолично решать вопросы в пределах своей компетенции и несет
ответственность за состояние, качество, ход и результат определенного
этапа уголовного судопроизводства но конкретному делу.

Высокой организованности и подчинения воле руководителя
уго-ловно-процессуальной деятельности требуют современные социальные
процессы, сроки и темпы судопроизводства. Основные тенденции
общественного и правового развития таковы, что эти требования не только
не утрачивают силу, а должны приобретать все большее значение.

Единоначалие — важнейшее средство обеспечения уголовно-про-цессуальной
власти и организованности судопроизводства. Полномочия
руководителя-единоначальника являются распорядительно-дисциплинарной
властью, под которой понимается совокупность особых властных полномочий
руководителей для обеспечения их управленческой деятельности-
Руководители уголовного судопроизводства и его органов наделены
необходимыми полномочиями для выполнения своих задач и обязанностей.
Знать существо этих полномочий должны и адвокаты.

Принцип единоначалия в нашем уголовном судопроизводстве выдержал
испытание временем и, безусловно, будет сохранен в процессе дальнейшего
совершенствования этого вида государственной деятельности. Вместе с тем
по мере социального развития может происходить дальнейшая демократизация
уголовно-процессуального единоначалия. Более глубокого сочетания
принципов единоначалия и демократизма в уголовном судопроизводстве
требуют:

— усложняющиеся задачи руководства уголовно-процессуальной
деятельностью;

— необходимость принятия высококвалифицированных, научно обоснованных
процессуальных решений;

— расширение демократизма, дальнейшее сближение задач органов
судопроизводства с функциями защиты; •

— возрастание ответственности руководителей уголовно-процессуальной
деятельности.

Диалектика состоит в том, что расширение участия работы адвоката требует
не ослабления, а усиления ответственности органов уголовного
судопроизводства и их должностных лиц за качество расследования и
судебного рассмотрения дел. В этом и состоит дисциплинирующая роль
адвокатуры.

4. Законность уголовно-процессуальной власти и деятельности адвоката.
Для понимания сущности уголовно-процессуальной власти и отношения к ней
адвокатуры следует определить ее место в системе смежных процессуальных
категорий, выявить ее роль и значение в осуществлении уголовного
судопроизводства.

Уголовно-процессуальная власть тесно связана с законностью. Строгое и
безусловное соблюдение всеми субъектами уголовно-процессуального права
законов — важнейшее требование как законности, так и
уголовно-процессуальной власти. Поэтому категории
“уголовно-процессуальная власть” и “законность” частично совпадают по
объему. Законность служит общей основой уголовно-процессуальной власти,
а последняя выступает конкретным проявлением в уголовном
судопроизводстве принципа законности.

Различие между этим принципом и категорией “уголовно-процессуальная
власть” состоит в социально-правовой природе. Уголовно-процессуальная
власть значительно глубже проникает в различного рода взаимоотношения
адвоката, его подзащитного с органами уголовного судопроизводства; она
теснее связана с личностными категориями (воля, мотивы, цели, интересы и
пр.), чем законность вообще. Она органически входит в систему различных
уголовно-процессуальных отношений адвоката. Придает им необходимую
индивидуальность, конкретность и целенаправленность. Сказанным и
объясняется правовая роль уголовно-процессуальной власти, ее способность
непосредственно влиять на эффективность решения адвокатом его задач. Их
качественное выполнение в значительной мере обусловлено правильным
использованием уголовно-процессуальной власти ее носителем.

Непосредственно связанная с судопроизводством, уголовно-процессуальная
власть опирается на законность. Она имеет государственный,
процессуально-правовой характер. Ее нормативную основу составляют
уголовно-процсссуальные правила, регулирующие процедуру разбора
противоправных деяний. Такие процедурные нормы едины для поведения
должностного лица, адвоката и его подзащитного.

В отличие от законности уголовно-процессуальная власть не сводится
только к соблюдению кем-то процессуально-правовых норм. Ее содержание
шире, Она включает в себя требования закона, органов уголовного
судопроизводства и их должностных лиц, а также необходимость подчинения
адвоката и его подзащитного властным повелениям. Уголовно-процессуальная
власть опосредует неодинаковую по сути деятельность адвоката и органов
по выполнению задач и функций уголовного судопроизводства. Подчиняться
ей должен и адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве или тесно
соприкоснувшийся с его осуществлением (например, адвокат, принявший
поручение только для написания надзорной жалобы). Законность же имеет
более широкую сферу действия. Так, защитник, оказавшись за рамками
уголовного судопроизводства, обязан исполнять многие различные
требования права, вообще не имеющие подчас прямого отношения к процессу
по данному уголовному делу.

Различия между уголовно-процессуальной властью и законностью можно
провести и по способам их обеспечения. Органическая связь
уголовно-процессуальной власти с соответствующими правовыми нормами и
органами выдвигает на передний план такие способы ее обеспечения, как
моральные и психологические стимулы. Принуждение здесь используется как
крайняя мера. Законность же опирается на более широкий круг органов и
систему мер государственного принуждения, чем в уголовном процессе.

Из сказанного следует, что уголовно-процессуальная власть и законность
не тождественны ни по содержанию, ни по характеру норм, их опосредующих,
ни по способам обеспечения. Все это, однако, не умаляет их единства и
глубокого взаимопроникновения.

5. Работа адвоката по укреплению уголовно-процессуального правопорядка.
Власть, применяемая в уголовном судопроизводстве и распространяющаяся на
адвоката, находится в определенных связях и взаимодействиях с другой
важной категорией — “процессуальный правопорядок”.

Уголовно-процессуальная власть и процессуальный правопорядок (порядок в
судопроизводстве, процессуально-правовой порядок) — в определенной мере
совпадающие понятия. Если законность — основа всего общественного
порядка, то процессуальный правопорядок есть часть общего социального,
т.е. правового, порядка. Процессуальный правопорядок, как результат
конкретного воплощения законности, есть одна из многочисленных сторон
общественной жизни, свидетельство упорядоченности связей и отношений,
стабилизирующих направление и принципы поведения всех лиц в уголовном
судопроизводстве. Процессуально-правовой порядок является основой
нормального осуществления уголовного судопроизводства и гарантией
эффективного участия в нем адвоката. Прочный и стабильный
процессуально-правовой порядок свидетельствует о том, что цели
судопроизводства, принципы процессуального права и законности воплощены
в поведении и поступках всех участвующих в процессе лиц (а не только
компетентных органов). А это гарантирует нормальную работу адвоката.

Процессуально-правовой порядок и уголовно-процессуальную власть можно
рассматривать как особое социально-правовое состояние, которое
складывается в результате практического действия
уголовно-процессуального законодательства, органов, его применяющих, и
адвокатуры. Оно характеризуется строгим и последовательным соблюдением
всеми и всех норм уголовно-процессуального права, своих обязанностей и
даже морального долга. Однако уголовно-процессуальная власть не сводится
только к требованиям внешнего порядка, соблюдения адвокатом чисто
правовых норм. Она формирует целый комплекс более глубоких, моральных,
социально-психологических и организационных целей, и тем самым побуждает
адвоката к эффективной защитительной деятельности.

§ 3. Защита в условиях уголовно-процессуальной дисциплины

1. Понятие дисциплины уголовного судопроизводства. По мере дальнейшего
развития демократии возрастает социальная нетерпимость к различного рода
преступлениям как к явлениям, препятствующим прогрессу. Государство
предъявляет повышенные требования к органам уголовного судопроизводства,
и в то же время общество обязывает адвокатуру постоянно совершенствовать
свою деятельность по защите прав его членов.

Работники органов дознания, следователи, прокуроры и судьи стремятся
качественно решать задачи уголовного судопроизводства. В этой
деятельности, как ни в какой другой, наглядно проявляется единство
исполнения людьми их прав и обязанностей. Органы уголовного
судопроизводства в своей деятельности призваны обеспечивать сочетание
реальных прав, свобод граждан с их обязанностями и ответственностью
перед обществом. Важнейшим средством обеспечения такого сочетания
является дисциплина исполнения всеми участниками, в т.ч. и адвокатами,
уголовно-процессуальных требований. Ответственное отношение адвоката к
выполнению его уголовно-процессуальных задач обусловлено высоким
социальным назначением адвокатуры. В то время как в основе работы
правоохранительных органов лежат, скорее всего именно государственные
начала.

Нужно заметить, что уголовное судопроизводство представляет собой
высокоорганизованную деятельность, осуществляемую в первую очередь в
интересах государства. Его принципы объективно требуют сочетания работы
адвоката с требованиями уголовно-процессуальной дисциплины. Чем активнее
участие адвоката в уголовном судопроизводстве и выше его
профессиональная дисциплина, тем глубже, полнее и последовательнее
реализует он свои задачи. Диалектическое единство и взаимодействие
“адвокатской свободы” и “уголовно-процессуальной дисциплины” — важнейшее
условие эффективности защитительной деятельности.

Вопросы свободы поведения личности изучаются представителями различных
юридических наук — теоретиками права, цивилистами, криминологами и др.
Дисциплинирующее же воздействие уголовного судопроизводства на поведение
его участников, в том числе и адвоката, не изучено. Но такое влияние
есть в реальной жизни. Знать его надо. С тем, чтобы ориентироваться, а
может быть ~ и управлять.

Очень серьезным представляется вопрос о взаимосвязях и взаимовлияниях
“свободы творчества” адвоката и необходимости его беспрекословного
подчинения уголовно-процессуальной дисциплине. Для верного решения этой
проблемы нужно учитывать социально-правовую природу каждого. При этом
можно использовать учение о свободе личности, ее изменениях в
правоохранительной сфере и др.

На этом пути можно вплотную подойти к решению такого важного вопроса,
как социально-правовая природа адвокатской дисциплины вообще и ее
уголовно-процессуальной разновидности.

С учетом этого попытаемся “нащупать” возможные контуры весьма
интересного явления — “дисциплина адвоката”, которое важно и само по
себе, и как способ познания новых свойств уголовного судопроизводства.

Основные виды дисциплины — исполнительская, финансовая, договорная,
воинская, трудовая и другие — урегулированы соответствующими отраслями
действующего законодательства. Вследствие этого требования каждого вида
дисциплины, обеспеченного государством с помощью права, становятся
обязательными для всех лиц, участвующих в решении конкретных социальных
задач (уплата налогов, исполнение договоров, призыв в армию, соблюдение
трудовых отношений и пр.).

Уголовно-процессуальная дисциплина также невозможна без соблюдения
соответствующих законов, без выполнения требований органа
судопроизводства, без исполнения возложенных обязанностей, без
подчинения граждан и их представителей органу дознания, следователю,
прокурору, суду. Однако она не исключает, а, наоборот, предполагает
исполнение адвокатом его обязанностей в уголовном судопроизводстве.
Такое исполнение осуществляется на фоне подчинения защитника закону и
органу уголовного судопроизводства, применяющего этот закон. Так,
несколько обвиняемых по одному делу не только равноправны между собой,
но и равнообязаны перед следователем. Но если учесть, задачи уголовного
судопроизводства и правовую урегулированность положения представителей
этих лиц (т.е. защитников), то становится ясно, что все обвиняемые,
адвокаты, потерпевшие и др. лица, независимо от характера дела,
подчиняются велениям соответствующего органа уголовного судопроизводства
(следователя, прокурора, суда).

Исходной, раскрывающей социально-правовую природу
уголовно-процессуальной дисциплины, ее связь с волей государства
является емкая и богатая по содержанию, но далеко еще не
проанализированная юридической наукой категория “подчинение всех
государственной воле”. Для анализа роли этой категории в раскрытии
сущности уголовно-процессуальной дисциплины важное значение имеет
положение о том, что гарантией обеспечения общественного порядка служит
соблюдение принципа подчинения меньшинства большинству. Демократическое
общество отнюдь не отменяет этот принцип, не ослабляет подчинения
граждан тому или иному государственному органу. Напротив, охраняя
общественные интересы, государство должно предъявлять высокие требования
к дисциплине и организованности своих граждан. Для подавляющего их
большинства подчинение государственным установлениям, в том числе и
уголовно-процессуального характера, имеет значение познанной и
осознанной необходимости. Подчинение же адвоката правовым требованиям
органа судопроизводства выступает для него как обусловленные законом
границы защитительной деятельности, переступать которые недопустимо и
опасно.

2. Свобода поведения адвоката и дисциплина. На основе категории
“подчинение всех государственной воле” можно проанализировать основные
свойства другой, не менее важной категории ~ “подчинение деятельности
адвоката уголовно-процессуальной власти”. Это понятие представляет собой
целый комплекс отношений, связей и проявлений. В их число входят:
процессуально-узаконенные полномочия адвоката по выполнению своих задач
в рамках уголовного судопроизводства;

свободное проявление каждым адвокатом своей индивидуальной позиции;
сознательное подчинение адвоката представителю органа уголовного
судопроизводства, воплощающего в себе интересы государства. Основное
назначение уголовно-процессуальной власти состоит в том, чтобы
обеспечить такую деятельность, которая была бы основана на сознательной
дисциплине адвоката и его подзащитного, на согласованно-определенном
взаимодействии их между собой с учетом интересов органов уголовного
судопроизводства. Именно такой характер уголовно-процессуальной власти
способен обеспечить работу адвоката.

Свобода поведения адвоката в уголовном судопроизводстве и дисциплина
исполнения им закона объективно нуждаются в нормативном закреплении.
Основные формы возможного взаимодействия защитника с определенными
лицами так или иначе названы в уголовно-процессуальном законодательстве.
Например, в ст. 46 УПК РСФСР перечислены разнообразные права
обвиняемого, что является процессуально-правовым оформлением свободы
поведения этой личности и ее защитника в уголовном судопроизводстве.
Необходимость же дисциплины обвиняемого и его адвоката вытекает из
статей, регламентирующих задачи уголовного судопроизводства (ст. 2);
обязанность возбуждения уголовного дела и раскрытия преступления (ст,
3); право компетентного органа избрать меру пресечения (ст. 89) и т.п.
Для сравнения заметим, что потерпевший и свидетель также, с одной
стороны, обладают большой свободой действия в процессе, а с другой —
должны подчиняться требованиям органон уголовного судопроизводства, что
соответствующим образом закреплено в УПК (см., например, ст. 73—75,
136—139 и др.). Адвокат также следит в процессе за законностью, свободой
и дисциплиной поведения названных лиц.

С учетом сказанного очевидно, что уголовно-процессуальное
законодательство является не только юридической основой свободы
поведения адвоката, но и эффективным инструментом его профессиональной
дисциплины. Основные свойства уголовно-процессуального законодательства:
общеобязательность, конкретность, системность, гарантированность
государством, динамизм — позволяют использовать его в качестве
непрерывно действующей системы поведения адвоката, обеспечивающей
дисциплину и порядок в уголовном судопроизводстве. Всеми своими
функциями, свойствами уголовно-процессуальное законодательство, как и
вообще право, служит дисциплине и организованности. Оно содержит в себе
необходимую информацию о желаемом, возможном и необходимом поведении,
адресованную той или иной личности, что и учитывается в работе адвоката.
Под воздействием норм уголовно-процессуального законодательства
формируются мотивы правомерного и дисциплинированного поведения
обвиняемого, свидетеля, потерпевшего. Поведение этих лиц оценивается
адвокатом с позиций соответствия уголовно-процессуальному закону. Вместе
с тем нормы уголовно-процессуального законодательства не только несут
для защитника определенную информацию, но и содержат императивные
требования, выполнение которых одновременно и моральный долг, и
узаконенная обязанность той или иной личности. Это — обязанность
обвиняемого явиться по вызову следователя (ст. 145, 146), обязанность
потерпевшего подчиниться требованию об освидетельствовании (ст. 181),
необходимость дисциплинированного поведения всех лиц в судебном
заседании (ст. 262,263) и др. Такого рода категоричные указания закона и
служат правовой основой дисциплины поведения любой личности в уголовном
судопроизводстве.

Соблюдение уголовно-процессуальных норм — непременное условие
организованности и дисциплины во всех стадиях уголовного
судопроизводства. Верховный Суд РФ постоянно ориентирует нижестоящие
суды на необходимость активного, точного и полного использования
уголовно-процессуальных норм для обеспечения задач правосудия, четкого
функционирования отдельных звеньев системы органов судопроизводства,
укрепления законности и дисциплины в процессе. Он постоянно обращает
внимание на то, что при осуществлении правосудия имеется немало упущений
и недостатков, снижающих эффективность судебной деятельности. При
рассмотрении конкретных дел суды не всегда предъявляют должную
требовательность к качеству предварительного следствия, не восполняют
пробелы, допущенные при расследовании преступлений. Верховный Суд РФ
обязывает суды принимать меры к устранению имеющихся в их деятельности
недостатков, вести решительную и неослабную борьбу с преступностью,
другими правонарушениями на основе строгого соблюдения законности. Суды
должны повышать качество рассмотрения уголовных дел, обеспечивать
вынесение законных и обоснованных приговоров; руководствоваться
требованиями материального и процессуального законодательства, принимать
все меры к исключению судебных ошибок, особенно осуждения невиновных
лиц, как наиболее грубого нарушения прав и свобод граждан.

Большие дисциплинирующие возможности уголовно-процессуального
законодательства превращаются в реально дисциплинированное поведение
граждан только тогда, когда предписания закона воплощаются в правомерном
поведении каждой личности, будь то свидетель, потерпевший, обвиняемый
или его адвокат. Именно на основе процессуально-правомерного поведения
обвиняемого, потерпевшего, свидетеля достигается управляемое
расследование и судебное разбирательство уголовного дела,
устанавливается в судопроизводстве необходимая дисциплина и
процессуально четкий правопорядок. Обеспечение в уголовном
судопроизводстве правомерного поведения любых граждан характеризует этот
вид государственной деятельности как высокоорганизованную, сплоченную
единством интересов человека и общества систему юридических действий.

Действенность уголовно-процессуального законодательства, его реальное
значение, в свою очередь, зависит от общественной атмосферы, в которой
оно функционирует. Сегодняшнее падение авторитета уголовного
судопроизводства, его социальной ценности — результат снижения правовой
культуры общества, ослабление организованности и дисциплины поведения
людей. Единство свободы поведения адвоката и уголовно-процессуальной
дисциплины не может укрепляться стихийно, самотеком. Оно, в значительной
мере, — результат активной, целеустремленной деятельности органов
уголовного судопроизводства, их должностных лиц.

3. Возможность противоречий между требованиями дисциплины

и защиты. Между свободой поведения адвоката и дисциплиной в уголовном
процессе не исключаются известные противоречия. Ряд процессуальных
действий совершается только по одностороннему волеизъявлению
следователя, прокурора, суда (заключение под стражу, обыск, опознание,
допрос в нужный момент и пр.). Желания адвоката в таких случаях, как
правило, не учитываются. От него требуется лишь строгое подчинение
соответствующему распоряжению.

Но такого рода противоречия, во-первых, обусловлены не различием
интересов адвоката и задач уголовного судопроизводства, а приоритетом
Закона над позицией защитника. Во-вторых, разрешение возможных
противоречий между свободой поведения адвоката и дисциплиной — это
процесс, ведущий не к отрицанию желаний одной из сторон, а к
воспроизведению их единства на более высокой ступени. И в-третьих,
разрешение возникающих противоречий между свободой поведения адвоката и
уголовно-процессуальной дисциплиной обеспечивается только на основе
законной деятельности органов уголовного судопроизводства. Укрепление
дисциплины в уголовном судопроизводстве должно осуществляться не жестким
администрированием поведения обвиняемого или адвоката, а путем
деятельности, направленной на законное обеспечение интересов и
ответственности этих лиц.

Противоречия между свободой поведения адвоката и уголовно-процессуальной
дисциплиной могут порождаться разнопорядковыми причинами. К ним
относятся: непонимание отдельными адвокатами задач уголовного
судопроизводства; переоценка некоторыми должностными лицами этих органов
значения жестких методов руководства поведением обвиняемого и его
защитника в процессе; недооценка ими возможностей личной самодисциплины
адвоката или обвиняемого;

недобросовестное исполнение возложенных обязанностей (как адвокатом, так
и органом уголовного судопроизводства) и т.п.

Нужно отметить, что различного рода нарушения процессуальных прав
обвиняемого или адвоката не только определенным образом стесняют свободу
их поведения в судопроизводстве, но и ослабляют их веру в необходимость
подчинения дисциплине. Отменяя приговор по делу Сысоева и направляя дело
на новое судебное разбирательство, судебная коллегия Мосгорсуда отметила
следующее. Дело было назначено к слушанию на 10 часов 22 января 1997 г.
Фактически же разбирательство началось ранее этого срока, в связи с чем
адвокат опоздал в судебное заседание. Из протокола заседания видно, что
дело рассматривалось без участия защитника ввиду его неявки. Ясно, что
существенное нарушение прав адвоката в данном случае не могло
соответствующим образом не отразиться на его интересах, отношении к
данному составу суда. вере в правосудие и формировании мотивов
.-должного поведения в процессе.

Нужно отметить, что дисциплина в уголовном судопроизводстве,— не
самоцель, а средство решения стоящих здесь задач. Поэтому ее
необходимость и социальная ценность должны быть понятны и осознаны
каждым адвокатом. Но особую роль в уголовном судопроизводстве играет,
разумеется, дисциплина работников соответствующих органов.

4. Дисциплина органов судопроизводства. Дисциплина связана с
процессуально значимыми поступками всех лиц. Начинается же она в их
сознании, поскольку между образом мышления и образом поведения
противоречии чаще всего нет. Важное значение для укрепления
уголовно-процессуальной дисциплины имеет профессиональная квалификация
работников органов дознания, следствия, прокуратуры и судей. Юридическая
работа развивает у них высокую принципиальность, непримиримость к
отступлениям от требований закона; воспитывает их в духе ответственности
и дисциплины; формирует высокое чувство ответственности за выполнение
своих обязанностей; прививает нравственно-психологические основы
самодисциплины и самоконтроля в процессуально значимом поведении.

Состояние дисциплины в органах уголовного судопроизводства находится в
прямой зависимости от уровня культуры работающих здесь должностных лиц.
Деловитость, инициатива, доверие к адвокатам в сочетании с
принципиальной требовательностью к ним, насаждение сознательной
дисциплины и нетерпимости к неверным поступкам, постоянный настрой на
подчинение всех требованиям закона являются неотъемлемыми чертами
законного стиля работы органов дознания, следователей, прокуроров,
судей.

Важнейшим компонентом культуры уголовного судопроизводства является
умение соответствующих должностных лиц строить свои взаимоотношения с
адвокатами. В основе таких взаимоотношений должны лежать не только
законность и необходимость судопроизводства по уголовному делу, но и
заинтересованность в судьбе обвиняемого, его близких, терпеливость и
тактичность в отношении поведения адвоката;

объективность и оперативность разрешения любых процессуально значимых
просьб, ходатайств, заявлений, благожелательность и уважение к каждому
адвокату независимо от качества выполнения им своей
уголовно-процессуальной роли:

Анализ содержания, понятия культуры работы адвоката в уголовном
судопроизводстве расширяет традиционные представления о демократизме в
работе государственного аппарата, связывает адвокатскую этику с
профессиональной дисциплинированностью соответствующих должностных лиц.
Это и понятно. Ведь уголовное судопроизводство сопряжено с поступками и
поведением различных людей. Работники органов дознания, следователи,
прокуроры и судьи в силу процессуальной необходимости постоянно вступают
в непосредственные контакты с адвокатами. И от того, как складываются
эти отношения, как воспринимается соответствующим должностным лицом то
или иное поведение защитника- как будет разрешено его заявление или
ходатайство, зависит повышение или снижение авторитета самого
судопроизводства по конкретному уголовному делу.

С учетом анализа роли дисциплины в самих органах уголовного
судопроизводства можно проследить основные направления их требований к
адвокату; понять указания, которым подчиняется он, находясь в сфере
действия уголовного судопроизводства.

Потребность в строгой дисциплине вытекает из природы самого уголовного
судопроизводства. Она необходима для согласования, соподчинения.
упорядочения совместного поведения лиц, участвующих в этой сфере
государственной деятельности, и невозможна без системы определенных
юридических норм и законодательного регулирования.

Уголовно-процессуальная дисциплина ~ категория поведенческая. В ней
отражается социальная оценка человеческого поведения с точки зрения
соответствия его целям и задачам уголовного судопроизводства,
правомерности или неправомерности, внутренней культуры, чувства
ответственности, активности и т.д. Будучи юридически обусловленной,
уголовно-процессуальная дисциплина, прежде чем объективироваться в виде
требований, обязанностей, критериев, неизбежно проходит через волю и
сознание соответствующих должностных лиц, ведущих уголовный процесс.
Вследствие этого она получает целевую ориентацию, становится личностью
осознанной.

В уголовном судопроизводстве дисциплина опосредуется
уголовно-процессуальным законодательством и обеспечивается государством
(в лице соответствующих органов). От других видов
уголовно-процессуальная дисциплина отличается процессуально-правовой
регламентацией и представляет собой организованное подчинение
управляющей уголовно-процессуальной власти (воле). Иными словами, ее
можно охарактеризовать как субординационную связь, складывающуюся между
государством (в лице его компетентных органов судопроизводства) и
другими субъектами деятельности, в том числе и адвоката в процессе
расследования и судебного рассмотрения уголовного дела.

Сущность дисциплины в уголовном судопроизводстве определяется тем, что
ее поведенческую основу составляют властные требования компетентного
государственного органа, закрепленные в нормах уголовно-процессуального
права.

Роль уголовно-процессуального законодательства для обеспечения
дисциплины поведения адвоката и порядка судопроизводства трудно
переоценить. Являясь выражением государственной воли и частью единой
системы права, уголовно-процессуальное законодательство в значительной
степени обращено к сознанию адвоката и обвиняемого, а также потерпевшего
и свидетелей. С помощью закона орган уголовного судопроизводства
направляет действия и поведение этих лиц, определяет границы и характер
их должного и возможного поведения, наделяет субъективными правами и
возлагает юридические обязанности.

Уголовно-процессуальное право регулирует не только поведение участников
судопроизводства. Оно юридически закрепляет компетенцию органа дознания,
следователя, прокурора, суда; вносит порядок и согласованность в их
взаимоотношения между собой и адвокатом; придает уголовно-процессуальным
отношениям необходимую стабильность.

Уголовно-процессуальное законодательство образует нормативную основу
дисциплины. На этой основе в ходе практического уголовного
судопроизводства компетентные органы и должностные лица дают
распоряжения и указания о необходимости выполнения тех или иных
действий. Вместе с правовыми нормами решения органов дознания.
следствия, прокуратуры и судей составляют важный компонент
уголовно-процессуальной дисциплины.

Уголовно-процессуальная дисциплина строится на отношениях субординации и
строгой определенности сторон. Одна сторона — носитель власти
(компетентные должностные лица органов уголовного судопроизводства);
другая — субъекты, обязанные подчиняться авторитету и требованиям
носителя власти (адвокаты и граждане, выступающие в различных
процессуальных качествах). Уголовно-процессуальная дисциплина ~
важнейшее условие осуществления судопроизводства. Но она не исключает
принципа процессуального равноправия адвоката, которое сочетается с
отношениями подчинения органу судопроизводства.

Дисциплина адвоката- Принцип подчинения адвоката уголовно-процессуальной
власти наполнен глубоко позитивным и демократическим содержанием. Он
обеспечивает согласованность, управляемое единство
уголовно-процессуальных действии, организованность осуществления каждого
из них и дисциплину поведения обвиняемого и адвоката. Сознательное и
добровольное подчинение уголовно-процессуальным предписаниям качественно
преобразует это подчинение, превращает его в моральную потребность
защитника, в проявление истинной свободы его поведения,

Уголовно-процессуальная дисциплина обеспечивается законом, а также
мерами морального воздействия.

Действие дисциплины в судопроизводстве по конкретному делу
осуществляется главным образом нравственными средствами, убеждением.
Однако для обеспечения, развития и охраны дисциплины в процессе органы
уголовного судопроизводства используют и меры принуждения в отношении
тех участников, которые не желают добровольно и сознательно выполнять
свои обязанности, подчиняться уголовно-процессуальным требованиям.
Уголовно-процессуальной дисциплине присущи демократизм, сознательный и
добровольный характер, инициативный и творческий подход к выполнению ее
требований. Вместе с тем это — дисциплина и подчинение, организованность
и ответственность поведения адвоката.

Уголовно-процессуальная дисциплина пронизана нравственными началами, ее
требования органически сливаются с требованиями профессионализма
адвоката. Дисциплина поведения защитника в уголовном судопроизводстве
включает в себя:

— осознание целей судопроизводства;

— усвоение уголовно-процессуальных и моральных требований к поведению
адвоката;

— убеждение в необходимости выполнения этих требований. Добровольный и
сознательный характер уголовно-процессуальной дисциплины делают не
только возможным, но и необходимым для каждого адвоката максимум
самостоятельности и инициативы при выполнении их обязанностей.
Инициативное и творческое выполнение адвокатом его процессуальных
обязанностей образует важнейшую особенность этого вида дисциплины.
Обычного законопослушания защитника недостаточно для выполнения им своих
задач в уголовном судопроизводстве. От адвоката требуется, чтобы он не
только понимал, для чего и почему нужно выполнять тот или другой приказ
нормы, но и чтобы он сам активно стремился выполнить свои задачи как
можно лучше. Творческий подход и инициатива адвоката должны восполнять
отсутствие прямых указаний относительно характера и способов выполнения
тех или иных задач, возникающих в конкретных уголовно-процессуальных
ситуациях, которые заранее невозможно предусмотреть самой подробной
адвокатской “инструкции”.

Сознательная дисциплина адвоката в уголовном судопроизводстве оказывает
большое влияние на его обитую культуру. Она приучает защитника к
собранности, порядку, ответственности. В дисциплине и самодисциплине
проявляется высокий профессионализм адвоката, его способность и
нравственная потребность ставить на службу защиты свои возможности,
оценивать собственное уголовно-процессуальное поведение мерой пользы
людям, оказавшимся победе.

Уголовно-процессуальная дисциплина диалектически сочетает в себе такие
качества, как единство и дифференциация. Анализ и учет этих свойств
позволяет с научных позиций подойти к рассмотрению структуры
уголовно-процессуальной дисциплины, определить средства ее обеспечения,
выявить взаимосвязь между различными видами дисциплины.

Уголовно-процессуальная дисциплина — дисциплина, обязательная для всех
органов, должностных лиц, адвокатов. Вместе с тем единая дисциплина в
силу распространения се на различных субъектов неизбежно подразделяется
на определенные структурные образования. Она не может быть обезличенной,
полностью однозначной для различных участников уголовного
судопроизводства. Следовательно, единство и дифференциация лежат в
основе внутренней структуры уголовно-процессуальной дисциплины.

К структурным элементам (подсистемам) относятся все виды дисциплины,
урегулированные уголовно-процессуальным законодательством и
обеспечиваемые органом, осуществляющим в данный момент уголовное
судопроизводство. Таким образом, можно говорить о дисциплине,
существующей на предварительном следствии и в суде; о дисциплине
поведения конкретных участников процесса, в том числе и адвоката; о
дисциплине совершения отдельных уголовно-процессуальных действий. Каждый
из этих видов дисциплины, бесспорно, обладает относительной
самостоятельностью и спецификой. Являясь элементами единой целостной
системы, конкретные виды уголовно-процессуальной дисциплины несут в себе
все то общее, что присуще этой дисциплине в целом.

Хотя уголовно-процессуальная дисциплина в целом и ее дифференциация на
виды объективно обусловлены, но их реальное “бытие” всегда проявляется в
процессуально опосредованной форме. Закон устанавливает для каждого вида
уголовно-процессуальной дисциплины специфический правовой режим. Сюда
входит характер требований и объем процессуальных обязанностей
подвластных лиц. Уголовно-процессуальным законом определен также и круг
лиц, на которых распространяется тот или иной вид дисциплины (субъектный
состав), предусмотрены средства ее поддержания. Иногда требования
определенных видов уголовно-процессуальной дисциплины могут различаться,
а субъектный состав совпадать (например, поведение адвоката на следствии
и в суде). Это дает основание объединять сходные по субъективному
составу виды дисциплины в один (например, дисциплина поведения защитника
в уголовном судопроизводстве).

§ 4. Методы уголовного судопроизводства и функции защиты

1. Формы действия уголовно-процессуальных методов. Властное воздействие
на адвоката носит целеустремленный характер. Оно не терпит формализма,
шаблона и правил, пригодных в любых обстоятельствах и в отношении
каждого адвоката. Разнообразие и избирательность конкретных способов
властного веления обусловлены обстоятельствами процессуальной ситуации,
индивидуальными особенностями личности обвиняемого, спецификой его
поведения на следствии или в суде. Характер уголовно-процессуальной
власти по конкретному делу вносит в конкретные способы и сам процесс
воздействия на человека дополнительные особенности.

Характер властного воздействия на адвоката заключается в том, что его
выбор зависит от поставленных в процессе целей. Приемы
уголовно-процессуального воздействия на защитника обычно подчинены тому,
что именно в данных условиях соответствует конкретным целям.

С другой стороны, индивидуальные формы поведения адвоката определенным
образом влияют на выбор тех или иных средств властного воздействия
органов уголовного судопроизводства. Правильный выбор этих средств
зависит от знания следователем, прокурором, судом материалов дела в тех
пределах, в каких это необходимо для должного воздействия на поведение
адвоката.

При осуществлении властного воздействия необходимо учитывать следующее.
Нет равных людей как с точки зрения индивидуального сознания, так и в
моральном отношении. О равных способах властного воздействия на адвоката
можно говорить лишь в теоретическом плане, как об идеальных
защитительных системах соответствующей структуры. Конкретный же адвокат
в реальном процессе всегда индивидуален. Характер процесса властного
воздействия на него и диалектические свойства этого влияния видны
благодаря учету индивидуальных качеств конкретного защитника.

В сфере уголовного судопроизводства властное воздействие обычно
направлено на определенного адвоката. Вместе с тем властное воздействие
может оказываться и на более неопределенные группы людей (свидетелей,
потерпевших, граждан, находящихся в зале судебного заседания; участников
проведения очной ставки или опознания и т.д.). Для того чтобы это
воздействие было эффективным, следователем или судом учитываются так
называемые массовые психические состояния, “групповое сознание”. Органы
уголовного судопроизводства не могут приспосабливаться к ним. Эти
состояния являются не простой суммой индивидуальных сознаний,
стремлений, эмоциональных реакций, волевых актов и т.п., а результатом
взаимодействия, имеющего свои закономерности возникновения и развития.
Учет мнений, настроений, чувств определенной группы людей (обвиняемых,
потерпевших, свидетелей и т.п.) является вполне реальным и необходимым.
Чем глубже и конкретнее они поняты, тем эффективнее будут
соответствующие методы властного воздействия.

Органы уголовного судопроизводства оказывают властное влияние не только
на сознание граждан, но и на поведение защитника, его волевые качества,
чувства в целях формирования мотивов, способствующих решению
процессуальных задач.

При определении методов властного воздействия на любого человека, и тем
более на адвоката, должны учитываться определенные достижения
психологической и педагогической наук. Причем не все методы воздействия
на личность, разработанные педагогами и психологами, пригодны для
использования в процессе применения уголовно-процессуальной власти в
отношении защитника обвиняемого. Те же из них, которые применяются в
этих условиях, приобретают иное содержание, направление, возможности
реализации, ибо правосознание адвоката зачастую не ниже, а выше
правосознания следователя (прокурора, суда).

Любой орган уголовно-процессуальной власти через соответствующих
должностных лиц так или иначе воздействует на адвоката, участвующего в
расследовании преступления или его судебном рассмотрении. Используя свой
авторитет, следователи, прокуроры, судьи определенным образом управляют
поведением защитника, обвиняемого, потерпевшего, да и свидетелей.
Руководят совершением процессуально-значимых действий, отвечают за
результаты. Поэтому нередко проявляют излишнюю жесткость. Забывают, что
большинство их велений можно использовать путем обычного,
профессионального убеждения противной стороны. И это непременно
встречает понимание у адвоката.

2. Убеждение и убежденность — основа работы адвоката. Методы
процессуального руководства его поведением различны. Но все они условно
могут быть отнесены к двум большим категориям — убеждению и принуждению.
Убеждение и принуждение являются не только полярными явлениями, но и
обладают свойствами тесного взаимодействия, взаимообеспечения,
взаимоподкрепления и взаимоперехода. Одно немыслимо без другого.

В уголовном судопроизводстве опытный адвокат за убеждением всегда видит
принуждение. Он понимает, что принуждение является гарантией убеждения.
Так или иначе уголовно-процессуальная деятельность для грамотного
защитника представляет собой последовательную смену систем убеждения и
принуждения. Слишком упрощенно, а поэтому и неверно, считать, что
процессуально-властно воздействовать на адвоката можно путем только
принуждения. Власть, авторитет прежде всего убеждают человека в чем-то,
а уж потом — заставляют, принуждают его к определенному поведению. Таков
и для адвоката характер авторитета уголовно-процессуальной власти,
которым обладают следователь, дознаватель, прокурор, суд.

.. Значит, основным (главным, ведущим) методом воздействия органов
уголовного судопроизводства на защитника служит его убеждение. Такое
воздействие применяется при решении самых разнообразных задач,
возникающих при расследовании или судебном рассмотрении уголовного дела.
Преимущества убеждения перед принуждением заметны тогда, когда
воздействие происходит постепенно, осторожно, вдумчиво. Это замечает
адвокат и учитывает в своем поведении.

В наиболее общем виде убеждение — это процесс воздействия какой-то
информации, исходящей от следователя, прокурора, суда, на сознание, волю
и чувства защитника. Под влиянием убеждения у него возникает
определенное отношение к тому, что совершается на следствии или в суде.

Важное значение для понимания адвокатом сущности процессуального
убеждения имеет положение о том, что в отличие от принуждения, при
котором человека насильно, против его воли побуждают совершить что-либо
или отказаться от чего-либо, при убеждении насилие над волей исключено.
Воздействие при убеждении оказывается внушением, разъяснением, причем
достигается такая степень осознания человеком необходимости поступать
определенным образом, при которой желаемое для следователя (суда)
поведение адвоката полностью соответствует его желанию и воле.

Убеждение адвоката тогда достигает нужной следователю (суду) цели и
ведет к ожидаемому ими результату, когда оно основано и на его
интересах, пронизано духом гуманизма и морали. Нравственные нормы и
интересы подзащитного являются для адвоката критериями справедливости
процессуального убеждения.

Моральное воздействие на адвоката, лежащее в основе следственного
(судебного) убеждения, будет намного влиятельней, если оно подкрепляется
высоким процессуальным правосознанием, указывает на возможные
уголовно-процессуальные последствия в виде применения той или иной меры
принуждения в отношении обвиняемого.

Важную роль в убеждении не только адвоката, но и обвиняемого
(подозреваемого, подсудимого), потерпевшего, свидетелей играют верные
правовые чувства и мысли следователя, дознавателя, прокурора, судьи.
Эффективность убеждения адвоката во многом зависит от общего жизненного
и профессионального опыта, личной и правовой культуры работника органа
уголовного судопроизводства.

На современном этапе общественного развития каждое должностное лицо
достаточно хорошо усвоило необходимые правила профессионального
поведения. И без особых трудностей разграничивает в процессуальной
практике дозволенные поступки от порицаемых.

Однако далеко не у всех руководителей следствия (суда) моральные
принципы стали личным убеждением. В отдельных случаях их некоторые
поступки лишены нравственных обоснований. Это свидетельствует о том, что
моральные соображения еще не превратились в органические свойства
личности того или иного следователя (суда), не стали привычками их
поведения. Изъяны в нравственной обусловленности их действий отражаются
и на организации ими юридически значимого поведения, в том числе и
уголовно-процессуального характера.

Не секрет, что у части следователей (дознавателей) имеется определенный
опыт обхода моральных и юридических предписаний в их работе. Подобного
рода поведение часто наблюдают адвокаты. Более того, защитник видит, что
в сфере уголовного судопроизводства следователь может не подчиниться
предложениям прокурора и даже суда. Встречаясь с подобными
правоохранительными работниками, адвокат должен особо осмотрительно
относиться к их властным повелениям.

С позиций социальной психологии убеждение в уголовном судопроизводстве
относится к определенному виду информации, обеспечивающей налаживание
взаимодействия и взаимопонимания между защитником и соответствующим
должностным лицом.

Процессуальное убеждение имеет целью передачу адвокату информации в
такой форме, чтобы она превратилась в систему его установок на
совершение определенного поступка. Какого конкретно — и должен понять
защитник.

Важным свойством процессуального убеждения является способность органа
уголовного судопроизводства формировать у. адвоката убежденность в
чем-то как определенное психическое качество. В результате убеждения у
защитника появляются взгляды, отношения, понятия и суждения, отвечающие
целям следователя (суда), создаются внутренние
нравственно-психологические стимулы ожидаемого поведения. Этот процесс
хорошо должен знать и адвокат.

При наличии у него соответствующего убеждения его процессуально значимое
поведение превращается в осознанную необходимость, связанную с
внутренними стимулами и побуждениями. Защитник, убежденный в
справедливости тех или иных уголовно-процессуальных требований,
обязанностей, предписаний, действует уже как бы по собственной
инициативе, без давления извне, сознательно и добровольно.

3. Приемы убеждения в процессе. Убеждение адвоката осуществляется
посредством различных приемов, применяемых следователем, прокурором,
судом.

Одним из них является словесная оценка какого-либо факта, важного для
судопроизводства. Им может быть само преступление, его отдельные
обстоятельства, наступившие последствия, поведение того или иного
человека в период судопроизводства по уголовному делу и пр. Словесная
оценка обычно проясняет ситуацию, указывая из многих конкретных действий
на главный элемент. Она обобщает этот элемент, показывает его
принципиальное значение для всех других подобных ситуаций. Оценочные
моменты, сопровождающие процесс убеждения, выражаются в критике
следователем (прокурором, судом) антиобщественного (противоправного или
аморального) поведения обвиняемого, потерпевшего или свидетеля. Это
важно как для воздействия на тех, на кого эта критика непосредственно
направлена, так и для формирования у адвоката определенного мнения
относительно совершенного преступления, обстоятельств, способствовавших
его совершению, и личности обвиняемого. Обоснованная и конкретная
словесная оценка следователем (судом) отрицательных сторон
нравственного, правового и иного сознания, а также соответствующего
поведения способна помочь защитнику избрать правильную линию поведения в
уголовном судопроизводстве по данному делу.

Убеждение в сфере уголовного судопроизводства иногда осуществляется с
помощью такого приема, как внушение- Оно представляет собой
“психологическое воздействие одного лица на другое или группу лиц,
рассчитанное на некритическое восприятие и принятие слов, выраженных в
них мыслей н воли” (Яковлев A.M. Преступность и социальная психология.
М., 1971. С. 160). Внушение, как и любое другое психологическое
воздействие, в реальной жизни встречается при любом общении. В уголовном
же судопроизводстве внушение содействует интересам следствия или суда.
Поэтому оно не должно противоречить правовым и нравственным основам
судопроизводства.

-Следователь, прокурор или суд нередко внушают обвиняемому и его
защитнику, что те или иные стороны их поведения, взглядов, убеждений
ошибочны. Расходятся с правовыми и нравственными требованиями всего
общества и поэтому нуждаются в переоценке и изменении. Адвокат же должен
критически воспринимать подобные поучения. В самом деле, при
судопроизводстве по конкретному уголовному делу внушение призвано
содействовать установлению именно этой объективной истины, а не истины
вообще, и не нарушать законных интересов данного обвиняемого.
Недопустимо внушение недостоверных, ложных тезисов и положений, не
соответствующих требованиям морали, закона или искажающих факты.
Запрещено использовать такое внушение, предметом которого выступают
обстоятельства, не совместимые с правосудием. Заметив подобное, адвокат
должен соответствующим образом прореагировать.

Эффективность процессуального убеждения зависит от наличия
психологического контакта следователя (суда) с защитником. Это не
исключает противоположности их позиций. Наличие такого контакта
облегчает взаимопонимание ряда важных для дела обстоятельств. Оно
создает для адвоката благоприятные возможности к восприятию мыслей и
выводов следователя (прокурора, суда). Наоборот, неустановление контакта
препятствует уяснению адвокатом важных фактических обстоятельств.

Действенность убеждения в уголовном судопроизводстве зависит также и от
ряда других обстоятельств, которые учитываются адвокатом. Это — возраст,
жизненный опыт, профессиональные навыки следователя, его взаимоотношения
с обвиняемым, потерпевшим, поведение в процессе и пр.

Процессуальное убеждение должно быть конкретным, сочетать в себе общие
положения с обстоятельствами уголовного дела и позицией обвиняемого в
процессе. Следователь (суд) призван быть убежденным в истинности тех
положений, которые он старается донести до сознания защитника.
Пассивность, безразличие, неискренность, сомнения способны насторожить
адвоката или создать барьер недоверия к следователю и самому
судопроизводству со стороны того или иного адвоката. И это —
обоснованно.

^’ В уголовном судопроизводстве для воздействия на адвоката могут быть
применимы следователем (судом) такие средства убеждения, как приучение и
поощрение.

Приучение имеет свой целью формирование у защитника желания
процессуально нужного поведения. Требования норм
уголовно-процессуального закона, исходящие от разъяснений следователя и
воспринятые адвокатом, могут определенным образом побудить его
действовать в соответствии с велениями .органов судопроизводства.
Осознав, что те или иные указания закона обязательны и полезны в данной
ситуации, адвокат иногда вынужден пересмотреть свое поведение и изменить
тактику своей работы. Например, на допросе ранее несознававшийся
обвиняемый вдруг начинает говорить правду, безоговорочно подчиняется
распоряжениям следователя о производстве обыска, осмотра, опознания и
пр. Одновременно и поведение адвоката должно быть соответствующим
образом перестроено.

Процессуальное убеждение окажется эффективным тогда, когда то или иное
действие разъяснено защитнику, дана оценка поведения обвиняемого.
Следователь, прокурор или судья, исходя из личных данных привлекаемого
лица, в каждом конкретном случае определяют способы убеждения адвоката в
определенном поведении. Иногда следователь прямо разъясняет адвокату
возможность стеснений и ограничений в отношении его подзащитного,
которые обусловлены применением соответствующих норм
уголовно-процессуального законодательства. Процессуальное убеждение
успешно применяется лишь на основе доверия следователя к адвокату.

Поощрение как способ убеждения проявляется обычно в отношении
подзащитного и состоит в положительной оценке следователем тех или иных
черт его личности, поступков, определенной линии поведения при
судопроизводстве по делу и т.д. Большую роль в отношении следователя к
личности обвиняемого играют положительные оценки его благородных
поступков, направленных на предотвращение преступления или содействие
его быстрому раскрытию. Словесные оценки этих поступков в ходе
производства по делу иногда соответственно отражаются в процессуальных
решениях и документах.

К процессуальному воздействию на адвоката в уголовном процессе
необходимо относиться с учетом высказанных выше соображений на’ основе
строгой объективности. Это не всегда удается в силу правовых различий в
положении следователя (прокурора, судьи) и защитника. Кроме того,
нередко на адвоката, как и следователя (прокурора, судью), сильно
воздействуют резко отрицательные качества обвиняемого, а иногда и
свидетелей или потерпевшего- Такое воздействие в сочетании с
недостаточной квалификацией должностных лиц может привести к общей
отрицательной оценке обвиняемого. А это подрывает у адвоката веру в
себя, в свои способности и успех работы.

Процессуальное убеждение пронизывает все уголовное судопроизводство. Оно
возможно в любой момент уголовно-процессуальной деятельности. Ряд
процессуальных действий дает для этого особо широкие возможности:
допросы, судебные прения, случаи принятия заявлений о необходимости
защиты законных прав и интересов и т.д. Законные и обоснованные
процессуальные .акты сами: по себе являются важным средством убеждения.
Законные и обоснованные процессуальные акты сами по себе являются важным
средством убеждения адвоката, формирующего у него на определенном этапе
то или иное поведение. В наибольшей степени это относится к
постановлениям, вынесенным в стадии предварительного следствия, на
основании которых принимаются основные решения, избираются меры
процессуального принуждения; к обвинительному заключению; постановлению
о предании обвиняемого суду, приговору. Закон предъявляет строгие
требования к составлению указанных процессуальных актов, из которых
адвокат должен видеть, почему именно принято данное решение. Из
содержания процессуального документа ему должно быть ясно существо той
или иной деятельности. И это также определенным образом влияет на
поведение защитника: ведь в сфере уголовного судопроизводства “решение
не носит импровизированного характера, а подчиняется заранее
установленной процедуре его вынесения” (Грошовой Ю.М. Сущность судебных
решений в советском уголовном процессе. М-, 1979. С. 9).

В уголовном судопроизводстве сталкиваются противоречивые интересы,
разные взгляды следователя и адвоката на определенные факты, бывают и
несовпадающие суждения или представления. Предметом рассмотрения как
защитника, так и органа судопроизводства является конфликтная ситуация
преступного характера. В ней отражено резкое столкновение
индивидуального сознания субъекта с общественным сознанием. В рамках
уголовно-процессуальной деятельности это выражается в борьбе мнений
адвоката, обвиняемого и следователя (адвоката, подсудимого и прокурора).
В силу особенностей их процессуального положения такой поединок ведется
как открыто, так и в определенной тайне друг от друга. Процессуальное же
убеждение по своей сущности должно быть всегда доказательным не только
внешне, но и внутренне. В противном случае оно становится
морализированием, декларированием, рассуждением (более подробно см.:
Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970).

4. Условия применения процессуального принуждения. При взаимодействии с
обвиняемым органы уголовного судопроизводства используют не только
убеждение, но и принуждение. Оба метода часто переплетаются между собой.
Иногда почти полностью сливаются воедино и в таком комплексе действуют в
уголовном судопроизводстве. Убеждение обеспечивается возможностью
применения мер процессуального принуждения. Л те, в свою очередь, дают
желаемый результат, если они осуществляются после и на основании
убеждения.

Чтобы понять сущность уголовно-процессуального принуждения, нужно кратко
охарактеризовать общие принципы принуждения, используемого в социальных
и социально-психологических отношениях.

Прежде всего следует отметить, что принуждение — не изобретение людей.
Это необходимость, которую они лишь открыли, освоили и постоянно
конкретизируют.

В качестве объективной необходимости принуждение действует в различных
социальных связях, принудительная власть есть во всяком человеческом
обществе. Принуждение — категория, выражающая емкое явление объективной
действительности. Оно есть необходимый элемент всякого человеческого
общества. Принуждение как способ властного воздействия многообразно и
многообъектно. Оно имеет различные виды (формы), предполагает
разнообразные приемы воздействия. Форма принуждения определяется
степенью развития государства.

Проблемой принуждения интересуются представители различных социальных
наук (философии, психологии, этики, педагогики и т.п.). Та или иная
наука изучает принуждение, исходя из собственных достижений и
потребностей.

С позиций осуществления защиты обвиняемого важны те свойства
принуждения, которые используются в процессе расследования и судебного
рассмотрения уголовных дел.

Выявить такие особенности можно посредством использования опыта
применения и результатов его изучения другими отраслями правовой науки.
В частности, специфика уголовно-процессуального принуждения раскрывается
на основе анализа государственного принуждения. Последнее выражает волю
государства, применяется им через свои органы и обеспечивается правом,
которое немыслимо без аппарата. призванного принуждать к соблюдению его
норм. Действующее же уголовно-процессуальное законодательство
предусматривает возможность применения принуждения вслед за убеждением и
лишь в качестве крайней меры.

Государственное принуждение но своему характеру и целям применения
разнообразно. Оно выступает в виде мер уголовно-правового,
гражданско-правового, административного, дисциплинарного воздействия.

Разновидностью государственного принуждения является
уголовно-процессуальное принуждение. Последнее представляет собой
“совокупность всех предусматриваемых нормами уголовно-процессуального
права мер принудительного воздействия, призванных обеспечить исполнение
обязанностей участниками процесса в ходе расследования и судебного
рассмотрения уголовных дел и надлежащее выполнение задач уголовного
судопроизводства” (Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в
уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978. С. 7).

Меры процессуального принуждения характеризуются следующими
особенностями. Они используются только в сфере уголовного
судопроизводства. Применение их происходит независимо от воли и желания
принуждаемого. Меры процессуального принуждения стесняют дальнейшую
свободу действий обвиняемого. Происходит это в силу ограничения на
законном основании его некоторых прав. К числу таких прав относится
право на неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки; свободу
передвижения, выбора занятий и пр. Процессуальное принуждение
осуществляется только в случаях действительной необходимости и в строгом
соответствии с указаниями закона. Законность и обоснованность их
осуществления обеспечивается системой политических, экономических и
правовых гарантий (в том числе и уголовно-процессуальных).

В уголовном судопроизводстве принуждение выступает в форме требований,
за которыми отчетливо видна готовность следователя, прокурора, суда
совершить действия, обеспечивающие исполнение предлагаемого поведения.
Требования, предъявляемые к обвиняемому, носят самый различный характер
и определяются обоснованными желаниями следователя, прокурора, суда. В
одних случаях они настаивают на совершении определенных действий, в
других — ждут воздержания от нежелательного поведения, в третьих —
обязывают привлекаемого к ответственности беспрекословно подчиниться и
т.п. Подчинение — это состояние, заключающееся в таком поведении лица,
которое сообразуется с властными требованиями и носит характер
повиновения. В связи с этим принуждение — один из способов (методов),
формирующих состояние подчиненности обвиняемого; представляет собой
веление ему или прямое действие на его поведение.

Стеснение в той или иной мере свободы действий обвиняемого является
целью, органически присущей уголовно-процессуальному принуждению. По
отношению к его свободному поведению принуждение со стороны органов
уголовного судопроизводства выступает нежелательной объективной
необходимостью. Свобода исключает принуждение, и, наоборот, принуждение
несовместимо со свободой. Принуждение ограничивает, а порой исключает
выбор между различными вариантами поведения. Поэтому оно уже не является
границей свободы. Оно представляет собой несвободу.

Свобода действий обвиняемого сокращается тем больше, чем активнее
используется принуждение или жестче его формы. Поэтому различные меры
уголовно-процессуального принуждения являются, с одной стороны,
определенными формами проявления объективной необходимости, а с другой —
соответствующим показателем состояния свободы обвиняемого.

Нужно, заметить, что наибольшие стеснения и. ограничения закон
устанавливает для обвиняемого при избрании ему такой меры пресечения,
как заключение под стражу. Аналогично положение подозреваемого,
задержанного в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

В уголовном судопроизводстве убеждение не всегда подкрепляется
принуждением. Но применению мер процессуального принуждения обязательно
предшествует определенное убеждение. Можно сказать, что убеждение —
обязательное условие, необходимая предпосылка для принуждения.

Выступая в таком качестве, уголовно-процессуальное убеждение
характеризуется рядом свойств, которые должен знать адвокат. Так,
убеждение имеет значительное преимущество перед принуждением, а
убежденность, как результат соответствующего воздействия на обвиняемого
или его защитника, характеризуется большей глубиной и прочностью, чем
принужденность. Убеждение не стесняет самостоятельности адвоката и не
нарушает прав подзащитного. Это — наиболее выгодный и рациональный путь
обеспечения их интересов.

Принуждение же призвано подавить фактически существующие у обвиняемого
стимулы нежелательного поведения. Оно неизбежно вызывает у него
недовольство.

Принуждение, как и убеждение, представляет собой способ властного
воздействия на обвиняемого. Причем такой способ, который в той или иной
мере ограничивает его права и нарушает его интересы. Убеждение создает у
обвиняемого внутренние стимулы для определения характера своего
поведения. Принуждение же заставляет его изменить свое поведение.

Должное воздействие на обвиняемого достигается лишь на основе
правильного сочетания убеждения и принуждения. Убеждение и принуждение
являются не параллельно действующими способами воздействия на
обвиняемого, а выступают в диалектическом единстве и взаимопроникновении
при сохранении приоритета за убеждением.

Не совсем верно полагать, что принуждение применяется лишь к обвиняемым.
Оно применимо в определенных случаях и к другим лицам, не подчиняющимся
установленным нормам (например, свидетелям, гражданам, нарушающим
порядок во время судебного заседания, и пр.).

Любая мера процессуального принуждения должна быть законной,
обоснованной и мотивированной. Только тогда она будет глубоко
действовать на сознание человека, его чувства, мысли и волю.
“Справедливость только тогда будет существовать, ~ писал П.И,
Люблинский, — если лицо, подвергаемое принуждению, будет ясно сознавать,
что основание тому оно дало своими поступками, а не видеть в принуждений
слепую руку, падающую тяжело на него без всякого с его стороны повода”
(Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. СПб., 1906. С.
13). ,

Уголовно-процессуальное принуждение включает в себя использование
различного рода властных полномочий — вызовов, требований,
предупреждений о наступлении неблагоприятных последствий в случае
нарушений той или иной нормы, предложении сделать что-либо или,
наоборот, воздержаться от незаконных поступков и пр. Все эти способы
принуждения применяются в рамках уголовно-процессуальных норм. Например,
в случае нарушения обязательств по явке к следователю или в суд, по
подписке о невыезде, при использовании принудительных мер,
обеспечивающих порядок ведения судебного заседания, и пр.
Уголовно-процессуальное принуждение воздействует на обвиняемого в
направлении нейтрализации или даже подавлении тех ее черт, которые
препятствуют задачам органов уголовного судопроизводства, затягивают или
осложняют осуществление правосудия.

Указанные положения об убеждении и принуждении действуют в уголовном
судопроизводстве в соответствии со спецификой стоящих перед ним задач.
Принуждение, как правило, первенствует лишь в отношении лиц,
привлеченных к уголовной ответственности. Но и здесь существенное место
занимает убеждение, т.к. установление истины не может осуществляться
только применением принудительных мер. Более того, в ходе доказывания
запрещается какое-либо физическое, психическое или иное принуждение
обвиняемого в целях получения от него показаний. Уголовный процесс в
качестве основной формы воздействия предполагает метод убеждения.

Меры процессуального принуждения бывают нескольких видов. В одних
случаях они обеспечивают надлежащее поведение обвиняемого и других лиц в
уголовном процессе- Это — обязательство о явке, привод, задержание,
отстранение от должности. В других случаях меры процессуального
принуждения направлены на обнаружение, изъятие и исследование
доказательств. К таким мерам относятся: обыск, выемка,
освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования,
помещение в медицинское учреждение. И наконец, существует особая группа
мер процессуального принуждения, которые применяются в целях обеспечения
гражданского иска и возможной конфискации имущества.

Основные права обвиняемых, возможность ограничения которых более всего
связана с применением мер процессуального принуждения, закреплены в
Конституции РФ. Отдельные же из них, такие, например, как право на
неприкосновенность личности, жилища и тайну переписки, приобрели
значение принципов деятельности всех государственных органов, и прежде
всего тех, которые призваны осуществлять уголовное судопроизводство. Для
судопроизводства неприкосновенность личности, жилища и тайна переписки
являются исходными началами, нашедшими свое закрепление в нормах
уголовно-процессуального права.

Общество не может гарантировать обвиняемому .свободу совершения тех
действий, которые противоречат интересам судопроизводства. Государство
устанавливает определенные пределы дозволенного поведения и очерчивает
их посредством указания в уголовно-процессуальных нормах.

Уголовно-процессуальное принуждение является следствием противоречия
(конфликта) между волей органа судопроизводства и волей обвиняемого.
Цель такого принуждения — подчинить его уголовно-процессуальному закону;
принудительным путем снять это противоречие и обеспечить нормальные
условия судопроизводства. Осуществляя принуждение, органы уголовного
судопроизводства ставят своей задачей так повлиять на ум, сознание,
волю, чувства и настрой обвиняемого, чтобы он осознал как справедливость
примененных к нему принудительных мер, так и необходимость ожидаемого от
него уголовно-процессуального- поведения.

Глава 2. Государственная охрана прав подзащитного

§ 5. Основания и способы охраны прав обвиняемого

1. Причины охраны прав. Ведущие судопроизводство органы и должностные
лица не только воздействуют на ситуацию или поведение конкретных лиц, но
и охраняют их права. Без правовой охраны ни одна законная деятельность
невозможна или бессмысленна.

Неверно полагать, что защита обвиняемого — это исключительная задача
только адвоката. Судьбой привлекаемого к ответственности занимаются
органы дознания, следователь, прокурор и суд. Каждый из них не только
должен заниматься своим делом, но и обеспечивать, охранять, защищать
обвиняемого, его права, законные интересы.

Адвокат же должен хорошо знать, кто из этих работников, когда и как
должен защищать обвиняемого. С тем, чтобы уголовный процесс по делу не
стал произволом. Вместе с тем знание адвокатом правозащитных
возможностей и обязанностей названных должностных лиц позволяет ему
свободнее ориентироваться в судопроизводстве, верно строить свою позицию
и воплощать ее в жизнь.

Человек, вовлеченный в сферу уголовного судопроизводства в качестве
обвиняемого, должен выполнять конкретные обязанности. Вместе с тем закон
наделяет его необходимыми правами, с помощью которых тот исполняет свой
долг и отстаивает собственные интересы. Эти права личности в уголовном
процессе соответствующим образом обеспечиваются.

Кроме того, государство требует, чтобы уголовно-процессуальные права
человека уважались, охранялись, а в случае необходимости и защищались от
посягательств и нарушений.

Необходимость обеспечения прав существует до тех пор, пока обвиняемый
находится в сфере уголовного судопроизводства, выполняет возложенные на
него обязанности и обладает конкретными правами. Поэтому о подлинном
правосудии можно говорить лишь в том случае, . если оно осуществляется
без нарушения прав привлекаемых граждан. Охрана прав личности от
различного рода стеснений и ограничений служит необходимым условием
уголовного судопроизводства.

Нужно отметить, что защита прав и свобод личности представляет собой
задачу, общую для всех видов и отраслей государственной деятельности.
Органы власти законодательно закрепляют различные

права и свободы граждан, организуют их обеспечение, проводят в жизнь и
контролируют исполнение. На органах государственного управления лежит
обязанность выполнения задач по строительству жилищ, школ, больниц,
детских учреждений, театров, библиотек, спортивно-массовых комплексов и
иных объектов, необходимых для реализации гражданами их прав и свобод.

Они предоставляют человеку жилую площадь, в случае необходимости
назначают ему пенсию, принимают гражданина на определенную работу,
устанавливают ему те или иные льготы и пр.

На органах власти и управления лежат также большие обязанности по
организации охраны обще юридических прав граждан. Они создают
необходимые материально-экономические условия для -того, чтобы граждане
могли беспрепятственно пользоваться своими правами в различных сферах
социальной жизни. С этой целью поддерживается необходимый общественный
порядок, принимаются меры по обеспечению личной безопасности граждан,
вскрываются и устраняются из жизни различного рода антиобщественные
явления и противоправные проступки. Вся эта деятельность направлена на
охрану прав граждан в их повседневной жизни.

На органах же уголовного судопроизводства лежат специфические задачи но
охране прав обвиняемого одновременно с расследование преступления пли в
ходе судебного разрешения уголовного дела. В охране прав обвиняемого
органами уголовного судопроизводства проявляется определенная политика
государства.

При разрешении уголовных дел прокурорско-следственные работники и судьи
так или иначе определяют дальнейшую судьбу человека, независимо от того,
какое бы тяжкое преступление тот ни совершил. На них лежит
ответственность за законность принимаемых решений. Случаи нарушений
закона подрывают авторитет правоохранительных органов. Уголовное
судопроизводство несовместимо с нарушением законности. Никакие
отступления от норм материального и процессуального права и
упрощенчество при расследовании и рассмотрении дел недопустимы и не
могут быть оправданы соображениями так называемой целесообразности.

Охрана прав обвиняемого органами уголовного судопроизводства
осуществляется в ходе расследования и судебного рассмотрения уголовных
дел, т.е. в процессе установления виновности, применения меры наказания,
возмещения причиненного преступлением ущерба.

Органы уголовного судопроизводства должны рассматривать охрану прав
обвиняемого как деятельность, органически, присущую их функциям.

Постоянство этой работы не исключает различий в постановке конкретных
задач, в путях, формах и средствах их разрешения конкретным
правоохранительных органом на отдельных участках и этапах их
деятельности. По мере развития общества роль охраны прав обвиняемых
органами уголовного судопроизводства должна все более возрастать, а
формы ее осуществления совершенствоваться.

2. Средства охраны. Права обвиняемого охраняются с помощью
уголовно-процессуальных норм. В них указаны конкретные средства и
возможности, используя которые органы уголовного судопроизводства
оберегают те или иные интересы этой личности от стеснений и ограничений.
Уголовно-процессуальное законодательство представляет собой своеобразную
систему правовых средств охраны свободы поведения личности.

Орган дознания, следователь, прокурор и суд призваны охранять различные
свободы граждан и обеспечивать возможность их реализации. В задачу
охраны уголовно-процессуальных и иных прав обвиняемого входит также
деятельностью по предупреждению их нарушений со стороны иных участников
процесса.

Без надежной охраны прав обвиняемого от каких бы то ни было нарушений
нет и не может быть объективного уголовного судопроизводства и
подлинного правосудия.

Специальное значение для охраны прав обвиняемого имеют государственные
требования к применению норм уголовно-процессуального законодательства.
Для органов предварительного расследования, прокуратуры и суда должное
применение этого законодательства представляет основную форму их участия
в общем деле охраны прав и свобод граждан. Те или другие нормы
уголовно-процессуального законодательства должны применяться
полномочными на то правоохранительными органами, конкретными
должностными лицами, в строгих пределах их компетенции, при точном
соблюдении содержащихся в данной норме указаний, в соответствии с общими
целями правосудия и с учетом конкретных особенностей данного уголовного
дела.

Государство предъявляет высокие требования к органам уголовного
судопроизводства, применяющим закон к конкретному случаю. Органы
следствия, прокуратуры и суды не могут отступать от требований закона
или обосновывать то или иное процессуальное решение соображениями
социального, политического, нравственного характера и т.п.

Необходимое уголовно-процессуальное решение должно основываться на
фактических обстоятельствах дела. Если, например, следователь решает
возбудить уголовное дело или привлечь кого-либо в качестве обвиняемого,
но при этом не выявляет соответствующих оснований или поверхностно
толкует требования закона — это грубое нарушение законности вообще и
прав конкретного человека в частности.

Но вине следователя или суда беззащитными остаются права граждан в тех
случаях, когда фактическое привлечение к уголовной ответственности и
назначение наказания происходит по не предусмотренным законом
основаниям. При этом не имеет особого значения мотив действий
(бездействия) следователя, прокурора, суда: невнимательность в
применении нормы закона, незнание его, безответственность в принятии
решения, нерадивость при установлении истины, игнорирование законных
интересов обвиняемого, необоснованно снисходительное отношение суда к
оговору “виновного” со стороны потерпевшего и пр.

Применение норм уголовно-процессуального закона тогда обеспечивает
надежную охрану прав обвиняемого, когда оно выражается в точном
соблюдении установленной законом процедуры уголовного процесса, ее
этапов и отдельных действий. Понимание единообразного применения норм
права всеми ставит перед органами уголовного судопроизводства задачу
охранять права обвиняемого таким образом, чтобы не было разночтений
одной и той же нормы следователем и прокурором, органом дознания и
судом. Права обвиняемого будут надежно защищены, если существует единая
общая линия применения норм уголовного судопроизводства для следствия,
суда и прокуратуры.

Единообразная направленность осуществления уголовного судопроизводства
исключает произвольный подход, субъективное усмотрение остальных
должностных лиц, вкладывание в процессуальную норму неодинакового
содержания различными людьми, осуществляющими расследование и разрешение
дела.

Органы уголовного судопроизводства, обеспечивая и охраняя права
обвиняемых, действуют инициативно. Отсутствие заявления обвиняемого о
нарушении его законных интересов или стеснения прав не может служить
препятствием к активному вмешательству этих органов в дело
восстановления нарушенного закона, пресечения и предотвращения
правоограничения его в будущем.

Обязанность органов уголовного судопроизводства проявлять инициативу и
активность при охране прав обвиняемых сочетаются с широкими полномочиями
и фактическими возможностями самих этих граждан в отстаивании их
собственных законных интересов.

В уголовном процессе необходимо надежно охранять от нарушений права и
законные интересы любого обвиняемого, как признающего, так и отрицающего
свою вину, потерпевшего, свидетеля и т.д. Но особое внимание,
безусловно, сосредоточено на обеспечении прав обвиняемого адвокатом.
Любой обвиняемый, участвуя в уголовном процессе, имеет определенные
права, с помощью которых отстаивает свои интересы и выполняет
возложенные на него обязанности. Но принципиальная гарантированность
прав сама по себе не защищает их от возможных нарушений. В ряде случаев
необходимо не просто иметь те или иные обеспеченные права и
соответствующим образом пользоваться ими. Бывает, что человеку нужно
утверждать вовне эти права, отстаивать их, убеждать других лиц в
необходимости уважения этих прав. Более того, властная деятельность
органов уголовного судопроизводства побуждает обвиняемого активизировать
свое процессуальное поведение, оспаривать законность выполнения кем-то
определенных обязанностей, отражать попытки ограничения его прав,
бороться за улучшение своего юридического положения в процессе,
требовать более надежного обеспечения законных интересов и, наконец,
опровергать предъявленное обвинение. Следовательно, обвиняемый, находясь
в сфере уголовного судопроизводства и обладая конкретными правами, может
и должен уметь отстаивать их.

Уголовное судопроизводство — весьма сложная социальная деятельность. В
ходе ее соприкасаются различные интересы, взаимодействуют многие
функции, противостоят друг другу юридически неоднородные субъекты.
Поэтому было бы неверно полагать, что такой сложный процесс всегда
протекает идеально, при гармоничном сочетании интересов всех участников
процесса и других лиц. Неверно, к примеру, думать, что органы
предварительного расследования только тем и заняты, что обеспечивают и
охраняют права обвиняемого. А прокурор — постоянно заботится о создании
необходимых условий для работы адвоката в процессе или активно помогает
ему. Каждый из участников процесса имеет свои (государственные,
общественные или даже личные) интересы в данном деле. И он стремится в
меру сил и возможностей отстаивать нужные ему позиции. Это
осуществляется не всегда с полным учетом прав и интересов других лиц.
Отсюда — возможны случаи игнорирования, стеснения, ограничения,
нарушения и даже лишения кого-то принадлежащих ему прав.

Вместе с тем было бы глубокой ошибкой впадать в другую крайность. Нельзя
считать, что никто из участвующих в деле лиц не учитывает прав и
интересов остальных. Таким образом, неверно как идеализировать охрану
прав обвиняемого, так и отрицать случаи возможного и действительного их
нарушения. Как показывает практика, права личности нуждаются не только в
гарантиях их должной реализации, но и в защите от возможных и
действительных посягательств.

От состояния прав, форм и степени посягательств на них зависит

поведение обвиняемого в процессе. Если он имеет надежно обеспеченные
права, то является свободной личностью в уголовном судопроизводстве. И
наоборот, стесненного в каких-то процессуальных правах обвиняемого
нельзя считать свободно действующим. Крайней мерой несвободы
(произволом) будет ограничение его основных процессуальных прав.

Объем, характер и степень стеснения процессуальных прав зависят от
многих факторов: от того, кто является обладателем этих прав, важности
для лица того или иного права, наличием или отсутствием процессуальных
сторонников и противников, их активности в процессе и пр.

Система уголовно-процессуального законодательства такова, что она не
только регламентирует процедуру расследования иди разрешения дела. Она
еще предусматривает действия, которые в соответствующих случаях
применяются для охраны прав обвиняемого.

Некоторые процессуальные действия имеют универсальный характер. Они
могут совершаться любой личностью, будь то свидетель, обвиняемый или
адвокат. Это — различного рода формы и способы обжалования
процессуальных решений, заявление ходатайств, приобщение к делу
доказательств (или заявление ходатайств об этом) и т.п. Другие действия
правоохранительного характера могут совершаться только определенными
участниками процесса (прокурором, адвокатом, обвиняемым и т.п.). Третий
вид действий направлен на охрану одного, определенного права данного (и
никакого другого) лица. Сюда можно отнести объяснения подозреваемого
(ст. 76 УПК РСФСР), просьбу эксперта представить ему необходимые
материалы (ст. 82 УПК), жалобу обвиняемого на действия следователя и др.

Нетрудно заметить, что уголовно-процессуальные действия, по характеру
обладающие правоохранительными свойствами, могут быть определенным
образом систематизированы- В действующем законодательстве предусмотрены
различные системы средств, способных служить охране прав обвиняемого.
Это: система адвокатских способов охраны и защиты прав обвиняемого,
система прокурорского надзора, система процессуально-следственных мер
защиты, судебная система. С известной долей условности можно говорить
также и о различных системах индивидуальной самозащиты прав обвиняемого.

§ 6. Охрана прав обвиняемого следователем

1. Порядок в следствии — основа охраны прав обвиняемого. При

расследовании преступлений совершается множество разнообразных
уголовно-процессуальных действий. Почти каждое из них в той или

иной степени связано с вторжением в сферу личных интересов обвиняемого.
Поэтому существует необходи&